Уютный трикотаж: интернет магазин белорусского трикотажа

Мастерская петра фоменко современная идиллия отзывы: Современная идиллия, отзывы на спектакль, постановка Мастерская Петра Фоменко. Старая сцена – Афиша-Театры

Мастерская петра фоменко современная идиллия отзывы: Современная идиллия, отзывы на спектакль, постановка Мастерская Петра Фоменко. Старая сцена – Афиша-Театры

Содержание

Современная идиллия, отзывы на спектакль, постановка Мастерская Петра Фоменко. Старая сцена – Афиша-Театры

Спектакль «Современная идиллия» поставлен в духе Мастерской Петра Фоменко. Я не была в Мастерской ни на одном спектакле (а была я на «Дар», «Носорог», «Улисс»), где смысл постановки был бы донесен до зрителя прямым текстом, не прибегая к различным художественным приемам. Над спектаклями Мастерской хочется размышлять. В аннотации к спектаклю говорится, что в нем «исследуется феномен зарождения Страха», «из Страха и от Стыда, внезапно ослепляющего, режущего глаза, герои бросаются в самое стыдное и страшное». Неподготовленному зрителю сложно за всей яркостью и буйством на сцене (постановка полностью оправдывает жанр фантасмагории) разглядеть идею, поэтому я не исключаю, что спектакль может быть не понят. Но на «Современную идиллию» нужно идти не только, чтобы размышлять. На этот спектакль нужно идти, чтобы просто смотреть. Меня всегда поражало оформление художественного пространства постановок Мастерской Петра Фоменко, но комната, парящая над сценой, превзошла все мои ожидания. В первом отделении спектакля сцена превращена в болото с водой (не советую садиться на первые три ряда, есть риск быть слегка облитым, да и из-за конструкции сцены, на мой взгляд, будет плохо видно), а во втором — в каток, на котором действительно катаются на коньках! Отдельно хочется отметить музыкальное сопровождение, а также песни, исполняемые по любому поводу и без него (некоторые из этих песен прочно засядут в вашей памяти и будут всплывать в самый неподходящий момент). Также очень понравилось Гороховое Пальто, его потрясающе отточенные движения, синхронность и само воплощение образа заслуживают особой похвалы.
Обобщая все сказанное, «Современная идиллия» яркий, интересный, необычный и достаточно современный спектакль, на который стоит идти. Хочется сказать огромное спасибо режиссеру Евгению Каменьковичу, актерам, в особенности Михаилу Крылову и Федору Малышеву, а также всем тем, кто принимал участие в создании этой постановки и ее удивительной атмосферы!

Все отзывы о театре «Мастерская Петра Фоменко.

Старая сцена» – Афиша-Театры

«СОН в летнюю ночь», или «Не любите, граждане! И дольше проживёте».
6 января 2017, когда в Москве свирепствовали морозы за 20 градусов, мы с предвкушением чуда поехали в Театр Фоменко на Кутузовском. Надо сказать, что нашему появлению на спектакле препятствовала не только погода, но и несовершенства транспортной системы столицы. Так, например, маршрут, который нам выдал гаджет, оказался неверным, и мы не смогли съехать с третьего кольца и оказаться на набережной Шевченко. Долгие блуждания по Кутузовскому туда и обратно в попытке развернуться привели к опозданию в театр, но не тотальному.
Мы первый акт сидели на балконе, и в этом оказалось счастье, потому что когда во 2-ом акте мы пересели в партер, то чары окончательно развеялись. Чары, в общем-то, развеялись ещё в первом акте, когда мы стали свидетелями слабой актерской игры.

Герои комедии Шекспира, а именно, две молодые пары, чьи любовные страдания и составляют основной романтический сюжет пьесы, оказались издали совершенно неразличимы. Если бы не разные имена, то было бы сложно распознать Елену от Гермии, а Лисандра от Деметрия. Если бы не активное передвижение актёров по сцене, то было бы откровенно скучно смотреть на них. Впрочем, может быть, такова была задумка режиссера – сделать влюбленных почти одинаковыми, чтобы их «любовь» приобрела условный характер заразного душевного заболевания человека: «любил» одну, потом переключился на другую, такую же – поменял шило на мыло и сам не понял зачем.

Но что касается Оберона/Тезея, и Титании/Ипполиты, то с ними проблема та же – актеры просто переодеваются и прогуливаются по сцене. Единственно, кому удается быть интересными, – это Пирам (Казаков) и Фисба (Пирогов). Этот комический дуэт «взрывает» зрительный зал, оправдывая жанр не только театрального действа, но и зрительские надежды. Остальные персонажи – просто переодетые москвичи начала ХХ1 века.
Театр переживания требует актёрских затрат(эмоционально-интеллектуальных), Театр представления требует филигранно точной пластики и жеста, характерности или типажа. Данный спектакль, как мне не жаль, в полной мере не относится ни к одному из способов театрального действа. Отсюда, слабость и невнятность актерского существования на сцене — не спасает ни молодой задор, ни опыт известных лиц.
Единственное, помимо Пирама и Фисбы, что вызывает восхищение – это постановочные трюки. Великолепно «живут» на сцене: тончайший огромный полог, занавеси, музыка и свет. Музыканты наверху, в колокольчиках, действуют просто магически. Это удивительно и завораживает.

Если же говорить о смыслах постановки, то она откровенно издевается над влюбленными и любовью, представляя это чувство как влияние на людей каких-то невидимых манипуляторов.
И то верно: Лисандр и Деметрий легко меняют объекты своего страстного чувства, даже Титания готова отдаться ослу, а уж Пирам и Фисба – вообще, жертвы безумной любви, готовы уничтожить себя из-за невнятных свидетельств ложной гибели одного из влюбленных (испачканный кровью шарф Фисбы подвигает Пирама на самоубийство).
И вся эта череда нелепостей – результат странного чувства, которое способны испытывать люди. В финале, когда после представленного ремесленниками действа с чередой самоубийств из-за любви, зритель уже умирает от хохота, совершенно неважно, что там происходит с Тезеем, Ипполитой, Деметрием и др. Так что смысл спектакля очевиден – глупо из-за непонятной болезни (любви) рисковать статусом, благополучием и прочими благами Жизни.

Если же говорить всерьез, то статья Аникста о комедии Шекспира сейчас воспринимается анахронизмом. О каком «романтическом чувстве», «побеждающем все преграды», может идти здесь речь? Тем более в наше время власти Золотого Тельца?!
Ведь Оберон манипулирует Титанией; Деметрий , как и Лисандр, легко меняет возлюбленных, становясь жертвой проделок Робина. А трагическая история влюбленных Пирама и Фисбы высмеяна в пьесе Шекспира довольно жестоко. Нет. Любовь в комедии «Сон в летнюю ночь» – это странная и непредсказуемая игра случая, которая чревата заблуждениями, а то и безумием, это манипуляции неведомых сил над слабой человеческой природой.
Так что, если бы к замечательным сценическим эффектам этого спектакля прибавить более энергозатратную и осмысленную игру актёров, или хотя бы более индивидуализированную и наработанную пластику и жест, то было бы намного занятнее смотреть это действо. Появились бы контрасты историй влюбленных афинян, царя эльфов и розыгрыша ремесленников. А так всё сливается в какую-то вялотекущую насмешку над всеми влюбленными планеты Земля.
Отдельно надо похвалить публику, пришедшую в театр! Какие у нас замечательные зрители – сами платят и сами готовы смеяться малейшему жесту. Кажется, покажи им просто пальчик, а они уже дофантазируют всё остальное и самым лучшим образом.

Своевременная анти-идиллия. Рецензия на спектакль «Мастерской Фоменко» | Театр | Культура

Евгений Каменькович, возглавивший осиротевший театр «Мастерская Петра Фоменко» после ухода его худрука и основателя, поистине не ищет лёгких путей. Он последовательно рискует, идёт на эксперимент, а ведь мог бы выбрать путь проверенный — скажем, ставить «в традициях» Фоменко опять же проверенную, известную зрителям классику. Но нет: из недавних премьер — весьма сложная, незавершённая пьеса Пиранделло «Гиганты горы», где со-режиссёром впервые выступила прекрасная актриса Полина Агуреева, «Олимпия» Ольги Мухиной (нельзя сказать, что это имя хорошо известно широкой публике) — режиссёрский дебют замечательного артиста Евгения Цыганова… Отзывы и критиков, и зрителей не выражают однозначного единодушного восторга. Шумного и безоговорочного успеха не наблюдается. Но творческий коллектив имеет право на поиск, на даже вполне ощутимое «отклонение» от проверенного курса, да и на неудачу тоже. Однако последнее — не о недавних премьерах и не о спектакле «Современная идиллия» по
М. Е. Салтыкову-Щедрину.
Он — спорный, неожиданный, проблематичный, как бы провоцирующий полярные отзывы, но это ли не верный признак того, что театр — живой, ищущий, в чём-то подчас не оправдывающий ожиданий некоторых, а значит — чуждый прогнозам и штампам, пошлости, банальности, общих мест. Он, как говорится, заставляет задуматься — о сегодняшнем театре вообще, о сегодняшнем зрителе. Сцена из спектакля «Современная идиллия». Фото: www.russianlook.com

Едва ли не самая болезненная проблема современных театров — репертуар: что ставить? Чехов, Гоголь, Островский, Шекспир… «Опять!» — порой вольно или невольно восклицает зритель. Евгений Каменькович «замахнулся» на Салтыкова-Щедрина. Абсолютно уникальный писатель, личность, гений, однозначно и прочно отодвинутый на второй план во внушительном «иконостасе» российских гениев-литераторов (как, к слову, и

Н. С. Лесков). Он — из тех, кого Вл. Набоков сравнивал с «гипсовыми кубками, что передаются с величайшими предосторожностями из века в век». Из тех, кого «все почитают, но никто не читает». Что не читают — в этом, увы, лично меня убедил состав публики на спектакле (а вопрос, кто сегодня заполняет залы театров — очень острый): и в фойе, и в зале по соседству со мной живо обсуждали, что им предстоит смотреть «Историю города Глупова» (из школьной программы, потому более-менее знают), изумлялись, ознакомившись с программкой, что время действия — вторая половина XIX в. Дама, сидевшая рядом со мной и, очевидно, приведшая сына-подростка в солидный театр «на классику», мучительно боролась со сном и, наконец, уснула, то и дело подталкиваемая смущённым отроком. Может быть, конечно, это мне так «повезло» с окружением, но после спектакля, идя в толпе к метро, услышала и «я в непонятках», и, чаще, просто — «интересно, только непонятно». Что ж, верно: спектакль можно принять или не принять, и тем более о нём спорить, но скорее всё же — тем, кто читал первоисточник, т. е. зрителю читающему в принципе и читавшему Щедрина в частности. И сегодня, когда «человек читающий» почти оттеснён «человеком считающим», а в театр, увы, нередко ходят ради моды, отдыха, развлечения престижного, постановка любого, в общем-то, произведения Салтыкова-Щедрина, полузабытого мудрого, зоркого очевидца-летописца и гениального провидца, вопреки моде и порабощению театра-шоу не может не стать событием. И даже в известной мере — вызовом усреднённым стандартам, ориентированным на «чего изволите?».

Сцена из спектакля «Современная идиллия». Фото: www.russianlook.com

Эпиграф к «Современной идиллии» взят автором из В. А. Жуковского: «Спите! Бог не спит за вас!». Он же, явленный над сценой, стал и эпиграфом к спектаклю. Хотя у «сатирического старца», как называл Щедрина Достоевский (а на фото у него действительно лик старца-мученика), что ни фраза — то афоризм-эпиграф, фантастически остроумный и пугающе актуальный (как, впрочем, и всё его творчество). «Если я усну и проснусь через 100 лет и меня спросят, что сейчас происходит в России, я отвечу: пьют и воруют». Или же: «Для того, чтобы воровать с успехом… жадность в особенности необходима, потому что за малую кражу можно попасть под суд»…

Он любил Россию, по признанию «до боли сердечной», не мыслил себя где-либо на земле, кроме России — «у нас лучше, потому что больней». В спектакле, по-моему, не хватает как раз вот этой щедринской боли сердечной, и ещё — его гнева, желчи, ярости, остроты обличения наотмашь.

«Открыто презирать умел только Салтыков», — писал после его смерти Чехов. Но театр, похоже, на такое и не замахивался, «замахнувшись» на Щедрина, которого ценили Ленин и Сталин за «втык царизму», а царизм в лице цензуры и полиции клял, урезал целыми главами, запрещал и ссылал (в Вятку на 8 лет) — за «возмутительное дерзкое глумление над строем», «осмеяние» общественного, государственного и экономического порядка и представление высшего начальства в самом безобразном свете как идиотов». Трёхчасовое действо виртуозно сценически оформлено Марией Митрофановой и безукоризненно разыграно актёрской командой, в основном молодой, мужской (Михаил Крылов, Фёдор Малышев, Дмитрий Захаров — так и хочется назвать всех), но пикантно и ярко «приправленной» красавицей Моникой Санторо
— содержанкой Фаинушкой с её «отвратительной прелестью». И кажутся необязательными «ледовое шоу», где герои ловко рассекают лёд на коньках, и «саундтрек» из репертуара «Аукцыона» («Хочется, хочется чёрную смелую женщину»), хотя, конечно, развлекают публику, которая в основном сидит, притихнув в некотором недоумении, но тут — радостно хохочет, как и над упоминанием о припасённом героем, собравшемся «годить», к ночному застолью куске ветчины (выпить и закусить — как ещё доказать свою благонамеренность?). Хотя эстетика яркой, подчёркнутой театральности, шоу в духе «фантастического реализма» заявлена с самых первых сцен «Кашинского суда» с Премудрым Пискарём, Лягушкой и Щукой в прямо-таки тюзовских костюмах, воплощена и в ходульных «гороховых пальто» без лиц, подкреплена впечатляющими сценическими эффектами. 

Сцена из спектакля «Современная идиллия». Фото: www.russianlook.com

Да, спектакль этот не стал символом рождения политического, сатирического театра. Он убедительно демонстрирует свойственный театру Фоменко и его школе высокий класс актёрства, культуру, верность классике, изобретательность режиссуры и сценографии. Он подтверждает — русский театр, репертуарный, актёрский, ведомый мощной режиссерской рукой, жив и являет собой достоинство, несуетность, мастерство. Он возвращает нам гений Салтыкова-Щедрина тогда, когда лишь театралы не первой молодости помнят «Балалайкина и Кº» 1973 г. в «Современнике» в постановке

Г. А. Товстоногова (пьеса С. Михалкова по «Современной идиллии»), «Господ Головлёвых» Льва Додина во МХАТе с великим Смоктуновским в роли Иудушки, а театралы помоложе знают разве что «Господ Головлёвых», уже в МХТ, К. Серебренникова с Е. Мироновым. Щедрин говорил: «Были, значит, слова — ну, совесть, Отечество, человечество… Надо же напомнить!». Спектакль «Мастерской», пусть и в спорной форме, — напоминает. Что ж, как писал поэт, «за попытку — спасибо!».

Проверка на стыд: «Современная идиллия» в Мастерской Петра Фоменко

На сцене Мастерской Петра Фоменко состоялась премьера спектакля «Современная идиллия» по произведениям Салтыкова-Щедрина. Мы посмотрели гротескную постановку о конформизме и сделке с совестью на фоне абсурдного существования

Не секрет, что сатирическая проза Салтыкова-Щедрина жизнерадостностью не отличается. Удивительно, что при таком уровне иносказательной социальной критики к произведениям этого писателя российские театр и кинематограф, критике этой, прямо скажем, не чуждые, обращаются довольно редко. Мастерская Петра Фоменко решила вспомнить классика: Евгений Каменькович поставил здесь спектакль «Современная идиллия», синтезированный из нескольких произведений Салтыкова-Щедрина.

Сместив ракурс с довольно прямолинейных уколов Щедрина в адрес социального устройства Руси на вселенную общих смыслов.

Открывается спектакль сценкой по хрестоматийной сказке «Премудрый пискарь», в которой чиновник вершит правосудие над рыбой, решившей сменить ареал обитания. Абсурдистское действо творится в инфернальных декорациях: полумрак, плеск воды, рыболовные сети, подсвеченные зеленоватым (таким же обычно «сияют» голливудские зомби или мутанты). Персонажи гротескны: слишком высоки, длинны, чудны. На сцену они не выходят, а выползают, ковыляют, вышагивают, представляя из себя жутковатую живописную группу в босховом духе. Завершается процесс нелепого суда («туда-суда»), пискарь благополучно умирает. Вдруг выясняется, что это не на самом деле, а как бы спектакль в спектакле. И начинается другой процесс, куда более реалистичный, без говорящих жаб и поющих щук, но не менее абсурдный по сути. Тяжба между человеком и совестью.

Два героя, два, в общем-то, веселых друга-либерала решают традиционную русскую дилемму: как надо жить? Типичные представители пассивной, не декабристской «крамолы», поначалу они ничего не делают, искореняют привычку задаваться вопросами (в жанре «откуда есть пошла та ветчина, что мы едим?»), существуют в исподнем и халатах или, по совету таинственного, «того самого» Молчалина, годят (от слова «погоди»).

Затем парадигма меняется. Вдруг наши герои становятся кирпичиком в бастионах местной бюрократии, балансирующей между повелениями абстрактной высшей власти и прихотями конкретного богатея-купца. Они — на одной ноге с квартальным надзирателем и прилагающимися к нему мелкими сошками госмашины. Они берутся устроить незаконную свадьбу содержанки купца Парамонова. В общем, всячески пытаются жить по правилам, гарантирующим спокойствие и комфорт.

Казалось бы, вот вам, пожалуйста, и соцкритика. Персонажи в общем выпуклы и считываемы. Вот олигарх. Вот рублевская приживалка. Вот туповато исполнительный чиновник. Вот городской сумасшедший. Но в спектакле Каменьковича она — пунктир сюжетной канвы, не обух, а тонкая шпилька. Главное — метафизика, которую режиссер вычленяет из хитросплетенного сюжета. То и дело появляются загадочные персонажи вроде пугающего Горохового Пальто (как бы призрак гоголевской шинели, из которой, как известно, у нас вышло все и вся) или «того самого» Молчалина (аллюзия понятна) с его абсурдистскими советами и ремарками, Статистик, чем-то напоминающий Пуговичника в «Пере Гюнте» Генрика Ибсена. Венчает сонм потустороннего Страх, то и дело сияющий героям из не очень прекрасного далека и, очевидно, руководящий их поступками. Идиллия оборачивается попыткой от этого Страха сбежать. Ведь только тогда — свобода и скромная, но жизненно важная возможность остаться самим собой.

Присоединяйся офлайн к аудиовизуальной инсталляции «Портрет поколения» по случаю 10-летия BURO. — получи иммерсивный опыт.

Купить билет

Евгений Каменькович ставит в «Мастерской Фоменко» «Доктора Живаго»

Премьера спектакля художественного руководителя «Мастерской Петра Фоменко» Евгения Каменьковича «Доктор Живаго» по одноимённому роману Бориса Пастернака пройдёт 21 февраля.

Спектакль Каменьковича по роману «Доктор Живаго» в планах сезона фигурировал под рабочим названием «Игра в людей». В итоге эти слова ушли в жанровое определение — оно звучит так: «„игра в людей“ по мотивам одноимённого романа Бориса Пастернака в 3-х частях, состоящая из прозы, стихов и всякой всячины, внушённая сознанием, что половина людей перестала быть собой и неизвестно что разыгрывает». Напомним, эта формулировка взята из романа — так характеризует автор «мрачный дневник или журнал тех дней», который вёл Юрий Живаго, озаглавив его «Игра в людей».

«Доктор Живаго» — возвращение Евгения Каменьковича к большой во всех смыслах и сложной, «несценичной» прозе. Напомним, только в «Мастерской Петра Фоменко» он создал театральные версии «Улисса» Джойса, «Дара» Набокова, «Современной идиллии» Салтыкова-Щедрина (причём в собственной инсценировке, а не на основе пьесы Сергея Михалкова «Балалайкин и К°», известной по спектаклю Георгия Товстоногова в «Современнике»). Помимо этих масштабных и многофигурных работ большой формы, опытом театрального освоения «несценичной» прозы стал спектакль «Самое важное» по роману Михаила Шишкина «Венерин волос» — в этом случае многочисленных персонажей играли восемь актёров в камерном пространстве, а женский ансамбль «Самого важного» был отмечен специальной премией «Золотой Маски». Однако в последние несколько сезонов Каменькович ставил в «Мастерской» только пьесы — так в репертуар театра вошли «Lёгкое Dыхание» Петра Гладилина (2018), «Король Лир» Шекспира (2019), «Седьмой подвиг Геракла» Михаила Рощина (2020), а также появился zoom-спектакль «Выбрать троих» по пьесе Дмитрия Данилова (2020).

Как и у всех вышеперечисленных «прозаических» спектаклей, у «Доктора Живаго» будет немалая продолжительность — около пяти часов. Кроме того, как и большинство из них, он будет «многофигурным» спектаклем большой формы — в «Живаго» занято почти два десятка артистов, которые играют около сорока ролей разного масштаба. Заглавную роль сыграет Иван Вакуленко, а Лару — дебютантка «Мастерской», окончившая в 2020 режиссёрский факультет ГИТИСа (мастерская Леонида Хейфеца) Ольга Бодрова. В основных ролях заняты артисты всех поколений «Мастерской»: Карэн Бадалов, Юрий Титов, Полина Кутепова, Екатерина Смирнова, Дарья Коныжева, Никита Тюнин, Иван Верховых, Рифат Аляутдинов, Александр Моровов, Вениамин Краснянский, Владимир Свирский, Елизавета Бурмакова.

В официальном релизе спектакля театр подчёркивает важность двух взаимосвязанных у Пастернака смысловых линий — евангельского мотива и темы таланта, творчества как возможности парадоксального «довоплощения» человека. При этом создатели поясняют, что одной из ключевых художественных задач была попытка осуществить «сложнейший опыт перенесения жизни как самоценности, заявленной в романе, на подмостки для зрителя ХХI века; „игры в людей“ — в игру людей».

Примечательно, что создатели спектакля видят в «Живаго» и возможность рефлексии на тему театра. Для этого стихи Живаго, которые в структуре романа — «послесловие» к прозе, в том числе и к прозе жизни, «встроены» в основное действие. «Театр перемонтировал прозу и стихи, смешав историю с поэзией. Каждый эпизод жизни оттеняется светом вечности — „ибо прошлое прошло“, — говорится в релизе. — Человек, сокрушённый историей, низведённый по социальной лестнице до дворницкой, сохранил себя в стихосложении — „присутствием искусства“ в поэтическом осмыслении жизни. А „искусство всегда занято двумя вещами. Оно неотступно размышляет о смерти и неотступно творит этим жизнь…“».

Общий замысел и отношение к «Доктору Живаго» в контексте сегодняшнего дня создатели формулируют так: «Почему театр обращается к этому роману сегодня? Он кажется нам как никогда современным. Ведь истории вроде бы никто не делает, её не видно, как нельзя увидеть, как трава растёт. Но в переломные времена с каждым случается „по две революции, одна своя, личная, а другая общая“. Когда всё бытовое опрокинуто и разрушено, когда кончаются „законы человеческой цивилизации“ — не человек служит эпохе, а эпоха развёртывается так, чтобы человек осуществил себя с наибольшей яркостью и свободой. Живаго — словно бы создан для того, чтобы воспринимать эпоху, нисколько в неё не вмешиваясь. Но жизнь, понятая и прожитая героем как служение, как горение („Свеча горела“ — ещё один вариант названия романа) — созвучна служению театральному:

Жизнь ведь тоже только миг,
Только растворенье
Нас самих во всех других,
Как бы им в даренье».

Вместе с Евгением Каменьковичем над спектаклем работают художник по костюмам Олеся Скарына, художник по свету Владислав Фролов, балетмейстер Рамуне Ходоркайте и автор музыкального оформления Герман Бескедов.

Спектакль «Египетские ночи» — отзывы зрителей

Все отзывы • 60 Excellent • 41 Very good • 8 Good • 6 Normal • 2 Bad • 1 Without rate • 2

15 february 2021

Прекрасный спектакль! Театр Фоменко, как всегда, на высоте!

29 january 2021

Замечательный спектакль, прекрасный режиссёр, спасибо, что сохранили этот шедевр, отличная, игра актёров.

28 january 2021

Чудесный, лёгкий, красочный, немного хулиганский,легендарный спектакль Мастера! Очень люблю.

17 december 2020

Мне было скучно. Костюмы хорошо, актеры хорошо, но в сумме не зажгли.

20 november 2020

Театр как всегда оправдал все ожидание. Профессионалы театрального искусства

25 october 2020

Не ожидала, что будет так эротично сексуально, очень понравилось)

11 march 2020

Спектакль не зацепил, хотя Кутепова хороша. Тяжело 2 ч. без антракта.

Анонимный отзыв

14 february 2020

Очень затянуто и откровенно скучно. Очень жаль, вспоминала изумительную игру Юрского в Маленьких трагедиях. Но увы и ах.

Анонимный отзыв

14 february 2020

С большим удовольствием посетили этот спектакль. Короткий, без антракта. Море позитива, хороший юмор, чудесная игра актеров. И опять же, Пушкин!

14 february 2020

13.02.2020 посмотрела спектакль «Египетские ночи» в театре «Мастерская Петра Фоменко».Атерский состав просто знаменитейший, костюмы шикарные,два часа пролетели вообще незаметно.
Впечатление от спектакля просто потрЯсное.Всем участникам-огромное спасибо!Хожу в театры очень часто,а вот к ним попала впервые,и теперь буду их постоянным зрителем.
Театр очень гостеприимный,все обустроено с заботой об удобстве для зрителей.
Рекомендую всем посмотреть данный спектакль,нисколько не пожалеете о потраченном времени!

