Уютный трикотаж: интернет магазин белорусского трикотажа

Мелисандра и джон сноу – Мемасики из «Игры престолов»:все самое горячее | Блогер elena_dokuchaewa на сайте SPLETNIK.RU 3 августа 2017

Мелисандра и джон сноу – Мемасики из «Игры престолов»:все самое горячее | Блогер elena_dokuchaewa на сайте SPLETNIK.RU 3 августа 2017

Содержание

Энциклопедия Песни Льда и Пламени

ПрозвищаКрасная женщина
Датырод. не позже 270[П 1].
ВариантыМелисандра

Мелисандра — жрица Р'глора, заклинательница теней из Асшая, советница и наперсница Станниса Баратеона. Мелисандра присоединилась к Станнису Баратеону, провозгласив его возрожденным Азором Ахаем, мессией рглорианства, который должен победить Великого Иного. Многие в окружении Станниса приняли новую веру, и сам Станнис, хотя и не верил ни в каких богов, подчинялся Мелисандре, считая, что ее вполне реальная магическая сила поможет ему занять Железный Трон. Под влиянием Мелисандры Станнис сжег статуи Семерых в септе Драконьего Камня и поместил огненное сердце Р'глора на свое знамя. Одна из ПОВов серии, начиная с "Танца с драконами".

Внешность

Стройная, грациозная, выше среднего роста, полногрудая, с тонкой талией и сердцевидным лицом. Медные волосы, необыкновенные красные глаза и безупречно гладкая, молочно-белая кожа. «Мужские взоры подолгу задерживались на ней… Многие находили ее красавицей. Но она не была красивой. Красной была она — красной и страшной»,

— думает мейстер Крессен[1]. Всегда в красном с головы до пят. На шее носила золотую цепь с рубином. У нее низкий голос, «отдающий музыкой Яшмового моря».

Прошлое

Считается, что Мелисандра родом из Асшая, за что нередко её именуют Мелисандрой Асшайской. О её прошлом практически ничего не известно, за исключением того, что она стала служить Р`глору до прибытия в Семь Королевств.

Из видений Мелисандры в «Танце с драконами» можно сделать вывод, что её настоящее имя Мелони и что её продавали с аукциона как «лот семь»; более того, сказано, что она когда-то была «маленькой рабыней, на всю жизнь связанной с великим красным храмом». Это хорошо согласуется с тем, что известно о красных жрецах из «Танца» — Мокорро и сам верховный жрец Бенерро были куплены Красным Храмом в качестве рабов, освобождены и стали жрецами, тогда как, например, Торос родился свободным человеком и был отдан в храм отцом.

Однако рабы Красного Храма, вне зависимости от позднейшего статуса, носят на щеках и лбу татуировки в виде языков пламени. У Тороса их не было, поскольку он никогда не был рабом. Этот момент породил теории о том, что у Мелисандры такие татуировки все-таки есть, но она скрывает их с помощью магии, точно так же, как изменила облик Манса Налетчика. В таком случае, строго говоря, настоящая внешность Мелисандры может быть совсем другой.

Известно также, что рабские татуировки - волантийский обычай, а Мелисандра могла быть купленной храмом совсем в другом городе, например, в Асшае.

События

Игра престолов

Тайвин Ланнистер, ссылаясь на Вариса, чьи осведомители собирали слухи о деятельности Станниса Баратеона на Драконьем Камне, говорил, что «Станнис выписал из Асшая тенезаклинателя»[2]. Эти слухи озадачивали и самого Тайвина, который не мог понять, чем занят Станнис. В «Битве королей» Петир Бейлиш также вспоминал: «Варис еще несколько лет назад говорил мне, что леди Селиса связалась с красной жрицей»[3].

Битва королей

При дворе Станниса Баратеона. Художник: Stephen Youll

Мелисандра прибыла ко двору Станниса Баратеона, где постепенно приобрела огромное влияние на него самого и его окружение, особенно на людей Королевы Селисы, жены Станниса. Объявив себя королем Вестероса после смерти Роберта Баратеона, Станнис поместил на своих знаменах огненное сердце Р`глора и сжег изваяния Семерых, отдаваясь под покровительство огненного бога в борьбе за престол в войне Пяти Королей.

Мелисандра была, судя по всему, любовницей Станниса. Король дважды становился отцом её потусторонних «сыновей» — странных призрачных теней, производимых на свет Мелисандрой после скоротечной колдовской беременности. Они были похожи на Станниса и рождались на свет уже подобными тени взрослого человека. Одна такая тень убила Ренли Баратеона, отдав Станнису в руки армию Ренли; другая — сира Кортни Пенроза, отдав Станнису неприступный Штормовой Предел. Для создания этих призрачных теней использовались жизненные силы самого Станниса, и Мелисандра опасалась, что рождения ещё одного «сына» король не переживет[4].

Однако, отправившись на завоевание Королевской Гавани, Станнис Баратеон отослал жрицу на Драконий Камень и потерпел сокрушительное поражение в битве, после которого вынужден был вновь прибегнуть к помощи Мелисандры. «Это все красная женщина сделала. Она наслала огонь, пожравший нас, в наказание за то, что Станнис отправил ее восвояси, и чтобы доказать ему, что без её чар ему нечего надеяться на победу»,

- этим объяснял поражение Станниса в битве на Черноводной Давос Сиворт[5].

Буря мечей

Жрица предсказала гибель Робба Старка, Джоффри Баратеона и Бейлона Грейджоя. Возможно, к этим смертям имел отношение колдовской ритуал, совершенный жрицей (сожжение пиявок, напившихся королевской крови), впрочем, это жрица могла приписать себе эти смерти незаслуженно.

Ритуал. Художник: Jason Engle

Исходя из действий Мелисандры, можно предположить, что она преследует несколько целей. Во-первых, она стремится возродить драконов. Во-вторых, возможно, ее конечной целью является битва с Великим Иным. Чтобы добиться своих целей, жрица проводит ритуалы с жертвоприношениями, причем по ее утверждениям в качестве жертв должны выступать особы королевской крови. Якобы это должно способствовать возрождению драконов и последующей победе над Великим Иным. Мелисандра утверждает, что именно Станнис Баратеон предназначен для этой финальной битвы Света и Тьмы:

"Он избранник Владыки, воин огня. Я видела в пламени, что он возглавит битву с тьмой. Пламя не лжет, иначе вас бы не было здесь. В пророчестве сказано: когда воссияет красная звезда и опустится тьма, Азор Ахай возродится вновь среди дыма и соли и пробудит драконов из камня. Красная звезда пришла и ушла, а место дыма и соли — это Драконий Камень. Станнис Баратеон — вот возрождённый Азор Ахай!"[4]. Она весьма могущественна, однако, не увидела (или держит в тайне), что Драконы уже возродились, а Станнис — не Азор Ахай.

К моменту окончания саги Мелисандра вместе со Станнисом Баратеоном находится у Стены, куда они прибыли, чтобы оказать помощь Ночному Дозору в битве с Одичалыми, которые стремились прорваться в Семь Королевств и разрушить Стену.

Танец с драконами

После пленения и казни Манса Разбойника, Мелисандра настояла на том, что Одичалые могут пойти на службу королю тогда, когда бросят в огонь по щепке чардрев символа их старых богов. После того, как Станнис покинул Стену и отправился к Темнолесью, Мелисандра осталась в Черном Замке вместе с Джоном Сноу.

Цитаты

– Ну что ж, – усмехнулась она, – я тоже рыцарь своего рода, достойный сир. Рыцарь света и жизни.Битва Королей, Давос II

Думаете, я проехала полмира для того, чтобы посадить какого-то тщеславного короля на пустой трон? Война идет от начала времен, и прежде чем она закончится, каждый человек должен выбрать одну из сторон. На одной стоит Р'глор, Владыка Света, Огненное Сердце, Бог Пламени и Тени. Ему противостоит Великий Иной, чье имя запретно, Владыка Тьмы, Ледяная Душа, Бог Ночи и Ужаса. Мы должны выбирать не между Баратеоном и Ланнистером, Старком и Грейджоем, но между жизнью и смертью. Между тьмой и светом.Буря мечей, Давос III

Отношения Станниса Баратеона и Мелисандры

В текстах книг есть намеки на то, что Станнис Баратеон и Мелисандра состояли в интимной связи, и что рожденные Мелисандрой тени были зачаты Станнисом. После убийства Ренли Баратеона Мелисандра открыто поселилась в шатре Станниса и оставалась там на ночь, что вызвало ропот среди его сторонников; Деван Сиворт сообщал своему отцу Давосу, что король не может спать, и только Мелисандре удается усыпить его. Давос думал про себя, что Мелисандра, возможно, «убаюкивает» короля совсем не молитвами. Увидев колдовскую беременность Мелисандры и рожденную ею тень, Давос понял, что

знает человека, которому эта тень принадлежала[6]. После поражения на Черноводной Станнис закрылся в башне Каменный Барабан на Драконьем Камне и никого не принимал, кроме Мелисандры[5].

