Уютный трикотаж: интернет магазин белорусского трикотажа

История бренда supreme: История бренда Supreme

История бренда supreme: История бренда Supreme

Содержание

История бренда Supreme

Supreme стал одним из самых известных брендов во всем мире, хотя его появление это никак не предвещало.
James Jabya основал бренд и открыл небольшой магазин в Даутауне Нью-Йорка в 1994-м. На то время он потратил 12 тысяч долларов, чтобы создать свою линейку товаров и открыть первый магазин. В пересчете на инфляцию это тоже довольно небольшая по меркам бизнеса сумма- 19 тысяч долларов. Но каким образом маленький магазин для скейтбордистов стал одним из самых влиятельных брендов одежды в всем мире?

Легендарный логотип Supreme не является таким уж уникальным. Его цветовая палитра была явно вдохновлена работами художницы Барбары Крюгер. Шрифт будущего бренда был часто использован в ее картинах, посвященных пропаганде против нацизма. Однко довольно забавно, что сам шрифт был создан в Германии дизайнером Полом Ренером. Supreme Box Logo или сокращенно Bogo впоследствии создали, вдохновившись этими работами.

Первый магазин Supreme был открыт на улице Лафайетт в Даун тауне Манхэттена в 1994-м.

Дизайн интерьера был создан специально для скейтеров таким образом, что все товары были расположены по периметру помещения, в то время как большая центральная часть была пустой и позволяла скейтерам с рюкзакми за спиной въезжать в магазин прямо на скейте и чувствовать себя комфортно. Затем бизнес вырос до 11-ти магазинов, 6 из которых находились в Японии, а остальные в Париже, Лондоне и Лос Анджелесе.


Хотя бренд стартовал с продажи по большей части одежды и скейтбордов, Supreme в последствии стал выпускать ограниченные релизы множества разнообразных вещей, например были выпущены кирпичи, фонарики, ломы и множество других. Часто это воспринимается как затянувшася шутка, бренд продает кирпичи за 30 долларов и затем поднимает цену на следующие релизы.

Tyler The Creator стал одной из главных причин развития популярности бренда, он покупал там вещи еще задолго до того как бренд стал известным. После Тайлера множество звезд хип-хопа стали носить вещи Supreme, например Дрейк, Нас, Эсап Роки, Трэвис Скотт, Канье Вест и многие другие.

Собственно благодаря такой раскрутке бренд и достиг своего пика популярности.


Также Supreme сделал себе имя благодаря выпуску лимитированных коллекций вещей, которые стоили относительно недорого, но их цена затем взлетала до небес на рынке перепродажи. Возможно одна из лучших стратегий маркетинга – это дать возможность поклонникам бренда сделать всю работу самим, они создают огромные очереди у входа в магазин, перепродают эти вещи по огромной цене и таким образом хорошо зарабатывают. Все эти составляющие впоследствии довольно хорошо освещаются в СМИ и создают бесплатную рекламу для бренда.


Джабиа рассказывал, что сначала он не выпускал ограниченные коллекции, он впервые сделал это, чтобы вещи не пылились на полках магазинов и сейчас это основная часть стратегии бренда.

Supreme также сделал множество коллабораций с более крупными компаниями, например с Найки, Луи Виттон, CDG и знаменитостями Морисси, Леди Гагой и Гуччи Мэйн. Все это помогло Supreme получить поддержку от большого количества поклонников других брендов и знаменитостей.

Supreme x Nike Collaboration


В течении своей 23-х летней истории влияние Supreme постоянно увеличивается, в то время как многие другие бренды уличной одежды , например Union NYC, которому помог на старте Джабиа, со временем теряют хайп.


Популярность бренда Supreme также постоянно растет. Одна из последних коллабораций бренда с Нью-Йоркским метро изменила дизайн карточки метрополитена, таким образом логотип бренда можно повсеместно увидеть в кошельках и карманах жителей Нью-Йорка.

Смотрите наш ролик на канале Slamdunk.shop об истории бренда Supreme:

История Supreme словами основателя Джеймса Джеббии

Еще за квартал начинаешь чувствовать ароматы индийских благовоний, словно какой-то дымовой сигнал со вкусом сандалового дерева. По мере приближения все отчетливее слышишь музыку, разносящуюся по каньону Манхэттена, а затем видишь стоящую снаружи толпу, численность которой порой достигает 40-50 человек, переходящих с тротуара на Лафайетт-стрит. Эпицентром всего этого является то, что снаружи выглядит, как магазин — хотя когда он только открылся в 1994 году, розничная сторона вопроса казалась лишь побочной целью бренда Supreme, который появился как безумное место встречи для растущего скейт-сообщества центрального Нью-Йорка.

В те дни Лафайетт-стрит еще не была торговой улицей, поэтому молодежь с окраин города, Нью-Джерси, Лонг-Айленда и Верхнего Нью-Йорка могла спокойно там собираться, не боясь проблем с полицией или вторжения на территорию люксовых предприятий, которые занимают эти окрестности сейчас. В те времена там еще не было ни металлических баррикад, ни охранников, хотя знаменитые очереди покупателей, которые в конечном счете обусловят необходимость таких вещей, появятся уже скоро. Вдали от любопытных глаз, в офисе или подсобном помещении можно было найти человека, который воплотил всё это в жизнь — основателя Supreme, Джеймса Джеббию — обзванивающего людей и упрашивающего своих поставщиков согласиться на еще один дроп футболок, толстовок и кепок. Он твердо намеревался заполнить свои вечно пустующие полки, неумолимо веря в то, что здесь происходит зарождение чего-то великого.

Одним из тех, кто часто приходил в магазин, был кинорежиссер Хармони Корин, который за несколько месяцев до открытия Supreme переехал в свою первую отдельную квартиру в нескольких кварталах отсюда. «В самом начале я совсем не воспринимал это как бизнес», — говорит он мне. — «Это было скорее чем-то вроде места для тусовки. Ну знаешь, место сбора для определенной группы людей». Основание Supreme совпало со съемками первого фильма Корина под названием «Детки» с режиссером Ларри Кларком, в котором изображался стиль и похождения той самой группы людей. «Всё было таким неотфильтрованным и настоящим», — говорит он об энергии, которая стояла в магазине. — «В нем чувствовалось особое отношение, и, наверное, его философия по-прежнему сохранилась и сейчас, но тогда это был по-настоящему нью-йоркский вид стрит-скейтинга».

Supreme на Лафайетт-стрит, 1995.

Supreme мгновенно стал популярным. В 1994 году Джен Брилл, тогда еще обучавшаяся в старших классах школы Верхнего Ист-Сайда (сейчас она является известным нью-йоркским креативным директором и поддерживает тесные связи с брендом), решила заглянуть на Лафайетт-стрит, чтобы посмотреть, кто работает в новом скейтшопе. «Там были невероятно симпатичные парни с отличным стилем и дрянным настроем», — говорит она. — «В магазине стояла безумная атмосфера. Он совсем не был похож на магазин. Потому что они явно не хотели ничего тебе продавать. Возможно, они даже не хотели, чтобы ты торчал в их магазине».

Брилл была не единственной, кого поразило происходящее в центре города. Скейтбординг с давних пор пользовался в Нью-Йорке дурной славой, но внезапно то, что когда-то находилось на периферии культуры, оказалось в массах. В 1995 году помимо «Деток» в прокат вышел еще и фильм «Бестолковые» с Алисией Сильверстоун, который запечатлел принципиально другой, но столь же стилизованный тип скейтерской команды.

В том же году американский канал ESPN провел первые Всемирные экстремальные игры («X-Games») — массовое зрелище, которое добавило скейтбординг к унизительному списку других видов «экстремального спорта» вроде роликовых саней и скайсерфинга.

Supreme x Comme des Garçons x Nike SS17

Купить

25 лет спустя, когда такие быстротечные тренды, как шоу с роликовыми санями, ушли в прошлое, Supreme по-прежнему остается скейт-брендом, поставляя всевозможные товары, необходимые для этого спорта. Но в то же время это кое-что гораздо большее. С самого основания Supreme в 1994 году бренд медленно прокладывал себе путь к самому центру культуры и моды. Или, точнее, культура и мода перестроилась в соответствии с развитием Supreme. Одежда и аксессуары Supreme распродаются мгновенно. Бренд зарекомендовал себя как партнер для модных коллабораций высшего калибра: сейчас он работает над проектами как с высокими (Comme des Garçons, Undercover), так и более доступными брендами (Hanes, Champion). И хотя подробности деятельности частной компании не раскрываются, инвестиции в размере 500 миллионов долларов, которые вложила в нее многонациональная частная акционерная компания Carlyle Group в 2017 году за 50-процентную долю акций, повысили оценочную стоимость Supreme до 1 миллиарда долларов.

«Я всегда смотрел на это так: почему бы нам не делать хорошие вещи?»

Но это вовсе не значит, что вы тут же поймете это, зайдя в магазин Supreme сегодня: музыка по-прежнему громкая, а в воздухе всё так же стоит густой аромат китайских благовоний (помимо локаций в Нью-Йорке теперь у них появились точки в Лос-Анджелесе, Париже, Лондоне и еще шесть в Японии). Вам может быть сложно в полной мере оценить уровень влияния Supreme, просто почитав модные журналы или блоги, в которых крайне редко можно встретить рекламу Supreme или интервью с его основателем. И вы явно ничего не узнаете о влиянии бренда, пройдясь по торговым центрам и универмагам — у Supreme нет контрактов с оптовыми поставщиками, поэтому вы не найдете там их продукцию. Несмотря на громкость и яркость своей одежды — красные шубы, леопардовые брюки, джинсы, украшенные словом «FUCK» — сам бренд редко нарушает молчание, предоставляя одежде и людям, которые ее носят, говорить за себя.

Джеймс Джеббиа, который руководит практически всеми аспектами основанной им компании, отказался от личного интервью для этой статьи, но согласился ответить на письменные вопросы через штатного сотрудника, выступавшего посредником — и предоставил, пожалуй, самое глубокое и проницательное определение своего видения и философии дизайна, которые когда-либо появлялись в печати.

По большей части для тех, кто не входит в ближайшее окружение Джеббии, его жизнь и бизнес остаются загадкой. Ясно лишь то, что он действует на своих собственных условиях и отказывается идти на уступки, основанные на том, что хотят или делают другие.

«Причина, по которой мы делаем всё именно так, заключается в том, что мы уважаем своего покупателя», — говорит он. Для Джеббии это не просто маркетинговая банальность, а скорее руководящий, почти священный принцип. Он с самого начала изучал то, что происходило на улицах, и намечал творческий путь бренда, основываясь на том, что он видит, а не на своих представлениях или представлениях какого-то другого дизайнера.

Первоначальная команда Supreme (слева направо): Ким Кардона, Chappy, Кинан Милтон, Джино Ианнуччи, Харольд Хантер, Кит Хуфнагель и Джон Бушеми в 1996 году.

«На нас влияли те люди, которые были в магазине — скейтеры», — говорит Джеббиа. — «Они носили классные вещи; они не носили одежду для скейтеров. Там были Polo, ремни Gucci, Champion. Мы делали то, что нам очень нравилось. И всё это происходило как-то постепенно. От нескольких футболок к нескольким свитшотам, штанам-карго, рюкзаку. Но на нас определенно влияли молодые скейтеры Нью-Йорка. А еще путешествия в Японию и их крутой стиль. Поездки в Лондон. Всё это складывалось вместе. Я никогда не воспринимал это как “вот что должен выпускать скейт-бренд”».

Supreme известен своим бокс-лого — красным прямоугольником с белым текстом, вдохновленным работами художницы Барбары Крюгер — которое каждый сезон появляется на футболках, худи и кепках. Но уже долгие годы Supreme также выпускает оксфордские рубашки, чиносы, джинсы из селвидж-денима, куртки M65, футболки с нагрудным карманом и многие другие вещи, которые придутся по нраву другим группам населения центрального Нью-Йорка: художникам, архитекторам, графическим дизайнерам — любому, кто в противном случае пойдет в A.P.C. или Agnès B. ради простой, повседневной одежды, которая хорошо сидит и долго служит. Фланелевым рубашкам и кашемировым свитерам Supreme в модных блогах посвящают гораздо меньше постов, однако эти разумные вещи для бренда так же важны, как и само бокс-лого.

Supreme x UNDERCOVER x Public Enemy SS18

Купить

«Я всегда смотрел на это так: почему бы нам не делать хорошие вещи?» — говорит Джеббиа о превышении ожиданий, возлагаемых на скейт-бренд. Магазины Supreme, как известно, выглядят просто безупречно — футболки, сложенные с острыми как бритва краями, аккуратно собраны в стопки; точно так же расположена одежда на стойках.

Мастерство Джеббии в розничной торговле пришло к нему из опыта работы в Parachute в 1980-е. Ныне несуществующий бренд одежды в футуристичном стиле — которую носили такие известные иконы стиля той эпохи, как Мадонна, Майкл Джексон, Дэвид Боуи и Рип, мерзкий наркоторговец из романа Брета Истона Эллиса «Меньше, чем ноль» — когда-то имел торговые точки в Чикаго, Лос-Анджелесе, Торонто и Бэл-Харборе (штат Флорида). Магазин находился на Вустер-стрит, напротив первого бутика Comme des Garçons, который открылся в 1983 году — в год, когда 19-летний Джеббиа приехал в Штаты из Суссекса (Англия).

«Небольшие коллекции и строго ограниченное количество, благодаря чему люди испытывают радость, когда им удается заполучить какую-то вещь»

Шесть лет спустя, в 1989 году, Джеббиа открыл фундаментальный стритвир-бутик Union на Спринг-стрит, что и привело его к встрече с Шоном Стасси. Вскоре Джеббиа уже открывал первый нью-йоркский магазин Stüssy, тоже располагавшийся на Вустер-стрит. Union и Stüssy, а также Triple 5 Soul и XLarge зародили новый вид ритейла в Сохо: в их основе лежал не дизайнер, а на субкультуре. Не хватало лишь одного: скейтшопа. «Тогда я об этом не думал», — говорит Джеббиа. — «Это было просто инстинктом — что-то было просто необходимо».

Формула успеха — ответственная за развитие бренда, который существует вот уже 25 лет — звучит довольно просто: создавай высококачественный продукт, который прослужит долгое время, продавай его по приемлемой цене и заставь людей отчаянно хотеть его приобрести. Но привести этот план в действие гораздо сложнее. И в попытках разобраться, как благополучно развиваться, строго придерживаясь своих собственных, весьма специфичных принципов, Supreme — будь то намеренно или случайно — изменил положение всей модной индустрии.

«Они лидеры моды», — говорит Аластер Макким, давний поклонник Supreme, который часто выступал стилистом съемок бренда, а недавно был назначен главным редактором журнала i-D. — «Причина, по которой они так успешны, и причина, по которой они обладают таким влиянием, заключается в том, что, медленно развиваясь, они с самого начала обладали хорошей структурой управления». Он говорит, что Supreme возглавил переход к новому виду потребительства: «небольшие коллекции и строго ограниченное количество, благодаря чему люди испытывают радость, когда им удается заполучить какую-то вещь».

Ограниченное количество стало фирменной чертой Supreme и одним из самых важных его нововведений. Отчасти именно этим объясняется столь большое количество преданных поклонников бренда — и то, почему столько оптимистичных покупателей остались разочарованными и озлобленными. Но эта стратегия развивалась естественным образом с самого начала работы бренда, когда магазин был практически пуст. Производство маленьких тиражей было обусловлено необходимостью, потому что у Джеббии не было ресурсов на то, чтобы поддерживать наличие стабильного ассортимента товаров. «Мы могли сделать какие-нибудь футболки, свитшоты; и если их не покупали, то мы так и сидели с ними», — говорит он. Решением стало уменьшение объема производства. И если что-то продавалось хорошо, то вместо того, чтобы производить эту вещь в больших количествах, он часто брался за что-нибудь другое. «Это не базовый магазин, в котором каждый месяц можно купить ту же самую продукцию. То, что выпускали мы, должно было вызывать какое-то волнение».