14 february 2020

Изумительный спектакль! Изящный, сделанный на прекрасной литературной основе, в фирменном фоменковском стиле, легкий, юморной. Актерский состав великолепный, все фоменковские звездв

06 february 2020

Спектакль средний.
Актеры играют замечательно, красивые декорации, а сюжет меня не зацепил.
Возможно, было не то настроение.

03 february 2020

Довольно сильный спектакль, практически без «осовремениваний» и «злободневных» пошлостей, в духе мастера П. Фоменко. Рекомендую любителям классического театра.

28 january 2020

Как всегда прекрасно!Любим этот театр!

27 january 2020

Супер!!!! Как и все у Фоменков.

09 january 2020

Очень хорошо, как многое у Фоменок.

04 january 2020

Очень заумно , мне показалось , от того и не очень.

27 november 2019

Симпатично, но не идеально…

16 november 2019

Умно, тонко, красиво)

08 november 2019

Мне было скучно на спектакле. Такая зарисовка на тему. Тема на которой обыгрывали превратности любви, Клеопатра и любовники, меня никак не зацепила. Ради справедливости надо заметить, что актриса Кутепова прекрасна, но в целом, я бы лучше вечер посвятила, чему то другому. Ощущение — зря сходила.

Театр Мастерская Петра Фоменко: Современная идиллия

Фантасмагория в 11 действиях с прологом, антрактом и послесловием. По мотивам одноименного романа. 2015 — Год литературы в России Опус № 50, хронометраж 3 ч 10 м, премьера 19 февраля 2015 г.
Стоимость билетов 100—2500 руб.

  • Автор — Михаил Салтыков-Щедрин
  • Режиссер и адаптация текста — Евгений Каменькович
  • Сценография — Мария Митрофанова
  • Эскиз костюма — Евгения Панфилова
  • Светодизайн — Владислав Фролов
  • Музыкальное оформление — Сергей Зверев
  • Тренер по танцам — Рамуне Ходоркайте
  • Редактор — Мария Козяр
  • Режиссер-постановщик — Ольга Лопач
«Спи! Бог не спит для вас!» – Василий Жуковский.

В этой пьесе исследуется феномен зарождения Страха, как он возникает из случайного слова, неопределенного жеста руки – «шел, махнул рукой вот так, и ничего не сказал». Персонажи лелеют свои страхи, развивая и «подкармливая» их. Они способны совершать самые постыдные и ужасные поступки из-за Страха и Стыда, обладающих способностью внезапно ослеплять глаза. Гонимые паникой опозорения – нырнут на дно гниющих зловонных болот.Очистив свои головы и дома до холодной, сиротской пустоты, они скосят глаза и нырнут в самую глубокую, самую темную нелепость – в стоячие воды подхалимства. Но после того, как они достигнут дна, они оттолкнутся и снова поднимутся. Они растворятся в морозном тумане. Они и их Позор, рука об руку, убегут — по железной дороге, на пароходе, пешком, любой дорогой, они направятся в свою самую глубокую, внутреннюю Монголию, в какую-нибудь Богом забытую деревню, на край света. . Эти «донные рыбы» настолько малы и незначительны, что могут проскользнуть сквозь дыры в старых рыболовных сетях. «Я боюсь умереть и не хочу умирать; Я буду жуком-древоточцем в задней ножке стула, в самой дальней комнате, чтобы эти волны проходили мимо меня», — написал Дмитрий Озёрский. В этой постановке использованы многие стихи Озёрского на музыку Леонида Федорова из группы «Аукцион». Эти тексты, написанные в конце 20-начале 21 века, созвучны русскому литературному андеграунду 1920-х годов и атмосфере творчества Салтыкова-Щедрина. «Я боюсь умереть и не хочу умирать; но я не против перекрасить свою кожу, чтобы соответствовать.

Неожиданная премьера в Мастерской Фоменко. Художественный руководитель Евгений Каменькович, традиционно делавший ставку на толстые классические тома и поиск ответов на вечные вопросы (вспомните хотя бы его «Улисса» или «Дар» Набокова), неожиданно преподнес зрителям комментарий к последним новостям. Эта постановка напрочь лишена красивости и какой-либо лирики, зато полна отсылок к современности и едких выражений. Это самая неромантичная постановка, которую мы здесь видели.
Наталья Витвицкая, Ваш Досуг

Мастерская П.Фоменко. Обзор производительности. Максим Горький

Горький Максим

Горький Максим

Сцены в уездном городе.

СИМВОЛА:

Черкун Егор Петрович, 32 года, инженер.

Анна Федоровна, 23 года, жена.

Цыганов Сергей Николаевич, 45 лет, инженер.

Богаевская Татьяна Николаевна, 55 лет, домовладелица, дворянка.

Лидия Павловна, 28 лет, племянница.

Редозубов Василий Иванович, 60 лет, городской голова.

Гриша, 20 лет, Катя, 18 лет, его дети.

Притыкин Архип Фомич, до 35 лет, купец, лесопромышленник.

Притыкина Пелагея Ивановна, 45 лет, жена.

Монахов Маврикий Осипович, 40 лет, акцизный инспектор.

Монахова Надежда Поликарповна, 28 лет, жена.

Головастиков Павлин Савельевич, до 60 лет, мещанин.

Дробязгин, 25 лет, служит в казначействе.

Доктор Макаров, 40 лет.

Веселкина, 22 года, дочь почтмейстера.

Корректор, 45 лет.

Ивакин, 50 лет, садовник и пчеловод.

Лукин Степан, 25 лет, студент, племянник.

Муж Данкин, моложе 40 лет, личность неизвестна.

Гогин Матвей, 23 года, деревенский парень.

Стёпа, 20 лет, горничная Черкуни.

Ефим, 40 лет, рабочий Ивакина.

ШАГ ПЕРВЫЙ

Луговой берег реки; за рекой виднеется небольшой уездный городок, ласково окутанный зеленью садов. Перед зрителями сад – яблони, вишни, рябины и липы, несколько ульев, врытый в землю круглый стол, скамейки. Вокруг огорода растрепанный плетень, на кольях торчат валенки, висит старая куртка и красная рубашка. Мимо плетня проходит дорога — от переправы через реку к почтовой станции.В саду направо угол маленького ветхого домика; к нему примыкает крытый сундук — торговля хлебом, баранками, семечками и брагой. С левой стороны плетня — какое-то строение, крытое соломой — за ним уходит огород. Летнее время — полдень, жарко. Где-то дергается коростель, едва слышен заунывный звук флейты. В саду, на кочке под окном, сидит Ивакин, бритый и лысый, с добрым, смешным лицом, и внимательно играет на гитаре. Рядом с ним Павлин, чистый, опрятный старик, в куртке и теплой шапке.На окне стоит красный кувшин с брагой и кружки. Матвей Гогин, молодой деревенский мальчик, сидит на земле у плетня и медленно жует хлеб. С правой стороны, где станция, слышится ленивый и больной женский голос: «Ефим…» Тишина. Слева по дороге стоит муж Данкина, мужчина неопределенного возраста, оборванный и робкий. Опять крик: «Ефим!..»

Ивакин. Ефим… Эй!

Ефим (идет вдоль плетня в саду). Я слышу… (к Мэтью) Почему ты здесь?

Мэтью. Ничего… вот — сижу…

(Третий раз, уже раздраженные, звонят: «Ефим!»)

Ивакин. Ефим! Что ты, брат мой…

Ефим. А теперь… (Матфею) Уходи! ..

(Снимает рубашку с плетня, муж Данкина кашляет и кланяется ему.) А… появился! Что ты хочешь?

Данкин муж. Еду из монастыря, Ефим Митрич…

Ефим (идет). Выгнали? О, паразиты… блин!

Ивакин (Ефиму). А ты, брат, иди, когда позовут…

(Павлину.) Старик любит командовать…

Павлин. Каждый человек хочет этого.

Ивакин. А люди против… люди не хотят, чтобы на них зря кричали… да…

Павлин. Что бы ты ни делал, одобрения от людей не заслужишь… Однако строгость нужна всем.

Ивакин. Один и тот же вальс можно сыграть по-разному — вот как.(Играет.)

Данкин муж. Боже мой! Человек проклял все видимое и невидимое: но за что?

Мэтью. Горячий.

Данкин муж. И мне жарко, но я терплю молча: Просто — человек, хоть сколько-нибудь сытый, уже считает себя вышестоящим: Хлеб-соль!

Мэтью. Съешь мою…

Данкин муж. Деревенский? В деревнях хорошо пекут хлеб.

Мэтью. Когда есть мука — ничего, могут испечь… А это — купила у Ивакина…

Данкин муж. Рассказывать! Пахнет, правда, деревенским… Дай-ка откусить… на вкус.

Мэтью. Немного сам. ..

(Муж Данкин, вздыхая, шевелит губами.)

Ивакин. Здесь… вы можете играть еще медленнее.

Павлин. Скажите, это называется «Вальс безумного священника»?

Ивакин. Точно…

Павлин. Почему так? Чувствую в этом какой-то соблазн и как бы неуважение к духовному достоинству…

Ивакин.Ну иди умничка! Какой ты придира, Павлин!

Павлин. Напрасно так осуждаешь, ибо всем известно, что скелет души моей смирение… да только ум мой беспокойный…

Ивакин. Ты не победишь себя, брат мой: вот что!

Павлин. Ибо я больше всего любил истину: на гонения не ропщу и, будучи тверд в намерениях, ничего не желаю, кроме правды.

Ивакин. Что вы хотите? Есть дом, есть деньги… (Слева раздаются голоса, Ивакин смотрит.) Почтмейстерская дочка идет… где это?

Павлин. Flip-tail… Девушка пагубного поведения…

(Идут Дробязгин и Веселкина.)

Веселкин. Говорю вам: она была замужем за инженером.

Дробязгин. Мария Ивановна! Почему вы так не доверяете фактам?

Веселкин. Я верю только в то, что знаю…

ДРОБЯЗГИН (почти в отчаянии). Но этот пессимизм совершенно не сочетается с твоей внешностью! Поверьте, муж Лидии Павловны был директором лакричной фабрики, и она от него не ушла, а он просто умер, подавившись рыбьей костью…

Веселкин. Она ушла от него, говорю вам!

Дробязгин. Мария Ивановна! В Казначействе все знают…

Веселкин. Наша почта знает больше вас. Он украл деньги и сейчас под судом… и она сама замешана в этом деле, да-с!

Дробязгин. Лидия Павловна? Мария Ивановна! Сама Татьяна Николаевна…

Веселкин. А за то, что вы спорите, вы должны меня угостить брагой:

(Ивакин встает и идет за угол дома.Павлин берет оставленную гитару, заглядывает внутрь, трогает струны.)

Дробязгин. Пожалуйста! И все же она вдова!

Веселкин. Да? Ну… увидишь…

(Они идут направо.)

Муж Данкин (тихо). Слушай… дай мне кусочек, Христа ради!

Мэтью. Почему ты просто не сказал об этом, идиот? Вы спросите отведать… пробуют ли они хлеб?

(В саду появляется Ивакин, ставит на стол кувшин с брагой, два стакана и смотрит вдаль.)

Данкин муж. Смущало просто что-то… спасибо!

Ивакин. Павлин! Город — это… красота! Как яичница на сковороде… да?

Павлин. Если построят железную дорогу, то все испортят…

Ивакин. Что испортит? Каркай!

Павлин. Инопланетное вторжение…

(Веселкина и Дробязгин входят в сад, садятся за стол, пьют брагу и разговаривают вполголоса. Ивакин и Павлин уходят за угол.)

Мэтью.Кем ты будешь?

Данкин муж. Торговец… из города…

Мэтью. У вас есть богатые мещане… а вы?

Данкин муж. А я слаб. Жена меня погубила… жена, брат… Сначала ничего не было… жили вместе. Она красивая, живая… да. А потом — скучно, говорит, мне. Она начала пить вино… и я тоже.. .

Мэтью. А вы?

Данкин муж. И я… что ты можешь сделать? Она впала в разврат… Потом я стал ее бить… да. А она — убежала… У меня была дочь… и дочка убежала в пятнадцать лет… (Он замолчал, задумавшись.)

Остроумова Ольга Михайловна — актриса театра и кино, Народная артистка РФ (1993). Родилась 21 сентября 1947 года. Училась в ГИТИСе имени Луначарского (1966–1970). По окончании школы поступила в Московский театр юного зрителя.

В 1973 году Ольга Остроумова ушла из труппы ТЮЗа и перешла в Театр на Малой Бронной, где дебютировала в роли Ани в спектакле «Мой путь» по пьесе Р.Ибрагимбеков. Свой переход в Театр на Малой Бронной Ольга Михайловна объясняет так: «Один из моих учителей, Павел Хомский, ушел из ТЮЗа, Юрий Александрович Завадский пригласил его в Театр Моссовета. С его уходом началась какая-то другая репертуарная политика. А на Бронную меня переманил Андрюша Мартынов, тоже однокурсник и партнер по «Заре». На Бронной главным режиссером был Александр Леонидович Дунаев, упокой господи его душу, он меня очень любил. Хороший человек.Я играл с ним классику: в «Варварах», «Волках и овцах», «Мещанниках» и других спектаклях. И мои партнеры были прекрасны».

Фрагмент статьи Ю.Н. Чирва из сборника «Русский театр и драматургия революции 1905-1907 годов» (1987):

«Революция 1905 года по-новому поставила вопрос о повседневности, о силе повседневности, о еще крепких устоях «темного царства», о гибели которого громко провозглашали символисты.И это, естественно, вызвало к жизни ряд работ, возродивших и переосмысливших эту проблему.

«Варваров» в научной литературе давно и справедливо сравнивают с пьесами Островского, с его «темным царством». Это сопоставление действительно может многое дать для характеристики того образа жизни, который изображен в пьесе Горького. В картине, нарисованной писателем, есть и забавные нелепости, забавные детали, но главное в ней все-таки раскрытие жестокости, надменного произвола одних и молчаливого рабства, забитого подчинения других. Это мир, лишенный духовных интересов, человеческих отношений друг к другу.

Фрагмент статьи «Варвары» пьеса М. Горького» из собрания сочинений А.В. Луначарского, том 2 «Литературная критика. Критика. Эстетика» (1964):

«Над бескрайне раскинувшейся сельской «соломенной Россией» давно выросла местечковая «Россия деревянная». Действительно трудно понять, что делает маленький провинциальный русский городок. Всем в этих городах невыносимо скучно. .

Казалось бы, что может быть интересного в этих несчастных и нехороших людях, скучных, глупых и не для себя губящих измученных людей? Между тем, здесь есть много интересного, даже если взять всех этих провинциальных персонажей, вне зависимости от их столкновения с большой жизнью. Ведь здесь, как и везде, люди жаждут счастья, почета и любви, только не имеют правильного представления о том, что такое блага жизни, какими путями к ним идти.
В центре городского обывателя, в пьесе Горького, стоит шестидесятилетний мэр Редозубов. Это властная домостроительная натура.

Внешне и внутренне он похож на многих королей и правителей. Оденьте Василия Ивановича в широкие пурпурные одежды и сделайте из уездного градоначальника венецианского дожа — был бы, пожалуй, даже замечательный дож. У него много несгибаемой воли, внушительный авторитет, умение править, бездна самомнения; и все это принимало формы одновременно комичные и болезненные.

Как смешна эта Надежда Поликарповна Монахова, которая думает, что герцогини и аристократки всегда носят красное, которая ничего не читает, кроме гадких напыщенных романов, и говорит только о любви, так что местная старушка смущается своей глупостью.Между тем, этот самый реальный образ, вполне возможный в любой глубинке, при любом глубоком отношении к нему, оказывается настолько чистым, возвышенным, даже торжественным, что я не знаю, какой еще образ в драматургии последних лет я мог бы найти. положить рядом.

Железная Россия любит выбивать все, что в ней более-менее ценно. С ее появлением Надежда подорожала, перед ней открылись горизонты. Инженер Цыганов с удовольствием пустил бы его в ход, не пожалел бы, бросив свои тысячи долларов на большой кутеж в Париже с «бабой-магнитом».Блеск столицы мира, богатая и полная приключений жизнь, жаркий воздух той самой светской романтики, о которой так мечтала Надежда, — все это она может взять сейчас, и ничего из этого она не берет и предпочитает даже смерть, потому что ей нужна только любовь, а любви нужен герой.

И она, и другие видели этого героя в богатырской фигуре железной России, в представителе индустриальной энергетики, выходце из народа, инженере-завоевателе — рыжем Черкуне. Этот господин энергично ломает деревянную Россию, он легко опрокидывает и каменные столбы, и духовные устои редозубской культуры.Он опьянен процессом кропотливого труда, процессом разрушения, процессом созидания колоссального железного Молоха.

Если в недрах деревянной России живут «надежды», то не дано героям грядущей эпохи пара и стали их исполнить. М. Горький упоминал и о силах, которые создают рядом с собой Цыгановы и их покровители, о «разрушителях» другого типа, о сознательных разрушителях во имя будущего золотого века, во имя будущего творчества.Но пока это слабые и неуверенные ростки. У студента Лукина всегда на губах недобрая и насмешливая улыбка, и он говорит только с иронией, даже когда «проповедует». Он не очень верит в свои силы и, уговаривая одаренную девушку Катю уйти из Редозубовского дома в большие города, боится обещать ей что-то определенное; единственное, что он ей гарантирует, это то, что «будет хоть чем вспомнить молодость».

Горького можно упрекнуть в том, что в его в целом мрачной картине нет более ярких и определенных фигур, чем Лукин и Катя.Я думаю, однако, что нельзя требовать от каждой драмы, чтобы она была целой маленькой энциклопедией современной общественной жизни. Драматург хорошо поступил, сосредоточив все наше внимание на столкновении деревянной России с железной Россией, на муках этого процесса, на его глубокой общей неудовлетворительности.

Ирина Глущенко

«Варвары» в театре «Мастерская Петра Фоменко»

ГОРЬКИЙ и «фоменки» — парадоксальное сочетание. Изысканная, даже эстетичная труппа, говоря о которой принято употреблять слова «светлая», «очаровательная», «захватывающая» — и драматург, который ассоциируется с идеологией, социальностью, реализмом…

Понятно, что Горькому в трактовке «Мастерской» приходилось приспосабливаться к особой эстетике. И выход был найден: режиссер Евгений Каменькович освободился от ограничений эпохи и стиля. Пьеса написана в 1905 году, Каменькович эстетически и интонационно переносит события в двадцатые годы — это скорее Зощенко, а не Горький.

Ощущение зощенковской стихии возникло и закрепилось с появлением Веселкиной — «девицы пагубного поведения» (ее играет Полина Агуреева ).Буржуазная дама в шляпке, в цветочном платье, с развязными манерами — кажется, сейчас она устроит сцену из-за щетки или примуса. И другие обыватели, жители города Верхополья — умная молодежь, вульгарные старики — одержимы наглым любопытством заглянуть в чужую жизнь, влезть в нее. По обеим сторонам сцены стоят скамейки — резиденты сидят, словно в партере, вооружившись биноклями, чтобы лучше видеть чужие страдания, страсти, любовь.Пройдет пятнадцать лет — и они переедут в знаменитые коммуналки. Почему бы нет?

То, что спектакль будет современным, стало понятно уже при созерцании условных, прозрачных декораций — вот вывеска с надписью «Почта», вот кресло-качалка, вот люстра в стиле модерн.

Внешний вид столичных инженеров эффектен. Когда решительно входят трое в черном — Цыганов ( Рустем Юскаев ) в тройке и сверкающих ботинках, и Студент ( Кирилл Пирогов ) и Черкун ( Сергей Тарамаев ) — все в черной коже, почти рокеры, понимаешь, что это уже не двадцатые, а, может быть, шестидесятые.Они пришли из другого мира, чтобы расшевелить этот. В итоге все оказалось раздавлено, сожжено, убито.

Многие отмечают некоторую усталость «фомэна», которая вдруг дала неожиданные результаты. В игре сестер Кутеповых было много драмы. В этом спектакле им выпало быть соперниками. Полина играет жену Черкуна, жалкую, взбалмошную Анну; Ксения — аристократка Лидия Павловна, в которую влюбится Черкун. Анна суетлива, глупа; Лидия умная, жесткая, строгая.В первой сцене она почти без макияжа, в амазонке, с зачесанными назад волосами, а Анна, изображающая из себя художницу, предстанет с мольбертом, в живописной кофточке и чепчике с торчащими из-под локонов. Но постепенно меняется и внешний вид, и поведение обеих женщин. Если Лидия Павловна по мере развития ее отношений с Черкуном выглядит все более женственной, волнующей, то Анна, наоборот, как бы иссякает, наполняется бессильным, мучительным страданием.

Галина Тюнина играет привычно — худая, надломленная, романтичная.Она немного сумасшедшая, с книгой не расстается, ее мечты о любви болезненны. Но ее рисунок неожиданный для роли Монаховой, которая традиционно играет сильную, роковую женщину.

Из успехов младших «фомен» — Ольга Левитина в роли Притыкиной. Нелепая, тупо накрашенная и напудренная, она ходит в дурацких шляпах, на высоких каблуках, как-то униженная и тупо надевая носки. Ей приходится выглядеть моложе — у нее молодой муж, которого она «обожает и боится», почти как мадам Грицацуева.И вдруг — в возрасте, без макияжа, с непокрытыми волосами — муж ей изменяет, называет старой ведьмой, угрожает выгнать вон. Куда делись фальшивые интонации, искусственная житейская нежность? Перед нами глаза женщины средних лет, напуганной до смерти.

Остальные актеры играют свои маски — ну узнаваемые, колоритные. Сергей Тарамаев — премьер бывшей «команды Женовача», актер, близкий по школе к «Фоменком» — находится в другой весовой категории.Его присутствие придает ансамблю почти неземную материальность. Это, пожалуй, самый «горьковский» персонаж. Мужская привлекательность этого актера сильна – он так бросается на Монахову, что юные зрительницы вздрагивают. И когда Монахова-Тюнина говорит, что так ее еще никто не целовал, можно поверить. Тарамаевский Черкун проходит печальную эволюцию: от романтичного красавца, озлобленного, сильного, страдающего, к сломленному, потерянному человеку. Он начал свое пребывание в городе с войны против градоначальника Редозубова (его играет Тагир Рахимов ), но в финале разбит, уничтожен, раздавлен так же, как и его враг.

Спектакль интересен по интонации, стилю, ритму, но у режиссера недостаточно четко выстроены отношения с пространством и временем, а в таком произведении это должно быть безупречно. Зал в новом Фоменковском театре маленький, сцена вытянутая и узкая. Если вы сидите в первом ряду, то трудно увидеть, что происходит на противоположном конце. Мизансцены не помогают преодолеть эту объективную трудность. Очень часто режиссер пытается организовать на сцене параллельное действие, но пока на одном фланге что-то развивается, на другом просто ждут, и это «оптически» вытягивает спектакль, наполняет его пустотой.

После антракта на сцене происходят перемены — в глубине сцены открываются две двери, за которыми идет какая-то жизнь — играют в бильярд, гуляют, пьют, может танцуют, играет музыка. Но беда в том, что это видят только те зрители, которые сидят строго по центру. Понятно, что Каменькович хотел как-то обогатить пространство, создав подобие второго плана, но этот прием можно назвать работающим лишь отчасти: сложно почувствовать связь между действием на сцене и в дальних залах, когда начинаешь не видишь, что там происходит.

Композиция спектакля многофигурная, но постановщик не справился с большим количеством людей на сцене; многие отношения просто не строятся, не всегда сводят концы с концами. Откровенно драматические или мелодраматические сцены соседствуют с гротескными и наивно-психологическими. Эти различия забавны, но они размывают цельность впечатления.

Спектакль идет четыре часа, и действие местами расплывается — экспозиция растянута, кульминация растянута, а финал просто размыт.Самоубийство Монаховой и фраза ее несчастного мужа «Они убили человека» не в состоянии завершить этот пестрый поступок.

Удивительно, но перспективу спектакля поддерживают костюмы Ольги Кулагиной. Наряд, особенно женский, меняется вместе с настроением, и, пожалуй, это один из редких случаев в театре, когда именно они создают атмосферу. Если в сцене «Кружится город Верхополье» общий тон — жемчужно-серый, в сцене «Пир Бельтазара» — терракотовый, то в последней — «Все как в романе» — персиково-алый.И это красиво. Но хотя наряжаясь, как это часто бывает у Каменкович, они притворяются задумчивыми, но на самом деле ничего, кроме «услаждения глазу», за ними не сыскать.

В спектакле два антракта.

Продолжительность выступления — 2 часа 50 минут

Из истории:

Максим Горький — русский классик ХХ века. Пьеса «Варвары» была опубликована им в 1906 году и была задумана как сатира на общество, в действительности — созвучная современности.Удивительно, но почти ничего не изменилось за столетие. Горький долго работал над произведением, над идеалом своего текста: в его архиве сохранились два рукописных черновых издания с огромным количеством правок, а также машинописный экземпляр с авторскими правками на полях.

Сюжет:

Обычная жизнь провинциального городка Верхополья нарушается приездом строителей железной дороги — Черкуна и Цыганова. Этим очень недоволен Редозубов — городской голова, постепенно теряющий патриархальную власть в городе.Равнодушие к человеческой жизни, нравственная деградация, пьянство и гулянья — кажется, инженеры пришли не созидать, а разрушать. На сцене с появлением «цивилизованных варваров» разворачиваются любовные полигоны, счастье и ненависть, дружба и предательство, обман и борьба за правду.

О спектакле:

Это масштабная, сложная, глубоко психологическая постановка народной артистки России Веры Андреевны Ефремовой, где задействована практически вся актерская труппа Тверского академического театра драмы.

На глазах у зрителя решаются судьбы, а сюжет раз за разом принимает неожиданный поворот, заставляя узнавать в героях пьесы современное общество. Удивительно, насколько пьеса актуальна для наших дней!

Работал на шоу

Постановка народного артиста России В. А. Ефремова

Помощники директора —

Народный артист России А.А. Чуйкова,

Народный артист России К.Г. Юченков

Художник-постановщик —

Заслуженный артист России А.Иванов Г.

