Уютный трикотаж: интернет магазин белорусского трикотажа

Кто такой гэтсби на самом деле: Купить зеленый огонек: как на самом деле выглядит дом Джея Гэтсби

Кто такой гэтсби на самом деле: Купить зеленый огонек: как на самом деле выглядит дом Джея Гэтсби

Содержание

Леонардо и теория двойников

“Великий Гэтсби” — грандиозная экранизация великого романа Фрэнсиса Скотта Фицджеральда от режиссера База Лурмана.  

Она хороша не только очередным сумасшедшим лурмановским саунд-коктейлем — от Луи Армстронга и Джорджа Гершвина до Ланы Дель Рей, Канье Уэста и Jay Z. И не только визуальным оформлением: за костюмы и декорации вновь, как и в предыдущих лентах База Лурмана, здесь отвечала его жена Кэтрин Мартин (которая, между прочим, в семью принесла уже 4 «Оскара», а муж-режиссер — пока ни одного). Можно было бы долго говорить об актерском ансамбле “Великого Гэтсби”, где первую скрипку играет «Леонардо Вильгельм наш Ди Каприо», или вообще обсудить плюсы-минусы фильма, но что, если попробовать посмотреть на картину совсем с иной точки зрения?

Время действия романа — первая половина 1920-х (книга Ф.С. Фицджеральда вышла в 1925 году). Факты жизни главного героя Джея Гэтсби в изложении разных персонажей противоречат один другому. Сам о себе Джей Гэтсби рассказывает, опять же, не заботясь о правдивости повествования и больше отталкиваясь от формулы «реальность — это одно, а на самом деле все было иначе», формулы, на основе которой живет преогромное множество людей, особенно из числа «творческих личностей».

Происхождение состояния Гэтсби, прочие криминальные нюансы жизни Джея, род его занятий, истинное его прошлое… Не слишком ли много тайн и загадок прячет в себе человек, имя которого вынесено на титульный лист романа, сочиненного соседом и свидетелем последних недель жизни Гэтсби? И что отличает Джея Гэтсби от его… ну, предположим, современника и практически ровесника с противоположного края планеты?

В 1927 году была опубликована книга о похождениях еще одного авантюриста. В разных ситуациях представлялся он разными именами. Биографию свою излагал в разных версиях. Криминальных поворотов судьбы не избегал — скорее даже напрашивался на них. Мечтал он о многом, но для исполнения желаний ему нужен был “миллион на блюдечке с голубой каемочкой”. Да-да, все мы знаем этого человека. Его зовут Остап Бендер.

Хоть на минутку поверим в “теорию двойников”? Где-то далеко или совсем рядышком живет тот (та), кто на вас похож, словно зеркальное отражение. И судьбы ваши могут быть похожи. И слова вы говорите одинаковые (правда, бывает, на разных языках). Ну, а поскольку зеркала, как известно, бывают кривыми, то и двойник не буквально повторяет вашу жизнь.

Что, если Фрэнсис Скотт Фицджеральд поспешил поставить окончательную и бесповоротную точку в финале своей истории? Что, если Остап Бендер — зеркальное отражение Джея Гэтсби? Спустя несколько лет и с учетом искривления времени и пространства… Почему бы и нет?

А что, если предположить совсем уж фантастический разворот событий? Почему бы Джею Гэтсби не вынырнуть из воды в прологе фильма “Начало” под именем Доминика Кобба, специалиста в области промышленного шпионажа новой формации?

Леонардо Ди Каприо — актер, которого, несмотря на обилие премий и номинаций, многие не считали (а кто-то и продолжает не считать) серьезным исполнителем, за последние полтора десятка лет вполне убедительно сыграл характеры людей, навсегда застрявших где-то между правдой и ложью, между реальностью и вымыслом: “Пляж”, “Поймай меня, если сможешь”, “Волк с Уолл-стрит”… В этом же ряду — работы Ди Каприо в фильмах “Великий Гэтсби” и “Начало”. Как хорошо, что личину обаятельного мошенника Леонардо примерил не до, а после лент “Ромео + Джульетта” и “Титаник”! Иначе кто бы поверил его Ромео и Джеку Доусону?

16:30, 23 июля — «Великий Гэтсби»

19:05, 23 июля — «Начало»

Великий Гэтсби – анализ и сочинения о романе Ф. Фицджеральда

Великий Гэтсби – невероятно трогательный, душераздирающий роман Ф. Фицджеральда о надеждах и мечтах, которые по своей сути несостоятельные, о людях, преследовавших призрачные цели.

Анализ романа «Великий Гэтсби»

История создания будущего шедевра литературы началась в далеком 1925 году.

По словам самого Френсиса Скотта Фицджеральда, представителя так называемого в литературе «потерянного поколения», люди всегда приходят в восторг от жизни голливудских звезд, не зная, что на самом деле таится за их гламурной жизнью.

Его задумкой этого величайшего романа было раскрыть ту самую «американскую мечту», за которой все гнались, не осознавая, что это не смысл жизнь, а он сам в частности был выходцем из семьи, где воплощалась пленяющая многих «американская мечта».

Сюжет и герои

История Джея Гэтсби рассказывается от лица его друга, лучшего друга, если быть точнее и, пожалуй, единственного – Ника Каррауэйя, который всегда мечтал стать писателем, и именно с этой мечтой он приехал в Нью-Йорк из Чикаго, и именно история жизни самого Гэтсби воплотилась в его первую книгу.

Каждые выходные на протяжении лета в поместье Гэтсби играла музыка, в лунном свете мужчины и женщины порхали как мотыльки в облаках из шёпота, шампанского и звёзд.

Никто никогда не видел Гэтсби, не знал кто он на самом деле, у каждого на этот счёт были свои предположения и догадки, но было то, в чём сходились все: он богаче самого Господа Бога.

Лонг-Айленд – место, где замок, выстроенный под средневековье, которым владел Гэтсби, всегда сиял огнями. Он купил это поместье, на другом берегу залива, чтобы быть рядом с Дейзи, и каждый вечер приходил на свой пирс, чтобы взглянуть на зеленый огонёк, который каждый вечер, виднелся на причале дома Дейзи, в котором он видел надежду.

Он закатывал вечеринки для всего Нью-Йорка в надежде, что однажды она придёт. В каждой идеи, в каждой вещи этого великолепия присутствует дух его любви к ней. Всё, что он имеет, он создавал для неё. Он хранил все её письма, собирал вырезки о ней. Его любовь жила все те пять лет, которые они не виделись.

Он безумно ждал встречи с ней, и очень нервничал, когда такая возможность была ему дарована. Он смотрел на неё таким взглядом, о котором мечтали все. Её присутствие делало всё необыкновенным. Каждая минута, проведённая с ней была всего лишь мигом, который он так жаждал превратить в вечность.

Дейзи являлась для Гэтсби идеальной девушкой, но лишь потому, что он сам сделал её такой в своих мечтах. Она была для него воплощением американской мечты.

Ник – беспечный и любопытный, он всегда был и внутри и снаружи, заворожённый неистощимым разнообразием жизни, невольный хранитель чужих секретов.

Единственный человек за всю историю вечеринок, кто когда-либо получал приглашение от Гэтсби, ведь весь Нью-Йорк не нуждался в приглашениях, они из без того, считали себя полноправными гостями, и единственный, чья цель жизни ни коим образом не была связана с ценностями материального характера.

Он оказался в мире богатых, поселившись по соседству с таинственным и известным миллионером Джеем Гэтсби, в мире их иллюзий, любви и обманов.

Гэтсби – поистине джентльмен, человек, который добился всего сам, сколотил своё состояние на подпольной торговле, человек, порой не знающий чувства меры, но зато обладатель большого сердца, несокрушимого дара надежды, дара, который не встречался Нику ни в одном из людей, дара, которого Ник никогда уже не встретит.

В своём собственном воображении он был сыном Бога, обречённого на будущее величие. Его благородство лишило его жизни. Его жизнь стала ценой его любви к Дейзи.

Дейзи – любовь всей жизни Гэтсби, золотая девушка. Она излучала обезоруживающее тепло, словно никому на свете она не была так рада, как тебе.

Главной темой произведения является неравенство людей в обществе. Все построено на предосудительных отношениях богатых и бедных.

Далее затрагивается проблема жизни в иллюзиях, в той самой американской мечте, где наяву все не так красочно и радужно, как в мечтах.

Следующая тема — о дружбе и семье. Фантомные чувства поглощают Гэтсби, и он не замечает той искренней дружбы с Ником, искренней любви отца.

Вера занимает также важное место в романе: Гэтсби верил в зелёный огонёк (символ мечты, бесплодной надежды, за которой так гнался Гэтсби, это ещё одно из возможных отражений американской мечты – безумно красивой, но такой далёкой, дико манящей, но такой пустой внутри.

И последней проблемой, которую стоит упомянуть – это страх отбросить привычку. Данную проблему демонстрирует Дейзи, которая боится уйти от мужа, которого она никогда вовсе и не любила и полностью отдаться настоящим чувствам, которые спустя столько лет не погасли.

Смысл романа заключается в том, что жизнь преподносит разные испытания, пройдя которые человек становится сильнее, но не всегда в конце пути можно встретить хороший финал. Удача, как и любовь чувство капризное.

О чем роман Ф. Фитцджеральда

В романе «» Фицджеральд выносит на общее рассмотрение феномен «американской мечты», который является одним из основополагающих понятий всей американской истории.

В образе главного героя Джея Гетсби писателю удалось одновременно добиться удивительной гармонии в описании привлекательности мечты и неминуемого ее краха. Фицджеральд хотел назвать свой роман «Среди миллионеров и свалок».

В этом названии выражены главные мотивы произведения — противопоставление огромных материальных богатств и духовного опустошения тех, кто ими владеет. Прототипом Гетсби, как со временем писал Фицджеральд, стал знакомый фермер из Миннесоты, а точнее — связанная с ним романтическая история, которая отпечаталась у писателя в памяти.

Через образ Гетсби Фицджеральд сумел воплотить в конкретную поэтическую форму свое отношение к богатеям как к людям другой породы, которые заняли в этой жизни лучшие места.

Но писатель также понимал и моральную распущенность таких представителей общества, не доверял их могуществу. «Этому меня научила вся моя жизнь, — размышлял Фицджеральд перед смертью, — бедный ребенок в городе богатеев, в школе для детей элиты, бедный студент в клубе для зажиточных потомков в Принстоне. Я никогда не мог извинить им то, что они богатые, и это обозначилось на всей моей жизни и моем творчестве».

В романе «Великий Гетсби» выразительно оказалось двойственное отношение автора к герою. Образ Гетсби состоит из совокупности разных точек зрения, таким образом, подчеркивается трагичность этого персонажа.

Это трагедия неординарных людей, которые решили посвятить себя единому делу — приумножению своих капиталов. В этом они видят ключ к человеческому счастью. Гетсби спекулирует на бирже, получая незаурядный достаток, лишь ради того, чтобы получить право на любимую женщину. Но деньги — несмотря на их кажущееся могущество — не способны принести ему счастье.

В душе Гетсби происходит конфликт двух несовместимых стремлений, двух абсолютно противоположных стихий. С одной стороны, это мечтательность, наивность, простодушие, «романтический запал», «редчайший дар надежды». А с другой — практицизм и неразборчивость в средствах, ползание перед богатством и успехом, расточительность человеческих сил.

«Американская мечта» трагическая, поскольку ее проблемы являются непреодолимыми. Именно этим объясняется трагический характер главнейших произведений Фицджеральда. Он развенчивает чрезвычайно популярный социально-этический миф о процветании всех и каждого, о легкости «пути вверх» в американском обществе.

Роман «Великий Гетсби» свидетельствует и о своеобразности художественного метода писателя. Фицджеральд стал первооткрывателем не только в околице социальной жизни, а и в мире поэтики. Он одним из первых в американской литературе начал применять в своем творчестве принципы лирической прозы, вместе с тем чрезвычайно мощно влияя на эмоции читателей.

В романе очень тонко и сложно переплетаются сатирическая и лирическая стихии, которые в эстетичном отношении возникают как единая, неразрывная целость.

Равнодушие и жестокость в «Великом Гэтсби»

Что объединяет между собой ? На мой взгляд, их объединяет причинение боли себе или окружающим. С той лишь разницей, что для проявления жестокости нужно совершить какие-либо действия.

Равнодушие же, наоборот, характеризуется полным безучастием, пассивным отношением человека к событиям, которые происходят вокруг него. В настоящее время мы живем в состоянии кризиса доброты и торжества жестокости. Но можно ли сказать, что равнодушие и есть наивысшая жестокость?

Примером слияния равнодушия и жестокости является роман известного американского писателя Фрэнсиса Скотта Фицджеральда «Великий Гэтсби». Один из главных героев этого романа Джей Гэтсби – загадочный и неприлично богатый человек, скрывающий свое лицо от огромного числа людей, которые приходят на вечеринки, устраиваемые им каждую неделю.

В один из таких вечеров Гэтсби знакомится со своим соседом — Ником Кэррауэйем. Между ними завязывается дружба и Ник узнает о давней любви Гэтсби к троюродной сестре Ника. Дальнейшие события романа приводят к убийству Джея Гэтсби.

Однако печальнее всего отнюдь не смерть героя, а то, что из множества гостей и знакомых, веселившихся на его вечеринках, никто не пришел на похороны. Даже любимая женщина осталась равнодушна к этой трагедии. Настолько жестоки и бесчувственны порой бывают люди, окружающие нас. Именно поэтому страшнее всего безразличие, ведь его можно спрятать под маской любезности.

Подводя итоги, хочется сказать о том, что равнодушие по праву можно считать проявлением наивысшей жестокости. Оно способно уничтожить веру в то, что ты можешь рассчитывать на чью-либо помощь, что ты важен для кого-то. Стоит помнить о том, что это сильнейшее орудие жестокости в сердцах людей.

Тема «американской мечты» в романе

Основным смыслом романа и становится проникновение в “естество” Большого Гетсби, а через него — в смысл самой “американской мечты».

Гетсби — человек, который создал себя за рецептами американской морали, и владение богатством является неотъемлемым компонентом цели и смысла его жизни. Впрочем, оно облагорожено мечтой, красотой, любовью. Он имеет землю, виллу, машину (светлый лимузин — машина смерти, выразительный американский символ движения дорогой жизни).

Собственно, его имущество описано широкими свободными мазками.  Его самоуважение мало зависит от тех средств, которыми добыто богатство. Он определен в правильности собственного пути, считает, что достиг всего своей работой.

Совокупность правил, которыми руководствуется подросток Джимми Гетц, очень напоминает франклиновское завещание, завещание предков пилигримов, основателей американского буржуазного государства.

Гибель Гетсби происходит не через столкновенье с реальностью (с ней он находится в полной гармонии!), а от разрушения, краха, опустошения, поскольку тиражированная упрощенная “американская мечта”, которая сведена к богатству, расходится с идеалом предков пилигримов, не может дать счастья человеку, который возрос на этих идеалах.

Богатство представляет фетиш и предмет этого романа, оно изображено автором комплексно. Любимая, мечта Гетсби Дейзи и ее муж Том  Бьюкенен  к богатству причастны от рождения, они — его носители и его “контекст”.

Том возникает его жестким, сильным, безжалостным телом. Дейзи — изысканное произведение, выросшая на богатстве прекрасный цветок. Недаром в ее голосе “звенят деньги”. Дейзи — далекая родственница, а Том — бывший однокурсник Ника, они живут в фешенебельном районе Истегг, расположенном  в самый раз напротив Вестеггу (и эта планометрия выразительная — ведь традиционно считается американский Запад страной дикого богатства, а Восток — регионом окультуренной зажиточности).

Фицджеральд описывает собственность Бьюкененов детально и неспешно: “Это было веселое черно-белое сооружение в южном колониальном стиле с видом на залив. Травник, который начинался почти возле самой воды, бежал с четверть мили к парадным дверям, перепрыгивая через солнечные часы, и тропы, посыпанные толченным кирпичом, и пламенеющие цветники, аж пока, достигали дома, будто с разбега забирались на стену ярко зеленой виноградной лозой…”.

Автор в романе “Великий Гетсби” не столько описывает главного героя, а именно тот мир, к которому он стремится, и, описывая этот мир богатства, он приводит нас к мысли, что Гетсби обречен на гибель с самого начала! Он к этому шел — он это получил.

Наибольшей трагедией Гетсби есть его любовь к Дейзи, напрасная надежда завладеть ею. Именно эта любовь толкает его на путь обогащения, к тем людям, которые есть “сердцем” (хотя и прогнившим) мира зажиточных.

В романе нет подробного портрета героини. Автор обращает наше внимание лишь на обольщение ее голоса. Он акцентирует, что в ее голосе слышится звон денег. Это воплощение той красоты, поэтичности, таинственности, которые окружают богатство. Дейзи органически впитала и присвоила силу денег, стала символом красоты, счастья, которое олицетворяется богатством.

В этой социальной роли, которая стала ее натурой, она и выступает в романе. Вот к такому богатству всю жизнь стремится Гетсби. Недаром в его воспоминаниях Дейзи существует лишь в окружении вещей.

В ее доме “Гетсби постигал тайну юности в плену и под охраной богатства, вдыхая свежее благоухание одежды, которой было так много, — а под ней была Дейзи, светлая как серебро, благополучная и гордая, бесконечно далекая от изнурительной борьбы бедняков” . Такую  и хочет присвоить как награду за отданную любовь, как высший смысл своей жизни Джей Гетсби.

Тем не менее “цветок”, что вырос в богатстве, “не тянет” на роль наибольшей духовной награды. Она недалекая за своим умственным развитием (вспомним, как она характеризует малопонятные для нее занятия мужчины: “Наш Том становится мыслителем. Он читает разные мудрые книжки с предлинными словами”). Она фальшивая в своих немногочисленных материнских проявлениях, она равнодушная ко всему, что не касается ее лично.

Наверное, когда-то юная леди в самом деле любила истошно влюбленного в нее одетого в военную форму будущего героя лейтенанта Гетсби, которому дала обещание дождаться его, но не смогла того обещания сдержать. Молодой женщине чрезвычайно пасует трепетная любовь таинственного богача Гетсби.

Вспомним ту неожиданную “прозу”, которая более всего поразила ее среди богатства Гетсби: она искренне разрыдалась от вида тех многочисленных высочайшего качества рубашек, когда их раскинет перед ней влюбленный претендент.

Она была бы согласна ответить на его чувство… но и не больше того. ей не по силам отказаться от брака с Томом (хотя он и не кроется со своими изменами), она его “любит тоже”, да и зачем? Ведь этот брак абсолютно устраивает обоих, это союз соучастников.

Впечатляющей есть последняя сцена с участием Дейзи. В то время, как взволнованный Гетсби, что принял на себя ответственность за страшный поступок Дейзи, которая сбила человека, сидя за рулем, и проехала, даже не останавливаясь, прячется в усадьбе Бьюкененов, готов провести здесь всю ночь, лишь бы при необходимости поддержать пораженную (с его точки зрения) хрупкую любимую, она спокойно ужинает в кухне, и их с Томом тени (признак живых людей и вместе с тем только их плоские отражения) очень смирно просвечивают сквозь оконное стекло…

Итак если принимать Дейзи за символ высшей красоты, созданной богатством, то всего того, наверное, до сих пор, чтобы убедить читателя в невозможности самой американской мечты.

Если Дейзи — душа богатства, то Том — его крепкое тело. Том из клана богатых, богатство окружает его с рождения, оно сформировало его личностные черты: уверенность в себе, тупое удовлетворение, чувство самоуважения и вседозволенности.

Даже в разговорах с приятными ему людьми в его голосе слышались нотки презрения, открытого превосходства. Для подтверждения его “телесности” создана и линия его возлюбленной Миртл Уилсон, дамы вульгарной, для которой Том служит тем символом “красоты богатства”, что для Гетсби его воплощает Дейзи.

Эпизод похорон  Гетсби- один из центральных в романе. Дейзи, не говоря уже о множестве людей, которые пользовались гостеприимностью Гетсби, не отдала ему последнего почета.

Лишь рассказчик, скептический и рациональный Ник Каррауей, не отступился от человека, который, казалось бы, олицетворял  все то, что он искренне пренебрегал. «Нику хотелось отыскать для него кого-то. Хотелось войти в комнату, где он лежал, и уверить его: — Я отыщу вам кого-то, Гетсби. Не волнуйтесь. Доверьтесь мне, а я уже вам кого-то отыщу”.

Ник сбивается с ног, разыскивая в городе этого очередного “кого-то”, и уже совсем искренне говорит отцу Гетсби, что они были ближайшими друзьями. Нью-Йорк, в котором живет огромное колличесвто людей, которые знали Гетсби, молчит.

Все старания Каррауея обречены на неудачу, хотя, как подсказка, как последняя просьба, в его мозгу колотит: “Слушай, старик, ты должен отыскать мне кого-то. Ты должен позаботиться об этом. Я не могу пройти сквозь все это в одиночестве”.

Трагичность Гетсби в том, что он разрывается между верой в два противоречивых мифа вместе с тем, что несовместимость желаний и становится причиной гибели — богатство и счастье нетождественные, но прагматизм и мечтательность американца неделимые.

Автор подводит нас к пониманию трагедии Гетсби как человека, что сам  себя создал и рассчитывает только на себя . Абсолютное возложение на себя терпит поражение на уровне социума. Гетсби, кажется, учел все.

Стремясь отвечать требованиям общества, он окружает себя роскошными вещами, заказывает одежду в Европе, старается выглядеть просвещенным человеком, о чем свидетельствуют его прекрасная библиотека и напоминания в необходимом контексте об Оксфорде.

Герой следит за своей внешностью, общается на языке, который, по его мнению, отвечает уровню высшего мира. Джей очень требовательный к себе и как мужчина, выказав незаурядное мужество на фронте. Он осуществил свою мечту — создал себя, успешного и загадочного Большого Гетсби, о котором так много говорят.

А впрочем, несмотря на полное выполнение всех упроченных общественных предписаний, Джей не становится членом нью-йоркского высшего мира. Одни смеются над ним, другие используют его возможности, третьи просто игнорируют его присутствие. Вдобавок, как знаем, тот образ жизни, который ведет разбогатевший Гетсби, есть только средством, чтобы получить Дейзи.

Именно же общество Нью-Йорка ему безразлично. Даже Ник признает, что Гетсби использовал его. Такое “лицемерие” вызывает у жителей Лонг-Айленда адекватную реакцию. Пользуясь услугами Джея, его гости распространяют самые удивительные сплетни без наименьшего стыда.

Да и манерный аристократ Том Бьюкенен не считает за непристойность заехать к нему чего-то попить, хотя они даже незнакомы. Для всех них Гетсби — еще один выскочка, которого при первой лучшей возможности они покинули так же быстро, как и он лишился их по желанию Дейзи. Поэтому сцена похорон Джея напоминает публичный немой укор человеку, который не играл по их правилам.

Тема любви в «Великом Гэтсби»

Любовь, как много объектов, как навязчивая идея, все её хотят, все ищут, но немногие когда-либо достичь” (Judalet). Истинная любовь трудно найти и трудно сохранить; многие проводят свою жизнь в поисках того одного человека, который делает их жизнь стоит жить.

В “Великом Гэтсби” Ф. Скотта Фицджеральда Джей Гэтсби одержимо влюблен в Дэзи и никогда не ослабевает в своих попытках достичь её. Джей Гэтсби всегда хотел быть богатым; его главной мотивацией в приобретении своего состояния является его любовь к Дейзи Бьюкенен, с которой он познакомился в качестве молодого военного в Луисвилле.

Джей Гэтсби просто одержимый любовью романтик, а не сталкер; он боготворит Дейзи Бьюкенен в надежде на взаимную любовь, и Гэтсби не хочет доминировать над Дейзи, поэтому он страстно проводит свою жизнь, пытаясь получить её, а не обладать ею. Джей Гэтсби восхищается Дейзи Бьюкенен как идеалистический человек, которого он любит и ожидает любви в ответ.

Первая мысль о том, что ошибки будут исправлены, доказана верой Гэтсби в то, что брак Дэзи и любовь к тому Бьюкенену ложны. Гэтсби верит, без тени сомнения, что он действительно любит Дейзи, и он хочет, чтобы его отношения с Дейзи были такими же, какими они были до того, как он покинул Луисвилл.

Когда вспоминается время, которое он провел с Дейзи, Ник говорит: “его сердце билось всёибыстрее и быстрее, когда белое лицо Дейзи подошло к его собственному. Он знал, что когда он поцелует эту девушку и навеки выдаст свои невыразимые видения за её скоропортящееся дыхание, его разум никогда больше не будет биться, как разум Божий.

Потом он поцеловал её. От прикосновения его губ она расцвела для него как цветок, и воплощение совершилось” (Фицджеральд 117). Это показывает, как Гэтсби воспринимает Дейзи как идеальную девушку, которая делает его жизнь полной. Гэтсби делает Дэйзи центром своего будущего.

Жизнь Гэтсби вращается вокруг его амбиций, которые постоянно привязаны к представлению Дейзи. Для него Дейзи-идеальная женщина, и она — всё, что он хочет. Он считает, что время не имеет никакого отношения ни к чему, и поэтому считает, что он может успешно возродить свою потерянную любовь.

Время ничего не меняет, и он верит, что то, что когда-то было правдой, всегда истинно в любви. Гэтсби ценит идеал, что можно повторить прошлое, если так захотеть. Он твердо придерживается этих убеждений и поэтому считает, что после достижения Дейзи их жизнь будет полна блеска и счастья.

Другой пример, который показывает, как Гэтсби восхищается Дейзи и рассматривает её как чистое совершенство, — это когда он встречает Дейзи в её доме. Гэтсби находит Дейзи страстно желанной, и он упускает из виду её прошлые отношения: “его тоже взволновало, что многие мужчины уже любили Дейзи — это увеличило её ценность в его глазах” (156).

Это показывает, как Гэтсби всё ещё хочет Дейзи, и он понимает её ценность. Он считает, что, поскольку её обожают многие, она более симпатична и ценна. Он превратил Дейзи в идеальную женщину, без недостатков и проблем. У него есть этот образ в его собственном уме, что Дейзи абсолютно совершенна и безупречна.

Гэтсби хочет Дэйзи ещеё больше, потому что все её любят. Гэтсби любит её, потому что все любят, и если он может достичь Дейзи, это показывает, что он достоин этой страстной любви. Джей Гэтсби любит Дейзи Бьюкенен за счастье, которое она приносит ему, и ожидает, что Дэйзи вернется эту любовь.

Гэтсби не хочет контролировать Дейзи, поэтому он проводит всю свою жизнь, пытаясь достичь её, вместо того, чтобы обладать ею. Это видно, когда он намеренно покупает большое поместье прямо перед особняком Дейзи, и он может видеть Дейзи прямо напротив залива. Джордан Бейкер сообщает Нику о своей таинственной беседы с Гэтсби, и любовь Гэтсби к Дэйзи Бьюкенен.