На Драконьем Камне Мелисандра посещала Давоса, брошенного в темницу, и пыталась его соблазнить, намекая, что уже черпала из «жизненного огня» Станниса:

Тени рождаются только от света, а королевский огонь стал так слаб, что я не смею больше черпать из него, чтобы зачать еще одного сына. Это могло бы убить отца. — Мелисандра подошла поближе. — Возможно, с другим мужчиной… чье пламя пылает высоко и ярко… если вы взаправду хотите послужить делу своего короля, приходите ночью ко мне в спальню. Я доставила бы вам удовольствие, которого вы еще не знали, и зачала бы от вашего жизненного огня…

— …исчадие тьмы. — Давос попятился. — Я не желаю иметь никакого дела ни с вами, миледи, ни с вашим богом.Буря мечей, Давос III

Позже Мелисандра говорила нечто подобное Джону Сноу, хотя скорее с целью подразнить, чем соблазнить — тени рождаются при совокуплении мужчины и женщины:

— Могу тебе показать. — Мелисандра обняла Призрака, и он лизнул ее в щеку. — Мудрый Владыка Света сотворил нас мужчинами и женщинами, двумя половинками великого целого. При их соединении возникает сила, порождающая жизнь, свет… и тени.Танец с драконами, Джон VI

В Черном Замке Мелисандра думала про себя, что почти не ложилась в постель со времени отъезда Станниса[7].

Галерея

  • © илл. Михайло Димитровски (TheMico)

  • © илл. Elia Fernández

  • Мелисандра и Станнис © илл. Беллы Бергольц

  • Иллюстрация Хеннинга Людвигсена © FFG

В сериале отсутствует линия с Кортни Пенрозом, поэтому сир Давос везёт Мелисандру на материк для устранения Ренли Баратеона.

В третьем сезоне Мелисандра прямо говорит Станнису о том, что зачатие очередной тени может быть для него убийственным, и поэтому она отправляется на поиски королевской крови в Вестерос, явно увидев в пламени новость о живом бастарде Роберта - Джендри, который в сериале выполняет еще и функции Эдрика Шторма.

В пятом сезоне Мелисандра откровенно предлагает себя Джону, но после отправляется со Станнисом в поход на Винтерфелл. Она уговаривает Станниса принести Ширен в жертву, дабы Рглор прекратил метель, но едва она заканчивается, из войска происходит массовое дезертирство, а королева Селиса вешается. Сама Мелисандра, видимо, увидев в пламени поражение своего короля, бежит в Черный Замок. На вопросы Джона Сноу и Давоса Сиворта она, сломленная поражением, не отвечает ничего.

Позднее Мелисандра принимает участие в воскрешении Джона Сноу. По версии сериала, внешность Мелисандры представляет собой иллюзию, создаваемую ее ожерельем с рубином, а в действительности она дряхлая старуха.

Любопытно, что актриса рассматривалась на роль Серсеи.

Примечания

  1. ^ Исходя из того, что ей не может быть больше 30-ти лет.

Источники

  1. ^ Битва королей, Пролог
  2. ^ Игра престолов, Тирион IX
  3. ^ Битва королей, Тирион III
  4. 4,04,1 Буря мечей, Давос III
  5. 5,05,1 Буря мечей, Давос II
  6. ^ Битва королей, Давос II
  7. ^ Танец с драконами, Мелисандра I

Мелисандра — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 6 марта 2019; проверки требуют 8 правок. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 6 марта 2019; проверки требуют 8 правок.

Мелисандра (англ. Melisandre) — персонаж серии фэнтези-романов «Песнь Льда и Огня» американского писателя Джорджа Мартина. Является одним из центральных персонажей (ПОВ) серии, от лица которого ведётся часть глав романов. Появляется в книгах «Битва королей» (1998) и «Буря мечей» (2000), а в книгах «Танец с драконами» (2011) и «Ветра зимы»[1] является центральным персонажем.

Жрица Р’глора, культ которого распространен в Эссосе, Мелисандра, подобно прочим адептам огненного бога, обладает серьёзными магическими способностями, способна предсказывать будущее и практикует некромантию. Все это она использует для насаждения культа Р’глора в землях Вестероса, сумев обратить в новую веру короля Станниса Баратеона и долгое время им манипулировать.

В телесериале «Игра престолов» роль Мелисандры играет нидерландская актриса Кэрис ван Хаутен. В сериале Мелисандра впервые появляется во втором сезоне и является основным персонажем.

Битва Королей[править | править код]

Буря мечей[править | править код]

Танец с драконами[править | править код]

Ветра зимы[править | править код]

Во 2 серии 6 сезона сериала Мелисандра воскресила Джона Сноу. Вероятно то же самое произойдёт и в данной книге[3].

В книге Мелисандры не было рядом со Станнисом во время похода на Винтерфелл, она осталась в Чёрном замке. Красная жрица постоянно предупреждала Джона о надвигающейся опасности и «клинках в темноте», но тот не воспринял ее предупреждения всерьез[4].

Второй сезон[править | править код]

В сериале отсутствует линия с Кортни Пенрозом, поэтому сир Давос везёт Мелисандру на материк для устранения Ренли Баратеона.

Третий сезон[править | править код]

В третьем сезоне Мелисандра прямо говорит Станнису о том, что зачатие очередной тени может быть для него убийственным, и поэтому она отправляется на поиски королевской крови в Вестерос, явно увидев в пламени новость о живом бастарде Роберта - Джендри, который в сериале выполняет еще и функции Эдрика Шторма.

Четвёртый сезон[править | править код]

В начале 4 сезона пыталась переманить в рглорианскую веру Ширен, сожгла родственника королевы Селисы сира Алестера Флорента. В своих покоях приняла Селису, которую уговорила взять Ширен с собой на Стену. В конце 4 сезона прибыла вместе со Станнисом Баратеоном в Чёрный Замок и стала свидетельницей сожжения мейстером Эйемоном тел мертвых братьев Ночного Дозора.

Пятый сезон[править | править код]

В пятом сезоне Мелисандра откровенно предлагает себя Джону, но Джон отказывает под предлогом своей клятвы и после Мелисандра отправляется со Станнисом в поход на Винтерфелл. Она уговаривает Станниса принести Ширен в жертву, дабы Рглор прекратил метель, но едва она заканчивается, из войска происходит массовое дезертирство, а королева Селиса вешается. Сама Мелисандра, видимо, увидев в пламени поражение своего короля, бежит в Черный Замок. На вопросы Джона Сноу и Давоса Сиворта она, сломленная поражением, не отвечает ничего.

Шестой сезон[править | править код]

В самом начале 6 сезона показано то, что Мелисандра прячет с помощью магии свой настоящий возраст и человеческий облик. Потеряла веру в Рглора после поражения Станниса и гибели Джона Сноу. Вернула Джона Сноу к жизни. Обнаружила ожившего Джона Сноу и сообщила ему, что он — истинный Азор Ахай. Стала свидетельницей казни участников заговора против Джона Сноу. От Бриенны узнала о гибели Станниса. Приняла участие в военном совете в Чёрном Замке. Отправилась с Джоном Сноу, Давосом Сивортом, Тормундом и Сансой Старк на переговоры с северными лордами. Отправилась в поход на Винтерфелл. Отказала Джону Сноу в просьбе не возвращать его из мёртвых, в случае если он погибнет в Битве Бастардов. После Битвы Бастардов стала свидетелем смены знамён Болтонов на знамёна Старков в Винтерфелле, что она и предсказывала Станнису в 10 серии 5 сезона. Была вынуждена оправдываться перед Джоном Сноу и Давосом Сивортом за смерть Ширен Баратеон. В самом конце 6 сезона была изгнана Джоном Сноу из Винтерфелла под угрозой смерти.

Седьмой сезон[править | править код]

В начале 7 сезона встретилась с Дейенерис на Драконьем Камне и посоветовала ей призвать Короля Севера Джона Сноу. Во время прибытия Джона и Давоса на Драконий Камень беседовала с Варисом. Предсказала Варису, что они оба умрут в Вестеросе.

Восьмой сезон[править | править код]

В финальном сезоне Мелисандра прибывает в Винтерфелл[5]. Помогает воинам с помощью магии огня. Напоминает Арье, что она должна убить Короля Ночи. После завершения битвы снимает свое ожерелье и умирает.

Красная женщина — Википедия

«Красная женщина» (англ. The Red Woman) — первый эпизод шестого сезона фэнтезийного сериала канала HBO «Игра престолов», и 51-й во всём сериале. Сценарий к эпизоду написали создатели сериала Дэвид Бениофф и Д. Б. Уайсс, а режиссёром стал Джереми Подесва[1]. Премьера состоялась 24 апреля 2016 года.[2] Это первый эпизод, за которым последовал «После престолов», шоу HBO, где ведущими стали Энди Гринуолд и Крис Райан.[3]

«Красная женщина» был положительно встречен критиками, которые посчитали эпизод удовлетворительной отправной точкой для сезона, и похвалили сцены с Сансой и Бриенной, а также заключительную сцену с Мелисандрой, хотя сюжетная линия с Дорном была снова раскритикована за то, что она чувствовалась слишком обрывистой и сильно отклоняющейся от книг. Название эпизода является аллюзией на эпитет, используемый для описания красной жрицы Мелисандры. В США, эпизод посмотрели 7.94 миллиона зрителей.

На Севере[править | править код]

В Винтерфелле Рамси Болтон (Иван Реон) сожалеет о смерти Миранды (Шарлотта Хоуп), но приказывает, чтобы её труп скормили собакам, а не похоронили. Его отец Русе (Майкл Макэлхаттон) предупреждает его, что несмотря на их победу над Станнисом Баратеоном, в будущем они могут столкнуться с гневом Ланнистеров и им следует заручиться поддержкой других дворян Севера. Он винит Рамси за потерю Сансы (Софи Тёрнер): дочь Эддарда Старка была бы весомым аргументом в деле притязаний на главенство над Севером. Русе угрожает лишить Рамси наследства, если тот не сможет вернуть Сансу, и намекает, что сделает наследником своего нерождённого сына.