Естественно, оценить, что может оказаться успешным, в эпоху до появления таких вещей, как инстаграм, было гораздо сложнее. Джеббиа никогда не был уверен в том, что будет продаваться хорошо. Конечно, как и во всем, что он делал: «Иногда у нас бывали сезоны, когда летние товары заканчивались в начале марта. И весь апрель, май, июнь, июль нам нечего было продавать. Люди приходили и говорили: “Какой-то дерьмовый магазин. И почему люди о нем говорят?” И что нам на это отвечать? “Надо было приходить две недели назад, он очень хорошо выглядел”»?

Решение проблемы с запасами у Джеббии было простое, но радикальное: он нашел способ пополнять свои запасы еженедельно. Если многие покупатели ждут сезонных скидок, то Supreme смог создать у своей аудитории ощущение срочной необходимости покупки, которое превратило каждый четверг (на языке фанатов Supreme — «день дропа») — в по-настоящему важное событие.

Более того, в последнее время эта концепция получила широкое распространение. Благодаря Supreme «дроп» превратился в модное словечко — так же, как это случилось с терминами «стритвир» и «коллаборация». Недавно в новостях заговорили о том, что креативный директор Celine Эди Слиман планирует внести кардинальные изменения в деятельности крупного бизнеса для организации «быстрого цикла поставок». Другими словами, нас ждут дропы. Balenciaga, Burberry, Moncler и другие бренды тоже прибегли к использованию этой модели в надежде увеличить ажиотаж вокруг своих коллабораций и ограниченных коллекций. Часто случаются и быстро продаются и громкие дропы Gucci, в том числе капсульные коллекции в стиле Supreme, созданные в коллаборации с «Нью-Йорк Янкиз» и испанской художницей Коко Капитан. Эта тактика расценивается как один из способов, с помощью которых крупные исторические бренды могут найти общий язык с молодыми покупателями. А также это обходной путь для конкуренции в розничной системе, перевернутой Supreme.

По мере роста и расширения бренда — в 1996 году открылась его первая торговая точка в Японии — Джеббиа начал думать о чем-то за пределами худи, футболок и кепок. Но это не значит, что он перестал думать о худи, футболках и кепках. Примерно в это же время с Supreme начал работать Крейг Аткинсон, генеральный директор CYC Designs — материнской компании таких брендов, как Wings & Horns и Reigning Champ. Джеббиа наткнулся на несколько свитшотов, выпущенных этой компаний, и они его сильно впечатлили. Совсем скоро CYC уже производили почти все свитшоты, которые Supreme поставлял на рынок. Аткинсона поразила личная одержимость Джеббии свитшотами. «Он подходил к их качеству с маниакальной страстью, будь то цвет, посадка или материалы, которые мы для них разрабатывали», — говорит Аткинсон. Он вспоминает, что иногда их общение накалялось. Не редкостью были споры по поводу определенных характеристик какого-нибудь оттенка синего. «У Джеймса просто были очень высокие ожидания», — говорит Аткинсон. — «И я бы сказал, что у него очень высокий уровень вкуса».

Supreme x Louis Vuitton FW17

Купить

У таких брендов, как A Bathing Ape и Neighborhood — новые соседи Джеббии в Харадзюку — тогда уже появились большие фан-базы. Он черпал вдохновение в них. Но японские бренды и их покупатели были не единственными вещами, на которые Джеббиа положил глаз в конце 90-х и начале нулевых. «Мимо нас не прошел и Helmut Lang. Не прошел FUBU», — говорит Джеббиа. — «Будучи в Нью-Йорке, мы видели многое из того, что происходило в мире. Но тогда модных брендов было не так много. Их просто не было. Но я должен сказать: лично для меня Helmut Lang тогда играл очень важную роль».

Аткинсон вспоминает, что Helmut Lang был единственным брендом, на который Джеббиа ссылался во время их совместной работы. «Он носил футболки только от Helmut Lang», — говорит он. — «Он очень щепетильно подходил к тому, как сидел ворот. Он использовал их в качестве ориентира».

Основатель Noah Брендон Бабензиен выразился предельно ясно: «Я считаю, что Supreme создал мир, в котором живет вся современная [модная] индустрия».

Джеббиа говорит, что построил свои стандарты качества, исходя из того, что уже производилось. «В те времена у многих скейт-брендов было плохое качество, дешевые ткани», — говорит Джеббиа. — «Так что нам нужно было сделать нашу продукцию настолько хорошей, как у тех брендов, которые носила нью-йоркская молодежь: Polo, Nautica, Carhartt, Levi’s». Отказавшись от оптовой торговли, он смог удержать цены на относительно низком уровне. «Наша задача», — говорит Джеббиа, — «Заключалась в том, чтобы попробовать сделать вещи настолько хорошими, как у самых лучших брендов — и чтобы качество было таким, чтобы люди могли носить эти вещи очень-очень долго».

По мере роста амбиций принципы работы становились всё более изощренными. Люк Мейер, который в 2002 году был назначен ответственным за дизайн Supreme, руководил растущим штатом, который расширил возможности бренда. Мейер вспоминает, что оперативность, с которой разработанная им одежда попадала в магазин, пошла на благо Supreme. «Если подумать о магазине портного или каком-нибудь месте, где они производят продукцию, то ее можно продавать где-нибудь за квартал оттуда», — говорит он. — «Ты чувствуешь очень тесную связь с тем, кто ее покупает, кто ее носит, и почему это круто. А не так, что ты сидишь в какой-то студии на другом конце света».

В 2002 году Мейер ушел со своей постоянной должности в Supreme, позже основав марку OAMC. В 2017 году он и его жена Люси Мейер были назначены креативными директорами Jil Sander. «Как ни странно», — говорит он о переходе от Supreme к люксовому бренду мира высокой моды, — «Разница не такая уж и большая».

В 2006 году Анджело Бак, который основал бренд Awake NY, начал работать в Supreme — по его словам, тогда компания была еще «мелким семейным» бизнесом. В течение последующих нескольких лет бренд быстро расширялся, вводя в продажу всё новые предметы гардероба, например, те же оксфордские рубашки и кардиганы. «Двенадцать лет спустя уже все начали их делать», — говорит он. — «Но то, что Supreme выпускал кардиганы в 2007 году — для бренда это было настоящей революцией».

Большую часть этого периода расширения за дизайн в Supreme отвечал Брендон Бабензиен (после он основал свой собственный бренд Noah). «Было очень интересно», — говорит Бабензиен, — «Иметь возможность побаловать молодую часть покупателей — ту часть, с которой вырос я — и в то же время удовлетворить некоторые потребности аудитории, которая была с брендом с самого начала». Другими словами, делать свитера, которые были не менее востребованы, чем футболки Supreme. «Я очень надеялся, что Supreme сможет одновременно выпускать очень прогрессивную и по-настоящему классическую одежду», — говорит он. — «И я думаю, у нас получилось».

Supreme x Swarovski SS19

Купить

Джеббиа говорит, что проведение такого расширения требовало особого внимания к покупателям Supreme. «Мы стараемся развиваться», — говорит он. — «Двадцать лет назад, если бы мы выставили в магазине шубу, скейтеры оттуда пулей бы вылетели. Нам разбили бы окна. Нынешняя молодежь гораздо более открытая и непредубежденная. Мы пытаемся делать вещи для современной молодежи. Мы не ограничиваемся никакими рамками».

Ощутимым результатом этого роста последних лет стало то, что Supreme стал невероятно популярным. Велика вероятность, что, если вы сами не увлекаетесь продукцией Supreme, ею увлекаются ваши младшие братья, сестры или племянники. А еще есть те, кто был с брендом с самого начала — как Леонард Макгурр, художник, более известный как Futura, который до сих пор носит камуфляжные штаны-карго, которые он купил в магазине Supreme на Лафайетт-стрит в 1995 году. Туда приходили ребята, которые никогда не чувствовали, что они переплачивают, отдавая $42 за кепку или $110 за оксфордскую рубашку. Поэтому они возвращались туда снова и снова.

Одним из этих людей был Эндрю Рит, 44-летний геофизик и отец пяти детей, который проживает неподалеку от Хьюстона. Он познакомился с Supreme в 2001 году, листая журнал для скейтеров. В нем он заметил скейтбордиста в кепке Supreme, заинтересовался брендом и позвонил в магазин. Там Риту вежливо ответили, что они не принимают заказов по телефону, поэтому он отправился туда, где в те времена обитали многие желающие приобрести Supreme: на eBay. «Это было еще до нынешнего хайпа по Supreme», — говорит он. И тем не менее, кепки, которые в розницу продавались за $28, там стоили $75. Позже в том же году, во время поездки в Нью-Йорк он впервые посетил магазин бренда. «То, что я увидел, перейдя порог, меня просто поразило», — говорит он. — «Я ожидал, что это будет обычный скейтшоп с обычными скейт-брендами. Но вместо этого у них была целая линейка собственной одежды — супертолстые худи, джинсы из американского селвидж-денима, нейлоновые куртки M-65 с застежкой-молнией — это вещи, которые надеешься найти в каком-нибудь магазине военторга. Во всем чувствовалось что-то очень настоящее и аутентичное. И в то же время я бы и подумать не мог о том, чтобы заплатить $150 за джинсы или худи, или $300 за куртку».

Тогда Рит ушел оттуда лишь с камуфляжной кепкой в тигровую полоску, но в последующие годы, еще до того, как у Supreme появился онлайн-магазин, он продолжил расширять свою коллекцию. «Попытки заполучить что-то от Supreme были своего рода миссией». Время от времени он ездил в Нью-Йорк, находил какие-то вещи на eBay и обменивался с друзьями, с которыми он познакомился на онлайн-форумах. Его всегда впечатляло качество и дизайн одежды. «Фишка Supreme в том, что, даже сейчас у них есть это классное сочетание милитари, спортивного, рабочего и винтажного стилей, из которых можно выбирать в соответствии со своим вкусом. За эти годы коллекции Supreme становились всё больше и ярче, но я по-прежнему могу найти вещи, которые выглядят сдержанно, стильно, уникально и качественно».

В магазине Supreme Brooklyn, открывшемся в районе Вильямсбург в октябре 2017 года.

С 2013 года Supreme выпускает полноценные коллекции дважды в год: Fall/Winter и Spring/Summer. В эти коллекции входит всё, начиная от костюмов и пальто и заканчивая баскетбольными футболками, кожаными куртками и шелковыми рубашками. А также в рамках этих коллекций можно приобрести случайные функциональные аксессуары и спортивное снаряжение (в прошлом сезоне Spring/Summer были представлены ударная установка Pearl, водяной пистолет Soaker и пластыри Band-Aid с логотипами Supreme). Весь ассортимент новых коллекций представляют заранее, а затем разделяют его на дропы, которые проходят каждый четверг в течение нескольких месяцев. Если нет утечек (а они случаются часто), то ты не знаешь, какой товар выйдет в какую неделю.

Эта система позволяет фанатам Supreme испытать дополнительное волнение и удовольствие. Самые желанные товары выбираются задолго до релиза. Для некоторых — для многих — эти вещи становятся неотъемлемой частью нарядов этого сезона. Например, если в коллекции есть футболка, которую вы просто обязаны заполучить, вам придется проверять дропы каждый четверг, пока она не появится в продаже — а это может произойти и через несколько недель после начала сезона — а затем надеяться, что вы успеете ее купить, пока она еще есть в продаже.

А раскупаются они быстро. Эта боль знакома каждому преданному фанату Supreme. Но она только добавляет азарта. «Все чувствуют себя частью какого-то андеграундного сообщества, понимаешь?» — говорит Макким. Присутствует ощутимое осознание того, что ты не единственный человек в погоне за этой вещью.

Supreme x Jean Paul Gaultier SS19

 

Купить

В основу дизайна многих товаров Supreme заложены отсылки — это переделанные версии существующих вещей из прошлого. По-настоящему помешанные фанаты любят покопаться в старых архивах для того, чтобы добраться до оригинала, будь то обложка неизвестного альбома, которую Supreme превратил в логотип, или винтажная парка в стиле милитари, которую сложно найти. Но часто понять отсылки бывает не сложно, особенно тем, кто знаком со скейт- и хип-хоп-стилем 90-х. «Мне кажется, это было золотой эрой для одежды, музыки, искусства и многих других вещей», — говорит Джеббиа.

Желание выразить индивидуальный стиль не является чем-то специфичным для 1994 или 2019 года. Это принципиально для самого периода взросления. И именно поэтому молодежь снова и снова возвращается к Supreme уже на протяжении трех поколений. «Будь вы модным редактором, креативным директором, стилистом, кем угодно, вы всегда смотрите на то, что происходит с молодым поколением», — говорит Макким. — «И Supreme всегда оказывается там».

После ухода Бабензиена в 2015 году Supreme не назначал на его место других дизайнеров и не раскрывал информацию о структуре своей креативной команды. Однако в 2018 году на церемонии награждения Совета модных дизайнеров Америки CFDA 2018 приз за победу в мужской категории принял сам Джеббиа.

«Многим сторонникам традиций показалось, что это необычный бренд для участия в категории мужской одежды», — говорит президент CFDA Стивен Колб. — «Я считаю, что это была настоящая, честная номинация и победа. И она определенно сказала многое о нашей индустрии и направлении развития моды. И о креативности».

Джеббиа вышел на вручение награды в сером костюме и белой рубашке без галстука. В своей краткой речи он сказал: «Я никогда не считал Supreme модной компанией, а себя — дизайнером, но я ценю признание того, что мы делаем».

Неважно, являются ли они модной компанией, но благодаря этому событию Джеббиа оказался в одном помещении с Ральфом Лореном и Рафом Симонсом и начал задаваться этим вопросом. Я спросил Бабензиена о его взгляде на отношения Supreme с модой, и он выразился предельно ясно: «Я считаю, что Supreme создал мир, в котором живет вся современная индустрия».

Несмотря на могущественный уровень влияния, который Supreme обрел, будучи законодателем моды, компания по-прежнему строго придерживается своего оригинального подхода. Supreme запустил свой сайт только в 2006 году. Бренд также намеренно оттягивал свое появление в инстаграме. Помимо японских модных журналов и постеров с рекламными кампаниями, расклеенных по Нью-Йорку, единственные реальные маркетинговые усилия, которые предпринимает Supreme, относятся к миру скейтбординга. Так удачно сложилось, что реклама, направленная на скейтеров, является для Supreme, пожалуй, лучшей возможностью разрекламировать себя миру моды. Другими словами, тот факт, что Supreme не потакает модной индустрии, делает его только привлекательнее.

Основатель Supreme Джеймс Джеббиа на вручении премии за победу в категории мужской одежды на CFDA Awards 2018.

С точки зрения маркетинга, у Supreme есть одна суперсила, позволяющая бренду выходить на более широкую аудиторию — одна вещь, которую он всегда исполняет мастерски. Это коллаборация «бренд х бренд», теперь уже применяемая всеми, начиная от Target и Vineyard Vines и заканчивая Rick Owens и Birkenstock. Supreme не был изобретателем самого понятия «коллаборация», но в 2002 году релиз первых совместных кроссовок Nike x Supreme доказал, что сотрудничество крупных брендов может быть взрывным — в самом хорошем смысле этого слова. С тех пор многочисленные коллаборации Supreme — в число последних вошли Comme des Garçons, Louis Vuitton и Jean Paul Gaultier — позволили расширить ассортимент продукции бренда и поиграться с более высоким сегментом моды.