Ник поражен непоколебимыми попытками Гэтсби встретиться с Дейзи, и он говорит: “скромность спроса потрясла меня. Он прождал пять лет и купил особняк, где раздавал звездный свет случайным ночным бабочкам, чтобы однажды днем” приехать “в чужой сад” (83).

Имея Джордан предложить такой план, чтобы иметь Дейзи более, Ник видит, что любовь Гэтсби представляет собой саму американскую мечту. Непреодолимое желание Гэтсби преследовать Дейзи и его вера в то, что, надеюсь, однажды он достигнет её, связаны с его безграничным оптимизмом, с которым он идет о достижении своей мечты.

Ясно, что Гэтсби решил купить свой дом, чтобы увидеть дом Дейзи через залив. Гэтсби решает вернуть Дейзи, и его первый шаг-купить дом в Вест-Эгге. Его дом находится через залив от дома Дейзи, и он может видеть зеленый свет в конце док Дейзи, который представляет его надежду, что в один прекрасный день Дейзи станет его.

Это доказывает, что всё, что делает Гэтсби-это отвоевывает любовь Дейзи. Он устраивал грандиозные вечеринки в течение пяти лет в надежде, что Дейзи появится хотя бы на одной из них. Это показывает, что Гэтсби по-настоящему влюблен в Дейзи, и он никогда не прекращает попыток преследовать её.

Ещё один пример впечатляющей любви Гэтсби к Дейзи-это когда Ник разговаривает с мистером Вулфшим в подвале на сорок второй улице, а Мистер Чистые намерения вулфшим сообщает ником о Гэтсби. Мистер Вулфшим признает: “да, Гэтсби очень заботится о женщинах. Он никогда бы не взглянул на жену друга ” (77).

Это показывает, что мечта Гэтсби найти свою настоящую любовь, Дейзи, и жениться на ней, удерживает его от романов с другими женщинами. Даже не подозревая об этом, Гэтсби, стараясь держаться подальше от других женщин и ища только одну, он стал по-настоящему одержимым романтиком, который без ума от одной девушки, Дейзи.

Он безнадежно и безумно влюблен в Дейзи, и он никогда не мог даже подумать о том, чтобы посмотреть на любую другую девушку. Жизнь Гэтсби вращается вокруг Дейзи, и всё, что он делает, — это попытка преследовать Дейзи. Гэтсби проводит свою жизнь, страстно пытаясь доказать Дейзи свою ценность, вместо того, чтобы обладать ею или доминировать над ней.

Некоторые говорят, что Джей Гэтсби-жуткий преследователь, потому что он тайно преследовал Дейзи Бьюкенен. Однако, это неверно, потому что Дейзи Бьюкенен был в курсе Гэтсби беспристрастные любовь и взаимные чувства между двумя.

Это доказано, когда Гэтсби приглашает Ника и Дэйзи к себе домой, где он показывает им свои вещи. Дэйзи переполняет роскошный образ жизни Гэтсби, и она начинает проливать слёзы радости, и Гэтсби сияет. — внезапно, с напряженным звуком, Дэйзи наклонила голову к рубашкам и начала бурно плакать.

Это такие красивые рубашки, — рыдала она, заглушая голос густыми складками. Мне грустно, потому что я никогда раньше не видела таких красивых рубашек” (98). Это показывает, как Дейзи влюблена в Гэтсби, и она даже не может быть рядом с его рубашками. Это также доказывает, что Гэтсби не преследователь, потому что его чувства взаимны Дейзи и взаимоисключающие.

Дейзи довольна вниманием Гэтсби и видит в их романе что-то особенное и острое. По этой причине и Гэтсби, и Дэйзи испытывают чувства друг к другу, и внимание Гэтсби к Дэйзи не похоже на преследование.

Кроме того, ещё один пример, который показывает, что Гэтсби не сталкер, — это когда Дейзи начинает жаловаться на свою скуку, и она спрашивает Гэтсби, хочет ли он отправиться в город. В ответ Гэтсби потянулся к ней взглядом. Их глаза встретились, и они уставились друг на друга, одни в космосе.

С усилием она взглянула на стол. Ты всегда так круто выглядишь. Она сказала ему, что любит его, и Том Бьюкенен увидел” (125). Это показывает, как Дейзи признается в любви в странной и иносказательным способом. Она видит в Гэтсби потенциального любовника и всё ещё испытывает к нему чувства. По этой причине Гэтсби не преследует Дэйзи, потому что она довольна Гэтсби и испытывает к нему чувства.

В этом случае и Гэтсби, и Дейзи любят друг друга, но обстоятельства времени разделяют их. Гэтсби не жуткий сталкер из-за того, что и у Дейзи, и у Гэтсби было незабываемое прошлое, которое Гэтсби просто хочет пережить и вернуть к жизни. Джей Гэтсби — чисто преданный романтик; не сталкер, он обожает Дейзи Бьюкенен в надежде на взаимную любовь, а Гэтсби не хочет контролировать Дейзи, поэтому он жадно проводит свою жизнь, пытаясь получить её, а не обладать ею.

Джей Гэтсби действительно любит Дейзи за волнение, которое она предоставляет ему, и Гэтсби планирует свое будущее с Дейзи. Гэтсби тратит свою жизнь, доказывая свою ценность Дейзи, вместо того, чтобы подчинить её.

Донкихотская страсть Джея Гэтсби к Дейзи Бьюкенен остается непоколебимой в надежде на взаимность любви, которой всё заканчивается убийством Гэтсби. Как далеко вы готовы зайти, чтобы сохранить надежду на любовь? Что ценить больше: безусловную любовь или условную любовь?

Читайте также: Сочинение по картине «» Ю.М. Ракши.

В целом у романа положительные отзывы, однако, не однозначные, ведь каждый критик по-своему смотрит на произведение. Популярность не в одночасье явилась к Фицджеральду, а лишь спустя 20 лет, а спустя почти столетие его роман обрел свою экранизацию, благодаря любви поклонников творчества американского писателя.

Андрей Николаевич Горбунов. Романы Френсиса Скотта Фицджералда (глава 3).

Андрей Николаевич Горбунов. Романы Френсиса Скотта Фицджералда (глава 3).

«Великий Гэтсби» — зрелость мастерства

«Великий Гэтсби» вышел в свет в апреле 1925 года. За истекшие три года в образе жизни Фицджералда произошло мало перемен. Он по-прежнему вел рассеянную светскую жизнь и вместе с тем как-то умудрялся много работать, и притом в разных жанрах. После «Прекрасных и обреченных» он написал пьесу, не принесшую ему успеха и быстро сошедшую с нью-йоркской сцены, и том рассказов, названный им «Сказки века джаза». Все это время Фицджералд со своей семьей много путешествовал но Америке и Европе, и большая часть «Великого Гэтсби» была написана во Франции. Впоследствии, вспоминая эти десять месяцев, проведенных в Париже и па побережье Средиземного моря, Фицджералд назвал их едва ли не самыми продуктивными в своей жизни. А сам роман был, по его мнению, лучшей из всех его книг. Фицджералд писал: «Мне бы хотелось, чтобы я никогда не останавливался и не оглядывался назад, а сказал бы после завершения «Великого Гэтсби»: «Я нашел себя — отныне это для меня главное. В этом мой непосредственный долг, без этого я ничто» [1].

Сюжет романа довольно прост и на первый взгляд может даже показаться немного тривиальным. Джей Гэтсби, нувориш 20-х годов, разбогатевший на продаже спиртного во время «сухого закона», ведет ошеломляюще широкий образ жизни. Роскошные приемы, которые он устраивает у себя на вилле, приглашая сотни незнакомых людей, приносят ему огромную известность в обществе и иронический титул «великого» Гэтсби. Весь этот шумный блеск, вся сенсационная мишура нужны ему для того, чтобы вернуть чувства его бывшей возлюбленной Дэзи. «Великий» Гэтсби познакомился с ней еще во время войны, когда он был молодым офицером, не имевшим никаких средств к жизни, кроме армейского жалованья. Вскоре его послали на фронт в Европу, а Дэзи вышла замуж за «баснословно богатого» Томаса Бьюкенена. Встретившись с Гэтсби снова, Дэзи чувствует смятение. Ей вспоминается прошлое. К тому же она несчастлива с Томом. Муж постоянно изменяет ей, и сейчас он даже не особенно старается скрыть связь с Миртл Уилсон, женой владельца гаража, находящегося на дороге из Нью-Йорка в Ист-Эгг, загородное место, где живут Бьюкенены.

В кульминационный момент развития сюжет некоторыми чертами начинает все больше и больше исходить па традиционный американский «thriller»: ведя машину Гэтсби, потерявшая контроль над своими чувствами, Дэзи сбивает Миртл Уилсон и, не останавливаясь, проезжает дальше. Миртл почти мгновенно умирает. Том, попав па место происшествия, сваливает вину на Гэтсби, обезумевший от горя муж Миртл убивает Гэтсби, а потом и себя самого, так и не узнав правды.

Но, конечно, этот авантюрный элемент сюжета играет в «Великом Гэтсби» такую же подчиненную и второстепенную роль, как, скажем, и в «Американской трагедии» Драйзера [2]. «Криминальный» сюжет романа позволил Фицджералду сделать ряд важных и тонких наблюдений, смысл которых исследователи продолжают обсуждать и по сей день. Причем наблюдения эти охватывают не только нравы молодежи «потерянного поколения», но и (в размышлениях рассказчика) жизнь всей Америки, затрагивая исторические судьбы американской цивилизации. И, не поняв этого, нельзя понять и книгу.

Главный художественный прием, который Фицджералд использует в «Великом Гэтсби», — это прием постепенно раскрывающегося по ходу действия контраста, своеобразного совмещения противоположностей, или, выражаясь словами Малколма Каули, метод «двойного видения». Размышляя о своем искусстве, сам писатель образно определил этот метод следующими словами: «Богатство твоих эмоций при строгой дисциплине, которой ты их подчиняешь, и создает то особое напряжение, в котором заключен секрет всякой притягательной силы» [3].

Если раньше художественно не разрешенная двойственность авторского отношения нарушала цельность книг Фицджералда, то теперь все разнообразные, а порой и противоположные эмоции писателя подчинены строго продуманному замыслу. В соответствии с таким замыслом и создан характер героя романа.

Фицджералд долго колебался, обдумывая, как лучше назвать книгу. Одно время он почти полностью склонился в пользу «Тримальхиона из Уэст-Эгга», но Зельда и Перкинс отговорили его. Они были, конечно, правы. Мало кому из широкого круга американских читателей была известна яркая фигура вульгарного и хвастливого вольноотпущенника Тримальхиона, созданного фантазией блестящего римского писателя первого века нашей эры Гая Петрония Арбитра, знаменитого современника Сенеки и Нерона. Да и иронически-двусмысленное название «Великий Гэтсби» гораздо более соответствовало духу книги Фицджералда.

Однако само желание писателя использовать имя героя Петрония весьма знаменательно. Известное внешнее сходство Гэтсби с Тримальхионом отрицать трудно. Гостям, случайно попавшим на его виллу, Гэтсби кажется олицетворением худших сторон «века джаза» и его вульгарной и пошлой «этики потребления». Бессмысленное расточительство героя Фицджералда как будто сродни причудам неслыханно разбогатевшего выскочки Тримальхиона. В какой-то момент можно действительно подумать, что прошло два тысячелетия и чванливый, сам всего добившийся в жизни Тримальхион перевоплотился в американского нувориша, столь же вульгарного, как и его древнеримский предшественник.

Гэтсби не умеет держать себя в обществе: одет он пестро и безвкусно, а его речь, изобилующая жаргонными словечками типа «old sport» и «chum», звучит нелепо и претенциозно. Слава «великого» Гэтсби зиждется на роскошных приемах, которые он устраивает у себя на вилле, привлекая па них толпы ищущих развлечений посетителей. И если на этих пиршествах, как некогда у Тримальхиона, слуги не приносят зажаренного целиком вепря, из которого вылетает стая живых дроздов, руки гостям не омывают вином и на столе посредине зала не танцует отлитый из чистого серебра скелет, то в запасе у Гэтсби множество других, гораздо более соответствующих «веку джаза» причуд. Есть у него и свой собственный пляж с вышкой для ныряния, и яхты, и аквапланы; и залах его дома играет оркестр — «не какие-нибудь жалкие полдюжины музыкантов», а настоящий большой оркестр в полном составе, а в баре, несмотря на «сухой закон», в неограниченном количестве подаются разнообразные вина и ликеры.

«По субботам и воскресеньям «роллс-ройс» Гэтсби превращался в рейсовый автобус и с утра до глубокой ночи возил гостей из города или в город, а его многоместный форд к приезду каждого поезда торопливо бежал на станцию, точно желтый проворный жук.

А в понедельник восьмеро слуг, включая специально нанятого второго садовника, брали тряпки, швабры, молотки и садовые ножницы и трудились весь день, удаляя следы вчерашних разрушений.

Каждую пятницу шесть корзин апельсинов и лимонов прибывало от фруктовщика из Нью-Йорка — и каждый понедельник эти же апельсины и лимоны покидали дом с черного хода в виде горы полузасохших корок. На кухне стояла машина, которая за полчаса выжимала сок ил двухсот апельсинов — для этого нужно только было двести раз надавить пальцем кнопку.

Раза два или даже три в месяц на виллу являлась целая армия поставщиков. Привозили несколько сот ярдов брезента и такое количество разноцветных лампочек, будто собирались превратить сад Гэтсби в огромную рождественскую елку. На столах, в сверкающем кольце закусок, выстраивались окорока, нашпигованные специями, салаты, пестрые, как трико арлекина, поросята, запеченные в тесте, жареные индейки, отливающие волшебным блеском золота. В большом холле воздвигалась высокая стойка, даже с медной приступкой, как в настоящем баре, и чего только там не было — и джин, и ликеры, и какие-то старомодные напитки, вышедшие из употребления так давно, что многие молодые гости не знали их даже по названиям» [4].

Исследователи редко обращают внимание на стихию комического в «Великом Гэтсби», а она, как нам кажется, играет весьма важную роль в романе, накладывая отпечаток на события и характеры книги. Именно в свете иронии (причем горький юмор часто граничит здесь с едкой сатирой) и дастся описание всей внешней стороны жизни Гэтсби на вилле Уэст-Эгг. Среди его многочисленных, нарядно одетых и шумных гостей нет ни одного запоминающегося лица. Все они подобны повторяющим друг друга комическим маскам, которые существуют постольку, поскольку существует «великий» Гэтсби, и после его смерти в конце романа бесследно исчезают.

В манере «комедии нравов» написаны и сцены с участием делового «патрона» героя — Мейера Вулфшима. Этот человек, в прошлом спокойно «сыгравший па доверии пятидесяти миллионов с прямолинейностью грабителя, взламывающего сейф», изображен в книге в сугубо сатирическом плане, как откровенно гротескная фигура марионетки с подрагивающим «трагическим» носом и «парой узеньких глазок». Комически нелепы и внешность, и манера речи, и поведение этой в сущности довольно зловещей личности; как указывают критики, прототипом Вулфшима послужил знаменитый гангстер Арнольд Рот-штейн, один из королей американского «дна». Интересно отметить, что творчески самостоятельный образ Вулфшима был в то же время связан и с известной литературной традицией. Как на его предшественников можно сослаться на некоторых героев книг Эдит Уортон, преуспевших парвеню, высмеянных ею со всею злостью потомственной нью-йоркской аристократки. Сама писательница считала образ Вулфшима лучшим в книге Фицджералда, высоко оценивая комическую сторону дарования автора «Великого Гэтсби».

И Гэтсби тоже может показаться личностью абсурдно-комической и немного нереальной. Его гости, не испытывая к хозяину никакой благодарности, без конца обсуждают это неслыханное богатство и строят самые разнообразные предположения относительно его источников. Эпитет «великий» звучит в их устах как насмешка, приобретая смысл, противоположный прямому значению этого слова.

Однако ирония лишь один из полюсов «двойного видения» автора. По мерс того как спадают покровы, скрывавшие прошлое Гэтсби, читателю открывается другое лицо героя. Не удовлетворенный добытым им богатством, он стремится к чему-то иному, не похожему на прозу ого жизни, столь монотонной, несмотря па ее лихорадочно-деловой темп. Сначала в лирическом вступлении к роману и далее по мере развития сюжета перед нами предстает новый Гэтсби — романтический мечтатель-идеалист, резко выделяющийся па фоне окружающей его среды. В обществе богатых прожигателей жизни, в атмосфере блеска и роскоши «века джаза» — он чужой. Чужой потому, что, поднявшись па вершину материального успеха, он сохранил известную моральную цельность. Среди духовно опустошенных, безнравственных и циничных людей, окружающих его, Гэтсби возвышается как последний романтик, стойко верящий в свои юношеские идеалы и живущий этой верой в надежде совершить невозможное — вернуть и повторить прошлое. Постепенно образ Гэтсби приобретает все больше и больше романтических и даже героических черт и смысл эпитета «великий» начинает приближаться к своему прямому значению. Это второй полюс «двойного видения» автора. Размышляя о гибели Гэтсби, рассказчик, от имени которого ведется повествование, говорит:

«Если мерить личность ее умением себя проявлять, то в этом человеке было нечто поистине великолепное, какая-то повышенная чувствительность ко всем посулам жизни, словно он был частью одного из тех сложных приборов, которые регистрируют подземные толчки где-то за десятки тысяч миль. Эта способность к мгновенному отклику не имела ничего общего с дряблой впечатлительностью, пышно именуемой «артистическим темпераментом»,— это был редкостный дар надежды, романтический запал, какого я ни в ком больше не встречал и, наверно, не встречу. Нет, Гэтсби себя оправдал под конец, не он, а то, что над ним тяготело, та ядовитая пыль, что вздымалась вокруг его мечты,— вот что заставило меня на время утратить всякий интерес к людским скоротечным печалям и радостям впопыхах».

Умение Фицджералда видеть Гэтсби с двух противоположных точек зрения одновременно придает его образу особую рельефность, которой были лишены герои предыдущих романов писателя. Однако секрет «двойного видения» не исчерпывается только этим. Фицджералд как-то сказал: «Мерилом первоклассных умственных способностей является умение держать в голове одновременно две противоположные идеи и сохранять способность мыслить» [5]. Многоплановость зрения не только помогла Фицджералду ясно разглядеть в герое романа мечтателя-идеалиста и вульгарного Тримальхиона «века джаза», но и объяснить суть этого столь странного сочетания. Чтобы лучше понять замысел автора, обратимся к прошлому героя книги и постараемся уяснить смысл романтических мечтаний Гэтсби, природу его «повышенной чувствительности ко всем посулам жизни».

По первоначальному замыслу Фицджералда роман должен был открываться прологом, рассказывающим о детстве Гэтсби. Но затем, чтобы усилить драматичность действия, Фицджералд решил опустить предысторию героя и начать книгу с кульминационного момента его жизни. Однако пролог уже был написан. Несколько изменив его, Фицджералд опубликовал этот отрывок в качестве отдельного рассказа иод названием «Отпущение грехов» примерно за год до выхода «Гэтсби».

В «Отпущении грехов» уже намечен основной конфликт романа — конфликт между романтическими мечтаниями героя и неприглядной реальностью. Одиннадцатилетний мальчик Рудольф Миллер страстно честолюбив; он жаждет сделать необыкновенную карьеру и мечтает о романтических подвигах. Жизнь маленького городка в провинциальном захолустье Америки угнетает Рудольфа; ему не правится даже его собственное имя, распространенное и заурядное. Чтобы подняться над серостью будней, мальчик уходит в мир грез и фантазий, на какой-то миг приобретающий для него большую реальность, чем сама жизнь. Рудольф придумывает себе необычное имя — Блэчфорд Сарнемингтон, которое должно выделить его среди остальных людей, помочь достигнуть желаемого. «Блэчфорд Сарнемингтон был он сам, и слова эти звучали для пего как стихи. Становясь Блэчфордом Сарнемингтоном, он преисполнялся учтивого благородства. Блэчфорд Сарнемингтон жил среди великих молниеносных побед. Стоило Рудольфу слегка зажмурить глаза, и Блэчфорд Сарнемингтон устанавливал свое господство над ним, и па пути со всех сторон ему слышался завистливый шепот: «Блэчфорд Сарнемингтон! Вон идет Блэчфорд Сарнемингтон!»

Нечто подобное случилось и с Джеем Гэтсби. Его настоящее имя — Джеймс Гэтц, и родился он в бедной семье мелкого фермера из Северной Дакоты. Так же как и Рудольфа, его с детства тяготила жизнь захолустья, а честолюбие и фантазия помогли ему создать идеальный мир, противостоящий будничной реальности. Фицджералд сказал теперь па протяжении одного абзаца то, на что ему ранее потребовался целый рассказ:

«Вероятно, это имя (Джей Гэтсби) не вдруг пришло ему в голову, а было придумано задолго до того. Его родители были простыми фермерами, которых вечно преследовала неудача, — в мечтах он никогда не признавал их своими родителями. В сущности Джей Гэтсби из Уэст-Эгга, Лонг-Айленд, вырос из его раннего идеального представления о себе. Он был сыном божьим,— если эти слова вообще что-нибудь означают, то они означают именно это,— и должен был исполнить предначертания Отца своего, служа вездесущей, вульгарной и мишурной красоте. Вот он и выдумал себе Джея Гэтсби в полном соответствии со вкусами и понятиями семнадцатилетнего мальчишки и остался верен этой выдумке до самого конца».

«Вездесущая, вульгарная и мишурная красота» —одна из важнейших художественных образов всей книги, символ многоликого, рядящегося в пестрые одежды меркантилизма, насквозь пропитавшего собой окружающее Гэтсби общество и наложившего неизгладимый отпечаток на жизнь всей Америки. В отличие от героев предыдущих романов Фицджералда драма Гэтсби — не в его скептицизме, ведущем к тупику отрицания ради отрицания, а, наоборот, в чрезмерном идеализме, который лишает его возможности трезво оценивать действительность. Литературный критик Максуэлл Гайсмар верно заметил, что корни честолюбивых романтических иллюзий Гэтсби надо искать в так называемом американском мифе, этой восходящей к философии просветителей теории о безгранично широких возможностях демократии в США, где каждый бедный юноша с Дальнего Запада может стать миллионером, или президентом, пли даже и тем и другим сразу, если только у него хватит силы воли и упорства [6]. Именно такие идеи, всячески поддерживаемые официальной массовой пропагандой и проникающие в самые отдаленные уголки страны, и создали благоприятную атмосферу для возникновения «американской трагедии», описанной Драйзером. Их воздействие на разнородное и многонациональное население США, переселившееся в Новый Свет в поисках счастья, было весьма широким, и нет ничего удивительного в том, что Гэтсби мог поверить им. С героем романа Фицджералда как бы произошла интересная метаморфоза — та самая заурядная повседневность, от которой Гэтсби пытался спастись в мире своих мечтаний, как раз и определила собой характер его честолюбивых устремлений, внушив ему ложные идеалы и надежды, сделав его рабом «вездесущей, вульгарной и мишурной красоты», его стремления к материальному ус-иеху.

В конце романа, уже после смерти героя, его отец показывает Нику Каррауэю расписание дня, составленное Гэтсби в юности.

Подъем — 6.00 утра.
Упражнения с гантелями и перелезание через стену — 6.15 — 6.30
Изучение электричества и пр. — 7.15 — 8.15
Работа — 8.30-4.30
Бейсбол и спорт — 4.30-5.00
Упражнения в красноречии и выработка осанки — 5.00 — 6.00
Обдумывание нужных изобретений — 7. 00-9.00

Общие решения:

Не тратить время на Шефтерса и (имя неразборчиво).
Бросить курить и жевать резинку.
Через день принимать ванну.
Каждую неделю прочитывать одну книгу или журнал для общего развития.
Каждую неделю откладывать 5 долл. (зачеркнуто) 3 долл.
Лучше относиться к родителям.

В книге о Фицджералде английский критик Кросс отметил, что этот распорядок дня Гэтсби звучит почти как намеренная пародия на «Науку простака Ричарда» и некоторые страницы «Автобиографии» Бенджамина Франклина [7]. Для нас важен не столько пароднйно-комический элемент, безусловно присутствующий в книге Фицджералда, сколько то общее, что сближало Франклина и Гэтсби и с чем связана ирония писателя. Напомним, что крупнейший публицист, ученый и политик XVIII века Франклин был также и одним из первых «пуритан, превратившихся в янки» [8]. Он был человеком, «возымевшим дерзкий и преисполненный трудностей план достичь морального совершенства»; с этой целью в маленьком гроссбухе он отмечал все свои отклонения с пути истинного и записывал нравоучительные наставления о том, как вернее достичь богатства, вроде нижеследующих: «Не трать понапрасну ни время, ни деньги, а наилучшим способом используй и то и другое. Без прилежания и бережливости не добьешься ничего, а с ними всего» пли: «Помни, что время — деньги. Тот, кто может заработать своим трудом десять шиллингов в день и полдня гуляет или сидит без дела, даже если ему и удастся истратить всего шесть пенсов на развлечения и безделье, не должен думать, что он истратил только эти деньги; он истратил, или, вернее, выбросил, кроме того, еще пять шиллингов» [9].

Конечно, «Наука простака Ричарда», куда вошла большая часть подобных наставлений, далеко не весь Франклин, да и сама эта книга была для современников совсем не тем, чем она стала для исследующих поколений уже в XIX веке. И все же Франклин был в Америке одним из первых выразителей определенных традиций, которые с течением времени становились все сильнее и сильнее и отнюдь не исчезли и в наши дни. Крупнейший американский критик Ван Вик Брукс как-то назвал их традициями «низкой культуры», которые выражали грубый меркантилизм современной американской жизни и противостояли традициям «высокой культуры», выродившимся к концу XIX века в беспочвенный идеализм. «С самого начала мы находим два основных течения американской мысли, — писал в 1915 году Ван Внк Брукс,— с одной стороны, трансцендентализм, который возник из благочестия пуритан, стал философией у Джонатана Эдвардса, отразился в творчестве Эмерсона, вызвал к жизни изысканную утонченность и одиночество лучших американских писателей и в конце концов привел к нереалистичности большей части современной американской культуры, и, с другой — грошовый оппортунизм, который возник из практических нужд жизни колонистов пуритан, стал философией у Франклина, и в конце концов привел к атмосфере пашей современной деловой жизни» [10].

И эта атмосфера «современной деловой жизни» с ее «грошовым оппортунизмом» уже в ранней юности сформировала характер «великого» Гэтсби, наделив благородного романтика-мечтателя чертами вульгарного и безвкусного Тримальхиона.