Тем временем отряд солдат Болтонов догоняет и окружает сбежавших в лес Сансу и Теона (Альфи Аллен), но внезапно появляются Бриенна (Гвендолин Кристи) и Подрик (Дэниел Портман), которые вступают в бой с солдатами и убивают их. Во время боя одного из солдат Болтона убивает Теон, спасая жизнь Подрика. Бриенна вновь предлагает свою клятву верности Сансе, которая принимает её.

В Дорне[править | править код]

В тот момент, когда Доран Мартелл (Александр Сиддиг) получает известие о смерти Мирцеллы, его и Арео Хотаха (ДеОбия Опарей) внезапно убивают Эллария (Индира Варма) и Тиена (Розабелла Лауренти Селлерс). Дворцовая стража наблюдает за этими убийствами, но не вмешивается. Эллария заявляет о том, что народ был недоволен бездействием Дорана против Ланнистеров, и клянётся, что слабые люди больше никогда не будут править Дорном.

В Королевской Гавани[править | править код]

Джейме (Николай Костер-Вальдау) возвращается в Королевскую Гавань с телом Мирцеллы. Серсея (Лена Хиди) рассказывает о пророчестве Мэгги-Лягушки, которое было сделано ей в детстве. Согласно ему все дети Серсеи умрут раньше неё, она потеряет всё, что ей дорого, и будет свергнута королевой. Джейме обещает Серсее отомстить всем, кто обидел Ланнистеров.

Маргери (Натали Дормер), находясь в плену у Святого Воинства, разговаривает с Его Воробейшеством (Джонатан Прайс), но он отказывается предоставить информацию о её брате, Лорасе.

Тристан (Тоби Себастьян) находится в своей каюте на корабле в Королевской Гавани, где красит камни для похорон Мирцеллы. Обара (Кейша Касл-Хьюз) и Нимерия (Джессика Хенвик), две Песчаные Змейки, входят в его каюту, заявляя о своём намерении убить его. Тристан не хочет драться с членами семьи, но Обара убивает его, вонзив копьё ему в затылок.

В Миэрине[править | править код]

Тирион (Питер Динклэйдж) и Варис (Конлет Хилл) гуляют по улицам Миэрина, которые практически заброшены из-за отсутствия Дейенерис и страха перед Сынами Гарпии. Тирион замечает, что враги Дейенерис растут, включая бывших рабов и бывших господ. Варис обещает, что его шпионы найдут лидера Сынов Гарпии. Затем они обнаруживают, что кто-то поджёг все корабли в гавани Миэрина.

В Дотракийском море[править | править код]

Даарио (Михиль Хаусман) и Джорах (Иэн Глен) продолжают свои поиски Дейенерис. Джорах на секунду осматривает свою ухудшающуюся серую хворь, но продолжает утаивать её. Они находят кольцо Дейенерис среди множества следов от копыт, предполагая, что её захватили дотракийцы.

Дейенерис (Эмилия Кларк) предстаёт перед кхалом Моро (Джо Науфаху), пленившем её. Моро планирует изнасиловать её, но затем отказывается от этой идеи, когда узнаёт, что Дейенерис была женой кхала Дрого. Она просит Моро сопроводить её обратно в Миэрин, но он отказывается отпускать её, так как вдовы кхалов должны провести остаток своей жизни в Вэйс Дотраке, священной деревне дотракийцев, как часть Дош Кхалина.

В Браавосе[править | править код]

Ослепшая Арья Старк (Мэйси Уильямс) просит милостыню на улицах. К ней подходит Бродяжка (Фэй Марсей) и заставляет Арью сразиться с ней при помощи деревянного посоха. Арья проваливает испытание из-за слепоты, а Бродяжка обещает, что она вернётся на следующий день.

На Стене[править | править код]

После убийства Джона Сноу (Кит Харингтон) его лютоволк Призрак начинает выть, привлекая внимание Давоса (Лиам Каннингем), Эдда (Бен Кромптон) и некоторых других его сторонников. Сторонники Джона (за исключением Эдда, который уходит, чтобы получить помощь от Одичалых) запираются в кладовке вместе с Призраком и телом Джона. К ним заходит Мелисандра (Кэрис Ван Хаутен), которая говорит, что видела в пламени, как Джон сражался в Винтерфелле.

Сир Аллисер (Оуэн Тил) созывает других чёрных братьев и берёт на себя ответственность за убийство Джона, утверждая, что его уважение к Одичалым уничтожило бы Ночной Дозор. Аллисер и другие мятежники окружают кладовку и угрожают напасть, если сторонники Джона Сноу не откроют дверь до наступления темноты.

Мелисандра, расстроенная после поражения Станниса и смерти Джона, идёт спать в свою спальню. Она раздевается и рассматривает своё молодое тело в зеркале, а затем снимает с себя рубиновое ожерелье. В этот момент её тело становится дряхлым, измождённым и сильно постаревшим. Голая старуха смотрит на свою морщинистую фигуру в зеркало, а затем медленно и со слабостью ложится в свою кровать.

Сценарий[править | править код]

Сценарий «Красной женщины» был написан создателями сериала Дэвидом Бениоффом и Д. Б. Уайссом. Некоторые элементы в эпизоде основаны на предстоящем шестом романе серии «Песнь Льда и Огня», «Ветра зимы», автор которых, Джордж Р. Р. Мартин, надеялся завершить его до выхода шестого сезона в эфир.[4] Он также содержит элементы из глав «Жертва» и «Слепая девочка» из «Танца с драконами».[5]

Кастинг[править | править код]

Начиная с этого эпизода, Джонатан Прайс (Его Воробейшество) повышен до основного актёрского состава. Эпизод также представляет нового актёра повторяющегося состава, Джо Науфаху, который играет кхала Моро.

Съёмки[править | править код]

Кэрис ван Хаутен изображает одноимённого персонажа эпизода, Красную женщину Мелисандру.

Режиссёром «Красной женщины» стал Джереми Подесва. Подесва ранее снял эпизоды пятого сезона, «Убей мальчишку» и «Непокорные, несгибаемые, несломленные», за последний из которых он получил номинацию на премию «Эмми» за лучшую режиссуру драматического сериала. Бюджет шестого сезона увеличился по сравнению с предыдущими сезонами, поскольку средняя стоимость каждого эпизода была более $10 миллионов, на общую сумму примерно $100 миллионов за весь сезон, установив новый максимум для сериала.[6]

По заявлению режиссёра эпизода, для заключительной сцены с Мелисандрой была использована та же техника, что и с двойником тела Серсеи Ланнистер в «Милосердии Матери», а Кэрис ван Хаутен носила пластический грим на лице, которое позже было перенесено на реальное тело старой женщины. Подесва отметил: «Идея заключается в том, что нельзя точно определить, насколько она могла быть древней. Мы были вынуждены выбрать реального человека, а не полное [компьютерное] моделирование персонажа. Как выглядит 400-летний человек? Мы не знаем. Так что если вы пытаетесь создать такое, вы создаёте что-то, что выходит за рамки известной нам реальности. Здесь же вы чувствуете, что она очень старая, и не важно, сколько ей лет»

[7]

Телерейтинги[править | править код]

«Красную женщину» посмотрели 7.94 миллиона американских зрителей во время первого показа, что немного ниже, чем количество зрителей у премьеры пятого сезона, 8.00 миллионов, что стало первым случаем в истории шоу, когда премьера сезона получила меньше рейтингов, чем предыдущая. HBO отмечает, что два повтора на HBO Go и HBO Now собрали в целом 10.7 миллионов зрителей.[8]

Реакция критиков[править | править код]

Отзывы к «Красной женщине» были очень положительными. Эпизод получил высокую оценку за юмор и за сюжетный поворот относительно роли Мелисандры в конце и за спасение Бриенной Теона и Сансы.[9][10]Rotten Tomatoes собрал 49 отзывов и вычислил процент одобрения 92% со средним рейтингом 7.7/10, а его консенсус гласит: «Как твёрдое открытие сезона, Красная женщина балансировала своей текущей загадкой и долей юмора и показала трогательное воссоединение Сансы с Бриенной Тарт.»[11]

  1. ↑ HBO Reveals 'Game of Thrones' Season 6 Premiere Title and Synopsis (неопр.). The Hollywood Reporter (April 7, 2016). Дата обращения 7 апреля 2016.
  2. Hibberd, James Game of Thrones reveals cryptic season 6 premiere title, details (неопр.). Entertainment Weekly (April 7, 2016). Дата обращения 7 апреля 2016.
  3. Snierson, Dan HBO orders Game of Thrones weekly after-show from Bill Simmons (неопр.). Entertainment Weekly (April 4, 2016). Дата обращения 7 апреля 2016.
  4. Shetty, Sharan. George R.R. Martin’s Winds of Winter Won’t Be Out Before Game of Thrones’ Sixth Season (неопр.). Slate (January 2, 2016). Дата обращения 7 апреля 2016.
  5. Noble, Matt 'Game of Thrones' director Jeremy Podeswa dishes Jon Snow death, teases season six (Exclusive Video) (неопр.). GoldDerby (August 18, 2015). Дата обращения 21 августа 2015.
  6. Lee, Ben Game of Thrones season 6 costs A LOT per episode: The HBO fantasy epic's massive budget is revealed (неопр.). Digital Spy (March 30, 2016). Дата обращения 1 апреля 2016.
  7. Hibberd, James Game of Thrones director explains that Melisandre surprise (неопр.). Entertainment Weekly (April 25, 2016). Дата обращения 26 апреля 2016.
  8. Porter, Rick Sunday cable ratings: ‘Game of Thrones’ opens slightly lower, still dominant (неопр.). TV by the Numbers (April 26, 2016). Дата обращения 26 апреля 2016.
  9. Miller, Shannon Review: 'Game of Thrones' Season 6 Episode 1, 'The Red Woman,' Finds New Sparks In Familiar Territory (неопр.). Indiewire (April 24, 2016). Дата обращения 25 апреля 2016.
  10. Robinson, Joanna Game of Thrones Really, Really Wants You to Know They’re All About Women This Year (неопр.). Vanity Fair (April 24, 2016). Дата обращения 25 апреля 2016.
  11. ↑ The Red Woman - Game of Thrones: Season 6, Episode 1 (неопр.). Rotten Tomatoes. Дата обращения 25 апреля 2016.