Читайте также: Почему Birkenctock отказался от коллаборации с Supreme

У того, как и когда случаются эти коллаборации, нет никакого научного обоснования. «Если бы мы могли сделать что-то с Louis Vuitton 25 лет назад, мы бы это сделали», — говорит Джеббиа. — «Или с Chanel. Если мы что-то делаем, то мы считаем, это что-то такое, чего еще нет в мире молодежи. Или это что-то для них недоступное. Мы можем сделать что-то такое, что поможет людям увидеть то, чего они еще не знали или о чем еще не думали. Например, как когда мы работали с Лу Ридом. Это было просто круто. Что хорошо, то хорошо. В этом и есть весь критерий отбора. А если такое уже кто-то делал, то мы за это не беремся. Вот и всё».

Эти коллаборации служат двум целям: они помогают выполнить миссию Джеббии по предоставлению молодежи возможности получить продукцию редких и дорогих брендов по более низкой цене, а еще они позволяют известным дизайнерам на себе испытать уникальное умение Supreme продавать одежду.

«Приятно видеть, что молодые поколения считают мою одежду актуальной», — говорит Готье. — «И вдохновляет то, что коллекцию раскупили за считанные минуты».

Кроме того, все вплетаемые в этос бренда частицы культуры и искусства тщательно курируются — в том числе маркетинговые кампании с участием неожиданно крупных звезд вроде Леди Гаги, Diddy и Лягушонка Кермита, а также специальные выпуски дек для скейта с работами знаменитых художников, например, Джеффа Кунса, Мэрилин Минтер и Дэмьена Херста. 20 лет назад такие культурные коллаборации совсем не были нормой. Теперь же модные бренды редко выпускают коллекции без звездных кампаний и коллабораций с известными художниками.

Люди часто ставят в заслугу (или в насмешку, в зависимости от того, кого вы спросите) Supreme то, что бренд вывел стритвир на авангард модной индустрии, первым начал организовывать коллаборации с другими брендами и печатать работы художников первой величины на футболках с бокс-лого. Но они часто упускают из виду одну простую вещь: всё это работает лишь в том случае, если хороша сама одежда.

В настоящее время магазин Supreme на Лафайетт-стрит закрыт на ремонт. Временный магазин расположен неподалеку, на углу Бауэри и Спринг-стрит. Толпы людей снаружи значительно отличаются от тех, какими они были 25 лет назад. Те, кто стоит в очереди сейчас, приехал сюда со всех концов света. Они терпеливо выстраиваются за металлическими баррикадами в ожидании, когда охранники по одному пропустят их внутрь. Не все они катаются на скейте, а некоторые стоят в очереди вместе с родителями.

Конечно, для всех хороших вещей в популярности кроется угроза. Но пока Supreme был надежно защищен от риска «продаться» и изменить себе. Отчасти, это обусловлено удачным временем.

«В начале и середине 90-х во всём чувствовалась культура “продажности”», — говорит Хармони Корин. — «А потом оно внезапно исчезло. И культура стала доступна всем желающим. Казалось, как будто бомба взорвалась. Больше не было никаких правил. Нужно было просто создавать что-то, видеть что-то по-новому. Именно тогда наступила максимальная свобода. Тогда уже можно было устраивать коллаборации с White Castle». Supreme успел поработать со всеми, начиная от музыканта-аутсайдера Дэниела Джонстона и заканчивая пивом Budweiser, и ни разу коллаборация не вредила его репутации. Еще ни у одного бренда не получалось быть таким крутым и популярным одновременно.

Supreme x Buju Banton SS19

Купить

«Истина заключается в том, что в мире больше не будет другого Supreme», — говорит Бак. — «Поэтому он всем так интересен, и именно поэтому все компании пытаются в нем разобраться, но у них ничего не выходит». Бак говорит, что Джеббиа — «это Фил Джексон в мире стритвира»: «Он знает, как собирать команды. В конечном счете, у него есть особое видение, и дело тут не в деньгах, не в таланте и не в одном человеке, а в том, чтобы иметь подходящую команду людей и уметь находить гармонию».

И всё же Макким задается вопросом, каковы пределы возможностей Supreme. «Я думаю, что сейчас он уже почти находится в той точке, когда его размеры настолько велики, что не знаешь, что может быть дальше», — говорит он. — «Нужно превратить его во что-то еще более андеграундное и эксклюзивное или позволить ему расти и сделать его более доступным для людей?»

Это настоящий вопрос на миллион — даже на миллиард — поэтому я задал его Джеббии. «Мы можем просто делать то, что делали всегда», — говорит он. — «То есть, пытаться быть открытыми, пытаться разбираться, что происходит вокруг, пытаться делать всё возможное для нынешнего поколения и в то же время не изменять себе. У меня нет магического шара предсказаний. Но я думаю, даже если мы уже не будем такими популярными, мы должны придерживаться намеченного курса. Мы делали бы абсолютно то же самое. Мы в бизнесе, в котором такое может произойти — такова жизнь. Многим брендам пришлось через это пройти; некоторые выжили, некоторые — нет. Мы будем оставаться теми, кто мы есть. Мы не станем меняться».

Источник: GQ.com

 

Торговец фруктами из Лондона @dinneranddance рассказывает о своей любви к Supreme

почему все хотят этот бренд

Апрель, 2018 год. Перед магазином Supreme в Ньй-Йорке стоит длинная очередь. Вот уже три часа покупатели ждут, когда их пустят внутрь. Но они готовы ждать и дольше.

С момента своего основания Supreme выпускает только ограниченные партии коллекций. Чтобы купить вещь любимого бренда, поклонникам приходится сильно постараться:

«Сначала нужно пройти регистрацию в интернете. Количество мест ограничено, поэтому реестры закрываются очень быстро. После этого приходит SMS: в какое время прийти в магазин, чтобы занять очередь. При себе иметь кредитную карту, паспорт и фотографию, которую вы загрузили при регистрации», – делится фанат бренда.

Редакция MC.today рассказывает историю Supreme: как из магазина для скейтеров удалось создать мировой бренд, почему вокруг коллекций всегда такой ажиотаж, какие мировые знаменитости его носят и во сколько бренд оценивают сейчас.

Обратил внимание на уличную моду и не прогадал

Бренд Supreme основал англичанин Джеймс Джеббиа. Он родился в 1963 году в Нью-Йорке, но вскоре семья переехала в городок Кроли, под Лондоном. Отец Джеймса был военным, а мать – учительницей в школе. Когда мальчику было 10 лет, родители развелись.

Джеймс с детства увлекался модой и мечтал о Ньй-Йорке. Именно там, по его мнению, была сосредоточена вся модная энергия. Вот почему, едва Джеймсу исполнилось 19, он переехал в город мечты и устроился продавцом в магазине одежды Parachute.

Через пять лет Джеймс стал управляющим уже в другом магазине – Union NYC. Вместе с дизайнером Шоном Стюсси они развивали бренд уличной одежды Stüssy. Уже тогда друзья поняли: люксовых брендов вокруг много, а вот на так называемую уличную моду никто не обращает внимания.

Им нравился стиль нью-йоркских скейтеров. Вдохновение для своих коллекций Стюсси черпал именно у них. В то же время Джеймс понимал: у скейтбордистов нет своего бренда. Чтобы выглядеть стильно, им приходилось смешивать разные торговые марки. Например, надевать футболки от Polo, ремень – от Gucci, а спортивные штаны – Champion.

А еще у ребят не было своего места, где бы они могли собираться. В 90-е скейтбординг превратился в популярный вид спорта: все больше молодых людей увлекались им. Так Джеймс решил создать пространство для скейтеров – притом что сам никогда на скейте не катался.

Джеймс Джеббиа на пороге своего магазина, 1994 год. Источник: Reddit

«Мне всегда очень нравилось все, что связано с миром скейтбординга. Там так мало коммерции, зато так много остроты и бесшабашности», – говорит Джеймс Джеббиа.

Магазин, в котором ничего не хотели продавать

История Supreme началась в 1994 году. Тогда Джеймс открыл свой первый магазин на Лафайетт-стрит в центре Манхэттена. На его запуск он потратил все свои сбережения – $12 тыс. Ежемесячная аренда помещения стоила $2 тыс. Джеббиа решил: надо постараться торговать на $5 тыс. в неделю.

Подписывайтесь на нашу Facebook-страничку, чтобы не пропустить ничего важного из новостей украинского IT 🙂

В Supreme всегда гремела музыка, а двери магазина никогда не закрывались. Дизайн пространства был уникальным: всю одежду развесили по периметру, зато центр освободили для скейтеров. Они могли свободно заезжать в Supreme прямо на скейтбордах, комфортно кататься и не мешать покупателям.

Изначально Supreme был именно магазином, а не брендом, который производит одежду и аксессуары. Здесь продавались вещи, которые Джеймс заказывал у поставщиков и продавал в фирменных коробках с лого Supreme.

Товары в магазине раскупали в считаные дни. И это несмотря на то, что продавцы не разрешали примерять вещи и даже трогать их. Клиент должен был прийти, увидеть, купить и попрощаться.

Креативный директор Джен Брилл так описывает обслуживание в Supreme в те дни:

«Это был крутой магазин с самыми милыми мальчиками, но с самым дерьмовым отношением. Вам определенно ничего не хотели продавать. Возможно, они даже не хотели бы, чтобы вы заходили в этот магазин».

Единственное, что было неизменным с самого начала – это логотип Supreme. Идею Джеймс подсмотрел у американской художницы Барбары Крюгер. Она создавала черно-белые коллажи, поверх которых размещала белые надписи на красном фоне. Джеймс тоже взял за основу красный прямоугольник, на котором белым написал Supreme.

Логотип Supreme. Источник: Wikipedia

Джеймс оказался любителем не только изобразительного искусства, но и джаза. Название Supreme он взял из названия легендарной джазовой мелодии Джона Колтрейна – A Love Supreme.

Заставил всех стоять в очереди за вещами из Supreme

Несмотря на то, что дела магазина шли успешно, Джеймс чувствовал: этого мало. Он всегда наблюдал за молодыми людьми, которые приходили в магазин, – спрашивал, что они ищут и что бы хотели надеть. Все это навело его на мысль о собственной коллекции и развитии бренда.

«Я никогда не думал, что мы будем производить одежду, но тогда в Нью-Йорке именно этого и не хватало», – рассказывает Джеббиа.

Для этого Джеббиа даже съездил в Японию – там он вдохновился стилем азиатских скейтеров. Так Supreme начал производство собственной одежды с футболок: на первых он напечатал изображение Роберта де Ниро из фильма «Таксист». Они моментально стали популярными. И в Supreme нащупали свою нишу. Многие годы они будут выпускать футболки с фотографиями различных знаменитостей.

Каждый день в нашем Telegram-канале мы публикуем подборки главных новостей дня и ключевое из статей. Самое интересное и важное, коротко и четко, каждый день 🙂

Первая футболка Supreme с принтом Роберта де Ниро из фильма «Таксист». Источник: Ebay

А позже в компании начали производить толстовки с капюшоном, худи и кепки. Причем Джеймс все контролировал лично.

«Он был маниакально увлечен качеством, будь то цвет, фасон или материалы, которые мы разрабатывали. У нас уходили часы на споры о том, тот ли темно-синий оттенок у толстовки», – делится Крейг Аткинсон, генеральный директор компании CYC Designs. Его компания производила все толстовки для Supreme.

По задумке Джеймса, о Supreme не должно было знать много людей – бренд был только для своих. Кроме того, он не хотел, чтобы вещи залеживались на полках. Вот почему коллекцию выпускали небольшими партиями. И это всегда создавало ажиотаж.

«Мы никогда не работали по принципу “спрос – предложение”. Если я понимал, что могу продать 600 единиц, я выпускал всего 400», – заявляет Джеймс Джеббиа.

С момента открытия и до сегодня в Supreme действует два основных правила:

  1. Коллекцию представляют заранее и принимают на нее заявки в интернете. Дальше коллекцию делят на дропы. Дроп – это небольшая партия эксклюзивного товара. Каждый четверг их доставляют в магазин и за ними выстраивается очередь из тех, кто ранее зарегистрировался.
  2. Все придерживаются правила лимита. Например, если рубашка выпускается в черном, красном и сером цветах, то один человек может купить ее только в одном цвете. Чтобы получить такую же рубашку, но другого цвета, нужно попросить кого-то постоять за ней в очереди.

Очередь в магазин Supreme в Ньй-Йорке, 2018 год. Источник: Twitter

В 1998 году в модном токийском районе Дайканьяма открылся второй магазин Supreme. Японию Джеймс выбрал неслучайно – японские туристы чаще других покупали одежду в Supreme.

Делал коллекции с мировыми брендами

В 2004 году, лишь спустя 10 лет после открытия магазина на Манхэттене, открылся второй магазин Supreme в Америке. К тому времени Supreme стал настолько популярным, что с ним хотели сотрудничать мировые бренды. Тогда такие коллаборации были прорывом.

Например, в 2006 году Supreme выпустила кроссовки Supreme Blazer SB в сотрудничестве с Nike. В магазине эти кроссовки продавались по $150, а перекупщики продавали по $400. Когда же в них сфотографировали рэпера Канье Уэста, цена перепродажи выросла вдвое.

Джеббиа умудрился поставить логотип Supreme и на вещи десятков других брендов – Clarks, Vans, Levi’s, Lacoste, Stone Island, The North Face, на бруклинские велосипеды и даже на проездные билеты в нью-йоркском метро. Благодаря такому подходу о бренде узнавали тысячи людей. И Джеймсу не пришлось тратить огромные деньги на рекламу. До 2009 года Supreme даже не делал традиционные лукбуки (коллекция фотографий ключевых образов бренда. – Прим. ред.).

В 2017-м Джеббиа получил предложение о сотрудничестве от Louis Vuitton. Для французского бренда это была возможность получить молодую аудиторию Supreme. Успех коллаборации превзошел все ожидания: всю коллекцию раскупили моментально. Причем заработать удалось не только брендам. Перекупщики выставляли лоты из коллекции на Ebay не менее чем за $10 тыс. А плюшевого мишку с логотипами Louis Vuitton & Supreme и вовсе продали за 80 300 фунтов стерлингов.

Коллаборация Supreme и Louis Vuitton. Источник: Robb Report

Для своих поклонников Supreme – не просто бренд, а целая субкультура. Для них даже придумали специальный термин – hypebeasts (люди, которые следуют модным тенденциям. – Прим. ред.). Часто это подростки, которые ради статуса и хвастовства покупают обувь и одежду известных брендов. В случае с Supreme они готовы выстаивать в длинных очередях.

Создал бренд, который купили за $2 млрд

Сегодня у Supreme 12 магазинов по всему миру. Его носят такие знаменитости, как Кейт Мосс, Леди Гага, Джастин Бибер и Майк Тайсон.

История Supreme доказывает: не нужно больших вложений, чтобы стать популярным брендом. Достаточно лишь найти свой стиль и никогда ему не изменять. Фанат Supreme художник Леонард Макгурр говорит, что свои камуфляжные брюки карго он купил в Supreme еще в 1995 году. Но и сейчас чувствует в них себя модным.

В 2018 году Джеймсу Джеббиа вручали премию за лучшую одежду для мужчин по версии Совета модных дизайнеров Америки. Тогда он сказал:

«Я никогда не считал Supreme модной компанией, а себя – дизайнером, но я ценю признание того, что мы делаем».