Впоследствии Гэтсби подчинит все свои стремления единой цели, посвятив жизнь всепоглощающей любви к Дэзи. Однако и на это прекрасное, возвышенное чувство, ради которого герой готов пожертвовать жизнью, выскочка Тримальхион тоже наложит свой отпечаток. Гэтсби и тогда будет стремиться к славе и роскоши, мечтая попасть в общество «самых богатых». Их жизнь кажется ему таинственной, полной особого значения и недостижимо прекрасной. Олицетворением всего, что с ней связано, и станет Дэзи, впервые открывшая ему доступ в этот заманчивый мир. Рассказывая об их знакомстве, Фицджералд пишет:

«Она была первой «девушкой из общества» на его пути… С первого раза она показалась ему головокружительно желанной. Он стал бывать у нее в доме, сначала в компании других офицеров из Кэмп-Тейлор, йотом один. Он был поражен — никогда еще он не видел такого прекрасного дома. Но самым удивительным, дух захватывающим было то, что Дэзи жила в этом доме — жила запросто, все равно как он в своей лагерной палатке. Все здесь манило готовой раскрыться тайной, заставляло думать о спальнях наверху, красивых и прохладных, непохожих на другие знакомые ему спальни, о беззаветном веселье, выплескивающемся в длинные коридоры, о любовных интригах — не линялых от времени и пропахших сухою лавандой, но живых, трепетных, неотделимых от блеска автомобилей последнего выпуска и шума балов, после которых еще не увяли цветы. .. С ошеломительной ясностью Гэтсби постигал тайну юности в плену у богатства, вдыхая свежий запах одежды, которой было так много,— и под ней была Дэзи, вся светлая, как серебро, благополучная и гордая — бесконечно далекая от изнурительной борьбы бедняков».

В одной из своих статей А. Блок охарактеризовал романтизм как «жадное стремление жить удесятеренной жизнью; стремление создать такую жизнь» [11]. Это определение как нельзя лучше раскрывает романтическую целеустремленность чувств Гэтсби. Его любовь к Дэзи настолько велика, что она буквально ослепляет его, скрывая реальный облик возлюбленной. В жизни Дэзи вовсе не соответствует тому идеалу, который Гэтсби создал в своем воображении, по он не понимает этого потому, что не сама Дэзи, а именно мечта о ней заставляет его с удесятеренными силами стремиться к счастью.

Однако подобный самообман не может длиться вечно. Реальность грубо заявляет о своих правах, обнажая земную сущность стремлений героя. По сути дела гибель Гэтсби предопределена уже в сцене объяснения с Бьюкененами, когда герою впервые открывается правда. Все, что происходит затем, представляет собой уже развязку. Сама же смерть Гэтсби наступает с неминуемой закономерностью, ибо он не в силах примириться с крушением своих идеалов. Так велик его «редкостный дар надежды» и так всесильна «вездесущая, вульгарная и мишурная красота», на служение которой он обрек себя, что разрешить их столкновение может только смерть героя.

Столь полно и тонко раскрыв двойственность природы характера Гэтсби, писатель в конечном счете, как верно заметил советский исследователь А. И. Старцев, рассказал нам о трагедии моральной и эстетической капитуляции человека перед властью денег. Это была одна из главных тем литературы предшествующего столетия, и конфликт честолюбивых стремлений личности с окружающим ее обществом привлекал не одного крупного художника. Описывая судьбу героя книги, Фицджералд по сути дела продолжил так называемую историю молодого человека XIX века, хорошо знакомую нам по романам Стендаля и Бальзака. Герой Фицджералда, так же как и его французские предшественники Жюльен Сорель и Эжен Растиньяк, стремится покорить мир, а беспощадная война «всех против всех», бушевавшая во французском обществе середины XIX столетия, отнюдь не утихла в Америке XX века. Молодой честолюбец, очертя голову бросающийся в борьбу за место под солнцем в пек гангстеров и «сухого закона», сам должен стать гангстером, живущим по принципу «человек человеку — волк», и его романтические иллюзии и рыцарское благородство по отношению к возлюбленной стоят ему жизни. Гэтсби гибнет, так и не разглядев «ядовитой пыли, что вздымалась вокруг его мечты», и в этом его судьба коренным образом отличается от историй его французских предшественников, постепенно терявших идеалы и духовно опустошавшихся.

Однако сама драма утраченных иллюзий уже была описана Фицджералдом в «По эту сторону рая» и в «Прекрасных и обреченных». К пей же он обратился и в своем следующем, четвертом, романе «Ночь нежна», где влияние европейских классиков чувствуется в еще большей мере, чем в «Великом Гэтсби».

Учитывая национальную специфику романа Фицджералда, интересно провести и другую литературную параллель, сравнив «Великого Гэтсби» с «Американской трагедией» Теодора Драйзера. (Заметим, что обе книги вышли в свет в 1925 году, и потому было бы трудно говорить о влиянии одной из них на другую.)

С первого же взгляда бросается в глаза известное сходство их героев. Оба они, выражаясь словами Драйзера, «мягки, как воск», который без труда лепит окружающее их общество в соответствии с идеалами эпохи «процветания». Подобно Гэтсби, честолюбивый Клайд Гриффитс стремится попасть в среду «самых богатых», и, так же как Гэтсби, «нездоровая одержимость мечтами» ведет его к неотвратимой гибели. Но, пожалуй, этим их сходство и ограничивается, поскольку цели Фицджералда и Драйзера различны.

Драйзер, следуя традициям великих реалистов XIX века, пытается осмыслить описываемые им события с трезвой объективностью ученого. Подробно рассказывая о формировании личности Клайда, автор «Американской трагедии» далек от какой бы то ни было идеализации своего героя, и весь долгий рассказ о его жизни по тону напоминает тщательно составленный отчет исследователя. Книгу же Фицджералда просто невозможно представить себе без насквозь пронизывающей ее романтической стихии. Как мы уже имели случай заметить, по природе своего дарования автор «Великого Гэтсби» скорее поэт, чем ученый, и само его зрение устроено иначе. Драйзер идет от широких общественных проблем к личным, Фицджералд же, наоборот, воспринимает социальное прежде всего в индивидуально-нравственном аспекте, и поэтому-то его видение мира столь разительно несхоже с драйзеровским. Вряд ли стоит задавать себе вопрос, кто из этих двух художников лучше, тоньше и значительнее. Вне всяких сомнений, обе книги являются гордостью американской прозы 20-х годов. Касаясь общих проблем, они как бы эмоционально уравновешивают и дополняют друг друга. Впервые в полной мере раскрыв в «Великом Гэтсби» неповторимое своеобразие своего таланта, Фицджералд создал свой, оригинальный вариант «американской трагедии», высказав множество не менее глубоких, чем у Драйзера, мыслей о современной Америке.

В лирическом отступлении в конце книги писатель выходит за пределы непосредственного контекста романа. Фицджералд пишет:

«И по мере того как луна поднималась выше, стирая очертания ненужных построек, я прозревал древний остров, возникший некогда перед взором голландских моряков,— нетронутое зеленое лоно нового мира. Шелест его деревьев, тех, что потом исчезли, уступив место дому Гэтсби, был некогда музыкой последней и величайшей человеческой мечты; должно быть, на один короткий, очарованный миг человек затаил дыхание перед новым континентом, невольно поддавшись красоте зрелища, которого он не понимал и не искал,— ведь история в последний раз поставила его лицом к лицу с чем-то соизмеримым заложенной в нем способности к восхищению.

И среди невеселых мыслей о судьбе старого неведомого мира я подумал о Гэтсби, о том, с каким восхищением он впервые различил зеленый огонек на причале, там, где жила Дэзи. Долог был путь, приведший его к этим бархатистым газонам, и ему, наверно, казалось, что теперь, когда его мечта так близко, стоит протянуть руку — и он поймает ее. Он не знал, что она навсегда осталась позади, где-то в темных далях за этим городом, там, где под ночным небом раскинулись неоглядные земли Америки.

Гэтсби верил в зеленый огонек, свет неимоверного будущего счастья, которое отодвигается с каждым годом. Пусть оно ускользнуло сегодня, не беда — завтра мы побежим еще быстрее, еще дальше станем протягивать руки… И в одно прекрасное утро…

Так мы и пытаемся плыть вперед, борясь с течением, а оно все сносит и сносит наши суденышки обратно в прошлое».

Эти широко известные строки в общем-то довольно недвусмысленно передают авторский конечный приговор герою. В своем поражении Гэтсби не одинок. В представлении Фицджералда трагедия Гэтсби — ото трагедия всей Америки. Ведь именно здесь, по утверждению писателя, история в последний раз поставила человека «лицом к лицу с чем-то соизмеримым заложенной в нем способности к восхищению» и в последний раз разбила его призрачные иллюзии. Романтические устремления Гэтсби при всей их двойственности рождены «музыкой последней и величайшей человеческой мечты» о прекрасном новом мире, манившей в Америку миллионы и миллионы переселенцев из Старого Света. Все они стремились вперед, к воплощению этой мечты, и для всех них «она навсегда осталась позади». По существу это приговор исторической судьбе всей страны, неприглядное настоящее которой имеет так мало общего с утопическими надеждами прошлого. Гэтсби обречен на гибель, потому что в современной ему Америке безраздельно торжествует бездушный материализм «вездесущей, вульгарной и мишурной красоты». Ему подчинено течение жизни, которое и относит утлые суденышки идеалистов назад, в прошлое, ибо в настоящем им уже давно нет места.

Но вернемся к роману. Характеризуя Дэзи, внешне прекрасную и внутренне опустошенную, Фицджералд использует все тот же прием «двойного видения». Он особенно уместен, поскольку за ее обаянием и красотой, покорившими сердце Гэтсби, скрывается расчетливая эгоистка, готовая пойти на предательство и преступление ради своей выгоды.

Исследователи часто обращают внимание па разительное сходство героинь ранней прозы писателя — Розалинды, Глории и Дэзи. Такое сходство действительно бросается в глаза. Все три героини в той или иной мере воплощают собой одни тип прекрасной и холодной женщины, который всегда привлекал Фицджералда. Любопытно, что в черновиках к «Прекрасным и обреченным» писатель, воспользовавшись заглавием знаменитой поэмы Китса «La Bolle Dame sans Merci», назвал этот тип «прекрасной дамой без жалости». Такое определение, однако, гораздо больше подходит к героине «Великого Гэтсби», чем к «обреченной» Глории. Напомним, что поэма Китса представляет собой рассказ «бледного рыцаря», одиноко блуждающего под осенним небом:

«Я встретил Даму средь лугов,
Невиданную до сих пор:
Густые кудри, легкий шаг
И дикий взор…

Я для нее цветы сплетал —
Венок, и пояс и браслет —
И сладкий стон и взгляд любви
Был мне ответ.

Ее лишь видел я весь день,
Ее повез я на коне;
Она, склонившись, песню фей
Пропела мне…

И мне коренья и плоды,
И дикий мед нашла она.
«Люблю тебя,— шептала мне,—
Тебе верна…»

Меня в пещеру привела,
Вздыхала, слез поток струя,
И там закрыл он дикий взор
Лобзаньем я.

О горе мне! Забылся я,
Ее напевом усыплен.
И мне приснился на холме
Ужасный сон.

И королей, князей, бойцов
Во сне представший мне отряд
Кричал: «Безжалостной Красой
В полон ты взят!»

Кричали ссохшиеся рты,
Я пробудился, потрясен,
Развеялся среди холмов
Ужасный сон.

Вот почему я здесь брожу,
И мира нет для дум моих,
Хоть осока в озере желта
И щебет стих…»

Перевод В. Рогова

Критик Милтон Стерн заметил, что Фицджералд сознательно назвал героиню Дэзи Фей, уподобив ее девичью фамилию значению трех слов — фея, судьба и вера (по-английски fairy, fate, faith). Но если Дэзи и «правду похожа на «la belle dame sans merci», таинственную фею из поэмы Китса, то пришла она в книгу Фицджералда не из средневековой легенды, но из самой гущи «века джаза» с его меркантилизмом и бездуховностью.

Вот характерная деталь — голос героини. Сначала он пленяет своей изумительной, «волнующей» мелодичностью. В нем слышится «певучая властность, негромкий призыв «услышь», отзвук веселья и радостей, только что миновавших, и веселья и радостей, ожидающих впереди».

Проходит время, и в разговоре с рассказчиком Гэтсби своей интуицией любящего разгадывает тайну обаяния голоса Дэзи: «— В нем звенят… — я запнулся.

— В нем звенят деньги,— неожиданно сказал он.

Ну, конечно же. Как я не понял раньше. Деньги звенели в этом голосе — вот что так пленяло в его бесконечных переливах, звон металла, победная песнь кимвал… Во дворце высоком, беломраморном, королевна, дева золотая…»

Звон денег и «победная песнь кимвал». Вот он, ложный кумир Гэтсби, соединивший в себе прекрасную королевну со златым тельцом. Но только такая фея и могла полонить сердце «бледного рыцаря» Гэтсби, став его судьбой и подчинив себе его веру в «свет неимоверного будущего счастья».

Иначе изображен Том Бьюкенен. Автор сразу же прямо осуждает его. «Том, наделенный множеством физических совершенств… был фигурой, в своем роде характерной для Америки, одним из тех молодых людей, которые к двадцати одному году достигают в чем-то самых вершин, и потом, чтобы они не делали, все кажется спадом». В его портрете доминирует одна черта—«полное сокрушительной силы жестокое тело». Эта сокрушительная физическая сила в соединении с огромным состоянием рождает в Томе уверенность, что ему «все дозволено», чувствующуюся во всех его поступках и высказываниях. Вот одно из них, почерпнутое им в книге печально известного теоретика расизма Годдарда «Цветные империи на подъеме». «Этот Годдард развивает свою мысль до конца,— восклицает Том.—От нас, от главенствующей расы, зависит не допустить, чтобы другие расы взяли верх».

Интересно, что сам Фицджералд считал Тома наиболее удачным образом книги, указывая на его типичность для Америки 20-х годов. И действительно, Том как бы вобрал в себя характернейшие черты той части молодых людей «потерянного поколения», нигилизм которых постепенно вел к политической реакции, смыкался с фашизмом. Чутье художника помогло Фицджералду создать в лице Тома психологически убедительный тип человека подобного рода задолго до того, как взгляды этой части «потерянного поколения» окончательно сформировались, приняв характер продуманной политической программы.

Письма Фицджералда рассказывают, что, отказавшись от «Тримальхиона из Уэст-Эгга», он одно время думал назвать роман «Среди гор шлака и миллионеров». Конечно же, ироническая двойственность «Великого Гэтсби» была во много раз лучше и этого названия. Но само оно лишний раз подчеркивало интерес писателя к правам «самых богатых», столь ярко раскрывшийся уже в «Алмазе величиной с отель «Ритц». Миллионера Тома Бьюкенена можно, вне всяких сомнений, назвать младшим братом полновластного хозяина алмазной горы Брэддока Вашингтона. В своей циничности и безнравственности Том нисколько не уступает ему. И если Том и не предлагает взятки господу богу, то лишь потому, что «Великий Гэтсби» не сказка и «баснословно богатым» Бьюкененам нечего бояться в реальной жизни.

«Они были беспечными существами, Том и Дэзи, они ломали вещи, а йотом убегали и прятались за свои деньги, свою всепоглощающую беспечность пли еще что-то, на чем держался их союз, предоставляя другим убирать за ними»,— пишет Фицджералд в конце книги. И в этом его приговор не только Тому и Дэзи, по и всему праздному и «всепоглощающе беспечному» обществу, отвернувшемуся от Гэтсби в решающий момент.

Приводя список гостей Гэтсби с краткими характеристиками каждого из них, Фицджералд искусно воссоздает безрадостную картину этого общества, внешний комизм которой, как верно заметил упоминавшийся уже критик Кросс, не может скрыть от нас, что сам список по сути дела не что иное, как длинное перечисление смертей, разводов и разбитых жизней, перечень людей, потерявших индивидуальный облик.

«Бенни Мак Кленаван приезжал в обществе четырех девиц. Девицы не всегда были одни и те же, но все они до такой степени походили одна на другую, что вам неизменно казалось, будто вы их уже видели раньше. Не помню, как их звали,— обычно или Жаклин, или Консуэла, или Глория, или Джун, или Джуди, а фамилии звучали как названия цветов пли месяцев года».

Столь же безлики и другие случайные посетители виллы Гэтсби. Все они типичные представители «века джаза», люди, лишившиеся идеалов и стремящиеся найти забвение в лихорадочном веселье сегодняшнего дня. Совершенно естественно, что никто из них не видит Гэтсби — романтика и мечтателя, скрывающегося под вульгарной личиной нувориша, и сама его гибель не трогает их сердца.

Хотя Фицджералд и отказался от названия «Среди гор шлака и миллионеров», не только миллионеры, но и «горы шлака» остались в книге. Долина Шлака, на фоне которой разворачиваются трагические события романа, — один из важнейших художественных образов «Великого Гэтсби». Вот как Фицджералд описывает эту долину:

«Почти на полпути между Уэст-Эггом и Нью-Йорком шоссе подбегает к железной дороге и с четверть мили бежит рядом с ней, словно хочет обогнуть стороной большой угрюмый пустырь. Это настоящая Долина Шлака — призрачная нива, на которой шлак всходит как пшеница, громоздится холмами, сопками, раскидывается причудливыми садами, перед вами возникают шлаковые дома, трубы, дым, поднимающийся к небу, и, наконец, если очень напряженно вглядеться, можно увидеть шлаково-серых человечков, которые словно расплываются в пыльном тумане».

Как и гора в «Алмазе величиной в отель «Ритц», этот символ имеет в романе Фицджералда два значения. Буквальное — реально существующий пустырь, где Уилсон построил своп гараж и где машина Гэтсби в конце книги сбивает с ног выбежавшую на шоссе Миртл. И переносное, наполняющееся смыслом по мере развития действия, — своеобразное воплощение торжества грубой материальности настоящего, призрачная нива людских душ, угрюмая обитель «шлаково-серых человечков», лишенных всяческих идеалов и внутренне опустошенных.

Американские исследователи часто сопоставляют образ Долины Шлака с образом Бесплодной земли из одноименной поэмы Т. С. Элиота, говоря о влиянии этой поэмы на роман Фицджералда. В самом деле, известное сходство между обоими образами отрицать трудно. Вот, например, пейзаж Бесплодной земли, данный Элиотом в последней части поэмы:

Нeт здесь воды камень
Камень и нет воды и в песках дорога
Дорога которая вьется все выше в горы
Горы эти из камня и нет в них воды
Была бы вода мы могли бы напиться
На камне мысль не может остановиться
Пот пepеcox и ноги уходят в песок
О если бы только была вода средь камней
Горы глинозубая пасть не умеет плевать
Здесь нельзя ни лежать ни сидеть ни стоять
И не найдешь тишины в этих горах
Но сухой бесплодный гром без дождя
И не найдешь уединенья в этих горах
Но красные мрачные лица с ухмылкой усмешкой
Из дверей глинобитных домов

Перевод А. Сергеева

Чем эта каменистая пустыня, где гремит «сухой… гром без дождя», а «из дверей глинобитных домов» смотрят мрачные лица «с ухмылкой усмешкой», не прообраз угрюмого пустыря с его «шлаково-серыми человечками», как бы растворяющимися в пыльном тумане? Ведь Фицджералд, внимательно следивший за современной поэзией, конечно же, прочел «Бесплодную землю», которая вышла в свет в 1922 году. И если видеть в созданном фантазией Элиота пустыре с раскаленной от зноя почвой символ духовного разочарования «потерянного поколения», — а именно так этот символ интерпретировали критики 20-х годов во главе с Эдмундом Уилсоном,— то такая параллель, безусловно, вполне уместна.

Однако сам поэт предостерегал против однозначности подобного толкования, верного лишь отчасти, постольку поскольку. В одной из статей, написанной десять лет спустя после появления поэмы, Элиот с известной долей лукавства заметил: «Когда я написал «Бесплодную землю», часть наиболее благожелательных критиков объявила, что я выразил в поэме «утрату иллюзии целого поколения»; это — чепуха. Быть может, я и выразил собственные иллюзии критиков относительно того, что они утратили иллюзии, но ото вовсе не входило в мои намерения» [12].

И действительно, по замыслу Элиота, раскаленная бесплодная пустыня в его поэме — это некий космический символ заката всего западного мира, символ безвозвратного упадка всей христианской цивилизации, духовные идеалы которой утратили для большинства людей всякий смысл. «Сухой бесплодный гром без дождя» гремит над этой пустыней, ибо сердце человеческое, преисполнившись гордыни и похоти, погрязло в грехе. И спасти современных «полых» [13] людишек от страшного проклятья духовной смерти, по мысли поэта, могут лишь грядущие катаклизмы, грандиозные и кровавые человеческие жертвы.

Фицджералд чужд вселенскому пессимизму автора «Бесплодной земли», его эсхатологическому видению мира. Размышления писателя о трагической судьбе Америки в «Великом Гэтсби» носят гораздо более конкретно-исторический характер, более конкретна и образность книги. Мысли же, от которых столь резко отрекся Элиот, назвав их чепухой, были главными для Фицджералда. Поэтому и «шлаково-серые человечки» «Великого Гэтсби» отнюдь не тождественны «полым» людишкам Элиота. Ведь Долина Шлака — это вовсе не апокалиптический образ дряхлого мира на грани Страшного Суда, но вполне определенный символ Америки 20-х годов, когда появилось целое поколение молодых людей, утративших всякие иллюзии и живущих сегодняшним днем.

В непосредственной связи с Долиной Шлака возникает и другой, не менее важный символ романа; возвышающиеся «над этой безотрадной землей, над стелющейся по ней клубами серой пыли глаза доктора Т.-Дж. Эклберга», немого свидетеля драмы героев книги. Фицджералд пишет: «Глаза доктора Эклберга, голубьте и огромные,— их радужная оболочка имеет метр в ширину. Они смотрят па вас не с человеческого лица, а просто сквозь гигантские очки в желтой оправе, сидящие на несуществующем носу. Должно быть, какой-то фантазер-окулист из Квинса установил их тут в надежде на расширение практики, а потом сам отошел в край вечной слепоты или переехал куда-нибудь, забыв о своей выдумке. Но глаза остались, и, хотя краска немного полиняла от дождя и солнца и давно уже не подновлялась, они и сейчас все так же грустно созерцают мрачную свалку».

Как рассказывают биографы писателя, Фицджералд совершенно случайно набрел на этот символ, увидев неудачный эскиз к обложке первого варианта романа, на котором была изображена Дэзи, пристальным взором глядящая на Нью-Йорк. Эскиз был забракован, но через некоторое время Фицджералд написал Перкинсу: «Ради бога, не отдавайте никому другому эту мою обложку. Я вписал ее в книгу».

Большинство критиков считают, что глаза доктора Эклберга символизируют «всепоглощающую беспечность», черствость и равнодушие людей, с безразличием взирающих на страдания ближнего своего в лишенном богов мире, мире «века джаза». Такое толкование, безусловно, оправдано логикой сюжета книги. Однако оно не исчерпывает многозначности этого образа. В одной из последних сцен романа полуобезумевший от горя и отчаяния Уилсон произносит следующие слова. «Я поговорил с ней,— зашептал он после долгого молчания,— и сказал ей, что меня она может обмануть, но господа бога не обманет. Я подвел ее к окошку.— Он с трудом поднялся и, подойдя к окну, приник к стеклу лбом.— Подвел и говорю: господь, он все знает, все твои дела. Меня ты можешь обмануть, но господа бога не обманешь.

И тут Михаэлис, став рядом, заметил, куда он смотрит, и вздрогнул — он смотрел прямо в огромные блеклые глаза доктора Т. Дж. Эклберга, только что выплывшие из редеющей мглы.

— Господь, он все видит,— повторил Уилсон. Михаэлис попробовал его образумить.

— Да это ж реклама!

Но что-то отвлекло его внимание и заставило отойти от окна. А Уилсон еще долго стоял, вглядываясь в сумрак рассвета и тихонько качая головой».

Блеклые и пустые глаза доктора Эклберга, являясь всего лишь рекламой, в то же время олицетворяют для Уилсона всевидящее око самого господа бога. Ирония Фицджералда, столь явно ощутимая в этом отрывке, полностью соответствует всему сложному замыслу книги. Дешевая реклама, становящаяся божеством,— этот образ уже знаком нам, не его ли предначертания исполнял Гэтсби, служа «вездесущей, вульгарной и мишурной красоте»? И не потому ли так грустна ирония писателя, что весь роман как раз и построен на контрасте истинных и ложных ценностей, неразрывно слитых в царстве меркантилизма Америки 20-х годов?

Впоследствии, сравнивая между гобой написанные им книги, Фицджералд отметил известное сходство «Гэтсби» с «По эту сторону рая». И действительно, обе книги развивают традиции романа «воспитания», хотя в «Гэтсби» эти традиции играют подчиненную роль и связаны с побочной линией сюжета, которая рассказывает о судьбе Ника Каррауэя.

Ник — единственный персонаж книги, характер и взгляды которого меняются по мерс развития сюжета. События лета 1922 года служат для него своеобразной школой жизни, помогающей ему лучше понять себя и окружающий мир.

Эта сюжетная линия «Гэтсби», выраженная в книге большей частью косвенным образом, при помощи различных полунамеков и лирико-поэтических отступлений, иногда проходит мимо читателей и критиков. А между тем она очень важна для понимания замысла автора, настолько важна, что другие критики, впадающие в противоположную крайность, утверждают, что именно Каррауэй и есть главный герой книги, которая представляет собой не что иное, как «трагическую пастораль». Думается, что правда лежит где-то посредине. Попробуем найти ее, несколько задержавшись на теории «трагической пасторали».

Если Гэтсби, делец, поднявшийся с самых низов общества, был неожиданной фигурой на страницах романа Фицджералда, то Ник Каррауэй — лицо, в какой-то мере уже знакомое нам. Этот «второй герой» романа, рассказывающий о событиях книги,— тоже один из «потерянных» молодых людей. Он прошел войну и столкнулся с послевоенным разочарованием, и это придает скептический оттенок его размышлениям. Вместе с тем, утратив, подобно многим своим сверстникам, иллюзии и надежды, Ник сохранил за собой «одну фундаментальную добродетель» — непоколебимую и безусловную честность в оценке себя и окружающих. Именно эта честность и помогает ему понять смысл развернувшейся на его глазах драмы. После смерти Гэтсби в конце книги Ник навсегда прощается с Востоком США, уезжая на Средний Запад, туда, где люди кажутся ему морально чище и здоровее, а жизнь — ближе к природе, проще и понятней.