14 самых горячих сексуальных сцен в сериале "Игра престолов"

Практически в каждом эпизоде сериала "Игра престолов" есть как минимум одна откровенная сцена. Сколько же их набралось за все семь сезонов саги, не скажет, наверное, даже самый преданный ее поклонник. Не раз, кстати, сериал за такие кадры критиковали, ведь сексом в "Игре престолов" занимались даже ближайшие родственники, и все это "во всей красе" транслировалось зрителям.

Тем не менее нельзя не отметить, что во многом именно секс-сцены и стали изюминкой сериала, который с момента своего выхода завоевал огромное количество наград, получил признание кинокритиков и обзавелся миллионами поклонников во всем мире. Поэтому сегодня мы будем говорить именно о сексе в сериале и вспомним самые откровенные сцены "Игры престолов" за все семь сезонов. В общем, уведите своих детей подальше от экранов — сейчас будет по-настоящему горячо!

Дейенерис Таргариен и кхал Дрого

Сексуальная сцена с участием Дейенерис Таргариен и кхала Дрого, безусловно, одна из самых запоминающихся, несмотря на то что случилась она уже в далеком первом сезоне.

Для того, чтобы удивить возлюбленного, тогда еще совсем неопытной Дейеренис пришлось взять несколько секс-уроков у своей служанки Доротеи. Та-то и рассказала ей, как следует себя вести в постели с дотракийцем. Кхал явно не ожидал, что на этот раз доминировать будет не он. Но в конечно итоге, кажется, ничуть не расстроился.

Дейенерис Таргариен и Даарио Нахарис

После смерти мужа Дейенерис довольно долго не могла оправиться от горя и продолжала хранить верность покойному кхалу. Но устоять перед влюбленным в нее красавчиком Даарио она не смогла.

Джейме и Серсея Ланнистеры

Секс брата с сестрой — зрелище, конечно, на любителя. Но сердцу, как говорится, не прикажешь.

Особой "пикантности" сцене добавило то, что ее свидетелем стал несовершеннолетний ребенок — Бран Старк.

Совсем о морали эта пара позабыла и тогда, когда занялась сексом прямо около бездыханного тела своего сына Джоффри.

Тирион Ланнистер и Шая

Вино и женщины — это, пожалуй, две главные страсти Тириона Ланнистера. Он нередко пользовался услугами проституток и находил утешение в их объятиях. Пока не полюбил одну из них и не захотел связать с ней свою жизнь. Сделать ему это, конечно, не дали, но история была довольно трогательной.

Игритт и Джон Сноу

Ну как же обойти стороной ту самую сцену, в которой красавчик Джон Сноу лишился девственности? Помогла ему в этом представительница одичалых Игритт, которая оказалась куда более опытной, чем он, и взяла ситуацию в свои руки — сцена в пещере получилась очень горячей! "Ты ничего не знаешь, Джон Сноу", — знаменитая фраза, кстати, именно отсюда.

Эта ли сцена сблизила Кита Харингтона и Роуз Лесли, мы не знаем, но факт в том, что вскоре они сыграли свадьбу.

Мелисандра, Джендри и пиявки

Когда Мелисандра связала Джендри, он, хоть и насторожился, однако, кажется, был только заинтригован таким развитием сюжета — партнерша ему досталась с фантазией. Но когда он понял, что секс будет не совсем традиционным, а в компании пиявок, энтузиазма у него явно поубавилось.

Станнис Баратеон и Мелисандра

Намека на романтику в этой паре не было и в помине. Станнис Баратеон хоть всегда прислушивался к Красной Женщине, но откровенной симпатии к ней не проявлял. Тем не менее секс между ними случился, причем прямо во время похода да еще и на деревянном столе с картой Вестероса.

Робб Старк и Талиса Мейегир

Увы, эти герои слишком быстро покинули сериал, а ведь они были одной из самых красивых пар! Впрочем, отметиться они успели, и сексуальная сцена с их участием тоже оказалась в нашем списке.

После того как Робб Старк овладел Талисой, он как благородный рыцарь на ней женился (хотя обещал взять в жены другую). Но это его решение, увы, оказалось привело к большой трагедии.

Оберин Мартелл, Эллария Сэнд и все-все-все

Ну а в этой сексуальной сцене приняли участие очень многие, ведь случилась она в борделе. Сами Оберин и Эллария, которые по сценарию были любовниками, тоже не стеснялись и предавались пылкой страсти вместе с другими — мужчинами и женщинами.

Ренли Баратеон и Лорас Тирелл

В "Игре престолов" был не только групповой секс и секс между родственниками, но однополый. Подробностей происходящего, конечно, показано не было, но мы все поняли.

Лорас Тирелл и Оливер

Лорас, к слову, после смерти своего возлюбленного вскоре нашел нового бойфренда и в другой сцене предавался страсти уже со своим оруженосцем Оливером.

Серый Червь и Миссандея

Миссандея — одна из самых смелых и сильных героинь этого сериала. Хотя бы потому, что она не отказалась от своих чувств к Серому Червю, который был кастрирован еще ребенком. И секс, к слову, у них состоялся! К счастью для Миссандеи, этот Безупречный знал, как можно ублажить свою возлюбленную, даже будучи евнухом.

Дейенерис Таргариен и Джон Сноу

Ну а эту парочку мы оставили на десерт. Когда в седьмом сезоне стало ясно, что Дейенерис и Джон Сноу явно испытывают друг к другу симпатию, поклонники стали ждать секс-сцены с их участием. А она обещала быть очень горячей (и это неудивительно, ведь Кит Харингтон и Эмилия Кларк уже стали секс-символами последних нескольких лет).

Ожидания себя оправдали — вышло очень страстно! Интриги моменту добавил тот факт, что Дейенерис и Джон оказались родственниками. Но это уже другая история...

Игра Престолов. Косплей Игритт, Джона Сноу и Мелисандры

В ролях персонажей: Игритт - Светлана МиллсДжон Сноу - Александр Вольф (Alex Wolf) и Мелисандра - Евгения Козлова

Фотограф: Андрей Андросов

Игритт (Ygritte) — красивая, остроумная и жизнерадостная девушка. Её отличительная черта — длинные рыжие волосы. Живя за Стеной, Игритт научилась выживать в тяжёлых условиях. Она гордится принадлежностью к вольному народу и презирает тех, кто живет к югу от Стены. Игритт считает, что и одичалые, и жители Севера происходят от первых людей, а значит, им нет нужды драться только лишь из-за того, что они в свое время оказались по разные стороны Стены. Как и другие одичалые, она понимает, что настоящая опасность исходит от белых ходоков.


«Ты ничего не знаешь, Джон Сноу»
— Игритт, «Человек без чести».

Ещё больше интересного материала, качественного косплея и превосходных артов вы сможете найти >ЗДЕСЬ<!!!

Ещё больше интересного материала, качественного косплея и превосходных артов вы сможете найти >ЗДЕСЬ<!!!

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или telegram-канал @overclockers_news - это удобные способы следить за новыми материалами на сайте. С картинками, расширенными описаниями и без рекламы.

В 2017 году в сеть попал предполагаемый финал «Игры престолов». Вот как все могло быть

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

В 2017 году кто-то выложил в интернет файл, назвав его «утечкой сценария» 8-го сезона «Игры престолов». Некоторые отнеслись со скепсисом, но многие были в восторге от прочитанного: по их мнению, сериал должен был закончиться именно так. Если это действительно был оригинал, то создателям пришлось все переписывать. Пожалуй, это логичное объяснение некоторых нестыковок в сюжете.

Мы в AdMe.ru изучили представленный сценарий и провели сравнительный анализ судеб основных персонажей сериала. Осторожно, спойлеры!

Серсея Ланнистер

Могло быть: убита Арьей в обличие Квиберна и волчицей Нимерией.

Стало: умирает с Джейме под обломками Твердыни Мейгора, пытаясь укрыться в ней.

Арья Старк

Могло быть: в 1-й серии Арью посещает Якен Хгар и дает флакон с ядом, чтобы она убила Серсею. Она отправляется в Королевскую Гавань с Псом. В 5-й серии Арья убивает Серсею. В финале она с волчицей Нимерией уплывает в Эссос.

Стало: убивает Короля Ночи, каким-то образом пройдя всю армию мертвых и выпрыгнув из ниоткуда. В конце сериала отправляется путешествовать, уплывая в Закатное море.

Теон Грейджой

Могло быть: спасает сестру Яру, но погибает от рук Эурона, своего дяди.

Стало: убит Королем Ночи в попытке защитить Брана.

Бран Старк

Могло быть: в битве с армией Короля Ночи контролирует дракона Рейгаля, но они оба погибают от рук ходоков. В конце сезона воскресает.