Джеймс Джеббиа на вручении премии, 2018 год. Источник: GQ

Supreme никогда не раскрывал информацию о своих доходах. Известно лишь, что несколько лет назад фонд The Carlyle Group проинвестировал в Supreme $500 млн. Благодаря этому рыночная стоимость бренда выросла до $1 млрд.

А в ноябре 2020-го крупная американская компания по производству одежды VF Corp объявила о покупке Supreme уже за $2,1 млрд. Состояние самого Джеймса Джеббиа сегодня оценивается в $800 млн.

История фирмы «Суприм»: коллекции, интересные факты

Что такое «Суприм»? Это американская марка стильной одежды в духе уличной моды, а также вещей для любителей скейта.

История

Одежда «Суприм» завоевала большую известность во всём мире, ее выбирает молодежь. Похожий бренд найти весьма трудно, в связи с этим он приобрел столь широкое распространение. Коллекции данной фирмы нацелены на стиль, практичность и удобство.

«Суприм» в качестве марки появился в 1994 году в Нижнем Манхэттене. Его основателем является некий Джеймс Джеббиа. С самых первых дней компания поставила себе цель: делать одежду в стиле стритстайл, и благодаря этому она занимает одно из топовых мест среди схожих фирм-изготовителей. Данный бренд мгновенно стал довольно знаменитым и распространенным, что по сей день не теряет своей актуальности.

Джеймс не настолько обширно владел знаниями об особенностях стритстайла, когда создал компанию, однако он был весьма заинтересован этой культурой. «Суприм» развивался крайне стремительно, завоевывая все новые и новые сердца среди молодых людей. Данный бренд символизировал для подростков американский дух, независимость и комфорт. Спустя годы фирма преуспела до такой степени, что под брендом «Суприм» начали производить биты, перчатки для бокса, велосипеды.

Даже если принять во внимание то, что компания сравнительно молодая, она вызывает огромный интерес у любителей стиля хип-хоп, а также среди известных личностей.

Коллекция

Марка «Суприм» создает для своих покупателей широкий ассортимент вещей и иные разнообразные изделия.

Немалую популярность приобрели следующие вещи:

  • Головные уборы — изготавливаются достаточно приковывающие взгляд, стильные шапки и кепки. С подобными аксессуарами всегда можно с легкостью подчеркнуть собственную неповторимость.
  • Куртки «Суприм» — есть целый ряд различных видов верхней одежды. В наличии как утепленные, так и межсезонные куртки каких угодно расцветок и разных рисунков.
  • Джемпераочень модный вид кофты у нынешних молодых людей. В «Суприм» они выделяются удобством и колоритностью.
  • Футболки «Суприм» буквально разлетаются с полок всего за несколько дней. Они выделят каждого, кто их будет надевать благодаря своей уникальности и красочному дизайну.
  • Шорты – также весьма нередко раскупаются у данной фирмы. Очень колоритные, яркие цвета и практичность — это, пожалуй, главные требования современной молодежи.

Слово «Суприм» бросается в глаза. Любителей этой марки немало, и их количество непрерывно увеличивается с каждым годом, с каждой купленной футболкой.

Вот она — любовь к своему делу

В 1994 году «Суприм» открыл свои двери в качестве скейтерского магазина. Робкий создатель бренда Джеймс поведал, что скейтерские фирмы в начале 90-х были нацелены в большей степени на ребят лет 13, чем на более старших подростков. Взрослые ребята, не желающие одеваться, словно дети, дабы девчонки смотрели на них, одевались в «Суприм». Магазин выпускал майки с футболками в маленьких количествах. Немного после — свитшоты и балахоны, затем обувь совместно с такими известными брендами, как «Найк» и «Кларкс», пальто с «Норт фейс» и «Стоун Айленд».

Состав

Что такое «Суприм»? В переводе термин supreme значит «верховный, преобладающий над всеми остальными». И в самом деле, материал, из которого шьется одежда «Суприм», выделяется наивысшим качеством и удобством. Данный материал — это трикотажная ткань, которая является вариацией кулирки, самой легкой разновидностью хлопкового текстиля. Подобный материал создают на специальных машинах, провязывая петли.

Данная ткань, в простонародии именуемая кулиркой, включает в себя природные волокна, по этой причине она нередко применяется в изготовлении одежды для детей, в частности для совсем маленьких. Трикотажный материал является весьма крепким, кроме того, он прекрасно тянется.

Несмотря на явные преимущества, нельзя не заметить, что чистое хлопковое полотно обладает и некоторыми изъянами. В первую очередь, подобный материал неизбежно садится, вместе с тем в течение носки вязаная ткань меняет форму. Данного недостатка уж точно не имеет ткань суприм, ведь в ее состав включено 5 % эластана. Подобный небольшой процент содержания искусственных волокон почти не меняет качеств природного материала и целиком безопасен для множества детей.

Интересные факты

Одежда «Суприм» — одна из считаных фирм, добившихся большой известности. Есть конкретные факты, которые заинтересуют почитателей данной марки:

  • Чтобы открыть «Суприм», Джеймсу Джеббиа было достаточно всего 12000 $.
  • Одежда бренда «Суприм» изготавливается лимитированным тиражом. Все элементарно: создатели считают, что только так одежда будет раскупаться без остатка.
  • Первый открывшийся магазин «Суприм» был достаточно свободным. Это было сделано намеренно с той целью, чтобы в него могли приезжать посетители со скейтбордами.
  • «Суприм» лишь в 2013 году стал считаться брендом. За все существование компании, Джеймс полагал, что регистрация фирмы является весьма замысловатым процессом, и потому все это время она была не оформлена.
  • Со дня открытия магазина до сегодняшних дней «Суприм» сотрудничал с некоторыми компаниями и выпускал разнообразные линии одежды.
  • Фирма в 2000 году изготовила партию велосипедов вместе с другой компанией. Подобный велик можно было приобрести за 1800 долларов.
  • В 2009 году они выпустили первый официальный лукбук бренда «Суприм».

Несомненно, эта компания — одна из популярнейших производителей стритстайла. Стоимость такой одежды также весьма адекватна и отвечает его качеству. Вот что такое «Суприм» в наши дни.

Одежда Суприм — BRANDSHOP — LiveJournal

Supreme стал практически синоним стритвира — уличного стиля. Впрочем, после коллаборации с Louis Vuitton сложно сказать, где начинается и где кончается стритвир. Грани между высокой и уличной модой стёрты практически окончательно. Но в 1994 году, когда был основан бренд Supreme, о таком никто и думать не мог.

Скейтбординг в Нью-Йорке

Стритвир берёт корни из субкультур, таких как скейтбординг, а Джеймс Джеббиа, основавший Суприм, сам на скейте не катал. Так как же всё сложилось в единый паззл? Джеббиа использовал скейт-культуру как вдохновение — яркая и дерзкая молодёжь, чем-то по духу напоминающая городских панков, привлекала своей смелостью, независимостью. В отличие от солнечной Калифорнии, Нью-Йорк сопровождался плохой погодой, неровным ландшафтом, кучей машин, заполненными тротуарами и недостатком скейтпарков. Это сделало скейтбординг по-настоящему андерграундным увлечением 90-х.

Уникальность магазина Supreme

Магазин, который Джеймс Джеббиа открыл за $12000 в Нью-Йорке по адресу 274 Lafayette St, радикально отличался от всех скейтшопов, что были на Восточном побережье. Хорошо освещённое пространство с ослепляюще-белыми стенами и высоким потолком. В середине была пустая площадка, на которую скейтеры могли заезжать сразу с улицы, а развешенная по бокам одежда из-за этого выглядела так, словно в премиальном бутике. Музыка была такой громкой что её было слышно далеко снаружи, вне зависимости от того, что играло в данный момент — Slayer, Big L, Wu-Tang, Bowie, Sabbath, Bad Brains, Public Enemy.

Вещи Supreme с самого начала удивляли тем, что были выполнены по канонам минимализма — футболки, кепки и свитшоты с простым прямоугольным логотипом, ничего лишнего. По сравнению с другими скейт-брендами, стремившимися сделать большие цветные принты, «Суприм» сразу выделялся. Именно поэтому ассортимент магазина, изначально включавший разные марки, постепенно начал вытесняться собственной линейкой одежды Джеббиа.

В 90-е и начало 2000-х, когда полноценных социальных сетей не существовало, их заменяли такие места, как магазин Supreme. В нём встречались скейтеры — молодые и взрослые. Они даже не были покупателями, а просто тусовались, распивая напитки, покуривая и делая трюки. Как бы это не раздражало окружающих и прохожих, подобная атмосфера сделала Суприм тем, чем он является сегодня — легендарным брендом и местом.

Суприм в поп-культуре

За последующие 20 лет Supreme вознёсся в статус культового, предлагая самые разнообразные вещи: трусы, шорты, майки, куртки, зонты, пепельницы, кирпичи, брелоки, гаечные ключи — всё раскупается за считанные минуты. Вот только часть брендов, с которыми выпущены коллаборации — Air Jordan, Vans, The North Face, Stone Island, Nike, Comme des Garçons, Timberland, Louis Vuitton. Кроме того Суприм сотрудничал с массой отдельных дизайнеров, фотографов и музыкантов — KAWS, Дэвид Линч, Такаши Мураками, Дэмьен Хёрст, Futura 2000, Марк Гонзалес, Леди Гага и другие. В поклонники бренда можно записать практически каждого известного человека, во всяком случае из хип-хоп среды — Канье Вест, Тайлер, Крис Браун, ASAP Rocky, Schoolboy Q, Drake, Фаррелл Уильямс, Кид Кади — все они появлялись на публике в вещах Supreme.

Пройдя такой путь, бренд по прежнему удерживает лидерство и эволюционирует, что особенно сложно в Нью-Йорке — городе, где тренды меняются со скоростью света. Supreme не только успевает за этими переменами, но и всегда остаётся на шаг впереди — на него ориентируются остальные бренды. Сейчас Supreme уже многомилионный бизнес, но в 90-е субкультуру нельзя было купить. Корпорации вроде Nike были бессильны в скейтбординге, а Джеймс Джеббиа завоевал своим подходом тысячи поклонников за пару лет.

[Андердоги] Історія Supreme — бренду на $2 млрд

31 Травня, 2021, 13:57

У новому випуску «Андердогів» Влад Ноздрачов розповідає історію Supreme: надпопулярного у всьому світі бренду, що випускає одяг та аксесуари. Сьогодні він оцінюється у $2 млрд. Редакція AIN.Business публікує скорочену текстову версію.

  • Компанія: Supreme.
  • Рік заснування: 1994.
  • Оцінка бізнесу — $2 млрд.
  • Чим займається — одяг та аксесуари.

З чого все починалося

На початку 80-х 19-річний британець Джеймс Джеббія переїжджає в Нью-Йорк. Він живе в центрі Манхеттена та працює в рітейлі – продає матраци й аксесуари для лазні. Саме на цій роботі він вчиться взаємодіяти з клієнтами, набирається досвіду та споглядає за розвитком вуличної культури. 

Між іншим, американська культура здавалася йому дивною. Саме тому він вирішив відкрити магазин, присвячений британській моді та вкласти «частинку свого дому».

Засновник Supreme Джеймс Джебія

Згодом, Джеймс відкриває свій перший магазин разом з хлопцем, який пізніше зробить свій бренд Stussy. Їх співробітництво виявилось недовгим, оскільки магазин «Юнекс», який вони відкрили, щоб привозити британський одяг, довго не протягнув. Тому, Джеббія вирішив запустити свій власний магазин для скейтбордистів. 

Йому здавалося, що немає такого місця, куди б «хлопці з району» могли приходити, розважатись: купувати скейтборди, одяг та екіпірування. В 1994 з‘являється магазин «Supreme», в який хлопець інвестує $12 000. Формат крамниці був більше схожий на точку зустрічі для хіпстерів.  

Як розвивався бренд Supreme

Всі, хто відгукуються магазин, говорять, що він був про культуру в першу чергу, а бренд просто підтягнувся до неї згодом. Джеймс створював навколо себе і свого мікробізнесу, в якому він взагалі не розумівся, маленьку тусовку. 

Зовсім скромний логотип на фасаді, диван, де всі дивилися відео про скейтбординг, – так виглядав «Supreme». Поки вони так сиділи в них хтось міг щось купити. Таким чином, бізнес Джейсона і розвивався. «Supreme» розвився в 90-ті – якраз в той час, коли формувалася американська культура. Мати одяг з цього магазину — означало бути членом в крутій нью-йоркській скейтерській тусовці. 

Що було далі

Пізніше Supreme почав виробляти світшоти, кардигани, сорочки, брюки і навіть кашемірові светри. І приблизно в той же час, коли бренд почав підхоплювати свою славу, Джеймс зіткнувся з реальним підприємництвом. В нього було дуже багато непроданого одягу на складі і в якийсь момент він запитав себе: як зміниться ситуація, якщо говорити, що всі речі в обмеженій кількості, а кожна продана одиниця, буде робити наступну дорожче?

З часом, зі всієї різноманітності речей, які виготовлялися, компанія брала найбільш популярні й наступну колекцію робила лімітованою. Відчуття дефіциту провокує покупця заволодіти товаром – це дуже добре працює на людей, які часто роблять спонтанні покупки, на колекціонерів і тих, хто вірить в ексклюзивність речей.

Конфлікт з Louis Vuitton

В 2000 році Supreme наніс патерн Louis Vuitton на дошки для скейтбордистів та додав свій логотип. Тоді ніхто особливо не знав про бренд, всі думали, що відбулося злиття вуличної і високої моди. Щоб уникнути судових позовів за копіювання чужих робіт, Джеймсу довелося зняти дошки з продажу. 

Завдяки цій ситуації Джеймс зрозумів, що має не копіювати, не конкурувати, а влаштовувати колаборації. Перша колаборація сталася в 2002 році з брендом Nike. Компанії почали в обмеженій кількості робити кеди Nike з патерном Supreme. Це ніде не афішувалося, але дуже добре спрацювало.

Обмеженість товару «доводила снікерхедів до істерики», тому що встигнути придбати таку пару було майже неможливо. Основну частину взуття продавали саме в Supreme, решту – в деяких магазинах Nike. Лімітована колекція і маленька кількість магазинів, в яких це взуття продавали, змушувала людей стояти у великих чергах, що створювало ажіотаж навколо бренду.

Колаборація Louis Vuitton і Supreme
  • За роки активної колаборації, бренд співпрацював з FILA, Neighbourhood, BAPE, Undercover та іншими. При цьому компанія не виробляла одяг, а лише ставила на ньому свій логотип. Це означало, що річ визнана і помічена Supreme, а тому й коштує дорожче.
  • В 2007 році були колаборації з Nike та The North Face.
  • В 2012 році відбувся вихід у високу моду з Comme des Garçons.
  • В 2014 році стався глобальний ажіотаж навколо запущеної моделі Nike Foamposite — колаборація створила чергу на три квартали біля магазину.
  • 2015-2017 роки — вихід в Європу. Відкриваються магазини в Парижі і Лондоні. Бренд починає знайомства з Dr.Martens і Lacoste. 
  • В 2017 році відбулася грандіозна колаборація Louis Vuitton і Supreme. В цьому ж році компанія отримує пропозицію від приватної акціонерної компанії Carlyle Group і продає їй половину своїх акцій за $500 млн. Те, що Джеймсу коштувало в $12 000 перетворилося в $500 млн лише за половину акцій.
  • В 2018 році Рада модельєрів Америки назвала Джеймса Джеббіо дизайнером року в категорії чоловічого одягу. 