На первый взгляд действительно может показаться, что возникающее в сознании Ника образно-символическое противопоставление Востока с его внешним блеском и моральной коррупцией более патриархально уравновешенному Западу и есть одно из центральных звеньев общего замысла Фицджералда. Ведь это противопоставление подспудно выражено и в контрасте между Ист-Эггом, обителью Бьюкененов, и Уэст-Эггом [14], местом, где живут нравственно более цельные Ник и Гэтсби, и в описаниях Нью-Йорка, и, наконец, в общей «апокалипсической», в духе Эль Греко, картине всего Востока, которая преследует воображение Ника после гибели Гэтсби:

«Даже и тогда, когда Восток особенно привлекал меня, когда я особенно ясно отдавал себе отчет в его превосходстве над жиреющими от скуки, раскоряченными городишками за рекой Огайо, где досужие языки никому не дают пощады, кроме разве младенцев и дряхлых стариков, — даже и тогда мне в нем чудилось какое-то уродство. Уэст-Эгг я до сих пор вижу во сне. Это скорей не сон, а фантастическое видение, напоминающее ночные пейзажи Эль Греко: сотни домов банальной и в то же время причудливой архитектуры, сгорбившихся под хмурым, низко нависшим небом, в котором плывет тусклая луна; а на переднем плане четверо мрачных мужчин во фраках несут носилки, на которых лежит женщина в белом вечернем платье. Она пьяна, ее рука свесилась с носилок, и па пальцах холодным огнем сверкают бриллианты. В сосредоточенном безмолвии мужчины сворачивают к дому — ото не тот, что им нужен. Но никто не знает имени женщины, и никто не стремится узнать…»

Противопоставление Востока и Запада США вовсе не было чем-то новым в истории американской мысли. Возникнув из некоторых сторон учения французских просветителей и существенным образом трансформировавшись под влиянием местных условий, эта теория в той или иной форме отразилась в произведениях множества мыслителей, политических деятелей и писателей Америки первой половины XIX века. Как утверждает автор богато документированной монографии «Американский Запад как символ и миф» Генри Нэш Смит, идея о том, что цивилизация нравственно уродует человека, в то время как природа (и в особенности нетронутая природа Дальнего Запада) является источником силы, правды и добродетели, встречается во многих работах того времени, посвященных Западу и постоянно перемещавшейся «границе» [15]. Несмотря на некоторое упрощение этих сложных проблем, утверждения Смита отнюдь не лишены оснований.

Однако время торжества таких идей не было особенно длительным. Вскоре после Гражданской войны между Севером и Югом эти и им подобные теории были развенчаны грубой практикой «позолоченного века», духовным знаменем которого стал вульгарный утилитаризм. К концу прошлого столетия представления о моральном превосходстве патриархально-добродетельного Запада выродились в творчестве ряда второстепенных писателей США в своего рода литературный штамп, согласно которому жизнь на Западе Америки представляла собой мирную идиллию счастливых поселян. И реакция против розового оптимизма таких книг не замедлила последовать.

Как известно, большая группа поэтов и прозаиков выступила в первые десятилетия нашего века с произведениями, реалистически изображающими духовную пустоту и косность быта американской провинции. Среди этих писателей видное место занимали Эдгар Ли Мастере, Шервуд Андерсон и Синклер Льюис. К середине 20-х годов их книги успели уже завоевать довольно прочную популярность и создать даже нечто вроде своеобразной литературной традиции, которую критик Фредерик Хоффман назвал «антипасторальной» [16].

Тем более странной и несвоевременной может показаться в исторической перспективе «трагическая пастораль» Фицджералда. Настолько странной, что даже если на какой-то момент и согласиться с. подобной трактовкой «Великого Гэтсби», поддавшись внешней логичности аргументации ее сторонников, то невольно возникает вопрос: сознательно ли стремился писатель к созданию «трагической пасторали» или, может быть, она получилась случайно, как бы помимо его воли?

Как нам кажется, ответ должен быть отрицательным. «Трагической пасторали» в «Великом Гэтсби» не получилось, и автор книги вовсе не стремился к ее созданию.

Родившись на Среднем Западе Америки, Фицджералд на всю жизнь сохранил теплые чувства к родному краю. В известном смысле Средний Запад всегда был духовно ближе писателю, чем вознесший его на вершину славы Восток. Однако эти воспоминания юности вовсе не носили идиллического характера, и отношение Фицджералда к Западу всегда содержало в себе долю совершенно трезвой критичности. Ведь не случайно же мрачно-фантастическая картина Востока в конце «Гэтсби» начинается с вполне «антипасторального» упоминания «жиреющих от скуки, раскоряченных городишек за рекой Огайо, где досужие языки никому не дают пощады». Заметим, что такое же сложное, по-своему двойственное отношение к Западу было характерно и для предшественников Фицджералда, создавших саму «антипасторальную» традицию. Ведь недаром Шервуд Андерсон, с болью и состраданием рассказывавший о загубленных жизнях «гротесков», в то же время с отвращением отворачивался от машинной цивилизации Востока, ища красоту вне ее, на лоне природы все того же Запада.

С другой стороны, огни Востока, так призывно манившие к себе молодого Фицджералда всего несколько лет назад, успели к середине 20-х годов потерять большую часть своей яркости и новизны. Повзрослевший художник отчетливо увидел безотрадные горы шлака, вздымавшиеся на подступах к столице Востока, воспетому им ранее Нью-Йорку. И характерно, что в своей следующей книге писатель оставил Восток Америки для того, чтобы отправиться еще дальше, еще восточнее, через Атлантический океан в Европу.

Все эти сложные чувства Фицджералда и нашли свое отражение в рассуждениях рассказчика. Касаясь их, не следует забывать одно очень важное обстоятельство. Какую бы существенную роль Ник ни играл в повествовании, он все же только «второй герой», действующее лицо книги, которое никак нельзя полностью отождествлять с автором.

По замыслу Фицджералда, драма Гэтсби, развернувшаяся перед глазами у Ника Каррауэя, должна была закончить долгий процесс «воспитания его личности». По мере развития действия рассказчик переживает духовный кризис. Поняв смысл случившегося, Ник как бы переходит известный нравственный рубеж, ту самую незримую «теневую черту», что отделяет беспокойную юность от познавшей свои возможности зрелости [17].

«Пасторальные» симпатии Ника, хотя они и не лишены скепсиса авторского двойственного отношения к Западу, в конечном счете побеждают. Но это только одна из сторон сложного процесса духовного воспитания рассказчика. Самое главное для Ника — полностью порвать с ранее импонировавшими ему ценностями мира Тома и Дэзи, уже давно проникшими и на Запад США. Размышляя о трагедии Гэтсби, повзрослевший «второй герой» романа понимает важность моральной ответственности человека за своп поступки перед самим собою и окружающими его людьми. Именно это и есть итог его духовных поисков. И характерно, что финальные рассуждения Ника затрагивают уже не просто Восток или Запад США, по касаются исторической судьбы всей Америки, тем самым определяя масштабы замысла Фицджералда.

* * *

Литературные вкусы Фицджералда, складывавшиеся медленно и постепенно, окончательно сформировались лишь в момент работы его над третьим романом. К этому времени завершился отчасти наметившийся уже в «Прекрасных и обреченных» переход писателя от традиции «дискурсивного» повествования к традиции романа «отбора», гораздо более соответствовавшей своеобразию дарования автора «Великого Гэтсби».

Говоря об изменении эстетической позиции Фицджералда, американский критик Джеймс Миллер объясняет этот сдвиг во взглядах писателя прежде всего влиянием Генри Джеймса. Как нам кажется, Миллер в сильной море преувеличивает значение художественного авторитета Джеймса в судьбе Фицджералда. К роману «отбора» писатель пришел не потому, что кто-то вдруг повлиял на него, и не потому, что он стремился сознательно подражать кому-то, а в силу внутренней необходимости найти форму выражения, больше всего подходящую для передачи его мыслей и чувств в масштабе романа.

Однако если уж говорить о преемственности традиций, то прежде всего следует подчеркнуть связь «Великого Гэтсби» с так называемым «послефлоберовским» реализмом, известного влияния которого, кстати говоря, не избежал и Генри Джеймс в первый период своего творчества. Во время работы над «Гэтсби» Фицджералд с большим увлечением читал и перечитывал книги видного английского романиста (по национальности поляка) Джозефа Конрада, который был одним из наиболее талантливых представителей «послефлоберовской» школы в Англии. Отчасти под воздействием Конрада автор «Великого Гэтсби» и принял ряд положений творческой программы Флобера. Отныне великий французский реалист стал чуть ли не главным литературным авторитетом Фицджералда, одним из самых любимых и близких ему художников слова.

В стихотворении «Искусство» учитель молодого Флобера знаменитый французский поэт и романист Теофиль Готье писал, что «созданье тем прекрасней, чем взятый материал бесстрастней — стих, мрамор иль металл». В этой фразе Готье образно выразил важнейший эстетический принцип, который полностью разделял и автор «Госпожи Бовари». Искусство должно быть бесстрастно-объективным, «безличным», а художник обязан, правдиво рисуя жизнь, как бы самоустраниться и предоставить читателю самому делать выводы. Конечно, Флобер вовсе не отрицал необходимости «поучительных выводов». Его главным врагом была дидактика в искусстве, откровенное морализирование, художественно бестактная назидательность.

В одном из писем Флобер так раскрыл свое понимание объективного искусства: «В «Госпоже Бовари» нет ни слова правды — это чистейший вымысел, я не вложил туда ни своих чувств, ни личных переживаний. Напротив, иллюзия (если таковая имеется) создается именно неличным характером произведения. Один из моих принципов: не вкладывать в произведения своего «я». Художник в своем творении должен, подобно богу в природе, быть невидимым и всемогущим, его надо всюду чувствовать, по не видеть» [18].

Американские критики, рассуждая об изменении литературных вкусов автора «Великого Гэтсби», обычно упускают из вида влияние Флобера. Так называемая школа «отбора», традициям которой Фицджералд следовал во время работы над «Великим Гэтсби», гораздо более широко известна под другим названием, как школа «после-флоберовского реализма». Именно так ее называл сам американский писатель в своих письмах и черновых заметках. В отличие от «дискурсивного» романа с его свободной композицией и бесконечными авторскими отступлениями, главными требованиями школы «отбора» были четкая продуманность композиции, строгий самоконтроль и видимое невмешательство автора в ход повествования— требования, уже сформулированные во флоберовской теории «безличного», внешне «бесстрастного» искусства.

Принципу «безличности» Фицджералд следовал во всех своих лучших произведениях, начиная с «Великого Гэтсби». Он говорил, что писать хорошую прозу значит «плавать под водой с задержанным дыханием» [19], тем самым в образной форме выразив свое понимание флоберовской «бесстрастности». А немного ранее в предисловии к очередному изданию «Великого Гэтсби» он заметил, что материал, который он сократил в этой книге, мог бы составить целый новый роман [20].

Мы уже говорили о значении фигуры Ника Каррауэя в идейном замысле «Великого Гэтсби». Фицджералд последовал примеру Конрада и ввел в роман «лицо от автора» именно для того, чтобы соблюсти требование флоберовской объективности. Рассуждения и комментарии Ника, не являясь навязчиво-тенденциозными, раздвигают границы сюжета. Кроме того, вспоминая историю Гэтсби, Ник останавливается на самом главном, и это позволяет Фицджералду сконцентрировать события книги в нескольких сценах. Эта концентрация действия настолько последовательна, что роман всем своим построением напоминает пьесу. Очевидно, поэтому его так часто и так успешно инсценировали в США. И, видимо, не случайно сам Фицджералд отнес «Великого Гэтсби» к жанру так называемого драматического романа [21].

Единство действия — важнейший принцип построения такого романа — помогает автору добиться замечательной экономии материала. В романе нет лишних или случайных деталей. У каждой даже вскользь брошенной реплики есть свое продолжение. Вот характерный пример. В начале «Гэтсби» рассказчик ведет случайный разговор с тогда еще мало знакомой ему Джордан Бейкер о том, что она плохо водит машину. «Для столкновения требуются двое»,— говорит Джордан. Эта, казалось бы, незначительная фраза в свете дальнейших событий наполняется неожиданным «вторым смыслом». Когда ее снова вспоминает Ник в конце романа, она звучит как мрачное предзнаменование, исподволь подготавливающее читателя к развязке.

Или еще один пример. Фицджералд по сути дела ничего конкретного не говорит о деятельности «великого» Гэтсби, знаменитого короля «бутлеггеров» и крупного биржевого спекулянта. Однако мы случайно слышим один из его коротких «деловых» разговоров по телефону, и этого достаточно, чтобы у нас сложилось впечатление, что он действительно крупная фигура на «черном рынке» США. Столько в его словах властности и энергии крупного босса, уверенно ворочающего огромными капиталами.

Такое обыгрывание детали в то же время в чем-то сближает технику письма Фицджералда с искусством импрессионизма, стремившегося скорее к действенности общего впечатления, чем к точности подробностей. Интересно напомнить, что в момент работы над «Великим Гэтсби» Фицджералд специально перечитывал знаменитый манифест Конрада, предисловие к повести «Негр с «Нарцисса», где английский романист заявил, что его задачей было «силон написанных слов заставить вас слышать, заставить вас чувствовать и, самое главное, заставить вас видеть» [22]. Сам Конрад, как указывал его многолетний соавтор Форд Мэдокс Форд, никогда не отрицал известной импрессионистичности манеры своего письма, стремясь передать «эффект жизни», «не повествуя, а воспроизводя… впечатления» [23]. Некоторая доля импрессионизма присутствует и в «Великом Гэтсби», хотя простое «воспроизведение впечатлений» никогда (и даже в этот период) не было для Фицджералда самоцелью.

Впоследствии, оглядываясь на пройденный путь и рассуждая о стиле написанных им книг, Фицджералд пришел к выводу, что последовательность в его творчестве была такой: сперва возникала мысль, а потом он искал единственно необходимую для нее форму выражения. Придерживаться этого правила он советовал и своей дочери: «Когда люди рассуждают о новом стиле, их всегда поражает его новизна, потому что они полагают, что говорят только о стиле, в то время как то, о чем они говорят,— это новая идея, выраженная с такой силой, что она порождает оригинальность образа мышления» [24].

Чтобы понять своеобразие стиля Фицджералда в «Великом Гэтсби», стоит сравнить его манеру с манерой ранних произведений Хемингуэя. Так же как и Фицджералд, автор «Фиесты» и «Прощай, оружие!» прошел через юношеский период протеста. И для него весь неустроенный мир 20-х годов «тонул в фарисействе». Сам Хемингуэй очень точно выразил это настроение эпохи, сказав однажды: «Все наши слова потеряли смысл из-за небрежного обращения с ними». Вместе со словами потеряли смысл понятия и чувства, ими выражаемые. И вся жизнь в ее разнообразии казалась лишь бессмысленной, бесцельной суетой, пустым томлением духа. Поэтому открытие мира для Хемингуэя-художника, как верно заметил Гарри Левин [25], было прежде всего открытием простых фактов, возвращением смысла словам и чувствам. И уже па основе этого как бы подспудно вырастал сложный хемингуэевский «айсберг» подтекста.

Непрекращающиеся поиски правды в искусстве — программное положение эстетики Хемингуэя — пронизывают собою и форму всех его книг. Простота и экономность ранней прозы писателя, ее поэтичность и чистота подчинены стремлению вернуть слову его первозданный, стертый временем смысл. За этим стоит точность изображения факта и действия. А за ними попытка добиться максимальной правдивости описываемых чувств, их освобождения от ложно-романтического пафоса и позы. И если стиль раннего Хемингуэя грешит «немотой» (в чем упрекали писателя его противники), то это тот род немоты, о котором Осип Мандельштам писал:

Да обретут мои уста
Первоначальную немоту,
Как кристаллическую ноту,
Что от рождения чиста.

Мы уже имели случай сказать о том, как важна была правда искусства для автора «Великого Гэтсби», пытавшегося быть одновременно «интеллигентом и честным человеком». Перечитывая книгу примерно через десять лет после ее выхода, Фицджералд с удовлетворением отмечал, что он ни па шаг не отступил в ной от своего понимания правды [26]. А оно весьма сильно отличалось от хемингуэевского. Фицджералд, по его собственным словам, стремился скорее к художественному «эквиваленту правды», пытаясь достичь абсолютной «честности творческой фантазии» [27]. При этом пафос романтики не только не отталкивал писателя, но, наоборот, привлекал его. Автору «Великого Гэтсби» не нужно было, подобно Хемингуэю, заново открывать окружающий его мир. «Честность фантазии» помогала Фицджералду яснее увидеть некоторые его стороны, неожиданно повернувшиеся новыми своими гранями. Лаконичность и максимальная точность изображения факта и действия не были для писателя главными задачами — важнее для него было передать поэтический эффект общего настроения; а слова не только не потеряли для Фицджералда своего значения, но теперь еще сильнее, чем раньше (скажем, в «Прекрасных и обреченных»), привлекали его богатством своих красок.

Поэтому стиль «Великого Гэтсби» далек от сознательной простоты раннего Хемингуэя. Язык романа эмоционально приподнят и насыщен самой разнообразной «откровенно» поэтической лексикой, искусно вплетенной в образную фактуру книги. Однако при всем несходстве раннего Хемингуэя и Фицджералда есть в их стиле и нечто общее. Это поэтический эффект, роднящий некоторые места в книгах обоих писателей с так называемыми стихами в прозе. Только у Хемингуэя — это кристаллически чистая, «немая» поэзия, сходная с сознательной простотой дикции современных поэтов; проза же Фицджералда гораздо ближе сенсуалистической поэзии романтиков.

Другой важной особенностью стиля романа является его «вещность», умение обрисовать характер персонажа романа путем описания окружающего его материально-предметного мира. В первых трех главах автор последовательно знакомит читателя с домом Бьюкененов в Ист-Эгге, с гаражом Уилсона и квартирой Тома в Нью-Йорке и наконец с виллой Гэтсби в Уэст-Эгге. Описание каждого из этих «жилищ» дополняет портрет их владельцев. Но, пожалуй, больше всех запоминается вилла Гэтсби с ее почти нереальным парадом безвкусной роскоши и расточительства и вместе с тем настоящими, вовсе не бутафорскими книгами в обширной библиотеке.

Конечно, эта «вещность» стиля романа не была художественным открытием Фицджералда. Ею пользовался еще Петроний при характеристике своего Тримальхиона, не говоря уже о многочисленных и более близких нам по времени прозаиках. Применяли ее в своих книгах и некоторые старшие современники автора «Великого Гэтсби», и в частности Синклер Льюис. Развивая их традиции, Фицджералд сумел добиться большого совершенства в использовании этого приема, заставляя «вещи» передавать сложные оттенки подтекста и иногда даже превращая их в символы (в качестве примера можно привести, скажем, уже упоминавшиеся глаза доктора Эклберга).

Подводя итоги, заметим еще раз, что «Великий Гэтсби» — первое крупное произведение Фицджералда, где обе — лирико-романтическая и сатирико-реалистическая — стороны дарования писателя слились в единое гармоническое целое. И действительно, символика романа, его по-китсовски сенсуалистическая образность, лирически-приподнятый строй повествования, романтическая фигура героя, иронические контрасты «двойного видения» и некоторые другие черты книги сближают ее с произведениями романтиков XIX века. Но романтическая стихия не единственная и даже не господствующая в «Великом Гэтсби». Ведь «честность фантазии» художника предполагала для Фицджералда прежде всего трезвое осмысливание жизни и ее реалистическую оценку, что сыграло главную роль в художественном замысле книги.

Фицджералд как-то сказал: «Талант, созревающий рано, обычно бывает поэтическим, таким было в значительной море и мое дарование. Талант прозаика зависит от другого — от освоения материала и его тщательного отбора, или, проще говоря, от того, есть ли у писателя что сказать и сумел ли он найти интересную, до тонкости разработанную им форму выражения» [28].

Романтико-поэтическая сторона дарования Фицджералда проявилась рано и ярко уже в его первой книге. Прозаически-реалистическая линия творчества писателя, определившая собой богатство мыслей «Великого Гэтсби», развивалась более медленно и полностью раскрылась только в его третьем романе. Органичное, нигде не нарушаемое сочетание этих сторон таланта писателя в книге и делает «Гэтсби» самым совершенным произведением Фицджералда, всеми признанным шедевром, художественного уровня которого он уже никогда больше не смог достичь.

Примечания:

1 F. Scott Fitzgerald. The Crack-up, p. 294.
2 Сам Фицджералд, споря с мнением Менкена о том, что «Гэтсби» всего лишь блестяще рассказанный анекдот, писал: «Не делая никаких обидных сравнений между классами А и С, можно сказать, что если мой роман только анекдот, то и «Братья Карамазовы» — то же самое. Исходя из определенной философии, их можно свести к детективу».
3 F. Scott Fitzgerald. The Crack-up, p. 209.
4 Ф. Скотт Фицджералд. Великий Гэтсби. Пep. Е. Калашниковой. М.«Художественная литература», 1965, стр. 57-58. В дальнейшем цитаты из романа даются по этому изданию.
5 F. Scott Fitzgerald. The Crack-up, p. 69.
6 См. об этом также интересную статью критика Мариуса Бьюли в сб. F. Scott. Fitzgerald: A Collection of Critical Essays, ed. by A. Mizener. N. Y., 1963.
7 K.G.W. Cross. Scott Fitzgerald. London, 1964, p.66. Об этом же писали и некоторые другие критики, в частности Чарльз Уэйер и Ричард Чейз.
8 Карлейль назвал Франклина «отцом всех янки», подразумевая под «янки», как справедливо заметил А. И. Старцев, тип американского дельца-буржуа, «self made man». См. История американской литературы, т. 1. М., 1947, стр. 62.
9 A Documentary History of American Thought and Society. Boston, 1965, p. 37-38.
10 Van Wyck Brooks. America’s Coming of Age. N. Y., 1956, p. 4-5.
11 А. Блок. Собрание сочинений, т. 6. М.-Л., Гослитиздат, 1902, стр. 367.
12 Cleanth Brooks. The Hidden God. New Haven and London, 1963, p. 69.
13 Так Элиот именует своих современников в другом стихотворении тех же лет.
14 По-английски «ист» значит восток, а «уэст» — запад.
15 Henry Nash Smith. Virgin Land, the American West as Symbol and Myth. N.Y., 1950, p. 77.
16 Frederick Hoffman. The Modern Novel in America. Chicago, 1963, p. 114.
17 «Теневая черта» — одна из наиболее известных повестей Джозефа Конрада, в ней он рассказал о том, как жизненные испытания помогают молодому герою найти себя. К этой теме Конрад обращался и в других своих произведениях, хорошо знакомых Фицджералду. Интересно отметить, что автор «Великого Гэтсби» признавал, что Ник Каррауэй во многом обязан своим рождением конрадовскому «лицу от автора» Марлоу, чья поездка в Конго и повести «Сердце тьмы» была также и его «путешествием внутрь себя».
18 Г. Флобер. Собрание сочинений, т. V. М., изд-во «Правда», 1956, стр. 164-165.
19 F. Scott Fitzgerald. The Crack-up, p. 304.
20 Frederick Hoffman. The Great Gatsby, a Study, p. 167.
21 F. Scott Fitzgerald. Letters, p. 363.
22 Frederick Ноffman. The Great Gatsby, a Study, p. 62.
23 Там же, стр. 67.
24 F. Scott Fitzgerald. The Crack-up, p. 304.
25 Hemingway: A Collection of Critical Essays. N. Y., 1962.
26 Frederick Hoffmann. The Great Gatsby, a Study, p. 167.
27 Там же.
28 F. Scott Fitzgerald. The Crack-up, p. 305.


Далее: 4. Тридцатые годы и роман «Ночь нежна»


Анализ взаимоотношений в фильме «Великий Гэтсби»

Надо отдать должное создателям фильма «Великий Гэтсби».  Фильм получился очень красивым. Картинка просто завораживает. Но в данном разборе я хотел бы уделить внимание не визуальной составляющей фильма, а именно взаимоотношениям между персонажами. Не каждый сможет увидеть истинное положение вещей и сделать правильные выводы. По поводу этих взаимоотношений есть две разные точки зрения: адекватная точка зрения и, скажем так, «недалекая», поверхностная точка зрения, точка зрения большинства. Но сначала вкратце о фильме. В фильме один из главных героев-участник истории повествует о молодом миллионере Джее Гэтсби (которого играет Леонардо ди Каприо), который появился неизвестно откуда и вокруг которого существует очень много тайн и загадок. Пожалуй, самая главная загадка, откуда все его богатства. 5 лет назад Гэтсби был влюблен в молодую девушку по имени Дэйзи. Но война разлучила их. 5 лет они не виделись. За это время Дэйзи вышла замуж за одного миллионера по имени Том Бьюкенен. И вот Гэтсби возвращается уже состоявшимся человеком и пытается вернуть свою любовь. В этом ему помогает Ник Каррауэй, тот самый, который нам и рассказывает эту историю. Удивительно то, что Ник является другом Тома, но при этом помогает малознакомому ему Гэтсби. Помогает увести его жену. В конце зрителя ожидает гибель Гэтсби. Его любовь стала для него трагедией. Мечтам не суждено было сбыться.

Давайте посмотрим на то, как видит всю ситуацию и как воспринимает персонажей поверхностный зритель, не способный заглянуть глубже. Для такого зрителя все персонажи в этом фильме, кроме самого Гэтсби являются жалкими мелкими существами, недостойными людьми. На их фоне Гэтсби как бы является контрастом. Он как и они успешен, но кроме этого он не зациклился на богатствах и не живет как животное. Он умеет любить и мечтать. Настоящий романтик. И готов на все ради своей любви. Миллионера Тома такой зритель воспринимает обычным богатеем, который не достоин  любви и всячески поддерживает Джея Гэтсби в том, чтобы тот увел у него жену. Жена представляется этакой метающейся птичкой, которую, бедную запутали. С одной стороны ее муж Том, который ей изменяет, с другой — ее старая любовь, оба богаты, обоих любит и не знает, кого выбрать. И какой же она сукой представляется для зрителя, когда выбирает все-таки мужа, недостойного любви. А ведь Гэтсби любил ее. Он даже погиб из-за нее. Вот сука! Гэтсби закатывал грандиозные вечеринки в своем особняке, бесплатно поил и кормил всяких аристократов. А на похороны к нему никто не пришел. Там был только его верный друг Ник, который очень проникся великолепием Гэтсби и единственный понял его величие и понял всю мелочную сущность других людей, окружавших Гэтсби. Глупый зритель с Ником полностью согласен, также как и согласен с названием фильма «Великий Гэтсби».

Теперь давайте рассмотрим другую точку зрения. Точку зрения адекватного зрителя, который умеет видеть вещи такими, какие они есть на самом деле.