Художник по костюмам — И.В. Подосенкова

Музыкальное оформление Г.В. Семенова

Художник по свету — Заслуженный работник культуры России М.В. Семенов

В спектакле участвуют:

ЧЕРКУНЬ ЕГОР ПЕТРОВИЧ, ИНЖЕНЕР — арт. Кузьмин Тарас Николаевич

АННА ФЕДОРОВНА, ЕГО ЖЕНА — арт. Панкова Анжелика Александровна

ЦЫГАНОВ СЕРГЕЙ НИКОЛАЕВИЧ, ИНЖЕНЕР — Нар. ст.Юченков Константин Глебович

БОГАЕВСКАЯ ТАТЬЯНА НИКОЛАЕВНА, ДОМОВЛАДЕЛЕЦ, ДВОРЯНКА —

ЛИДИЯ ПАВЛОВНА, ЕЕ племянница — арт.Плавинская Дарья Алексеевна

РЕДОЗУБОВ ВАСИЛИЙ ИВАНОВИЧ, ГОРОДСКОЙ ГЛАВА — Нар. Изобразительное искусство. Брусин Леонид Аркадьевич

ПРИТЫКИН АРХИП ФОМИЧ, Купец, Лесопромышленник — Заслуженный. Изобразительное искусство. Журавлев Андрей Евгеньевич

ПРИТЫКИНА ПЕЛАГЕЯ ИВАНОВНА, ЕГО ЖЕНА —

МОНХОВ МАВРИКИЙ ОСИПОВИЧ, АКЦИЗНЫЙ СТАРЩИК — Заслуга. Изобразительное искусство. Пономарев Георгий Николаевич

МОНАХОВА НАДЕЖДА ПОЛИКАРПОВНА, ЕГО ЖЕНА — арт. Бедарева Юлия Викторовна

ГОЛОВАСТИКОВ ПАВЛИН САВЕЛЬЕВИЧ, мещанин — заслуга.Изобразительное искусство. Грибков Вячеслав Александрович

ДРОБЯЗГИН, СЛУЖИТ В КАЗНАЧЕЙСТВЕ — арт. Майский Алексей Николаевич

ВЕСЕЛКИНА, ДОЧЬ ПОЧТОВОГО МАСТЕРА — арт.

М. Горького. «Варвары». Пермский драматический театр.
Режиссер Борис Мильгрэм, художник Игорь Капитанов

Да, дорогой читатель, прошло сто лет с тех пор, как молодой, но уже признанный и даже модный М. Горький написал «Варваров», пьесу одновременно реалистическую и философскую. Где неспешный и подробный рассказ из будней провинциального русского городка становится основой и способом постановки мировоззренческих проблем туго завязанных в узел.И — что примечательно — проблемы не социально-политические, чего логично было бы ожидать от автора написанных тогда «Матерей» и «Врагов», а культурно-философские, философско-антропологические и этические. То есть нестареющие, непреходящие в принципе. Помимо всего прочего, «Варвары» написаны мастерски — точно и ярко. Что еще нужно для того, чтобы столетний текст оставался живым и привлекательным для театра и публики?

Для Бориса Мильгрэма «Варвары» не репертуарная случайность.По его словам, на протяжении многих лет он духовно общался с пьесой, размышлял и колдовал над ее многослойным смыслом. Беседовать с ним о «Варварах» безумно интересно — настолько глубоко и своеобразно прочувствована и осмыслена Милгрэмом каждая точка художественного пространства, каждый характер и сюжетный поворот горьковской пьесы.

Результат творчества Милгрэма с (о) «Варварами» кажется мне гораздо менее бесспорным. Но, опять же, с моей точки зрения, он очень интересен как своими достижениями, так и поражениями.Во всяком случае, через два месяца после моего первого (и, увы, единственного) знакомства со спектаклем он сидит в памяти и заставляет задуматься о себе. А это, видите ли, что-то значит.

Один из главных героев «Варваров» Егор Черкун так отзывается о внешне благополучной, «пасторальной», по его определению, действительности маленьких провинциальных городков: «Очень хочется растрепать эту идиллию». Конечно, художественный мир «Варваров» далек от идиллии. То, что в нем происходит, — это драма с элементами комедии, и история заканчивается трагически.И тем не менее сам текст Горького, его насквозь неторопливое, «объективное» эпическое письмо, неравнодушное к сюжетным и психологическим подробностям, несет в себе основательность, устойчивость и стройность мировоззрения (темпо-ритма, композиции, самого слова), присущие реалистический эпос.

Мильграму, в свете опыта ХХ века, своими «тяжелыми», болезненными ответами на вопросы, поставленные Горьким, нужно было «расстроить» эпическую гармонию формы, лишить ее и создаваемый ею мир даже внешних черт порядочности и самоуважения.«Нет уюта, нет покоя» — это его мировоззрение, порождающее особый язык спектакля, ключевые для него постановочные «ходы» — приемы.

Первый — сценографический. Мир спектакля маленький, тесный, зажатый между сидящими по обеим сторонам сцены зрителями (поэтому он откровенно условный, я даже скажу экспериментальный). Справа и слева от сцены Игорь Капитанов соорудил трехъярусные конструкции, обшитые грубыми досками, а между ними (и под) устроил настил из таких же досок.Персонажи, расположенные на всех этих (фактически четырех) ярусах, с одной стороны, существуют в тесном и «грубом» пространстве, а с другой — действуют и общаются, разделенные по горизонтали и вертикали. Таким образом, важный для общей атмосферы спектакля образ бытия не только хаотичен и разрознен, но и формален, механистичен, безжизнен, заведомо ограничивает психологические, «психические» ресурсы отдельных персонажей, исполнителей и всего художественного целого. . В конце первой части на наших глазах рабочие демонтируют настил, обнажая пол, изборожденный рейками.Эта метафора строящейся железной дороги, с которой Черкун связывает свои надежды на разрушение ненавистной ему «деревянной жизни», на цивилизационный прогресс и лучшую жизнь, кажется простой в своей очевидности. Но это необходимо и оправдано. Отсюда рождается другая, принципиально важная для замысла спектакля — горько-ироническая метафора, символ «цивилизации в русском стиле»: герои будут без конца спотыкаться о перила (и друг друга) и таскать стулья и стол с над ними бутылки, напиваясь, погружаясь в хаос и абсурд бесцельного, бессмысленного существования и приближая трагическую развязку.

Не могу не упомянуть те моменты сценографии, которые снижают художественную силу и убедительность «Варваров» Милгрэма. Во второй части деревянная обшивка вертикальных конструкций заменена брезентом — смысл этой метаморфозы, на мой взгляд, сомнителен, зрителю не понятен и не обязателен, тем более что канвас в очередной раз превращается в доски так что в финале могли разом рухнуть, иллюстрируя очевидное по-школьному.А элементы бытовой обстановки (мебель и др.), появляющиеся в финальном фрагменте, кажутся чуждыми общему решению: «проживая» его, они ломают биполярную динамическую композицию и остро-игровой способ существования произведения. актеры.

Спектакль начинается с беспорядочно-диссонирующего «хора» будущих исполнителей, который затем несколько раз «вклинивается» в действие — то с русскими распевами и распевами, сумбурными и радостными, то (в конце первой части) с торжественный и грозный григорианский хорал.Во второй части печальный кларнет за кулисами словно подхватывает дирижерскую палочку и играет заунывную мелодию вместо монаховского кларнета, так и не успевшего ее «родить». И снова уже оплакивая утраченную надежду (с большой буквы — Надежда Монахова — и с маленькой). Музыка есть и голос самой художественной действительности, выражение ее настроения, полифонии и хаоса, и эстетическая сила, организующая и дисциплинирующая этот хаос, и авторское всеобъемлющее, «внешнее» (М.Бахтин) взгляд на художественный мир («образ»), одновременно сочувственный и уничижительно-критический.

В этом последнем смысловом воплощении музыка оказывается сильным эмоциональным дополнением, завершением авторского подхода к драматургическому материалу — его острым, ироничным и гротескным переосмыслением. Именно такими, подчеркнуто гротескными, откровенно карикатурными и пародийными (в разной степени и в разных оценочных ореолах) предстают перед нами почти все персонажи. Первоисточник Горького сам пронизан комедией.Но это лишь отдельные «зёрнышки» вполне бытовой комедии. Милгрэм, напротив, универсализирует и гиперболизирует его, «возводит в степень», доводит, повторяю, до гротеска. Зрителю, привыкшему к традиционному горьковскому, жизненному, психологически тонкому и в общем-то «чуткому», воспринять и, тем более, принять такую ​​трактовку непросто. Но в этом случае надо доверять режиссеру, чувствовать и понимать его эстетику и его идейные мотивы. И они, на мой взгляд, достаточно серьезные и основательные.

В отличие от драматурга (и в то же время, как это ни парадоксально, в развитии некоторых заложенных им самим смысловых возможностей, претворенных в жизнь реальной историей), Милгрэм не может идеализировать или однозначно утверждать ценность какого-либо персонажа в «Варварах» ( более того, он не скрывает своих симпатий к Монаховой и Анне). В каждом из них сидит (в каком-то больше, в каком-то меньше) свое «варварство», исконное или «приобретенное», то есть привнесенное современной культурой. Сама эта культура не такова, чтобы ее можно было идеализировать и, тем самым, однозначно противопоставлять варварству, ибо откуда тогда эта несправедливость, низость, нелепость и кошмарность жизни, убожество человека, его страшные и нелепые пороки?! Поэтому, как я понимаю, Милгрэм не может серьезно рассматривать и разделять все заявленные в пьесе социокультурные идеи: наш исторический опыт доказал утопичность одних, ложность других и ужасные практические последствия третьих. Все они, по сути, идут во вред человеку. Отсюда возможность и право трактовать мир культуры как тотально обесцененный, отсюда логика общекомического, гротескного отношения к нему.

Многие актерские произведения воплощают такое трагикомическое, понимающее видение — они определяют эмоциональную силу спектакля: философствующий мещанин и доносчик, павлин Павлин Головастиков (Анатолий Нагогин), жалкий и смешной «Добчинский-Бобчинский» Дробязгин (Дмитрий Васев). , провинциальная барочная глупая и несчастная курица Притыкина (Лидия Аникеева), потерявшая чувство реальности и земли под ногами, Губернатор и Король Лир в одном лице Редозубов (Михаил Гасенгер), обаятельный разбойник, блудный сын и в то же время любящая дочь Редозубова, без пяти минут пять суфражистка Катя (Мария Полыгалова).И, пожалуй, лучшая роль Монахова в спектакле — Анатолий Смоляков. Прилизанные волосы, нарочитая тщательность в одежде, размеренная осторожность в словах и движениях, вкрадчивая «прилипчивость» в манерах и поведении с окружающими и нелепый кларнет, который не издает ни звука (может ли он вообще играть?). А какое «подполье», сколько подавленных комплексов, неудовлетворенных амбиций, отложенных до времени «отчетов» за жизнь и людей, какая иезуитски скрытая жажда мести «за все», а главное – безответной любви к жене .И ум, и хитрость, выжидающая благоприятного момента, и приспособляемость, и хамелеонизм — вплоть до способности к полному унижению. Но и страдание, и детская зависимость от любимого, и преданность, и надежда-надежда, и отчаяние, и, наконец, скрытая до самого конца, но почти материально ощущаемая нами, любовь к Надежде.

И снова приходится говорить о неудачах. Монотонно однообразный, «неприятный» от начала до конца, какой-то искусственный Доктор (Олег Выходов) — творчество Горького гораздо интереснее.Скучно-правильная Богаевская (ввод М. Софронова). И самое обидное — Черкун и Цыганов. Черкун (Михаил Чуднов), хотя и появляется на сцене со чечеткой, дальше досадно одномерен: постоянное раздражение, тенденциозный пафос, нетерпимость и ярость по любому поводу, сознание своей правоты и неправоты других и, следовательно, готовность за насилие. Все это «содержание» разыгрывается исключительно «изнутри», без малейшего дистанцирования актера, без необходимой в данном случае иронии и «игры».А в сложных, запутанных отношениях с женщинами как будто и вовсе нет индивидуальности: какой он, как он чувствует и понимает происходящее, что для него Анна, Лидия, Надежда? Бог знает!

Цыганов, самый главный герой «Варваров», циник и декадент, дьявол-искуситель для многих, слишком мал и незначителен в творчестве Андрея Дюженкова. Он еще не субъект, и поверить в его страшную тлетворную силу просто невозможно.

Лирическим центром пьесы и спектакля для Милгрэма является, конечно же, тема и идея любви.Любовь в кошмарном и пошлом мире. Любовь в разных ее человеческих (пока что в исполнении, прежде всего женских) вариантах-проявлениях. Любовь вообще — как то, что у нормального человека «предназначено для семьи». Она, кажется, единственное, к чему не относится скептицизм Милгрэма.

Естественно, что центральными персонажами спектакля становятся Анна (Ирина Максимкина) и Надежда Монахова (Анна Сырчикова). Понятно, что в этих образах эстетическая критика, господствующая в спектакле, отстраненная комедия, отступает на десятый план.Анна и Надежда — антиподы не только и не столько по сюжету, сколько по своей глубочайшей сути, хотя для обоих это бытие — любовь и невозможность жизни без любви. Поэтому перед нами не только соперничество двух женщин, любящих Черкун, но и диалог-спор двух сущностей — два варианта любви. Этот спор по-настоящему насыщен и интересен благодаря красивой, вдохновенной игре обеих актрис. Анна – это та самая хрупкость и слабость женского начала.Любить ее — значит добровольно и радостно принимать зависимость от любимого, значит чутко слушать его и принимать его таким, какой он есть. Даже если он раздражен, отчужден, даже если «разлюбил». Свет вообще есть в человеческой и актерской натуре Максимкиной, а ее Анна даже в самые драматические моменты светится радушием, теплом и заботой. Важен и интересен не только общий замысел и смысл образа, но и его трепетная пульсация, когда каждый момент существования есть наполненная чувством, естественная и максимально органичная реакция, сопереживать которой одно удовольствие. Приобретенное в страданиях новое понимание жизни только укрепляет любовь Анны и ее свет. Потому что это не только сердечность, но и одухотворенность любви, ее высокая осмысленность. Главное в этой духовности – ее нравственный стержень. Поэтому борьба за мужа для Анны — это не только борьба за самовыживание (в чем она не стесняется признаться — как и все влюбленные), но прежде всего ответственность и долг перед любимым и любовью, беззаветная готовность все терпеть , но быть и остаться или снова стать надо Черкуну .Поражение Монаховой – это еще не победа Анны, ну и что. Она готова ждать и будет ждать. Как бы она ни казалась кому-то (в пьесе — Лидии, в сегодняшней жизни — очень многим) устаревшей и ущербной.

Дело Монаховой — несмотря на то, что ее представления о любви, как и у Насти из «На дне», формируются женскими романами (говоря современным языком, массовой культурой), является образцом любви как темной природной силы, любовно-жаждой , любовь — изначальный миф (или архетип). Идя из глубины природы, из природной невозможности не любить, оно подчиняет себе все жизненное существо, все тело и душу.Это лав-рок, голодный зверь, не оставляющий влюбленному выбора. Отменяет все нормы и законы. И у Надежды Монаховой нет сознания, управляющего чувством, то есть духа, позволяющего посмотреть на себя со стороны, морально и эстетически пережить происходящее (пусть и как трагедию). В этом суть и конец. Сырчикова обыгрывает предысторию героини как историю невзаимных встреч, невзаимности, душераздирающей безлюбви в мире мертвых — тех, кого, как и собственного мужа, нельзя любить.

У Монаховой двойная жизнь. Внутреннее: ожидание любви, ее бесконечное выдумывание, заимствование из книжного опыта, питающего любовный голод и воображение, — и внешнее: среди мертвецов — пошляков и пьяниц, чуждых и враждебных, как и сам этот город. Вот почему Монахова-Сырчикова среди людей сдержанна и холодна, отстранена и лишена признаков чувственности, как бы вообще бесчувственна. Она всегда начеку, всегда в обороне и ждет. Равнодушно наблюдает и механически участвует в жизни.У этой очень молодой и красивой женщины есть странный опыт постоянной и очевидной добычи (ее хотят все) и столь же постоянной, но тайной охотницы, подстерегающей «кого-то». Что делает ее взрослой не по годам, так это один только ее смех, ледяной и внутренне бесстрастный, чего стоит! Текст Горького, признаюсь, не убедил меня в неизбежности смерти Монаховой. Игра Анны Сырчиковой – ее внутренняя смерть на глазах – не оставляла места для сомнений в уникальности трагического финала.

Не отказываясь ни от одной из своих критических оценок, в заключение скажу, что живое несовершенство горьковского исполнения Милгрэма дорогого стоит. Это нужно смотреть и учитывать зрителю. Театр может и должен продолжать работать над этим.

Театр

Четверг 7-е

NEW Кориолан: Постановка Анны Потаповой по драме Шекспира. Театр на Таганке. 19:00

Не забудьте зонтик, мадам Готье! (Возмите Зонт, мадам Готье!): Владимир Иванов ставит французскую комедию с Юлией Борисовой в главной роли. Малая сцена Театра Вахтангова. 7:30 вечера.

Враги, История любви (Враги: История любви): экранизация романа Исаака Башевиса Зингера, действие которого происходит в Нью-Йорке в 1949 году, о пережившем Холокост человеке, который оказывается связанным с двумя женами и невестой. Спектакль театра «Современник». Яузский дворец. 19:00

Последние свидания (Последние свидания): сценическая композиция Юрия Титова по рассказам Ивана Бунина. Старая сцена театра «Мастерская Фоменко». 7 р.м.

ФЕСТИВАЛЬ Золотая Маска. Все о Золушке (Все о Золушке): Олег Глушков ставит мюзикл по мотивам известной народной сказки. Композитор Раймондс Паулс. Московский Музыкальный Театр. 19:00

Королевские игры (Королевские игры): экранизация романа «1000 дней Анны Болейн», повествующая о непродолжительном и злополучном браке Генриха VIII и дерзкой Болейн. Театр Ленком. 19:00

Мадонна с цветком (Мадонна с Цветком): сценическая версия автобиографического романа Марии Глушко о войне в постановке Александра Марина. Театр Табакова. 19:00

Мученик (Мученик): Кирилл Серебренников ставит пьесу Мариуса фон Майенбурга о школьнике, который начинает изучать Библию и терроризирует своих одноклассников и учителей. Гоголь Центр. 8 вечера.

Падмини: Это музыкальное шоу, основанное на древнеиндийской эпической поэме о прекрасной царице Читтора, включает традиционную индийскую музыку и танцы. Школа Драматического Искусства. 19:00

MT PICK Сказки Пушкина (Сказки Пушкина): мультимедийная постановка Роберта Уилсона на музыку CocoRosie.Театр Наций. 19:00

MT PICK Демон: Движение Сергея Землянского по поэме Михаила Лермонтова. Театр Ермоловой. 19:00

NEW Дом, который построил Свифт (Дом, который построил Свифт): Евгений Писарев ставит пьесу Григория Горина о Джонатане Свифте. Пушкинский театр. 19:00

MT PICK Чайка (Чайка): Юрий Бутусов ставит комедию по пьесе Чехова о конфликте поколений русских актеров и писателей. Спектакль театра Сатирикон. Театрум на Серпуховке. 18:00

Сказка Арденского леса (Сказка Арденского леса): Экранизация Юлия Кима Шекспира «Как вам это понравится» по сценарию Юлия Кима, режиссер Петр Фоменко. Театр «Мастерская Фоменко» Новая сцена. 19:00

MT PICK Дядя Ваня (Дядя Ваня): часто гротескная постановка Римасом Туминасом чеховской пьесы о людях, чья жизнь уходит в российскую деревню. Звезды Сергей Маковецкий.Театр Вахтангова. 19:00

Пятница, 8-е

MT PICK Аукцион (Торги): Дмитрий Крымов ставит горько-сладкую комедию о пропаже по пьесам Чехова. Школа Драматического Искусства. 8 вечера.

NEW Молчи, Эдип (Молчи, Эдип): Владимир Мирзоев инсценирует современную интерпретацию Максимом Курочкиным древнегреческого мифа о царе Фив, который невольно убил своего отца и женился на его матери. Театр.doc в Малом Казенном переулке. 8 вечера.

Не забудьте зонтик, мадам Готье! (Возмите Зонт, мадам Готье!): Владимир Иванов ставит французскую комедию с Юлией Борисовой в главной роли. Малая сцена Театра Вахтангова. 7:30 вечера.

Враги, История любви (Враги: История любви): экранизация романа Исаака Башевиса Зингера, действие которого происходит в Нью-Йорке в 1949 году, о пережившем Холокост человеке, который оказывается связанным с двумя женами и невестой. Спектакль театра «Современник».Яузский дворец. 19:00

Последние свидания (Последние свидания): сценическая композиция Юрия Титова по рассказам Ивана Бунина. Старая сцена театра «Мастерская Фоменко». 19:00

ФЕСТИВАЛЬ Золотая Маска. Все о Золушке (Все о Золушке): Олег Глушков ставит мюзикл по мотивам известной народной сказки. Композитор Раймондс Паулс. Московский Музыкальный Театр. 19:00

ФЕСТИВАЛЬ Золотая маска: Теллурия: Постановка Марата Гацалова по одноименному роману Владимира Сорокина.Спектакль Александринского театра (Санкт-Петербург). Центр Мейерхольда. 19:00

ФЕСТИВАЛЬ Золотая Маска: Маскарад. Воспоминания о будущем (Маскарад. Воспоминания будущего): Валерий Фокин реконструирует постановку Всеволода Мейерхольда 1917 года по пьесе Михаила Лермонтова о роковой ревности мужа к младшей жене. Спектакль Александринского театра. МХТ имени Чехова. 19:00

Иоланта. Опус: Музыкальный спектакль о слепой принцессе, которую излечила любовь человека, нарушившего царский приказ не говорить девушке о ее слепоте.Постановка актеров-режиссеров Филиппа Авдеева, Игоря Бычкова и Александра Горчилина на музыку Чайковского, Шнитке, Пуленка и Пуччини. Светлана Мамрешева в роли Иоланты. Малый зал Гоголь-центра. 8:30 вечера.

НОВИНКА Свадьба Кречинского (Свадьба Кречинского): постановка Михаила Левитина по сатире Александра Сухово-Кобылина о карьеристе, который чуть не обманом попал в выгодный брак. Эрмитажный театр на Арбате. 19:00

MT PICK Сказки Пушкина (Сказки Пушкина): мультимедийная постановка Роберта Уилсона на музыку CocoRosie. Театр Наций. 19:00

Тартюф: Пьеса Мольера о благочестивом лицемере, завладевшем кроткой семьей. Режиссер Юрий Любимов. Театр на Таганке. 19:00

NEW Дом, который построил Свифт (Дом, который построил Свифт): Евгений Писарев ставит пьесу Григория Горина о Джонатане Свифте. Пушкинский театр. 19:00

Как важно быть серьезным (Как важно быть серьезным): Игорь Яцко ставит комедию Оскара Уайльда о двух молодых людях, которые пытаются завоевать своих дам, притворяясь Эрнестом.Школа Драматического Искусства. 19:00

НОВИНКА Счастливчики (Счастливчики): действие пьесы Констанции Денниг «Экстази Рейв», действие которой происходит в 2034 году, показывает, как пожилые люди проходят тест на IQ, который определяет, получат они разрешение на продолжение жизни или потеряют его. Постановка Олега Меньшикова. Театр Ермоловой. 19:00

NEW Гроза (Гроза): обновленная версия трагедии Островского Уланбека Баялиева о молодой женщине, загнанной насмерть невежеством и бесчувственностью отсталого русского города. Театр Вахтангова. 19:00

MT PICK Буря (Буря): пьеса Шекспира в постановке Роберта Стуруа с Александром Калягиным в роли Просперо. Театр Et Cetera. 19:00

NEW Правда хороша, а счастье лучше («Правда Хорошо», «Счастье Лучше»): постановка Александра Огарева по пьесе Александра Островского. Малая сцена МХТ имени Чехова. 19:00

АНГЛИЙСКИЙ ФРАНЦУЗСКИЙ НЕМЕЦКИЙ Волки и Овцы (Волки и Овцы): читерство Петра Фоменко.Доступны английские, немецкие и французские субтитры. Театр «Мастерская Фоменко» Новая сцена. 19:00

Суббота 9-е

Круги. Fictions (Круги. Сочинения): Последняя пьеса Жоэля Поммера исследует девальвацию гуманизма в Европе от Средневековья до наших дней. Режиссер Брижит Жак-Ваджеман. МХТ имени Чехова Новая сцена. 19:00

Донки Хот: Причудливое, изобретательное шоу Дмитрия Крымова по роману Сервантеса «Дон Кихот. Школа Драматического Искусства. 20:00

NEW Энергичные люди (Энергичные люди): Павел Хомский ставит сатирическую пьесу Василия Шукшина о советских бизнесменах. Театр Моссовета. 19:00

ФЕСТИВАЛЬ Золотая Маска: Обычная история (Обыкновенная история): обновленная версия романа Ивана Гончарова XIX века Кирилла Серебренникова о восторженном молодом провинциале из Санкт-Петербурга. Гоголь Центр. 8 вечера.