Компанія, яка володіє The North Face, Vans і Timberland, оцінила Supreme в $2 млрд й заплатила ці кошти, щоб повністю викупити бренд.

Чому Supreme вдалось?

  1. Засновник бренду зробив бізнес для душі та для себе. Бізнес розвивався інтуїтивно та органічно і не потрібно забувати, що на побудову проекту з ціною у $2 млрд пішло 30 років.
  2. Бренд працює з емоціями: ажіотаж, лімітовані колекції і тд. Усе це сприяло росту попиту.
  3. Сміливість засновника Supreme. Він не боявся кидати виклик Louis Vuitton, Кейт Мосс та іншим. І це дало свій результат.
  4. Терпіння. Supreme будувався 30 років, не два місяці. І протягом усього цього часу засновник не покинув свій проект.

История бренда Levi’s | Маркетинговое агентство ТОМ СОЙЕР.

Системный маркетинг с Ириной Пищук

Levi’s (Левис) – американский бренд, под именем которого были созданы и запатентованы первые в мире джинсы. Специализируется на производстве мужской, женской и детской одежды, обуви и аксессуаров. С 2007-го выпускает также мобильные телефоны. Визитной карточкой бренда является одежда из денима. Компания выступает создателем благотворительного фонда Levi Strauss Foundation (1952 г.). На 2013 год Levi’s входит в группу компаний Levi Strauss & Co.

Основатель. Лёб Штраус.

Дата основания. 1853 год.

Патенты. «Производство штанов с металлическими заклепками» (совр. джинсы, 1873 г.), «Технология Sta-Prest, создающая постоянные складки на одежде» (1964 г.).

История бренда

Биография основателя

Основатель бренда Лёб Штраус родился 26 января 1829 года в коммуне Буттенхайм, расположенной в Баварии, Германия. Он был седьмым ребенком в семье Хирша Штрауса, имеющего еврейское происхождение, и немки Ребекки Хас.

С середины 1830-х гг. в Германии царили антисемитские настроения, евреям нельзя было заниматься торговлей и земледелием. Братья Лёба — Йонас и Луис — эмигрировали в Америку.
В 1845 году от туберкулеза умер Хирш Штраус. Через два года Лёб вместе со своей семьей отправился в Нью-Йорк. Здесь их встретили Йонас и Луис, владеющие к этому моменту оптовым галантерейным бизнесом J. Strauss Brother & Co. По приезде в Нью-Йорк Лёб Штраус начал ходить на курсы ведения торговли и вскоре присоединился к своим братьям.

К 1850 году Лёб Штраус сменил имя на Леви Стросс.

В январе 1853 года Леви Стросс получил гражданство США. Во время золотой лихорадки в Америке он отправился в Сан-Франциско, где основал Levi Strauss — небольшое предприятие по поставке галантерейных товаров (парусины, булавок, ножниц, пуговиц и пр.) в магазины, расположенные близ приисков.

Появление прототипа джинсов

Однажды у Леви осталось много непроданной парусины, которую в то время часто использовали для изготовления палаток. Он отправился со своим товаром к золотоискателям. Добытчики начали жаловаться, что им не нужны палатки — им не хватает хороших штанов, так как они быстро протираются, а также, что им некуда складывать самородки. В ближайшем горном поселке Леви нашел портного и заказал ему сшить крепкие штаны из парусины с большими карманами. За первую пару Стросс получил 6 долларов. С каждым днем количество золотоискателей, желающих приобрести прочные штаны, росло. Леви Стросс прислушивался к пожеланиям заказчиков и постоянно усложнял крой брюк. Вскоре имя Стросса стало известным во всем Сан-Франциско. Впоследствии Леви начал принимать участие в культурной жизни этого города. Он активно поддерживал еврейское сообщество и способствовал строительству первой синагоги в Сан-Франциско.

В 1856 году к бизнесу Стросса присоединился Дэвид Стерн — муж одной из сестер Леви.

В конце 1850-х гг. Леви начал заказывать ткань для изготовления штанов во Франции, в городе Ним. Ткань цвета индиго отличалась диагональным переплетением нитей и имела название «саржа». Вскоре золотодобытчики начали называть ее деним (саржа из Нима – фр. serge de Nimes). Леви Стросс также заказывал деним в Генуе. В разных странах существовали свои вариации написания этого города: в Италии — Genova, во Франции — Gênes, в Германии – Genua, в Англии — Genoa. Среди золотоискателей Америки название Генуи искаженно произносили, как «Джейн» или «Джинс». Так впоследствии стали именовать и брюки из денима.

В 1863 году предприятие Levi Strauss было переименовано в Levi Strauss & Co.

В 1860-х в архивах Levi Strauss & Co появилось слово «джинсы».

Получение патента на «производство штанов с металлическими заклепками»

В 1872 году Леви Стросс получил от Джейкоба Дэвиса письмо с предложением запатентовать изобретение заклепок на карманных углах штанов. Джейкоб, имеющий еврейские корни (до получения гражданства США — Якоб), работал портным в Неваде. Для своего бизнеса он закупал ткань в компании Levi Strauss & Co. Однажды к нему пришла женщина с просьбой изготовить штаны с прочными карманами для ее мужа. Джейкобу пришла идея закрепить карманы металлическими заклепками от конской сбруи. После создания штанов с заклепками, количество клиентов Дэвиса увеличилось. Через несколько месяцев он заметил, что другие портные начали копировать его метод. Чтобы официально зарегистрировать изобретение, было необходимо заплатить за документы 68 долларов. У Джейкоба Дэвиса не было этих средств, и он написал письмо Леви Строссу, предложив ему внести сумму и взять патент на двоих.

20 мая 1873-го Федеральное Патентное Бюро США выдало патент № 139 121 Джейкобу Дэвису и Леви Строссу за «штаны с металлическими заклепками на карманах». В первый год после регистрирования компания Levi Strauss & Co продала свыше 21 000 пар джинсов. Штаны с заклепками стали покупать лесорубы, охотники, рыбаки – люди, занимающиеся тяжелым трудом.

В 1877 году Леви Стросс стал учредителем и казначеем министерства торговли Сан-Франциско. Он также являлся директором Банков Невады, Ливерпуля, Лондона и Газовой и Электрической компании Сан-Франциско, поддерживал инициативу строительства Панамского канала.

Развитие Levi Strauss & Co

К 1880-м гг. Леви Стросс открыл две фабрики в Сан-Франциско и занялся коммерческой стороной ведения бизнеса. Джейкоб Дэвис отвечал за контроль производства. К этому времени джинсы Levi Strauss & Co, выполненные из денима, претерпели некоторые изменения. Клиенты жаловались, что заклепки на задних карманах царапают седло и мебель. Было принято решение заменить их усиленным швом.

В 1884 году умер Дэвид Стерн. Его сыновья Якоб, Зигмунд, Луис и Абрахам — племянники Стросса — присоединились к компании Levi Strauss & Co.

В 1890 году заканчивался срок действия патента. Леви Стросс и Джейкоб Дэвис решили создать отличительную бирку для джинсов собственного производства. Так, в 1886 году появился знаменитый кожаный лейбл с изображением погонщиков, лошади которых, двигаясь в разных направлениях, безуспешно пытаются разорвать прикрепленные к их упряжкам джинсы Levi Strauss & Co. Таким образом логотип подчеркивал прочность брюк бренда.

В 1890 году компания выпустила знаменитую 501-ю модель джинсов, имеющую низкую посадку, кожаный ярлык на поясе, двойную строчку в виде арки и несколько медных заклепок на заднем кармане. Принято считать, что название модели было присвоено по номеру партии денима, из которого были сшиты брюки. Первые джинсы 501 вместо петель для ремня были оснащены пуговицами — предполагалось, что их будут носить вместе с подтяжками.

В 1885 году Levi Strauss & Co выпустили первые джинсы для велосипедистов.

26 сентября 1902 года скончался Леви Стросс. 28 сентября все воскресные газеты Сан-Франциско вышли с заголовком о его уходе. Чтобы прийти проститься с Леви, владельцы закрыли в этот день свои фирмы. Состояние Стросса было оценено в сумму около 6 миллионов долларов, большую часть которой он завещал Якобу, Зигмунду, Луису, Абрахаму и другим членам семьи. Компания Levi Strauss & Co. перешла по наследству племянникам. По воли своего дяди часть унаследованных денег Якоб, Зигмунд, Луис и Абрахам передали благотворительной организации Bay Area, помогающей малоимущим.

18 апреля 1906 года в Сан-Франциско произошло землетрясение, разрушившее 80% города. В результате стихийного бедствия были уничтожены две фабрики Levi Strauss & Co и главный офис. Компания продолжила выплачивать зарплату рабочим и открыла два временных производства.

В 1908-м компания вышла на рынки Японии, Австралии и Южной Африки. В этом же году скончался Джейкоб Дэвис.

В 1909 году Levi Strauss & Co начали выпускать рубашки и брюки цвета хаки.

В 1912 году была запущена линия детских джинсовых костюмов Koveralls.

В 1918 году компания запустила линию Freedom-Alls, предлагающую джинсовую рабочую одежду для женщин.

В 1928 году Levi Strauss & Co стали представлять одежду под торговой маркой Levi’s.

В 1930-е, в годы Великой депрессии, Levi Strauss & Co сократили рабочую неделю. Чтобы расширить покупательскую аудиторию,
компания стала использовать в рекламе изображение ковбоев. Levi Strauss & Co также заключили контракт с голливудскими студиями на использование брюк Levi’s в кинокартинах-вестернах. Штаны с заклепками до пояса (waist overalls) в Америке стали называть джинсами.

В 1934 году Levi’s выпустили первые женские джинсы. Они были созданы по типу мужской модели 501, только с более прилегающим поясом.

С 1936 года компания стала пришивать на задний правый карман джинсов красную бирку со словом Levi’s.

В годы Второй мировой войны джинсы Levi’s являлись частью формы американской армии. В целях экономии сырья компания не прошивала, а рисовала дугообразные швы на задних карманах брюк. Из-за массовых распродаж излишков с военных складов США после окончания войны джинсы появились в странах Европы.

Популярность джинсов Levi’s

В 1950-х гг. джинсы бренда Levi’s перешли из рабочей одежды в повседневную. Их популярности среди разных слоев населения способствовали актеры и музыканты. В 1947 году Марлон Брандо, одетый в джинсы бренда, дебютировал на Бродвее в спектакле «Трамвай Желание», поставленном по одноименной пьесе Теннеси Уильямса. В 1951-м Брандо снялся в картине «Трамвай Желание» Элиа Казана. Неотъемлемой частью гардероба его героя, Стэнли Ковальски, были джинсы Levi’s 501 и белая футболка. Фильм имел ошеломительный успех, Марлон Брандо был признан секс-символом. Желая выглядеть, как Стэнли Ковальски, мужчины начали покупать джинсы Levi’s. В 1950-е гг. Элвис Пресли неоднократно выступал на концертах в джинсах бренда.

В 1952 году компания основала фонд Levi Strauss Foundation, поддерживающий благотворительные организации и инициативы по борьбе со СПИДом, бедностью, загрязнением окружающей среды и пр.

В 1954 году бренд запустил линию джинсовой одежды для всей семьи.

В 1955 году Levi’s выпустили модель джинсов 505 с замком-молнией.

В конце 1950-х-начале 1960-х гг. Мэрилин Монро неоднократно появлялась в фильмах и носила в жизни джинсы Levi’s. В 1999-м, на аукционе Christie’s, Томми Хилфигер приобрел за 42 550 долларов три пары джинсов с завышенной талией, в которых актриса снималась картине «Река, не текущая вспять» (1954 г.).

В 1961 году Levi’s выпустили зауженную модель саржевых брюк № 514. Они имели 5 карманов и были предназначены для молодых людей. Из-за светлого тона парни называли эти джинсы White Levi’s.

В 1964 году компания запатентовала технологию Sta-Prest, создающую эффект жатой ткани на брюках и рубашках.
К середине 1960-х гг. компания вышла на европейский и азиатский рынки.

В конце 1960-х гг. широкое распространение получил стиль хиппи. Неотъемлемой частью гардероба представителей этого направления стали джинсы.

В 1973 году Levi’s провели конкурс Denim Art Contest. Каждый желающий мог отправить фотографии джинсов и курток с
handmade-дизайном. Лучшие работы были представлены в Американском музее народного искусства.

В 1977 году Levi Strauss & Co были признаны самым крупным производителем джинсовой одежды в мире.

Конкуренция и потери

В 1980-е гг. серьезную конкуренцию Levi’s составили такие бренды, как Calvin Klein, Gianni Versace, Giorgio Armani, Trussardi и Valentino.

В 1980-м и 1984-м гг. Levi’s являлись официальным спонсором Олимпийских игр. Из-за высокой конкуренции в 1984-м компания потратила около 36 миллионов долларов на рекламу своей продукции.

В 1985 году Levi’s запустили рекламный ролик под названием «Прачечная» с участием модели Ника Кеймена. По сюжету видеоролика его герой приходит в прачечную в джинсах бренда, снимает их и кладет в стиральную машинку. Оставшись в нижнем белье, он садится на стул и ждет, когда его вещи постираются. Ролик «Прачечная» стал одной из самых удачных реклам в истории джинсовых марок.

В 1986 году компания запустила дочерний бренд повседневной мужской и женской одежды и обуви Dockers.

В начале 1990-х гг. компания продолжала развиваться и расти. Ее годовой оборот достигал 7 миллиардов долларов.

В 1991 году Levi Strauss & Co. создали «Условия контракта» — первый универсальный набор стандартов для наемных работников по всему миру.

Во второй половине 1990-х гг. в моду вошли широкие штаны, Levi’s же продолжали предлагать узкие джинсы классического кроя. В период с 1996 по 1999 гг. объем продаж компании снизился на 28%.

В 1996 году Levi’s запустили линию Vintage Clothing в стиле исторических коллекций бренда.

В 1999 году журнал «Time» назвал модель джинсов Levi’s 501 самой модной вещью XX века.

Levi’s в XXI веке

В 2002 году, к 150-летию компании, Levi’s выпустили в единственном экземпляре 501-ю модель джинсов, украшенную золотыми заклепками и бриллиантами. Стоимость предмета составила 85 тысяч долларов.

В 2006 году финансовые дела компании стали улучшаться. Годовой оборот Levi Strauss & Co составил 4,2 миллиарда долларов, чистая прибыль – 239 миллионов.

В 2007-м объем продаж компании составил 4,36 миллиардов долларов, Levi Strauss & Co заработали 460 миллионов. В этом же году бренд запустил линию мобильных телефонов. Первой моделью стал Levi`s Phone с 2.0-мегапиксельной камерой и 1.8-дюймовым дисплеем. Его разработкой занималась компания ModeLabs Group.

В 2010 году компания разработала инновационную систему посадки женских джинсов Curve ID. Она была основана на исследовании около 60 000 фигур женщин и с учетом их пожеланий.

В 2011 году Levi’s запустили экологическую джинсовую линию Water. На последней стадии выпуска пары джинсов обычно расходуется 42 литра воды. Бренд разработал модель производства Water<Less, в процессе которого на создание одной пары расходуется на 96 % меньше воды.

В 2012-м бренд Levi’s дебютировал на Неделе моды в Нью-Йорке с мужской и женской коллекцией осень-зима 2012/2013, вдохновленной ремесленниками и их портновским мастерством. В этом же году бренд запустил линию Levi’s Commuter, выпускающую джинсовую одежду для велосипедистов.

Коллаборации

В 2004 году Levi`s объявили о запуске ежегодной лимитированной коллекции Times с брендом 686.