Гэтсби — обычный бандит и мошенник. Об этом мы узнаем в конце фильма, когда Том Бьюкенен навел справки о нем и рассказал об этом при всех. При этом Гэтсби не отрицал этого. Далее, в фильме есть фрагменты, когда Гэтсби ведет с кем- то странные беседы, с какими-то скользкими людьми, и беседы эти намекают на скрытность и нечистоплотность этих «делишек». Для умного зрителя, воспринимающего вещи такими, какие они есть это очень важная деталь. Очень ВАЖНАЯ! Отсюда становится понятным, откуда взялись все богатства Гэтсби. Безусловно, он умный человек. Этого никто не оспаривает. Но то, что он — говно, это тоже факт. Он живет нечестно по отношению к другим, но поверхностному зрителю на это наплевать, ведь, главное, что Гэтсби — влюбленный романтик. Такой зритель все прощает ему только на основании того, что у него есть мечта. Кстати, о том, что Гэтсби — нечестный человек также показывают некоторые фрагменты в фильме. Один из них тот, когда полицейский хотел остановить Гэтсби за нарушение правил. Но тот показал полицейскому свою визитку, и полицейский отстал от него. Сидящему рядом Нику Гэтсби поведал, что когда-то он оказал услугу начальнику полиции. А ведь из-за таких пидарасов и происходит большинство смертей. Эти пидарасы могут лихачить на дороге, водить в нетрезвом виде, и из-за них могут погибать невинные люди. Что и произошло в конце фильма. Гэтсби вместе с Дэйзи сбили насмерть девушку, ехав на огромной скорости. И хоть за рулем была Дэйзи, Гэтсби при этом не меньший мудак и ублюдок, потому что, во-первых доверил бабе, находящейся в истерике, управлять транспортным средством. Тем более ночью. А во-вторых, позволил ей гнать с огромной скоростью. Так что вина за смерть девушки лежит на них обоих. Тот факт, что они не остановились, а уехали с места происшествия подтверждает, что Гэтсби — полное говно. Итак, мы видим, что на самом деле Гэтсби — недостойный человек. 

Давайте теперь рассмотрим Дэйзи. Дэйзи — обычная блядь. Находясь на войне Гэтсби написал письмо, в котором попросил ее подождать, пока он разбогатеет и станет большим человеком. Он был беден в том момент и не мог ей дать роскошной жизни. Дэйзи не стала ждать и вышла за миллионера Тома. Она, конечно же, сначала закатила истерику, сделав вид, что она такая правильная и не пойдет замуж за Тома, так как якобы любит Гэтсби. Но тем не менее замуж за Тома вышла. Никто пистолет на нее не наводил, никто не угрожал. Вышла замуж по собственной воле. Находясь уже замужем она начала тайно встречаться с вновь появившимся Гэтсби. Возможно, потому что Гэтсби с Дэйзи — одного поля ягоды. Как известно, подобное тянется к подобному. Говно стремится общаться с говном. Достойные — с достойными. Гэтсби — нечестный человек, Дэйзи — тоже. В этом легко можно убедиться. В конце фильма она находилась за рулем автомобиля, сбившего девушку насмерть, который принадлежал Гэтсби. Этот автомобиль был очень заметным в городе. Она могла догадаться, что всю вину повесят на ее «возлюбленного». Тем более, что было полно свидетелей. По-хорошему, ей надо было понести наказание. Мало того, что это честно по отношению к родственникам погибшей. Банально, хотя бы похороны им оплатила… Но это было бы и честно по отношению к Гэтсби. Он бы тогда не погиб из-за нее от мужа погибшей девушки. Гэтсби умер именно из-за нее. Она — полное говно. В Этом плане поверхностный зритель не ошибся. Единственный раз. Дэйзи — пустышка и говно. Кстати, очень показателен в плане характеров персонажей следующий момент в фильме. Здесь Том рассказывает о том, какое Гэтсби говно, приводя соответствующие аргументы. У Гэтсби аргументов против этого нет, и он впадает в истерику. Типичная женская манера поведения. Так делаю либо женщины, либо маменькины сынки. Вместо того, чтобы признать свои недостатки и согласиться с аргументами им проще впасть в истерику, чтобы сбить с толку оппонента. Истерика призвана поколебать психику оппонента, лишив его возможности мыслить логически. Но Том — красавчик! Не поддался этому, а гордо отстоял свою позицию. Гэтсби и сам понял, что впав в истерику, жутко прокололся, поэтому стал извиняться за свое поведение. Но уже было поздно. Дэйзи увидела, что он вовсе не так крут, как казался, что он обычная баба, а не мужик. Том на фоне Гэтсби гораздо круче, а потому все попытки Гэтсби разубедить ее были все более ничтожными. Массовый зритель осознает, что Дэйзи — мразь. Но для массового зрителя она таковой является ТОЛЬКО ПОТОМУ, что она в конце не осталась с Гэтсби. Т.е. массовый зритель в виде женщин и тупых маменьких сынков усматривают ее подлость только в том, что она не оценила все жесты Гэтсби в ее сторону. Только поэтому большинство негодует в сторону Дэйзи. Тупое большинство не понимает, что Дэйзи — блядь по натуре. И если бы она ушла к Гэтсби, она блядью быть не перестала бы. И на самом деле любовь бы не восторжествовала. В этом случае я бы мог только порадоваться за Тома, как за мужчину, избавившегося от паразита. Я вообще не понимаю, зачем бороться за женщин, которые не ценят все то, что для них делается? В этом фрагменте фильма она жалуется Нику на свою горькую и трудную судьбу. Она говорит о том, как ей нелегко живется. Ее бы в Африку отправить ни с чем. Посмотрели бы мы, как она тогда запела.  

Что же можно сказать о самом рассказчике истории и очевидце событий Нике? А Ник — самый настоящий предатель и шестерка. В самом начале фильма мы видим, что Том очень гостеприимен к Нику. Ник — никто по своей сути. Ничего в жизни не добился. Но Том при этом к нему очень по-дружески относится, общается, как с равным. Ник был в курсе того, что Том изменяет жене. Но это не его дело. Максимум, что он мог сделать — это рассказать все своей кузине Дэйзи, предупредив об этом Тома. Это было бы честно и по-мужски. Либо оставить это  в секрете. Сами разберутся. Тем более, Ник и так понял, что все все знают, во время общего обеда в начале фильма. Плохой Том или хороший не ему решать. Он не знает мотивов Тома, почему он так делал. Возможно, он искал просто разнообразия. Но при этом любил именно ее. Если отбросить все лицемерие, то так делают практически все мужчины. Рано или поздно… Ник не знает всей подоплеки, а потому лучше бы не вмешивался в чужие проблемы. 
Джея Гэтсби Ник совсем не знает. Он не знает ни кто он, ни откуда, как делаются все его миллионы. Нику это совсем неинтересно. Зато ему понравилась улыбка Гетсби. Также его очень тронул рассказ гольфистки, которая поведала ему о любви Гэтсби к Дэйзи. Она то, оказывается, в курсе всего и является такой же предательницей. Дружит с Томом, а за спиной содействует Гэтсби. Ника очень трогает, что Гэтсби любит Дэйзи, и он решает ему помочь. Срать на чувства Тома! Улыбка ди Каприо выразительнее! Этим и объясняется, почему Ник не желает пройти в гости к Тому в конце фильма. Ему стыдно. В этот момент он не понимает ситуации. Однозначно, он предатель. Поэтому подсознательно ему теперь стремно принимать гостеприимство от Тома. Но при этом он считает, что все ублюдки вокруг, он весь такой праведный, старался во имя любви двух сердец. Это главнее, поэтому ради этого можно и предать. 
Итак, Ник — такое же говно, как Гетсби и Дэйзи. Именно поэтому он так восхищается Гетсби и помогает ему. Подобное тянется к подобному.

Единственный, кто является более-менее достойным персонажем — это Том. Во-первых, он занимается честными делами. По-крайней мере, в фильме обратного не говорится. А вот о нечестных делах Гэтсби не раз упоминается. Я уверен, создатели дали бы это понять, если бы хотели показать Тома плохим человеком. Но этого мы не видим. Даже если это и есть, то, как говорится, не пойман — не вор. Во-вторых, он действительно Честен и благороден к Дэйзи. Он дал ей все: положение в обществе, безбедное существование, дал любовь и заботу. 

Том тоже не белый и пушистый, но он очень адекватно реагирует на ситуацию. На его территорию лезут, и он, как всякий нормальный мужчина ее отстаивает. Не вижу ничего аморального в его действиях к Гэтсби.  

Есть один очень немаловажный момент, который вносит большой плюс в характеристику Тома. В начале фильма он бьет по лицу одну из своих любовниц, которая сказала что-то нелицеприятное о его жене. Это очень выразительно говорит о его отношении к Дэйзи. Этим режиссеры показали то,что как бы там ни было,семья для Тома дороже и важнее прогулок на лево. Эта деталь ОЧЕНЬ существенна! Но ее-то практически никто и не замечает.

Что прикольно, сценарист, похоже, решил постебаться над тупым зрителем в последнем кадре. Ник заканчивает свое повествование, добавив к названию «Гэтсби» слово «великий». Подумал… И решил дописать. Я вижу в этом сарказм создателей. Ведь посудите сами! В чем таком Гэтсби велик? В том что заработал деньги нечестным путем? Да таких сейчас полно людей. И во все времена такие были. То, что он был мечтателем? А кто не мечтает? Что за абсурд думать, что кто-то может жить, не мечтая о чем-то? Все люди мечтают. Не у всех получается осуществить то, о чем они мечтают, но мечтают все. Кроме того, у Гэтсби тоже не получилось. Умер из-за любви? Нет. Умер из-за того, что говно. И поделом ему! 
Кто-то скажет, что он понес большую жертву. И поэтому он велик. Если жертвой считать то, что он не выдал Дэйзи, а понес наказание вместо нее, то это — не жертва. Во-первых, он не знал, что понесет наказание от мужа погибшей. Он даже не думал об этом. Во-вторых, он не мог ее выдать. Это обусловлено двумя причинами. Первая — это на подсознательном уровне… Самец всегда стремится уберечь самку. Это не делает его великим, поскольку работает помимо его воли. Вторая обусловлена его эгоцентризмом. Он не мог позволить ей сесть в тюрьму и понести наказание. Она бы тогда не могла быть с ним. Он больше думал о себе. А вообще, великий тот, кто сделал что-то выдающееся, что-то, чего не способны сделать другие. И благодаря этому он запомнился. И не маловажно,чтобы  этот поступок был направлен на созидание чего-либо. Это либо подвиг, либо изобретение, либо произведение невероятной художественной ценности. Это может быть и борьба за правое дело. Покрывательство человека в своих интересах — не великий поступок. Даже если это и жертва. Тупая смерть из-за женщины — просто тупая смерть. Таких каждый год гибнет тысячи, и никто их великими не считает. 

Гэтсби очень хорошо умел бросать пыль в глаза. Он пускает слух о том, что учился в Оксворде, не договаривая о том, что был там всего 5 месяцев. Согласитесь, есть очень большая разница между тем впечатлением, которое производят слова «Учился в Оксфорде» и тем, что было на самом деле. Не понимаю, за что Ник захотел пожать Гэтсби руку? За то, что он — пиздобол? Гэтсби везде козыряет своими знакомствами, везде пытается показать, насколько он богат и крут. Гэтсби организует бесплатные вечеринки, кормит и поит паразитов и всякий сброд. А потом Ник удивляется, как это так, к Гэтсби на похороны никто не пришел? 
Как подкупить проститутку? Надо показать, насколько ты богат и влиятелен.  Гэтсби делал все для того, чтобы казаться выдающимся человеком. Но таковым он не являлся. Вместо того, чтобы БЫТЬ, он предпочитал КАЗАТЬСЯ — удел неудачников.   

Вообще, образ Гэтсби двуличен. С одной стороны — это вымышленный, несуществующий, взлелеянный феминистками образ «настоящего» мужчины, т.н. принца на белом коне, который одновременно, уверен, целеустремлен, является лидером и пробивным человеком… И одновременно является тряпкой и подкаблучником, однолюбом, верным, как щенок. Это тип мужчины, который в жизни существовать не может в принципе. С другой стороны — реальная, но противоречивая и лживая сущность, этот человек поступает подло с остальными, занимаясь грабежами и мошенничеством и, одновременно, является таким честным и порядочным по отношению к женщинам. Не верю! Скорее всего, если бы Дэйзи выбрала его, она также столкнулась бы с изменами, только в этот раз со стороны Гэтсби. 

Кто-то может сказать, что экранизация не передает сюжет и характер героев в той мере, как это делает книга Скота Фицжеральда. Но здесь я обсуждаю не книгу, а именно фильм. Этот разбор был своеобразной реакцией на то, как воспринимает героев основная масса людей после просмотра именно фильма. 

Фильм очень силен и заставляет задуматься. Я не являюсь психологом, но по моему мнению, первоначальное мнение о фильме может служить неким тестом, каков человек на самом деле. Тот, кому понравился определенный персонаж по своей сути близок к нему. Ведь подобное тянется к подобному!  

Хороший, на мой взгляд, комментарий к статье:
«Фильм посмотрела. Интересный.Не могу понять почему так назвали его — «Великий Гетсби» .Он был никем,и оставался тоже никем!!!!! То что у него были какие-то цели ни о чем не говорит.Так как цели низкие.И делал он все это не для Дейзи,а для себя.Единственное что у него неплохо получалось,так это пускание пыли в глаза и сочинение историй о себе.И то,умные люди сразу поняли что все это чушь полная.Так что великим он не был,уважать его абсолютно не за что!!!!!» 

http://vk. com/note27923645_11743382

10 фактов к 90-летию «Великого Гэтсби» – СамКульт

10 апреля 1925 года был издан «Великий Гэтсби» — великая книга, сломавшая судьбу своего автора и сделавшая его имя бессмертным. Самкульт подобрал несколько любопытных фактов из длинной истории шедевра.


«Для того, чтобы ваш Гэтсби был действительно Великим,» — писала знаменитая писательница Эдит Уортен Фицджеральду 8 апреля 1925 года: «вы должны были показать нам начало его карьеры (не с пеленок, но с его визита на яхту, если не раньше) вместо короткого резюме о ней. Это бы показало ситуацию Гэтсби и сделало его окончательную трагедию настоящей трагедией вместо заметки из утренних газет».
Но было уже слишком поздно. Когда Уортон писала письмо, тираж книги уже был отпечатан и ждал начала продаж. Ждал и сам писатель. Именно «Великий Гэтсби» был по замыслу Френсиса его настоящим большим произведением, в отличии от первых двух книг, слишком лекговесных и поверхностных по его мнению.

Так выглядели супруги Фицджеральды в 1927 году

1. Провал. Несмотря на великие ожидания и большую подготовку, «Гэтсби» провалился. Была продана всего 21 тысяча экземпляров, что было в два с половиной раза меньше, чем проданный тираж каждой из его первых двух книг! Для Фицджеральда, который вел образ жизни голливудской звезды, это был сильнейший удар. Книга не принесла желаемых доходов, а в тридцатые, после начала великой депрессии, о ней и вовсе забыли! Френсис Скотт до конца жизни очень переживал свою, как он считал неудачу, находя разные объяснения — плохое название, отсутствие привлекательного женского персонажа и провал у дамской аудитории и т.п. По жесточайшей иронии судьбы, роман начал становиться «великим» уже на следующий год после смерти Фица.

2. Гонорар. За «Гэтсби» писатель получил 3939$ аванса еще в 1923 году и еще 1981$ — уже после публикации. Для сравнения: максимальный гонорар за рассказ в это же время составлял у Фицджеральда ~4000 $ и написание рассказа занимало у писателя два-три дня. При этом амбиции Фицджеральда в отношении романа были так велики, что он отказался от 10 000 долларов за договор о продолжении романа, просто потому, что это могло задержать выход книги. За права на экранизацию книги Фицу заплатили в том же 1925 году целых 15 000$, именно эта разница в оплате и подтолкнула писателя к Голливуду.

Роман активно рекламировали, но это не помогло

3. Отзывы. Книга продается плохо, но зато отзывы прекрасные! — писал в 1925 году Фицу его агент. На самом деле, это тоже было не совсем правдой, хотя и принято считать что роман приняли «не очень». Да, в рецензиях упоминался и анекдот растянутый на сто страниц и просто содержались оскорбления в адрес автора, но это миф, что роман получил плохие отзывы — большинство крупнейших критиков сразу раскусили и оценили «Гэтсби». Так легко, так деликатно, так тонко — литературная лимонная меренга! Критики сразу же отметили и глубину и остроту, но… Фиц был в глубокой депрессии из-за продаж. Он рассчитывал, что продадут 75 тысяч, а продалось в четыре раза меньше, поэтому и в отзывах, и в рецензиях он искал негатив. У него вообще была репутация скандалиста.

4. Обложка. Отдельный шедевр, созданный испанским (по происхождению) художником Франсисом Кюгатом. Это такое американское ар-деко в своем позднем, надрывном изводе. Обложка появилась еще до романа, и так впечатлила Фицджеральда, что он «вписал» ее в книгу и сделал одним из основных образов произведения. Художник Кюгат сделал свыше 60 фильмов в Голливуде, был личным дизайнером Дугласа Фербенкса, но ничего великого более не создал.

5. Название.  Было дано роману в последний момент, и потом уже Фиц хотел поменять его еще раз, но книга уже печаталась, и хорошо, что не успели. Потому что Фицджеральд хотел поменять название на патриотическое: «Под красным, синим и белым». Это цвета американского флага. До этого он хотел назвать роман «Вокруг мусора и миллионеров», «Гэтсби — Золотая шляпа», «Неистовый любовник» и «По дороге в Уэст Эгг». За неделю до публикации Фицджеральд выбрал название «Пир Тримальхиона», потом все-таки появился «Гэтсби», но уже после выхода романа Фицджеральд был уверен, что одна из причин провала — неправильный выбор названия.

6. Замок. У замка Гэтсби был реальный прообраз — замок «Бикон Тауэрс», построенный в 1917 году для Авы Бельмонт, бывшей до этого Авой Вандербильт. Это одна из самых известных и ярких американских женщин — мультимиллионерша и лидер суфражисток. Замок представлял из себя чистую фантазию на готическую тему с элементами испаских альказаров и стилизациями под изображения замков из средневековых манускриптов. В основном здании было шестьдесят комнат, а во всем комплексе — 140! Здание было снесено в 1945 году.

Вид на «Бикон Тауэрс» с берега моря.

7. Классика. Френсис Скотт Фицджеральд умер в 1940 году, в бедности и забвении. Последние годы жизни он был уверен, что «Великий Гэтсби» — это его неудача и книга, уже забытая. В 1937 году он хотел подарить экземпляр своей любовнице Шейле Грэм, зашел в книжный магазин, потом в другой, третий. На полках не было ни одной его книги! Но уже через год после смерти Фица его «Гэтсби» начал свой путь к величию. В 1941 году был опубликован последний роман Фицджеральда — «Последний магнат» и переиздан «Гэтсби», и про книгу вспоминают. В том же 1941 году была создана ассоциация издателей, ответственная за поставки книг в американскую армию во время войны. Ассоциация со скрипом включила роман Фица в список рекомендованной для солдат литературы. И за время войны в американскую армию было отправлено свыше 150 000 «Гэтсби». Солдаты в окопах видели в главном герое свою надежду на красивую послевоенную жизнь, ведь Гэтсби тоже был ветераном. В 1949 году был снят уже второй фильм по «Гэтсби». В 1960 году роман официально признали классикой. Сейчас он занимает второе место среди величайших произведений американской литературы XX века. Фиц был бы доволен, узнав, что в день премьеры фильма Беза Лурмана было продано его книг больше чем за всю его жизнь. Он так хотел, чтобы продалось хотя бы 75 000 книг.

8. Кино. Образ Гэтсби увековечен не только в романе. Снято уже пять или шесть фильмов. Самый первый — еще в 1926 году. За него Фиц получил 13000 долларов, но с премьеры убежал, потому что фильм был чень поверхностный и слабый. Был потому что ни одной его копии до наших дней не дошло, только афиша и трейлер. Второй фильм был снят в 1949 году и тоже особой славы не снискал, а вот в третьем, снятом в 1974 году, Гэтсби сыграл Роберт Редфорд, сценарий сначала писал Трумен Капоте, а дописывал Френсис Форд Коппола, главную женскую роль сыграла Миа Фэрроу, и картина, конечно же, считается классикой. Кроме того, есть всем известный фильм с Леонардо ди Каприо и телесериал. Но и это не все!

Роберт Редфорд в роли Гэтсби

9. Всё остальное. В 1999 году американский композитор Джон Хэрбисон написал оперу по произведению Фицджеральда, котрая была поставлена в Метрополитен-опера в Нью-Йорке. Уже после фильма с Лео появился американо-украинско-российский балет от 2014 года, поставленный хореографом Дуайтом Роденом с премьером Мариинского театра Денисом Матвиенко в главной роли. А еще по мотивам романа есть комикс в Южной Корее. Дело Гэтсби живет и побеждает!

10. Автор и герой. Когда хоронили Фицджеральда народу было немного и не обошлось без скандала. В своей прощальной речи, известная поэтесса, острословица и алкоголичка Дороти Паркер назвала покойного Фица «несчастным сукиным сыном». Она просто процитировала «Великого Гэтсби». И на могиле писателя слова оттуда же:  Так мы и пытаемся плыть вперед, борясь с течением, а оно все сносит и сносит наши суденышки обратно в прошлое.

«Великий Гэтсби» Лурмана оказался экранизацией первой версии романа: Кино: Культура: Lenta.ru

Фильм База Лурмана «Великий Гэтсби», готовящийся к выходу, основан на ранней версии романа Френсиса Скотта Фицджеральда, более мрачной и жестокой, чем общеизвестная. Об этом сообщает The Wall Street Journal.

Об этом изданию рассказал Джеймс Л.В. Уэст-третий, исследователь творчества американского писателя, консультант фильма. По его словам, сюжет фильма основан на ранней редакции, известной как «Трималхион», отправленной писателем в 1924 году издателю Максвеллу Перкинсу, но так и не увидевшей свет до 2000 года. Тогда «Трималхион» был опубликован Университетом Кембриджа.

В «Трималхионе» образ Гэтсби — более загадочный и пугающий. «Он настойчивее и осторожнее, в нем сокрыта какая-то жестокость, которой на самом деле не видно в „Великом Гэтсби“», — сказал Уэст. По его словам, между сюжетами «Трималхиона» и «Великого Гэтсби» почти нет разницы, но читать раннюю редакцию — все равно, что слушать любимую песню в новой тональности. В частности, в «Трималхионе» Фицджеральд до последнего не раскрывает историю личности Гэтсби, вызывая у зрителя ощущение, что герой — немецкий шпион или убийца. Также в истории есть несколько эпизодов, раскрывающих образ Гэтсби именно с этой темной стороны. В киноадаптации Леонардо ди Каприо сыграет персонажа именно из первой редакции.

По словам Лурмана, «Трималхион» очень помог ему при написании сценария, особенно для выведения образа Гэтсби, а ди Каприо постоянно носил экземпляр книги с собой на съемочную площадку.

Материалы по теме:

Трималхион (Trimalchio) — персонаж древнеримского романа «Сатирикон» Петрония Арбитра, разбогатевший вольноотпущенник. Это главное действующее лицо самого обширного из сохранившихся фрагментов романа. Malchio соответствует древнегреческому αηδής — противный; tri-malchio — трижды противный — Трималхион. В «Сатириконе» это человек, устраивающий пышный, но безвкусный пир. Издатель попросил Фицджеральда изменить название книги, так как нашел его символизм слишком сложным для читателя.

Фильм «Великий Гэтсби» выйдет на экраны в мае 2013 года. Главные роли в нем исполняют, помимо Леонардо ди Каприо, Кэри Маллиган, Тоби Магуайр и Джоэл Эджертон. К премьере будет приурочено переиздание романа Фицджеральда — нью-йоркское издательство Скрибнера отпечатало 350 тысяч копий книги.

Роман «Великий Гэтсби». Рецензия от редактора «Иркутск Сегодня» — Иркутск Сегодня

Si on vit sans but, on mourra pour rien.
Если ты не живешь для чего-то, ты умрешь ни за что.

В рецензии или обзоре фильма, книги или чего-то другого автор всегда будет обсуждать предмет творчества через призму своего восприятия. Поэтому в таком жанре главное не пытаться быть объективным, а заинтересовать потенциального читателя, вызвать у него интерес и подсунуть ему в жизнь немного классики.

Сегодняшний обзор-рецензия коснется произведения, получившего весьма высокие оценки от критиков и читателей. Роман, считающийся классикой американской литературы, обязателен для прочтения по программе среднего образования во многих странах. Неудивительно, что о нем было сказано много, даже очень много хорошего. Настало время читателям Irk.today познакомиться с историей Ф.С. Фицджеральда “Великий Гэтсби”.

Фицджеральд чаще всего писал об “эпохе джаза”, и “Великий Гэтсби” не стал исключением. Повествование ведется от лица одного из второстепенных персонажей книги, Ника Каррауэя и здесь, как по мне, кроется легкая ошибка автора. Главным героем произведения несомненно является сам Джей Гэтсби, однако писателю, ведя повествование от лица одного из действующих персонажей, приходится уделять и ему достаточно внимания. В итоге мне не очень было понятно, зачем тратить одинаковое время на Ника и Гэтсби и так никого из них до конца не раскрыть.

Ошибка? Возможно. Мы никогда не узнаем замыслов Фицджеральда, но не сложно догадаться, чего ждут от художественного произведения читатели. Открывая книгу, мы хотим погрузиться в нее с головой, а для этого, помимо истории, нужны две вещи: создание автором четко проработанной атмосферы мира и полноценное раскрытие главного героя, который придаст истории интереса. Если строить произведение, в значительной мере отталкиваясь от внутренних чувств и переживаний героя, то его нужно раскрыть полностью, залезть к нему в душу и вытащить оттуда все самое сокровенное. А это непросто сделать, находясь в шкуре одного из действующих лиц, ведь Фицджеральд сам вводит условности при рассказе, загоняя себя в рамки Ника Каррауэя.

Возможно, в голове автора Гэтсби и был прорисован до мельчайших деталей, он для него понятен, почти осязаем, но вот давать это понимание читателю Фицджеральд почему-то не захотел.

Если отвлечься от темы книг, есть одна история, которая поможет взглянуть на это вроде бы упущение под другим углом. Геймдизайнер из Японии, создатель знаменитых на весь мир игр серии “Dark Souls” Хидэтака Миядзаки знаменит тем, что в его творчестве история всегда подается отрывками или не полностью, и из неё очень сложно составить цельную картину. Так вот это сделано для того, чтобы игрок начинал фантазировать и заполнял пробелы истории тем, что ему самому хочется там увидеть.