Стало: в финале сезона становится правителем Шести Королевств.

Дейенерис Таргариен

Могло быть: во 2-й серии мы узнаем, что она беременна от Джона. В 4-й серии ее встречает Мелисандра и предупреждает, что для победы ей придется принести в жертву ребенка, но Дейенерис прогоняет ее. В 5-й серии она рожает на Драконьем камне под грохот войны. Оказывается, что выжить может либо она, либо ребенок. Дейенерис решает спасти жизнь дочери. Она дает ей имя Лианны, матери Джона.

Стало: постепенно сходит с ума, начиная с середины сезона. Сжигает почти всю Королевскую Гавань вместе с жителями. Становится королевой и заявляет о намерениях продолжать кампанию захвата территорий, после чего окончательно теряет доверие большинства героев. Умирает от руки Джона во время поцелуя.

Энциклопедия Песни Льда и Пламени

— Если я порой принимаю пророчество за предостережение, а предостережение за пророчество, вина лежит на чтице, а не на книге.Мелисандра / Буря мечей, Давос V

Огромную роль в мире Мартина играют различного рода предсказания, сны, гадания. Это одна из «лазеек» фэнтези, когда вещи паранормального толка могут быть реальными.

Зелёные сны Брана

Трехглазая ворона в сериале «Игра престолов» канала HBO

Бран начинает видеть вещие «зелёные» сны после своего падения с башни в Винтерфелле. Его духовным поводырем в снах является трехглазая ворона.

В «Танце с драконами» выясняется, что за маской «трёхглазой вороны», вторгающейся в сны Брана, скрывается реальный человек-древовидец — Бринден Риверс, в прошлом десница королей Эйриса I и Мейкара I и лорд-командующий Ночного Дозора. О нём говорили: «Сколько глаз у Кровавого Ворона? Тысяча и один». Бринден, поселившийся в пещере с последними Детьми Леса, превратился в странное существо — полудерево-полумертвец, восседающий на троне из корней чардрев и сросшийся с ними, наполовину истлевший, но всё ещё живой и бессмертный. В снах Брана он продолжает появляться в образе «трёхглазой вороны».

Буря, гигант и сердце зимы

Первый сон Брана снится ему вскоре после падения.

Он поглядел на восток и увидел галею, несущуюся по волнам. И мать, одиноко сидевшую в каюте. Она рассматривала окровавленный нож, лежавший перед ней на столе; гребцы налегали на весла, а сир Родрик привалился к поручням, содрогаясь всем телом. Впереди них собрался шторм, ревущую тьму прорезали молнии, но корабельщики почему-то не видели бурю.Игра престолов, Бран III

Кейтилин Старк в сопровождении сира Родрика Касселя плывут в Королевскую Гавань. Окровавленный нож на столе появляется на сцене, но чуть позже, уже в Королевской Гавани — Варис ранит руку о кинжал убийцы, брошенный Кейтилин на стол. Предстоящая буря — очевидно, война Пяти Королей.

Он поглядел на юг и увидел огромный сине-зелёный поток Трезубца. Увидел, как отец, лицо которого искажало горе, о чем-то просит короля. Увидел, как плачет Санса и не может никак заснуть. Увидел, как затаилась молчаливая Арья, скрывая свои секреты. Их окружали тени. Одна чёрная, словно кленовый ствол с жуткой собачьей мордой. Другая была как солнце в золотой и прекрасной броне. Над всеми возвышался гигант в панцире, выкованном из камня, но когда он отвёл забрало, под ним ничего не оказалось — лишь тьма и густая чёрная кровь.Игра престолов, Бран III

Эддард Старк пытается уговорить короля Роберта воздержаться от убийства Дейнерис Таргариен. Тени, окружающие Сансу и Арью — вероятно, Сандор Клиган («собачья морда»), Джейме Ланнистер («солнце в золотой броне») и Григор Клиган («гигант в панцире из камня»).

Если гигант в каменном панцире действительно Григор Клиган, его безликость в видении Брана предвосхищает появление «Роберта Стронга» в «Танце с Драконами». Череп Григора Клигана был отослан в Дорн, так что под шлемом Роберта Стронга скрывается чья-то чужая голова или вовсе ничего.

Он поглядел за Стену, за бесконечный лес, укутанный снегом, мимо замерзшего побережья, за огромные иссиня-белые ледяные реки и мёртвые равнины, где ничего не могло расти или жить. Всё дальше и дальше на север уходил его взгляд — к завесе света в конце мира, а потом и за эту завесу. Бран заглянул в самое сердце зимы, ужаснулся, испуганно вскрикнул, и щёки его обожгли слёзы.Игра престолов, Бран III

Бран следует взглядом по своему грядущему пути за Стену. За «завесой света» скрываются, предположительно, Иные или даже Великий Иной из р'глорианских верований.

Отец в крипте Винтерфелла

Второй сон Брана мальчик пересказывает мейстеру Лювину:

— Прошлой ночью мне вновь приснилась та ворона… Трёхглазая. Она влетела в мою опочивальню и велела идти вместе с ней. Я послушался. Мы спустились в крипту. Там был отец, и мы поговорили. Он был печален.
— Почему же? — спросил мейстер, глядя через трубу.
— По-моему, грусть его имела какое-то отношение к Джону.Игра престолов, Бран VII

Это, вероятно, предсказание смерти Эддарда Старка на плахе — уже свершившейся, но пока что неизвестной обитателям Винтерфелла. При чём тут Джон, не вполне ясно, но вплоть до самой казни признавшийся в «предательстве» по совету Вариса Нед полагал, что ему дадут надеть чёрное и встретиться с Джоном на Стене. Возможно, эта печаль связана с тайной рождения Джона. Любопытно, что и Эддарду Старку, и Джону Сноу также снятся сны, где они видят себя в крипте Винтерфелла.

Дракон над Винтерфеллом

Во время пожара Винтерфелла Бран прятался в крипте под замком, однако лютоволки Лето и Лохматый Пёсик находились в лесу за стенами замка и видели, что происходит. Восприятие Брана, спящего и видящего пожар замка глазами лютоволка, в этой сцене смазано — лютоволк воспринимает мечи как «человечьи когти» и так далее, однако одна из увиденных лютоволком картин заслуживает особого внимания:

Дым и пепел застилали глаза, а в небе парил огромный крылатый змей, изрыгающий пламя. Он оскалил зубы, но змей уже исчез.Битва королей, Бран VII

Возможно, лютоволк принял за дракона колонну дыма и огня, поднимающуюся над замком. В англоязычном фэндоме со времён выхода «Битвы королей» имела хождение теория о том, что под замком спал настоящий дракон, который вырвался на свободу, когда Винтерфелл сгорел. Известно, что в Винтерфелле есть горячие источники, подогреваемые подземным теплом — читатели связывали их с драконом. Странно, что Бран не вспоминал о «крылатом змее» после пробуждения.

Из «Мира Льда и Пламени» известно, что шут Грибок в своих «Свидетельствах» утверждает, что в начале Танца драконов Вермакс, чей всадник прибыл на переговоры с лордом Криганом Старком, отложил в замке кладку яиц. Впрочем, мейстеры высказывают сомнения по поводу правдивости показаний Грибка, считавшегося полоумным. Также среди местных простолюдинов ходит легенда, что источники в Винтерфелле согревает дракон.

Глазами чардрева

В пещере трёхглазой вороны Брану поднесли кашицу из семян чардрева и, возможно, человеческой крови, которая позволила ему вселиться в одно определённое чардрево — сердце-древо в богороще Винтерфелла. Глядя его глазами, Бран видел картины прошлого. Так, при первом погружении в прошлое Бран увидел своего отца Эддарда Старка сидящим в богороще и протирающим меч ветошью — возможно, после казни Гареда в начале «Игры престолов». Другие видения относились к более древним временам; ясно только, что они имеют место в той же богороще, и все или большинство увиденных Браном людей были Старками.

…теперь по богороще, фехтуя ветками, носились двое ребят. Девочка была старше и выше мальчика… Арья? Нет, быть того не может. Если она Арья, то мальчик — сам Бран, а он никогда не носил таких длинных волос, и сестра не побивала его в игре, как эта девчонка. Вот она огрела мальчика по бедру, да так сильно, что нога у него подломилась, и он плюхнулся в пруд. «Тихо ты, дурачок, — сказала она, бросив ветку. — Это всего лишь вода. Хочешь, чтоб старая Нэн услыхала и нажаловалась отцу?»

Так как они упоминают старую Нэн, это видение достаточно близко к настоящим временам. По популярному предположению, это не Арья и Бран, а Лианна и Бенджен, двое младших детей из предыдущего поколения Старков. Известно, что Лианна отличалась таким же бурным нравом, как и Арья, и, по утверждению Неда Старка, носила бы меч, если бы отец Рикард ей разрешил.

Из пруда вышла нагая женщина с большим животом; она преклонила колени и стала молить старых богов о сыне, который за неё отомстит.

Непонятно. Предполагается, что это одна из Винтерфелльских волчиц — вдов, чьи мужья-Старки погибли в войнах разных лет. Дополнительную интригу этому видению придает то, что женщина просит отомстить за неё саму, а не за отца ребёнка, как можно было бы предполагать: возможно, её выдали замуж насильно.

Стройная девушка привстала на цыпочки, чтобы поцеловать рыцаря ростом с Ходора.