В 2009 году Levi`s и американская сеть отелей Ace Hotel разработали дизайн одного из номеров Palm Springs Ace Hotel & Swim Club в Палм-Спрингс. Комната была декорирована денимом и фотографиями одной из рекламных кампаний бренда.

  • Levi’s x Jean Paul Gaultier

В 2009 году состоялась коллаборация Levi’s x Jean Paul Gaultier. Жан-Поль Готье создал четыре вариации мужских джинсов Levi’s 501, а также куртки и шорты из денима. Все предметы были дополнены полосками в морском стиле, ремнями и металлизированными элементами. Синий, основной цвет коллекции, дизайнер разбавил вкраплениями белого, серого и красного. Мужскую коллекцию представил бренд Jean Paul Gaultier на Неделе моды в Париже.

«Levi’s — это настоящие джинсы. Я был рад работать над собственными версиями 501».

Жан-Поль Готье

  • Levi’s x Генри Холланд

В 2010 году Levi’s и Генри Холланд представили совместную женскую коллекцию джинсовой одежды. В нее вошли джинсы, корсеты, комбинезоны, юбки и платья. Все предметы коллекции были дополнены ремнями с пряжками.

В 2010 году Levi’s и Filson создали коллекцию мужской одежды и аксессуаров Levi’s Workwear by Filson. В этой работе дизайнеры подчеркнули «рабочие» корни их брендов. В качестве материалов были использованы грубая саржа, сыромятная кожа, деним и медь.

  • Levi’s x Brooks Brothers

В 2010 году Levi’s в сотрудничестве с Brooks Brothers создали коллекцию мужских джинсов. В нее вошли знаковые модели бренда: 501 – прямые джинсы на заклепках, 505 – прямые джинсы на молнии, 514 – зауженная модель на пуговицах. На подкладке были изображены логотипы обеих марок: золотое руно и две запряженные лошади, которые пытаются разорвать пару джинсов.

«Из поколения в поколение никто не поддерживал джинсовые американские традиции больше, чем Вrooks Brothers и Levi’s. Наши джинсовые коллекции вне времени. И наше совместное стремление к качеству, а также соединение современных инноваций и традиций позволили нам создать эксклюзивную коллекцию».

Лу Амендола, главный мерчендайзер компании Вrooks Brothers

  • Levi’s x Fixerati x Brother Cycles x Unik bike

В 2011 году состоялась коллаборация Levi’s x Fixerati x Brother Cycles x Unik bike. Levi’s в сотрудничестве с компанией Unik bike, восстанавливающей старые велосипеды, и магазином Fixerati, предлагающим детали для редких велосипедов, а также при участии Brother Cycles, производителя высококачественных велосипедных рам, была создана модель велосипеда Levi’s Fixie bike. Рама и фурнитура имели цвет американского флага, седло было обтянуто джинсовой тканью Levi’s. Некоторые детали велосипеда украшали бронзовые металлические пуговицы.

В 2013 году Levi’s и лондонский универмаг Liberty London создали женскую капсульную коллекцию. В нее вошли джинсы, куртка, платье, шорты, жилет, рубашка, топ, юбка, ветровка и сумка. Все предметы одежды были украшены мелким цветочным принтом.

  • Другие сотрудничества

В разные годы Levi’s также сотрудничали с брендом Supreme, художниками Дэмиеном Херстом и Шепардом Фейри, графическим дизайнером Стефаном Загмайстером.

Выбор знаменитостей

В разные годы поклонниками джинсов являлись Марлон Брандо, Мэрилин Монро, Барак Обама, Стив Джобс, Мик Джаггер, Курт Кобейн, Сильвестр Сталлоне, Джеймс Дин, Мадонна, Антонио Бандерас, Джон Траволта, Оззи Озборн, Стинг, Брюс Уиллис, Бинг Кросби, Элсвис Пресли, Роберт Паттинсон, Тейлор Лотнер, Дженнифер Лопес, Бриттани Мерфи и др.

Источник: https://wiki.wildberries.ru/brands/levi%E2%80%99s

Supreme: Как новый магазин скейтбординга в Нью-Йорке навсегда изменил моду

Такие бренды, как A Bathing Ape и Neighborhood — новые соседи Джеббии в Харадзюку — уже успели обзавестись многочисленными фан-базами. Он черпал вдохновение. Но японские бренды и их клиенты были не единственным, на что Джеббиа смотрел в конце 90-х и начале 00-х. «Мы не были слепы к Хельмуту Лангу. Мы также не были слепы к FUBU», — говорит Джеббиа. «Было понимание того, что происходит там, находясь в Нью-Йорке.Но тогда не было столько крупных модных брендов. Просто не было. Но я должен сказать: Хельмут Ланг в то время был очень важен лично».

Аткинсон вспоминает, что Хельмут Ланг был единственным брендом, на который ссылалась Джеббиа во время их совместной работы. «Раньше он носил только футболки Helmut Lang, — говорит он. «Он очень внимательно относился к тому, как ему подходят ошейники. Он использовал это как ориентир».

Основатель Noah Брендон Бабензиен выразился прямо: «Я думаю, что Supreme создал мир, в котором сегодня живет вся [модная] индустрия.

Джеббиа говорит, что его стандарты качества были основаны на том, что уже производилось. «У многих брендов скейтбордов в то время качество было не очень хорошим, а ткани были паршивыми», — говорит Джеббиа. «Поэтому мы должны были сделать наш продукт таким же хорошим, как бренды, которые носили дети в Нью-Йорке: Polo, Nautica, Carhartt, Levis». Избегая оптовых продаж, он мог снизить цены. «Наша цель, — говорит Джеббиа, — заключалась в том, чтобы делать вещи такими же хорошими, как лучшие бренды, но не модные бренды, и иметь такое качество, чтобы люди могли носить эти вещи очень-очень долго.

По мере роста амбиций операция становилась все изощреннее. Люк Мейер, который в 2002 году был назначен ответственным за дизайн, руководил растущим штатом сотрудников с расширенными возможностями. Мейер вспоминает, что скорость, с которой его модели попали в магазины, была огромным благом для Supreme. «Когда вы думаете о ателье или о каком-то другом месте, где они действительно производят продукт, вы можете продать его, например, за квартал», — говорит он. «Вы чувствуете очень тесную связь с тем, кто это покупает, кто это носит, почему это круто.Это не похоже на то, что вы находитесь в какой-то студии по всему миру».

Мейер уволился со своей постоянной должности в Supreme в 2009 году и позже запустил лейбл OAMC. В 2017 году он и его жена Люси Мейер были назначены со-креативными директорами Jil Sander. «Удивительно, — говорит он о переходе от Supreme к модному люксовому бренду, — разница не такая уж и большая».

Анджело Баке, основатель бренда Awake NY, начал работать в Supreme в 2006 году, когда, по его словам, компания еще была семейной.В последующие годы бренд быстро расширялся, представляя новые вещи, такие как, скажем, вышеупомянутые оксфордские рубашки и кардиганы. «Двенадцать лет спустя все делают такие, — говорит он, — но выпуск кардигана Supreme в 2007 году был чертовски революционным для бренда».

В течение большей части этого периода Брендон Бабензиен отвечал за дизайн в Supreme (с тех пор он запустил свой собственный бренд Noah). «Было очень весело, — говорит Бабензиен, — иметь возможность удовлетворить как юношескую сторону — сторону, с которой я вырос, — так и удовлетворить некоторые потребности нашей аудитории, которая была с брендом с самого начала.Другими словами, делать свитера, которые пользовались таким же спросом, как и футболки Supreme. «Я возлагал большие надежды на то, что Supreme сможет одновременно делать действительно прогрессивные вещи и действительно классические вещи», — говорит он. «Я думаю, что мы добились этого».

Краткая история восхождения Supreme как модной супердержавы

С момента основания Supreme в 1994 году основатель Джеймс Джеббиа не думает о бренде так, как могли бы думать большинство людей, занимающихся модой. с тех пор превратился в глобальную иконку.Подчеркивая это, Vogue   нанимает легендарного фотографа Антона Корбейна для съемки нового репортажа/интервью с основателем бренда — Корбейн был креативным директором по визуальным эффектам для Depeche Mode и U2.

Думая о Supreme больше как о пространстве, Джеббиа, выросший в Кроули, Западный Суссекс, Англия, подростком в 80-х, работал на фабрике Duracell, тратил свободные деньги на поездки в Лондон, чтобы купить одежду в неуловимом магазине. своего рода магазин, который в конечном итоге стал образцом для Supreme.«Крутой, классный магазин, — говорит Джеббиа. «Магазин, в котором продаются крутые вещи, которые носили все — никаких крупных брендов или чего-то подобного».

К тому времени, когда ему исполнилось девятнадцать, Джеббиа уехал из Англии и работал продавцом в магазине SoHo под названием Parachute, чтобы в конечном итоге основать магазин Union, ранее на Спринг-стрит, но теперь в Лос-Анджелесе, а затем помогал управлять магазином со Stussy до Стюсси решил уйти в отставку.

После открытия флагманского бутика Supreme в Лафайете его расположение было относительно тихим, с полосой магазинов антиквариата, пожарной частью и машинистом, а также магазином Кита Харинга, где связь с арт-сценой в центре города была ключевой. Джеббиа построил свободное пространство, вскоре ставшее товарным знаком Supreme, затем привез хорошие скейтборды, постоянно проигрывал музыку и видео, чтобы привлечь зрителей.

Признавая, что он всегда обожал мир скейтбординга, «он был менее коммерческим — в нем было больше остроты и больше хулиганских вещей» — дети, которых Джеббиа нанимал, часто сами были скейтбордистами, крутыми и самоуверенными, и очень Первые сотрудники были статистами в фильме Ларри Кларка « Дети » по сценарию Хармони Корин.

Сначала Supreme выпустили всего несколько футболок, затем их клиенты пришли в Carhartt в сочетании с Vuitton, Gucci с Levi’s.Вскоре Supreme создал хлопчатобумажную толстовку, понимая, что если она будет сделана немного лучше того, что есть на рынке, фигуристы будут готовы платить за нее немного больше.

По словам Джеббиа, такое мышление характерно не только для скейт-культуры. «Gucci говорит: «Эй, то, что ты молод, не означает, что тебе не понравится эта толстовка за 800 долларов», — говорит он. Джеббиа выражает гениальность креативного директора Gucci Алессандро Микеле, показывая молодым людям одежду на подиуме, которую они на самом деле будут носить в повседневной жизни.«Он создает интересные продукты прямо сейчас — сегодня», — говорит Джеббиа.

После успеха толстовок, а затем и приталенных кепок, началось сотрудничество с художниками, которое включало в себя создание дек для скейтборда, а также футболок и другой одежды. Художник Люсьен Смит высоко ценит близость Supreme. «Многие люди не понимают, что это сверхмалая группа людей, которые просто работают над этой оригинальной идеей — что это магазин скейтбордов», — говорит он.

За последние два десятилетия Supreme работал со многими артистами, в том числе с Кристофером Вулом, Джеффом Кунсом, Марком Флудом, Нейтом Лоумэном, Джоном Балдессари, Дэмиеном Херстом и другими, но больше всего выделялось сотрудничество с Comme des. Гарсон, 2012 год.«Я думаю, что это открыло много дверей, много глаз», — говорит Джеббиа.

«Я никогда не встречал человека с таким сильным, целеустремленным видением, который всегда оставался верен своим ценностям», — говорит Адриан Жоффе, президент Comme des Garçons и муж Рей Кавакубо. «Вот почему наше сотрудничество было таким значимым — и почему рост Supreme в некотором смысле отражал наш собственный».

В то время, когда мир моды начинает осознавать Supreme, за последнее десятилетие бренд открыл магазины в Токио, Лондоне и Париже, хотя в настоящее время горячей темой является его недавнее сотрудничество с Louis Vuitton.Джеббии нравилось работать с дизайнером мужской одежды LV Кимом Джонсом, который создавал чемоданы и рюкзаки для скейтборда, банданы и перчатки, рубашки, куртки и многое другое.

«Когда вы видите очереди за Supreme в Нью-Йорке или Лондоне, — говорит Джонс, — вы видите так много разных людей, и это люди, с которыми вы можете найти общий язык — они понимают все, что им нужно, они умны, они умны, и они юмористичны. Они знают, чего хотят, и очень лояльны, а лояльный клиент — это настоящее стремление для любого, у кого есть бренд.

Сотрудничество с Louis Vuitton также стало для многих модников первым взглядом на таинственный мир Supreme, который определяется их аутентичностью, непосредственностью, скоростью и ловкостью в ведении бизнеса.

В то время как Джеббиа беспокоится о чрезмерном освещении, Supreme сводит рекламу к минимуму и использует социальные сети в основном как выставочную платформу. «Мы не пытаемся перенастроить себя, — говорит Джеббиа. «Мы просто пытаемся показать людям то, что мы делаем — ничем не отличающееся от того, что делал журнал 20 лет назад.(Примерно в 2006 году они выпустили шесть выпусков собственного журнала, прежде чем создать свой веб-сайт.)

«Я всегда считал, что одежда, которую мы делаем, похожа на музыку», — говорит Джеббиа. «Всегда есть критики, которые не понимают, что молодые люди могут быть влюблены в Боба Дилана, а также в Wu-Tang Clan, Колтрейна и Social Distortion. Молодые люди и фигуристы очень, очень открыты. . . к музыке, к искусству, ко многим вещам, и это позволило нам делать вещи непредвзято».

Чтобы узнать больше об истории Supreme, перейдите на страницу Vogue , чтобы ознакомиться с полным обзором.

Далее, вот как ненавистники на самом деле укрепляют бренд Supreme.

В пути: рост Supreme не изменил его историю

Supreme всегда шел в такт собственному барабану. С 1994 года, когда Джеймс Джеббиа открыл двери первого магазина на Лайфетт-стрит в Нью-Йорке, стремясь предоставить качественные товары и безопасную гавань для городских фигуристов, всегда смелый бренд отказывался быть в коробке.

Хотя Supreme никогда не собирался этого делать, он быстро стал любимцем индустрии моды. Vogue сравнил Supreme с Chanel в статье ясновидящего за март 1995 года. В 2001 году бренд выпустил дерзкие рубашки с надписью «F*ck Nike», высмеивая тогдашние слабые попытки компании проникнуть на рынок скейтбординга — и логотип Swoosh «призрак» Джеймса Джеббиа после того, как попросил его о сотрудничестве, — а затем дал ему преимущество, работая с Nike SB для создания одного из самых важных SB Dunk Lows в 2002 году. На рубеже веков Louis Vuitton обслуживал его с прекращением и отказом от своих «контрафактных» скейтбордов с монограммой, а затем развернулся и создал коллекцию, меняющую парадигму, с французским домом моды в 2017 году. Supreme даже выиграл CFDA ». Премия «Дизайнер мужской одежды года» в 2018 году.

Но неважно, насколько седым будет ваш флис CYC Supreme канадского производства, неважно, сколько потертостей и царапин у вас на ваших оригинальных кроссовках Supreme x Vans Old Skools 1996 года, вы не можете отрицать, что Supreme — это не та марка, которую она использовала раньше. быть с «чистой» точки зрения.Такого не было с тех пор, как в 2017 году она получила инвестиции от Carlyle Group, и она изменилась еще больше с тех пор, как VF Corporation — материнская компания Vans, The North Face и других титанов отрасли — приобрела ее в декабре 2020 года, заплатив 2,1 миллиарда долларов. для бренда и ожидая, что он будет приносить доход более 500 миллионов долларов в год.

Тем не менее, это не обязательно означает, что он потерял из виду свои корни — хотя это было популярным повествованием в разделе комментариев HYPEBEAST и в более широкой сфере уличной культуры в течение многих лет, особенно после сотрудничества с Louis Vuitton.Ностальгия может быть сложной вещью, поскольку часто гораздо проще сказать, что вещи «раньше были лучше», чем принимать и ценить изменения, придерживаясь бренда по мере его развития и роста. Да, пресловутые «старые добрые времена», когда Supreme был независимой электростанцией, возможно, прошли. Однако это не означает, что бренд забыл о бурной энергии центра Манхэттена, которая в первую очередь принесла ему известность.

«[Supreme] играл в «игру» так хорошо, что ему некуда было двигаться, кроме большего.

«Supreme всегда сознательно создавал атмосферу центра Манхэттена, даже сейчас», — говорит Байрон Хоуз, автор книг-антологий Supreme Object Oriented и Art on Deck . «На самом деле, он играл в «игру» так хорошо, что ему некуда было двигаться, кроме большего. Я был невероятно впечатлен тем, насколько искусным было его расширение».

«Бренды, предназначенные только для инсайдеров, в какой-то момент неизменно сталкиваются с решением, — продолжает он. «Либо они исчезают, либо становятся больше.Supreme сохранил свой основной дух. Это дерьмо непросто».

С корпоративными деньгами приходят корпоративные ожидания, а с корпоративными ожиданиями приходят большие коллекции, больше сотрудничества, большие производственные циклы и расширение розничной сети. Тем не менее, вездесущая позиция Supreme «пофиг» и бесконечная энергия центра Манхэттена не дрогнули, о чем свидетельствуют кампании, ориентированные на Нью-Йорк, такие как размещение логотипа коробки на первой странице New York Post для запуска своего Коллекция FW18, выпуск видеоролика с инструкциями по нарезанию сыра и свой последний вирусный маркетинговый ход: партнерство с MTA, чтобы одеть поезда метро Нью-Йорка в полную красно-белую фирменную ливрею в качестве предшественника своей коллекции FW21.

Обернуть нью-йоркское метро, ​​особенно линию, подобную поезду L, — это шаг, который является квинтэссенцией Supreme; то, о чем мечтает только команда, которая изначально знакома с жизнью Нью-Йорка, и потрясающее продолжение красно-белой карты MetroCard 2017 года, также созданное в сотрудничестве с MTA. Откровенно говоря, обклеить вагон нью-йоркского метро фирменными мотивами — это такой трюк, о котором мечтал бы любой бренд из «Большой яблоки»… если бы только у них были деньги, чтобы осуществить это, что и делает Supreme благодаря своей многомиллиардной оценке.

Да, Supreme превратился из обшарпанного скейт-шопа в Нижнем Манхэттене, раскачиваемого теми, кто «осведомлен», в глобальную электростанцию, которую носят все, начиная с широко раскрытых глаз туристов в походных шляпах, которые готовы часами стоять в очереди, чтобы просто выбрать через обрывки релизов прошлой недели до маркетологов от Рианны до Кайли Дженнер. Хотя пуристы, тоскующие по «славным дням» Нью-Йорка 90-х, могут порицать эти перемены, факт в том, что в сегодняшнем гиперсвязанном мире социальных сетей все глобально — даже, в некоторой степени, местная культура.

«Меня больше интересует вопрос, можно ли быть в контакте со своими корнями, если их действительно больше не существует».

«Информация распространяется и ускоряется с молниеносной скоростью в текущий день», — говорит Хоуз, когда его спросили, остается ли Supreme «верным своим корням». «Меня больше интересует вопрос о том, можно ли быть в контакте со своими корнями, если их действительно больше не существует». Хоуз указывает на изменения в первоначальных торговых площадках Supreme: «Когда Lafayette открылся, это был отрывочный блок в раздробленном районе.Теперь рядом с тем местом, где когда-то был Supreme, есть гребаный La Colombe. Несправедливо просить бренд оставаться верным чему-то, в данном случае району и периоду времени, которые больше не существуют в том виде, в каком они существовали в 90-х».

Дни распития 40-х и курения косяков за дверью на Лафайет-стрит прошли — и в прямом, и в переносном смысле, поскольку флагман бренда в Нью-Йорке переместился на несколько кварталов в Бауэри и, можно с уверенностью сказать, привлекает новую клиентуру. Тем не менее, со всей новой одеждой, новыми поклонниками и новыми долларами, это по-прежнему бренд, который по своей сути является Нью-Йорком.Это подтверждается тем, как компания решает потратить свой маркетинговый бюджет на кампании, которые могут понравиться всем, но только житель Нью-Йорка, который видит город изо дня в день, может полностью понять.

Supreme даже решил обернуть линию поезда L, одну из самых демократичных в Нью-Йорке. L начинается в глубоком Бруклине в Канарси, проходит через вычурный, оживленный Бушвик и помпезный Вильямсбург (где расположен флагманский магазин Supreme в Бруклине), пересекает реку в Манхэттене и останавливается у Сохо и Юнион-сквер, прежде чем закончить в Челси.Непреднамеренно или нет, но поезд в салоне Supreme, совершающий путешествие от сурового Carnise до роскошного Chelsea, является метафорой роста бренда: это мчащееся транспортное средство, растущее как в силе, так и в статусе, оставаясь при этом привязанным к Нью-Йорку все время. .

Какая следующая остановка поезда Supreme? Обширная коллекция FW21, которая выходит завтра, 19 августа. После этого? Можно только догадываться. Однако по мере того, как бренд продолжает набирать обороты, Хоуз видит простой, но действенный рецепт его успеха.«Supreme просто нужно сохранить дух панк-рока».

In Pictures: The History and Culture of Supreme

Нет никаких сомнений в том, что Supreme — бренд скейтбордовой одежды и одежды, основанный Джеймсом Джеббиа в центре Нью-Йорка в 1994 году, — навсегда изменил лицо моды.Неся ответственность не только за доминирование уличной одежды в последнее десятилетие, ныне бунтующий бренд Jebbia также открыл эру сотрудничества – длинный список собственных партнеров включает бренды Comme des Garçons, Nike и невероятно популярную связь с Louis Vuitton. в то время как Ким Джонс все еще был у руля, а также многочисленные художники и фотографы — и нарушил традиционный календарь, отказавшись от устойчивых сезонов для «падений» неделю за неделей. Тем самым Supreme проложил путь тому, что сейчас можно было бы назвать модой на рекламу, и эпохе обязательных и ограниченных выпусков, когда преданные стоят в очереди вокруг квартала, чтобы получить в свои руки то, чего больше ни у кого нет.

Новая книга, опубликованная Phaidon и выпущенная сегодня, представляет собой наглядный дневник истории бренда, от его скромного начала на нью-йоркской улице Лафайет, первоначально размещавшегося в старом офисном здании и обслуживающего молодых скейтеров города, до превращения в мегалитическая глобальная компания с 11 магазинами по всему миру, от Лос-Анджелеса до Лондона, от Парижа до Японии. Те, кто внесли свой вклад в более чем 800 изображений в книге, являются свидетельством статуса бренда. Фотографии Ларри Кларка, Сэнди Ким и Дэвида Симса запечатлели все, начиная от закулисных снимков периода зарождения бренда и заканчивая духом времени. y предметы, выпущенные ограниченным тиражом, от карточек MetroCard до велосипедов, а также слова кинорежиссера Хармони Корин и поп-культурного критика Карло Маккормика, которые являются давними поклонниками лейбла.

«Джеймс наткнулся на секретный соус… и они остались сильными, потому что молодежь продвигает культуру, и они всегда на стороне молодежи. Вы не можете подделать это», — говорит Корин. «Это вирусное явление, как мем плохого поведения, который заражает статус, семиотику и социальный этикет эстетикой дадаизма, постмодернистской иронией, дерзким неповиновением и хитрыми уловками, где бы он ни появился», — добавляет Маккормик.

Сама книга, несомненно, станет предметом коллекционирования, обещая стать «воплощением приверженности бренда качеству и дизайну».Обложка книги двусторонняя — с фирменным красным логотипом Supreme на одной стороне — но ее также можно снять, чтобы использовать в качестве постера. Внутри, на 352 страницах, Supreme , несомненно, является наиболее полным и интимным портретом бренда, который обязательно должен быть у поклонников Supreme во всем мире.

Supreme, выпущенный Phaidon, доступен с сегодняшнего дня.

Партизанская мода: история Supreme

Подтекст был ясен: право делать там покупки нужно было заработать.

«Я вошла туда и, даже будучи девочкой, все еще чувствовала себя напуганной: это были настоящие дети-скейтеры», — сказала Вашти Кола, режиссер музыкальных клипов в центре города и организатор вечеринок, вспоминая свои визиты в 90-е. Как и мир скейтбординга в целом, магазин, добавила она, был «местом, где подлинность имеет огромное значение».

«Люди могут учуять твой запах, — продолжила она. «Это тяжелый мир, в котором можно завоевать уважение».

Тогда, как и сейчас, товар был полностью закодирован. Supreme сочетает в себе различные течения андеграундного стиля: панковость скейтборда эпохи Dogtown, мачо-утилитаризм военной экипировки, дерзкие цвета хип-хопа 80-х — и объединяет их в единую эстетику.

Цены едва ли можно назвать астрономическими (джинсы стоят около 130 долларов, толстовки — 170 долларов), но Supreme культивирует такое же жадное безумие, которое могло бы приветствовать новую сумку Hermès Birkin за 9000 долларов.

Ограниченные тиражи помогают поддерживать спрос. По словам Питера Панагакоса из Strictly Supreme, веб-сайта, доступного только для членов, где фанатики Supreme торгуют слухами, вельветовая куртка-ракушка, созданная в сотрудничестве с North Face, стоит 298 долларов. и мерч.(Приглашения на сайт сами по себе очень желанны.)

Сотрудничество с современными художниками bien-pensant еще больше усиливает эзотерическую атмосферу Supreme. Текущая осенне-зимняя коллекция, например, включает в себя куртку M-51 в армейском стиле с изображением скейтбордиста и художника Марка Гонсалеса за 298 долларов. Скейт-деки, созданные совместно с такими артистами, как Дэмиен Херст и Ричард Принс, могут стоить менее 100 долларов, но их «собирают как искусство», сказал г-н О’Брайен.

Художник Нейт Лоумен вспоминает, как видел скейтборд, который он разработал — мотив пулевого отверстия — висящий в галерее Гагосяна на Мэдисон-авеню, рядом с изданиями Кристофера Вула и Джеффа Кунса.«Они висят там на стене за тысячи долларов», — сказал он, все еще смеясь над этой идеей. Он позвонил мистеру Джеббиа, который хочет оставить доски в руках детей, и сказал, что мистер Джеббиа выругался в трубку, сказав: «Я скажу им, чтобы они прекратили».

ИСТОРИЯ SUPREME

Самый влиятельный бренд 21-го века, Supreme, прошел путь от развития скейт-сцены Нью-Йорка до преодоления разрыва между уличной одеждой и высокой модой. Как все это произошло? Джеймс Джеббиа, основатель Supreme и современный айдол, сказал бы вам, что ни одна из бизнес-стратегий, которые он использовал, не была

целеустремленной, и успех, которого они достигли, был просто результатом того, что они оказались в нужном месте в нужное время.Однако, когда вы смотрите немного глубже на поставленный вопрос, вы понимаете, что это было своего рода неизбежностью.

НАЧАЛО

Работая на фабрике Duracell в Кроули, играя по радио с Ти-Рексом и Боуи, Джеббиа копил свои гроши, чтобы купить билет на поезд до Лондона, надеясь разузнать последние новинки одежды в неуловимые магазины, о которых люди не слышали. Однако в возрасте 19 лет он вернулся в Америку, где он родился, и влюбился в сцену, которую предлагал Нью-Йорк.Когда он погрузился в глубины нью-йоркской моды, он обнаружил, что привык к одежде, которую выпускали Stussy и Parachute; он начал работать в этих компаниях, которые вдохновили основы Supreme в том виде, в каком мы его знаем сегодня. Он оставался верным Stussy, пока основатель (Шон Stussy) не продал бренд. «Что, черт возьми, я собирался делать сейчас?» — возмутился он в интервью Vogue.

На улице Лейфретт в Нью-Йорке была бурно развивающаяся городская арт-сцена, и она находилась в центре многих старых независимых предприятий, в том числе антикварных магазинов.Джеббиа принес сюда первое пространство Supreme всего за 12 000 долларов и нанял группу непредубежденных скейтеров, многие из которых были статистами в скандальном фильме Ларри Кларка «Дети», которых Supreme печатал на своих предметах на протяжении многих лет. Магазины были специально спроектированы так, чтобы головы скейтеров могли комфортно входить, не слезая с досок; если вы были в превосходном магазине, вы знаете, что одежда находится за пределами пространства, а не посередине. Он начинался как скорее место для тусовок, где студенты и молодые люди, бросившие школу, могли расслабиться и посмотреть видео за пределами магазина.

Выпуская одежду, они давали таким художникам, как Марк Гонсалес, возможность заявить о себе, помещая дизайны в свои частые журналы, которые отражали модность и враждебность Нью-Йорка 90-х. По мере того, как их одежда начала приобретать поклонников, она, возможно, была выдвинута на передний план моды не кем иным, как Тайлером, Создателем — основателем печально известного рэп-коллектива Odd Future. Несколько лет назад он написал в Твиттере: «Когда The Fuck Is Supreme вырежет мне чертов чек.Вы знаете, сколько черных детей покупают это дерьмо сейчас из-за меня? Jebbia, Stop Playn», хотя этого никогда не происходило, и это противоречило бы философии Supreme. Тайлер уже не часто появляется в Supreme, но некоторые знаменитости продолжают носить этот бренд.

СОТРУДНИЧЕСТВО

Supreme представляет так много в современном мире, поэтому неудивительно, что они сотрудничают с таким количеством музыкантов, фильмов, моделей и компаний. Мы решили предложить некоторые из наших фаворитов за эти годы, чтобы отметить и написать о них.

Созданная по образцу Люсьена Кларка из Palace, памятная коллекция

Жана-Мишеля Баския 2013 года была не чем иным, как удивительной: он использовал его принты, чтобы переосмыслить социальный комментарий

, который он создал в своих картинах о Нью-Йорке. Одна из лучших философий Supreme заключается в том, что независимо от того, насколько велик артист, они предпочтут сотрудничать, если будут поклонниками своей работы. Они продолжают использовать гравюры Марка Гонсалеса, а в последнее время и художника Санчито.

Их частые коллаборации в области спортивной одежды всегда приводили мир моды в

безумие, в первую очередь с такими популярными брендами, как Nike, Fila и Champion.Их линии с Lacoste часто также являются одой повседневной жизни, подчеркивая связь Джеббиа с Великобританией и увлечение спортивной одеждой. Недавний выпуск комбинезона Nike показал мне, насколько охотно Supreme готовы вывести бренд из своей зоны комфорта и взять с собой новое направление.

Но, пожалуй, самое влиятельное из всех их коллабораций — это сотрудничество с Comme Des Garcons, которое

началось в 2012 году. Это был решающий момент, который поставил Supreme на карту в мире высокой моды, более законно, чем когда Луис Vuitton приказал арестовать и воздержаться от действий бренда за неуправляемое использование их печати.Однако все мы знаем, что отношения между двумя лейблами существенно изменились. Адриан Джоффе, президент CDG и муж Рей Кавакубо, открыто говорил о талантах Джеббиа, говоря: «Я никогда не встречал никого с таким сильным, целеустремленным видением, который всегда оставался близок к своим ценностям». многое из того, что основатель Supreme думает о своем собственном лейбле и производстве одежды в целом: «Я всегда считал, что одежда, которую мы делаем, похожа на музыку», — говорит Джеббиа.«Всегда есть критики, которые не понимают, что молодые люди могут быть влюблены в Боба Дилана, а также в Wu-Tang Clan, Колтрейна и Social Distortion. Молодые люди — и фигуристы — очень, очень открыты».