Возможно, Фицджеральд руководствовался именно этим принципом, когда не полностью раскрыл персонажа, может, он просто хотел дать читателю свободу. Ведь на самом деле каждый мог сделать Гэтсби таким, каким ему хочется или даже пофантазировать и увидеть в главном герое себя. Почему нет?

Что касается сюжета, то он построен на теме «безответной любви», может, это далеко не ново, но писатели очень редко претендуют на оригинальность темы, они претендуют на оригинальность в ее раскрытии. Задумка автора была сделать акцент не на самом сюжете, а на людях, участвующих в нем, и хотя история тоже получилась хорошо, ничего выдающегося в ней нет.

Итак, повествование начинается от лица Ника Каррауэя, который в поисках лучшей жизни решает перебраться в Нью-Йорк и арендует себе дом в месте под названием Уэст-Эгг. Надо отметить, что в Уэст-Эгге жили преимущественно очень богатые люди, а с домом Ника как раз и соседствовала роскошная вилла Джея Гэтсби.

Обустроившись в Нью-Йорке, Ник решает посетить своих дальних родственников, троюродную сестру Дэйзи и ее мужа Тома, и после начинает довольно плотно с ними общаться. Следом он знакомится и с самим Гэтсби, который изначально производит на Ника впечатление обычного представителя американской буржуазии тех лет.

История начинает раскрываться после того, как Ник узнает, что Дэйзи –это давняя любовь Джея Гэтсби. А вот дальнейший пересказ сюжета по традиции оставим автору, его книга намного интереснее этого обзора, уверяю вас.

Если пытаться выяснить, почему Джей Гэтсби так глубоко несчастен (прочитав роман, вы это поймете), и копнуть чуть глубже “несчастной” любви, то приходит понимание, что проблема Гэтсби – это постановка себе ложных и ничего не стоящих целей.

Стремление стать богатым, завоевать красивую, но недалекую женщину – добившись почти всего этого, Гэтсби все равно в глубине души будет чувствовать себя пустым. А ведь счастье это вовсе не материальный успех, как думало и думает даже сейчас большинство людей.

Что действительно великолепно описано в романе, так это чувства Дэйзи. О, здесь Фицджеральд не постеснялся показать ее настоящую “любовь” и это было мерзко. Джей рассчитывает своим богатством впечатлить Дэйзи, и это, к сожалению, у него получается. Нет, деньги для нее не главное, материальный успех для этой женщины лишь показатель стабильности, хоть она и сама в этом не признается. Прожить тоскливо-стабильную жизнь – вот ее идеал.

Итак, став богатым и влиятельным, Гэтсби удается встретить Дэйзи и на время увлечь ее силой своей верности и любви. Но потом вскрывается правда, Гэтсби оказывается не такой как она или ее муж Том, он всего лишь обычный мошенник, ставший богачом по воле судьбы.

А между тем Дэйзи и Том представляют американский господствующий класс, касту потомственных богачей, хозяев страны. И пусть они не любят друг друга, между ними чувствуется какая-то мерзкая солидарность. Но Гэтсби не такой, он умеет гореть мечтой и готов идти до конца, поэтому они жертвуют им, отбрасывают со своего пути. А после уходят прочь сытые, жестокие, равнодушные.

Грустно, печально, но вполне жизненно. Остается только один вопрос, если Джей Гэтсби был обычным воришкой с несчастной любовью, то что же делает его «Великим»?

По-видимому, этот эпитет применительно к Гэтсби имеет двойное значение. Джей Гэтсби вычурно «велик» в своей роли богача с таинственным прошлым, — эти его черты вызывают иронию в читателе. В то же время он подлинно велик силой своего чувства, преданностью мечте и “редкостным даром надежды”, которые в иной среде и в иной обстановке, быть может, сделали бы из него героя.

Но стать кем-то по-настоящему значимым Гэтсби не сумел. Быть может, этим Фицджеральд хотел сказать нам, что не стоит тратить себя понапрасну, гоняясь за призрачно-лживой мечтой. Ведь самое главное – прожить именно свою, а не чужую жизнь. И это не сложно, нужно просто всегда быть собой.

Артём Корябочкин “Иркутск Сегодня”

Лучший анализ характера: Джей Гэтсби

Человек, миф, легенда, Джей Гэтсби — главный герой Великий Гэтсби .

Ник сначала узнает его как невероятно богатого, загадочного человека, который устраивает роскошные вечеринки, но в конце концов мы узнаем его прошлое: мальчик из скромного происхождения, который отчаянно пытается вернуть любовь богатой женщины, Дейзи, и теряет все в его последняя попытка завоевать ее.

Так откуда у Гэтсби деньги? Он действительно любит Дейзи? Да и что в нем такого «хорошего»? В этом путеводителе рассказывается о том, как Гэтсби превратился из грязи в князи, что он делает в романе, его самые известные реплики и общие темы эссе. Читайте подробное руководство обо всем, что связано с Джеем Гэтсби.

 

Статья Дорожная карта

  1. Гэтсби как персонаж
    • Физическое описание
    • Фон Гэтсби
    • Действия в романе
  2. Анализ персонажей
    • Цитаты о Гэтсби и его автор
    • Общие темы для обсуждения и идеи для эссе
    • Часто задаваемые вопросы, разъясняющие непонятные моменты о Gatsby

 

Краткое примечание о наших цитатах

Наш формат цитаты в этом руководстве (глава.пункт). Мы используем эту систему, поскольку существует много изданий Гэтсби, поэтому использование номеров страниц будет работать только для студентов с нашей копией книги. Чтобы найти цитату, которую мы цитируем через главу и абзац в вашей книге, вы можете либо просмотреть ее (абзац 1-50: начало главы, 50-100: середина главы, 100-на: конец главы), либо воспользоваться поиском. функция, если вы используете онлайн-версию или версию текста для чтения в электронном виде.

 

Физическое описание Джея Гэтсби

Мы сидели за столом с мужчиной примерно моего возраста (3.60)

Он понимающе улыбнулся, гораздо больше, чем понимающе. Это была одна из тех редких улыбок, полных вечной уверенности, которые можно встретить четыре или пять раз в жизни. На мгновение оно столкнулось — или казалось, что столкнулось — со всем внешним миром, а затем сосредоточилось на вас с непреодолимым предубеждением в вашу пользу. Оно понимало вас ровно настолько, насколько вы хотели, чтобы его понимали, верило в вас так, как вы хотели бы верить в себя, и уверяло вас, что оно имеет о вас именно то впечатление, которое вы в своих лучших проявлениях надеялись передать.Именно в этот момент оно исчезло — и я смотрел на элегантного молодого хулигана, года или два за тридцать, чья изысканная формальность речи едва ли не казалась абсурдной. (3.76)

Его загорелая кожа красиво обтягивала лицо, а короткие волосы выглядели так, словно их подстригали каждый день. (3.93)

Самое первое появление Гэтсби немного неожиданно и антиклиматично — он представлен как еще один тусовщик в возрасте Ника, прежде чем выясняется, что он на самом деле знаменитый Гэтсби.Тем не менее, описание Ником улыбки Гэтсби — «редкой» и «полной вечных заверений», которая «поняла вас так, как вы хотели, чтобы вас поняли», — выделяет Гэтсби как кого-то особенного и соблазнительного.

У

Гэтсби загорелая кожа и короткие волосы, но в остальном большая часть характеристики Гэтсби проявляется в его диалогах и действиях — Ник не задерживается на своей внешности, как он делает это с другими персонажами (особенно с Томом и Миртл).

Возможно, внешний вид Гэтсби больше похож на «чистый лист», что позволяет читателю легче спроецировать на него его изменчивую характеристику (от таинственного ведущего вечеринки до военного, безумно влюбленного в Дейзи, и амбициозного фермерского мальчика Джеймса Гэтца), в то время как такие персонажи, как Том Бьюкенен и Миртл характеризуются более строго.

 

Происхождение Джея Гэтсби

Гэтсби родился как Джеймс Гэтц, сын бедных фермеров, в Северной Дакоте. Однако он был очень амбициозен и полон решимости добиться успеха. Он изменил свое имя на «Джей Гэтсби» и научился манерам богачей на яхте Дэна Коди, богатого человека, которого он спас от разрушительного шторма и в конечном итоге нанял. Однако, хотя Коди намеревался оставить свое состояние Гэтсби, в конечном итоге его забрала бывшая жена Коди Элла Кей, оставив Джея со знаниями и манерами высшего класса, но без денег, чтобы поддержать их.

 

 

Гэтсби поступил на военную службу во время Первой мировой войны. Он встретил Дейзи в Луисвилле, прежде чем его отправили в Европу. В его униформе никто не мог узнать, что он не богат, и Дейзи предположила, что это из-за его манер. Он продолжал эту ложь, чтобы сохранить их роман, и когда он ушел, она пообещала дождаться его.

Гэтсби участвовал в войне, получил медаль Черногории за доблесть и стал офицером. После окончания войны он ненадолго учился в Оксфордском университете по программе для офицеров, но ушел через пять месяцев. К тому времени, когда Гэтсби вернулся в Америку, он узнал, что Дейзи вышла замуж, и решил вернуть ее.

Через Мейера Вольфшима Гэтсби занялся теневым бизнесом (читай: бутлегерством, азартными играми), чтобы разбогатеть. Это сработало, и Гэтсби накопил огромную сумму денег всего за 3 года. Он переехал в Уэст-Эгг, купил экстравагантный особняк и «роллс-ройс» и начал устраивать роскошные вечеринки и создавать себе репутацию в надежде снова встретиться с Дейзи.

К счастью, начинающий продавец облигаций по имени Ник Каррауэй переезжает в соседний дом как раз в тот момент, когда начинается роман. Ник — троюродный брат Дейзи, и благодаря этой связи он может воссоединиться с Дейзи во время романа.

Чтобы увидеть, как жизнь Гэтсби вписывается в биографии других персонажей романа, посмотрите нашу хронологию.

 

Что Джей Гэтсби делает в романе

Хотя Ник ненадолго замечает, как Гэтсби протягивает руку Дейзи к зеленому свету в конце 1-й главы, мы не встречаемся с Гэтсби должным образом до 3-й главы. Гэтсби устраивает роскошные вечеринки и приглашает на одну из них Ника Кэррауэя. Они встречаются, и Гэтсби проникается симпатией к Нику, приглашая его на следующий день полетать на своем гидроплане. Он также разговаривает с Джорданом Бейкером наедине и рассказывает о своей прошлой истории с Дейзи Бьюкенен.

В главе 4 он проводит больше времени с Ником, рассказывая ему о своей службе в Первой мировой войне, а также выдумывая историю о своем прошлом как единственного выжившего члена богатой семьи. Позже он просит Джордана объяснить прошлое Гэтсби и Дейзи, чтобы убедить Ника помочь паре воссоединиться.

Благодаря Джордану и Нику Гэтсби снова может встретиться с Дейзи и завязать с ней роман в главе 5.

На протяжении всего этого Гэтсби продолжает вести дела с Мейером Вольфшеймом и вести свой собственный бутлегерский «бизнес», в основном основанный на таинственных телефонных звонках, которые он всегда принимает. Начинают циркулировать слухи о том, откуда у него деньги. Том Бьюкенен, в частности, мгновенно начинает подозревать Гэтсби, когда они встречаются в главе 6, и тем более после того, как он и Дейзи посещают одну из вечеринок Гэтсби.Дейзи кажется особенно несчастной, а Гэтсби раздражается.

В начале седьмой главы он прекращает устраивать вечеринки, увольняет своих нынешних сотрудников и вместо этого нанимает людей Вольфшима, говоря Нику, что ему нужны осторожные люди — это облегчает дело, но также намекает на преступные действия Гэтсби. В кульминационной конфронтации на Манхэттене с Томом и Дейзи позже в главе 7 Гэтсби пытается заставить Дейзи признать, что она никогда не любила Тома, и бросить его, но она этого не делает. Позже в той же главе он и Дейзи вместе уезжают, чтобы вернуться в Вест-Эгг на характерной желтой машине Гэтсби.Однако Дейзи за рулем, сбивает и убивает Миртл Уилсон, которая выбежала на дорогу, так как думала, что это машина Тома. Гэтсби решает взять на себя вину за инцидент и все еще верит, что Дейзи оставит Тома ради него.

Во время главы 8 Гэтсби рассказывает Нику о своем прошлом, на этот раз правдивой истории. В конце главы 8 Гэтсби застрелен Джорджем Уилсоном, который считает, что Гэтсби убил Миртл и спал с ней. Тем временем Дейзи и Том покинули город, чтобы избежать последствий смерти Миртл.

В главе 9 на похоронах Гэтсби мало людей, несмотря на попытки Ника пригласить людей. Отец Гэтсби действительно появляется, рассказывая некоторые подробности о ранних амбициях и целеустремленности юного Джея. Вскоре после этого Ник уезжает из Нью-Йорка, разочаровавшись в жизни на восточном побережье. Таким образом, фактическая смерть Гэтсби стала причиной метафорической смерти Ника, когда он навсегда покинул Нью-Йорк.

 

Хотя реальная смерть явно куда страшнее.

 

Джей Гэтсби Цитаты

Гэтсби использует эту крылатую фразу, которая использовалась в то время среди богатых людей в Англии и Америке, чтобы помочь создать свой образ человека из старых денег, что связано с его частым настаиванием на том, что он «человек из Оксфорда». Обратите внимание, что и Джордан Бейкер, и Том Бьюкенен сразу же скептически относятся как к фразе Гэтсби о «старом спорте», так и к его заявлению о том, что он оксфордский человек, указывая на то, что, несмотря на усилия Гэтсби, невероятно трудно выдать себя за «старых денег», когда вы

 

Он полез в карман, и мне в ладонь упал кусок металла, перевязанный лентой.

«Это из Черногории.»

К моему удивлению, вещь выглядела вполне аутентично.

Orderi di Danilo, управлял круговой легендой, Черногория, Николя Рекс.

«Включи».

Майор Джей Гэтсби, я читал, За выдающуюся доблесть. (4.34-39)

В этот момент Ник начинает верить и ценить Гэтсби, а не просто видеть в нем надутого мошенника. Медаль для Ника является веским доказательством того, что Гэтсби действительно сделал успешную карьеру офицера во время войны и, следовательно, некоторые из других утверждений Гэтсби могут быть правдой.

Для читателя медаль служит сомнительным доказательством того, что Гэтсби действительно «экстраординарный» человек — не странно ли, что Гэтсби должен предъявить вещественные доказательства, чтобы заставить Ника купить его историю? (Представьте, как странно было бы носить с собой физический жетон, чтобы показать незнакомцам, чтобы доказать свое самое большое достижение. )

 

Он явно прошел через два состояния и вступал в третье. После своего смущения и беспричинной радости он был поглощен ее присутствием. Он так долго был полон этой идеи, продумывал ее до конца, ждал, так сказать, стиснув зубы, с невообразимым напряжением. Теперь, в ответ, он бежал, как заведенные часы. (5.114)

В главе 5 мечта Гэтсби, над которой он работал в течение многих лет, — встретить и произвести впечатление на Дейзи своим сказочным богатством — наконец начинает осуществляться.Итак, впервые мы видим искренние эмоции Гэтсби, а не его тщательно сконструированную личность. Ник находит эти эмоции почти такими же прекрасными и преображающими, как улыбка Гэтсби, хотя есть также ощущение, что эта любовь может быстро сойти с рельсов: Гэтсби бежит, «как перевернутые часы». В этом смысле этот момент мягко предвещает эскалацию напряженности, которая приводит к трагической кульминации романа.

 

— Я бы не стал требовать от нее слишком многого, — осмелился я. «Вы не можете повторить прошлое».

«Не можешь повторить прошлое?» — воскликнул он недоверчиво. «Почему, конечно, вы можете!»

Он дико огляделся, словно прошлое скрывалось здесь, в тени его дома, вне досягаемости его руки.

— Я все исправлю, как было раньше, — сказал он, решительно кивая. «Она увидит». (6.128-131)

Это, пожалуй, самая известная фраза Гэтсби. Его настойчивость в том, что он может повторить прошлое и воссоздать все, как это было в Луисвилле, подводит итог его твердой решимости вернуть Дейзи любой ценой.Это также показывает его наивность и оптимизм, даже иллюзию того, что возможно в его жизни — отношение, которое все больше расходится с циничным портретом мира, нарисованным Ником Каррауэем.

 

«Ваша жена вас не любит», — сказал Гэтсби. «Она никогда не любила тебя. Она любит меня». (7.238)

Это момент, когда Гэтсби, так сказать, выкладывает карты на стол — он рискует всем, чтобы попытаться победить Дейзи. Его настойчивость в том, что Дейзи никогда не любила Тома, также показывает, как Гэтсби отказывается признать, что Дейзи могла измениться или полюбить кого-то еще с тех пор, как они были вместе в Луисвилле.

Это заявление, наряду с его более ранним заявлением о том, что он может «повторить прошлое», создает образ чрезмерно оптимистичного и наивного человека, несмотря на его опыт войны и бутлегерства. Тем более, что Дейзи не может поддержать это заявление, говоря, что она любила и Тома, и Гэтсби, а Том быстро захватывает власть над ситуацией, практически приказывая Гэтсби и Дейзи ехать домой вместе, уверенная настойчивость Гэтсби в том, что Дейзи когда-либо любила только его, кажется отчаянной. , даже бред.

 

Гэтсби верил в зеленый свет, оргастическое будущее, которое год за годом отступает перед нами. Тогда оно ускользало от нас, но это ничего — завтра мы побежим быстрее, протянем руки дальше. . . . И в одно прекрасное утро—-

Так и бьемся дальше, лодки против течения, непрестанно несущиеся в прошлое. (9.153-154)

Одна из самых известных заключительных строк в современной литературе, эта цитата представляет собой окончательный анализ Ником Гэтсби — человека, который верил в «зеленый свет, оргастическое будущее», которого он никогда не мог достичь. Наше последнее изображение Гэтсби — это человек, который верил в мир (и будущее), который был лучше, чем тот, в котором он оказался. конец книги.

 

Анализ характера Джея Гэтсби

Если вы читаете Великий Гэтсби , скорее всего, вам придется написать хотя бы одну статью, в которой Гэтсби анализируется как персонаж или связывается с более широкой темой, такой как деньги, любовь или американская мечта.

Чтобы сделать это хорошо, вы должны внимательно прочитать ключевые сцены Гэтсби (повторная встреча с Дейзи в главе 5, конфронтация в отеле в главе 7, его решение взять на себя вину в главе 8), а также его предысторию, раскрытую в главах 6, 8 и 9. Понимая как прошлое Гэтсби, так и его настоящее в романе, вы можете уверенно писать о нем, несмотря на его многослойную личность.

Может быть полезно сравнить Гэтсби с другими персонажами, потому что это поможет понять его отношение и мотивы.Например, циничный характер Ника делает очевидными наивность и оптимизм Гэтсби.

Вы также должны рассмотреть, как взаимодействие Гэтсби со знаменитыми символами книги (особенно с зеленым светом) раскрывает аспекты его характера.

Помните, что есть много правильных способов интерпретировать Гэтсби, так как он очень сложный, загадочный персонаж. Пока вы подкрепляете свои аргументы доказательствами из книги, вы можете связать Гэтсби с различными общими темами и идеями. Мы рассмотрим это в действии ниже с некоторыми общими темами эссе о Гэтсби.

 

Гэтсби особенно связан с американской мечтой!

 

Что делает Гэтсби таким замечательным?

Я думаю, что лучший способ ответить на этот вопрос — спросить: « почему Гэтсби называют великим» или « кто считает Гэтсби великим?» Таким образом, вы не увязнете в неоригинальных аргументах вроде «ну, у него много денег и он устраивает потрясающие вечеринки, и это довольно круто, так что… он довольно классный, я думаю?»

Помните, что книгу ведет Ник Кэррауэй, и все наши впечатления от персонажей исходят от его точки зрения. Итак, настоящий вопрос: «Почему Ник Каррауэй считает Гэтсби великим?» Или, другими словами, что такого в Гэтсби, что захватывает воображение циничного Ника Каррауэя?

И ответ на этот вопрос исходит из мировоззрения и надежды Гэтсби, а не из его денег или расточительности, которые на самом деле являются всем, что Ник утверждает, что презирает. Ник восхищается Гэтсби за его оптимизм, за то, как он строит свою жизнь и как упорно верит в свою мечту, несмотря на жестокие реалии Америки 1920-х годов. Так что величие Гэтсби проистекает из его мировоззрения, даже если многим читателям непоколебимая вера Гэтсби в любовь Дейзи и его собственные почти богоподобные способности кажутся бредовыми.

 

Почему Гэтсби одержим повторением прошлого?

Гэтсби не столько одержим повторением прошлого, сколько его исправлением. Он хочет вернуться в тот прекрасный, совершенный момент, когда он обвенчал все свои надежды и мечты с Дейзи в Луисвилле, а также сделать этот прошлый момент своим настоящим (и будущим!). Это также означает сделать правильно то, что он не смог сделать в первый раз, завоевав Дейзи.

Итак, одержимость Гэтсби прошлым связана с контролем — над собственной жизнью, над Дейзи — так же, как и с любовью.Этот поиск контроля может быть более серьезным признаком того, что он родился в бедной/рабочей семье в Америке, не имея особого контроля над направлением своей жизни. Даже после того, как ему удалось накопить большое состояние, Гэтсби все еще ищет контроль над своей жизнью другими способами. Возможно, он зацикливается на возвращении того момента в свое прошлое, потому что, победив Дейзи, он наконец сможет осуществить каждую из своих мечтаний, которые он представлял себе в молодости.

 

Как изменилась бы книга, если бы Гэтсби «заполучил девушку»?

«Великий Гэтсби» , во-первых, вероятно, будет гораздо менее запоминающимся! Грустные концовки, как правило, более упрямо застревают в вашей памяти, чем счастливые.Кроме того, роман утратил бы свою силу как размышление об американской мечте — если бы Гэтсби оказался с Дейзи, книга была бы простой историей успеха американской мечты из грязи в князи. Чтобы критиковать американскую мечту, Гэтсби должен потерять все, что он приобрел.

Роман также потерял бы свою силу как обвинение класса в Америке, поскольку, если бы Дейзи и Гэтсби оказались вместе, это означало бы, что стены между старыми и новыми деньгами рушатся, чего никогда не происходит в книге.Вместо этого роман изображает класс как жесткий и непреодолимый барьер в Америке 1920-х годов.

Счастливый конец, по-видимому, вознаграждает как плохое поведение Гэтсби (включая преступления, нечестность и мошенничество), так и поведение Дейзи (измена, убийство Миртл). Это изменило бы тон финала, поскольку трагическая смерть Гэтсби, кажется, перевешивает любое из его преступлений в глазах Ника. Кроме того, Гэтсби, вероятно, не стал бы американской классикой ультраконсервативных 1950-х годов, если бы его конец, казалось, одобрял такие действия, как мошенничество, преступления и убийства.

Короче говоря, хотя при первом чтении романа вы, скорее всего, надеетесь, что Гэтсби преуспеет в победе над Дейзи, роман будет гораздо менее сильным со стереотипно счастливым концом.

 

Как Джей Гэтсби представляет американскую мечту? Должны ли мы с надеждой или цинизмом относиться к статусу американской мечты к концу романа?

Существует некоторая прогрессия в том, как читатель относится к американской мечте по ходу романа, который проходит примерно три этапа и соответствует тому, что мы знаем о Джее Гэтсби.

Во-первых, роман выражает осторожную веру в американскую мечту. Вечеринки Гэтсби щедры, Ник едет по мосту Квинсборо с оптимизмом и верой в то, что в Нью-Йорке может случиться все что угодно (4.55-7), и мы видим небольшое, но существенное нарушение классовых условностей: Миртл проводит суд в квартире с Томом Бьюкененом. (Глава 2), «модные» афроамериканцы едут по мосту с белым водителем (4.56), старые деньги и новые деньги смешиваются на вечеринке Гэтсби (Глава 3).

Однако этот оптимизм быстро сменяется скептицизмом. По мере того, как вы узнаете больше о прошлом Гэтсби и вероятных криминальных связях в главах от середины до конца (4-8), в сочетании с тем, каким сломленным кажется Джордж в главе 7, узнав об измене своей жены, кажется, что щедрые обещания американского Сны, которые мы видели в первой половине книги, в лучшем случае оказываются пустыми.

К концу романа этот скептицизм сменяется пессимизмом. После того, как Гэтсби умер, вместе с Джорджем и Миртл и остались только богатые, роман превратился в заряженную эмоциональную критику американской мечты.В конце концов, как вы можете верить в американскую мечту в мире, где борцы заканчивают смертью, а те, кто родился в деньгах (буквально), избегают наказания за убийство?

Таким образом, к концу романа читатель должен быть довольно пессимистичен в отношении состояния американской мечты, хотя можно найти некоторую надежду в том, как Ник размышляет о мировоззрении Гэтсби и распространяет надежду Гэтсби на всех в Америке.

 

Является ли Гэтсби трагическим героем?

То, как вы ответите на эту подсказку, будет зависеть от того, какое определение вы используете для трагического героя.Самое простое определение довольно очевидно: трагический герой — это герой трагедии. (А если быть точным, трагедия — это драматическая пьеса, а в последнее время — любое литературное произведение, в котором печальные события, вызванные великим героем или свидетелем которых он стал, с достоинством и серьезностью трактуются. ) Если мы рассматриваем Великий Гэтсби как трагедию, то определенно сделало бы Гэтсби трагическим героем, поскольку он герой книги!

Но в аристотелевском (влиятельном) и более конкретном определении трагический герой — это несовершенная личность, совершающая без злых намерений некое зло, ведущее к несчастью, за которым обычно следует осознание истинной природы событий, приведших к его судьбе. .Трагический герой также имеет поворот судьбы, часто переходя из высокого места (с точки зрения общества, денег и статуса) в разоренное. У него также есть «трагический недостаток», слабость характера, которая приводит к его гибели.

Используя определение трагического героя, данное Аристотелем, Гэтсби может не подойти. Нет ощущения, что он совершает какое-то большое зло (в отличие, скажем, от классического примера царя Эдипа, который убивает собственного отца и женится на своей матери) — скорее, его падение, возможно, является результатом нескольких меньших ошибок: он совершает преступления и слишком верит в Дейзи, которая в конечном итоге становится убийцей. В этом смысле «Гэтсби» — это скорее шутливая отсылка к идее трагического героя, человека, который обречен из-за слишком высоких целей и чрезмерного доверия.

Тем более, что огромная часть «Великого Гэтсби» — это критика американской мечты, в частности, несправедливого американского общества, в котором должны жить все персонажи, идея трагического героя — одинокого человека, творящего свою судьбу… не совсем вписывается в рамки романа. Вместо этого Ник, кажется, обвиняет в трагедии общество вокруг Гэтсби, а не самого Гэтсби.