ФЕСТИВАЛЬ Золотая маска: Ан О.Рождественский мюзикл Генри (Рождество О. Генри): мюзикл Питера Экстрома по мотивам классических рассказов О. Генри. Филиал Театра имени Пушкина. 19:00

ФЕСТИВАЛЬ Золотая маска: Теллурия: Постановка Марата Гацалова по одноименному роману Владимира Сорокина. Спектакль Александринского театра (Санкт-Петербург). Центр Мейерхольда. 13:00 и 19:00

ФЕСТИВАЛЬ Золотая Маска: Маскарад. Воспоминания о будущем (Маскарад.Воспоминания Будущего): Валерий Фокин реконструирует постановку Всеволода Мейерхольда 1917 года по пьесе Михаила Лермонтова о роковой ревности мужа к младшей жене. Спектакль Александринского театра. МХТ имени Чехова. 19:00

Арлекин: Французский режиссер Томас Жолли ставит романтическую комедию Мариво «Арлекин, утонченный любовью». Фея пытается заставить Арлекина влюбиться в нее, но вместо этого он влюбляется в пастушку. Малый зал Гоголь-центра.16:00

АНГЛИЙСКИЙ ФРАНЦУЗСКИЙ Дом разбитых сердец (Дом, Где Разбиваются Сердца): Постановка Евгения Каменьковича по «фэнтези на русский манер» Джорджа Бернарда Шоу. Доступны английские и французские субтитры. Театр «Мастерская Фоменко» Новая сцена. 19:00

Язычники   (Язычники): Евгений Каменькович ставит семейную драму Анны Яблонской. Театр Ермоловой. 19:00

MT PICK Сказки Пушкина (Сказки Пушкина): мультимедийная постановка Роберта Уилсона на музыку CocoRosie.Театр Наций. 14:00

Как важно быть серьезным (Как важно быть серьезным): Игорь Яцко ставит комедию Оскара Уайльда о двух молодых людях, которые пытаются завоевать своих дам, притворяясь Эрнестом. Школа Драматического Искусства. 19:00

Последний ацтек (Последний Ацтек): После автомобильной аварии молодая американка (Татьяна Веденеева) должна ухаживать за старым евреем (Альберт Филозов). Постановка Иосифа Райхельгауза по пьесе Виктора Шендеровича.Постановка «Современная игровая школа». Театральный клуб на Тишинке. 19:00

Мать-кошка (Мама-Кот): семейный мюзикл, основанный на рассказе Луиса Сепульведы о кошке, которая научила летать чайку. Театр Маяковского. Полдень и 16:00

Воскресенье 10-е

Безымянная звезда (Безымянная звезда): пьеса Михаила Себастьяна о загадочной женщине, которая неожиданно останавливается в маленьком городке и приносит мимолетную любовь к местной школьной учительнице. Новая сцена театра Ермоловой.8 вечера.

август. Округ Осейдж (Август. Графство Осейдж): Миндаугас Карбаускис ставит семейную драму Трейси Леттс. Театр Маяковского. 18:00

NEW Молчи, Эдип (Молчи, Эдип): Владимир Мирзоев инсценирует современную интерпретацию Максимом Курочкиным древнегреческого мифа о царе Фив, который невольно убил своего отца и женился на его матери. Театр.doc в Малом Казенном переулке. 8 вечера.

Английский 9 9022 9 9024 9 Немецкий Семья счастье (Semenoye Schastye): Чувствительная адаптация Пётра Фоменко Новеллы Льва Толстого о росте и падении брака.Доступны английские, немецкие и французские субтитры. Театр «Мастерская Фоменко» Новая сцена. 19:00

ФЕСТИВАЛЬ Золотая Маска: Обычная история (Обыкновенная история): обновленная версия романа Ивана Гончарова XIX века Кирилла Серебренникова о восторженном молодом провинциале из Санкт-Петербурга. Гоголь Центр. 18:00

ФЕСТИВАЛЬ Золотая маска: Рождественский мюзикл О. Генри (Рождество О. Генри): мюзикл Питера Экстрома по мотивам классики О.Рассказы Генри. Филиал Театра имени Пушкина. 14:00

Арлекин: Французский режиссер Томас Жолли ставит романтическую комедию Мариво «Арлекин, утонченный любовью». Фея пытается заставить Арлекина влюбиться в нее, но вместо этого он влюбляется в пастушку. Малый зал Гоголь-центра. 16:00

NEW В поисках Юлии (В Поисках Джулии): экранизация романа Сомерсета Моэма «Театр» Иры Гонто в постановке и постановке Константина Мишина.Школа Драматического Искусства. 19:00

MT PICK Юбилей ювелира (Юбилей Ювелира): Олег Табаков играет главную роль в постановке Константина Богомолова по пьесе Николы Маколифф «Юбилей Мориса» о человеке, готовящемся к своему 90-летию и последним неделям жизни. МХТ имени Чехова. 19:00

Мистер Пунтила и его человек Матти (Господин Пунтила и Его Слуга Матти): постановка Миндаугаса Карбаускиса Бертольта Брехта. Сцена театра Маяковского на Сретенке.18:00

MT PICK Смерть жирафа (Смерть Жирафа): Дмитрий Крымов ставит семь монологов об одиночестве. Школа Драматического Искусства. 8 вечера.

NEW Гроза (Гроза): обновленная версия трагедии Островского Уланбека Баялиева о молодой женщине, загнанной насмерть невежеством и бесчувственностью отсталого русского города. Театр Вахтангова. 19:00

MT PICK Кто боится Вирджинии Вульф? (Кто бойся Вирджиний Вульф?): Кама Гинкас ставит бодрящую версию пьесы Эдварда Олби о враждебных отношениях, которые каким-то образом удерживают брак пары средних лет.Театр Юного Зрителя. 19:00

Понедельник 11

NEW Closer (Ближе): пьеса Патрика Марбера об отношениях двух пар в постановке Владимира Агеева в главных ролях Евгений Сычкин, Максим Виторган, Виктория Исакова и Агния Кузнецова. Малый зал Гоголь-центра. 19:00

Леди Макбет Нашего Уезда (Леди Макбет Нашего Уезда): сценическая версия классической повести Николая Лескова в постановке Камы Гинкаса — это увядающий портрет жизни на скользкой дорожке, ведущей к греху и смерти.Театр Юного Зрителя. 19:00

НОВИНКА Живые картинки («Живые картинки»): Виктор Алферов ставит отмеченную наградами документальную пьесу Полины Барсковой, действие которой происходит в Эрмитаже во время Второй мировой войны. Малая сцена Театра Наций. 8 вечера.

MT PICK Семья Головлевых (Господи Головлевы): Кирилл Серебренников инсценирует горько-сатирический роман Михаила Салтыкова-Щедрина о жестокой, отсталой семье в российской провинции.Звезды Евгений Миронов. Малая сцена МХТ имени Чехова. 19:00

MT PICK Человек из ресторана (Человек из ресторана): инсценировка Егором Перегудовым повести Ивана Шмелёва 1911 года о простом официанте и благочестивом отце (Константин Райкин), к которому после катастрофических приключений возвращаются сын и дочь. Театр Сатирикон Планета КВН Сцена. 19:00

MT PICK Триптих: Трехчастная постановка Петра Фоменко по пьесам Пушкина «Граф Нулин», «Каменный гость» и «Сцена из спектакля «Фауст» Гёте.»Мастерская Фоменко Новая сцена театра. 19:00

Правдивые истории женщин, мужчин и богов (Подлинные истории Женщин, Мужчин и Богов): Сценарист-режиссер Елена Гремина переосмысливает пять древнегреческих мифов. Театр.doc в Малом Казенном переулке. 8 вечера.

Невыносимо долгие объятия (Невыносимо Долгие Объятия): Иван Вырыпаев ставит свою метафизическую пьесу о четырех людях в поисках настоящей жизни. Практика. 8 вечера.

Вторник 12

150 причин не защищать Родину (150 Причин не защищать Родину): постановка Елены Греминой о падении Константинополя в 1453 году.Театр.doc в Малом Казенном переулке. 8 вечера.

Современная идиллия (Современная идиллия): постановка Евгения Каменьковича по циклу рассказов сатирика XIX века Михаила Салтыкова-Щедрина. Театр «Мастерская Фоменко» Новая сцена. 19:00

ФЕСТИВАЛЬ Золотая маска. Элементарные частицы (Элементарные Частицы): спектакль Вячеслава Дурненкова о советских ученых 1960-х годов в постановке Семена Александровского для театра Старый Дом (Новосибирск).Студия Театрального Искусства. 19:00

ФЕСТИВАЛЬ Золотая маска: Вий: (Встречи): Спектакль Новосибирского театра музыкальной комедии по мотивам мистической народной повести Гоголя. Национальный молодежный театр. 19:00

NEW Я был дома, ждал… (Я была в Доме и Ждала…): Анатолий Шулев поставил пьесу Жан-Люка Лагарса «J’Оtais dans Ma Maison et J’attendais que la Pluie Vienne» около пяти женщин ждут счастья, мужчины или хотя бы дождя.Малая сцена театра Маяковского. 19:00

NEW В поисках Юлии (В Поисках Джулии): экранизация романа Сомерсета Моэма «Театр» Иры Гонто в постановке и постановке Константина Мишина. Школа Драматического Искусства. 19:00

Ромео и Джульетта. Версия A: В постановке Дениса Азарова по Шекспиру использована новая версия, написанная Валерием Печейкиным. Новая сцена театра Ермоловой. 8 вечера.

Комедия ошибок (Комедия ошибок): Роберт Стуруа ставит раннюю комедию Шекспира о близнецах, случайно разлученных при рождении.Музыка Гии Канчели. Театр Et Cetera. 19:00

MT PICK Смерть жирафа (Смерть Жирафа): Дмитрий Крымов ставит семь монологов об одиночестве. Школа Драматического Искусства. 8 вечера.

MT PICK Человек из ресторана (Человек из ресторана): инсценировка Егором Перегудовым повести Ивана Шмелёва 1911 года о простом официанте и благочестивом отце (Константин Райкин), к которому после катастрофических приключений возвращаются сын и дочь.Театр Сатирикон Планета КВН Сцена. 19:00

MT PICK История счастливой Москвы (Рассказ о счастливой Москве): экранизация Миндаугасом Карбаускисом неоконченного романа Андрея Платонова 1936 года о новом, советском, поколении людей. Театр Табакова. 19:00

Невыносимо долгие объятия (Невыносимо Долгие Объятия): Иван Вырыпаев ставит свою метафизическую пьесу о четырех людях в поисках настоящей жизни. Практика. 8 вечера.

Среда 13

Прекрасное место для кормления собак (Ничего себе местечко для кормления собак): постапокалиптическая пьеса французского писателя Тарика Ноуи о торговце оружием и двух покупателях. Постановка Роберта Стуруа. Театр Et Cetera. 19:00

MT PICK Сон в летнюю ночь (Сын в Летнюю ночь): Иван Поповский ставит комедию Шекспира о любви и волшебстве в лесу под Афинами. Театр «Мастерская Фоменко» Новая сцена. 19:00

Наберите М для Убийства (В Случае Убийства Набирайте М): Юрий Еремин ставит детективный триллер Фредерика Нотта. Театр Моссовета. 19:00

MT PICK Евгений Онегин: Римас Туминас ставит смелый римейк и комментарии к классическому стихотворному роману Пушкина.Театр Вахтангова. 19:00

Простить измену (Простить Измену): Интерактивная работа Елены Греминой о любви, неверности и мести. Театр.doc в Малом Казенном переулке. 8 вечера.

ФЕСТИВАЛЬ Золотая маска. Элементарные частицы (Элементарные Частицы): спектакль Вячеслава Дурненкова о советских ученых 1960-х годов в постановке Семена Александровского для театра Старый Дом (Новосибирск). Студия Театрального Искусства. 19:00

ФЕСТИВАЛЬ Золотая Маска: Нюрнберг: Постановка Алексея Бородина по сценарию Эбби Манн к фильму 1961 года «Нюрнбергский суд.Национальный молодежный театр. 19:00

НОВИНКА Живые картинки («Живые картинки»): Виктор Алферов ставит отмеченную наградами документальную пьесу Полины Барсковой, действие которой происходит в Эрмитаже во время Второй мировой войны. Малая сцена Театра Наций. 8 вечера.

NEW На пути к… (По дороге в…): Новая камерная постановка Камы Гинкаса на темы Достоевского — это исследование характера Свидригайлова. Театр Юного Зрителя. 8 вечера.

NEW Школа жен (Школа Жён): интерпретация Михаилом Крыловым комедии Мольера о мужчине средних лет, который борется с молодым соперником за внимание своей хорошенькой подопечной.Старая сцена театра «Мастерская Фоменко». 19:00

Невыносимо долгие объятия (Невыносимо Долгие Объятия): Иван Вырыпаев ставит свою метафизическую пьесу о четырех людях в поисках настоящей жизни. Практика. 8 вечера.

Вий: Постановка Нины Чусовой по мистической народной повести Гоголя. Театр Табакова. 19:00

Горе от ума (Горе от Умы): сценическая версия классической комедии Грибоедова в постановке Александра Огарева. Школа Драматического Искусства. 19:00

и далее…

24 Плюс: Пьеса Михаила Угарова и Максима Курочкина о сексе, любви и свободе.Театр.doc в Малом Казенном переулке. 14 апреля, 20:00.

Не забудьте зонтик, мадам Готье! (Возмите Зонт, мадам Готье!): Владимир Иванов ставит французскую комедию с Юлией Борисовой в главной роли. Малая сцена Театра Вахтангова. 14 апреля, 19:30.

ФЕСТИВАЛЬ Золотая Маска: Рейс (Бег): Авангардная постановка Юрия Бутусова по роману Михаила Булгакова. Театр Вахтангова. 14 апреля, 19:00.

Хармс. Мир: Постановка Максима Диденко на тексты обэриуского поэта Даниила Хармса.Гоголь Центр. 14 апреля, 20:00.

Пьяные (Пьяные): Виктор Рыжаков ставит комедию Ивана Вырыпаева. Малая сцена МХТ имени Чехова. 14 апреля, 19:00.

Египетская марка (Египетская марка) — постановка по одноименной повести Осипа Мандельштама, действие которой происходит в Санкт-Петербурге в 1917 году. Театр «Мастерская Фоменко» Старая сцена. 14 апреля, 19:00.

Укрощение строптивой (Укрощение строптивой): комедия Шекспира в постановке Романа Феодори с участием Чулпан Хаматовой и Ольги Волковой.Театр Наций. 14 и 15 апреля, 19:00.

MT Pick

7 Русский Немецкий Три сестры (Tri Sestry): Трагическое исполнение Петра Фоменко из классической игры Антон Чехова. Доступны английские, немецкие и французские субтитры. Театр «Мастерская Фоменко» Новая сцена. 14 апреля, 19:00.

MT PICK Кто боится Вирджинии Вульф? (Кто бойся Вирджиний Вульф?): Кама Гинкас ставит бодрящую версию пьесы Эдварда Олби о враждебных отношениях, которые каким-то образом удерживают брак пары средних лет. Театр Юного Зрителя. 14 апреля, 19:00.

Горе от ума (Горе от Умы): сценическая версия классической комедии Грибоедова в постановке Александра Огарева. Школа Драматического Искусства. 14 апреля, 19:00.

ФЕСТИВАЛЬ Золотая Маска: Самоубийство (Самоубийца): классическая комедия Николая Эрдмана о человеке, которого почти убеждают убить себя в знак поддержки чужих дел. Студия Театрального Искусства. 15 апреля, 19:00.

Дама с камелиями (Дама с камелиями): Движущаяся постановка романа Александра Дюма о безнадежной любви умирающей куртизанки.Режиссер и хореограф Сергей Землянский. Пушкинский театр. 15 апреля, 19:00.

NEW Князь (Князь): Постановка Константина Богомолова на темы романа Достоевского «Идиот». Театр Ленком. 16 и 17 апреля, 19:00.

NEW Дом, который построил Свифт (Дом, который построил Свифт): Евгений Писарев ставит пьесу Григория Горина о Джонатане Свифте. Пушкинский театр. 22 и 23 апреля, 19:00.

Адрес театра

Музыкальный театр Амадей
Бронирование 925-846-3377

Театр АРТО
Сретенский бульвар, 6/1, корп.2. М. Тургеневская. 495-624-5990

Цирк Аквамарин
Улица Мельникова, 7. М. Пролетарская. 495-792-3072, circ-a.ru

Большой театр
Театральная площадь, 1. М. Театральная. 495-455-5555

Дом Булгакова
Большая Садовая, 10. М. Маяковская. 495-970-0619

Театр Булгакова
Большая Садовая ул., 10через арку, кв. 50. М. Маяковская. 495-775-9461, dombulgakova.ru

МХТ имени Чехова
Камергерский переулок, 3. М. Театральная. 495-646-3646, 692-6748

Чеховский международный театральный фестиваль
chekhovfest. ru

Цирк на проспекте Вернадского
Проспект Вернадского, 7. М. Университет. 495-930-0272/0300, большой цирк.ru

Содружество актеров Таганки
Земляной Вал, 76/21, Таганская площадь. М. Таганская (кольцевая линия). 495-915-1148

Школа современной игры
Улица Неглинная, 29/14. м. Цветной бульвар. 694-0738

Коворкинг Свободное Плавание
Варшавское шоссе, 28А. М. Нагатинская. 499-426-0626, бесплатный коворкинг.ru

ДК имени Александра Петлюры
Улица Петровка, 28/2, корп. 1, вход со стороны Петровского переулка. М. Чеховская. facebook.com/DkPetlura

ДК имени Зуевой
Лесная улица, дом 18. М. Белорусская. 499-973-3461

Дом Актёра
Улица Арбат, 35. М. Арбатская. 499-248-1805, rfcda.ru

Театральный зал Дома музыки
Космодамианская наб. , д. 52, корп.8. М. Павелецкая. 495-730-1011, mmdm.ru

Другой Театр
в ДК имени Зуева. Лесная улица, дом 18. М. Белорусская. 499-973-2141, 4095-777-9181, dteatr.ru/afisha.html

Театр Джигарханяна
Ломоносовский проспект, 17. М. Университет. 495-930-70

Эт Цетера Театр
Тургеневская площадь, Фролов переулок, 2. М. Тургеневская, Чистые пруды.495-781-7811

Бесплатные лаборатории
Большая Садовая улица, дом 10. М. Маяковская. 8-968-404-0505, usadbafreelabs.ru

Театр Мастерская Фоменко
Кутузовский проспект, 30/32. М. Кутузовская. 499-249-1921/1740

Театр Мастерская Фоменко Новая сцена
Набережная 29 Тараса Шевченко. М. Кутузовская. 499-249-1921/1740

Театр имени Гоголя
Улица Казакова, 8А.М. Курская. 499-262-9214, 499-261-5528, (сайт на реконструкции)

Театральный фестиваль «Золотая маска»
Goldenmask. ru

Губернский театр
Волгоградский проспект, 121. М. Кузьминки. 495-378-6575, m-g-t.ru

Геликон Опера на Арбате
Новый Арбат, 11, корп. 2. М. Арбатская. 495-695-6584, 690-6592, геликон.рус/англ

Эрмитажный театр
Улица Новый Арбат, 11. М. Арбатская. 905-541-6416, 495-650-2076, ermitazh.theatre.ru

Кузьминки Дом искусств
Волгоградский проспект, 121. М. Кузьминки. 495-378-6575, modi-kuzminki.ru

Ленком Театр
6 Малая Дмитровка. М. Пушкинская. 495-699-9668/0708

Малый театр
Театральная площадь, 1/6.М. Театральная. 495-624-4046

Филиал Малого театра
Улица Большая Ордынка, 69. М. Добрынинская. 499-237-3181, maly.ru

Мастерская
3 Театральный проезд. М. Охтный ряд, Театральная. 495-625-6836, mstrsk.ru

Театр Маяковского
Большая Никитская улица, дом 19. М. Пушкинская, Арбатская. 495-290-4658/6241

Филиал Театра Маяковского
Пушкарев переулок, 21.М. Сухаревская. 495-290-4658/6241

МДМ
Комсомольский проспект, 28. М. Фрунзенская. 499-248-6688, mdmpalace.ru

МЕТ (Московский Английский Театр)
moscowenglishtheatre.com

Центр Мейерхольда
Новослободская улица, дом 23. М. Менделеевская. 495-363-1048

МИДАС (Московская студия интерактивного драматического искусства)
Мидасттеатр.ком

Москва Балет
Новорязанская улица, дом 16. М. Комсомольская. 495-607-0129, baletmoskva.ru

Театр Моссовета
Большая Садовая улица, дом 16. М. Маяковская. 495-699-2035

Московский Музыкальный Театр
Новозаводская улица, дом 27. М. Багратионовская. 495-797-6300

Национальная выставка России
национальноерусскоешоу. ru/en/rnds

Национальный молодежный театр
Театральная площадь, 2. М. Театральная. 495-692-0069/1879

Детский музыкальный театр Натальи Сац
Проспект Вернадского, 5. М. Университет. 495-930-5177, teatr-sats.ru

Фестиваль NET (Новый Европейский Театр)
Страстной бульвар, 10, офис 46. М. Чеховская.Билеты 965-224-2466, netfest.ru/bilety, netfest.ru/en/home

Цирк Никулина на Цветном бульваре
Цветной бульвар, 13. м. Цветной бульвар. 495-625-8970, circusnikulin.ru

Новая опера
3 Каретный ряд. М. Маяковская, Чеховская. 495-694-0868

Около, Театр у дома Станиславского
Вознесенский переулок, 9а.М. Пушкинская. 495-690-2557

Театр оперетты
Большая Дмитровка, 6/2. М. Чеховская. 495-925-5050, mosoperetta.ru

Центр Павла Слободкина
Улица Арбат, 48. М. Смоленская. 499-241-6226/6588, center-slobodkina.ru

Платформа Винзавод Центр
14-й Сыромятнический переулок, корп. 6. М.Чкаловская, Курская. platformaproject.ru, 495-917-1799, bigbilet.ru, winzavod.ru

Центр драматургов и режиссеров на Беговой
Беговая улица, дом 5. М. Беговая, Динамо. 495-945-3245, cdr.theatre.ru

Центр драматургов и режиссеров на Соколе
Ленинградский проспект, 71. М. Сокол. 499-390-6004, cdr.theatre.ru

Политеатр
Новая площадь, дом 3/4, подъезд 9.М. Лубянка. 495-730-5491, 544-5545, политеатр.ру

Практика
Большой Козихинский переулок, дом 30. М. Маяковская. 495-544-5545, praktikatheatre.ru

Центр драматургов и режиссеров
35 Арбат. М. Арбатская, Смоленская. 499-795-9282, 495-945-3245

Проект Открытая Сцена
(бывшая школа театрального искусства) Поварская ул. , 20.М. Арбатская, Баррикадная. 495-691-4443

Пушкинский театр
Тверской бульвар, 23. М. Пушкинская. 495-694-1289

Филиал Театра имени Пушкина
Сытинский переулок, д. 3/25, корп. 5. М. Пушкинская. 495-650-1896

Театр Россия
2 Пушкинская площадь. М. Пушкинская, Чеховская, Тверская. 495-788-4646

Народный театр русской песни
Олимпийский проспект, 14.м. Проспект Мира. 495-681-3410, folkteatr.ru

Театр Российской Армии
Площадь Суворова, 2. М. Новослободская. 495-681-5120, teatrarmii.ru

ПЕЧАЛЬНЫЙ. Театр
Проспект Мира, 26 у Аптекарского огорода. м. Проспект Мира. 8-903-249-6740, teatr-sad.ru

Театр Сатиры
Триумфальная площадь, 2. М. Маяковская. 495-699-3642

Театр Сатирикон
Шереметьевская улица, дом 8.М. Марьина Роща. 495-689-7844, satirikon. ru

Театр Сатирикон. Планета КВН Сцена
Шереметьевская улица, 2. М. Марьина Роща. 495-689-7844, satirikon.ru

Театр Сатирикон. Театр Сатирикон Сцена Учебного Театра
Шереметьевская улица, дом 6, корп. 2. М. Марьина Роща. 495-689-7844, satirikon.ru

Школа Драматического Искусства
Улица Сретенка, 19.Метро Сухаревская. 495-632-9344

Театр Сфера
Каретный ряд, 3, в саду Эрмитаж. М. Чеховская. 495-699-9645/27, spherathatre.ru

Театр Событий
Селезнёвская улица, дом 11А, корп. 2. М. Новослободская. 499-408-6075, театрсобытие.ру

Театр Современник
Чистопрудный бульвар, 19А. М. Чистые пруды. 621-6473

Летние балетные сезоны
балет-летом.ru

Станиславский Электротеатр
Тверская улица, дом 23. М. Тверская. 495-699-7224, электротеатр.ру

Электротеатр на Белорусской
Пресненский Вал, 27, корп. 7. М. Белорусская. 495-699-7224, 8 926-301-14-97, электротеатр.ру

Музыкальный театр Станиславского и Немировича-Данченко
Большая Дмитровка, 17. М. Тверская, Чеховская. 495-723-7325

Театр Стаса Намина
Крымский Вал, 9, корп.33, в Парке Горького. М. Октябрьская, Фрунзенская, Шаболовская. 945-633-9924, stasnamintheatre.ru

СТД Боярские палаты (Боярские палаты)
Страстной бульвар, 10. М. Чеховская. Билеты 8-916-767-1619, start-std.ru

Театр Табакова
Улица Чаплыгина, 1А. М. Чистые пруды. 495-628-9685, резервация 495-628-779, 624-46472

Театр на Таганке
Земляной Вал, 76/21.М. Таганская (кольцевая линия). 495-915-1217

Театр Миллениум в ЦДКЖ
театр-миллениум.org

Театр на Перовской
Перовская улица, дом 75. М. Новогиреево. 8-916-789-3657, teatrperovo. ru

Театр русской песни
Олимпийский проспект, 14. м. Проспект Мира. 495-681-3410, folkteatr.ru

Театриум на Серпуховке
Павловская улица, дом 6.Метро Серпуховская. 499-237-1689

Театр.doc на Малом Казенном
Малый Казенный переулок, 19. М. Курская. 8-919-765-8402, teatrdoc.ru

Десять театров
улица Октябрьская, дом 5. М. Достоевская, Марьина Роща. 495-681-1516/3590, tttttttttt.ru

Театральный центр на Страстном
Страстной бульвар, 8А. М. Чеховская. 495-694-4681

Театральный клуб на Тишинке
Средний Тишинский переулок, дом 5/7.М. Белорусская. 499-340-6653, teatr-mti.ru

Театр Киноактёра
33 ул. Поварская. М. Арбатская, Баррикадная. 495-690-2811, 691-1461

Театр Луны
31 Малая Ордынка. М. Добрынинская. 495-953-1317

Театр на Малой Бронной
4 Малая Бронная. М. Тверская. 495-690-6731, бронирование 495-728-6649

Театр на Юго-Западе
проспект Вернадского, 125, м.Юго-Западная. 495-433-1191

Театр Наций
Петровский переулок, 3. М. Чеховская, Пушкинская. 495-629-3739

Театр У Никитских Ворот
Улица Большая Никитская (на углу Большой Никитской и Никитского бульвара). М. Арбатская, Пушкинская. 495- 695-8219

Театр Юного Зрителя
Мамоновский переулок, дом 10.М. Пушкинская. 495-699-4995/5360

ЦДКЖ Дом Культуры Железнодорожников
Комсомольская площадь, 4. М. Комсомольская. 495-266-29-38.