Рыцарь ростом с Ходора наводит на мысли о Дункане Высоком, который действительно бывал в Винтерфелле — этому посвящена планируемая повесть «Винтерфелльские волчицы». Девушка, возможно, молодая Нэн — если ей было больше ста лет ко временам Брана, она была достаточно молода во времена Дунка и Эгга. Возможно, это делает Ходора потомком Дунка.

Юноша с тёмными глазами, бледный и злой, отломил у чардрева три ветки и выстругал из них стрелы.

Стрелы из чардрева наводят на мысль о Бриндене Риверсе (то есть самой Трёхглазой вороне), который действительно был «бледным» и использовал стрелы из чардрева в бою; однако у него были красные глаза, а этот персонаж описан как тёмноглазый (dark-eyed). В «Мире Льда и Пламени» упоминался некий бастард Брандон Сноу, который хотел убить трёх драконов Эйгона Завоевателя — возможно, это он.

Некий бородач поставил на колени перед сердце-деревом своего пленника. К ним, раздвинув красные листья, вышла женщина с белыми волосами; в руке она держала бронзовый серп.

Неизвестно, кто эти люди, но речь идет о совсем уж древних временах, задолго до появления андалов в Вестеросе — Первые Люди в свое время железа не знали и использовали медное и бронзовое оружие. Известно, что в старину последователи Старых Богов приносили чардревам человеческие жертвы — Бартимус рассказывал об этом Давосу Сиворту. Бородач может быть Брандоном Строителем или кем-то другим из известных Старков древности.

Вещие сны Жойена Рида

Жойен Рид, как и Бран, обладает способностью видеть зеленые сны, причем знает об этом своем даре с раннего детства — после перенесённой болотной лихорадки — и умеет его контролировать. Трехглазая ворона тоже является персонажем его зелёных снов.

Прикованный волк

— Мне приснился крылатый волк, прикованный к земле серыми каменными цепями, — сказал он. — Это был зелёный сон, поэтому я знаю, что он правдивый. Ворона пыталась расклевать его цепи, но её клюв откалывал от камня только крохотные кусочки.Битва королей, Бран IV

Речь, очевидно, о Бране. Цепи — его физическая немощь и духовная слепота: Бран упорно отрицает свои сверхъестественные способности и предпочитает считать происходящее с ним всего лишь снами. Трёхглазая ворона, напротив, пытается чему-то научить Брана и заставить следовать за собой.

Ужин на троих

— Вы сидели за ужином, но вместо слуги еду подавал мейстер Лювин. Перед тобой он положил сочный кусок мяса с кровью, пахнущим так, что слюнки текли, а Фреям подал какую-то серую мертвечину. Но им их ужин понравился больше, чем тебе твой.Битва королей, Бран IV

Действительно, вскоре Лювин сообщил Старкам и братьям Уолдерам весть о победе Робба Старка в битве у Окскросса. Королевское жаркое, поданное Брану — собственно победа, одержанная Роббом, «серая мертвечина» Фреев — весть о смерти их дяди Стеврона Фрея. Уолдеры ей даже радуются, так как она приближает их обоих к лордству; Бран, напротив, тревожится за Робба. Бран при виде радости Уолдеров немедленно вспомнил рассказ Жойена.

Море в Винтерфелле

— Сюда придет море.
— Море?!
— Мне снилось, что вокруг Винтерфелла плещется море. Чёрные волны били в ворота и башни, а потом солёная вода перехлестнула через стенку и заполнила замок. Во дворе плавали утопленники. Тогда, в Сероводье, я ещё не знал их, но теперь знаю. Один — это Элбелли, стражник, который доложил о нас на пиру. Ещё ваш септон и кузнец. <…> Глухой ночью солёное море перехлестнёт через стену. Я видел раздутые тела утопленников.Битва королей, Бран V

Хотя Бран воспринял видение Жойена буквально и предупредил будущих «утопленников», септон Шейли и кузнец Миккен не восприняли пророчество всерьёз; правда, стражник Элбелли, боясь смерти от воды, перестал мыться. «Морем» оказался взявший замок штурмом отряд островитян Теона Грейджоя, действительно, пришедших с моря. Три названных «утопленника» действительно погибли: Элбелли стоял на страже во время штурма и был убит, кузнеца Миккена закололи копьём, когда он отказался повиноваться новому хозяину замка, септона Шейли позже утопили в колодце как жертву Утонувшему Богу.

Вонючка и крипта

Мне снился человек, которого привезли сегодня — которого прозвали Вонючкой. Вы с братом лежали мертвые у его ног, а он сдирал с ваших лиц кожу длинным красным ножом. <…> Не знаю только почему — я ведь видел самый конец. Видел вас с Риконом в вашей крипте, в темноте, со всеми мёртвыми королями и каменными волками.Битва королей, Бран V

Этот сильно напугавший и Жойена, и Брана эпизод действительно имел место в будущем, хотя самих Брана и Рикона он не затронул. Вонючка (Рамси Сноу) по приказу Теона Грейджоя изуродовал лица двух мёртвых мальчиков — сыновей мельника, чтобы выдать их отрубленные головы за головы Брана и Рикона. После этого Бран, Рикон, оба Рида, Оша и Ходор прятались в крипте Винтерфелла.

Волки ещё вернутся

Этот сон Жойен не рассказывает — он только кратко упоминает его при разговоре с горцем-Лиддлом. Горец жалуется, что на Севере царит безвластие и беззаконие:

— Когда в Винтерфелле сидел Старк, всё было по-другому. Но старый волк умер, а молодой ушёл на юг играть в престолы — теперь нам остались только призраки.
— Волки ещё вернутся, — торжественно заверил Жойен.
— Ты-то почём знаешь, парень?
— Я видел это во сне.Буря мечей, Бран II

«Волками» в этом разговоре называют Старков, так что смысл фразы вполне очевиден: Жойен утверждает, что Старки ещё вернутся в Винтерфелл и будут править вновь.

Джон Сноу

Спуск в крипту

Это повторяющийся кошмар Джона, Джон неоднократно видел его в течение книг.

Джон идет по Винтерфеллу и ищет кого-то, но замок покинут и заброшен. Джон оказывается перед дверью в крипту и невольно спускается вниз; он знает, что внизу лежат мертвые Короли Зимы, но боится не их, а чего-то другого, неизвестного ему самому — того, что он может найти. Мёртвые предки Старков говорят ему «Ты не Старк, твое место не здесь», и Джон соглашается с ними, но продолжает свой путь. Становится всё темнее, и Джон просыпается в ужасе.

Следующие версии этого сна Джон видел в разное время. В основном они были приурочены к смерти кого-то из близких Джону людей.

  • После исчезновения Бенджена Старка Джон несколько раз видел сон о спуске в крипту и рассказывал о нём Сэмвеллу Тарли[1].
  • Перед получением вестей об аресте Эддарда Старка и перед столкновением с настоящим ожившим мертвецом Джон видел «мертвецкую» версию того же кошмара о крипте: когда в крипте стало темнеть, Джон услышал скрежет камня о камень и, обернувшись, увидел, что саркофаги раскрываются, и мёртвые короли встают из могил[2]. Чуть позже, страдая от ожога руки после столкновения с ожившим мертвецом, Джон видит отца с синими глазами мертвеца[3].
  • После Красной Свадьбы и смерти Робба и Кейтилин ещё не знающий об этом Джон хромает по крипте мимо каменных королей. Их серые гранитные глаза поворачивались ему вслед, а их глухие голоса говорят, что он не Старк, ему здесь не место и требуют, чтобы он ушел прочь. Джон идет дальше и зовет отца, Брана, Рикона, дядю Бенджена. Любопытно, что в этом сне замок не пуст — в нем идет пир и бьют барабаны, Джона не позвали, так как он не Старк и ему там не место. Прежде чем проснуться, Джон видит серого лютоволка, забрызганного кровью, «с печальными, горящими во мраке золотистыми глазами». Поскольку лютоволк был серый, Джон предположил, что этот сон может предвещать смерть Брана и его лютоволка Лето — они разминулись у Короны Королевы. Однако, скорее всего, речь о Роббе и его лютоволке — Сером Ветре. Пир явно напоминает о Красной Свадьбе[4].
  • В более поздних снах о крипте, после смерти Игритт, Джон слышал голоса покойных Эддарда и Робба — где-то далеко, как за стеной; они как будто пируют, но Джон знает, что ему нет места рядом с ними. Сэмвелл Тарли, услышав от Джона об этом сне, про себя подумал «Живым нет места на пиру мёртвых»[5].

Эти сны вполне может предвещать гибель рода Старков и разорения их фамильного гнезда — Винтерфелла. Они пересекаются со снами Брана, Рикона и Эддарда, которые тоже видят себя в крипте Винтерфелла. Существуют фанатские теории о том, что Джон — если он пережил конец «Танца с драконами» — в будущем действительно спустится в крипту и обнаружит там что-то важное, но нежеланное. Так, одна из теорий утверждает, что в могиле Лианны Старк скрыт свадебный плащ с гербом Таргариенов (Родители Джона Сноу).

Волчий сон на Воющем Перевале

Джону Сноу на Воющем Перевале приснился волчий сон, в котором к нему, находящемуся в теле Призрака, обращалось растущее на обрыве чардрево — поначалу тонкое и слабое, но крепнущее на глазах. У этого чардрева было лицо Брана, но с тремя глазами. Оно пахло «деревом, волком и мальчиком, землёй, камнями, темнотой и смертью». Дерево склонилось к Джону в шкуре Призрака, коснулось его, и он оказался в другом месте — у замёрзшего озера в верховьях реки Молочной, глядя на армию Манса, Короля-за-Стеной; он отметил сотни землянок и юрт, тренирующихся воинов, людей, роющих ямы в земле, согнанный скот, просыпающегося мамонта и многие другие подробности. Куорен Полурукий сразу поверил в чудесность сна и заставил Джона пересказать увиденное во всех подробностях[6]. Позднейшие описания войска Манса говорят о том, что видение Джона было подлинным.