 

Заключительные вопросы

 

Действительно ли Гэтсби любит Дейзи? Действительно ли Дейзи любит Гэтсби?

На поверхности в Гэтсби мы видим мужчину, который делает все возможное, чтобы завоевать женщину, которую он любит (Дейзи). Кажется, он даже готов пожертвовать всем, чтобы защитить ее, взяв на себя вину за смерть Миртл. Однако в конечном итоге его убивают за участие в этом деле, а Дейзи уезжает из города, чтобы избежать последствий. Из-за этого может показаться, что Гэтсби искренне любит Дейзи, а Дейзи его совсем не любит.Однако правда гораздо сложнее.

Гэтсби утверждает, что любит Дейзи, но редко принимает во внимание ее собственные чувства или даже тот факт, что с момента их первого романа прошло пять лет и что она изменилась. На самом деле, он так полон решимости повторить прошлое, что не может понять, что Дейзи не предана ему так, как он думает. Кроме того, Гэтсби, похоже, любит Дейзи больше за то, что она представляет — деньги, статус, красоту, — чем за настоящего человека с недостатками.

Что касается Дейзи, совершенно очевидно, что она любила Гэтсби до тех пор, пока не вышла замуж за Тома (см. сцену в ванне, описанную Джорданом в главе 4), но любит ли она его по-прежнему или просто хочет избежать брака, определить сложнее (вы подробнее о Дейзи можно прочитать здесь).

В любом случае, у обеих сторон есть сильные чувства. Я не думаю, что вы могли бы утверждать, что Дейзи никогда не любила Гэтсби или Гэтсби никогда не любил Дейзи, но их отношения достаточно сложны и неравномерны, чтобы вызвать сомнения. Узнайте больше о любви и отношениях в Гэтсби для большего анализа!

 

Что случилось с дружбой Ника и Гэтсби? Ник верит Гэтсби? Почему Гэтсби восхищается Ником?

Ник, со своей стороны, сначала с подозрением относится к Гэтсби, но в конце концов искренне восхищается им, вплоть до того, что говорит Гэтсби, что он стоит больше, чем Дейзи, Том и им подобные вместе взятые. Но почему Гэтсби так сильно полагается на Ника?

Частично ответ кроется во вступлении Ника, когда он заявляет о себе как о члене привилегированной группы (его семья довольно богата, а он выпускник Йельского университета), так и о человеке, который не так невероятно богат, как Бьюкенен — короче говоря, Ник такой человек, каким хотел бы быть Гэтсби, но не до такой степени, чтобы Гэтсби ему завидовал.

Возможно, что еще более важно, Ник зарекомендовал себя как относительно приземленный и хороший слушатель, чего не хватает в высокопоставленных кругах Гэтсби (сотни людей приходят на его вечеринки, но Ник, кажется, первый настоящий друг, которого он заводит). И Ник, и Гэтсби, кажется, признают друг в друге родственные души — люди как «внутри, так и вне» нью-йоркского общества, богатые, но не старая денежная аристократия. Вишенкой на вершине этого является тот факт, что Ник связан с Дейзи и, таким образом, является ссылкой на нее, которую может использовать Гэтсби.Итак, Гэтсби начинает доверять Нику, чтобы сблизиться с Дейзи, но продолжает, потому что считает Ника настоящим другом — опять же, чего ему очень не хватает, о чем свидетельствует его плохое присутствие на похоронах.

 

Что не так с теорией «Джей Гэтсби черный»? Есть ли шанс, что это правда?

Недавно некоторые ученые утверждали, что еще один возможный слой Великий Гэтсби заключается в том, что Гэтсби на самом деле частично черный, но выглядит как белый. Это сделало бы расистские заявления Тома гораздо более заряженными и ироничными, если это правда, что его жена изменяет ему с черным мужчиной.Это также объясняет желание Гэтсби полностью разорвать связи со своим прошлым и заново открыть себя со старым денежным прошлым. Однако многие исследователи Фицджеральда отмечают, что разговоры Фицджеральда со своим редактором о книге хорошо задокументированы, и у них никогда не было никаких дискуссий о расе Гэтсби.

Итак, в целом, эта теория интригует и может быть аргументирована на основе текста, но если вы выберете более исторический/биографический подход, вероятность того, что она будет правдой, меньше. Вы можете прочитать больше об этом здесь и решить для себя, если вы верите в это!

Существуют также похожие теории, утверждающие, что Гэтсби — еврей.Вы можете подробно прочитать одну из таких теорий здесь.

 

Основан ли Гэтсби на реальном человеке? Это реальная история? Есть ли дом в стиле Великого Гэтсби, который я могу посетить?

Великий Гэтсби не основан на реальных событиях, и в жизни Ф. Скотта Фицджеральда не было конкретного человека, вдохновившего персонажа Джея Гэтсби.

Однако Ф. Скотт Фицджеральд некоторое время жил на Лонг-Айленде (который послужил источником вдохновения для Ист-Эгга и Вест-Эгга) и проводил время со знаменитостями Нью-Йорка. Все это было в 1920-е годы, когда бутлегерство и организованная преступность были в расцвете. Так что он, безусловно, мог быть вдохновлен реальной жизнью недавно разбогатевших знаменитостей. (Если вам интересно, дом, в котором жил Фицджеральд, до сих пор стоит на Лонг-Айленде, но это не туристический объект, как, скажем, дом Марка Твена.)

Наконец, и, возможно, наиболее сильно, сам Фицджеральд пережил горе, подобное Гэтсби. Прежде чем жениться на Зельде Сэйр, он был влюблен в богатую женщину по имени Джиневра Кинг.Темноволосая красавица Джиневра вышла замуж за богатого человека, оставив Ф. Скотта Фицджеральда убитым горем. Возможно, все эти переживания объединились, чтобы создать характер Джея Гэтсби (а также Дейзи Бьюкенен), но Джей не основан на каком-то одном человеке. Вы также можете прочитать больше о жизни Ф. Скотта Фицджеральда и истории создания романа.

 

Что дальше?

Все еще не понимаете, как будут проходить последние несколько глав? Ознакомьтесь с кратким изложением глав 7, 8 и 9.

Узнайте больше об отношениях Дейзи и Гэтсби и о том, как они сравниваются с другими в романе, в нашем анализе любви, желания и отношений в Гэтсби.

Все еще интересуетесь наследием Гэтсби? Он человек, которым можно восхищаться, или предостерегающий рассказ о том, кто слишком сильно доверяет старой любви? Прочтите о разных способах интерпретации концовки романа.

 

Хотите улучшить свой результат SAT на 160 баллов или свой результат ACT на 4 балла? Для каждого теста мы составили руководство по 5 основным стратегиям, которые вы должны использовать, чтобы попытаться улучшить свой результат.Загрузите его бесплатно прямо сейчас:

 

Великий Гэтсби: Джей Гэтсби | Анализ персонажей

Анализ персонажей Джей Гэтсби

Как и Ник, Гэтсби родом со Среднего Запада (Северная Дакота, хотя позже его отец родом из Миннесоты). В начале книги он представлен как мечтатель, очаровательный, добрый и немного загадочный.Однако по мере развития истории читатель все больше и больше узнает, что усугубляет тайну: все, что он делал во взрослой жизни, было направлено на осуществление самой нереальной мечты — вернуть прошлое. Гэтсби во многих отношениях, как следует из названия, великий , но если посмотреть на него критически, некоторые вещи, которые он отстаивает, могут показаться не такими уж замечательными.

В каком-то смысле история успеха Гэтсби из грязи в князи делает его воплощением американской мечты.Он начал жизнь с малого, будучи сыном довольно неудачливого фермера. К тому времени, когда он был молодым человеком, он имел еще меньше, добровольно отдалившись от своей семьи, не в силах смириться с тем жребием, что ему выпало на долю в жизни. Находясь в одиночестве, у него была возможность заново изобрести себя, и исключительно благодаря своей изобретательности Джимми Гэтц превратился в Джея Гэтсби. Таким образом, жизнь стала совсем другой (хотя ему не хватало одного ключевого ингредиента: денег). Он больше не был привязан к своим ранним годам, но мог вообразить себе любое прошлое, какое пожелает.А потом он влюбился, роковой случай, который навсегда изменил ход его жизни. После встречи с Дейзи все, что он делал, было направлено на ее завоевание. Деньги были, по сути, проблемой, которая мешала им быть вместе, и поэтому Гэтсби позаботился о том, чтобы он никогда больше не был без них. Стремление и настойчивость Гэтсби в достижении своей цели во многих смыслах похвальны. Он человек, который сделал себя сам (во всех отношениях), и поэтому достоин восхищения.

Однако, несмотря на все положительные черты, есть аспекты Джея Гэтсби, которые ставят под сомнение это восхищение.Деньги Гэтсби пришли не от наследства, как он хотел бы, чтобы люди думали, а от организованной преступности. История происходит во времена сухого закона, и Гэтсби получил большую прибыль от незаконной продажи спиртных напитков. К тому же, хотя люди толпами приходят на вечеринки Гэтсби, он действительно очень мало о них знает. На самом деле, он не хочет, чтобы много знал о них, просто знает ли он Дейзи. Наконец, дружба Гэтсби с Ником по-настоящему расцветает только после того, как он узнает, что Ник — двоюродный брат Дейзи.

Оценивая Гэтсби, нужно изучить его слепое преследование Дейзи. Все, что он делает, каждая покупка, каждая вечеринка, которую он устраивает, — все это часть его великого плана вернуть Дейзи в его жизнь навсегда. В одном смысле это прекрасный романтический жест, но в другом смысле он увековечивает детскую иллюзию. Сосредоточившись на своей мечте о Дейзи, Гэтсби все дальше и дальше погружается в фантастический мир. Его неспособность справиться с реальностью выводит его за рамки нормы, и, в конце концов, его цепляние за мечту приводит к его смерти.К концу седьмой главы Гэтсби стоит на страже возле дома Дейзи на ненужном бдении. Он совершенно не может осознать, что его мечта не является реальностью, и поэтому стоит, ожидая знака от Дейзи. Он считает то, что делает, благородным, благородным и целеустремленным. Читатель, однако, видит тщетность своей задачи, поскольку он становится пародией на самого себя прежнего. Гэтсби буквально фатально идеалистичен. Он не может дождаться, чтобы дистанцироваться от своего прошлого с точки зрения своей семьи, но все же он живет своей взрослой жизнью, пытаясь вернуть прошлое, которое у него было с Дейзи.Что еще хуже, так это то, что он влюблен в идею Дейзи, а не Дейзи, как она сама.

Великий Гэтсби — правда? • Девушка-хлопушка Гэтсби

«Великий Гэтсби», опубликованный в 1925 году, кажется, основан на реальных событиях. В конце концов, расточительный образ жизни жителей Уэст-Эгга, бутлегерство и подпольные заведения кажутся такими, как будто они действительно существовали. Поэтому было бы естественно задаться вопросом: «Великий Гэтсби основан на реальных событиях?»

Многие спрашивают Великий Гэтсби — это реальная история?

К удивлению многих, F.Роман Скотта Фицджеральда на самом деле является своего рода гибридом. Это художественное произведение , однако следует отметить, что оно немного основано на реальных людях и местах.

Вдохновение для персонажей Великого Гэтсби

Писателям всегда говорят «писать о том, что они знают». Даже если они создают персонажей и ситуации из воздуха, в них всегда есть аура реальности. Фицджеральд довел это до крайности и основал многих персонажей «Великого Гэтсби» на людях, с которыми он пересекался в прошлом.

Ник Кэррауэй

Легко увидеть параллели между Ником Кэррауэем и Фицджеральдом, что наводит многих на мысль, что автор создал персонажа на основе самого себя. Каррауэй был аутсайдером, он останавливался в городах Ист-Эгг и Вест-Эгг, общался с богатыми людьми, хотя у него не было денег, о которых можно было бы говорить. Рассказчик был истинным голосом книги, что делало Каррауэя и Фицджеральда одним и тем же.

Джей Гэтсби

Персонаж Джея Гэтсби имеет два разных происхождения.Согласно интервью, которое Фицджеральд дал о книге, изначально он основывал персонажа на Максе Герлахе. Офицер армии во время Первой мировой войны, а также бутлегер, Герлах имел много общего с Гэтсби. Жена Фицджеральда, Зельда, даже поддержала это утверждение.

Был ли Великий Гэтсби реальным человеком?

Сам Джей Гэтсби не был реальным человеком, однако Фицджеральд однажды сказал репортеру, что, хотя Гэтсби начинал как Герлах, у персонажа оказалось много общего с самим автором.Гэтсби был влюблен в Дейзи Бьюкенен (Фицджеральд был влюблен в женщину, в которую похож персонаж), они оба проводили время в одном армейском лагере, а также в Тринити-колледже в Оксфорде и так далее.

Слишком много общего, чтобы полагать, что Гэтсби был основан исключительно на Герлахе, поскольку фрагменты прошлого Фицджеральда также явно присутствуют.

Том Бьюкенен

Томас, более известный как Том, Бьюкенен был мужем Дейзи. Он появился в социальной сети и на протяжении всей книги как сторонник превосходства белой расы, который учился в Йельском университете.Персонаж был богат и имел очень большой особняк, расположенный недалеко от воды.

Очевидно, что некоторые части Тома были основаны на реальном муже Джиневры Кинг, Уильяме Митчелле. В конце концов, богатый человек считался хорошей парой для Кинга. Тем не менее, другие черты Тома, в том числе его высшее образование в Йельском университете и его склонность к превосходству белой расы, идут параллельно с отцом Кинга, Чарльзом Гарфилдом Кингом.

Дейзи Бьюкенен

Дейзи Бьюкенен, жена Тома Бьюкенена, была светской львицей и кузиной Ника Кэррауэя.Джей Гэтсби все еще был в нее влюблен, хотя их отношения закончились за несколько лет до событий книги. По мнению многих экспертов, Фицджеральд основал Дейзи на Джиневре Кинг.

Когда Фицджеральд жил в Чикаго, он проводил довольно много времени в светской жизни, где встретился с Кинг и ее подругой Эдит Каммингс. Обе были светскими львицами и бывшими дебютантками. Согласно сплетням того периода, Фицджеральд хотела выйти замуж за Кинга, но ее отговорили, когда ее отец сделал небрежное и уничижительное замечание о бедных мужчинах, желающих жениться на богатых женщинах.

Джордан Бейкер

Джордан Бейкер, лучший друг Дейзи Бьюкенен, был игроком в гольф-любителем и дебютанткой, которая провела время на светской сцене в Ист-Эгге. Персонаж жульничал в гольфе и любил танцевать до упаду в барах и на вечеринках. Она была основана на Fairway Flapper, также известной как Эдит Каммингс. Эта женщина была настоящим дебютантом в реальной жизни и соревновалась в гольфе, хотя нет никаких доказательств того, что она жульничала в игре.

Местоположение

Действие

«Великий Гэтсби» происходит в вымышленных городах Ист-Эгг и Вест-Эгг.Каррауэй описывает, что оба они расположены на Лонг-Айленде. С самого начала ясно, что эти города, полные впечатляющих особняков и модных людей, должны были стать городом Грейт-Нек в штате Нью-Йорк, где жил Фицджеральд, когда писал книгу.

На самом деле, несколько лет назад особняк эпохи 1920-х годов на Золотом Берегу Лонг-Айленда был выставлен на продажу. Среди родословных здания тот факт, что Фицджеральд провел некоторое время здесь в 1923 году. Он был другом Мэри Гарриман Рамси, богатого потомка железнодорожного магната.

Дом состоит из 13 спален, каждая с 12-футовым потолком, на более чем пяти акрах земли. Теннисный корт, частный пляж и эллинг — вот лишь некоторые из его удобств. Легко увидеть, как Гэтсби и некоторые из его соратников слоняются там, пьют контрабандный ликер по ночам или бездельничают на пляже днем.

Часто задаваемые вопросы

1. Является ли Гэтсби вымышленным персонажем?

Да и нет. Хотя Джея Гэтсби не существовало, персонаж был основан как на Максе Герлахе, так и на самом Фицджеральде.

2. Что повлияло на Ф. Скотта Фицджеральда при написании «Великого Гэтсби»?

Фицджеральд во многом основывал свои работы на себе и своих друзьях. Считается, что он хотел подняться в высшие классы, которыми он восхищался, и надеялся, что эта книга станет ключом к этому. Однако так не вышло.

3. Когда прославился «Великий Гэтсби»?

Сначала книга потерпела коммерческий провал, и было продано менее 20 000 экземпляров. Однако через несколько лет после смерти Фицджеральда в 1940 году копии стали разлетаться с полок.Во-первых, группа руководителей издательства разослала копии книги, наряду с другими, солдатам, сражавшимся во Второй мировой войне. Затем последовали ретроспективы жизни и творчества Фицджеральда, и к 1960-м годам книга была в школьных списках для чтения по всей стране. Именно тогда прославился «Великий Гэтсби».

Великий Гэтсби — правда?

Насколько правдив Великий Гэтсби? Является ли «Великий Гэтсби» реальной историей и реальны ли персонажи? Он основан на реальных людях и местах?

Гэтсби Девушка

Девушка-хлопушка Гастби

Действительно ли Гэтсби велик?В мире безнравственности 1920-х… | Уолтер Боун

В мире безнравственности 1920-х годов величие размаха и надежды значили больше, чем выпивка, деньги и приятное времяпрепровождение

Автор позирует со специально отпечатанным факсимиле рукописной и отредактированной версии романа.

Добро пожаловать, любители литературы, на мою лекцию: действительно ли Гэтсби велик?

Итак, он называется Великий Гэтсби , но давайте посмотрим, действительно ли Гэтсби велик, или Фицджеральд имел в виду название, которое ему никогда не нравилось, иронично.

Давайте сначала поговорим о Нике Каррауэе. Он фильтр — канал — тот, кто предоставляет информацию, якобы с «суждением». Конечно, Ник — «лучший ангел» Фицджеральда — литературный хороший парень из Йеля (не Принстона), который не пьет и находит окружающих морально предосудительными, но обаятельными.

Ник двусмысленно, да? Он оба критикует Гэтсби, который «олицетворял все, к чему я испытываю непритворное презрение», но было в нем и что-то «великолепное, какая-то повышенная чувствительность к обещаниям жизни.

Ник говорит во вступительной части экспозиции, рассказывая историю в ретроспективном кадре:

«Гэтсби в конце концов оказался в порядке; это то, что охотилось на Гэтсби, какая гнилая пыль плавала вслед за его мечтами, что на время закрыло мой интерес к бесплодным печали и кратким отношениям людей» (2).

Затем и в конце книги, хотя он «не одобрял его от начала до конца», он в последний раз кричит Гэтсби:

«Они гнилая толпа.Ты стоишь всей этой чертовой кучи вместе взятых» (154).

Для друга Ник признается, что это был единственный комплимент, который он когда-либо ему делал.

Итак, что мы делаем из этого? Это сложно, потому что это не черное и белое: хорошо это или плохо. Он не очень хороший парень — он бутлегер и занимается всеми видами незаконных махинаций, но он дает людям то, что они хотят — хорошую выпивку и веселье — как герой каждого, Аль Капоне, но он не такой «плохой» человек, как многие мы встречаемся в романе.

В конечном счете, то, что мы считаем «великим», — это его способность надеяться, его мечта, его выдержка и его самоопределение — несмотря на все шансы, сложенные против него, его деклассированного розового костюма и чрезмерно желтого цвета. Rolls-Royce.

«Вся чертова компания вместе взятых» — Джордан, Дейзи и Том — все, включая Миртл, Кэтрин и Макки, — у них не было ни романтической готовности, ни способности удивляться, ни мечтаний о том, что Гэтсби, возможно, глупо, считал «настоящей любовью». ».

Давайте посмотрим, давайте немного углубимся, хорошо? Во-первых, давайте определим «отлично».”

В любом споре очень важно определить термины. «Великий» может означать больше, чем жизнь, как Линкольн был Великим Освободителем. «Великий» может быть поступком, верно? «Как здорово, что ты сделал для своей мамы!»

Великий также может быть нравственным, высоким и существенным — как Мартин Лютер Кинг — или «великий» может ассоциироваться с воинами и деспотами — как Александр Македонский.

«Отлично» также может означать преодоление больших трудностей. «Разве не здорово, что она подняла свою двойку по английскому языку?»

Писатель Трималхион из Черри-Хилл, штат Нью-Джерси, приветствует гостей на вечере в стиле Гэтсби.Фото Мэри Джейн Мерфи-Боун

Итак, как подпадает под эти определения бедный охотник за моллюсками Джеймс Гэтц?

Как и обещает Американская мечта, люди могут заново изобретать себя: менять имена, существовать в коконе, а затем вырываться из него, как бабочка, крестя себя общественным признанием как Новую Персону: Леди Гага, Принц, Боб Дилан, и какое-то время в моей жизни Уолли Чапстик.

Джеймс Гатц делает то же самое. Он преодолеет большие трудности, отлично обученный своим аморальным сенсеем Дэном Коди, архетипом личности Дикого Запада, а затем будет освобожден, чтобы переименовать себя в «образ самого себя — платоническую концепцию самого себя».

Он преодолеет большие трудности, чтобы попасть в Вест-Эгг.

Итак, давайте поговорим о предыстории названия

Отличная книга о взаимоотношениях автора и редактора — Макс Перкинс. Слава Богу за Макса, потому что такие писатели, как Хемингуэй, Вулф и Хемингуэй, возможно, не так хорошо известны или даже известны без его волшебного прикосновения.

Первоначальным названием «Великий Гэтсби » было «Трималхион в Уэст-Эгге» — и это неясное имя всплывает в романе.Кто это был? И зачем использовать такую ​​неясную аллюзию?

Трималхион — персонаж римского произведения I века. Он слуга, на самом деле раб, который в конце концов обретает свободу и становится богатым. Проблема в том, что бывший раб чрезмерн, безвкусен и устраивает роскошные вечеринки без какого-либо социального класса или вкуса.

Видел ли себя Фицджеральд такой фигурой? Бедный мальчик с богатыми одноклассниками, как и его отец, плохо занимался бизнесом, и семье приходилось полагаться на богатство матери, чтобы поддерживать семью Фицджеральдов на плаву в Сент-Луисе.Павел. Необходимость доказать свою ценность для «богатых и могущественных» — и быть принятым — является темой как романа, так и биографии Фицджеральда.

Это идеальный намек на Гэтсби. Он был бедным добытчиком моллюсков, достигшим большого состояния, но он принадлежит к «нуворишам». Он не знает, как должны вести себя богатые и имеющие социальные связи. У него нет социальной родословной или статуса, чтобы его принимали «Старые деньги» Нью-Йорка.

Однажды он просто появляется, открывает «сложную закусочную» на Золотом Берегу Лонг-Айленда и устраивает вечеринки все выходные, каждые выходные.И никто не знает, кто он. Все дело в излишестве — и это соответствует Zeitgeist 1920-х годов.

Все это в ярких, чувственных подробностях третьей главы. Музыку играет не скромное трио, а целый оркестр. Водные образы изобилуют — с плавающими коктейлями и волнами мужчин и девушек, движущимися, как приливы — и Гэтсби выбирает луну из корзины и подбрасывает ее в небо. Он хочет произвести впечатление на своих гостей, но на самом деле его никто не знает. О нем ходят только слухи, и ему это нравится.Он хочет сохранить свою анонимность — и в этом разница между Гэтсби и Трималхио.

В то время как Тималчио хотел быть понтом и привлекать к себе внимание, Гэтсби хочет только одного: чтобы его дом сиял таким светом, как искусственное солнце, что оно привлечет к свету «маргаритку». Это все для Дейзи — его потерянная любовь, его Грааль, его «золотая девочка».

Ник говорит, что «гостей» на самом деле не приглашали: они просто приходили и вели себя «в соответствии с правилами, принятыми в парках развлечений.Они пришли на вечеринку с простотой, которая была его входным билетом».

Редактору Фитцджеральда, знаменитому Максу Перкинсу в Нью-Йорке, не понравилось название — Трималхио или «Среди пепелищ и миллионеров». Да, это совсем плохо, да?

Макс Перкинс сказал Скотту: «Я всегда думал, что «Великий Гэтсби» — многообещающее и эффектное название» (Макс Перкинс: редактор Genius — 62).

Когда-то титул был просто «Трималхион». А потом просто: «Гэтсби.

Но я не могу представить другое название. Всегда доверяйте своему редактору. Они всегда правы.

Оригинал рукописи находится в Принстоне. Но моя копия лежит на обеденном столе.

Что может быть лучше, чем «Великий Гэтсби»?

Но, как и большинство писателей, просто доверьтесь своим редакторам. У них лучше критическая дистанция, и они не привязаны эмоционально к любимым — эти слова мы пишем — которые становятся продолжением нас, как наши собственные дети из плоти и крови.

Итак, я приступаю к своей диссертации, извините, что так долго. Опять же, это не черное или белое. Американцы, особенно современные американцы, в своих синих и красных штатах, любят бинарное мышление. Ты либо с нами, либо против нас. Ты либо хороший, либо плохой.

В жизни так много серого, как и в нашей жизни. У нас есть большие части нас самих, и, конечно же, у нас есть части поведения, которые, возможно, не такие приятные.

Джей Гэтсби — один из таких людей. Так велик ли Гэтсби?

При нормальных обстоятельствах со стандартной моралью Гэтсби коррумпирован.Преднамеренное использование Фитцджеральдом желтого цвета представляет собой ложное пророчество о перезрелости и ошибочных связях с естественным солнцем. Он гангстер — и мы редко видим эту сторону Гэтсби, того, кто получает таинственные звонки из центров мафии Соединенных Штатов — Нью-Йорка, Чикаго, Филадельфии. И, конечно же, этот «сбивающий с толку» обед, как его называет Ник, с Мейером Вольфшеймом и Гэтсби в Нью-Йорке.

Однако сейчас не обычные времена. В 1922 году новым Богом стала Безнравственность.Как написал Фицджеральд в своем дебютном романе, принесшем ему мгновенный успех, По эту сторону рая , —

Здесь было новое поколение, выкрикивающее старые возгласы, изучающее старые верования, в мечтах долгих дней и ночей, суждено наконец выйти в грязно-серую суматоху за любовью и гордостью; новое поколение больше, чем предыдущее, посвятило себя страху перед бедностью и преклонению перед успехом; выросли, чтобы обнаружить, что все боги мертвы, все войны велись, все веры в человека поколеблены…»

И мы находим это новое поколение, теперь наполненное новыми деньгами, новыми стилями, новой моралью, новыми способами поведения женщин, обретающими детская площадка в Гэтсби:

«В воскресенье утром, когда церковные колокола звонили в прибрежных деревнях, мир и его хозяйка вернулись в дом Гэтси и весело мерцали на его лужайке» (61).

Итак, как Великий Пуба, Гэтсби, как и Фицджеральд, действительно выделяется как великий. Подобно намеку на график Бена Франклина по нравственному совершенствованию, о котором он пишет в своей «Автобиографии», молодой Джеймс Гатц также написал план улучшения своей жизни в стиле Франклина в старой книге о Диком Западе «Хопалонг Кэссиди».

Он хочет большего — он хочет быть лучше. Он хочет «самопомощи» самому себе стать лучше, успешнее. В конце концов, это приведет его на Золотой Берег, чтобы попытаться вернуть «Золотую девушку», которую он потерял, потому что «бедные мальчики не женятся на богатых девушках.

Но теперь, когда Гэтсби богат, достиг своей мечты благодаря уверенности в себе и грубому индивидуализму, двум американским чертам от Эмерсона и Тедди Рузвельта и Бена Франклина, верно — он великолепен.

В конце концов, Франклин, наш первый яппи и миллионер, добившийся успеха сам, написал Путь к богатству .

Он единственный персонаж, романтически готовый к любви. Это делает его великим. У него высокое призвание, это просто декаданс, драгоценности и выпивка. Гэтсби остается целомудренным в своем крестовом походе любви, чтобы сохранить свой «грааль».Он даже не пьет. Он остается верным своему видению — даже если это видение нереалистично, но мальчик-пастушок влюбляется в богиню Луны в великой мифической истории Эндимиона, которую Китс так красноречиво вызывает в своей невероятной поэме.

И Китс был любимым писателем Фицджеральда. Оба писателя выгравировали слова на воде.

Именно эта надежда делает его великим. Он проходит дистанцию, верно?

Гэтсби настолько похож на стихи Китса, что неудивительно, что на его страницах не возникло ни одного великого фильма когда-нибудь превратиться в успешный фильм?

Книга, по сути, представляет собой путешествие к любви — к сизифову героике и абсурдности закатывания своей Маргаритки в гору только для того, чтобы она отступила в соответствии с культурными ожиданиями «элиты высшего класса» грубой и жестокость — и пушечное насилие — Том Бьюкеннан.

Как и все эпические путешествия, путь к достижению цели полон мучений, долгих расстояний и борьбы. Рыцари Круглого Стола никогда не получают Грааль, верно? Они видят только маяк в форме Грааля, который манит — или, может быть, это только из Монти Пайтона, но образ для Гэтсби тот же: зеленый свет манит; он может это видеть; это так близко, но так много в американском обществе ограничивает его: социальный класс и деньги.

А разве мы в Америке не осуждаем обсуждение классицизма?

Столько тут из поэмы Эндимион и в поэме «Ода Соловью с «фей» — или феями — а фамилия Дейзи Фей, между прочим, благодатная почва для Фицджеральда: луна, солнце, зелень, романтика — и видение этой красоты — и осознание того, что такая красота может и должна существовать — это действительно здорово.

По словам Китса,

Прекрасная вещь — это радость навеки:
Ее прелесть возрастает; оно никогда
не перейдет в небытие; но все же сохранит
Бесшумную беседку для нас, и сон
Полный сладких снов, и здоровья, и тихого дыхания.
Поэтому каждое утро мы сплетаем
Цветочную ленту, чтобы связать нас с землей,
Назло унынию, нечеловеческой нужде
Благородных натур, сумрачных дней,
Всех нездоровых и пре- затемненные пути
Создан для наших исканий: да, несмотря ни на что,
Какой-то образ красоты отодвигает пелену
От наших темных духов.Таково солнце, луна,
Деревья старые и молодые, растущие тенистым благом
Для простых овец; и такие нарциссы
С зеленым миром, в котором они живут —

А почему бы не попытаться достичь этого? Что хорошего в жизни без любви? А кто еще в этом романе любит так, как любит Гэтсби? Это навязчиво? Возможно? Есть ли у Гэтсби что-то, что нужно доказать миру? Конечно. Он сексуально ревнует к таким мужчинам, как Том Бьюкеннон — еще одному из этих ядовитых мужчин, которых всем нам хочется ударить прямо в лицо? Вы держите пари.

Но «величие» Гэтсби — это радость навсегда, до тех пор, пока роман читают, наслаждаются и обсуждают. Неважно, насколько неуместна, неважно, насколько Дейзи «не стоит того» и сколько из нас преследовали кого-то, кто, как все говорили, «не стоит того», но эта любовь реальна, я чувствую себя здесь с Гэтсби.

Дейзи коснулась в нем чего-то, чего он никогда раньше не чувствовал: какого-то высшего плана существования — чего-то близкого к Богу.

Взгляните на предысторию Фицджеральда. Роман во многом является римским ключом, что означает «роман с ключом».Это роман, художественное произведение, подделка, но именно здесь фантастика встречается с автобиографией.

И Фицджеральд, и Гэтсби родились на Среднем Западе: в Миннесоте. Как я уже говорил, Фицджеральд всегда чувствовал себя бедным мальчиком среди богатых: будь то в подготовительной школе или в Принстоне, где он не смог закончить учебу из-за плохих оценок и чрезмерного употребления алкоголя.

У него нет возможности участвовать в войне, что он считает одним из своих самых больших разочарований. Но он дает Гэтсби статус героя войны.И Фицджеральд, и Гэтсби влюбляются в «золотую девушку» на танцах. И Фицджеральд не может жениться на Зельде, которая отменила брак из-за того, что Скотт плохо зарабатывает, пишу копии в Нью-Йорке, поэтому ему нужно быстро зарабатывать деньги с помощью уверенности в себе и выдержки: он идет домой, запечатывается в своей детской комнате и сочиняет свою первый удар.

Можем ли мы винить Зельду? Нет. Она привыкла к богатству как зажиточная южная красавица, как Дейзи. И, как и Дейзи, все мальчики были без ума от Zelda. Она привыкла к определенному уровню жизни — прямо как Дейзи.И в одночасье, после свадьбы в соборе Святого Патрика в Нью-Йорке, Скотт и Зельда становятся королем и королевой эпохи джаза — термин, который придумал Фицджеральд.

Нужно приложить большие усилия, чтобы удержаться в орбите золотой девушки и своим письмом.

Как и Лорд в ее песне «Зеленый свет», Гэтсби идет далеко

В конце Ник пишет, что готов вернуться домой. Он говорит:

Гэтсби проделал долгий путь к своей голубой лужайке, и его мечта, должно быть, в самом конце казалась такой близкой, что он поверил в зеленый свет.

Это, опять же, то, что делает Гэтсби великим. Он верил во что-то большее, чем он сам. Ни у одного другого персонажа, за возможным исключением двух несчастных персонажей, Джорджа и Миртл Уилсон, нет мечты. Миртл — «охотница за золотом», мечтающая жить жизнью «богатых и знаменитых», а Джордж просто хочет иметь бизнес — свой гараж, но это бесполезно в Долине пепла, особенно когда богатые люди вроде Тома берут и возьмут — а потом они закончат тем, что убьют вас — прямо или косвенно.

Как вы думаете, богатые хотят дать нам хоть дюйм?

Может быть, я убедил вас, что Гэтсби великолепен. Не идеально и определенно с недостатками, но ма идет дальше, правильно. И, как говорит Ник в Главе 1: «С него достаточно кратких восторгов» мужчин.

Вот почему у Гэтсби «все получилось». Он шел за тем, что хотел, но не знал, какая «грязная пыль» поглотит его поиски.

О Джее Гэтсби, самом известном гражданине Северной Дакоты ‹ Literary Hub

Я родился в Северной Дакоте, но в 1967 году переехал в Нью-Йорк, чтобы учиться на юридическом факультете Нью-Йоркского университета.За 14 лет, что я прожил на восточном побережье, я встретил тысячи людей, которые услышали мой акцент (я не знал, что у меня есть акцент) и спросили: «Откуда ты?»

Когда я говорил, что я из Северной Дакоты, другой человек говорил: «Вау, я никогда раньше не встречал никого из Северной Дакоты», а затем переходил к разговору с кем-то другим, с кем-то из места, с которым у них было больше связи. Спустя десятилетия я понял, что должен был сказать: «Я из Северной Дакоты, как Великий Гэтсби ». »

Роман Ф. Скотта Фицджеральда, опубликованный в 1925 году, является одной из самых популярных книг всех времен. По состоянию на начало 2020 года по всему миру было продано 30 миллионов копий. Издательство продолжает продавать около 500 000 новых экземпляров в год; таким образом, в год продается больше копий The Great Gatsby , чем большинства бестселлеров New York Times . Он имеет непреходящую привлекательность; в мае 2021 года она заняла 6-е место в списке 100 лучших книг Amazon, которые нужно прочитать за всю жизнь.

Даже не читающие знакомы с классикой.В 1949, 1974, 2000 и 2013 годах было выпущено четыре фильма Великий Гэтсби , с Аланом Лэддом, Робертом Редфордом, Тоби Стивенсом и Леонардо ДиКаприо в роли Джея Гэтсби.

Но мало кто знает, что Джей Гэтсби — уроженец Северной Дакоты или что он вырос на ферме в Северной Дакоте.

Я прочитал книгу Морин Корриган 2014 года Итак, мы читаем дальше: Как возник Великий Гэтсби и почему он существует в поисках информации о происхождении Гэтсби из Северной Дакоты и нашел только одно упоминание о штате, где персонаж Уиллы Кэтер рассказ сравнивается с «другим бедным мальчиком, Джеймсом Гэтцем из Северной Дакоты, который пытается найти свою собственную версию зеленого света.

В год продается больше копий « Великого Гэтсби », чем большинства бестселлеров New York Times .

Главной опорой культуры Северной Дакоты является наша упрямая убежденность в том, что жители Миннесоты смотрят на жителей Северной Дакоты свысока. (Жители Северной Дакоты тоже не безупречны; мы склонны считать миннесотцев заносчивыми и высокомерными.) Фицджеральд был родом из Сент-Пола и происходил из слоя общества, который имел тенденцию относиться к Северной Дакоте как к провинциальной заводи, из которой досталось богатство. быть переданы мельникам, банкирам, упаковщикам мяса и железнодорожным магнатам, базирующимся в Миннеаполисе/Сент-Луисе.Павел. В то время, когда Джей Гэтсби был молодым человеком (да, я знаю, что он выдуманный, но позвольте мне побаловать себя), Северной Дакотой управляла «группа Маккензи», а политический босс Северной Дакоты Александр Маккензи действовал из Сент-Пола. .

Как Джеймс («Джимми») Гатц поднялся со скромной фермы в Северной Дакоте и за несколько коротких лет превратился в Джея Гэтсби, военного героя и демонстративно богатого человека со слугами, самолетом, бассейном и особняком наполнен дорогими вещами?

В книге скрыто много подсказок.Джимми Гатц родился в 1890 году (насколько я могу судить) где-то в Северной Дакоте. Примерно с 1870 года, до обретения штата, в Северной Дакоте наблюдался приток протестантов (лютеран, меннонитов) и немцев-католиков из России, эмигрировавших в Северную Дакоту, где большинство из них стали фермерами. Их называли «немцами Поволжья». Половина жителей Северной Дакоты сегодня имеют немецко-русские корни.

Одной из распространенных фамилий поволжских немцев была « Гётц, » произносится Гатц. Немецкие русские были известны как трудолюбивые и хорошие фермеры.

Родители Джимми Гатца были фермерами, но, похоже, хотя Джимми Гатц не хотел быть фермером, он был усердным работником, который хотел стать лучше. Его отец, Генри Гатц, показывает рассказчику книги Нику Каррауэю распорядок дня 16-летнего Джимми. Он включает в себя упражнения с гантелями и масштабирование стены, прежде чем он пошел на работу с 8:30 до 16:30. Вечером Джимми выделил час, чтобы «упражняться в ораторском искусстве, осанке и способах их достижения» и два часа, чтобы «изучить необходимые изобретения». Его «Общая решимость» включает в себя экономию денег, не трату времени впустую и стремление быть лучше для своих родителей.

Несмотря на свою бедность, он был способным и был принят в Колледж Святого Олафа в Миннесоте, когда ему было 17 лет, на стипендию. Хотя Джимми Гатц был лютеранином (о чем свидетельствует присутствие лютеранского священника на его похоронах), немецкий русский был бы редкостью в Сент-Олафе. Студенты и преподаватели были в основном норвежцами, и уважаемый Оле Рёльвааг, автор книги « великанов на Земле » о поселенцах на территории Дакота, преподавал в колледже Св.Олаф.

Это была идея Джимми Гэтца поступить в колледж? Наверное. Позже его отец говорит, что он «сбежал из дома». Его карьера в колледже длится всего две недели, и он движется дальше. Он находит работу на озере Верхнем, где заводит дружбу с богатым яхтсменом, и его приглашают уплыть со Среднего Запада. Он садится на яхту под новым именем, Джей Гэтсби, и плавает в течение пяти лет, вероятно, читая, учась и учась во время путешествия.

Одна из причин смены имени с Джеймса Гатца на Джея Гэтсби — не упомянутая ни одним из литературных критиков, которых я читал, — могла быть вызвана антинемецкими предрассудками, которые он видел в больнице Св.Олаф. Антинемецкие настроения росли на Среднем Западе по мере того, как Германия при кайзере Вильгельме становилась все более милитаристской, что привело к яростным предубеждениям против немцев до и во время Первой мировой войны. Использование имени Гэтсби могло быть попыткой скрыть немецкое происхождение и избежать предрассудки.

Фицджеральд был из Сент-Пола и происходил из слоя общества, который имел тенденцию относиться к Северной Дакоте как к провинциальной заводи.

Джей Гэтсби поступает на военную службу в начале Первой мировой войны.Он встречает Дейзи Фэй, когда учится в офицерской школе в Луисвилле, и они влюбляются друг в друга. Он сражается в Европе и к концу войны становится майором с высокими наградами. Его возвращение в Соединенные Штаты и к Дейзи откладывается, потому что военные отправляют его в Оксфорд. К сожалению, он слишком долго ждет и возвращается в Луисвилл накануне бракосочетания Дейзи без любви с Томом Бьюкененом, грубым, но богатым наследником чикагского состояния. Дейзи тщетно пытается избежать брака (напиваясь), но ее выдают замуж, как движимое имущество.

Майор Гэтсби опустошен и оказывается в Нью-Йорке, одетый в форму, усыпанную медалями, единственную одежду, которая у него есть. Он не ел уже два дня, когда встречает Мейера Вольфшейма, игрока и посредника. Гэтсби — красивый, светловолосый, красноречивый, лютеранин, герой войны — становится подставным лицом Вольфшейма, который сталкивается с яростным антисемитизмом со стороны таких людей, как Ник Кэррауэй и Том Бьюкенен. Благодаря этому сотрудничеству Гэтсби становится очень богатым.

Гэтсби никогда не признается, что он из Северной Дакоты (было ли ему стыдно?), и вместо этого он рассказывает невероятную историю о своем происхождении, утверждая, что происходит из богатой семьи Среднего Запада, все из которых удобно мертвы.(Никто ему не верит.) Когда он узнает, что Том и Дейзи сняли дом через залив от его особняка на Лонг-Айленде, он проводит вечера, глядя на зеленый свет на их причале, мечтая о воссоединении с Дейзи. Летом своей смерти он устраивает изысканные вечеринки в надежде, что Дейзи посетит их.

Одна из тем в Великий Гэтсби — это контраст фонов классов. Том Бьюкенен, по-настоящему отталкивающий персонаж, из баснословно богатой семьи. Нику Каррауэю, рассказчику книги, его отец напомнил, что он должен быть осторожным и осознавать свою привилегию: «Всякий раз, когда вам хочется критиковать кого-либо…. . просто помни, что все люди в этом мире не имели тех преимуществ, которые были у тебя».

Том, Ник и остальные члены их общества были воспитаны так, чтобы не общаться с теми, кто не принадлежал к их привилегированному происхождению (подготовительная школа, Лига плюща, работа в сфере финансов). Несмотря на свои новые деньги, Гэтсби не вписывается в них. Когда женщина верхом на лошади в шутку приглашает Ника и Гэтсби на ужин, Гэтсби не улавливает тонких социальных намеков на то, что приглашение неискренне.Гэтсби идет одеваться к ужину, а Ник распознает ее тонкие сигналы и отказывается. Когда Гэтсби выходит одетым к ужину, конная группа уже уехала.

Гэтсби никогда не признается, что он из Северной Дакоты, а вместо этого рассказывает невероятную историю о своем происхождении, утверждая, что он происходит из богатой семьи со Среднего Запада, все из которых благополучно мертвы.

Ник признается читателю в начале книги, что Гэтсби «олицетворял все, к чему я питаю неприкрытое презрение.И все же Ник признает жестокость и эгоизм своего социального круга. В самом конце книги, когда Ник уходит от Гэтсби, Ник оборачивается и, обращаясь к Тому и Дейзи, кричит Гэтсби: «Они гнилая толпа. . . Ты стоишь всей этой чертовой кучи вместе взятых. Означает ли это, что Ник принял Гэтсби? Вероятно, нет: следующие слова Ника: «Я всегда был рад, что сказал это. Это был единственный комплимент, который я когда-либо ему делал, потому что я не одобрял его от начала до конца».

Почему? Предрассудки умирают тяжело.

Как и многие другие, выросшие в Северной Дакоте, Джей Гэтсби мечтал об успехе за пределами своего родного штата. Если бы он не влюбился в Дейзи или если бы Дейзи дождалась его и не вышла замуж за Тома, что могло бы с ним стать? Я думаю, что с его обаянием, красивой внешностью, прекрасным военным послужным списком, трудолюбием и «необычайным даром надежды» Гэтсби смог бы выйти из-под запрета как успешный человек.

Стены первого этажа Капитолия штата Северная Дакота украшены портретами мужчин и женщин, лауреатов премии Зала славы Теодора Рузвельта Рафрайдер.На портретах известные спортсмены, журналисты, герои войны, генералы, писатели и некоторые (возможно, слишком многие) богатые бизнесмены. Большинство из них получили награду за свои достижения в других местах, кроме Северной Дакоты.

Мне забавно мечтать, что непреходящая популярность книги «Великий Гэтсби » может оправдать добавление портрета Джимми Гэтца, самого известного экспатрианта Северной Дакоты, в эту величественную галерею выдающихся жителей Северной Дакоты. В моем воображаемом портрете он выглядел бы как смесь молодого Роберта Редфорда и молодого Лео ДиКаприо.Он улыбался бы «лучезарной и понимающей улыбкой», одной из тех «редких улыбок с качеством вечной уверенности в себе, которые вы можете встретить четыре или пять раз в своей жизни». И мы, жители Северной Дакоты, все будем на его стороне. Как говорит Ник, «Гэтсби в конце концов оказался прав».

__________________________________________

The Farmer’s Lawyer Сары Фогель теперь можно приобрести в Bloomsbury Publishing.

Джей Гэтсби (Джеймс Гэтц) в фильме «Великий Гэтсби

»
Обложка книги для первого издания романа 1925 г.

Кто такой Джей Гэтсби и что делает его таким великим?

Возможно, самое захватывающее в Гэтсби — это его способность быть всем для всех, потому что никто никогда, по-настоящему, «по-настоящему» не знает его.Снова и снова персонажи размышляют о Гэтсби и его прошлом. Обычно то, что они представляют себе, гораздо больше касается того, кем «они» хотят видеть Гэтсби, кем он им нужен (слухи о Гэтсби варьируются от выпускника Оксфорда до вспыльчивого убийцы).

Но дело в том, что никто толком ничего не знает о Гэтсби — многие из тех, кто регулярно посещает его вездесущие вечеринки, даже никогда не встречались с ним самим. И именно этого хочет Гэтсби.

Мальчик из маленького городка делает добро

Возможно, самая большая привлекательность Гэтсби заключается в том, что он кажется воплощением американской мечты .Его невероятное богатство и дерзкий образ жизни отражают безграничные возможности бурных двадцатых , но еще более невероятным его успех делает скромное происхождение Гэтсби.

В конце романа выясняется, что Гэтсби, настоящее имя которого Джеймс Гатц , родился в бедной семье в Северной Дакоте. В молодом возрасте он начал самостоятельно зарабатывать себе славу и свое состояние.

Первый великий магнат

Гэтсби не просто богат: он заставляет Трампов и Хилтонов выглядеть нищими.И он знает, как извлечь выгоду из своего богатства, чтобы сделать свое имя нарицательным. Гэтсби не уходящий на пенсию скряга, тихо пересчитывающий свои деньги за закрытыми дверями. Его показные вечеринки и безвкусные излишества преследуют одну цель: сделать его объектом спекуляций, восхищения и благоговения.

Каждый его дюйм, от его платья и его речи до освещения его особняка и маникюра на его лужайке, специально предназначен для передачи образа, который он хочет создать: Великий Гэтсби — тайна и чудо.

Джеймс Гатц мертв, а вместе с ним и мальчик без гроша в кармане. Кроме того, правда о состоянии Гэтсби, нажитом на бутлегерстве (незаконная продажа алкоголя в эпоху Сухого закона ) и других преступных действиях, не раскрывается до конца романа, после того как рассыпалась гламурная маска Гэтсби.

Рыцарь в сияющих доспехах

Хотя эта сказочная жизнь может показаться всем, чего только можно пожелать, в начале романа мы узнаем, что это не относится к Гэтсби.Нет, для Гэтсби богатство и слава — просто средство для достижения цели. И этот конец — девушка: Дейзи Бьюкенен. Дейзи из элиты старых денег. Дебютантка с юга, ее фамилия и состояние уходят далеко в прошлое.

Для семьи Дейзи ее история так же важна, как и ее будущее, а точнее родословная, с которой наследники вступят в брак. Поэтому, когда за пять лет до начала романа молодая незамужняя Дейзи влюбляется в нищего тогда солдата без родословной по имени Гэтсби, в ее семье ничего этого не будет.

Она разрывает отношения со своим молодым солдатом, который позже возвращается с Первой мировой войны , полный решимости вернуть ее единственным известным ему способом: сделав себе имя и кучу денег.

Трагический герой

Несмотря на невероятный успех Гэтсби, в его истории есть что-то глубоко грустное, потому что одно из немногих препятствий, которое Гэтсби не может преодолеть, — это время: за годы, прошедшие с тех пор, как Гэтсби не стало, жизнь продолжается.

Дейзи вышла замуж за Тома Бьюкенена , богатого, но жестокого человека со старой фамилией и всеми социальными связями, которые нужны молодой наследнице.Хотя их брак несчастлив, отмечен неверностью и отчуждением, ее связь с Томом неразрывна.

У них есть совместный ребенок, но помимо этого между ними есть родство: Том и Дейзи — похожие существа в своей поверхностности и эгоизме. Их непоколебимая приверженность собственным интересам становится гранитной стеной, о которую разбивается идеалист Гэтсби.

Гэтсби-романтик, кажется, верит, что любовь может победить все, что он может обратить вспять разрушительное действие времени, вернув часы к тому времени, когда Дейзи любила его, до того, как она начала жить с Томом.Но на этот раз Гэтсби думает, что у него есть богатство и престиж, чтобы сохранить эту любовь, чтобы получить, наконец, приз, которого, по его мнению, он заслуживает, — великую любовь всей его жизни.

Тщетные попытки Гэтсби повернуть время вспять и исправить прошлые ошибки — лишь часть того, что делает его трагическим героем. Возможно, еще важнее его способность так сильно любить того, кто просто этого не заслуживает.

Дейзи, за которую он сражался, — это мечта, а не реальность. Настоящая Дейзи жесткая и авантюристичная, несмотря на ее мягкий голос и образ жизни хлопушка (светская львица и гламурная девушка 1920-х годов).И когда приходит время пожертвовать Гэтсби, чтобы спасти собственную шкуру, она не колеблется, даже если это будет стоить Гэтсби жизни. Это заставляет читателей задаться вопросом, лучше ли любить жадно, но слепо, как Гэтсби, или не любить вообще?

Картина американского художника Рассела Паттерсона «Девушка-хлопушка», ок. 1925 г.

Краткое содержание урока

Шедевр Ф. Скотта Фицджеральда 1925 года, Великий Гэтсби , представляет читателям одного из самых знаковых персонажей во всей литературе: Джея Гэтсби.Подобно героям романа Фицджеральда, которые одержимы Гэтсби и его происхождением, читатели нашли в Гэтсби завораживающий образ того, кем они хотят, чтобы он был. Он одновременно воплощение американской мечты и трагический герой, сражающийся в обреченной битве со временем. Он одновременно рыцарь в сияющих доспехах, призванный спасти свою принцессу от брака без любви, и дурак-идеалист, отбрасывающий свою жизнь из-за любви к бессердечной женщине.

инструментов характеристики в Великом Гэтсби

Анализ персонажей

Социальный статус или общественное положение

Мы предполагаем, что вы предвидели это.

Поскольку социальный статус является определяющим качеством в книге, он помогает нам определить персонажей. Гэтсби может быть богат, но в обществе он не принадлежит к высшему классу. А это значит, что у него никогда не будет Дейзи. Тем временем Тома практически полностью характеризуют его деньги (наряду с оскорбительным характером и всем этим «Халком»). А Дейзи? Гэтсби резюмирует: «Ее голос полон денег» (7.98).

Локация

Гэтсби живет в Уэст-Эгге («наименее фешенебельном из двух» [1.14]), но Дейзи живет в Ист-Эгге. Им сказали, что Ист-Эгг богаче из них двоих, и эта разница в местоположении подчеркивает разницу между социальным статусом Джея и Дейзи. Также стоит отметить, что Джордан, Ник и Дейзи вместе живут в Ист-Эгге, а Ник и Гэтсби живут вместе в Вест-Эгге. Это деление имеет смысл ближе к концу романа, когда Ник становится на сторону Гэтсби против остальных — «гнилой толпы» (8.44).

Род занятий

Гэтсби в конечном итоге во многом определяется своим занятием: бутлегерством.Его нелегальная работа является постоянным напоминанием о том, что Гэтсби на самом деле не принадлежит высшему обществу Нью-Йорка. Ник, с другой стороны, является «рабом», работа которого, как и у Ника, проста и чиста. (Другая работа? Уилсон, бедный автомеханик, вынужденный обслуживать машины других мужчин, в то время как они, э-э, присматривают за его женой; и Джордан, нечестный профессионал в гольфе.)

Речь и диалог

По большей части персонажи «Великого Гэтсби» хорошо образованы. Их речь и диалоги отражают это образование, которое, в свою очередь, отражает их богатство и социальный статус.Но не все: Ник указывает на манерную речь Гэтсби, речь о «замысловатых формальностях», граничащую с «абсурдом», например постоянное использование фразы «старый спорт».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.