ЦДЛ
Центральный Дом Литераторов 53 Большая Никитская улица. М. Баррикадная. 495-691-6316, cdlart.ru

Галерея УВС
Ул. 1/13. Покровка, вход со стороны Армянского переулка. 495-621-2828, увсартгалерея.ком

Театр Вахтангова
26 Арбат. М. Арбатская. 499-241-1679

Музыкальный театр Владимира Назарова
Мичуринский проспект, Олимпийская деревня, дом 1. М. Юго-Западная. 495-430-0410, 437-8626, mtvn.ru

Центр Высоцкого
3 Нижнетаганский тупик. М. Таганская. 495-915-4558

Театр музыки и поэзии Елены Камбуровой
Большая Пироговская улица, дом 53/55.М. Спортивная. 499 246-8175

Театр Ермоловой
Тверская улица, дом 5/6. М. Охотный ряд, Площадь Революции. 495-629-0594/4587

Культурный центр ЗИЛ
Восточная улица, дом 4, корп. 1. М. Автозавоская. 495-675-7872, zilcc.ru

Зверевский центр современного искусства
Новорязанская ул., д. 29, корп. 4.М. Бауманская. с 11:00 до 20:00 499-265-6166, zverevcenter.ru

(PDF) Независимый театр в постсоциалистических странах Восточной Европы Новые формы производства и творчества в эстетике театра: структуры — эстетика

Андреа Хензель

268

gen nach dem Zusammenbruch des sozialistischen Systems in Mittel- und Ost-

europa. Висбаден: VS, 2012.

Дек, Дж. и Зибург, А. (ред.). Политический театр machen: Neue Artikulations for-

men des Politischen in den darstellenden Künsten. Билефельд: стенограмма, 2011 г.

Дек, Дж. и Зибург, А. (ред.). Paradoxien des Zuschauens: Die Rolle des Publi-

kums im zeitgenössischen Theater. Билефельд: стенограмма, 2008 г.

Комиссия ЮНЕСКО Германии. Übereinkommen über den Schutz und die

Förderung der Vielfalt kultureller Ausdrucksformen: Magna Charta der

Internationalen Kulturpolitik.Bonn: Köllen, 2005.

Dimitrov, GP Kultur im Transformationsprozess Osteuropas: Zum Wandel kul-

tureller Institutionen am Beispiel Bulgariens nach 1989. ). Theater-Bewusstsein: Polnisches Theater in der zweiten Hälfte

des 20. Jahrhunderts. Идея – Концепте – Манифест. Берлин: Lit, 2011.

Эйлерс, Д.Л., Фолькланд, А. и Шульце, Х. (ред.). Die neue Freiheit: Perspekti-

ven des bulgarischen Theaters (TdZ Recherchen 83). Берлин: Theater der Zeit,

2011.

Емельянцева Э., Мальц А. и Урспрунг Д. (ред.). Einführung in die osteuropäi-

sche Geschichte. Zürich: Füssli, 2008.

Frącz, S. Im Spannungsfeld von Nationalismus und Integration: Zur Komplexi-

tät des Transformationsprozesses der postkomunistischen Gesellschaften unter

den osteuropäischen Gegebenheiten. Бонн: Бувье, 2006.

Франц, Н. и Шмид, Х. (ред.). Bühne und Öentlichkeit: Drama und Theatre

im Spät- und Postsozialismus (1983–1993).Мюнхен: Отто Сагнер, 2002.

Fundacja Open Culture. Отчет о состоянии культуры и общественных организаций в

Украине. Люблин: Episteme, 2012. См. также http://fundacjaopenculture.org/.

Фонд открытой культуры. Отчет о состоянии культуры и общественных организаций в Беларуси —

рус. Люблин: Episteme, 2011. См. также http://fundacjaopenculture.org/.

Гржинич, М., Хиг, Г. и Дариан, В. (ред.). Помните о карте! История не дана.

Франкфурт-на-Майне: Револьвер, 2004 г.

Гройс Б., фон дер Хейден А. и Вайбель П. (ред.). Zurück aus der Zukunft:

Osteuropäische Kulturen im Zeitalter des Postkommunismus. Франкфурт а. М.:

Зуркамп, 2005.

Гротовски, J. Für ein Armes Theatre. Берлин: Александр, 1994 [первое издание: 1970].

Хаусманн, Дж. Унгарн – vom Mittelalter bis zur Gegenwart. Регенсбург: Пустет,

2004.

Хег, Г. и Мунген, А. (ред.). Stillstand und Bewegung: Intermediale Studien

zur Theatralität von Text, Bild und Musik.Мюнхен: Эподиум, 2004.

Хег, Г. и Дензел, Массачусетс (ред.). Globalizing Areas, kulturelle Flexionen und

die Herausforderung der Geisteswissenschaften. Штутгарт: Франц Штайнер, 2011.

Хег, Театр G. Das transkulturelle. Берлин: Theater der Zeit, 2015.

Неаутентифицировано

Дата загрузки | 02.03.17 14:41

Одна абсолютно счастливая деревня. Билеты на спектакль «Одна абсолютно счастливая деревня.

Одна счастливая деревня »

В эту команду входит Олег Любимов, выпускник РАТИ-ГИТИС, закончивший обучение в 1993 году.

Зрители по достоинству оценили яркие образы Головастикова в «Варварах» и Капитана в «Приключении», Онуфрия Парамонова и Ивана Ивановича в спектакле «Современная идиллия», созданные талантливым актером. Олег Любимов тщательно готовится к каждому этапу, его вдохновенное выступление вызывает восхищение у многих поклонников.

В постановке «Улисс» артист предстал в образах Адвоката, Листера, Патрульного и Ленехана, в «Двенадцатой ночи» сыграл священника, в «Трех сестрах» — Человека в пенсне.

Сейчас Олег Любимов играет Аргатифонтида и Полиса в «Амфитрионе», Герасима Горностаева в «Театральном романе», Лавочника и Жана II в «Носороге», занят и в других спектаклях текущего репертуара.

В фильме-спектакле «Сказка Белкина. Гробовщик» Олег Любимов дебютировал как переплетчик, племянник купчихи Трюхиной. Позже сыграл Лохматого в боевике «Шутник», Евгения в фильме «Над городом», Илью в мелодраме «Лжесвидетель». На данный момент в фильмографии артиста восемь проектов.

((togglerText))

В постановке «Варвары» прекрасно исполнил роль Притыкина. Теперь публика может оценить актерский талант Ильи Любимова, посмотрев спектакль, в котором он создает образ Вершнева. В спектакле артист блестяще играет Паратова.

Илья Любимов играет в спектакле роль Франца, в «Семейном счастье» играет итальянца. Князь Андрей Болконский в постановке произведения Л. Толстого — одна из самых ярких ролей харизматичного актера.

Дебютировал в кино в короткометражке «Утро не время для девушек», затем сыграл Ерхова в сериале «Гражданин начальник», Виталия в «Неадекватных людях», был занят и в других фильмах. Поклонники сериала оценили запоминающиеся образы Александра Воропаева в «Не родись красивой», Макса Майорова в «Дневнике доктора Зайцевой» и Германа Ворожцова в «Корабле», созданном Ильей Любимовым. Фильмография актера насчитывает шестьдесят проектов.

((togglerText))

За талант и работу на сцене Рахимов награжден премией О. премия Фонда Табакова в 2000 году и премия театра «Чайка» в 2004 году.

Фильмография Тагира Тимерхановича насчитывает семьдесят две работы. Зрители запомнили его по ролям майора из «Хироманта», Аликбека из детектива «Срочно в номер», инспектора ГИБДД из приключенческого фильма «Мальтийский крест», Сорокина в криминальном фильме «Исаев», Пети из «Лесника» и многие другие персонажи. В драме «Космонавтика» Рахимов сыграл главную роль.

((togglerText))

Сергей Иванович был руководителем студии Московского театра драматической импровизации на Арбате и студии Экспериментального театра эстрадной миниатюры.Как режиссер поставил спектакль «Убей меня, милый» для Одесской антрепризы, «Лесные музыканты» в театре-студии в Одинцово, а также «Винни-Пух» в Омском ТЮЗе — эта постановка была лучшей на Международный фестиваль «Театр детства и юношества» в 2000 году

На съемках Якубенко сыграл следователя Горина в криминальной драме «Чужой среди друзей», Ризина в фильме «Жизнь и судьба», Генриха в «Замороженной депеше», пристава в «Борисе Годунове». , прораб в мелодраме « Все для тебя » и другие роли в кино …

((togglerText))

Томас Часово Мокус активно работает на съемочной площадке. Его первой ролью в кино стал Костя из драмы «Я задумал побег». Он также сыграл Антона в комедии «Формула», Григория в «Запасном инстинкте», Генриха в «Золотом теленке», Геннадия в «Охотнике». Всего в фильмографии этого артиста более трех десятков ролей в фильмах и сериалах.

((togglerText))

(Старая сцена — Зеленый зал)

Зарисовки мастерской по одноименной повести в 1 действии (2ч30м, без антр.) 16+

B. Vakhtin
Petrue Production: Petr Fomenko
Mikheev: Evgeny Tyganov
Pauly Tyganov
Полина: Polina Agureeva
Учитель:
OLEG LYUBIMOV
Садовая пугало, густые дедушка, ну с краном: Карен Бадалов
баба Фима: Ирина Горбачёва
Егоровна: Наталья Мартынова
мать Полины: Наталья Kurdyubova
Куропаткин: Томас Моцкус
Тракторист: Никита Тюнин
Franz: Илья Любимов
Постаногов: Тагир Рахимов
Сосед: Сергей Якубенко Даты: 23. 01 чт 19:00, 21.02 пт 19:00

Отзыв об «Афише»: Здесь, кажется, пахнет свежим хлебом, теплым летним дождем, нагретым солнцем деревом. Вот где-то у реки бранятся бабы, вот пьяные мужики, бубен, о чем-то спорят, вот льется, звенит девичий смех… Скрипят шаткие мосты под ногами героев и начинается рассказ об одной счастливой деревне в котором все без исключения Живо — и Река, и Земля, и Небо.Поэтому совсем не удивительно, что Огородное Страшила (Карен Бадалов) наблюдает за деревенской жизнью, что Корова (Мадлен Джабраилова) научит мудрости, а Колодец с Журавлем (Карен Бадалов) станет воплощением трудолюбия. дней. В этом полусказочном, полуреальном, полувыдуманном мире развернется простая история настоящей любви двух молодых людей — Полины (Полина Агуреева) и Михеевой (Евгений Цыганов). Их трогательные, по-своему сложные, нежные и сильные чувства смешают мечту и реальность.Два любящих друг друга сердца сделают счастливыми всех и каждого вокруг, тем более что счастье никогда не длится долго. И вот одна абсолютно счастливая деревня с воем и слезами провожает на фронт своих сыновей и близких, отцов и братьев. Михеев не вернется с поля боя, но его верная Полина будет вести с ним задушевные беседы после войны. И снова взойдет солнце, снова перевернется поле, и снова юноша с девушкой побегут по зыбким дорожкам к реке встречать рассвет.«Одна абсолютно счастливая деревня» — один из лучших спектаклей Петра Фоменко, проникнутый той удивительной поэтической атмосферой, которая вызывает у зрителей умиление и в то же время восторг от просмотра и участия в необыкновенном действе, которое предлагает им Театр «Мастерская П. Фоменко» Режиссер П. Фоменко Художник В. Максимов Художник по костюмам М. Данилова

Жанна Филатова

В спектакле приняли участие:

Петр Наумович Фоменко — стихия, непредсказуемое театральное явление, необъяснимое явление.Пожалуй, не было в современной России режиссера, мыслившего более парадоксально и умевшего «взорвать» ситуацию, перевернув ее смысл. За что бы он ни брался, за классику или за малоизвестное современное произведение, предугадать происходящее на сцене всегда было невозможно до дня премьеры. Так «Одна абсолютно счастливая деревня» по произведению незаслуженно забытого советского писателя Бориса Вахтина в свое время произвела фурор.

О спектакле «Одна абсолютно счастливая деревня»

Одна абсолютно счастливая деревня — спектакль, ставший классикой в ​​репертуаре Мастерской Петра Фоменко.К сожалению, режиссера, поставившего ее, уже нет в живых и рано или поздно постановка войдет в историю. И теперь это уникальная возможность «прикоснуться» к творчеству парадоксального гения, ставшего уникальным театральным явлением, — Петра Фоменко.

Работая над этой постановкой, Петр Наумович старался создать на сцене атмосферу, максимально приближенную к той, которую описывает автор повести. Для этого он избрал форму живописных зарисовок, в которых переплетаются жизнь, фантазия, мечты.И, конечно же, всех их объединяет одна общая тема – начало войны, которая навсегда (или не навсегда?) меняет жизнь «Одного абсолютно счастливого села». В центре событий оказывается беременная Полина, которая со слезами на глазах провожает новоиспеченного мужа на войну и почти сразу же получает похороны. Но он все равно возвращается к возлюбленной, в образе то ли ангела, то ли облака, и даже ведет с ней диалог.

Премьера спектакля «Одна абсолютно счастливая деревня» в Театре «Мастерская Петра Фоменко» состоялась 20 июня 2000 года.По итогам сезона стал лауреатом Международной премии. К.С. Станиславского в номинации «Лучший спектакль». А уже в 2001 году был удостоен премии «Золотая маска» в номинации «Драма – спектакль малой формы».

Те, без кого мог бы не состояться спектакль «Одна абсолютно счастливая деревня»

Несмотря на то, что Петра Наумовича Фоменко давно нет с нами, его спектакли, а за свою жизнь он поставил их более 60 , продолжайте жить.В последние годы работал только в собственном театре, на сцене которого представил на суд зрителей «Театральный роман (Записки покойного)» М.А.Булгакова, «Триплич» А.С. Пушкин и другие произведения.

Спектакль «Одна абсолютно счастливая деревня» стал одной из самых ярких его постановок, покоривших театральные подмостки не только Москвы, но и Санкт-Петербурга и Дрездена. Неожиданными оказались не только выбор произведения, взятого за основу, его интерпретация, но и задействованный актерский состав.Главные роли исполнили Полина Агуреева и Евгений Цыганов. Вместе с ними в «Одну абсолютно счастливую деревню» играют Олег Любимов, Карен Бадалов, Мадлен Джабраилова и другие.

Как купить билеты на спектакль

С каждым годом купить билеты на спектакль «Одна абсолютно счастливая деревня» становится все сложнее, в 2018 году их стоимость достигает 20 000 рублей. Что, в общем-то, неудивительно, ведь в этой постановке на сцене сошлись звезды – всегда актуальная тема, продуманная авторская аргументация, талант актеров и блестящая режиссура.Но мы готовы сделать практически невозможное и помочь вам. Каждый наш клиент может рассчитывать не только на заветные билеты, но и на:

  • консультацию опытного менеджера, который ответит на все интересующие вопросы и поможет подобрать идеальный вариант по соотношению цена-качество;
  • бесплатная доставка заказа по Москве и Санкт-Петербургу;
  • скидка при покупке более 10 билетов.

Для вашего удобства предусмотрены различные способы оплаты — банковской картой, переводом и даже наличными при получении заказа.

Ближайшие сроки

Стремление познакомить зрителей с поэтическим миром вахтинской прозы, обрести родственную автору атмосферу привело создателей спектакля к форме зарисовок, сценических зарисовок, предельно условных и открытых к зрительское восприятие. Поиск интонации, тонкая грань между условностью и подлинностью опыта были центральными в этой работе. В необычном игровом пространстве Мастерской важно было воссоздать особую образную структуру рассказа, в котором сочетаются реальная жизнь, фантазия, сон, где действуют корова, колодец с журавлем, садовое чучело, и главные герои — Река, Земля и Деревня.»…А про абсолютно счастливую деревню — это не рассказ и не поэма, это просто песня… И в эту песню ворвалась война…»

  • Награды
  • лауреат премии «Золотая Маска» премия в номинации «Драма — Малый спектакль», 2001
  • Петр Фоменко номинирован на премию «Золотая маска» в номинации «Драма — лучшая режиссерская работа», 2001
  • Полина Агуреева номинирована на премию «Золотая маска» в номинации номинация «Драма — лучшая женская роль», 2001
  • Сергей Тарамаев номинирован на премию «Золотая маска» в категории «Драма — лучшая мужская роль», 2001
  • Лауреат Международной премии. К.С. Станиславский 2000 г. в номинации «Лучший спектакль сезона»
  • Полина Агуреева — лауреат премии «Кумир» 2001 г. в номинации «Надежда года» за роль Полины.
Спектакль был показан в Санкт-Петербурге и Дрездене (Германия).

Отзывы зрителей спектакля на форуме можно прочитать по хештегу

ВНИМАНИЕ! Во время спектакля, выполняя поставленные режиссером творческие задачи и авторские ремарки, артисты курят на сцене.Просим принять во внимание эту информацию при планировании посещения спектакля.

Фоменко — один из немногих режиссеров, умеющих извлекать волшебную театральность из самых обычных предметов и явлений. Рассказ Вахтина рассказывает о войне, но это не хроника сражений и побед, а попытка осмысления значения этого трагического события в жизни простых людей. Война только усложняет течение жизни, но не в силах прервать его. Он воспринимается как огромный камень, перегораживающий реку.Но приходит время, река набирает силу, переливается через камень и спокойно течет по прежнему руслу. Ольга Романцова, «Век» Это трогательный, теплый, нежный спектакль, которого вы сейчас, наверное, не найдете… Это спектакль, в котором чувствуется мудрость пожилого человека, и такое свежее, ясное, острое чувство жизни, которая есть только у людей, перешагнувших некую духовную грань и взглянувших на нее немного со стороны…
На самом деле это лирическая исповедь замечательного режиссера Петра Фоменко, поставившего сценки по рассказу Бориса Вахтина «Одна абсолютно счастливая деревня» в его Мастерской: спектакль трогательный и простой, пропитанный пронзительным ощущением прелести и обреченности бытия…
Алексей Филиппов, Известия… Скупой реализм советской деревни Фоменко воспел языком поэта-язычника. Майя Одина, «Сегодня» Для спектакля «Фоменки» и их герои проделывают постепенный путь от оживления вещей, механизмов, животных, рек к одушевлению человека, одушевлению жизни. От чистой игры к чистой жизни. От земной, горизонтальной жизни — к духовной, вертикальной жизни. Это духовно — не духовно. Оставим духовное идеологам и этике. И здесь без всяких заповедей и канонов постигают простые истины, что на войну идут, чтобы с нее вернуться.Что наши умершие не исчезают от нас, они рядом, и любовь не заканчивается с их смертью. Раз дано нам жить дальше, мы должны, мы должны любить живущих. Любовь – единственное оправдание нашей жизни. Ольга Фукс, «Вечерняя Москва» Вот и все, что сделал Петр Фоменко. Он поставил любимых и любящих людей под нежный фонарь своей памяти. Жизнь эстетизирована. Он умело сделал безыскусное представление. Он перевел прозу на язык театральной поэзии, одну из самых страшных страниц русской истории (войны) — на язык любви, историю смерти — на язык религии, говорящей о том, что душа бессмертна, а за распятием следует воскресение…
Петр Фоменко поставил, пожалуй, единственный в современной России спектакль, в котором нет ни слова о вере и Боге, но который хочется назвать христианским, потому что в нем разлита Любовь. Марина Тимашева, «1 сентября»

Постколониализм и постсоциализм в художественной литературе и искусстве

‘) var head = document. getElementsByTagName(«head»)[0] вар скрипт = документ.создатьЭлемент(«скрипт») script.type = «текст/javascript» script.src = «https://buy.springer.com/assets/js/buybox-bundle-52d08dec1e.js» script.id = «ecommerce-scripts-» ​​+ метка времени head.appendChild (скрипт) var buybox = document.querySelector(«[data-id=id_»+ метка времени +»]»).parentNode ;[].slice.call(buybox.querySelectorAll(«.вариант-покупки»)).forEach(initCollapsibles) функция initCollapsibles(подписка, индекс) { var toggle = подписка.querySelector(«.Цена-варианта-покупки») подписка.classList.remove(«расширенный») var form = подписка.querySelector(«.форма-варианта-покупки») если (форма) { вар formAction = form.getAttribute(«действие») document. querySelector(«#ecommerce-scripts-» ​​+ timestamp).addEventListener(«load», bindModal(form, formAction, timestamp, index), false) } var priceInfo = подписка.селектор запросов(«.Информация о цене») var PurchaseOption = toggle.parentElement если (переключить && форма && priceInfo) { toggle.setAttribute(«роль», «кнопка») toggle.setAttribute(«tabindex», «0») toggle.addEventListener («щелчок», функция (событие) { var expand = toggle.getAttribute(«aria-expanded») === «true» || ложный переключать.setAttribute(«расширенная ария», !расширенная) form.hidden = расширенный если (! расширено) { покупкаOption.classList.add(«расширенный») } еще { покупкаOption. classList.remove(«расширенный») } priceInfo.hidden = расширенный }, ложный) } } функция bindModal (форма, formAction, метка времени, индекс) { var weHasBrowserSupport = окно.выборка && Array.from функция возврата () { var Buybox = EcommScripts ? EcommScripts.Buybox : ноль var Modal = EcommScripts ? EcommScripts.Modal : ноль if (weHasBrowserSupport && Buybox && Modal) { var modalID = «ecomm-modal_» + метка времени + «_» + индекс var modal = новый модальный (modalID) модальный.domEl.addEventListener(«закрыть», закрыть) функция закрыть () { form. querySelector(«кнопка[тип=отправить]»).фокус() } вар корзинаURL = «/корзина» var cartModalURL = «/cart?messageOnly=1» форма.setAttribute( «действие», formAction.replace(cartURL, cartModalURL) ) var formSubmit = Buybox.перехват формы отправки ( Buybox.fetchFormAction(окно.fetch), Buybox.triggerModalAfterAddToCartSuccess(модальный), функция () { form.removeEventListener («отправить», formSubmit, false) форма.setAttribute( «действие», formAction.replace(cartModalURL, cartURL) ) форма. представить() } ) form.addEventListener («отправить», formSubmit, ложь) document.body.appendChild(modal.domEl) } } } функция initKeyControls() { document.addEventListener («нажатие клавиши», функция (событие) { если (документ.activeElement.classList.contains(«цена-варианта-покупки») && (event.code === «Пробел» || event.code === «Enter»)) { если (document.activeElement) { событие.preventDefault() документ.activeElement.click() } } }, ложный) } функция InitialStateOpen() { var узкаяBuyboxArea = покупная коробка. смещениеШирина -1 ;[].slice.call(buybox.querySelectorAll(«.опция покупки»)).forEach(функция (опция, индекс) { var toggle = option.querySelector(«.цена-варианта-покупки») var form = option.querySelector(«.форма-варианта-покупки») var priceInfo = option.querySelector(«.Информация о цене») если (allOptionsInitiallyCollapsed || узкаяBuyboxArea && индекс > 0) { переключать.setAttribute («ария-расширенная», «ложь») form.hidden = «скрытый» priceInfo.hidden = «скрытый» } еще { переключить.щелчок() } }) } начальное состояниеОткрыть() если (window.buyboxInitialized) вернуть window. buyboxInitialized = истина initKeyControls() })()

Театр Фоменко — спектакль одной очень счастливой деревни.Билеты на спектакль «Одна абсолютно счастливая деревня. Премьера в «Мастерской» на Кутузовском

(Старая сцена — Зеленый зал)

Этюды Мастерской по одноименной повести в 1 действии (2ч30м, без напр.) 16+

Б. Вахтин
Постановщик: Пётр Фоменко
Михеев: Евгений Цыганов

03

03 2:72903 Полина

03 Polina Agureeva
Учитель: OLEG LYUBIMOV
Садовый пугало
Садовый пугало, густым дедушкам : Томас Мокус
Тракторист: Никита Тюнин
Франц: Илья Любимов
Постаногов: Тагир Рахимов
Сосед: Сергей 224с 9001 Чт 19:00, 21.02 Пт 19:00

Отзыв об «Афише»: Здесь, кажется, пахнет свежим хлебом, теплым летним дождем, нагретым солнцем деревом. Здесь, где-то у реки, женщины ругаются, здесь подвыпившие мужики, бубен, о чем-то спорят, здесь льется, звенит девичий смех… Скрипят шаткие мостки под ногами героев и начинается рассказ об одной счастливой деревне в котором все, все без исключения Живы — и Река, и Земля, и Небо.Поэтому совсем не удивительно, что Садовое Страшила (Карен Бадалов) наблюдает за деревенской жизнью, что Корова (Мадлен Джабраилова) научит мудрости, а Колодец с Журавлем (Карен Бадалов) станет воплощением трудолюбия. дней. В этом полусказочном, полуреальном, полувымышленном мире развернется простая история настоящей любви двух молодых людей — Полины (Полина Агуреева) и Михеева (Евгений Цыганов). Их трогательные, по-своему сложные, нежные и сильные чувства смешают мечту и реальность.Два любящих друг друга сердца сделают счастливыми все и всех вокруг, тем более, что счастье никогда не длится долго. И вот одна абсолютно счастливая деревня с воем и слезами провожает на фронт своих сыновей и близких, отцов и братьев. Михеев не вернется с поля боя, но его верная Полина продолжит вести с ним задушевные беседы и после войны. И снова взойдет солнце, снова поле будет полно колосьев, и снова юноша и девушка побегут по утлым мостикам к реке встречать рассвет.«Одна абсолютно счастливая деревня» — один из лучших спектаклей Петра Фоменко, пронизанный той удивительной поэтической атмосферой, которая заставляет зрителей смотреть с умилением и в то же время восхищаться и быть участниками того необыкновенного действа, которое театр «П. Мастерская Фоменко» предлагает их». Режиссер П. Фоменко. Художник В. Максимов. Художник по костюмам М. Данилова.