Сам Бран, в это время скрывавшийся в крипте Винтерфелла и проводивший время в «волчьих» снах, также вспоминал, что «добрался» до Призрака и поговорил с Джоном, хотя и не был уверен, было ли это на самом деле или только приснилось[7].

Сон в доме мейстера Эймона

После бегства от одичалых и обработки раны Джон засыпает под воздействие макового молока в доме мейстера Эймона. Во сне он оказался в Винтерфелле и купался вместе с Игритт в горячем пруду под чардревом, с которого смотрел на него отцовский лик. Игритт со смехом разделась донага и хотела поцеловать его, но Джон не смел заниматься сексом на глазах у отца. Он подумал, что в нем течет кровь Винтерфелла, и он брат Ночного Дозора. «Я не буду отцом бастарда», сказал он ей. «Ничего ты не знаешь, Джон Сноу», — прошептала Игритт, растворяясь в горячей воде. Плоть сползала с нее, обнажив скелет и череп, а вода в бурлящем пруду стала густой и красной [8].

Сон предсказывает смерть Игритт в бою за Черный Замок несколько дней спустя.

Одинокий воин с огненным мечом

Странный и неоднозначный сон, приснившийся лорду-командующему Джону Сноу в ночь перед пропуском одичалых через Стену.

Джон увидел себя вновь обороняющим Стену от армии Манса Налётчика, как во время осады Чёрного замка; при этом на Стене опять-таки стоят соломенные чучела, изображающие дозорных, а в небесах парит орёл-разведчик. Джон видит, как из леса надвигается армия, ещё более чудовищная, чем наяву — с великанами ростом в сорок футов, собак размером с пони в упряжках и тому подобными монстрами. Джон приказывает дозорных встретить врага огнём, но обнаруживает, что на Стене никого нет, кроме него и соломенных чучел, которые под огненными стрелами одичалых горят и падают вниз. Враги лезут на Стену и быстро оказываются наверху; Джон обнаруживает, что это ожившие мертвецы; на нем оказывается «доспех из чёрного льда», а в руках — Длинный Коготь, пылающий алым светом.

— Сноу! — кричал орёл, пока враги, будто пауки, карабкались по льду. Джон был одет в броню из чёрного льда, но зажатый у него в руке клинок пылал алым светом.Танец с драконами, Джон XII

Далее сон превращается в путаный кошмар, когда убиваемые враги обращаются покойными друзьями, во сне вполне живыми, но вновь погибающими от рук Джона: Игритт, Донал Нойе, Глухой Дик Фоллард, Куорен Полурукий, Робб Старк — последнему Джон кричит «Я лорд Винтерфелла» и отрубает голову. Некая скрюченная рука хватает Джона за плечо, и он просыпается. Наяву у него на груди сидит старый ворон Джиора Мормонта и кричит «Сноу».

Возможно, этот сон — всего лишь беспорядочное нагромождение воспоминаний, страхов и чувства вины, присущих Джону. Однако ледяные доспехи, как у Иных, и горящий меч, отчётливо напоминающий об Азоре Ахае и его Светозарном, не могут не привлечь к себе внимание. Мрачная и неопределённая судьба Джона в финале «Танца» подогрела читательские теории о том, что Джон и есть возрожденный Азор Ахай, и о том, что Джон умрёт, но вернётся с того света как нежить — возможно, на стороне Иных, и поэтому он видит себя во сне убивающим тех, кто был ему дорог.

Сон в Красной пустоши

В конце «Игры престолов», в горячке после родов Дейнерис привиделся странный сон, сильно перекликающийся с видениями Дома Бессмертных. Лейтмотивом этого сна является образ дракона. Дейнерис соприкасалась с магией Мирри Маз Дуур, так что этот сон может иметь магическую природу; вероятно, именно он подтолкнул Дейнерис к действительной — и удачной — попытке пробудить драконов в погребальном костре Дрого.

В этом сне Дени идет по некоему длинному коридору под каменными арками к далекой красной двери, оставляя кровавые отпечатки на камнях. Ей мерещится Дотракийское море, где на небе одновременно светят солнце и звезды, и то, как она занимается любовью с Дрого. Внезапно звезды исчезают, и по небу проплывают огромные крылья; Дейнерис видит призраки Джораха Мормонта, греющего руки над жаровней с драконьими яйцами, и Визериса, умирающего в расплавленном золоте; они оба говорят о драконах, повторяя те же фразы, что произносили раньше в книге. Дейнерис раз за разом слышит вопрос «Ты не хочешь разбудить дракона?», причем не утверждается, что говорит это Визерис. Ее преследует нечто страшное, холодное, ледяное; Дейнерис не может обернуться и посмотреть, что это.

Дейнерис видит своего мертворожденного сына Рейго живым, взрослым человеком — «высоким и гордым»; он улыбается и протягивает к ней руку, но из его рта вырывается огонь — наподобие драконьего, и Рейго сгорает. Дейнерис видит вдоль коридора строй призраков в королевских одеждах, с серебристыми волосами и глазами, похожими на драгоценные камни; в руках у них пылающие бледным пламенем мечи. Дейнерис бежит по коридору и сама превращается в дракона — видит под собой тень крыльев, выросших у нее из спины, и летит над Дотракийским морем, поднимаясь все выше и выше; все живое разбегается в страхе перед ней. Наконец, она добирается до двери, зная, что за ней дом — «зеленые поля, великие каменные дома и руки, которые согреют ее». Однако за дверью оказывается рыцарь на черном коне — Рейгар Таргариен; в прорези забрала горит пламя. Голос Джораха Мормонта говорит «последний дракон»; Дейнерис открывает рыцарю забрало и видит, что под ним ее собственное лицо.

Этот сон, безусловно, предвосхищает возвращение драконов. Призраки с мечами, по всей видимости, предки Дейнерис, короли-Таргариены, а коридор с каменными арками напоминает о тронном зале Красного замка; ледяное присутствие за спиной наводит на мысли об Иных. Образ полета перекликается с полетом Брана Старка в его снах с трехглазой вороной, но в «Танце с драконами» Дейнерис действительно совершила полет над Дотракийским морем на спине Дрогона. Видение Рейгара подводит к мысли о том, что «последний дракон», наследник династии и глава дома — сама Дейнерис.

Испуганное дитя, которому я дал приют в своем доме, умерло в Дотракийском море, возродившись в крови и огне. Драконья королева, носящая ныне ее имя — истинная Таргариен.Иллирио Мопатис // Танец с драконами, Тирион II

Предсказание Мирри Маз Дуур

После кровавого ритуала, проведённого Мирри Маз Дуур, к Дрого вернулось здоровье, но не разум и не сознание — бледное подобие жизни. На вопрос Дейнерис Таргариен о том, когда Дрого станет таким, как прежде, колдунья ответила:

— Когда солнце встанет на западе и опустится на востоке, когда высохнут моря и ветер унесёт горы, как листья. Когда чрево твоё вновь зачнёт и ты родишь живое дитя. Тогда он вернётся, но прежде — не жди!Игра престолов, Дейнерис IX

Эти слова можно воспринимать как «никогда», «когда рак на горе свистнет». Однако любопытно, что в последних главах Дейнерис в «Танце с драконами» происходят события, которые можно истолковать как свершение пророчества:

  • Солнце встало на западе и опустится на востоке — Квентин Мартелл, уже названный «солнцем» в предсказании под хурмовым деревом, отправился в путешествие из Вестероса и умер в Миэрине.
  • Моря высохли — Дейнерис в травяном Дотракийском море видит, что трава жухнет и высыхает в приближении зимы.
  • Горы улетят по ветру — возможно, относится к пожару и крушению спалённых драконами пирамид в Миэрине.
  • Чрево вновь зачнёт — в Дотракийском море Дейнерис пережила необычно сильную менструацию, возможно, у неё был выкидыш.

Дом Бессмертных

В Кварте Дейнерис посетила так называемый Дом Бессмертных, древний дворец колдунов. Перед входом во дворец колдун Пиат Прей заставил Дейнерис выпить «вечернюю тень» — напиток с сильным галлюциногенным действием, так что по дворцу Дейнерис ходила и беседовала с его обитателями в дурмане[9]. Несмотря на это, многие её видения являются пророческими и относятся к будущему: здесь есть несколько мест, предвещающих более поздние события и даже, возможно, финал серии.

Пиат Прей велел Дейнерис во что бы то ни стало выбирать из всех дверей всегда правую. Следующие картины настоящего, прошлого и будущего Дейнерис увидела в комнатах, которые она миновала по пути в зал Бессмертных:

  • шатающаяся дверь, которую кто-то пытается взломать изнутри;
  • режущие слух звуки дудок, раздающиеся из-за другой двери;
  • обнажённая женщина, которую насилуют четыре карлика;
  • пир мертвецов, убитых прямо за едой, и труп с волчьей головой в железной короне;
  • дом в Браавосе, где выросла Дейнерис;
  • тронный зал с драконьими черепами и на шипастом троне старый король, отдающий некие приказы;
  • спальня и в ней супруги с ребёнком: мужчина с серебристыми волосами дает ребёнку имя «Эйгон», смотрит на Дейнерис и говорит «должен быть ещё один», а потом играет на арфе;
  • опять Пиат Прей, уверяющий Дейнерис, что она заблудилась, и предлагающий отвести её к Бессмертным;
  • фальшивые Бессмертные — величественного вида воины, мудрецы и дамы, предлагающие Дейнерис остаться и беседовать с ними;
  • настоящие Бессмертные — собрание высохших мумий, сидящих во мраке за столом, над которым висит бьющееся человеческое сердце.