У каждого свое мнение о Supreme, их влияние на современную культуру абсолютно

неоспоримо; Тем не менее, верность своим корням — это то, что я нахожу самым замечательным в этом бренде. Джеббиа по-прежнему заставляет моделировать свои коллекции Сейдж Эльсессер, которого некоторые могут назвать одним из самых влиятельных фигуристов в Америке, но он очень рано превратился в семью Supreme

, и вы понимаете, что связи между их одеждой и обществом очень сильны.

Развертывание: высший бренд | Адролл

Скейт-шоп, возможно, самый успешный скейт-шоп в истории мира, принадлежащий человеку, который не катается на коньках и не слишком заботится о спорте. Бренд, который ничего не классифицирует как ограниченный, а выпускает только небольшие тиражи и никогда не перевыпускает продукт. Икона моды, которая клянется, что это не модный бренд. Supreme — это интригующая, запутанная паутина противоречий.

Может быть, именно поэтому бренд смог подняться до такой культурной значимости: в определенном свете трудно отличить «горячий беспорядок» от подлинности. Если вы будете раскрашивать за пределами линий достаточно долго, вы потеряете способность сказать, где кончается правда и начинается мифотворчество. И, возможно, это все, что кто-то действительно хочет от бренда; может быть, мы хотим чего-то, что кажется достаточно запутанным, чтобы на мгновение мы отложили недоверие и подумали, что, может быть, все это одна большая случайность, а не результат многолетнего расчетливого построения бренда.

До шумихи

В начале 1990-х Джеймс Джеббиа был расцветающим модником на андеграундной сцене Нью-Йорка, который продвинулся по карьерной лестнице в Parachute и открыл магазины прототипов уличной одежды Union NYC и Stussy — последний вместе с пионером в области серфинга и одежды для серфинга Шоном. Стасси. Затем, когда Стусси ушел из розничной торговли, Джеббиа искал свой следующий большой ход и нашел его в витрине магазина на Лафайет-стрит.

Первый магазин Supreme в Нью-Йорке

Supreme открылся в 1994 году, и в нем работают энергичные, настроенные против коммерции ребята.Они были уверенными в себе, бесстрашными, самоуверенными и бескомпромиссно аутентичными — черты, которые передавались в общую энергию в магазине и вокруг него. Это было пугающе, но интригующе — и, в конечном счете, работа культовой привлекательности Supreme.

Они создали логотип, чтобы уложиться в срок печати футболок, и инвентарь, который лучше всего охарактеризовать как «нерегулярный». Магазин культивировал минималистскую эстетику, и это было хорошо, потому что в первые дни до цифрового управления запасами и прогнозов продаж на основе искусственного интеллекта, а также до того, как Supreme был оценен в 1 миллиард долларов США, держать магазин в магазине с борддеками и футболками было проблемой. .Магазин либо сталкивался с нехваткой наличных и с трудом заполнял полки, либо заказывал небольшие партии из-за боязни застрять с плохо продаваемыми товарами.

Магазин почти сразу стал хитом. Джеббиа, воспользовавшись связями, установленными в Parachute, Union и Stussy, привел разношерстную банду светских львиц, художников, музыкантов и даже случайного настоящего скейтбордиста, которые приходили в магазин не только за покупками, но и потусоваться. Это стало своего рода современным парижским кафе, местом, куда можно было прийти, чтобы поговорить о Puff Daddy и Patssi Valdez, наслаждаясь неброским пивом или солодовым ликером.

Из этих скромных корней Supreme превратился в империю, которая теперь включает 11 магазинов, изданий и изобразительное искусство, а также главный приз за мужскую одежду на церемонии вручения наград Совета модных дизайнеров Америки 2018 года. Попутно он сотрудничал с такими знаковыми брендами, как Louis Vuitton и Comme des Garçons, а также с такими знаковыми личностями, как Леди Гага и Лу Рид. Но как оно сюда попало? В чем секретный соус бренда?

Что движет уличной одеждой?

Легко взглянуть на общие тенденции и сказать: «Уличная одежда развивается благодаря росту спроса на предметы роскоши. В конце концов, в 2018 году Bain & Co. оценила рынок предметов роскоши для личного пользования в более чем 275 миллиардов евро. Но реальность намного сложнее — копните немного глубже, и вы увидите, что большая часть этого роста на самом деле обусловлена ​​уличной одеждой. Рост во многом обусловлен сочетанием этих социальных и экономических факторов.

Неравенство доходов

Многое из того, что движет рынком уличной одежды, может показаться знакомым любому, кто читал нашу статью Unrolling: White Claw . Одним из основных факторов является рост неравенства доходов в большей части мира.Опрос, проведенный хроникерами уличной одежды Hypebeast и Strategy& (молодое и модное подразделение PWC), показал, что 70% потребителей уличной одежды имеют доход не более 40 000 долларов. Это намного ниже среднего дохода домохозяйства в США, составляющего примерно 64 000 долларов, и далеко от обычного потребителя модной одежды, который просматривает Barney’s или делает покупки в Saks Fifth Avenue.

Эти покупатели, в основном в возрасте от 20 до 20 лет, оказались несколько загнанными в угол. С одной стороны, восстановление безработных после рецессии 2008 года оставило многих молодых людей, особенно молодых мужчин, на постоянном напряжении стагнации заработной платы и рост затрат.С другой стороны, распространение социальных сетей, особенно Instagram, сделало практически невозможным не видеть, как живет «другая сторона». Молодые люди оказываются зажатыми между массовым потребительством и гиг-экономикой, падением заработной платы и ростом FOMO (страха упустить выгоду). Уличная одежда с ее бесчисленными лимитированными релизами и неожиданными «дропами» (выпусками продуктов) дает ощущение эксклюзивности и престижа без высоких ценников старых дизайнерских лейблов.

Личность

Это еще один пример, который может показаться знакомым читателям Unrolling: White Claw.Несмотря на свои корни в гипермужских мирах скейтбординга и хип-хопа 1980-х/1990-х годов, уличная одежда в значительной степени была в авангарде своего рода постгендерной и пострасовой идентичности. В то время как некоторые бренды подвергались критике за то, что они являются «клубом для мальчиков», общая тенденция в уличной одежде была направлена ​​на инклюзивность и своего рода непритязательную бодрость, которая избегает ярлыков. Мода всегда возвышала своего рода андрогинность в моделях, которые они использовали, но многие бренды уличной одежды пошли еще дальше, отбросив саму идею «мужской» или «женской одежды».

Проблема идентичности и того, что она означает, кипела до тех пор, пока люди задавались вопросом «кто я?», но в последние годы она достигла апогея, когда миллениалы и представители поколения Z стремятся переопределить себя в терминах. их стиля, а не их демографии.

Рост в Азии и на других развивающихся рынках

Первые аванпосты

Supreme за пределами Нью-Йорка находились в Японии, и компания была втянута в монументальную битву за контроль над своей торговой маркой в ​​Китае.Азия стала доминирующим рынком за последнее десятилетие, особенно на рынке предметов роскоши для личного пользования. Отчет Bain, указанный выше, оценивает рост спроса китайских потребителей на моду до 25%, причем большая часть этого спроса обусловлена ​​уличной одеждой. Другие развивающиеся рынки не сильно отстают: в Юго-Восточной Азии, Восточной Европе и Латинской Америке наблюдается значительный рост личного потребления предметов роскоши.

Уличная одежда добилась огромного успеха в этих областях по той же причине, по которой она добилась сильного роста в Западной Европе и Северной Америке — она предлагает эксклюзивность и «уличный авторитет» традиционных брендов класса люкс, но часто по гораздо более низкой цене.Для растущего среднего класса, стремящегося продемонстрировать свой новый статус, уличная одежда представляет собой почти идеальное сочетание цены и престижа.

Царствующий Верховный

В связи с тем, что уличная одежда становится мейнстримом, легко списать подъем Supreme на то, что она просто оказалась в нужном месте в нужное время. Однако при этом игнорируются десятилетия напряженной работы и блестящий маркетинг, который бренд приложил, чтобы добиться того, что он имеет. Supreme не на вершине, потому что они поймали волну и оседлали ее — они и есть волна, и они были пионерами в большей части того, что мы связываем с уличной модой и культурой.

Supreme San Francisco Открытие

Возьмем «капля» — часто спонтанный (хотя иногда запланированный) выпуск новых продуктов, при этом фактическое содержание выпуска держится в строжайшем секрете. Эти выпуски стали определять культуру уличной одежды и кроссовок: бренды от Nike до Gucci проводят мероприятия, на которых они распределяют тщательно контролируемое количество новых релизов среди рядов обожающих фанатов. Supreme впервые применил этот подход, сначала списав его как борьбу малого бизнеса за запасы, но в конечном итоге сделав эти мероприятия с ограниченным выпуском основной частью своей бизнес-модели.

Использование модели искусственного дефицита дало Supreme возможность удерживать цены на низком уровне (по сравнению с устаревшими модными брендами, такими как Gucci и Louis Vuitton), и в то же время обеспечивать эксклюзивное ощущение предметов роскоши более высокого уровня. Более того, это стало его собственным маркетингом — вместо того, чтобы устраивать вечеринки по случаю запуска новых коллекций два раза в год, Supreme удалось превратить свой четверг в событие, которое нельзя пропустить. Один заполнен не прессой, влиятельными лицами и инсайдерами отрасли, а преданными поклонниками, которые выполняют ту же задачу, что и первый (распространение информации и шумихи о бренде), без необходимости подкупать открытыми барами и закусками.

Коллаборация (коллаборация) — еще один элемент уличной одежды, официально оформленный Supreme. Возможно, из-за их непосредственной близости к центру искусства и аутсайдерской моды Нью-Йорка 1990-х годов или, возможно, благодаря острому взгляду Джеббиа на возможности перекрестного продвижения, Supreme имеет долгую историю партнерства с замечательными людьми и брендами. Их стиль коллабораций с Supreme X Brand копировался почти всеми существующими на тот момент модными брендами, но в конце 90-х он был почти неслыханным в массовой культуре. От дек для скейтборда, разработанных Дэмиеном Херстом, до футболок Лу Рида, бренду удалось проникнуть в андеграундную культуру далеко за пределы своего центра в качестве одежды для скейтбординга.

Удивительно, но Supreme удалось создать уникальный и связный голос, в значительной степени заимствуя у других, а затем переосмысливая дух времени. Даже их культовый логотип, ярко-красная коробка (#FF001B) с жирным белым текстом (Futura), представляет собой дизайн, который либо заимствует, либо украл, в зависимости от того, кого вы спрашиваете, у современной художницы-феминистки Барбары Крюгер.Многие из их продуктов содержат работы других, ремикшированные и смешанные, чтобы сформировать своего рода круговую шутку за счет культуры. Supreme редко бывают первыми в категории продуктов, и они редко бывают лучшими в этом, но конечный результат всегда уникален и отличается от того, что он имитирует, даже если это точно такой же продукт.

Но, возможно, самый большой вклад в их успех вносит их сильное стремление делать все по-своему и только по-своему. С момента своего основания в 1994 году, когда они стали пионерами в обслуживании клиентов, отказавшись предоставлять что-либо, до их эклектичного, но разборчивого подхода к решению вопроса о том, с кем им работать, до дерзкой продажи кирпича за сотни долларов, Supreme всегда поступал так: Джеббиа.Назовите это аутентичностью, трезвомыслием, манией величия или наследием, но Supreme создал один из немногих по-настоящему глобальных и далеко идущих брендов, которые могут провести четкую грань от того, что находится на их полках прямо сейчас, к тому, что было на их полках в прошлый раз. день они открылись. Это не значит, что Supreme не обращает внимания на тенденции или идет в ногу со временем. Они это делают, но делают это с упорной решимостью никогда не рисковать слишком далеко от комфорта своего прошлого.

The Infamous Supreme Brick

Этот отказ изменить основу бренда Supreme распространяется и на его маркетинг.Supreme, несмотря на то, что его стоимость оценивается в 1 миллиард долларов США, почти не тратит денег на маркетинг или рекламу. За исключением нескольких рекламных кампаний и коллабораций со знаменитостями, Supreme никак не занимается рекламой. Вместо этого он полагается на свои легионы фанатов, которые проповедуют от их имени, подстрекаемые дропами, коллаборациями и видом тщательно охраняемого инсайдерского клуба.

Ролл-ап

Supreme удалось создать непреодолимую силу, взглянув на розничный сборник сценариев, а затем применив все по-другому.Их розничный персонал был неприветлив. Цены на их продукцию выше, чем у аналогичных конкурентов. Их модель запасов была построена на отсутствии вещей на складе. Они не рекламируют и не играют с прессой. И все же им удалось не просто выжить, но и процветать. Вот уроки Supreme:

  • Знайте, кто вы есть и кем вы не являетесь, и никогда не отклоняйтесь от первого.  Подлинность становится все более популярным словом в современной стратегии развития брендов, и это то, что ищут многие современные потребители.Вместо того, чтобы пытаться предугадать направление рынка или, что еще хуже, гнаться за тенденциями, создавайте продукты, которые вы хотите производить, и делайте это без сожалений.
  • Знайте, кто ваш клиент.  Supreme добился успеха, поняв, что дети из скейтпарков и неряшливая молодежь, забредшие в их магазин, были готовы потратить немного больше на качество и гораздо больше на роскошь. Они не списали их со счетов, как это сделали многие конкурирующие скейт-магазины и бренды, как «просто детей» без денег, но при этом осознавая финансовый дефицит, в котором работал их целевой рынок.В результате они смогли разрушить представление о том, каким может быть скейт-шоп, и начать продавать.
  • Ваши клиенты — самый ценный маркетинговый актив.  Никакие затраты на брендинг, дизайн или рекламу не могут воспроизвести силу превращения покупателя в представителя. Воодушевление ваших клиентов тем, что вы делаете, будь то уловки, такие как искусственный дефицит и скидки, или создание продуктов, которые действительно превосходны (да, каламбур) для конкурентов, — это единственный способ устойчивого развития бренда.
  • Не ограничивайте себя категорией в том, что вы продаете или с кем вы сотрудничаете.  Расширяйте границы, пробуйте воду и ищите вдохновение там, где вы его не ожидаете найти. Важно оставаться приземленным, но не менее важно выходить за пределы своей зоны комфорта. Может быть, не начинайте с буквальной продажи кирпича в первый раз, но не бойтесь тыкать, подталкивать и провоцировать.
  • Быть первым на рынке может быть важно, но это не главное.  Уникальный взгляд или другая точка зрения могут превратить что-то обычное в нечто, что однозначно принадлежит вам. Практически невозможно создать современный и актуальный бренд, не овладев искусством создания копий, которые будут лучше оригинала.
  • Маркетинг — это не просто маркетинг.  За свою 25-летнюю историю компания Supreme практически не потратила денег на традиционный маркетинг и рекламу, но, тем не менее, ей удается проводить одни из самых вдохновляющих маркетинговых кампаний в отрасли.Ищите возможности поднять шум везде, где только можно — партнерские отношения, шутки о продуктах, которые становятся вирусными, постановочные распродажи или просто выделяйте свои магазины на фоне того, что делают конкуренты.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.