Жанна Филатова


«Одна абсолютно счастливая деревня» разыграли в 250-й раз в Мастерской Петра Фоменко


— Спектакль «Одна абсолютно счастливая деревня» — второй опыт обращения Фоменко к этому спектаклю.Первый раз был со студентами ГИТИСа. На вашем курсе?

– Нет, это был курс перед нами. Я вас поправлю — это не пьеса, а рассказ. Я не знаю точно, как они работали над этим тогда, в первый раз. Петр Наумович сказал, что студенты делали какие-то наброски, наброски. Например, он вспомнил, как ставили сценки про одного из персонажей — Корову. У нее был теленок! В «Мастерской» Петр Наумович вновь обратился к этому материалу и на этот раз довел до спектакля все эскизы.

Как началось это шоу?

— Как обычно: если мне не изменяет память, мы взяли рассказ и стали читать. Мы прочитали все это, а затем сузили до театральной композиции, с которой потом работали.

— Кажется, огромное количество спектаклей в вашем театре началось с самостоятельной работы.

— Да, у нас есть такие внутренние показы, когда все могут показать все. Их называют «вечерами проб и ошибок». И именно из этих заявок и предложений родилось несколько спектаклей.Но это больше касалось актерского мастерства. Петр Наумович, приступая к новой работе, всегда уже знал полотно, на котором будет плести узор. Он знал, каким будет его выступление, и мы уже следили за ним. На репетициях «Деревни» я научился колоссальному терпению. Мы иногда подолгу лежим в этих деревянных декорациях, ожидая своих сцен. Иногда они даже засыпали.

— Почему ты заснул? Вы работали по ночам?

«На репетициях Деревни я научился колоссальному терпению»

— Мы могли работать над одной сценой очень долго.И все должны быть на сцене в этот момент. 30 минут еще ничего, а когда час, два, три, ты уже понимаешь, что ни войти, ни уйти, ни сделать ничего не можешь, и начинаешь тонуть. Но это произошло незаметно для режиссера. «Деревня» — ансамблевая постановка, не зря спектакль назван именно так, а не, скажем, по именам главных героев. Это очень тонкое исполнение, потому что оно завязано на мелочах, нюансах, и если один артист делает что-то не так, то все действие идет не по плану.Кажется, это можно сказать обо всех спектаклях. А вот про этот — особенно. Он имеет особые, определенные интонации. Когда мы представили новых людей, это было сложно. Не потому, что не могли справиться, а потому, что объяснить это было не так-то просто.

— Все новые, кого вводили, справились?

— Конечно. И спектакль приобрел новое звучание и нюансы. Недавно довелось наблюдать за выступлением со стороны — я сейчас играю в звене с Ириной Горбачевой.

— А почему?

— Были технические причины, и Ира согласилась нам помочь — ее познакомили с моей ролью. Было справедливо дать ей возможность продолжать играть.

— Ваша замена не связана с усталостью — производству уже 13 лет?

«Вы не можете устать от моей роли. Сложнее, как мне кажется, главным героям. Вообще есть спектакли, где все сделано так, что ты даже не замечаешь, что играешь их.Ты просто живешь, дышишь, воспринимаешь, и все это так естественно для тебя! «Деревня» для меня — один из таких спектаклей.

Всегда ли болезненно покидать спектакль?

— Когда спектакль рождается совместными усилиями многих людей, сложно, если выпадает одна составляющая.

Изменилась ли производительность с годами?

— Изменился. Думаю, так можно сказать о любом сериале. Это очень личное. А со временем ведь меняется не только возраст, но и ощущение мира, самого себя.Некоторые вещи вы уже делаете по-другому. Но зритель все равно читает то, что заложил режиссер. С Петром Наумовичем мы проработали все до поворота головы.

— То есть он больше вел сюда, чем полагался на художников?

— Несколько сцен мы сделали без него, а потом ему их показали. Например, о женщинах, которые поливают картошку. Мы занимались с педагогом Верой Петровной Камышниковой и что-то «рисовали». В основном в спектакле остался тот спектакль, который мы сами тогда придумали.Сам Петр Наумович очень наглядно показал, что и как должны играть актеры. Это вообще был его способ работы — сначала все пропускать через себя. Автор рассказа Борис Вахтин был его другом, и, конечно, Петр Наумович понимал и чувствовал его больше, чем мы. Он сам придумал пространство — все эти тазы с водой, веревки, пеньки, ведра. Он очень заботился о костюмах. Кажется: подумаешь, любую тряпку можно надеть! Нет! Много условных, много театральных образов.Но в этом он требовал абсолютно безусловной жизни. Это касалось предметов, одежды, макияжа. Петр Наумович всегда требовал правды, говоря: «Нет, не играйте так! Это из какого-то плохого советского фильма про деревню 30-40-х годов!!

— Как прошла первая часть работы — анализ, чтение? Довоенные, военные и послевоенные времена еще очень близки. На что вы опирались?

– Все родилось ассоциативно-образно. Мы опирались на слова, потому что именно на них завязана ткань действия.Человек, рассказывающий историю, полагается только на то, что он говорит. И это было предметом игры. Разобрались с тем, как пишутся слова, как они расположены друг к другу, естественно, слушали музыку того времени.

— А сам Фоменко еще был свидетелем в силу возраста.

Да и говорил он много. У него был интересный дар: не зная, он очень хорошо чувствовал природу села. Сомневаюсь, чтобы Петр Наумович бывал в деревне очень часто.Но я нутром чувствовал, что здесь какая-то ерунда, а это именно то, что нужно.

— «Одна абсолютно счастливая деревня» находится на вашей самой маленькой сцене. А перевести его на больший не было идеи?

— Пару раз возили «Деревню» на гастроли, играли на большом пространстве, например, на Александринской сцене. Но мне показалось, что это уже не то, что я хотел — пропала детализация, убрался звук, появился гул. Везде был этот странный эффект.И только один раз, в Германии на маленькой сцене, было лучше. Все-таки этот спектакль камерный. Вот пень рядом, вот вода в тазу, вот мосты. Интереснее, когда все скучно.

– Тринадцать лет – очень почтенный возраст для спектакля. Почему он так сохранился?

— Может быть, ответ прозвучит пафосно: в пьесе сильный дух. Это самое главное — художники могут меняться, но ничто не может изменить дух.А в «Деревне» такие по-человечески понятные темы: война, довоенный и послевоенный периоды — невольно будешь играть очень честно.

Глеб Ситковский

«Одна абсолютно счастливая деревня», Б, Вахтин, режиссёр Пётр Фоменко. Театр «Мастерская П. Фоменко»

В далекой-далекой деревне жили мальчик и девочка. Они любили друг друга, а потом, когда девушка забеременела, поженились. А на следующий день после свадьбы парня забрали на войну и убили.

Этот рассказ, простой, как пение пастушьей свирели, был написан ленинградским писателем Борисом Вахтиным в 60-е годы, а Петр Фоменко уже тогда хотел инсценировать рассказ друга, но цензуре что-то не понравилось, и спектакль был не выпущены.

Теперь, спустя десятилетия, Фоменко взялся наполнить свой новый дом на Кутузовской теми голосами, которые давно умолкли, теми людьми, которых давно уже нет, взялся обживать и согревать своим дыханием свое новое театральное пространство.

Пространство тесное и незначительное, но режиссеру Фоменко все равно: кажется, что он способен повелевать всем миром, даже будучи замкнутым в двух словах. Под потолками бывшего советского кинотеатра он легко помещает и небо — с которого на нас смотрят наши мертвецы, и землю — в которую нам предстоит лечь, и реку — на берегах которой мы будем проводить время.

На «берегах» было немного зрителей (слева — тридцать шесть и справа — тридцать шесть), а сама река и вообще вся эта неторопливая и стремительная жизнь течет посередине.Фоменко показывает реку всего двумя штрихами: он ставит повсюду тазы с водой и перебрасывает через все пространство деревенские мосты, где женщины обычно стирают белье.

Фоменко умышленно сводит простой рассказ к выполнению заданий тоже простых, почти учебных. Для того, чтобы дать картины деревенской жизни, достаточно нескольких зарисовок по сценарию и сценическому движению. Вот сценка «Бабы пололи картошку» — забавная скороговорка вкупе с энергичными телодвижениями колхозницы.Или этюд «Трактор»: у кого-то руки и ноги бьются в конвульсиях, а в такт судорогам «карррр-буррр-рра-торррррр», «аккккк-селллл-ле-рррррррррр», «матт-перррре-матт» выбегает из большая коробка».

Это типичный взгляд горожанина на сельскую жизнь, и, как обычно, в нем есть и наша вечная романтическая тяга к земле, и здоровая городская ирония. «Взгляд со стороны» — вообще, наверное, главное, что определяет суть этого спектакля. Мы смотрим на всю эту жизнь либо бесстрастными глазами садового чучела («Что он ей говорит? А что она ему?» — спрашивает Карен Бадалов с вороньим гнездом на голове), либо выпученными глазами коровы (Мадлен Джабраилова).Подвешенный на стуле между небом и землей, летописец-учитель (Олег Любимов) наблюдает историю Абсолютно Счастливой Деревни с самого начала, а финал мы будем наблюдать глазами погибшего солдата: Михеева (Сергей Тарамаев), с биркой на ноге, залезет в свой небесный гамак и будет оттуда вести нежные беседы со своей бедной Полиной (Полина Агуреева). Каждый — актер, и каждый — зритель.

Любовные сцены Михеева и Полины сделали бы честь любому театру.Сергей Тарамаев играет не только нежностью, но и силой. Полина Агуреева играет не только девичью упрямство, но и женскую жалость. И сожалеть по-деревенски то же самое, что любить. Эпизод, в котором Михеев разматывает на Полине длинное и струящееся рекой полотно, мог бы быть включен в некоторые театральные антологии как образец ключевой мизансцены, организующей пространство пьесы.

В этом спектакле текут не только реки, но и песни. Еще в самом начале спектакля сельский учитель объяснит нам, что этот рассказ, по сути, является «довольно длинной песней.И за те два с половиной часа, что длится спектакль, песни почти не умолкают. «Я верила, я верила, я верила» плавно перетекает в кокетливую песню «В нашем селе другой такой Чаниты не сыщешь», и «Для меня не цветут сады» — в «Лили Марлен».

«В деревне Бог не по углам живет, как думают насмешники, а везде», — сказал однажды поэт. Петр Фоменко, оживляющий в своем спектакле каждое животное и каждый предмет, добивается того, что в какой-то момент зритель вдруг забывает о многочисленных уголках бывшего киевского кино и вспоминает только пресловутое «везде».

Сегодня, 22 июня 2000 г.
Майя Один

«Одна абсолютно счастливая деревня» в мастерской Петра Фоменко

РЕЖИССЕРСКОЕ мастерство Петра Фоменко имеет одно абсолютно стабильное свойство. Во всех своих выступлениях Фоменко мудр и хитер. Он читает текст, докапываясь до смысловых нюансов каждого суффикса, перекладывает прозу для сцены особым, только ему известным способом, подстраивает каждую реплику и даже слог или звук к выбранной музыкальной теме, тщательно устанавливает свет, перебирая все оттенки белого и отмеряя каждый шаг под ногами художников.Но выбранные им пьесы уже давно завели игру с барином, сильнее «фараона» графини Анны Федотовны с его «тройками, семерками и тузами». Они как оборотни-жулики — окажутся его или нет. Если не его, то чужих, то спектакль оказывается мастерски собранной конструкцией, где виден каждый изгиб неординарной режиссерской мысли и даже след вдохновения, которое могло бы быть, но по самым непонятным причинам отсутствует. . Фирменное у Фоменкова «легкое дыхание» переходит в тяжелые и болезненные вздохи.

Но как только Фоменко попадает в свою текстовую стихию, все у него в руках начинает играть и звучать. Как удачливый игрок, все карты идут ему на руку. Он перестает нагромождать капитальные украшения и обходится самыми обычными предметами: горшками, корзинами, занавесками. И теснота игрового пространства превращается в невиданный и фантастический размах – за каждым предметом на сцене, платьем, словом, жестом актеров проглядывает не только жизнь, жизнь города или села, но и совершенно конкретный пейзаж, время года и даже погода того дня, на которую приходились все эти события, привлекшие внимание режиссера.

«Одна абсолютно счастливая деревня» по роману Бориса Вахтина — спектакль из серии счастливых шлягеров. Фоменко снова угадал свою карту, и выигрыш не заставил себя ждать.

Обозначив жанр происходящего на сцене как «зарисовки мастерской по одноименной повести», Фоменко воспел скупой реализм советской деревни на языке поэта-язычника. Журавль-колодец, садовое чучело, козы, коровы, изящно и остроумно сыгранные актерами студии, обрели не только свой голос, но и свою душу, и характер, и у каждого своя история.Колодец хранит никем не раскрытую тайну главного героя Михеева (Сергей Тарамаев), чучело заботится о том, чтобы приютить нежных любовников, а коза чуть ли не готова расплакаться, когда в деревне появляется пленный немец это к колышку. Игровое пространство, наполненное ящиками, тазами, скамейками и подготовленными к распиловке бревнами, расширяется на бескрайние просторы нашей Родины и достигает заграницы.

Фоменко дает волю воображению. Длинный кусок небесно-голубой ткани оказывается рекой, холодной и широкой.Умывальники предназначены не только для того, чтобы деревенские женщины, наклонившись, стирали в них белье. Они играют роль луж, в которые, нежно стряхивая капли, ступает в жаркий день красавица Полина или, не разбирая дороги во мраке ночи, шлепаются усталые ноги в кирзовых сапогах. Ящики превращаются в тракторы, колодцы и траншеи. Деревенские женщины оказываются красавицами Венецианова, работницами Малевича или вдовами кисти советского художника Сергея Герасимова.А главные герои — деревенские любовники Полина и Михеев в исполнении Полины Агуреевой и Сергея Тарамаева — напоминают мифологических персонажей Боттичелли.

Фоменко растворил текст рассказа Вахтина в песнях и мелодиях. От кокетливого «В нашей деревне вы не найдете другой такой Чариты» и грустного «Сады цветут не для меня» до утешительной немецкой «Лили Марлен», сыгранной на губной гармошке. Он разлагал каждый шаг актеров на порывы, порезы, заставлял их перешагивать через ручьи и лужи, играть не только такую ​​любовь, что «я плачу из-за него, проклятого, когда думаю, что убьют», но и мечты, надвигающиеся сонливости, смертельной усталости и спокойного, мирного счастья.И делают это мастерски.

Фоменко умеет околдовать и обратить в свою религию. На этот раз ярко и поэтично. В «Единой абсолютно счастливой деревне» даже невинно умершие улыбаются с небес.

КоммерсантЪ, 23.06.2000
Елена Ковальская

В конце театрального сезона на тихой, но неожиданной ноте прозвучала новая премьера «Мастерской Петра Фоменко». В новом спектакле Фоменко выступил в новом качестве. Не только режиссер спектакля.Не только педагог, выводивший на сцену своих учеников трех поколений. «Одна абсолютно счастливая деревня» Фоменко дает мастер-класс простой житейской мудрости самой публике.

Уже не один год Петр Фоменко читает «Войну и мир» со своими актерами. Уже не один год он строит свой театральный дом. Догадывались, что «Война и мир» зимой откроет новый корпус «Мастерской» — но нет. Первыми там появились «Варвары» Горького в постановке Евгения Каменьковича, но Толстого там не было.Однако спектакль по деревенской прозе Бориса Вахтина, который Петр Фоменко выпустил тихо, на мотив дачного сезона, кажется проверкой его голоса накануне «Войны и мира».

«Одна абсолютно счастливая деревня», как говорится в пьесе, — это не рассказ и не поэма. Это песня. Простодушная песня все о той же войне и мире, о счастье жить и о греховности уныния, которая пелась в «Мастерской» с невероятной ясностью и убедительностью.Фоменко ведет свой урок в простоте, инсценируя его как школу театрального мастерства. В нем принимают участие актеры трех фоменковских серий. Из старших Сергей Тарамаев (Михеев), недавно зачисленный в труппу, долгое время работал с Сергеем Женовачем. Из средних — Мадлен Джабраилова, Олег Любимов, Тагир Рахимов, Карен Бадалов, Сергей Якубенко. Из младших — Полина Агуреева, Ольга Левитина, Томас Мокус, Андрей Щенников и Илья Любимов. Рядом с ними Людмила Аринина, которая уже играла в «Варварах».Спектакль был составлен из актерских сценок – наподобие тех, которые студенты учатся делать в театральном институте на первом курсе, играя суслика или холодильника. На деревянных мостиках, проложенных через сцену, «фоменки» без усилий сочиняют новый мир. Они не возрождают колхозный рай вахтинской истории (у Фоменко есть основания не тосковать по прошлому), а обустраиваются в своей новой сцене как tabula rasa. Пробуя мостки и бревна на устойчивость, они проверяют этот мир на прочность.Они поселяются, населяют его живыми существами и предметами, которыми играют с энтузиазмом стихийных пантеистов. В этот пантеон, включающий в себя старый колодец и садовое чучело, черную козу и колхозный дизель-генератор, входят и люди — однорукий председатель, три старухи, рыжеволосый Михеев (Тарамаев) с упрямой возлюбленной Полиной (Агуреева). Здесь люди разговаривают с чучелом и слушают землю. Когда сюда ворвется война, возникнут и материализуются еще незнакомые слова.Фанерным дребезжащим листом будет Страх. Метка на большом пальце босой ноги — Смерть. Небо разверзнется — гамак под самой крышей, куда пойдет рыжеволосый Михеев в одном нижнем белье. Он будет улыбаться оттуда и давать советы живым. В спектакле много воды: в нее плещут, в стаканы наливают, в нее входят — как будто причащаются. Много дерева и белого холста. Много света и воздуха. Чего нет в «Одной абсолютно счастливой деревне», так это пафоса и назидания. Нет школьной указки, указывающей на шестую часть земли на карте и говорящей, вот она, родина. Что не отменяет любви к этой земле. Нет пальца, поднятого к небу. Это не отменяет мысли о небе. Другими словами, это просто песня. Не гимн, а низкий гимн.

Ведомости, 23 июня 2000 г.
Лариса Юсипова

Новый спектакль в «Мастерской П. Фоменко»

К 22 июня 2000 года у Петра Фоменко вышел спектакль, который он мечтал поставить еще в 70-е годы – «Одна абсолютно счастливая деревня» по рассказу своего друга, малоизвестного тогда, да и сейчас, писателя Бориса Вахтина (1930- 1981).

В 70-х у него не получилось, в 80-х тоже, и вряд ли дело только в идеологии — что «Деревня» была напечатана сначала в «Ардисе», а уже потом у нас и что один из ее героев, Немецкий военнопленный по имени Франц совсем не похож на немцев, фигурировавших в книгах, спектаклях и фильмах к 30-летию или 40-летию победы в Великой Отечественной войне. Поставить «абсолютно счастливую деревню» — такую, какой она появилась сейчас, — мог только человек, давно живущий на свете и давно задумавшийся о том, что такое абсолютное счастье.

В конце выступления немец Франц держит в руках граммофон с крутящейся пластинкой «Лили Марлен» и дотошно, слово за словом, переводит этот немецкий шлягер на русский язык. И кажется, что мелодия, известная послевоенному поколению не немцев только по известному фильму Фассбиндера, звучала весь спектакль — рассказ о женщине, пережившей, даже не осознавая этого должным образом, глобальную катастрофу

Но если фассбиндеровскую героиню несет по самому гребню поднятых бурей волн, то деревенская девушка Полина жила и живет в своем тихом уголке с козами, овцами, курами, чучелом, колодезным журавлем и старыми девственными тетками которые свято хранят какую-то роковую тайну.

Театр Фоменко давно уже превратился в миниатюрное подобие Мариинского театра — место, где по непонятным причинам одна за другой появляются замечательные актрисы, несмотря на то, что во всех других местах их жуткий, жуткий дефицит. В «Деревне» нет знаменитых фоменковских звезд: ни Галина Тюнина, ни сестры Кутеповы, а Мадлен Джабраилова занята двумя крохотными ролями — коровы Фимы и бабы. Спектакль поставлен для Полины Агуреевой, совсем юной актрисы, для которой это первая крупная роль на московской сцене и которой теперь явно предстоит переход из «младшей группы» в основной состав «фоменок».

Ее Полина влюбляется, беременеет, 21 июня 1941 года выходит замуж, а 22 июня ее муж (Сергей Тарамаев) уходит на войну. Его убивают, она рожает мальчиков-близнецов, а потом в деревне появляется пленный немец — и Полина снова рожает: близнецов — девочек. На этом история, по сути, заканчивается, и становится понятно, что это была история абсолютного счастья.

Пожалуй, в 1965 году, когда появился рассказ, рассуждения о счастье по отношению к богом забытому уголку СССР звучали достаточно иронично.Но интонация Фоменко совершенно серьезна: его «одна деревня» — это не сталинский колхоз, это целый мир, где все со всем связано, неодушевленные предметы сочувствуют одушевленным, а мертвые говорят живым, что делать, потому что от выше вы все еще можете видеть лучше.

В отличие от глобальной антиутопии, о которой Лев Додин размахивал своим «Чевенгуром», «Деревня» Фоменко не только не (анти)утопична, но и вовсе не глобальна. Актеры, играющие очень близко к зрителю, длинное синее полотно с изображением реки, окопы, похожие на песочницы, и обещанный рай — на гамаке, подвешенном высоко на деревьях возле загородного дома, — очень уютный мир, который не могут разрушить бедствия, потому что они, катастрофы, тоже кем-то задуманы и для чего-то нужны.

Жизнь победила смерть — где именительный падеж, где винительный? — написал Даниил Хармс. Фоменко поставил спектакль, где жизнь успела принять именную форму. Ради такого результата было даже не стыдно сделать паузу на 30 лет.

Newstime, 23 июня 2000 г.
Алена Солнцева

Петр Фоменко поставил спектакль об истинном счастье

Премьера состоялась в День народного траура — 22 июня в России отмечается начало Великой Отечественной войны.В советской культуре этот день почти всегда описывался одинаково: полное счастье, лето, радость, белые одежды, светлые надежды — вдруг внезапная тьма, горе, грохот снарядов… В рассказе Бориса Вахтина по мотивам в которой в пьесе «Одна абсолютно счастливая деревня» все происходит по той же схеме, что и во многих других литературных произведениях, спектаклях, фильмах, песнях: герой уходит на войну в день своей свадьбы, венчая нежную и страстную историю любви, и умирает. Необычно разные.Счастье, захлестнувшее сцену в первых, радостно-безмятежных лирических сценах, не проходит. Возвращается с убитым Михеевым, который даже после смерти остается в своей деревне, где река с изгибом и правый берег, как и положено, низкий, где колодец с журавлем, чучело, коровы, любимый Полина и двое близнецов растут хоть и на капусте с картошкой, но такими же богатырями. Он остается и учит свою овдовевшую жену, что надо «брать мужчину в дом», и она будет любить его, Михеева, всю жизнь, и это ей поможет.И снова все в белых одеждах, а патефон играет немецкую любовную песню, потому что пленный Франц, списанный добрым капитаном из лагеря, влюбился в Полину, и она родила ему двух девочек-двойняшек…

Мастерская Петра Фоменко снискала славу театра, которому особенно удаются вещи с легким дыханием, радостные и как бы детские. Критики даже обвиняли его актеров в инфантилизме, неумении играть глубокие и сложные чувства. Новый спектакль как будто взялся доказать, что, пользуясь только светлой частью палитры, можно создавать объемные, сложные произведения — и не терять той трепетной свежести чувств и прозрачности красок, что, видит Бог, не недостаток. , но редкое и ценное качество.

Поэзия и искренность делают простую историю не банальной. Современной культуре это дается с трудом — только не в Мастерской Фоменко. Жанр спектакля определяется как «этюды по одноименной повести». Его ткань соткана из тренировочных упражнений — игры с воображаемыми предметами, изображения предметов и животных (Карен Бадалов чудесно «показывает» журавля в колодце, Мадлен Джабраилова — корову, а Томас Мокус и Андрей Щенников — заглохший паровоз). В общем, все лают, кудахчут, блеют и хрюкают довольно безрассудно.Спектакль на тему «бабы пололи картошку» вызывает восторг и аплодисменты зрителей. Азбука театрализованной игры помогает перейти к достаточно простым шестидесятническим идеям повествования без насилия над изощренным опытом современного культурного сознания.

Сергей Тарамаев, сыгравший в спектакле главную роль веселого Михеева, поначалу очень похож на Леонида Утёсова из фильма «Веселая Ре6ята». «Белозубая улыбка, соломенные кудри, танцевальная пластика. .. Собственно спектакль построен по принципу джазовой композиции — каждый персонаж входит со своей вариацией, мотивы повторяются, схватываются в свободной комбинации и убегают. На периферии возникают разные темы, узнаваемые с половины -тон — например, после смерти Михеева идет разговор о бессмысленности жизни во имя светлого завтра, а все социальное, политическое, публицистическое — вторично.

Для того времени, когда писался рассказ Вахтина, представление о независимости личного счастья человека от общественных условий было почти крамольным.Тогда это воспринималось в контексте свободы. Сегодня это звучит по-другому: счастье — это вопрос одаренности. Ему нужен талант. Для актеров сыграть такое состояние — невероятно сложная задача. У Сергея Тарамаева и Полины Агуреевой (Полина) это хорошо получается, хотя и по-разному. Для Тарамаева сыграть цельный и сильный характер героя, его почти звериную, инстинктивную радость — во многом дело зрелой техники. Для Агуреевой — скорее молодость и заразительность ее актерской натуры. Но как бы то ни было, их любовь переливается на сцене живым перламутром, согревая и расслабляя зрителей, готовых плакать, смеяться, послушно следовать за эмоциями героев, а после спектакля уносить с собой им несвойственное сегодня состояние размягченной души.

Сюжет поставил сам Фоменко, переложив мотивы деревенской, колхозной, военной прозы в сельскую пастораль, в которой милый друг, любезный пастух дарит любовь своей избраннице, плещет река, мычат коровы и нет фальши , и все живет трепетно ​​и простодушно, как будто нет никакого постмодернизма в мире и никогда не было.Бабы несут ведра на коромысле, вода тяжелая, спины выпрямляются, попки выгибаются, ноги напрягаются, и, сами понимаете, что бывает с молодыми парнями…

На недавно прошедшем «Кинотавре» актер Виктор Сухоруков, сыгравший в фильме «Брат-2», отбивался на пресс-конференции от невысказанных, но витающих упреков в торжестве насилия и криминального жанра на экране. Время у нас сейчас, сказал он, жизнь изменится, и вот увидишь — прилетят журавли. ..В Мастерской Петра Фоменко уже летали.

Независимая газета, 29 июня 2000 г.
Ольга Галахова

Премьера в «Мастерской Петра Фоменко»

Казалось бы, рассказ «Одна абсолютно счастливая деревня», поставленный в «Мастерской Фоменко» самим мастером Фоменко по прозе ленинградского писателя Бориса Вахтина, труднее всего назвать счастливым: довоенный и послевоенная русская деревня, голодная, вечно омываемая рекой; безмужицкая, где всю тяжелую работу тянут женщины; разрушенная войной деревня.Что делает Вас счастливым?

Вот Полина только что родила, а ее мужчина с радостью идет на фронт добровольцем и умирает, причем умирает моментально, даже не успев понять, что его убили. Осталось двое детей-близнецов, зарабатывать на жизнь тяжело, да еще и работодатель пристает. Полина воспитывает детей на картошке. Каждый день он преодолевает несколько километров по грязи, чтобы устроиться на работу. Сложнейшее физическое переживание послевоенной деревни у Фоменко — фон: несколько штрихов мастера, и возникает целая жизнь небытового спектакля.

Вот женщины по тонкому мостику с песнями, шутками вышли к реке с жестяными тазами, чтобы постирать белье: лихо отжимают простыни, так что брызги летят в зрителя. Такой натурализм нередко свойственен театральным представлениям. В грубых полузэковых телогрейках с мужского плеча, в сапогах на пять размеров больше, с мужской ноги — но как они радостью наполняют пространство сцены! Ненадежные мосты — своего рода подиум для их деревенской жизни; они выходят на этот подиум в азарте и смелости стирать не для себя, а кажется — для всего мира.И им совсем не тяжело, а радостно. И хотя режиссёр не воссоздаёт природу в деталях МХАТа, кажется, что так ярко светит солнце и вода в реке чистая, прозрачная, а мир вокруг огромен, прекрасен, совершенен.

Петр Фоменко окружен справедливой любовью и уважением как своих учеников, так и театральной общественности. Сила его авторитета, вероятно, в том, что он бескомпромиссен в поисках ответов на вопросы о человеке как таковом и о современном театре. Вот почему путь Фоменко к спектаклю сложен: ходят легенды о том, как он мучает актеров, как страдает сам, как трудно актеру обмануть его на репетиции и как легко потерять его благосклонность, если ты не способен на искренность. Его ученики как будто беспрекословно доверяют Учителю и готовы броситься в любые предложенные и не предложенные обстоятельства, чтобы оправдать возможное и невозможное. Иногда думаешь, что если Фоменко скажет им летать, то они полетят.

За тем, что мы видим на сцене в спектакле «Одна абсолютно счастливая деревня», чувствуется удивительная энергия утверждения жизни и утверждения театра.

Похоже, неслучайно Фоменко обратился к своему нереализованному замыслу тридцатилетней давности, закрытому цензурой: военная проза как повод поговорить о счастье. Эта деревня счастлива, потому что у нее есть энергия, чтобы жить, пока есть люди, которые умеют любить. Жизненная сила тем мощнее, чем тяжелее, невыносимее обстоятельства жизни, заставляющие человека открывать в себе такие духовные резервы, благодаря которым он очеловечивает себя и, следовательно, мир. На самом деле сюжет спектакля настолько прост, что искушенные театралы могут растеряться. Но именно от изощренности убегает Фоменко, режиссер не усложняет простое, а напоминает, что простое сегодня оказывается самым сложным и в театре, и в нашей жизни, в которой этого все меньше и меньше самой жизни, живого, подлинного чувства, сообщающего радость бытия. Все просто: полюбить, родить детей, пережить потерю близкого человека, погибшего на фронте, чтобы снова начать любить и снова родить детей, и снова открыть и полюбить мир.

Когда в макрокосме — народы, государства — сходят с ума, в микрокосме — в деревне — человек, конечно, сохраняет личность в себе и в других. Однако Фоменко далек от сентиментального восхищения селом и его жителями. Это не взгляд режиссера, воспитанный деревенскими писателями семидесятых, в котором мир сужается до деревни, у Фоменко, наоборот, деревня шире мира.

Фоменко насыщает каждый сантиметр игрового пространства, сосредоточенного в центре зрительного зала, театром: вздыбленный мостами пол становится берегом реки, фронтовыми траншеями, заводским цехом; боковые стены зала – убежище сказочника-учителя, а на них почти висит садовое чучело, которого играет Карен Бадалов. Он в спектакле — дремучий дедушка и колодец с краном; потолок здесь – небесные высоты, к которым уходят чистые души убитого Михеева (Сергей Тарамаев) и рядового Куропаткина (Андрей Щенников).

Пространство жизни и символа органично сосуществуют, перетекают одно в другое. Реальное и метафизическое соседствуют просто, без лукавства, поскольку являются естественным отражением духовного строя «абсолютно счастливой деревни».

Убитый Михеев не исчезает из бытия, он просто переходит в другое измерение, не оторванный от жизни в мире.Именно поэтому его жена Полина (Полина Агуреева) не кажется вдовой, она разговаривает с ним каждый день и не потому, что это помогает ей выжить: диалог с загробным миром лишен психологического корысти, возвышенного мистицизма. Михеева, однако, язык не решается назвать «загробным». Он весело и просто из-под неба в одном нижнем белье наблюдает за жизнью своей жены, а Полина не сокрушается, не рыдает, а смешно, по-детски выговаривает мужу, мол, он очень виноват, что его убили.

Любовь не исчезает со смертью, а продолжает жить и формировать особое духовное поле, подчиненное не только законам материального мира. Пространство души оказывается глубже, шире, богаче видимой и осязаемой структуры. Дуэт под руководством актеров Полины Агуреевой и Сергея Тарамаева исполняется в этой части спектакля мощно, душевно и трепетно. (Отметим в скобках: по нашему мнению, Сергей Тарамаев преуспевает Михееву после его смерти больше, чем Михеев при жизни.)

Простота доходит до того, что кажется, что Полина снова выйдет замуж из-за прохудившейся крыши. «Ну, что мне делать?» – спросит она мужа, как будто он сидит рядом с ней, и он тоже просто ответит: «Приведите мужчину в дом». В дом войдет пленный немец Франц, отчество Карлович (Илья Любимов). Селяне возьмут его в рабскую рабочую силу, накрутят на него данные, чтобы он работал на деревню, потерявшую крестьян на войне.Живой трофей — немец — достанется Полине, и она со страхом введет его в дом: мол, нет там грешных помыслов, только работа. Но чем больше молодая вдова внушает себе эту идеологию, тем очевиднее ее тянет к этому врагу. Вот она льет воду из ковша на пленного немца, изо всех сил стараясь быть погрубее, но мы чувствуем, как между ними возникает физическое притяжение, как ей не удается сыграть роль строгой, заботливой материнской хозяйки, а получается совсем не по-матерински.. У них, Полины и Франца, будут близнецы, немец захочет еще детей и почему-то не захочет выходить из этой анархии, в которой совершенно нет милого немецкому сердцу порядка: здесь даже скотину не привязывают к колышки. Иноземец сразу покажет аборигенам первый наглядный урок: приучит козу к порядку. Франц Карлович станет вожаком в колхозе, местные жители примут его в свою общину, влюбятся в него и заметят: «Он не карьерист и не пьет.Биография этого персонажа начинается с эпизода в начале спектакля: в тирольской кепке, с гармошкой он беззаботно спускается, например, с Альп, еще не зная, какую ловушку готовит ход истории для него, что предстоит страшная война в снегах России. Вся жизнь Франца, прожитая до войны, мелькнет, как этот эпизод, и он начнет по-настоящему жить на войне и в неволе.Илья Любимов играет немца с добрый юмор, не превращаясь в карикатуру: привыкаешь к протяжной речи иностранца с акцентом, умудряешься влюбить в себя его, как он умудряется влюбить в себя деревню и ее жителей, на кого или как они недавно застрелил Франц.Актер раскрывает в своем персонаже лирический голос.

Он обнимает Полину, кажется, в лунную летнюю ночь, выходя на крыльцо дома, и пространство поселка преображается, теряя свою географическую специфику. Звучит знаменитая песня, с которой немецкий солдат не маршировал, а жил, как с нашей «Катюшей» русской — «Лили Марлен». Франц переводит Полине каждую строчку песни, возможно, вспоминая свою родину, свою войну и свои надежды на то, что он выживет.Ведь то, о чем мечтал каждый солдат на войне: вернуться и открыть для себя — тебя ждали и любили, любили и ждали. «Лили Марлен» давала такую ​​надежду, и для Франца эта песня — молитва фронтовика, сбывшаяся мечта: он выжил, полюбил и счастлив в русской неряшливой абсолютно счастливой деревне. Он не переводит, а повторяет Полине те слова молитвы, которые помогли пережить русские морозы, смерть товарищей, плен и верить, верить и еще раз верить в силу жизни.

Культура, 29 июня — 5 июля 2000 г.
Геннадий Демин

Сюрприз в конце сезона

Становится понятным, насколько очевиден гражданский подвиг, совершаемый молодыми людьми, восстанавливающими связь времен.

Скудный театральный сезон в столице неожиданно закончился чередой неожиданных сюрпризов.

Пожалуй, самое ценное событие текущего сезона – премьера в малом зале Мастерской П. Фоменко. Театралы помладше сразу вспомнят светлое начало этой труппы – изысканное и загадочное «Приключение», тонкое и элегантное «Овцы и волки».Тем, кто постарше, неизбежно придут на ум еще более известные «Братья и сестры», прославляющие Малую драму Додина, благо у Фоменко та же тема — русская деревня довоенных и военных лет. Однако есть существенная разница: ленинградские художники — дети тех, кто пережил страшное время; для нынешних москвичей-актеров живая семейная связь померкла, поредела, память о семье хранят уже не родители, а бабушки и дедушки. Добавьте еще одну пропасть между сегодняшним мегаполисом и тогдашней глубинкой; наконец, разрыв в психологии, вызванный сменой ориентаций в обществе, и станет ясно, насколько очевиден гражданский подвиг совершают молодые люди, восстанавливая связь времен.

Рассказ Бориса Вахтина «Одна абсолютно счастливая деревня», положенный в основу одноименного спектакля, представляет собой зарисовку сельской жизни и историю любви. Наутро после свадьбы первый парень Михеев отправился на фронт — поскорее расправиться с фашисткой и вернуться к любимой Полине. Да, ему там было несладко, он задержался — а ей довелось вытаскивать двоих двойняшек в одиночку. А тут и вовсе пришла жестокая бумажка-похоронка.

Спектакль «фоменок» (а критики и публика уже давно ласково называют его) родился из студенческой дипломной работы последнего выпуска магистра — и напоминает о ней с открытостью, наивностью, свежестью.В небольшом зале на 80 мест — фойе бывшего кинотеатра с сохранившимися колоннами — зрители расположились по обеим сторонам деревянных скамеек разной высоты. Это и стол, и мосты на реке, и окопы, иначе сарай или участок в поле. Тазики с водой — тут вам и речка, и вечные деревенские лужи, и домашняя утварь. На противоположной от колонн стене есть окна, выходящие на шумную и изрытую строительством очередное кольцо Москвы. Их закроют подвижные жалюзи-ставни, открыв другие, на стекле которых прозрачный набросок милого русского пейзажа.

Так же просто и чисто, четкими красками и тонкими мазками участники рисуют портреты своих персонажей. В ней совершенно неузнаваема самая энергичная баба Фима в деревне, вечная и неутомимая сельская труженица, бесстрашная и заводная Мадлен Джабраилова. Неугомонная сплетница Егоровна, всюду сующая свой чуткий и любопытный нос, — звонкое дело нежной Ольги Левитиной. Неизменно позитивный и рассудительный, немного занудный Сосед — Сергей Якубенко.Сразу три броские, идеально отполированные скульптуры – уморительное Садовое Страшила, свидетель многих деревенских событий, не менее древний Колодезный Журавль и Дремучий Дедушка, который, прижавшись ухом к земле, слышит шум военных эшелонов. изысканные творения Карена Бадалова.

Однако большинство задействованных в спектакле исполняют несколько ролей, иногда умудряясь за секунды щедрой сценической самоотдачи создать законченный полнокровный персонаж — как тот сладострастный цеховой мастер (Тагир Рахимов).Режиссер смешал воспитанников разных выпусков — от зрелых, уверенных в себе артистов до совсем зеленых. Из новичков открытием является Андрей Щенников, окопный соратник главного героя, шустрого ярославского мальчика со смешной фамилией Куропаткина, которому по ночам снятся девушки (одна из самых проникновенных сцен пьесы). Много обещает и Илья Любимов — Франц, сначала холеный и добропорядочный бюргер, потом военнопленный, оставленный в той самой деревне и сохранивший немецкую страсть к порядку среди русской неурядицы.

Наибольший спрос со стороны центральной пары. Полина Агуреева, актриса с сильным комедийно-лирическим началом, у своей тезки более удачна в начальных сценах — здесь и купание в широкой реке, представленное длинным мокрым листом, и веселые и искренние деревенские ухаживания. Для второй части — после ухода любимого человека, военного и послевоенного — наверное не хватает жизненного опыта.

Сергей Тарамаев – самый звездный участник спектакля, победившего в Голливуде.Его Михеев, сказочный добряк, который балуется проказами, преследуя любимую девушку, простодушен и лукав, надежен и безмятежен. Трудно, наверное, пока играть ту зрелость, которая бывает на войне. А потом в бесхитростном раю — решетчатом облаке, подвешенном на веревках, — сидит с болтающейся биркой на голом пальце ноги, советует жене, оставшейся на грешной земле: найди себе человека, который поможет воспитать детей. Ему хватило бы еще буйства, удали, былинной силы, чтобы стать не только главным героем повести, но и той притчи, которую задумал режиссер.

Впрочем, похоже, все придет со временем. Ведь «Одна из самых счастливых деревень» создавалась — вполне очевидно — по эскизам. Все вместе они складываются в могучую эпопею, завораживающую картину народной жизни, от которой сжимается горло и предательски покалывает под веками.

И эпитет «самая счастливая» по отношению к деревне воспринимается без тени иронии – она сохранила завещанную предками духовную крепость и передала ее следующим поколениям.

И режиссер, который может выпустить такую ​​постановку, тоже доволен. Счастливы актеры, играющие в нем, особенно те, кто начинает с него свой творческий путь. Счастливы, наконец, зрители, которым довелось увидеть столь человечный и душевный спектакль.

Новости Москвы, 18.07.2000
Нина Агишева

Спектакль Петра Фоменко дал новое дыхание давней повести писателя Бориса Вахтина

Уже не в первый раз сочетание тончайшего русского театра с так называемой деревенской прозой дает отличный результат — вспомним известную трилогию Льва Додина по роману Федора Абрамова.Сегодня состоялся спектакль Петра Фоменко, сотрудники студии которого поставили повесть Бориса Вахтина «Одна абсолютно счастливая деревня».

Сюжет вроде бы прост: Полина и Михеев жили в деревне, затерянной на просторах России, любили друг друга, а потом началась война, и Михеев был убит. Первую часть – миролюбивую – показывают «фоменки» в виде театрально-утонченных и эмоциональных этюдов, наполняя крохотный зал с колоннами, оставшимися от старого кино, звуками полоскания в реке белья, плескания воды из ведра на коромысле, женские песни и рев не заводящегося трактора.Солистами здесь являются актеры Сергей Тарамаев и Полина Агуреева, и если лидер в какой-нибудь труппе соответствует его таланту, то Агуреева, играющая все больше и больше в эпизодах, предстала теперь настоящей лирической героиней — темпераментной) естественной и ни на кого не похожей. Надо сказать, что мастер придумывал для них удивительные сцены: чего стоит один купальный эпизод, когда на сцене два актера, кусок голубого белья и полная иллюзия прохладной вечерней воды, обнаженное женское тело, целомудренная и эротическая любовная игра.Ведь театр — это иллюзия, и чем она правдоподобнее, тем театр лучше.

Одним словом, наслаждаешься любовной идиллией в бедной советской деревне, называвшейся в те времена колхозом, и думаешь: почему же все-таки Вахтина когда-то считали писателем-диссидентом? Решение находится во второй части производства. Михеев, конечно, на войне гибнет, но гибнут свои — из-за несогласованности действий. А разговор майора, замполита и капитана, в результате которого напарник Михеева Куропаткин попадает в штрафбат и, естественно, тоже погибает, просто апофеоз глупости и трусости военачальников, который живет до сих пор и процветает сегодня, о чем можно судить хотя бы по некоторым отчетам.из Чечни. На спектакле «Фоменок» просто физически чувствуешь, как в одно мгновение Михеев, еще вчера любивший Полину и даже успевший на ней жениться, и Куропаткин, не успевший ни на ком жениться, превращаются в пушечное мясо, в ничто. Когда Михеев умирает, он взбирается как бы в небо, а в спектакле — на сетку, подвешенную к потолку, и к его голой ноге привязывается бирка. А все остальное действие уже происходит под этой свисающей с неба босой ногой с прикрепленной к ней бумажкой.Так что у Вахтина, давно написавшего свой рассказ, антивоенный пафос этих «этюдов» и сегодня, в разгар генеральского энтузиазма, звучит весьма диссидентски.

Уходящий сезон не баловал зрителя открытиями, но в конце оставил сильное и острое впечатление. И) ничуть не умаляя достоинств работы Петра Фоменко и его актеров, думаешь: неужели напряженная атмосфера ожидания перемен к худшему, которая вроде бы уже прошла, но до сих пор выползает из небытия, как памятник Дзержинскому на Лубянке? Слава богу, что хоть в нашем театре есть нерушимая традиция говорить правду вопреки какому-то поощряемому сверху общему мнению.

Начавшись в русле деревенской прозы, повесть Вахтина заканчивается в стиле фантастического реализма. В нем никто не умирает, потому что погибшие на войне смеются) вспоминайте и даже разговаривайте с живыми. Михеев, например, советует Полине взять в дом мужчину, так как одна она не справится с родившимися двойняшками. Этот мужчина, то есть новый муж Полины и отец ее новых близнецов, становится пленным немцем. Тогда и Полина, и ее мама, и тетки Михеева тоже отправятся куда-то в рай с порхающими белыми бабочками в руках, и жизнь в «одной абсолютно счастливой деревне» продолжится. И там снова придут похороны, как будто и не прошло более полувека.

Общая газета, 6 июля 2000 г.
Ирина Дементьева

Премьера в «Мастерской» на Кутузовском

Сюжет пересказывать бесполезно, он прост и знаком. Они влюбились друг в друга, он погиб на войне, она осталась вдовой с двумя детьми. Ей еще повезло, появился хороший человек, женился на ней, родились новые дети. Некоторая неординарность конфликта в том, что хороший человек — это не свой, не местный, а пленный немец, пожелавший остаться после войны в России, в «одной абсолютно счастливой деревне.«Товарищ Франц Карлович» вяло уговаривается колхозным начальством «для порядка» вернуться на родину, но Франц под звуки солдатской песни «Лили Марлен» объясняет, что его мечта уже сбылась. Утопия, конечно, но прямо обусловленная самим названием спектакля «Одна абсолютно счастливая деревня», поставленного Петром Фоменко по рассказу его покойного друга Бориса Вахтина. «фоменами» (как стало принято называть мастерских учеников) оказывается не более идиллическим, а гораздо более аутентичным и человечным, чем реальный мир, лежащий за окраиной счастливой деревни и изредка напоминающий о себе то войной или по циничному коварству кого — начальства. В каком-то смысле они сошлись и поменялись местами, истинное и ложное, счастье и горе, одновременно перевернув душу зрителя.

И театр как бы не заботится о реалиях и бутафории, легко отбрасывая всю аутентичность деревенской жизни: деревянный настил служит то мостиком, с которого женщины полоскают белье, то бруствером окопа, где солдаты Михеева ( Сергей Тарамаев) и Куропаткин (Андрей Щенников) скрываются, затем в сельской местности, где решают судьбу «товарища Франца Карловича» (Илья Любимов).Героиня (Полина Агуреева), купаясь в реке, просто кутается в прозрачный голубой шарф, одна из женщин на берегу (Мадлен Джабраилова), не меняя макияжа, становится на время… коровой, актер (Карен Бадалов), играющий резонатора, он же садовое пугало, вполне естественно становится колодцем с журавлем. И прекрасно вписывается в русскую самоиронию почти циркового этюда с попыткой завести тракторный двигатель, очень смешной, кстати, этюд, где Фоменко мастерски использует не только физическую гибкость юных актеров, но и их понятное склонность к самым неожиданным решениям сценических упражнений.

Как из всей этой эклектики узнаваемо складывается впечатление о ярком летнем дне с мычанием коров, запахами воды и земли — секрет. Как-то Горький признался, что в юности, прочитав «Простую душу» Флобера, смотрел в просвет страницы, пытаясь понять, как волшебные черные буквы превращаются в живую жизнь. Мне не дано понять волшебства превращения цепочки зарисовок и смешения жанров лирики, эпоса, юмора, даже грубой эксцентричности в единый живой сплав спектакля.Секрет есть секрет. Секрет режиссерского таланта плюс абсолютная вера в безграничные возможности театра.

Даже война здесь совершенно не страшна. Вот лист жести в руках немецкого солдата Франца, то, гремя, изображает грозное орудие, то, свернувшись в трубу, становится землянкой или танком. Убитый Михеев взбирается по веревке, прямо как в школьном спортзале, на сетку, подвешенную к потолку, как гамак. Смерть вовсе не исключает его из жизни семьи и земляков.Просто того, кто погиб на войне, забрали на небо, где он лежит в нижнем белье, с биркой на ноге, и оттуда делает замечания. Однажды он даже спускается по тому же канату, чтобы дать своей еще не сложившейся молодой вдове, жалея ее, трезвый совет — пустить в дом мужчину, иначе близнецов не прокормить и хозяйство не осилить.

Ну что тут не так, если, обсуждая свой житейский вопрос, они сидят рядышком, но не касаясь друг друга, послушно разлученные смертью.Что тут не так, если миллионы убитых Михеевых возвращались после войны в свои счастливые деревни, восходя в исторической памяти народа и одновременно спускаясь в интимную память семьи, жены. Что здесь реальность, где реальность, где мечта, где грань между слезами и улыбкой?

Один из критиков спектакля сказал: это песня. Так ведь автор назвал свой рассказ песней. Вот так все и начинается. На стуле, подвешенном на веревках к потолку, автор, он же сельский учитель, держа в руках книгу, пытается объяснить, о чем песня.Несколько раз вступает: «Эта песня о…», но его прерывает живая жизнь, над которой автор уже не свободен, а только со стороны и немного сверху следит за персонажами, понимает их, любит, прощает и смеется.

А еще эта песня о любви Михеева и Полины. О вечной любовной игре, о суровом и патриархальном колхозном начальстве, об абсолютно обычной и потому счастливой жизни. Но почему у меня так болит сердце в течение двух часов и двадцати минут, пока идет спектакль? Как откровенна и в то же время целомудренна сцена их любовного слияния, сколько в ней плотской радости и человеческой нежности, как беззащитна и растеряна своенравная Полина перед грядущей разлукой: «Ну зачем же в воскресенье, когда люди должен отдыхать?» — упрекает она Михеева, который в то самое воскресенье, 22 июня, уходит воевать.Ради еще одного дня с любимым она готова не замечать, отодвигать саму войну.

Спектакль-песня сопровождается еще и специфическими песнями-зонгами, исполняемыми то отчаянно громко (влюбленным Михеевым), то лукаво, вполголоса (как «Челита» Полины), то отстраненно-задушевно (женский хор), то совершенно без слова (довоенное танго), совпадающие и, наоборот, не совпадающие со смыслом происходящего на сцене, но обязательно лирически взаимодействующие с ним. Но песни — это еще и стрелки на шкале лет, возвращающие нас в реальное время. Хотя… в спектакле нет ни одной военной песни! Война в нем крайне условна и совершенно лишена героизма.

Чего стоит зловеще-комичная сцена объяснения четырех офицеров с солдатом Куропаткиным. Единственного солдата, который не погиб, отправили ими в штрафной батальон за то, что он выжил при штурме пустого сарая. Совершенно замечательна хитрая логика, согласно которой солдат должен был выполнять дурацкий приказ и одновременно бороться за его отмену.А фамилию Куропаткин смешно и умело обыгрывает военачальники, чтобы пугать друг друга именем солдатского тезки — царского генерала. Солдат Куропаткин в белых трусах поднимается наверх к Михееву, где продолжает свой мечтательный рассказ, прерванный их гибелью, о своих немногочисленных мужских победах и жгуче ревнует к Михееву, пережившему свою единственную любовь и успевшему жениться.

Как ни странно, но сатирическая сцена не разрушает лирической интонации пьесы. Возможно, этого не происходит только с точки зрения российской аудитории. Ведь каждый из нас живет в своей абсолютно счастливой деревне.

Новые Известия, 6 июля 2000 г.
Елена Ямпольская

«Мастерская Петра Фоменко» возродила из небытия замечательный рассказ Бориса Вахтина

Петр Фоменко — человек в себе. Можно даже сказать — глубоко в себя. Наделенный от природы и судьбы талантом и профессией режиссера, он ставит спектакли по своему образу и подобию — замкнутый, замкнутый, как бы немножко закомплексованный: хочешь — вникай, хочешь — присоединяйся, нет — будем ловить кайф без вас.Некоторое сектантство – это, пожалуй, единственный недостаток безупречных в плане мастерства работ Фоменко. Однако поклонники Петра Наумовича, а также его труппы, именуемой в просторечии «фоменками», не склонны считать эту особенность недостатком. Наоборот, нестареющая студийная романтика на сцене и ограниченный (небольшое количество мест) круг понимающих ценителей в зале кажутся им приметами высокого театрального предназначения. Обсуждать это абсолютно бесполезно.Театр — дело интимное, как и мужчина, он либо нравится, либо нет. (Мужчинам, пожалуй, как и женщине, хотя судить не берусь: театралов сильного пола в России заметно меньше.)

«Одна абсолютно счастливая деревня» полностью соответствует завистливым принципам Фоменко и «фоменок». Чтобы по-настоящему попробовать, прочувствовать и распробовать, обычному зрителю (не любителю) нужно потерпеть в зале на Кутузовского, 30/32 около часа. Это будет довольно скучный час, полный растерянного ожидания, но потом он будет вознагражден часом щемящего и счастливого душевного волнения.

Деревенская эпопея Фоменко начинается незатейливо. Не потому, что сам Фоменко прост, а потому, что русская деревня, как и русская кухня, слишком пресна в чистом виде. Актеры увлеченно имитируют звуки скотного двора и другие, связанные с деревенской жизнью, а именно: женский визг, пьяный бас, шлепанье мокрого белья, дребезжащую ругань тракториста и фанатичное лепетание учителя со священным для России именем. — Федор Михайлович. Виртуозная партитура, сопровождаемая остроумными пластическими зарисовками и приправленная элементами «фантазии»: живое садовое чучело равнодушно наблюдает за размеренным течением окружающей жизни; колодезный кран жалуется на свою скрипучую судьбу; колодец открывает старые тайны…

Нет времени. Сюжета нет, кроме милой истории любви, где прелестная девушка (Полина Агуреева) изо всех сил сопротивляется упрямому парню (Сергей Тарамаев), которого любит, но категорически отказывается выходить замуж — показывает ее характер. Пастораль, да и только. Для зрителей в первых рядах идиллия, однако, размыта: их обрызгивают водой на гнусный театральный лад, а перед носом мелькают босые, не очень чистые пятки актеров (так как невозможно поддерживать чистоту). каблуки на российской сцене).

История начинается, когда приходит время. Оказывается, перед нами не просто лето, а лето 1941 года. 21 июня, в субботу, уже беременную Полину все-таки удается утащить под венец, а на следующий день, в воскресенье, молодую жену, кровью, руганью, слезами и отчаянием отрывает кружащегося мужа, решившего — по неведомым ей причинам — вот так, с ходу, прямо с брачного ложа, как последний дурак, сломя голову броситься в только что открывшуюся пекло . ..Здесь, откровенно говоря, циничному зрительскому сознанию требуется немного повернуться назад и объяснить, как было возможно тихое пейзанское счастье в пору активного предвоенного колхозного строительства, но претензии, конечно, не к Фоменко, претензии настроены против автора, но Фоменко, защищая и заслоняя автора, неожиданно ускоряет действие, как локомотив под откос. Так что больше никаких возвратов.

Главный герой, обаятельный Михеев, нежно влюбленный муж и заочный отец двух мальчиков-близнецов, вопреки всеобщим опасениям, погибает не в первый день войны.

Он убит в очередной, энный день.

Однако, паря над сценой в белом белье, он продолжает вести обстоятельные беседы с любимой женой, и их вечные споры не прекращаются неизменной поговоркой: «Ты, Полина, меня правильно понимаешь…». — «Да, я не могу вас правильно понять, Михеев…». Совершенно удивительно, как совсем юная актриса живет на маленьком помосте, с глазу на глаз с публикой, живой, искренней, невыносимой душевной болью. Совершенно потрясающий Тарамаев-Михеев: даже с биркой на ноге он продолжает всем своим существом прирожденного поэта воспевать маленький уголок земли, свою счастливую деревню.

Кто не читал Бориса Вахтина (1930-1981), но не читал, чего уж скрывать, абсолютное большинство, можно объяснить: «Счастливая деревня» — отдаленное подобие Платонова (не по уровню гениальности, по конечно, и даже не по слогам, а по нежному, чувственному и целомудренному восприятию мира) с некоторыми отголосками Войновича, когда речь идет о бредовой каше войны…

На этом история не заканчивается, она пойдет дальше, появятся новые персонажи, и вообще — за два с небольшим часа в «Мастерской Фоменко» успевает протекать целая жизнь.Поэтому после «Счастливой деревни» выходишь уставшим и умудренным – ведь жизнь непростая штука. И все же большая деревня России хранит мир, не разрушенная ни колхозами, ни войнами, ни другими трагедиями и драмами. Его можно сломать, можно расшевелить, нельзя разрушить. Проходит рябь, выравнивается гладь, играет солнышко. И только души убитых солдат трепещут над водой, как у Фоменко, белыми мотыльками…

Вечерняя Москва, 26 июня 2000 г.
Ольга Фукс

Б.Вахтин. «Одна абсолютно счастливая деревня», реж. П. Фоменко. «Мастерская Петра Фоменко»

Этот спектакль похож на игристое вино. Пьешь без страха, почти как воду — эдакий лонг-дринк с ненавязчивым шипучим вкусом. И вдруг ты понимаешь, что ты совсем пьян, что тебя «захватил» счастливый и грустный хмель. Когда последнее произведение «фоменков» побегает по залу и «оплодотворит», оно станет сравнимо по искренности и глубине с «Братьями и сестрами» Льва Додина или «Песней о Волге» Резо Габриадзе.

Ленинградский писатель и переводчик древнекитайской поэзии Борис Вахтин, конечно, уступает по популярности Пелевину и Акунину. Но есть определенный круг Вахтина, состоящий из бывших и нынешних петербуржцев, которые до сих пор собираются вместе, храня память об этом малоизвестном и рано умершем писателе. Среди них Юлий Ким и Петр Фоменко. Последний мечтал поставить «Абсолютно счастливую деревню» еще в семидесятые годы. Да, запретили. Сюжет, где молодая солдатская вдова с двумя малолетними близнецами на руках выходит замуж за пленного нациста, который почему-то хотел навсегда остаться в русской деревне, был признан кощунственным.Как будто жизнь с ее мощью и хрупкостью, парадоксами и прозрачной простотой можно загнать в какие-то рамки, особенно идеологические.

Кстати, одно абсолютно благополучное село существовало на самом деле — это Шишаки в Полтавской области, откуда рукой подать до гоголевских Миргорода и Диканьки. Вахтин построил там себе дом, но не успел его закончить. А от прозы Вахтина рукой подать и до причудливого языка Платонова, и до иронии Зощенко, и до ситуаций Чонкина (солдат честно выполнял приказ, несмотря на его явный бред, за эту честность он попал в штрафбат и погиб) .

Но литературные влияния исходят из области филологии. Есть и сущность явлений, которую каждый понимает, живет, постигает и выражает в одиночку. Фоменко из тех, кто хочет докопаться до самой сути. Он, как никто, чувствует опасность того, к чему другие театры только стремятся (часто — напрасно). Опасность мастерства или просто мастерства, за которым так часто скрывается отсутствие искренности (с умением можно сыграть искренность). Он решил для себя, что необходимо снова и снова возвращать своих «фоменок», молодых мастеров, в стихию чистого ученичества, и начал у них с этюдного метода (1-й курс института).Есть, например, такие этюды — для анимации неодушевленных предметов. Так появляются философски настроенное Садовое Страшила, скучный и жадный Колодец с журавлем (оба в исполнении Карена Бадалова, у которого в спектакле пять ролей), злой болтливый Трактор (Андрей Щенников), застенчивая Корова (Мадлен Джабраилова). . В ходе спектакля «фоменки» и их герои проделывают постепенный путь от оживления вещей, механизмов, животных, рек к одушевлению человека, одушевлению жизни.От чистой игры к чистой жизни. От жизни земной, горизонтальной — к жизни души, вертикальной. Это духовно — не духовно. Оставим духовное идеологам и этике. И здесь без всяких заповедей и канонов постигают простые истины, что на войну идут, чтобы с нее вернуться. Что наши умершие никуда от нас не исчезают, они рядом, и любовь не заканчивается с их смертью. Просто раз дано нам жить дальше, то мы должны, мы должны любить живых.Любовь – единственное оправдание нашей жизни.

Умерший Михеев (Сергей Тарамаев) с неба (гамак для отдыха из мелкой сетки) уговаривает свою строптивую жену Полину (Полина Агуреева) непременно «привести человека в дом». Она надувает губы и обижается — как же он не понимает, что она любит его до беспамятства. Мой герой тоже! И так же обиженно вводит в дом тихого раненого немца. А Михеев, повиснув на своем небесном гамаке, смотрит, завидует и радуется.И, улегшись поудобнее, снова и снова мысленно возвращается к своей Полине, счастливый тем, что теперь он никогда и никуда от нее не денется. Ради таких сцен люди придумали театр

мск, 21 июня 2000 г.
Ирина Корнеева

Премьера «Одна абсолютно счастливая деревня» в «Мастерской Петра Фоменко»

Сколько поколений театроведов и театральных критиков сходятся во мнении, что спектакль «Братья и сестры», поставленный Львом Додиным по роману Федора Абрамова, — самое совершенное и непревзойденное, что только знает советская и постсоветская сцена.Премьеру в Театре Петра Фоменко по одноименному рассказу Бориса Вахтина можно назвать запоздалым эхом додинских «Братьев…», дошедших до нас спустя десятилетия. Как когда-то Додин, Фоменко выбрал такую ​​же немодную сегодня прозу — деревенскую. «Фоменки» стараются воздействовать на одно и то же зрительское сердце, струны души задевают одни и те же, действие осуществляется без лишних пауз между смешным и трагическим, и даже в сценографии тени легендарного додинского спектакля встречаются — любят на досках, зачинают детей, прощаются с жизнью.Ведь сказка про абсолютно счастливую деревню – это не рассказ и не поэма, это, по определению режиссера, песня, в которую ворвалась война.

В исполнении много условностей, но оно лишено двусмысленностей. Даже вознесение души погибшего на войне происходит визуально — актер забирается под потолок, откуда всю вторую половину действия будет смотреть на жизнь деревни, болтая босой ногой и время от времени давая советы живым.Пространство малого зала в новых театральных помещениях на Кутузовском проспекте используется как по горизонтали, так и по вертикали. Не из соображений экономии места, а с целью заполнить пространство вахтинской целебной прозой, переведенной Фоменко с зарисовками, зарисовками и фантазиями в сценическую поэзию. «Борис Вахтин был ученым и писателем, ученость которого не мешала ему писать то, что умиляет», — провел просветительскую программу Петр Фоменко перед вторым показом спектакля, который, по его словам, «по-прежнему качало ветром», но судя по тому, куда дул ветер, направились в лучшую сторону.

То, что осталось недосказанным в спектакле, было спето.

Я был вынужден восхититься главными героями лирической истории. О Полине (Полине Агурсевой) хочется написать: жизнь выплескивается из нее через край, грех не влюбиться в такую ​​диву, а Сергей Тарамаев, играющий ее суженого, может восхищаться ею совершенно искренне, без играть во что угодно.

Побалуйте себя необычным. Давно известно, что Карен Бадалов может сыграть кого угодно и что угодно.3 «Деревня» у него была такая возможность — он там и колодец с журавлем, и садовое чучело, и дед дремучий, и политрук; и так он один во всех ликах, как будто всю жизнь занимался исследованиями «я неодушевленный в предлагаемых обстоятельствах».

Школьный учитель, взявший на себя миссию летописца села, в пьесе был повешен на стуле «между небом и землей». Чтобы не мешать, ведь речь не об истории, как его ежеминутно перебивают участники, — сначала о корове…

Где находится эта абсолютно счастливая деревня, ничего не скажешь, обещают «фоменки» с самого начала спектакля. Почему счастливые — предлагают сами догадаться. Может быть, потому что она счастливая, потому что она еще и самая обычная, философия жизни в которой одна — простая. А еще, может быть, потому, что они умеют говорить со своими близкими через пространство и советоваться с ними через время. Они могут разговаривать с ними даже после их смерти, и жаловаться им, словно ближайшим соседям, как невыносимо стало жить в их деревне.Где, как и везде на земле, когда муж рядом, жена постоянно с ним спорит, когда его нет, она постоянно с ним соглашается, но где духовная связь людей крепче, чем в любом городе. И дело не в свежем воздухе и чистой колодезной воде…

Конечно, эффект «Братьев и сестер» Додина повторить невозможно, на то они совершенны, уникальны. Но после такого спектакля хочется в деревню. Пусть счастливы не абсолютно, но относительно.Да хоть в какой — подальше от города зауми, поближе к природе.

Известия, 20 июня 2000 г.
Алексей Филиппов

Премьера Мастерской Петра Фоменко

Главным событием текущего театрального сезона, безусловно, станет новый спектакль Мастерской Петра Фоменко. Он называется «Одна абсолютно счастливая деревня», и его премьера состоится сегодня, но корреспонденту «Известий» удалось попасть на один из рабочих тиражей. ..

Это трогательный, теплый, тонкий спектакль, которого, пожалуй, сейчас не встретишь: видно, что его режиссер внутренне жил тем, о чем здесь идет речь, вырос на прозе «поселян», сумел запечатлеть отголоски Отечественной войны.

Это спектакль, в котором ощутима мудрость пожилого человека, и такое свежее, ясное, острое ощущение жизни, какое бывает только у людей, перешагнувших определенный духовный рубеж и посмотревших на это немного со стороны. По сути, это лирическая исповедь замечательного режиссера Петра Фоменко, поставившего в своей студии сценки по повести Бориса Вахтина «Одна абсолютно счастливая деревня»: спектакль трогательный и простой, полный пронзительного чувства очарования — и обреченность бытия… Это одна из самых интересных работ Фоменко и, пожалуй, лучшая премьера текущего, оказавшегося на редкость удачным, сезона: подкупает не столько уровень мастерства, сколько ощущение, которым живет в этом.

И это, пожалуй, главное, что определяет истинную цену спектакля, режиссера и театра; одного умения, алгебры, проверки гармонии здесь недостаточно. Режиссер и педагог, Фоменко много лет воспитывал своих артистов: сначала был курс в ГИТИСе, потом студия, ставшая театром, потом в нее пришло второе и третье поколение актеров — и в лучших спектаклях Мастерская Петра Фоменко жила тем же чувством почти музыкальной слаженности, единства, профессионального и человеческого братства, которое ощущается и здесь.Говорили, что его актеры повзрослели, и юношеское обаяние, за которым они прячутся на сцене, их уже не устраивает (повод дала и предпоследняя премьера «Мастерской» — Горьковская «Варвара»), но это произведение, отличающееся, несмотря на камерность форма спектакля, сильная, с почти эпической интонацией, надо судить совсем по другому счету.

Небольшой зал, не вмещающий даже сотни зрителей, посреди сцены, на ней застывший у шеста художник Карен Бадалов с чучелом вороны на голове — он изображает чучело.Позже он будет и старым колодцем, и дедушкой главного героя, и замполитом (самое несимпатичное существо в этом наборе), и Мадлен Джабраилова побывает и у старого колхозника, и у коровы. На небольшой сцене появляется деревенская Аркадия – деревенский парень Михеев (Сергей Тарамаев) ухаживает за красавицей Полиной (Полина Агуреева), и этот страстный, веселый, полный бесхитростной эротики любовный ритуал пленительно хорош.

Есть наивная живопись, когда на холсте оживает мир, увиденный ясным взглядом, освобожденный от культурных канонов, — и Фоменко в этом спектакле создает наивный театр.Михеев победоносный, Полина кокетливая и хитрая, колодец склонен к пессимизму и изощренности, корова (она же Баба Фима) упряма и брыкается — человек обсуждает свои проблемы с садовым чучелом на равных, а сидя на спектакле невольно вспоминается то ли Пиросмани, то ли Шагал с его идиллическими деревенскими домиками и парящей над ними влюбленной парой.

Михеев действительно взлетит: его убьют на войне, прикрепят к босой ноге посмертный жетон, и он полезет в небо — на натянутую до потолка баскетбольную сетку.Мертвецы будут наблюдать за жизнью живых, разговаривать с ними, с распростертыми объятиями встречать тех, кто наконец-то придет разделить его одиночество — ближе к финалу добрая и смешная театральная сказка превращается в притчу, и это не что иное, как не что иное, как смысл жизни.

Такой спектакль не мог создать молодой человек — слишком ясна, слишком прозрачна мудрость постановки, подводит здесь Фоменко некоторые внутренние итоги. Жизнь, какой бы она ни была, — абсолютное благо: последние сцены «Счастливой деревни» зритель видит глазами Михеева, находящегося в горной выси.Деревенские мужики в белых куртках, и даже лица у них как будто разгладились — тем, кто «там», местная жизнь кажется раем… Но жизнь и правда хороша — в доме Полины появляется арестант, да и немец, оставшийся в деревне, полюбивший женщину, обрусевший, наладивший запущенное хозяйство и, наконец, заведший деревенский трактор, который всегда отказывался заводиться (существо почти одушевленное). В Абсолютно Счастливой Деревне все заканчивается хорошо — как и положено во всех других деревнях.А в Мастерской Петра Фоменко вышел на редкость яркий спектакль – такой, пожалуй, сейчас не встретишь.

В этом коллективе работает Олег Любимов, выпускник РАТИ-ГИТИС, закончивший обучение в 1993 году.

Зрители по достоинству оценили яркие образы Головастикова в «Варварах» и Капитана в «Приключении», Онуфрия Парамонова и Ивана Ивановича в спектакле «Современная идиллия», созданные талантливым актером. Олег Любимов тщательно готовится к каждому выходу на сцену, многочисленные поклонники восхищаются его вдохновенным исполнением.

В постановке «Улисс» артист выступил в ролях Адвоката, Листера, Патрульного и Ленехана, в «Двенадцатой ночи» сыграл священника, в «Трех сестрах» сыграл пенсне.

Сейчас Олег Любимов играет Аргатифонтида и Полида в «Амфитрионе», Герасима Горностаева в «Театральном романе», Лавочника и Жана II в «Носороге», занят и в других спектаклях текущего репертуара.

В фильме-спектакле «Сказки Белкина. Гробовщик» Олег Любимов дебютировал как переплетчик, племянник купчихи Трюхиной.В дальнейшем он сыграл Лохматого в многосерийном боевике «Джокер», Евгения в картине «Над городом», Илью в мелодраме «Лжесвидетель». На данный момент в фильмографии артиста восемь проектов.

((togglerText))

В постановке «Варвары» прекрасно сыграл роль Притыкина. Теперь публика может оценить актерский талант Ильи Любимова, посмотрев спектакль, в котором он создает образ Вершнева. В спектакле артист блестяще играет Паратова.

Илья Любимов играет в спектакле роль Франца, в «Семейном счастье» он играет итальянца. Князь Андрей Болконский в постановке произведения Л. Толстого — одна из самых ярких ролей харизматичного актера.

Дебютировал в кино в короткометражке «Утро не время для девушек», затем сыграл Ерхова в сериале «Гражданин начальник», Виталия в «Неадекватных людях», был занят и в других фильмах. Поклонники сериала по достоинству оценили запоминающиеся образы Александра Воропаева в «Не родись красивой», Макса Майорова в «Дневнике доктора Зайцевой» и Германа Ворожцова в «Корабле», созданном Ильей Любимовым.Фильмография актера насчитывает шестьдесят проектов.

((togglerText))

За талант и работу на сцене Рахимов был удостоен премии Фонда О. Табакова в 2000 г. , а в 2004 г. — театральной премии «Чайка».

Фильмография Тагира Тимерхановича насчитывает семьдесят две работы. Зрители запомнили его по ролям майора из «Хироманта», Аликбека из детектива «Срочно в номер», инспектора ГИБДД из приключенческого фильма «Мальтийский крест», Сорокина в криминальном фильме «Исаев», Петя из «Лесника» и многие другие персонажи.В драме «Космонавтика» Рахимов сыграл главную роль.

((togglerText))

Сергей Иванович был руководителем студии Московского театра драматической импровизации на Арбате и студии Экспериментального театра эстрадной миниатюры. Как режиссер поставил спектакль «Убей меня, родной» для Одесского антрепризы, «Лесных музыкантов» в театре-студии в Одинцово, а также «Винни-Пуха» в Омском ТЮЗе — эта постановка стала лучшей. на Международном фестивале «Театр детства и юношества» 2000 г.

На съемочной площадке Якубенко сыграл следователя Горина в криминальной драме «Чужой среди нас», Ризина в фильме «Жизнь и судьба», Генри в «Замороженных депешах», судебный пристав в «Борисе Годунове», прораб в мелодраме «Все для тебя» и другие роли в кино.

((togglerText))

Томас Часово Мокус активно работает на съемочной площадке. Его первой ролью в кино стал Костя из драмы «Я задумал побег». Он также сыграл Антона в комедии «Формула», Григория в «Запасном инстинкте», Генриха в «Золотом теленке», Геннадия в «Охотнике». Всего в фильмографии этого артиста более трех десятков ролей в фильмах и сериалах.

((togglerText))

Петр Наумович Фоменко — стихия, непредсказуемое театральное явление, необъяснимое явление.Пожалуй, не было в современной России режиссера, мыслившего более парадоксально и способного «взорвать» ситуацию, перевернув ее смысл с ног на голову. За что бы он ни брался, за классику или за малоизвестное современное произведение, до дня премьеры всегда было невозможно предсказать, что происходит на сцене. Вот «Одна абсолютно счастливая деревня» по произведению незаслуженно забытого советского писателя Бориса Вахтина в свое время произвела фурор.

О спектакле «Одна абсолютно счастливая деревня»

«Одна абсолютно счастливая деревня» — спектакль, ставший классикой в ​​репертуаре Мастерской Петра Фоменко. К сожалению, режиссера, поставившего его, уже нет в живых, и рано или поздно постановка войдет в историю. А сейчас – это уникальная возможность «прикоснуться» к творчеству парадоксального гения, ставшего уникальным театральным явлением – Петра Фоменко.

Работая над этой постановкой, Петр Наумович старался создать на сцене атмосферу, максимально приближенную к истории, описанной автором. Для этого он избрал форму сценических зарисовок, в которых переплетаются жизнь, фантазия, мечты.И, конечно же, всех их объединяет одна общая тема – начало войны, которая навсегда (или не навсегда?) меняет жизнь «Одной абсолютно счастливой деревни». В центре событий оказывается беременная Полина, которая со слезами провожает новоиспеченного мужа на войну и почти сразу получает похороны. Но он все равно возвращается к возлюбленной, в образе то ли ангела, то ли облака, и даже ведет с ней диалог.

Премьера спектакля «Одна абсолютно счастливая деревня» в Театре «Мастерская Петра Фоменко» состоялась 20 июня 2000 года. По итогам сезона он стал лауреатом международной премии. К.С. Станиславского в номинации «Лучший спектакль». А уже в 2001 году был награжден «Золотой маской» в номинации «Драма – спектакль малой формы».

Те, без кого не мог бы состояться спектакль «Одна абсолютно счастливая деревня»

Несмотря на то, что Петра Наумовича Фоменко уже нет с нами, его спектакли, а за свою жизнь он поставил их более 60, продолжают жить .В последние годы работал только в собственном театре, на сцене которого представил на суд зрителей «Театральный роман (Записки покойника)» М.А. Булгакова, «Триплич» А.С. Пушкин и другие произведения.

Спектакль «Одна абсолютно счастливая деревня» стал одной из самых ярких его постановок, покорив театральные подмостки не только Москвы, но и Петербурга и Дрездена. Неожиданными оказались не только выбор произведения, взятого за основу, его интерпретация, но и задействованный актерский состав.Главные роли исполнили Полина Агуреева и Евгений Цыганов. Олег Любимов, Карен Бадалов, Мадлен Джабраилова и другие играют с ними в One Absolutely Happy Village.

Как купить билеты на спектакль

С каждым годом купить билеты на спектакль «Одна абсолютно счастливая деревня» становится все сложнее, в 2018 году их стоимость достигает 20 000 рублей. Что, в общем-то, и неудивительно, ведь в этой постановке на сцене «сошлись» звезды – всегда актуальная тема, продуманная авторская аргументация, талант актеров и блестящая режиссура.Но мы готовы сделать практически невозможное и помочь вам. Каждый наш клиент может рассчитывать не только на заветные билеты, но и на:

  • консультацию опытного менеджера, который ответит на все интересующие вопросы и поможет подобрать идеальный вариант по соотношению цена-качество;
  • бесплатная доставка заказа по Москве и Санкт-Петербургу;
  • скидка при покупке более 10 билетов.

Для вашего удобства предусмотрены различные способы оплаты — банковской картой, переводом и даже наличными при получении заказа.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.