Бессмертные сделали Дейнерис достаточно сумбурное предсказание о трёх огнях, трёх конях и трёх изменах, а затем на неё опять обрушился водопад видений:

  • смерть Визериса в расплавленном золоте;
  • меднокожий лорд перед горящим городом;
  • смерть другого принца с женским именем на устах;
  • не отбрасывающий тени король с горящим мечом;
  • тряпичный дракон на шестах в окружении толпы;
  • каменный дракон, взлетающий с дымящейся башни;
  • серебристая кобыла перед ночным ручьём;
  • мертвец на носу корабля;
  • голубой цветок на ледяной стене;
  • смерть Мирри Маз Дуур и рождение драконов;
  • опять серебристая лошадь, волочащая окровавленный труп;
  • девочка перед домом с красной дверью;
  • белый лев среди высокой травы;
  • старухи у Матери Гор, склоняющиеся перед Дейнерис;
  • тысячи рабов с окровавленными руками, называющие Дейнерис матерью.

В одной комнате на полу лежала красивая нагая женщина, а по ней ползали четверо маленьких человечков с острыми крысиными мордочками и розовыми лапками, вроде того, что подал Дени «вечернюю тень». Один трудился меж её ног, другой терзал её соски мокрым красным ртом.Битва королей, Дейнерис IV

Видение настоящего. По распространенной теории, женщина — это метафора Вестероса, четыре крысы — четыре короля (Джоффри и Станнис Баратеоны, Робб Старк и Бейлон Грейджой), процесс — Война Пяти Королей. В русском переводе Виленской неточность: крысы не только насилуют женщину-страну, но и пожирают её заживо («терзал её груди, волнуя соски мокрым красным ртом, грызя и жуя»). Пятый король — Ренли Баратеон — не появляется в видении, так как на момент посещения Дейнерис Дома Бессмертных он уже мёртв. Впрочем, эта сцена может относиться и к очень близкому будущему: Бессмертные, завершив свои предсказания, окружают Дейнерис, хватают её, одновременно ласкают и кусают, высасывая из нее жизнь, так что, возможно, Дейнерис в первом же видении видела себя саму — что было бы с ней, если бы Дрогон не сжёг колдунов.

Чуть дальше Дени наткнулась на пир мертвецов. Зверски убитые, они валялись среди поломанных стульев и разрубленных столов в лужах стынущей крови. Многие лишились рук, ног и даже голов, но отрубленные руки по-прежнему сжимали кровавые чаши, деревянные ложки, куски дичи и краюхи хлеба. Над ними сидел на троне мертвец с волчьей головой, в железной короне. Вместо скипетра он держал в руке баранью ногу, и его глаза с немым призывом смотрели на Дени.Битва королей, Дейнерис IV

Видение будущего. Это предсказание Красной Свадьбы — резни в Близнецах, в которой был убит Король Севера Робб Старк. После смерти Робба убийцы, глумясь, отрезали ему голову и пришли голову убитого лютоволка. Корона Короля Севера действительно сделана из железа и бронзы.

Дени узнала эту комнату. Она хорошо помнила эти толстые стропила с вырезанными на них головами животных. И лимонное дерево за окном! Его вид наполнил тоской её сердце. Это он — дом в Браавосе, дом с красной дверью. Не успела Дени сообразить это, в комнату вошел старый сир Виллем, тяжело опираясь на трость.Битва королей, Дейнерис IV

Видение прошлого. Это дом сира Виллема Дарри в Браавосе, где прошло детство Дейнерис.

Там простирался огромный зал, самый большой из виденных ею. Черепа драконов смотрели вниз с его стен. На величественном шипастом троне сидел старик в богатых одеждах, темноглазый, с длинными серебристыми волосами.
— Да будет он королём обгорелых костей и поджаренной плоти, — сказал он человеку внизу. — Да будет он королём пепла.Битва королей, Дейнерис IV

Видение прошлого. Это тронный зал Красного замка и отец Дейнерис — король Эйрис II Таргариен. Незадолго до смерти, когда война уже была проиграна, и Роберт Баратеон с мятежной армией наступал на Королевскую Гавань — Эйрис велел заминировать город диким огнём и поджечь. Человек внизу — это лорд Россарт, алхимик-пиромант и последний десница Эйриса. Джейме Ланнистер позже вспоминал аналогичные слова Эйриса, сказанные последним незадолго до смерти: «Пусть Роберт царствует над кучей костей и горелого мяса»[10].

Визерис, подумала она, когда перед ней предстала следующая картина, но тут же поняла, что ошиблась. Волосы у этого человека были как у её брата, но он был выше и глаза имел не лиловые, а цвета индиго.
— Эйегон, — сказал он женщине, лежавшей с новорожденным на большой деревянной кровати. — Лучше имени для короля не найти.

— Ты сложишь для него песню? — спросила женщина.
— У него уже есть песня. Он тот принц, что был обещан, и его гимн — песнь льда и огня. — Сказав это, мужчина поднял голову, встретился глазами с Дени и как будто узнал её. — Должен быть ещё один, — сказал он, но Дени не поняла, к кому он обращается — к ней или к женщине на постели. — У дракона три головы. — Он взял с подоконника арфу и провел пальцами по её серебряным струнам. Звуки, полные сладкой грусти, наполнили комнату.Битва королей, Дейнерис IV

Видение прошлого. Мужчина с арфой, безусловно, принц Рейгар Таргариен, старший брат Дейнерис; женщина на постели — его жена Элия, а ребёнок — его сын Эйгон. Предсказание «принц, что был обещан» является очень древним, но Призрак Высокого Сердца напророчила Джейхейрису II рождение такого принца среди потомства его детей. По словам мейстера Эймона, Рейгар первоначально относил пророчество к себе самому, а позже к своему сыну Эйгону. Сам мейстер Эймон незадолго до смерти в Браавосе пришел ко мнению, что «обещанный принц» — это неверное истолкование, и речь на самом деле о принцессе — Дейнерис Таргариен.

Слова «должен быть ещё один» и «у дракона три головы» не совсем ясны. Предположительно, речь о детях Рейгара — двое его детей, Рейнис и Эйгон, носили имена исторических Рейнис и Эйгона, так что третий ребёнок, если бы он появился на свет и оказался дочерью, закономерным образом получил бы имя Висенья в честь Висеньи Таргариен. Этот триумвират на трёх драконах в свое время завоевал Семь королевств.

Однако слова Рейгара обращены уже не к Элии, а к самой Дейнерис, так что, может быть, он учёл в расчёте и её, и речь не о Рейнис и Эйгоне, а о Дейнерис и Эйгоне. В «Танце с драконами» появился новый Таргариен, Юный Гриф. Если то, что в книге говорит он сам и что говорят о нём, правда, он и есть тот самый Эйгон, которого Дейнерис в Доме Бессмертных видит в образе младенца в колыбели, и он является второй «головой» после Дейнерис, и где-то существует и третья.

Тот факт, что драконов у Дейнерис как раз трое, как и у троицы Эйгон-Рейнис-Висенья, и им понадобится ещё два — кроме самой Дейнерис — наездника, заставляет думать, что места «двух голов» займут ещё два каких-то персонажа, которые, строго говоря, даже не обязаны быть Таргариенами. До выхода «Танца с драконами» среди поклонников саги бытовало мнение, что места наездников займут двое участников Миэринского узла — назывались, в частности, Тирион Ланнистер и Квентин Мартелл, а также Джон Сноу, не участвоваший в Миэринском узле, но, по некоторым версиям, также связанный с Таргариенами (Родители Джона Сноу). В «Танце с драконами» два из трёх драконов так и остались без наездников, а Квентин Мартелл погиб, так что разрешение вопроса осталось отложенным.

Игра теней… дни, еще не осуществлённые… испей из чаши льда… испей из чаши огня… Матерь драконов… дитя троих… Ибо три головы у дракона… Матерь драконов… дитя бури… Три огня должна ты зажечь… один за жизнь, один за смерть, один за любовь… Трёх коней должна ты оседлать… один для похоти, один для страха, один для любви… Три измены должна ты испытать… одну из-за крови, одну из-за золота, одну из-за любви…Битва королей, Дейнерис IV

Всё это туманное пророчество имеет отношение к будущему Дейнерис.

  • «Чаши льда и огня», напоминающие о «песни льда и огня» принца Рейгара и о названии всей саги Мартина.
  • «Дитя троих» — неясно. Может указывать на основателя династии Таргариенов Эйгона и двух его сестёр-жён, Рейнис и Висенью, или на какой-то более близкий по времени треугольник. Также есть предположение, что это относится к Джону Сноу: по популярной версии, он является сыном Рейгара и Лианны, в то же время выращенный Эддардом Старком как его сын.
  • «Дитя бури» — очевидно, указание на прозвище «Бурерождённая». Дейнерис родилась во время сильного шторма.
  • «Три огня, трёх коней, три измены» — распространено мнение, что первые события из каждого набора на этот момент уже произошли: «огонь за жизнь» — рождение драконов, «конь для похоти» —

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *