Уютный трикотаж: интернет магазин белорусского трикотажа

Шагал третьяковская галерея: МАРК ШАГАЛ. Истоки творческого языка художника : к 125-летию со дня рождения

Шагал третьяковская галерея: МАРК ШАГАЛ. Истоки творческого языка художника : к 125-летию со дня рождения

Содержание

В постоянную экспозицию Третьяковской галереи впервые включены семь работ Шагала

Панно Марка Шагала для еврейского театра ГОСЕТ – совершенно прекрасные работы. Они красивые, эффектные, очень декоративные, легкие в восприятии и при этом полны разгадываемых загадок. Пролежавшие полвека свернутыми в музейных запасниках, в 90-е гг. отреставрированные и после этого съездившие на выставки в 46 городов мира, воспроизведенные в многочисленных изданиях, досконально изученные, они наконец обрели покой в залах постоянной экспозиции искусства ХХ в. Третьяковской галереи. Где им, конечно, самое место, поскольку это не только замечательные произведения искусства, но и прекрасный материал для просветительских экскурсий о связи фольклора с авангардом, сугубо национального с общечеловеческим, возможности художника обессмертить глубоко личное.

Будут перемены

Перемещение панно Шагала в постоянную экспозицию искусства ХХ в. Третьяковской галереи – один из шагов по изменению залов на Крымском Валу и привлечению туда публики. В музее уже ведется подготовительная работа по кардинальному ее обновлению.

Панно для Государственного еврейского театра написаны Шагалом за два месяца в 1920 г. – и эти простые сведения помогают понять как смысл и сюжеты, так и судьбу семи знаменитых полотен. Время написания определяет мастерство 35-летнего художника, уже имевшего успех и искушенного во всех новшествах русского и европейского искусства, в том числе и театрального, а также свободу и дерзость, с которой он работал, – в стране царил культ художественного эксперимента. А тем, что панно писались быстро – всего их было девять, сохранилось семь, – можно объяснить некоторый авантюризм, или лихость, их веселых сюжетов.

Факт, что работы создавались для еврейского театра, определил и их судьбу – в Третьяковскую галерею панно передали после закрытия театра в 1949 г. в период «борьбы с космополитизмом», но из ГОСЕТа их убрали раньше, во время борьбы с формализмом в 1937 г. В Третьяковке панно пролежали в запасниках до триумфального приезда в Москву Марка Шагала в 1973 г. Увидев их, художник прослезился и по просьбе сотрудников музея подписал.

Ну и естественно, что в работе для еврейского музея Шагал сполна использовал свои любимые сюжеты и героев – все связанное с родным ему миром провинциальной еврейской жизни. А также изобразил себя, свою жену с дочкой и написал на идише имена своих родственников в самых неожиданных местах композиций. Музами – а для театра естественно и необходимо изображать муз – стали у него неизменные действующие лица еврейских свадеб. Зеленомордый клезмер (скрипач, игравший на свадьбах) воплощал музыку, бадхан (шут и свадебный тамада) – театр, толстая сваха – танец, а переписчик Торы – литературу. В панно «Любовь на сцене» угадываются и жених с невестой. А в длинном панно-фризе изображен заставленный праздничными кушаньями стол. Еврейская свадьба становится главной метафорой театра, а сами панно – театральными сюжетами с главными и второстепенными героями, со множеством мизансцен.

Самое большое панно, «Введение в еврейский музей», можно рассматривать и разгадывать часами, столько там изображений реальных людей театра ГОСЕТ, а также петухов, козлов, летающих коров, намеков и метафор. Не все они были понятны даже современникам и соплеменникам Шагала. Как пишет искусствовед Александра Шатских, режиссер театра, европеец Алексей Грановский не понял, почему изображен с опущенными в таз с водой ногами. Оказывается, правоверные евреи погружали ступни в холодную воду, чтобы не заснуть во время чтения священных книг. В некоторое смятение вводит многочисленных толкователей и написанный в углу картины человек в картузе, писающий на свинью. Точно это может объяснить перевод одной из надписей: «Я балуюсь».

Работы Шагала для еврейского театра после реставрации 1991 г. вошли в историю мирового искусства и стали для Третьяковской галереи «золотым запасом». Их возили на гастроли, они зарабатывали деньги, сейчас в галерее не уточняют, на что. Десять лет назад в беседе на радио «Эхо Москвы» куратор выставки Шагала в Третьяковке Екатерина Селезнева сказала, что на вырученные от выставок Шагала средства были отреставрированы панно Михаила Врубеля. Теперь семи панно предстоит еще одно путешествие – в Монреаль, ну а дальше некоторый покой на почетном месте.

Марк Шагал в Третьяковской галерее

Ретроспектива Марка Шагала (1887-1985), посвященная 125-летию со дня рождения белорусского и французского художника, открывается сегодня в Третьяковской галерее. В Инженерном корпусе на Лаврушинском переулке разместились более 150 графических работ, а также живопись, авторская скульптура, произведения прикладного искусства из зарубежных коллекций, российских музейных и частных собраний. Выставка раскрывает малоизвестное наследие Шагала — почти не известные у нас рисунки, акварели и гуаши — от ранних витебских зарисовок до поздних парижских коллажей, а также печатную графику Шагала — выполненные в технике офорта знаменитые иллюстрации к Библии (1931–1956) и «Басням» Лафонтена (1950–1952).

«Автопортрет перед домом», (1914), картон, наклеенный на холст, масло. Частное собрание, Париж

Экспозиция в Третьяковской галерее основана на работах из собраний семьи художника: уникальные, никогда не экспонировавшиеся в России, произведения «семейного круга» — автопортреты, портреты матери, бабушки, кузенов, сестры, жены Беллы и дочери Иды, исполненные в конце 1900-10-х годах.

Эти полотна составляют своеобразную автобиографию Шагала, летопись его семьи. А лейтмотивом выставки предстает образ любимого художником Витебска, который так или иначе присутствует во всех его картинах.

Многие экспонаты привезены из Франции, в частности, группа работ 1960–1970-х годов в редкой технике коллажа («Триумф музыки. Эскиз панно для Метрополитен Опера», «Клоун и его тень (Синий скрипач)», «Лиловая обнаженная», «Гимн Набережной часов»). Впервые московскому зрителю покажут и недавно приобретенные во Франции юношеские альбомы Шагала, происходящие из архива Блеза Сандрара, писателя и поэта, друга и переводчика мастера, введшего молодого художника в круг парижских авангардистов.  

«Свадебный сервиз», (1951–1952), керамика, белая эмаль, роспись

Открытием для российской публики станет и знаменитый «Свадебный сервиз», созданный Шагалом в честь свадьбы дочери Иды (частная коллекция, Париж), а также две мраморные скульптуры для фонтана — «Рыба» и «Птица» (1964. Коллекция Фонда Пьера Джанадда, Мартини, Швейцария). 

Проект включен в программу Года французского языка и литературы в России, обозначив тем самым одну из основных особенностей творчества Марка Шагала — его интернациональность. Выставка продлится до 30 сентября 2012 года.

«Гимн Набережной часов», (1968), бумага, коллаж, смешанная техника. Частное собрание, Париж

Текст: Дарья Горшкова 

Присоединяйся офлайн к аудиовизуальной инсталляции «Портрет поколения» по случаю 10-летия BURO. — получи иммерсивный опыт.

Купить билет

Шедевры Малевича и Шагала из собрания Костаки покажут в Третьяковке

Лебедева добавила, что работы из этой коллекции уже не раз были показаны на разных выставках, и многие входят в постоянную экспозицию Третьяковки. «Сейчас трудно представить, как бы без этих работ мы осуществляли выставочные работы, практически невозможно. Поэтому дар Георгия Денисовича трудно переоценить. Но выставку, которую мы готовили к 100-летию коллекционера, которое состоялось в 2013-м году, мы хотели посвятить другому. Мы хотели посвятить личности, времени, в которое эта личность жила, истории формирования коллекции», — подчеркнула глава Третьяковки.

Дочери коллекционера поблагодарили организаторов выставки. «По-моему, все сделано с такой любовью, замечательно все обдумано, придумано. Я хорошо знаю, какую большую работу провели третьяковцы», — сказала Алики. «Через три года будет 40 лет как собрание было передано Третьяковской галерее. И мы все эти годы так же, как и все остальные, не видели коллекцию целиком, только отдельные работы. А для нас это прикосновение к тому прошлому, которое прошло в стенах отца», — добавила Наталия.

На выставке представлены более 200 экспонатов: иконопись XV-XVIII веков, шедевры русского авангарда, в том числе работы Казимира Малевича, Василия Кандинского и Марка Шагала, а также творчество художников-нонконформистов. Организаторы обратили внимание, что сенсацией станет показ рассекреченных только в 2011 году документов по передаче коллекции картин государству, раскрывающих сложный процесс принятия решений о судьбе Костаки и его картин.

Также специально к выставке был издан альбом-каталог, где впервые была восстановлена исчерпывающая история собирания коллекции, а также опубликована биография Костаки и представлены раннее засекреченные документы. Кроме того, в рамках выставки запланирована образовательная программа, в частности цикл лекций о мастерах авангарда.

Для широкой публики выставка откроется в среду и продолжит работу до 8 февраля 2015 года.

Генеральным спонсором выставки выступает банк ВТБ.

ВТБ и Государственную Третьяковскую галерею связывают многолетние партнерские отношения. С 2002 года Банк входит в состав Совета попечителей Третьяковской галереи и спонсирует ключевые выставки музея.

Результатом успешной совместной работы стали уникальные выставки Николая Рериха, Натальи Гончаровой, Константина Коровина, Николая Ге, Александра Дейнеки, Петра Кончаловского, Тулуз Лотрека, Марка Шагала, Бориса Кустодиева, Ильи Репина, Исаака Левитана и другие экспозиции, о которых банк регулярно рассказывает на своем официальном сайте vtbrussia. ru.

М.З. Шагал, «Над городом», 1914-1918

Шагал уехал из советской России в 1922. В Третьяковской галерее хранятся его ранние работы. Картина «Над городом» — самое известное произведение «русского периода» Шагала.

Художник родился в Витебске, небольшом городке на западных окраинах Российской империи. Накануне эмиграции Шагал закончил автобиографическую книгу «Моя жизнь», Он посвятил эту книгу «Родителям, жене и родному городу»
«Мой грустный и веселый город! Плетни и крыши, срубы и заборы и все, что открывалось дальше, за ними, восхищало меня. Что именно, вы можете увидеть на моей картине «Над городом»… Цепочка домов и будок, окошки, ворота, куры, заколоченный заводик, церковь, пологий холм (заброшенное кладбище). Все как на ладони, если глядеть из чердачного окошка, примостившись на полу».
Художник написал картину в Витебске после возвращения из Парижа. Там в Париже он открыл для себя новое европейское искусство и определил свой собственный путь среди новейших художественных направлений. Гийом Аполлинер, увидев картины Шагала в его парижской мастерской в первый раз произнес слово «сюрреализм».
Шагал вернулся на родину летом 1914, чтобы повидаться с родными и встретиться с Беллой. Через несколько дней объявили войну. Путь в Европу был отрезан, пришлось остаться. Через год они с Беллой поженились. Как бы он жил без нее в этом городе?
Пара плывет над городом — над серыми домами, серыми заборами, красной тюрьмой. Они отрешенны и спокойны. Он увлекает ее своей энергией, она указывает ему путь. Картина написана легко и прозрачно, как будто смотришь чужой сон. И как во сне отчетливо запоминаются отдельные детали – туфельки Беллы, зеленая коза, человечек, пристроившийся у забора по нужде. Что такое «реальность»? Разве мечты человека, его чувства, его сны менее реальны, чем серые заборы, тюрьма и кладбище? «Неправда, что мое искусство фантастично!» — говорил Шагал: «Наоборот, я реалист. Я люблю землю».
Белла стала единственной любовью и Музой Марка Шагала. В книге «Моя жизнь» подводя итоги витебского периода, полного тревог, хлопот, разочарований, Шагал обращается к жене:
Одна ты осталась со мной. Одна ты, о ком не скажу и слова всуе. Я смотрю на тебя, и мне кажется, что ты — мое творение. Сколько раз спасала ты мои картины от гибели. Я ничего не понимаю ни в людях, ни в собственных картинах. А ты всегда во всем права. Так направляй же мою руку. Взмахни кистью, словно дирижерской палочкой, и унеси меня в неведомые дали. Пусть покойные родители благословят наш союз в искусстве».
Летом 1920 года Шагал с семьей навсегда уехал из Витебска. Впереди была Москва, потом Париж, потом Нью-Йорк. Говорят, что отъезд Шагала из Витебска был ускорен конфликтом с Малевичем, который сместил его с поста директора Витебского художественного училища.

В Третьяковской галерее открывается зал театральных панно Марка Шагала 

Четверть века прошло с момента, как знаменитые театральные панно Марка Шагала, о работе над которыми художник писал: «

Изобразил предков современного актера: вот бродячий музыкант, свадебный шут, танцовщица, переписчик Торы, он же первый поэт-мечтатель и, наконец, пара акробатов на сцене», были отреставрированы.

Цикл из девяти работ, из которых сохранилось лишь семь, Шагал исполнил по заказу Государственного еврейского театра (ГОСЕТ) под руководством Алексея Грановского. Основанный в 1920 году в Петрограде, театр через год переехал в Москву и сперва занимал здание в Чернышевском переулке, но через два года перебрался туда, где сегодня располагается Московский драматический театр на Малой Бронной.

Шагал оформил зал, где в 1921 году показали спектакль (первый в репертуаре) на вечере памяти писателя Шолом-Алейхема. Художник работал два месяца и, говорят, завершил процесс буквально за несколько минут до поднятия занавеса.

Легендарный актер Соломон Михоэлс, по легенде, долго рассматривал эскизы панно и сказал: «Знаете, я изучил ваши эскизы. И понял их. Это заставило меня целиком изменить трактовку образа. Я научился по-другому распоряжаться телом, жестом, словом».

Панно «Введение в еврейский театр»
1920

Большое панно «Введение в театр», полное символов, которые, как всегда, с любопытством можно разгадывать, было предназначено для центральной стены. В простенках меж окон Шагал расположил гигантского размера аллегории видов искусства, в том числе — «Музыка» («Бродячий музыкант»), «Театр» («Свадебный шут»), «Танец» («Танцовщица»), «Литература» («Переписчик Торы»).

Любопытно, что действие в композициях разворачивается вовсе не справа налево, как в иврите, а слева направо. Реставраторам удалось выяснить, что в темперу и гуашь мастер подмешивал глину, добиваясь свечения изображений изнутри.

«Театр», «Музыка», «Танец»


1920

В 1949 году ГОСЕТ был ликвидирован, а работы Шагала оказались в Третьяковской галерее.

После реставрации и показа в музее в 1991 году панно отправились на гастроли, за эти годы успев побывать в сорока пяти городах мира. И только сейчас к их возращению в постоянной экспозиции музея на Крымском Валу для цикла Шагала наконец отводится целый зал, открытие которого состоится 16 июля.

Марк Шагал «Истоки творческого языка художника». Выставка в Третьяковской галерее / Москва, 2012г.


Марк Шагал. «Лиловая обнаженная», 1967. Бумага, коллаж из ткани и бумаги, гуашь, тушь. 24,3 x 20,6
Частное собрание, Швейцария. © ADAGP Paris 2012, Trademark – Chagall ®

Марк Шагал. Истоки творческого языка художника
К 125-летию со дня рождения

Выставка открыта с 15 июня по 30 сентября 2012 года
Адрес : Государственная Третьяковская галерея, Москва, Инженерный корпус, Лаврушинский переулок, д. 12

     Третьяковская галерея представляет один из самых долгожданных проектов года – выставку малоизвестного графического наследия Марка Шагала (1887–1985). Проект включен в программу Года французского языка и литературы в России, обозначив тем самым одну из основных особенностей творчества Марка Шагала – его интернациональность.
     На этот раз организаторы и кураторы выставки решили показать почти не известные у нас рисунки, акварели и гуаши – от ранних витебских зарисовок до поздних парижских коллажей, а также печатную графику Шагала – выполненные в технике офорта знаменитые иллюстрации к Библии (1931–1956) и «Басням» Лафонтена (1950–1952). На выставке представлено более 150 графических работ, а также живопись, авторская скульптура, произведения прикладного искусства из зарубежных коллекции, российских музейных и частных собраний.
     Впервые в отечественной музейной практике творчество Шагала представлено в контексте поиска истоков его искусства. Шагал принадлежал к поколению художников, которые в начале ХХ века в попытке обретения себя, собственного образного строя и пластического языка, обращались к народному искусству. Шагал не получил последовательного профессионально образования, его первым и главным учителем стала естественная среда – еврейское, русское, белорусское, литовское, французское окружение, «та живая вода», которая «заряжала» и вдохновляла мастера на протяжении всей жизни…

Ссылка по теме: Подробнее о выставке графики Марка Шагала в Третьяковской галерее смотри и участвуй в обсуждении на сайте Нового форума изобразительного искусства HalloART.ru 

>>>>>

Третьяковская галерея шагал.

М.З. Шагал (1887–1985). Почему коза зелёная

По понедельникам большинство московских музеев не работают. Но это не значит, что у публики нет возможности познакомиться с прекрасным. Специально для понедельников редакция сайт запустила новую рубрику «10 неизвестных», в которой мы знакомим вас с десятью произведениями мирового искусства, объединенных одной тематикой. Распечатывайте наш гид и смело отправляйтесь с ним в музей, начиная со вторника.

Отныне целый зал Третьяковской галереи на Крымском Валу отведен Марку Шагалу: впервые после реставрации здесь выставили весь цикл панно, созданных великим авангардистом для Московского еврейского театра, а также одно из самых известных произведений художника «Над городом».

Марк Шагал «Введение в театр», 1920

В постоянной экспозиции Третьяковской галереи живописных работ Марка Шагала совсем немного – всего 12. Зато теперь, до конца лета, здесь можно увидеть цикл панно, созданных художником для Московского еврейского камерного театра. Цикл был создан в 1920 году, многократно переезжал вместе с театром, а когда в 1949 году он был закрыт, картины попали в Третьяковскую галерею и очень долго ждали реставрации. Когда Шагал приезжал в Москву в середине 1970-х, он был удивлен, что после всех перипетий, связанных с судьбой театра, работы вообще удалось сохранить. Художник подписал полотна, после чего они были отправлены на реставрационные работы. Обновленные картины отправились в выставочное турне по 45 городам и теперь наконец-то оказались дома. Правда ненадолго – уже осенью они будут представлены на большой выставке в Канаде.

Марк Шагал «Музыка» («Бродячий музыкант»), 1920

Шагал получил заказ на оформление декораций, едва вернувшись из Витебска, где он преподавал вместе с Казимиром Малевичем в художественном училище. За два месяца художник создал девять работ, но на сегодняшний день сохранилось лишь семь. В книге «Моя жизнь» мастер писал: «Вот возможность перевернуть старый еврейский театр с его психологическим натурализмом и фальшивыми бородами. Наконец-то я смогу развернуться и здесь, на стенах, выразить то, что считаю необходимым для возрождения национального театра». Нужно сказать, что несмотря на настоящую борьбу Малевича и Шагала за переустройство образовательной художественной системы, художники оказали друг на друга сильное влияние в плане живописи и рисунка. Соперничество с Малевичем, а также тот факт, что Шагал долго жил и работал в среде французских авангардистов являются ключом к пониманию его живописной системы.

Марк Шагал «Часы», 1914

Марк Шагал «Часы», 1914

Мойша Сегал родился в Витебске 7 июля 1887 года в простой еврейской семье. В 19 лет он поступил в «Школу живописи и рисунка художника Пэна», а уже через год переехал в Санкт-Петербург. Здесь он начинает посещать рисовальную школу при обществе поощрения художеств, художественную студию С. М. Зайденберга и школу Е. Н. Званцевой, где преподавал кумир Шагала – Лев Бакст. Оказавшись в бурлящей художественной среде, он знакомится с западными художественными течениями – французским фовизмом, немецким экспрессионизмом, итальянским футуризмом. Под псевдонимом Марк Шагал художник начнет работать только в 1911 году. Объединив в своей живописи актуальные тенденции, еврейские и автобиографические мотивы и глубокую лиричность, Шагал сумел стать одним из лидеров мирового авангарда. Огромную роль в судьбе молодого художника сыграл депутат I Государственной думы Максим Моисеевич Винавер, который обеспечил Шагалу ежемесячное пособие, на которое тот смог уехать в Париж. Приехав во Францию, художник поселился в «Улее», где жила вся нищая артистическая интеллигенция того времени.

Марк Шагал «Венчание», 1918

Марк Шагал «Венчание», 1918

Шагал постоянно переезжал между Санкт-Петербургом, Москвой и Витебском, а в 1910 году он отправился в Париж, где в то время на пике славы находились Пабло Пикассо, Амедео Модильяни, Анри Матисс. Но где бы он ни был, Шагал постоянно обращался к теме родного города и еврейских традиций. Летом 1909 года, находясь в Витебске, художник познакомился с Беллой Розенфельд, дочерью ювелира. Он вспоминал: «…Она молчит, я тоже. Она смотрит – о, ее глаза! – я тоже. Как будто мы давным-давно знакомы, и она знает обо мне все: мое детство, мою теперешнюю жизнь и что со мной будет; как будто всегда наблюдала за мной, была где-то рядом, хотя я видел ее в первый раз. И я понял: это моя жена.» С тех пор Белла Розенфельд стала его музой и главной героиней многих картин.

Марк Шагал «Над городом», 1918

Марк Шагал «Над городом», 1918

Картина «Над городом» стала одним из самых узнаваемых произведений Шагала. На ней художник изобразил себя вместе со своей супругой Беллой Розенфельд, пролетающими над Витебском. Метафоричность возвышенных чувств и краткости бытия оказались ведущими темами в живописи Шагала. И со временем этот сюрреалистично-экспрессионистский мотив становился все более декоративным и свободным. Но при этом вид маленького провинциального родного города всегда оставался неизменным, что тоже, безусловно, имело символический характер.

Марк Шагал «Парикмахерская», 1914

Еще одним живописным мотивом в творчестве Шагала стала повседневная жизнь. Он изображал улицы Витебска, его жителей. Огромная часть его воспоминаний, записанных в книге «Моя жизнь», посвящены матери, отцу, бабушке и дедушке. Через живописные сравнения с великими авторами и произведениями Шагал вспоминает их жизнь до невероятных мелочей: «Дед любил задумчиво слушать его. Один Рембрандт мог бы постичь, о чем думал этот старец – мясник, торговец, кантор – слушая, как сын играет на скрипке перед окном, заляпанным дождевыми брызгами и следами жирных пальцев», или: «Другой мой дядя, Зюся, парикмахер, один на все Лиозно. Он мог бы работать и в Париже. Усики, манеры, взгляд. Но он жил в Лиозно. Был там единственной звездой. Звезда красовалась над окном и над дверями его заведения. На вывеске – человек с салфеткой на шее и намыленной щекой, рядом другой – с бритвой, вот-вот его зарежет».

Марк Шагал «Раненый солдат», 1914

Летом 1914 года художник приехал в Витебск, но в сентябре 1915 года Шагал уехал в Петроград, поступил на службу в Военно-промышленный комитет. Во время Первой мировой войны художник вынужден был оставаться в России. Вскоре при содействии Анатолия Васильевича Луначарского он получил должность уполномоченного по делам искусств в Витебской губернии, где и основал Витебское художественное училище, куда пригласил преподавать своего учителя Юделя Пэна, своего ученика Эль Лисицкого и Казимира Малевича. В 1920 году Шагал уехал в Москву выполнять заказ для Московского еврейского театра, а потом и в Париж, где при содействии великого мецената и коллекционера, покровителя кубистов Амбруазо Воллара получил французское гражданство.

Марк Шагал «Окно на даче», 1915

Те несколько лет, проведенные художником в Витебске, стали самыми реалистическими в отношении живописи. Шагал создал целую серию картин и графических работ, на которых изображены мотивы провинциальной витебской жизни, очищенные от символизма. Позже, переехав в Париж, он называл этот город своим «вторым Витебском», но никогда не изображал его в подобной манере. Он писал: «Я всего-то и видел Петроград, Москву, местечко Лиозно да Витебск. Но Витебск – это место особое, бедный, захолустный городишко. Там остались девушки, к которым я не смог подступиться – не хватило времени или ума. Там десятки, сотни синагог, мясных лавок, прохожих. Разве это Россия? Это только мой родной город, куда я опять возвращался».

Марк Шагал «Вид из окна. Витебск», 1915

«Именно в этот приезд я написал витебскую серию 1914 года. – вспоминал Шагал. – Писал все, что попадалось на глаза. Но только дома, глядя из окна, а по улицам с этюдником не ходил. Мне хватало забора, столба, половицы, стула.» Когда спустя полвека в 1964 году Шагал расписывал плафон парижской «Опера Гарнье», это был художник совершенно другого масштаба. Из витебского еврейского живописца он превратился в великого мастера мировой величины.

Марк Шагал «Ландыши», 1916

Марк Шагал «Ландыши», 1916

Марк Шагал умер 28 марта 1985 года, прожив 97 лет. Он стал свидетелем двух мировых войн, революций, расцвета и краха супрематизма и русского авангарда вообще, триумфа Энди Уорхола и поп-арта, пережил Мэрилин Монро и группу «Битлз», оставаясь при этом художником, сохранившим традиционное понимание живописи и искусства. И то, что сегодня хотя бы малую часть его работ, которые находятся в крупнейших музеях мира, можно увидеть в Москве – невероятная удача.

Номер журнала:

Специальный выпуск. Марк Шагал «ЗДРАВСТВУЙ, РОДИНА!»

«Здравствуй, Родина!» — самая полная на сегодняшний день выставка живописных работ Марка Шагала (1887-1985) в России. Название ей дала одна из работ художника. Речь идет не только об очередной долгожданной встрече произведений знаменитого мастера с российским зрителем (последняя крупная выставка Шагала состоялась в ГТГ в 1992 году). Родина — большая и малая, утраченная и обретенная вновь — постоянно присутствовала в искусстве Шагала, что придавало неповторимое своеобразие его творчеству.

На протяжении многих лет Марк Шагал остается одним из самых востребованных на Западе художников российского происхождения. Его персональные выставки регулярно проводятся в престижных музеях и галереях Европы, Америки, Азии. Третьяковская галерея многократно предоставляла работы Шагала из своего собрания для международных проектов. Но в нашей стране значительная часть произведений из зарубежных коллекций никогда не экспонировалась. Впервые московская публика получила уникальную возможность увидеть собранные вместе произведения художника, созданные в разные годы — от ранних витебских работ до известных шедевров французского периода.

Особенность выставки в том, что она включает значительное количество первоклассных произведений Шагала из зарубежных коллекций. Московская публика увидит 27 важнейших для понимания творчества художника полотен из парижского Музея современного искусства (Центр Жоржа Помпиду). Среди них — знаковые работы: «Свадьба» (1910), «России, ослам и другим» (1911), «Ангел с палитрой» (1927-1936). Как «историческую картину такого масштаба, который в искусстве ХХ века не часто встречается» охарактеризовал триптих «Сопротивление. Возрождение. Освобождение» (1937-1952) Жан-Мишель Форе, директор Национального музея «Библейское послание Марка Шагала» в Ницце. Из этого собрания на выставку поступило, помимо 8 первоклассных гуашей, уникальное трехметровое полотно «Авраам и три ангела», прежде ни разу не покидавшее его стен. Еще одна знаменитая, но неизвестная отечественной публике работа -«Желтая комната» из Фонда Бейелер в Швейцарии.

На выставке в Третьяковской галерее представлено более 180 экспонатов. В экспозицию вошли также работы из Государственной Третьяковской галереи, Государственного Русского музея, Государственного музея изобразительных искусств им. А.С.Пушкина и других российских и зарубежных музеев и частных коллекций.

Экспозиция дает возможность проследить за изменениями в художественном языке Шагала, но, главное, увидеть «константы» его неповторимого искусства, где смешались фантазия и реальность, мечта и гротеск, визионерские представления, собственная и народная память, национальное и ритуальное мышление, элементы фольклора и невероятная, предельная искренность Шагала. Его принято называть «художником-поэтом», а его искусство, вслед за Аполлинером, — «сверхреальным». В шагаловском мире уживаются фольклорные персонажи, странные коровы, ослы, музыканты, торговцы и парящие над городом влюбленные. Город, над которым они взлетают, — Витебск. По признанию Шагала, Париж стал для него «вторым Витебском». Свой третий дом в последние двадцать лет жизни мастер обрел на Лазурном берегу в городке Сен-Поль-де-Ванс.

Для Шагала всегда была важна связь с Россией, остававшейся для художника неисчерпаемым источником тем, сюжетов и образов. На первом листе офортов — иллюстраций к «Мертвым душам» — в 1927 году автор надписал: «Дарю Третьяковской Галлерее со всей моей любовью русскаго художника к своей родине эту серию 96 гравюр…» 1 . Одно из последних писем он закончил словами: «…желаю Вам, всем и моей родине счастья…»

Специально к выставке подготовлен каталог на русском и английском языках. Он содержит статьи отечественных и зарубежных специалистов о творчестве художника, свыше 600 иллюстраций, а также хронограф, включающий в себя более 100 фотографий из архивов наследников живописца. Каталог значительно расширяет рамки экспозиции и является самым полным изданием о Марке Шагале, вышедшим в России.

Дамы и господа!

Вы пригласили нас, чтобы сегодня вместе с вами открыть крупнейшую из когда-либо проводившихся в России выставок, посвященную Марку Шагалу. Для меня это большая честь и огромная радость.

Мы воздаем сегодня должное самому яркому художнику XX века, родившемуся в России, великому мастеру, который был также очень привязан к Франции. Я рад приветствовать приехавшую по этому особенному случаю представительную делегацию, которая оказала содействие в предоставлении экспонатов. В нее входят члены семьи Марка Шагала — госпожа Белла Мейер и госпожа Мерет Мейер.

Я с большим удовольствием хотел бы отметить вклад Государственной Третьяковской галереи в этот необыкновенный проект. В нем также приняли участие и два крупнейших французских музея -Национальный музей современного искусства Центра Жоржа Помпиду и Национальный музей «Библейское послание Марка Шагала» в Ницце, директора которых оказали нам сегодня честь своим присутствием. Итак, позвольте мне еще раз высказать слова моей глубокой благодарности вам, господин Валентин Родионов и госпожа Екатерина Селезнева, за это прекрасное событие.

В действительности, Третьяковская галерея на протяжении вот уже нескольких лет стоит в авангарде нашего культурного сотрудничества. Благодаря ей становится возможным увидеть здесь произведения, привезенные из Франции. При этом сотрудники Галереи одновременно проводят сразу несколько крупномасштабных мероприятий с разными известнейшими музеями нашей страны. Париж совсем скоро сможет ответить ей беспрецедентным мероприятием: первая большая ретроспектива произведений русского искусства второй половины XIX — начала XX века откроется в Музее Орсе 20 сентября этого года. Она будет состоять из произведений, большая часть которых никогда не выставлялась за пределами России. Вслед за этим событием осенью 2006 г. планируется осуществить проект, который нам очень дорог, — Москва и Санкт-Петербург одновременно будут принимать коллекции, включающие наиболее характерные произведения французского искусства периода 1860-1910 гг. Мы надеемся, что ему будет оказана финансовая поддержка французскими и российскими частными фондами. Как вы и сами видите, Франция всеми силами старается упрочить привилегированные отношения в области искусства, которые соединяют ее с Россией, сделать так, чтобы каждый год стал годом России во Франции и годом Франции в России и чтобы в самых крупных музеях сменяли друг друга, как это было в последние месяцы в Москве, произведения Матисса и Пикассо (в Музее изобразительных искусств им. А.С.Пушкина), Болтански (в Музее архитектуры им. А.В.Щусева) и вот сегодня — Марка Шагала в Третьяковской галерее.

Следующая встреча во Франции пройдет меньше чем через три недели в рамках Книжного салона в Париже и будет посвящена литературе. Россия приглашена в качестве почетного гостя. И еще мы знаем, что Музей Лувра готовит большой проект к 2008 г.

Посольство Франции всегда стремится принять участие в осуществлении этих проектов. От его имени я рад поблагодарить всех тех, кто, как и вы сегодня, продолжает вносить свой вклад в развитие тесных творческих, человеческих и интеллектуальных связей между нашими двумя странами.


Посол Франции
в Российской Федерации

Когда возникла идея большой выставки Марка Шагала, она выглядела сначала абсолютной утопией. Во-первых, казалось невозможным собрать столько шедевров: владельцы обычно неохотно отдают лучшие произведения, составляющие гордость их коллекций, на выставки в другие города и страны. Во-вторых, это чрезвычайно дорогостоящий проект. Наконец, организация больших выставок с зарубежными участниками очень сложна. Однако желание реализовать проект было сильнее, чем наши опасения. Когда же мы приступили к его осуществлению, то с радостью обнаружили готовность многих партнеров — зарубежных и отечественных — пойти нам навстречу. И сегодня хочется поблагодарить тех, чей энтузиазм и добрая воля помогли разрешить все проблемы, сделав возможной долгожданную встречу художника с Россией.

Нашим главным союзником стало Федеральное агентство по культуре и кинематографии Министерства культуры Российской Федерации, без чьей организационной и финансовой поддержки проект вряд ли был бы воплощен. Эти усилия были подкреплены значительной финансовой помощью, оказанной Внешторгбанком.

Среди постоянных партнеров и друзей музея первым, как всегда, откликнулся Леонард Джанадда. В 1990 году именно Фонд Джанад-да помог Третьяковской галерее в реставрации бесценных панно Шагала для Еврейского театра; в Фонде Джанадда в Мартини они были впервые экспонированы. Эта выставка послужила началом их триумфального турне по всему миру.

В последние годы ни один крупный проект Галереи не обходится без поддержки компании «Бритиш Американ Тобакко Россия», и на этот раз оказавшей содействие в финансировании нашей выставки.

Из почти двухсот работ Шагала, экспонирующихся на выставке, 27 произведений предоставил Национальный музей современного искусства Центра Жоржа Помпиду; легендарное полотно «Авраам и три ангела» и гуаши «Библейского цикла» привез Национальный музей «Библейское послание Марка Шагала» в Ницце; около четырех десятков замечательных работ пришли из собраний семьи. Наконец, в последний момент решился вопрос приезда на выставку знаменитой «Желтой комнаты» из Фонда Бейелер в Швейцарии — благодаря содействию владельцев и помощи парижской галереи Булакиа.

Выставка не была бы столь масштабной без тех важнейших произведений, которые предоставили нам Государственный Русский музей в Санкт-Петербурге, Государственный музей изобразительных искусств имени А.С. Пушкина в Москве и ряд российских музеев и частных коллекций.

Я хочу поблагодарить всех сотрудников Третьяковской галереи за высокий профессионализм и увлеченность, с которыми они работали над осуществлением этого многотрудного проекта.

Мы с волнением представляем вам итог совместных усилий многих участников — выставку Марка Шагала «Здравствуй, Родина!». Российская публика сможет увидеть и по достоинству оценить собрание произведений признанного классика ХХвека — от ранних витебских работ до шедевров французского периода, многие из которых экспонируются в России впервые.

К выставке был подготовлен каталог. В нем опубликованы статьи российских, французских, американских искусствоведов, которые представляют серьезный итог современных исследований творчества Шагала. Мы полагаем, что эта книга станет фундаментальным научным и справочным изданием для многих специалистов и ценителей искусства Шагала. Приятно сообщить, что издание английской версии каталога стало возможным только благодаря финансовой помощи Международного фонда Марка Шагала, куда обратилась за поддержкой проекта внучка Шагала Мерет Мейер. Эта удивительная женщина на протяжении трех лет самоотверженно помогала Третьяковской галерее в подготовке выставки. Мы выражаем искреннюю признательность и Жану-Луи Прату, президенту Комитета Марка Шагала, за неоценимые консультации.


Генеральный директор Государственной Третьяковской галереи

Уважаемые друзья!
Я очень рад, что выставкой произведений Марка Шагала открывается новый, восьмой по счету год сотрудничества «Бритиш Американ Тобакко Россия» и Государственной Третьяковской галереи. Мы гордимся тем, что продолжаем вносить свой вклад в реализацию масштабных выставочных проектов, в пополнение коллекции музея новыми произведениями искусства и в техническое перевооружение Галереи.

Прожив большую часть своей жизни за границей, Марк Шагал считал себя русским художником. Сегодня при поддержке российских меценатов, и в том числе «БАТ Россия», Шагал вернулся на родину. Родной город Шагала, Витебск, я сам считаю очень близким мне городом — ведь в доме, расположенном на той же улице, где жил Шагал, родился мой отец. Папа хорошо помнил и много рассказывал мне о времени, когда Марк Захарович, вернувшись после революции в Витебск, возглавлял Комиссариат по культуре.

Приятно осознавать, что теперь российская публика сможет насладиться полным лиризма творчеством этого выдающегося художника, который, по словам Маяковского, «писал красками своего сердца стихи и поэмы».

Я благодарю всех сотрудников Третьяковской галереи, и особенно Екатерину Леонидовну Селезневу, куратора выставки Марка Шагала «Здравствуй, Родина!», за этот замечательный праздник. Уверен, что столь грандиозная выставка станет ярким событием в культурной жизни российской столицы в 2005 году.


Председатель Совета директоров ОАО «БАТ-Ява», член Попечительского Совета Государственной Третьяковской галереи

Может показаться удивительным и даже невероятным, но огромная часть произведений Марка Шагала на родине, в России, никогда представлена не была. И это несмотря на то, что творчество великого художника давно признано во всем мире, в том числе и дома, а времени, чтобы заполнить этот пробел, у нас, его соотечественников, было более чем достаточно.

Мне могут напомнить, что Марк Шагал родился и начал творить в Витебске, то есть в Белоруссии, — однако в сказанном нет противоречия. Сам художник считал своей родиной Россию и страдал из-за того, что она от него демонстративно отворачивалась. Какой грустной поэзией звучит письмо в Россию, написанное в 1927 году одному из адресатов Шагала: «… я почти оторван от России. Никто мне не пишет, и мне некому писать. Как будто и не в России родился… И кажется: ни к чему я там. А я не раз вспоминаю свой Витебск, свои поля. .. и особенно небо».

Сегодня справедливость восстанавливается, и в отечественной культуре Марк Шагал занимает место, которого по праву достоин. Еще одним шагом на этом пути станет выставка «Здравствуй, Родина!», озаглавленная так по названию одной из шагаловских работ. Благодаря Третьяковской галерее, показавшей творчество Шагала с такой впечатляющей полнотой, российские зрители смогут расширить свое представление об одном из самых выдающихся мастеров ХХ века.


Президент-Председатель
Правления
ОАО «Внешторгбанк»


Невозможно описать словами то волнение, которое мы чувствуем сегодня, присутствуя на открытии выставки «Здравствуй, Родина!», те эмоции, которые нас захлестывают, когда мы ощущаем это напряженное разглядывание произведений Марка Шагала, видим внимательные глаза русской публики, погружаемся в эту особую атмосферу, насыщенную мгновениями многих волшебных открытий.

Но мы не можем даже представить себе то волнение, которое испытал бы наш дед, если бы ему довелось пережить вместе с нами эти мгновения счастья. Если бы нашему взгляду удалось воспарить над этими крышами и устремиться ввысь, это приблизило бы нас к ощущениям Шагала, сегодня, без сомнения, окрашенным в живые, яркие, поэтические цвета. Тем более что он навсегда сохранил сильные впечатления от того, как вдумчиво и углубленно русская публика рассматривает произведения искусства, пытаясь проникнуть в суть замысла художника.

Когда в 1973 году наш дед возвратился из путешествия в Россию, ставшего после его окончательного отъезда первым и последним свиданием с Родиной, я помню, как он вспоминал об этом русском взгляде — он много не говорил, он просто надолго замолкал, а спустя некоторое время, произносил: «Ах, вот ведь какая штука!»

Сегодня и нам выпала честь многое понять про этот «взгляд». Он аналогичен тому подлинному волшебству, которое в тишине исходит от собранных здесь вместе произведений мастера.

Мерет Мейер ,
внучка художника

Мне довольно трудно выступать после сестры, сумевшей найти верные слова для выражения тех чувств, которые мы испытываем, находясь в Москве. Сегодня мы действительно чувствуем огромную благодарность, для нас большая честь вместе с вами открывать эту прекрасную выставку Шагала.

Я не знаю, смогу ли я сполна отблагодарить вас за то, что вы пришли — после стольких лет терпеливого ожидания этого дня, — для того чтобы вновь увидеть, а для некоторых, возможно, и в первые открыть для себя живопись Шагала.

Он всегда много работал. Это было дня него самым важным. Как он говорил, без труда ничего не добьешься. Это был его способ борьбы за свои идеалы. Он часто спрашивал нас, своих внуков, нашли ли мы любовь, есть ли у нас идеалы? Когда тебе немного лет, то довольно сложно понять суть этого вопроса. И только когда я выросла, я поняла и услышала то послание, которое он хотел нам передать. Писать картины было для него своеобразной молитвой, осознанием собственного «Я», борьбой за художественную свободу.

Благодарю вас за то, что вы пришли, чтобы принять участие в открытии этой замечательной, наполненной любовью выставки, прославляющей Шагала.

Белла Мейер ,
внучка художника

  1. Цитата приводится в авторской орфографии

Он прожил почти век, был советским комиссаром, но мировую славу получил в эмиграции. В Москве открылась самая крупная выставка картин Марка Шагала. Она называется «Здравствуй Родина»: знаменитый художник — наш соотечественник.

Он родился в конце позапрошлого века в Витебске. Полотна привезли буквально со всего мира: из российских и зарубежных музеев, а также из частных коллекций. Посетители выставки впервые увидят собранные вместе произведения Шагала — от ранних витебских работ до шедевров французского периода.

Одним из первых экспозицию увидел наш корреспондент Александр Казакевич. По залам Третьяковской галереи он ходил вместе с внучками великого мастера.

Это так официально объявлено, что сегодня открытие крупнейшей выставки Марка Шагала. На самом деле выставку открыли чуть раньше, когда из Парижа прилетели две его внучки. Они зачарованно ходили среди еще несмонтированной гигантской экспозиции. Особенно долго задерживаясь у портретов Бэллы Шагал — их русской бабушки.

Мэрет Мэйер, внучка Шагала: «Это моя бабушка, а вот маленькая фигурка — это моя мама, здесь ей, наверное, всего годик».

Эти волшебные полеты и объятия Бэллы стали излюбленной темой Марка Захаровича. Мэрэт знает, что на бабушку она очень похожа.

Мэрет Мэйер, внучка Шагала: «Мою бабушку я знала только по картинам. Эта — моя любимая, всегда находилась в доме моих родителей и я всегда чувствовала, сколько нежности и любви исходит от нее».

Бэлла Мэйер, внучка Шагала: «Меня назвали в честь бабушки, поэтому она была моим идеалом, которому я всегда подражала».

Но именно внучки должны были сказать: получилось или нет собрать самые известные картины мастера со всего мира — из Третьяковки, Русского Музея в Санкт-Петербурге, музеев в Нью-Йорке, Париже, Ницце, частных коллекций. Так полно Шагала еще не собирали.

В Третьяковской галерее к Шагалу особое отношение, его здесь называют «кормильцем», потому что даже в самые трудные времена его картины всегда приглашались для участия в западных выставках — это оплачивалось, и пополняло небольшой бюджет Третьяковки.

Для сотрудников галереи здесь много сокровенных деталей. Это работы Шагала для еврейского театра. Когда он прилетал в СССР в 73-м, то плакал, увидев, что они сохранились, и ставил на работах свои автографы, путая от волнения латинские буквы и кириллицу.

Екатерина Селезнева, куратор выставки: «Мы все должны Шагалу, и поэтому мы сегодня читаем название как «Здравствуй, Шагал».

Загадочный человек и его волшебное искусство. Он Париж сравнивал с Витебском, откуда пришлось эмигрировать, а свои работы с творчеством Чарли Чаплина. Он тоже напоминал ХХ веку о маленьком человеке в его радостях и его любви. Шагал писал: «Быть может, Европа полюбит меня, а с ней моя Россия». Чтобы увидеть эти полотна вместе в Москву, настоящие ценители Шагала прилетели из Европы и Америки. Скажем, «Троицу» Шагала по его завещанию запрещается вывозить из музея Ниццы. Но вот она в Москве. В качестве исключения. И все посетители понимают, что еще раз подобное мировое явление мастера на родину может не повториться.

МОСКВА, 8 января. /Корр. РИА «Новости» Елена Титаренко/ . Очень ненадолго, только до марта 2003 года, свое законное место в экспозиции Государственной Третьяковской галереи /ГТГ/ заняли картины Василия Кандинского и Марка Шагала.

Несколько полотен, известных всему миру как шедевры русского авангарда, сделали краткую остановку дома в промежутке между заграничными турне. Сегодня работы этих мастеров — настоящие «звезды», почти непрестанно находящиеся «на гастролях» в разных концах света. Так, холсты Кандинского недавно вернулись из Японии, где с успехом прошла крупнейшая в последние годы его персональная выставка.

Как сообщила в интервью РИА «Новости» старший научный сотрудник ГТГ Светлана Маслова, в Стране Восходящего Солнца из наследия первого абстракциониста было «показано все, что есть в России». Уже весной картины отправятся на Запад — в Испанию. Все лето 2003 года выставка Василия Кандинского будет открыта в Барселоне, в октябре она переместится в Мадрид, где холсты из России останутся до конца января 2004 года.

А пока столичные зрители могут вновь на Крымском валу увидеть классику — прославленную «Композицию VII» /1913/, «Импровизацию холодных форм» /1914/, «Смутное» /1917/, «Белый овал» /1919/, а также работу Кандинского позднего периода — «Движение» /1935/.

Рядом в постоянной экспозиции «Искусство ХХ века» помещены картины Шагала витебского периода — поры выдающихся творческих открытий: «Над городом» /1914-1918/, «Ландыши» /1916/, «Венчание» /1918/ пронизаны трепетным, полным фантазии восприятием российской реальности. Три ранних работы ярко иллюстрируют становление Мастера, еще при жизни превратившегося в легенду искусства ХХ века. По сути, это знаковые произведения — проникнутые мощным темпераментом, они отмечены окончательно сложившейся к тому времени неповторимой манерой Шагала.

В марте персональная выставка Шагала откроется в Париже, в Национальной галерее Гран-Пале. В июле эта же обширная экспозиция развернется в музее Сан-Франциско /США/. Но некоторые полотна из собрания ГТГ уже уехали в Амстердам на выставку «Семь панно Марка Шагала», сказала Маслова.

Еврейский исторический музей показывает в своих стенах «ударные» экспонаты из Третьяковки — семь панно большого формата, написанных в 1920 году для оформления интерьера Еврейского камерного театра в Москве. «Введение в Еврейский театр», «Любовь на сцене» и фриз «Свадебная трапеза», а также знаменитые аллегории Музыки, Танца, Театра и Литературы — все эти холсты были созданы за два года до того, как художник навсегда покинул Россию.

Вскоре после закрытия театра панно тоже оказались «в изгнании»: более полувека пролежав в запасниках, они вновь увидели свет лишь в 1991 году. Бригада реставраторов ГТГ под руководством Алексея Ковалева, проделав титанический труд, фактически спасла панно, и каждый раз их демонстрация становится праздником для Третьяковки.

И у самих художников — Василия Кандинского /1866-1944/ и Марка Шагала /1887-1985/, в начале 1920-х годов покинувших Россию, и у их работ судьба сложилась непросто. Два первооткрывателя в искусстве, стоящие в одном ряду с такими титанами ХХ века, как Казимир Малевич, Павел Филонов, Наталья Гончарова, Владимир Татлин, на родине долгое время были скорее легендой, чем реальностью. Их наследие, хранящееся в отечественных музеях, в СССР фактически было исключено из художественной жизни страны.

Напротив, за рубежом они были известны еще до Первой мировой войны, а в 1930-е годы к ним пришла настоящая слава. Познали оба и гонения: Кандинский в 1933 году был вынужден уехать из Германии, где преподавал в знаменитой школе Баухауз, активно выставлялся и даже принял гражданство. До конца дней он прожил в Париже, там же в 1923 году поселился и Шагал.

В 1937 году их заочно объединила в Германии выставка «Дегенеративное искусство», устроенная нацистами в Мюнхене. Вскоре Шагалу пришлось вообще покинуть Европу — в годы Холокоста он спасся в США.

Как и прочие лидеры новаторского искусства России ХХ века, оба художника подверглись на родине замалчиванию, что усугублял их отъезд в эмиграцию. Официальные идеологи СССР удерживали их картины под замком, подальше от зрительских глаз, до тех пор, пока не рухнула вся старая система ценностей. Хотя Третьяковка, Эрмитаж и Русский музей давно располагают великолепными собраниями работ Кандинского и Шагала, относящимися к наиболее ценимому раннему периоду, десятки лет они «лежали под спудом» — творчество эмигрантов не позволялось пропагандировать.

Лишь в 1973 году, когда слава Шагала была поистине всемирной, «пробили» его выставку в Третьяковке — тогда и сам автор впервые после 1922 года приехал в Россию. Кандинский же был выставлен широко только в 1989 году, хотя некоторые его работы мелькнули на прогремевшей выставке «Москва-Париж» /1981/.

Прорывом в неведомое пространство авангарда казался до 1985 года крохотный зал ГТГ, где работы крупнейших мастеров эпохи экспонировались не десятками, что было бы вполне реально при богатстве фондов, а по одной-две картинке.

При этом еще в 70-е годы музеи СССР начали предоставлять работы «запретных» живописцев на зарубежные выставки, носившие такие характерные названия: «Кандинский. Тридцать картин из советских музеев» /Париж, 1979/.

Подлинный масштаб этих художников показали персональные ретроспективы, прошедшие в Москве и Ленинграде на постперестроечной волне заполнения лакун в истории российского искусства. Тогда выставки авангарда становились событием, собирая огромные очереди.

Однако уже около 10 лет всерьез познакомиться с Шагалом или Кандинским в России не удается: даже после открытия экспозиции ХХ века Третьяковка чаще, чем в отечестве, показывает наследие «великих» за рубежом, где оно широко известно и востребовано. Вызывая все нарастающий пиетет, оба мастера выставлялись в Европе и США и в 10-е годы ХХ века, и в 20-е, а с начала 30-х художников из России охотно принимали лучшие музеи и галереи Старого и Нового света /не стали исключением даже военные годы/.

Тогда же работы Кандинского стали покупать крупные собиратели — Соломон Р.Гуггенхайм и Артур Дж. Эдди /США/, Митчел Т.Садлер /Великобритания/, Виллем Беффи /Дания/. И уже в 1937 году его холсты появились в коллекции Музея Соломона Р.Гуггенхайма /Нью-Йорк/, а затем и в других ведущих музеях современного искусства — Центре Жоржа Помпиду /Париж/, галерее Ленбаххауз /Мюнхен/. Не уступал Кандинскому и младший коллега — Шагал: его наследие хранят Музей Людвига /Кельн/ и Базельский музей искусств, музеи Лондона, Иерусалима, Парижа, Нью-Йорка, Монреаля и т. д., а в Ницце открыт Музей Шагала.

Количество частных коллекционеров, обладающих работами двух этих авторов, практически не поддается учету. В ранг национального достояния оба мастера возведены сразу в нескольких странах — от Германии и Франции до Израиля.

Выдающиеся представители русской культуры, Кандинский и Шагал принадлежат мировому искусству ХХ века, а их наследие — «золотому фонду» Третьяковки, Русского музея и целого ряда сокровищниц российской глубинки. Их работы регулярно показывают в крупнейших музеях разных стран. Недавние примеры — международные выставки «Кандинский и Россия» в Швейцарии, «Марк Шагал: Еврейские традиции» в Испании.

Ну что же? Должен сознаться — c»est captivant. [Это чарующе (франц.).] Ничего не поделаешь. Это то искусство, которое как раз мне должно претить в чрезвычайной степени. Это то, что во всех других сферах жизни я ненавижу (я еще не разучился ненавидеть), с чем я, несмотря на всю свою душевную усталость, еще не могу примириться — и все же это пленит, я бы даже сказал — чарует, если держаться точного смысла этого слова. В искусстве Шагала заложены какие-то тайные чары, какое-то волшебство, которое, как гашиш, действует не только помимо сознания, но и наперекор ему

Шагал удостоился премии Карнеги. Это уже своего рода мировая consecration. [Признание (франц.).] Но и до того он вот уже десятки лет принадлежит к тем художникам, имена которых получили всесветную известность, про которых критики не пишут иначе, как пользуясь готовыми штампованными формулами, а это является выражением величайшего почитания. Шагал настоящая ведетта, вроде, ну скажем, Чаплина. И эта признанность может считаться вполне заслуженной. Он действительно подошел к эпохе, он шевелит в людях такие чувства, которые почему-то тянет испытывать. Можно еще найти в этом искусстве элементы бесовского наваждения или действия сил нечистых, однако об этом говорить не позволяется, а если разрешается, то не иначе как в ироническом тоне, или как о некоей “аллегории”. Несомненно есть что-то общее между творчеством Шагала и творчеством всяких художников — демониаков средневековья, часть которых упражнялась в “украшении” священнейших соборов всякой скульптурной чертовщиной, другая окружала миниатюры молитвенников самыми безрассудными и столь ехидными гримасами. Той же чертовщиной увлекались такие великие мастера живописи, как Босх или старший Брейгель, как Шонгауэр и как Грюневальд, — и со всеми ими у Шагала есть по крайней мере то общее, что он всецело подчиняется произволу своей фантазии; что он пишет то, что в голову взбредет; что он вообще во власти чего-то такого, что не поддается какому-либо разумному определению. Однако просто от вздора и шалости и от бредового творчества сумасшедших творения Шагала отличаются именно своими подлинными чарами.

Нынешняя выставка (открытая в галерее Май, 12, рю Бонапарт) лишний раз подтвердила во мне мое отношение к искусству Шагала (я был одним из первых, кто четверть века назад оценил это искусство), и в то же время она рассеяла прокравшееся в меня сомнение; не снобичен ли Шагал; не стал ли он шарлатанить, не превратился ли он, толкаемый к тому успехом, в банального трюкиста, который торгует тем, что когда-то давало ему подлинное вдохновение? Такие вопросы могли вполне естественно закрасться в душу, так как репертуар Шагала все такой же ограниченный, и он только и делает, что повторяет одни и те же темы.

Так и на данной выставке мы снова увидели все тех же летающих бородатых иудеев, возлежащих на диване любовников, белых невест, акробатов, нежных эфебов с букетами, порхающих ангелочков, согбенных жалких скрипачей, и все это вперемежку с какими-то музицирующими козлами, с гигантскими курицами, с телятами и апокалиптическими конями. Да и в смысле фона это опять то же черное небо с разноцветными ореолами светила, те же домишки грязной дыры из ужасного захолустья, тот же талый снег, или же рамы окон, зеленеющие кусты, стенные часы, семисвечники, торы. Меняется лишь расположение этих разнообразных элементов, и меняется формат картины. Видно, без иных из этих обязательных деталей художник просто не может обойтись, и они нет-нет да и пролезут в его композицию, которая ему кажется незаконченной, пока именно какой-либо такой козел-скрипач или крылатый вестник не нашли себе места.

Я шел на выставку без большой охоты, в предвидении именно этих повторений, успевших за годы моего знакомства с творчеством Шагала сильно приесться. Но вот эта новая демонстрация “упражнения с ограниченным количеством реквизитов” не только меня не огорчила, но она пленила меня, а, главное, не получилось от этого сеанса впечатления трюкажа или хотя бы до полного бесчувствия зазубренного фокуса. В каждой картине, в каждом рисунке Шагала все же имеется своя жизнь, а, следовательно, свой raison d»etre. Каким-то образом все это, даже самое знакомое, трогает; не является и сожаление вроде того, что “вот такой замечательный талант, а так себя разменивает, так себя ограничивает”. Шагал просто остался верен себе, а иначе он творить не может. Но когда он берется за кисти и краски, на него что-то накатывается, и он делает то, что ему велит распоряжающееся им божество — так что выходит, что вина божества, если получается все одно и то же.

Но только божество это, разумеется, не Аполлон. Самое прельстительное и безусловно прельстительное в Шагале, это — краски, и не только их сочетание, но самые колеры, каждый колер, взятый сам по себе. Прелестна эта манера класть краски, то, что называется фактурой. Но и эти красочные прелести отнюдь не аполлонического происхождения. Нет в них ни стройной мелодичности, ни налаженной гармонии, нет и какой-либо задачи, проведения какой-либо идеи. Все возникает как попало, и невозможно найти в этой сплошной импровизации каких-либо намерений и законов. Вдохновения — хоть отбавляй, но вдохновение это того порядка, к которому художники, вполне владеющие своим творчеством, относятся несколько свысока. Почему не быть и такому искусству, почему не тешиться им? Тешимся же мы рисунками детей или любителей, наслаждаемся же мы часто беспомощными изделиями народного творчества — всем тем, в чем действует непосредственный инстинкт и в чем отсутствует регулирующее сознание. Мало того, этим наслаждаться даже полезно, это действует освежающе, это дает новые импульсы. Но аполлоническое начало начинается лишь с того момента, когда инстинкт уступает место воле, знанию, известной системе идей и, наконец, воздействию целой традиционной культуры.

Это все и почиталось до начала XX века настоящим искусством; с историей этого искусства знакомят нас музеи, и из-за такого искусства эти музеи приобрели в современной жизни значение бесценных хранилищ, чуть ли не храмов. Мы общаемся в них с высочайшими и глубочайшими умами (хотя бы эти умы и выражались подчас в очень несуразных, странных формах, а то и просто снисходили до шутки, до балагурства). Но странное впечатление будут производить в этих же музеях картины Шагала и других художников, рожденные нашей растерянной, не знающей, a quel saint se vouer [Какому святому поклониться (франц.).] эпохой. Выражать свою эпоху они, разумеется, будут и будут даже делать это лучше, нежели всякие картины более разумного и трезвого характера, или же такие картины, которые выдают большую вышколенность. Однако я сомневаюсь, что будущие поколения преисполнятся уважения к нашей эпохе после такого ознакомления с ней, и станут на нас оглядываться так, как мы оглядываемся на разные пройденные фазисы человеческого прошлого — с нежностью, с умилением, а то и завистью. Люди благочестивые среди этих будущих (сколь загадочных!) поколений, вычитывая душу нашего времени из этих типичнейших для него произведений (из живописи Шагала, среди многого другого), скорее почтут за счастье, что подобный кошмар рассеялся, и обратятся к небесам с мольбой, чтобы он не повторялся.

Мне хочется выделить одну из картин на настоящей выставке Шагала. Если она не менее кошмарна, нежели прочие, если она и очень характерна для Шагала, если и в ней доминирует импровизационное начало, то все же она, как мне кажется, серьезнее всего прочего, она, несомненно, выстрадана, и чувствуется, что, создавая ее, художник, вместо того, чтобы прибегать к привычному творческому возбуждению, имеющему общее с кисловато-сладостной дремотой, был чем-то разбужен, не на шутку напуган и возмущен. Несомненно и то, что поводом к созданию этого видения были реальные события Однако самый смысл представленного символа мне непонятен. Почему именно бледный труп пригвожденного к кресту Христа перерезает в белом сиянии наискось мрак, разлитый по картине?! Непонятны и разные другие символы (непонятны именно в качестве символов), что разбросаны по картине. Однако в целом это “видение” поражает и подчиняет внимание. Следует ли толковать присутствие Христа, как луч надежды? Или перед нами искупительная жертва? Или же сделана попытка обличения виновника бесчисленных бед? Считали же иные что все беды, обрушившиеся на человечество за долгие века христианской эры, — прямые плоды того учения, которое, проповедуя милость и любовь, на реальном опыте повлекло за собой более жестокие и злобные последствия, нежели все, ему предшествовавшее.

Как решить задачу, я не знаю. Картина сама по себе не содержит ответа, а обращаться за изустными комментариями к самому творцу (если бы он пожелал их дать) я не намерен. Но одно, во всяком случае, остается бесспорным. В картине “Христос” представлено нечто в высшей степени трагическое и такое, что вполне соответствует мерзости переживаемой эпохи. Это — документ души нашего времени. И это — какой-то вопль, какой-то клич, в этом и есть подлинный пафос! Быть может, эта картина означает и поворот в самом творчестве Шагала, желание его отойти от прежних “соблазнительных потех”, и в таком случае можно ожидать от него в дальнейшем других подобных же откровений. Шагал — художник подлинный, и то, что он со всей искренностью еще скажет, будет всегда значительно и интересно.

Над городом Марк Шагал

«Над городом» или «Над городом», как его называют некоторые, — одна из самых известных картин Марка. Картина настолько яркая, что легко начинаешь верить в изображенное на ней ощущение полета. Эта картина является одной из его самых творческих любовных картин, изображающих причудливое полетное воображение. Можно увидеть, как пара дергается, как воздушные змеи, и носится, как головастики, следуя за ветром. При ближайшем рассмотрении на фото видно, что он тоже покинул город.Под ними находится земля, которая служит воздушным отражением земли. Можно увидеть, как Марк держит свою жену близко к себе, когда она постоянно машет одной рукой, как будто пытаясь открыть путь по воздуху.

Под ними несколько домов, все одного цвета, кроме одного на заднем плане, окрашенного в красный цвет. Вокруг многих домов также есть деревянный забор. Небо кажется белым, в отличие от традиционного синего цвета.Пара изображена в одежде более темного оттенка, которая помогает им выделиться среди всех ярких цветов, окружающих их. Марк Шагал использовал «Над городом», чтобы изобразить все, что, по его мнению, было важно для него, его города и его жены Беллы. На нем изображены счастливые влюбленные, бросающие вызов гравитации, когда они обнимаются и летают над городом.

На этой картинке есть несколько спецэффектов, созданных путем смешения типичных повседневных моментов.Немногие знают об этом, но в нижнем конце левого угла находится человек, расслабляющийся в штанах, обмотанных вокруг лодыжек! Сюрприз, который привносит в картину романтизм и особый шарм. Картина способна соединить множество противоположностей, например, элегантный наряд Беллы, обнаженную задницу расслабляющегося мужчины и бегство пары. В то время как Белла была нарисована мягкими круглыми линиями, фигуры художника кажутся кубическими. Круглые линии делают ее более чем реальной, а ее детализированные туфли идеально нарисованы. Ее кружево также можно увидеть на ее платье. Спустя годы историки стали задаваться вопросом, как Марку удалось создать бесконечную симфонию любви и посвятить ее женщине, которая прожила с ним долгие годы. Посетители, которые увидят эту картину в Третьяковской галерее в Москве, также смогут увидеть «Черный квадрат» Казимира Малевича, а также «Крестный ход» Ильи Репина в Курской губернии.

* Как сотрудник Amazon и партнер Google Adsense и Ezoic, я зарабатываю на соответствующих покупках.

Новая Третьяковская галерея — подробное описание и фото. Карта мест, туристические маршруты

Новая Третьяковская галерея расположена в просторном здании, расположенном в парке Музеон, на набережной Москвы-реки. Здание построено в 1983 году в стиле советского конструктивизма архитекторами Николаем Сукояном и Юрием Шевердяевым. Большой интерес представляет парковая зона вокруг картинной галереи.

В парке Павших памятник Музеон можно увидеть сотни скульптур советской эпохи

Гранитный памятник Сталину в парке Музеон в Москве

В Новой Третьяковке можно увидеть художественные коллекции современного искусства, относящиеся к периоду 20-го и 21-го веков.Здание галереи будет закрыто на капитальный ремонт с 2023 по 2028 год. В этот период ее коллекции можно будет посмотреть в Коммунарке.

Входная дверь ГТГ

Богатыри Васнецова В. М., 1889, ГТГ

Необходимость строительства нового здания возникла в 1970-е годы.В главном здании Третьяковской галереи в Лаврушинском переулке не хватало места даже для основных экспозиций, а коллекция современного искусства постоянно пополнялась.
Постоянная экспозиция Новой Третьяковской галереи занимает 37 залов на 4 этаже. На других этажах проходят многочисленные временные выставки, вызывающие большой интерес. Все залы галереи очень просторны, и находиться в них очень удобно.

Русский авангард в Новой Третьяковской галерее

В залах с 3 по 14 Новой Третьяковской галереи представлена ​​коллекция русского авангарда.Это самая интересная часть галереи, где представлены самые ценные произведения искусства. Самая известная картина Новой Третьяковки — «Черный квадрат» Казимира Малевича. Здесь их даже два. Нарисовать черный квадрат не составит труда любому человеку; однако это лишь часть собрания геометрических фигур Малевича, ставшего вершиной супрематизма, художественного стиля начала 20 века.

Картина «Черный квадрат» Казимира Малевича (1915) в Новой Третьяковской галерее в Москве

Картина «Супрематизм» К.Чашник (1924) в Новой Третьяковке в Москве

Отдельный зал посвящен творчеству Марка Шагала. Есть картины, а также рисунки великого художника из Витебска. Картина «Над городом» (1915) — одно из самых известных произведений Шагала.Он изобразил там себя и свою жену над крышами родного Витебска. Еще одно большое панно Шагала является частью декораций Еврейского театра (1920).
В галерее представлена ​​большая коллекция работ Василия Кандинского. Он прославился на весь мир своими работами в абстрактном стиле, но здесь можно увидеть и его ранние работы в традиционном художественном стиле.

Картина Марка Шагала «Над городом» (1914 г.) в Новой Третьяковской галерее в Москве

Панно для Еврейского театра Марка Шагала (1920 г.) в Новой Третьяковской галерее в Москве

В Новой Третьяковке можно увидеть работы других художников русского авангарда: Натальи Гончаровой, Павла Филонова, Аристарха Лентулова, Юрия Аненкова, Владимира Татлина и многих других.

Картина «Восстание» К. Редько (1925) в Новой Третьяковке в Москве

Картина «Цирк» А. Родченко (1935) в Новой Третьяковке в Москве

Советский реализм в Новой Третьяковке 

В залах с 15 по 25 Новой Третьяковки размещена коллекция советского искусства.Есть произведения советского реализма, советского эстрадного искусства и многих других стилей, пришедшихся на эпоху Революции 1918 года, а также на период правления Сталина с 1923 по 1955 годы. 

Картина «Ленин в Смольном» И. Бродского (1930 г.) в стиле реализм в Новой Третьяковской галерее в Москве

«Большевик» картина Василия Кандинского (1920 г.) в стиле реализм в Новой Третьяковской галерее в г. Москва

Большая часть картин написана в классическом стиле художниками, известными только в России.Русский авангард получил всемирную известность, а советский реализм служил больше для пропаганды советского строя, его успехов в промышленности.

Картина «Сборочный цех» П. Вильямса (1932) в стиле соцреализма в Новой Третьяковке в Москве

Портреты Сталина, работы Ефанова и Герасимова (1938) в Новой Третьяковке в Москве

На многих картинах изображены правители Советского Союза Владимир Ленин и Иосиф Сталин. Самыми известными художниками эпохи советского реализма были Александр Дейнека, Юрий Пименов, Татьяна Яблонская и многие другие.

Три зала Новой Третьяковки посвящены неофициальному искусству 1950-80-х годов. Здесь можно увидеть работы художников, не прошедших политической и идеологической цензуры советского времени, но продолжающих работать. Среди них картины минималиста Франсиско Инфанте-Арана, художника поп-арта Михаила Рогинского и других.

Как Шагал, Лисицкий и Малевич превратили Витебск в центр русского авангарда

Нынешняя выставка Центра Помпиду предложит своим зрителям возможность исследовать увлекательную главу в истории русского авангарда — период Народная художественная школа которая была основана Марком Шагалом в его родном городе Витебске (сегодня в Белоруссии) и действовала между 1918 и 1922 годами.

Интересно, что в 2018 году исполняется сто лет со дня назначения Шагала уполномоченным по делам искусств Витебской области. Эта должность позволила ему осуществить проект своей мечты — , создав художественную школу, доступную для всех .

Это заведение стало настоящей вехой в русском современном искусстве. Среди других громких имен, Эль Лисицкий и Казимир Малевич , ведущие представители советского авангарда, были двумя художниками, приглашенными Шагалом преподавать в его школе.В результате их совместной работы наступил период лихорадочной художественной деятельности, а школа, которая все это инициировала, рассматривалась как революционный центр творчества.

Выставка рассказывает об этих увлекательных послереволюционных годах, оглядываясь назад, во времена, когда история искусства формировалась в Витебске, маленьком городке, далеком от главных городов и музеев России .


Слева: Николай Суиетин — Композиция, 1920, Музей Людвига, Кельн © Adagp, Париж 2018 / Справа: Василий Кандинский — Москва, Красная площадь, 1916, © Третьяковская галерея, Москва

Исторический момент в русском авангарде История искусства

Живя в то время в Петрограде, Марк Шагал был непосредственным свидетелем большевистской революции, череды кровавых событий, перевернувших Россию с ног на голову в 1917 году. Последующее принятие закона, отменившего всякую национальную и религиозную дискриминацию, впервые в жизни предоставило Шагалу, художнику-еврею, статус полного российского гражданства.

Вдохновленный этим недавним опытом, художник вступил в экстатический период творчества, создав серию монументальных шедевров, которые ознаменовали первые успехи его художественной карьеры. Все, что он создавал, источало его тогдашнюю эйфорию, и по прошествии месяцев Шагал чувствовал себя обязанным помогать молодым витебчанам, лишенным художественного образования.Он также был мотивирован идеей поддержать других еврейских художников из скромного происхождения.

Шагал задумал создать в маленьком городке Витебске революционную художественную школу с открытыми для всех, бесплатными и без возрастных ограничений школами.

Поскольку этот проект, , который также включал создание ассоциированного музея , был идеальным воплощением большевистских ценностей, Марк быстро получил от правительства зеленый свет на открытие школы. Утвержден в августе 1918 года Анатолием Луначарским , начальником Наркомата просвещения. Месяц спустя Шагал был назначен комиссаром по изобразительным искусствам региона.


Слева: Роберт Фальк — Витебск, 1921 © Государственный музей изящных искусств Пушкина © Adagp, Париж, 2018 / Справа: Казимир Малевич — Верховенство духа, 1919, Собрание Stedelijk Museum, Амстердам Предоставлено Агентство культурного наследия Нидерландов и Stichting Khardzhiev

Художественная революция в сердце Витебска, Россия

В своей автобиографии, озаглавленной просто как Моя жизнь , Марк Шагал написал следующее о баннерах и плакатах, объявляющих об открытии его школы:

По всему городу качались в воздухе мои разноцветные звери, набухшие от революции.Рабочие шли вперед, распевая Интернационал. Видя их улыбки, я был уверен, что они меня поняли. Коммунистические лидеры, однако, не выглядели такими счастливыми. Почему корова была зеленой? Почему лошадь летела в небе? Почему? Какое это имело отношение к Марксу и Ленину?

После этих торжеств школа была официально открыта 28 января 1919 года . Шагал, хотя и восхищался своими учениками, должен был приложить некоторые усилия, чтобы наладить работу своего заведения.Некоторые учителя начали уходить еще до того, как школа заработала должным образом, например, Иван Пуни. Однако на их место пришли другие, как Вера Ермолаева, будущий директор, и, что более важно, Эль Лисицкий, заведовавший полиграфической, графической и архитектурной мастерскими. Эль Лисицкий был также тем, кто подтолкнул своего друга Шагала к тому, чтобы он пригласил лидера русского абстракционизма и основателя супрематизма Казимира Малевича и предложил ему место в Витебске, городе, который к тому времени уже был известен как центр мир художников и родина прогрессивного русского искусства.

Этой необычной, харизматичной команде художников не потребовалось много времени, чтобы начать гальванизировать юных учеников новой школы . Эти художники, ведомые концепциями трех своих центральных фигур, образовали группу преподавателей, сочувствовавших авангардистским идеям современных течений, — они называли себя «Уновис» , что означало «Чемпионы нового искусства» .

Уновис разработал плакаты, журналы, растяжки, вывески и продуктовые карточки, а супрематизм проник во все сферы визуального оформления этих произведений искусства.Их произведения украшали трамваи, фасады и трибуны динамиков, вторгались в стены и улицы всех крупных городов России.


Слева: Эль Лисицкий — Проун P23, № 6, 1919 © Collection Van Abbemuseum, Eindhoen, Pays-Bas, Фото Питера Кокса, Eindhoven, Pays-Bas / Справа: Марк Шагал — Двойной портрет в стекле вина, 1918, Коллекция Центра Помпиду, Фото Прево, Dist.RMN-CP © Adagp, Paris 2018

Поздние главы Витебской художественной школы в России и судьба ее ключевых художников

Супрематическая абстракция была определяющей парадигмой витебской школы. Лисицкий, по образованию архитектор, сыграл решающую роль в четком определении школьных идеалов. С его необычной серией Proun он был первым, кто расширил архитектурный объем до живописной плоскости супрематистов. Он говорил, что считает серию «станцией, где человек переходит от живописи к архитектуре».

Между тем, за годы преподавания в Витебске Малевич фактически стал отказываться от живописи , за исключением своего авторитетного Супрематизма Духа .Вместо этого Казимир решил сосредоточить свое внимание на теоретических работах и ​​образовании. Методичный и стимулирующий педагог, он привлек больше учеников, чем любой другой учитель в Витебске .

Наконец, Шагал оказался во все большей изоляции, поскольку двое его коллег процветали в роли учителей . Его мечтой было создание революционной художественной школы, но весной 1920 года эта идея потерпела крах. Когда его классы постепенно опустели, Шагал решил покинуть Витебск и уехал жить в Москву. Глубоко возмущенный его отъездом, Шагал до конца своих дней затаил обиду на Малевича, считая, что художник-абстракционист каким-то образом замышлял против него заговор.

После ухода Шагала Малевич и коллектив Уновис работали над тем, что они назвали «строительством нового мира». Они устраивали коллективные выставки в Витебске и крупных городах России, по всей стране создавались их комитеты.

Однако с окончанием гражданской войны в 1921 и 1922 годах политический климат снова радикально изменился.Советская власть приняла решение навести порядок в идеологической и социальной сфере, в том числе ликвидировать художественные течения, непосредственно не служившие интересам большевистской партии. В мае 1922 года первая партия выпускников Витебского училища свободного искусства была, к сожалению, и последним поколением выпускников .


Слева: Марк Шагал — Свадьба, 1918, Третьяковская галерея, Москва, © Adagp, Париж 2018 / Справа: Марк Шагал — Свадьба, 1918, Третьяковская галерея, Москва, © Adagp, Париж 2018

Витебские художники Русский авангард между 1918 и 1922 годами

Пока школа медленно закрывала свои двери для публики, Малевич отплыл в Петроград, взяв с собой нескольких своих учеников. Оказавшись в новой среде, Казимир продолжил развивать свои идеи объемного супрематизма, создавая модели утопической архитектуры, которые он назвал Architectones , а также конструируя фарфоровую посуду.

Тем не менее, несмотря на столь невпечатляющее завершение своей истории, экспериментальное учреждение, подпитываемое благородной идеей народного искусства, было, по крайней мере, в течение четырех лет домом для некоторых из самых революционных умов русского искусства, таких как Марк Шагал, Давид Чтеренберг. , Мстислав Добужинский, Вера Ермолаева, Роберт Фальк, Герман Федоров, Наталья Гончарова, Давид Якерсон, Лев Юдин, Анна Каган, Василий Кандинский, Лазарь Хидекель, Густав Ключис, Катажина Кобро, Нина Коган, Иван Кудрячев, Михаил Кунин, Михаил Ларионов, Эль Лисицкий, Евгения Магарил, Казимир Малевич, Юрий Пен, Иван Пуни, Ефим Рояк, Александр Ромм, Ольга Розанова, Сергей Сенькин, Николай Суиетин, Владислав Стржемиский, Илья Чачник, Янис Тилбергс, Борис Цетлин и Михаил Векслер.


Слева: Лазарь Хидекель — Супрематическая композиция, 1921, © Семейный архив и художественная коллекция Лазаря Хидекеля, Нью-Йорк Фото © Семейный архив и художественная коллекция Лазаря Хидекеля Вера / Справа: Николай Суиетин — Витебский вагон, 1920, Государственный русский Museum © Adagp, Paris 2018

Анализ предстоящей музейной выставки произведений русского современного искусства из Витебска

Через в общей сложности 250 произведений и документов предоставленных Третьяковской галереей в Москве, Государственным Русским музеем в Санкт-Петербурге, музеями Витебска и Минска, а также крупными американскими и европейскими коллекциями, выставка в конечном итоге проиллюстрирует ценность трех Русские художники — Марк Шагал, Эль Лисицкий и Казимир Малевич .Их наследие продемонстрируют и работы, созданные учащимися и другими преподавателями Витебской художественной школы.

Чтобы получить максимальную отдачу от этой выставки, посвященной одной из самых важных глав русского искусства, организаторы выставки решили разбить представление произведений на семь разделов . В хронологическом порядке это разделы: Послереволюционный задор в Витебске , Народная художественная школа , Левое искусство по Шагалу , Новые системы в искусстве Лисицкого и Малевича , Коллективная утопия , , Художественная коллекция как Модель и После Витебска .


Слева: Юри Пен — Портрет Марка Шагала, 1914, © Белорусский национальный художественный музей / Справа: Коллаж Марка Шагала, 1921, Коллекция Центра Помпиду © Adagp, Париж, 2018

Марк Шагал и другие мастера русского авангарда Гард в Центре Помпиду в Париже

С годами Народная художественная школа Марка Шагала постепенно превратилась в революционную лабораторию по переосмыслению мира , так что справедливо будет сказать, что его амбициозная мечта в конечном итоге воплотилась в реальность — хотя получилось не совсем так, как планировал Марк вначале.

Кроме того, модернистские течения, вышедшие из витебской школы, оказались ценной вехой в современном искусстве, которая, так или иначе, стала стартовой площадкой для всех последующих вех русского авангарда .

Выставка, посвященная смелым работам преподавателей и учащихся Витебской художественной школы, пройдет до 16 июля 2018 года в Центре Помпиду в Париже, Франция.

Шагал, Эль Лисицкий, Малевич: Русский авангард в Витебске (1918-1922) в Центре Помпиду

   Совет редакции: Шагал, Эль Лисицкий, Малевич: Русский авангард в Витебске (1918-1922)

Выставка Центра Помпиду, посвященная русскому авангарду между 1918 и 1922 годами, посвящена творчеству трех его знаковых фигур: Марка Шагала, Эль Лисицкого и Казимира Малевича.Здесь также представлены работы преподавателей и учеников Витебской художественной школы, основанной в 1918 году Шагалом: Веры Ермолаевой, Николая Суетина, Ильи Чачника, Лазаря Хидекеля и Давида Якерсона. Это мероприятие, которое продлится до июля 2018 года, на основе 250 работ и документов, которые никогда раньше не публиковались вместе, впервые проливает свет на послереволюционные годы, когда история искусства писалась в Витебске, а не в крупных центральных городах России, которые были слишком часто является домом для известных художников.

Избранные изображения: Марк Шагал — Над деревней, 1918, Третьяковская галерея, Москва, © Adagp, Париж 2018; Эль Лисицкий — Proun 1 D, 1919, © Kunstmuseum Basel, Schenking aus der Sammlung Oskar und Annie Müller-Widmann 1965. Все изображения предоставлены Центром Помпиду.

марок прошли в Третьяковской галерее. Выставка Марка Шагала в Третьяковской галерее

Ну и что? Должен признаться — c»est captivant. [Это очаровательно (франц.)] Ничего не поделаешь.Это искусство, к которому я должен испытывать крайнее отвращение. Это то, что я ненавижу во всех других сферах своей жизни (я еще не разучился ненавидеть), с чем, несмотря на всю мою душевную усталость, я до сих пор не могу смириться — и все же это пленяет, я бы даже сказал — завораживает, если сохранить точное значение этого слова. какая-то магия, которая, как гашиш, действует не только помимо сознания, но и вопреки ему

Шагал получил премию Карнеги. Это уже своего рода мировое посвящение. [Признание (франц.).] Но и до этого, на протяжении десятилетий, он принадлежал к тем художникам, имена которых получили всемирную известность, о которых критики не пишут иначе, как по готовым формулам, и в этом есть выражение величайшей благоговение. Шагал — настоящий ведэт, как, скажем, Чаплин. И это признание можно считать заслуженным. Он действительно подошёл к эпохе, он будоражит в людях такие чувства, которые почему-то так и тянет переживать. Еще можно найти в этом искусстве элементы бесовской одержимости или действия нечистых сил, но говорить об этом не разрешается, а если и разрешается, то только в ироническом тоне, или как некая «аллегория».Несомненно, есть что-то общее между творчеством Шагала и творчеством всех художников-бесноватых средневековья, одни из которых практиковали «украшать» священнейшие соборы всякой скульптурной бесовщиной, другие окружали миниатюры молитвенников с самые безрассудные и такие злобные гримасы. Той же чертовщиной увлекались такие великие мастера живописи, как Босх или Брейгель-старший, как Шонгауэр и как Грюневальд, — и со всеми ними у Шагала есть по крайней мере одно общее, что он полностью подчиняется произволу своего воображения. ; что он пишет все, что взбредет ему в голову; что он вообще находится во власти чего-то, что не поддается никакому разумному определению.Однако творения Шагала отличаются именно от вздора и шалостей и от бредового творчества безумцев именно своим неподдельным очарованием.

Нынешняя выставка (открывшаяся в галерее 12 мая, улица Бонапарт) еще раз подтвердила во мне мое отношение к искусству Шагала (я был одним из первых, кто оценил это искусство четверть века назад), и в то же время время рассеяло закравшееся во мне сомнение; не снобист ли Шагал; не стал ли он шарлатаном, не превратился ли он, подталкиваемый к этому успеху, в банального пройдоху, торгующего тем, что когда-то давало ему истинное вдохновение? Такие вопросы вполне естественно могли залезть в душу, так как репертуар Шагала все так же ограничен, и он только и делает, что повторяет одни и те же темы.

Итак, на этой выставке мы снова увидели все тех же летающих бородатых евреев, любовников, полулежащих на диване, белых невест, акробатов, нежных эфебов с букетами, порхающих ангелочков, согбенных жалких скрипачей, и все это вперемежку с какими-то музыкальными козликами , с гигантскими цыплятами, телятами и апокалиптическими лошадьми. А в смысле фона это опять то же черное небо с разноцветными ореолами светил, те же домики грязной дыры из страшной заводи, тот же подтаявший снег, то ли оконные рамы, зеленые кусты, настенные часы, канделябры, торы.Меняется только расположение этих различных элементов и меняется формат картинки. Видно, что художник просто не может обойтись без некоторых из этих обязательных деталей, а они, нет-нет, и будут закрадываться в его композицию, которая кажется ему незавершенной, пока такой козёл-скрипач или крылатый вестник не найдёт себе место для себя.

На выставку я шел без особого рвения, в ожидании именно этих повторов, которые за годы моего знакомства с творчеством Шагала очень надоели.Но эта новая демонстрация «упражнения с ограниченным числом реквизита» меня не только не огорчила, но и увлекла, и, главное, не произвело на это занятие впечатления трюка или, по крайней мере, полной бесчувственности неровный фокус. Каждая картина, каждый рисунок Шагала все-таки имеет свою жизнь, а, следовательно, и свой raison d’etre. Как-то все это, даже самое знакомое, трогает; нет сожаления типа «вот такой замечательный талант, а таким образом он обменивает себя, таким образом он ограничивает себя.Шагал просто остался верен себе, иначе он не может творить. божество — так получается, что вина божества, если все оказывается так же.

Но только это божество, конечно, не Аполлон. Самое соблазнительное и безусловно соблазнительное у Шагала — это цвета, и не только их сочетание, но и сами цвета, каждый цвет, взятый сам по себе. Эта манера нанесения красок, то, что называется фактурой, очаровательна. Но эти красочные прелести отнюдь не аполлонийского происхождения.В них нет стройной мелодии, нет устоявшейся гармонии, нет задачи, нет идеи. Все появляется наугад, и в этой непрерывной импровизации невозможно найти каких-либо намерений и закономерностей. Вдохновение — хоть отбавляй, но вдохновение того порядка, к которому художники, полностью овладевающие своим делом, несколько покровительствуют. Почему бы не быть таким искусством, почему бы не позабавиться им? Мы забавляемся рисунками детей или любителей, но часто наслаждаемся беспомощными произведениями народного творчества — всем, в чем действует непосредственный инстинкт и в чем нет регулирующего сознания. Более того, наслаждаться им даже полезно, он действует освежающе, дает новые импульсы. Но аполлоническое начало начинается лишь с того момента, когда инстинкт уступает место воле, знанию, известной системе представлений и, наконец, влиянию всей традиционной культуры.

До начала 20 века все это почиталось как настоящее искусство; музеи знакомят нас с историей этого искусства, и благодаря такому искусству эти музеи приобрели в современной жизни значение бесценных хранилищ, почти храмов.Мы общаемся в них с высшими и глубочайшими умами (пусть даже эти умы и выражались иногда в очень неуклюжих, странных формах, а то и просто снисходили до шуток, до шуток). Но странное впечатление произведут в этих же музеях картины Шагала и других художников, рожденные нашей запутанной, бессознательной, quel saint se vouer эпохой. Они, конечно, выразят свою эпоху и сделают это даже лучше всяких картин более разумного и трезвого характера или таких картин, которые выдают большую выученность.Однако я сомневаюсь, что будущие поколения проникнутся уважением к нашей эпохе после этого ознакомления с ней и будут оглядываться на нас так, как мы оглядываемся на разные пройденные этапы человеческого прошлого — с нежностью, с нежностью, с нежностью. даже завидовать. Благочестивые люди среди этих будущих (каких таинственных!) поколений, читая душу нашего времени по этим типичнейшим для него произведениям (из картины Шагала, между прочим), скорее сочли бы за счастье, что рассеялся такой кошмар , и обратиться к небу с молитвой, чтобы это не повторилось.

Я хотел бы выделить одну из картин на этой выставке Шагала. Если она не менее кошмарна, чем другие, если она очень характерна для Шагала, если в ней господствует импровизационное начало, то мне кажется, что она серьезнее всего на свете, она, несомненно, страдала, и чувствуется, что Создавая ее, художник, вместо того чтобы прибегнуть к обычному творческому возбуждению, имеющему общее с кисло-сладким сном, как-то проснулся, не на шутку испугался и возмутился.Нет сомнений, что причиной создания этого видения послужили реальные события. Однако само значение представленного символа мне непонятно. Почему именно бледный труп Христа, пригвожденный к кресту, наискось врезается в белое сияние, разлившуюся по картине тьму?! Непонятны (непонятны именно как символы) и различные другие символы, разбросанные по всей картине. Однако в целом это «видение» поражает и приковывает к себе внимание. Следует ли интерпретировать присутствие Христа как луч надежды? Или перед нами искупительная жертва? Или это попытка разоблачить виновника бесчисленных бед? Другие считали, что все беды, выпавшие на долю человечества за долгие века христианской эры, являются прямыми плодами учения, которое, проповедуя милосердие и любовь, на реальном опыте повлекло за собой более жестокие и порочные последствия, чем все, что ему предшествовало.

Я не знаю, как решить проблему. Сама картина не содержит ответа, и обращаться за словесными комментариями к самому создателю (если он пожелал их дать) я не намерен. Но одно, в любом случае, остается бесспорным. Картина «Христос» представляет нечто крайне трагическое и такое, что полностью соответствует мерзости переживаемой эпохи. Это документ души нашего времени. И это какой-то крик, какой-то крик, это самый настоящий пафос! Возможно, эта картина означает и поворот в самом творчестве Шагала, его стремление отойти от прежнего «соблазнительного веселья», и в таком случае можно ожидать от него и других подобных откровений в будущем. Шагал — настоящий художник, и то, что он говорит со всей искренностью, всегда будет значимо и интересно.

Ретроспектива Марка Шагала (1887-1985), посвященная 125-летию со дня рождения белорусского и французского художника, открывается сегодня в Третьяковской галерее. В Инженерном корпусе в Лаврушинском переулке хранится более 150 произведений графики, а также живопись, авторская скульптура, произведения прикладного искусства из зарубежных коллекций, Русского музея и частных коллекций.Выставка раскрывает малоизвестное наследие Шагала — почти неизвестные нам рисунки, акварели и гуаши — от ранних витебских этюдов до поздних парижских коллажей, а также печатную графику Шагала — знаменитые иллюстрации к Библии (1931-1956) и произведения Лафонтена. Басни, выполненные в технике офорта (1950-1952).

«Автопортрет перед домом», (1914), картон, масло, наклеенный на холст. Частная коллекция, Париж

Основу экспозиции в Третьяковской галерее составляют произведения из коллекций семьи художника: уникальные, никогда не выставлявшиеся в России произведения «семейного круга» — автопортреты, портреты матери, бабушки, двоюродных сестер, сестры, жены Беллы и дочь Ида, расстрелянная в конце 1900-10-х годов. Эти полотна составляют своего рода автобиографию Шагала, летопись его семьи. А лейтмотив выставки – образ любимого художником Витебска, так или иначе присутствующий во всех его картинах.

Многие экспонаты привезены из Франции, в частности, группа работ 1960–1970-х годов в редкой технике коллажа («Триумф музыки. Эскиз панно для Метрополитен-опера», «Клоун и его тень» (Голубой скрипач )», «Пурпурная ню», «Гимн набережной Часов»).Впервые московскому зрителю будут показаны недавно приобретенные во Франции юношеские альбомы Шагала, происходящие из архива Блеза Сандрара, писателя и поэта, друга и переводчика мастера, который ввел молодого художника в круг парижских художников-авангардистов.

«Свадебный сервиз», (1951-1952), керамика, белая эмаль, роспись

Знаменитый «Свадебный сервиз», созданный Шагалом в честь свадьбы его дочери Иды (частное собрание, Париж), а также две мраморные скульптуры для фонтана — «Рыба» и «Птица» (1964.Собрание Фонда Пьера Джанадда, Мартини, Швейцария).

Проект включен в программу Года французского языка и литературы в России, отмечая тем самым одну из главных особенностей творчества Марка Шагала – его интернациональность. Выставка продлится до 30 сентября 2012 года.

«Гимн Часовой набережной», (1968), бумага, коллаж, смешанная техника. Частная коллекция, Париж

Текст: Дарья Горшкова

Марк Шагал.Над городом. 1918, Москва

Картины Марка Шагала (1887-1985) сюрреалистичны, уникальны. Его ранняя работа «Над городом» не стала исключением.

Главные герои, сам Марк Шагал и его возлюбленная Белла, летят над родным Витебском (Беларусь).

Шагал изобразил самое приятное чувство на свете. Чувство взаимной любви. Когда не чувствуешь землю под ногами. Когда вы станете одним целым с любимым человеком. Когда ничего не замечаешь вокруг.Когда ты просто летишь от счастья.

Фон картины

Когда Шагал начал писать «Над городом» в 1914 году, они знали Беллу уже 5 лет. Но 4 из которых они провели в разлуке.

Он сын бедного еврейского рабочего. Она дочь богатого ювелира. На момент их знакомства совершенно неподходящая кандидатура в завидные невесты.

Он уехал в Париж учиться и сделать себе имя. Я вернулся и добился своего.Они поженились в 1915 году.

Именно об этом счастье писал Шагал. Счастье быть с любовью всей твоей жизни. Несмотря на разницу в социальном статусе. Несмотря на протесты семьи.

Главные герои картины

С полетом все более-менее понятно. Но вы можете удивиться, почему влюбленные не смотрят друг на друга.

Возможно, потому, что Шагал изображал души счастливых людей, а не их тела. Действительно, тела не могут летать. Но души вполне могут.

Марк Шагал. Над городом (фрагмент). 1918 Третьяковская галерея, Москва

И душам не надо смотреть друг на друга. Главное для них – чувствовать единство. Здесь мы видим его. У каждой души по одной руке, как будто они действительно почти слились в единое целое.

Он, как носитель более сильного мужского начала, написан более грубо. В кубической манере. Белла, с другой стороны, изящна по-женски и соткана из округлых и плавных линий.

Героиня тоже одета в нежно-голубое.Но оно не сливается с небом, потому что оно серое.

Пара хорошо выделяется на фоне такого неба. И кажется, что очень естественно летать над землей.

Проверьте себя: пройдите онлайн-тест

Изображение города

Кажется, мы видим все признаки города, а точнее большого села, которым 100 лет назад был Витебск. Здесь есть храм и дома. И еще более помпезное здание с колоннами.И, конечно, много заборов.

Марк Шагал. Над городом (фрагмент). 1918 Третьяковская галерея, Москва

Но все же город не такой. Дома намеренно перекошены, как будто художник не владеет перспективой и геометрией. Какой-то детский подход.

Это делает город более сказочным и игрушечным. Усиливает наше чувство влюбленности.

Действительно, в таком состоянии окружающий мир значительно искажается. Все становится радостнее.А многое вообще не замечается. Влюбленные даже не замечают зеленую козу.

Почему козел зеленый

Марк Шагал любил зеленый цвет. Что неудивительно. Все-таки это цвет жизни, молодости. И художник был человеком с позитивным мировоззрением. Чего только стоит его фраза «Жизнь — это очевидное чудо».

Он был евреем-хасидом по происхождению. И это особое мировоззрение, которое прививается с рождения. Он основан на взращивании радости. Хасиды должны даже молиться радостно.

Поэтому неудивительно, что он изобразил себя в зеленой рубашке. А коза на заднем плане зеленая.

Марк Шагал. Фрагмент с зеленой козой на картине «Над городом».

На других картинах у него даже лица зеленые. Так что зеленая коза не предел.

Марк Шагал. Зеленый скрипач (фрагмент). 1923-1924 Музей Гуггенхайма, Нью-Йорк

Но это не значит, что если козел, то непременно зеленый.У Шагала есть автопортрет, на котором он рисует тот же пейзаж, что и на картине «Над городом».

А там коза красная. Картина создана в 1917 году, и красный цвет, цвет только что вспыхнувшей революции, проникает в палитру художника.

Марк Шагал. Автопортрет с палитрой. 1917 Частная коллекция

Зачем столько заборов

Заборы какие-то сюрреалистичные. Они не обрамляют дворы так, как должны. И они тянутся бесконечной вереницей, как реки или дороги.

Заборов в Витебске действительно было много. Но они, конечно, просто окружили дома. Но Шагал решил расположить их в ряд, тем самым выделив их. Делая их чуть ли не символом города.

Нельзя не упомянуть этого находчивого человека под забором.

Кажется, вы сначала смотрите на картинку. И они охватывают чувства романтики, воздушности. Даже зеленая коза не портит приятного впечатления.

И вдруг взгляд натыкается на человека в неприличной позе.Ощущение идиллии начинает угасать.

Марк Шагал. Фрагмент картины «Над городом».

Почему художник намеренно добавляет в бочку меда ложку. .. дегтя?

Потому что Шагал не сказочник. Да, мир влюбленных искажается, становится похожим на сказку. Но это натюрморт, с его будничными и обыденными моментами.

А еще в этой жизни есть место юмору. Вредно ко всему относиться слишком серьезно.

Чем уникален Шагал

Чтобы понять Шагала, важно понять его как личность. И характер у него был особенный. Он был легким, покладистым, разговорчивым человеком.

Он любил жизнь. Я верил в настоящую любовь. Он умел быть счастливым.

И он действительно был счастлив.

Повезло, скажут многие. Я не думаю, что это вопрос удачи. И в особом отношении. Он был открыт миру и доверял этому миру. Поэтому волей-неволей он привлек нужных людей, нужных клиентов.

Отсюда — счастливый брак с первой женой Беллой. Успешная эмиграция и признание в Париже. Долгая, очень долгая жизнь (художник прожил почти 100 лет).

Конечно, можно вспомнить очень неприятную историю с Малевичем, который буквально «отнял» у Шагала школу в 1920 году. Завлекая всех своих учеников очень яркими речами о супрематизме*.

В том числе из-за этого художник с семьей уехал в Европу.

Posta-Magazine собрал

самых интересных факта о художнике и его творчестве.

За последнюю четверть века панно, написанные для Еврейского театра, объездили весь мир, от тихоокеанского побережья США до Японии, побывали в 46 городах. Но в Москве они выставлялись только дважды: после реставрации в 1991 году и на ретроспективной выставке Марка Шагала в 2005 году. И вот, впервые за эти годы, у города появилась возможность включить их в постоянную экспозицию Третьяковской галереи.

Марк Шагал получил заказ на украшение театра в 1920 году, после переезда ГОСЕТа из Петрограда в Москву.Летопись говорит, что художник тогда отнесся к заказу с большим энтузиазмом. «Вот возможность перевернуть старый еврейский театр с его психологическим натурализмом и накладными бородами. Наконец-то я смогу повернуться и здесь, на стенах, высказать то, что считаю нужным для возрождения национального театра», — сказал он.

Всего за два месяца мастер создал 9 панно, из которых, правда, только 7. После закрытия театра в 1949 г. панно были переданы в Третьяковскую галерею и позже отреставрированы.Сейчас экспозиция занимает 9 зал, и любоваться ею можно будет до середины декабря. После этого работы отправятся в Монреаль, на крупную выставку Марка Шагала, а затем снова вернутся домой.

Пока вы раздумываете, смотреть ли эти работы, Posta-Magazine собрал самые интересные факты о художнике.

Будущий известный художник-авангардист родился в маленьком белорусском городе Витебске – до сих пор ходит легенда, что однажды в этом месте родится мальчик, который прославит город.В этот день, 7 июля 1887 года, в Витебске случился большой и страшный пожар, который сжег полгорода. Стихия не коснулась лишь нескольких домов, в том числе и того, где родился Шагал. Позже художник расскажет, что именно по этой причине он всю жизнь испытывал позывы к перемене мест (кроватка с младенцем постоянно передвигалась из угла в угол во время пожара) и так часто на своих картинах изображал огонь, что пощадил его. Он нарисовал элемент в виде петуха с огненным деревом, растущим из тела птицы.С тех пор красный цвет для художника означал жизнь и смерть одновременно.

Легенда гласит, что Марк Шагал и Казимир Малевич всю жизнь враждовали. И что именно автор «Черного квадрата» выслал своего «коллегу» из родного Витебска, заполнив весь город футуристическими плакатами и бюстами, чем сильно обидел Шагала. «Гипсовые бюсты, которые наперебой заказывали скульпторам-недоучкам из моей школы. Боюсь, их всех давно смыло витебскими дождями.Бедный мой Витебск! « — написал он в своей книге.

Большую часть своей жизни Марк Шагал прожил во Франции. Но сначала он уехал в Москву, причем по несколько более банальной причине — его вынудили к этому красные комиссары, захватившие власть. Затем, в 1920 году, художнику заказали расписать Еврейский камерный театр, которым в то время руководил Алексей Грановский. На создание шедевра Шагалу понадобилось сорок дней, но руководство театра осталось недовольным — ему не заплатили за работу. Позже Станиславский сделал с ним то же самое во МХАТе.

Разочарованный Шагал вскоре после этих событий покинул родину и уехал во Францию. Но, как известно, «во всяком облаке нет худа без добра», со временем Шагал стал единственным в мире художником, чьи витражи украшают культовые сооружения нескольких конфессий: синагоги, лютеранские кирхи, католические церкви — всего 15 зданий в США, Европе и Израиле.

По специальному заказу президента Франции Шарля де Голля Шагал спроектировал потолок Гранд-опера в Париже, а вскоре после этого расписал две панели для нью-йоркской Метрополитен-опера.В июле 1973 года в Ницце был открыт музей под названием «Библейское послание», украшенный работами художника, которому через некоторое время был присвоен правительством статус национального.

Кстати, работы Марка Шагала, наряду с полотнами Пабло Пикассо и Хуана Миро, считаются самыми популярными у похитителей картин — сегодня пропало более полутысячи его работ. Не это ли главный признак популярности автора?

Влюбчивого Шагала также называют зачинщиком сексуальной революции в живописи — за его любовь к изображению обнаженных женщин. Первую модель художника звали Тея Брахман. Она была дочерью известного витебского врача Вольфа Брахмана и первой любовью Шагала. Денег на моделей у него не было, поэтому барышня бесплатно позировала юному дарованию.

Кстати, именно Тея познакомила Марка Шагала с его будущей женой и любовью всей его жизни Беллой Розенфельд. Она тоже сначала ему позировала, потом ждала его возвращения из Парижа, а потом, как шутил сам художник, «все кончилось свадебным венцом.У них родилась дочь Ида, и они прожили в любви и согласии 19 лет, пока Белла не скончалась в Америке. Шагал горевал и вскоре связал свою жизнь с разведенной женой ирландского художника Вирджинией Хаггард, с которой он родил мальчику по имени Давид. Но Вирджиния ушла от мужа, влюбившись в фотографа, и Шагал через несколько лет снова женился — на Валентине Бродской, дочери фабриканта и сахарного завода. Как и все другие его жены, она была родом из состоятельная семья.

Другая легенда гласит, что когда Марк Шагал был не в настроении, он любил рисовать то библейские сюжеты с непременным распятием, то полевые цветы, среди которых особенно выделял чертополох и васильки. Обыватели предпочитали покупать последние, что сильно огорчало художника.

Марка Шагала часто называют нарушителем гравитации. Эти его летающие образы влюбленных, кажется, никого не оставляют равнодушными.Другая легенда гласит, что некая цыганка однажды догадалась художнику, что он проживет долгую и насыщенную событиями жизнь, полюбит необыкновенных женщин и погибнет в бегах. И что вы думаете – предсказание сбылось: 28 марта 1985 года 98-летний артист вошел в лифт, чтобы подняться на второй этаж своего французского особняка, и во время этого короткого полета у него остановилось сердце.

Государственная Третьяковская Галерея — wtcf.travel

Этот впечатляющий музей является важным местом для начинающих русофилов и всех гостей Москвы.

Для большинства жителей Запада русское искусство является чем-то вроде закрытой книги вплоть до ХХ века и появления таких гигантов, как Кандинский, Шагал и Малевич. Третьяковка дает вам возможность открыть для себя богатые традиции, из которых эти великие художники вышли на мировую арену.

Галерея, которую часто называют Старой Третьяковкой, чтобы отличать ее от пристройки по соседству, насчитывает 62 зала и 100 000 работ, отражающих развитие русской живописи с 10 по конец 19 века.

Иконы на любителя, хотя Третьяковская коллекция впечатляет, и сложно восхищаться производными портретами и пейзажами XVIII века с итальянским влиянием, но отказ от ограничительного диктата Императорской академии и попытка создать национальное искусство для людей, которое набирало обороты в течение 19 века, дало интересные результаты. Любители русской литературы могут развлечься, увидев, как взгляды и идеалы великих писателей XIX века нашли отражение в художниках того же периода.

И не только историческая галерея в Лаврушкином переулке входит во «Всероссийское музейное объединение Третьяковской галереи» (если дать ей полное название), но и Дом художника на Крымском валу, в котором хранится собрание галереи искусства 20 века. Это немного далеко от центра, но оно того стоит, чтобы увидеть прекрасную коллекцию раннего современного искусства, в том числе определяющий эпоху «Черный квадрат» Малевича, чтобы посмеяться над грубой помпезностью «шедевров» социалистического реализма. и открыть для себя интересные произведения послевоенного советского авангарда.

Живопись, скульптура и прикладное искусство от древней истории до наших дней – все это и многое другое любители искусства найдут в Пушкинском музее.

Сайт: www.tretyakovgallery.com.

Раздел на английском языке содержит краткое введение в галерею и не более того. Русский раздел имеет гораздо более полный путеводитель по комнатам, и его стоит посмотреть, чтобы почувствовать вкус Третьякова.

Основная галерея

Часы работы: Ежедневно с 10:00 до 19:00, кроме понедельника.

Адрес: 119017, Россия, Москва, Лавруншкенский переулок, д. 10

Телефон: +7 (495) 951-1362

Транспорт: Метро Третьяковская или Новокузнецкая

Дом художника

Часы работы: Ежедневно с 10:00 до 20:00, кроме понедельника.

Адрес: 119049, Россия, Москва, ул. Крымский Вал, д. 10/4,

Телефон: +7 (495) 951-1362

Транспорт: от станции метро «Парк Культуры» или «Октябрьская» троллейбусами 10 или Б до остановки «Центральный парк культуры и отдыха».

ИСКУССТВО И ХУДОЖНИКИ: Марк Шагал

c1915 Портрет Марка Шагала работы Иегуды Пена

Марк Захарович Шагал (урожденный Мойша Захарович Шагалов). 1887 — 1985) — русско-французский художник белорусско-еврейского происхождения. Ан ранний модерн, он был связан с несколькими основными художественными стилями и создавал произведения практически во всех художественных форматах, включая живопись, книгу иллюстрации, витражи, декорации, керамика, гобелены и изобразительное искусство отпечатки.

Родился в Витебске, Россия, в глубоко религиозной семье. еврейская семья. Первое художественное обучение у Пенна, местного художника, затем провел 1907-10 в Санкт-Петербурге, где он поступил в Императорское училище для Защиты изящных искусств, а позже учился у Бакста. Жил 1910-14 в Париж, где он познакомился с Аполлинером, Делоне, Леже, Модильяни и Лотом. Несколько повлиял кубизм, но отличался от него любовью к фантазии. Он провел свою первую персональную выставку в Galerie Der Sturm, Берлин, 1914.Он вернулся в Россию в том же году и должен был остаться там из-за войны.

После революции он был назначен изобразительным искусством комиссар Витебской губернии и руководил художественной академией; он также выполнял росписи для еврейского Театр в Москве. Провел 1922-1923 в Берлине, затем 1923-40 в Париже, за исключением визиты в Египет, Палестину, Голландию, Испанию, Португалию и Италию; Кроме того к картинам он делал иллюстрации к «Мертвым душам» Гоголя, к «Басням» Лафонтена и Библия.В 1941-47 годах находился в США как беженец, затем вернулся во Францию, поселившись в г. 1950 год в Сен-Поль-де-Ванс. Его более поздние работы включают новую роспись потолка для парижского Опера, а с 1957 г. — ряд заказов на витражи.
Это первая часть крупной серии из 28 частей, посвященной творчеству Марка. Шагал:

Примечание. Все работы   © 2018 Artists Rights Society (ARS), Нью-Йорк — ADAGP, Париж,

1906C Старуха с мячом пряжи
Уголи, гуашь и нефть на картон
Третьяковская галерея, Москва


4
1907 Молодая девушка на диване (Mariaska )
холст, масло 72 х 92.5 см
частная коллекция

1908 Дом в Лиозне
маслом на бумаге 37 х 49 см
Третьяковская галерея, Москва

1908 Красная обнаженная сидящая
холст, масло 90 х 70 см
Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург, Россия

7

1902 Малая гостиная3 бумага, масло 902. 5 х 29 см
Частная коллекция

1908
1908 Масло Make
MUSE на Canvas 28.8 x 68 CM
Musée National D’Art Moderne, Paris

1908 Вид из окна. Vitebsk
гуашь на карте 49 x 36.3 CM
Третьяковская галерея, Москва


5 1908 Окно, Витебск
Масло на Canvas 67 x 58 CM
Частная коллекция


4
1909 Обрезание
холст, масло 77. 8 х 71,1 см

1909 Мои Fiancée в черных перчатках
холст, масло 88 х 65,1 см
Kunstmuseum, Базель

1909 Пара
масло на Canvas 91 x 103 CM
Musée National D’Art Moderne, Paris



Масло на холсте 68 х 97 см
E.G. Bührle Фонд, Цюрих, Швейцария
1909

4


1909-11 ° C Sabbath
Масло на холсте 91 х 95 см
WallRaf-Richartz-музей и фондамент Corboud, Кельн, Германия
1909c Автопортрет с кистями
холст, масло 57 х 48 см
Kunstsammlung Северный Рейн-Вестфалия, Дюссельдорф, Германия

1910 Ateliér
холст, масло 60 x 73 CM
Musée National D’Art Moderne, Paris

1910 рождения
масло на холсте 65 х 89 см

4
1910
1910
1910 Мост
карандаш, мелок, заливка, кисть и тушь на бумаге 21. 7 x 16,3 см

1910 910
гуашь на бумаге 34 х 24 см
Treyakov Gallery, Москва, Россия


1910 Обнажены Вентилятор
гуашь на бумаге 17,3 x 30.2 CM
Musée D’Art Moderne, Paris


7

1910 Портрет сестры художника Aniuta
Масло на холсте 92.3 x 70,3 см
Соломон Р. Гуггенхейм Музей


1910
1910 Гуаня на графите и ручках и коричневых чернилах с прикосновениями серебряного металлического пигмента на бумаге 29,5 х 21 см
Филадельфия Музей искусства, PA

1910 Масло на Canvas 81 x 45 см
Galerie Rosengart, Люцерн, Швейцария


1910 Торговец хлебом
холст, масло 65. 4 x 75 см
Частная коллекция

1910 Модель
Масло на Canvas 62 x 51.5 CM
Частная коллекция

1910
1910
1910 a Букет
холст, масло 64 х 53,5 см
Частная коллекция

7

1910-11 Рыба натюрморт3 на 90.9 x 50.2 CM
Частная коллекция

4

6

1911 г. Рождение
Масло на Холсте 46 x 36 CM
Частная коллекция

4
1911 Невеста с вентилятором
холст, масло 45,7 х 38,1 см
Музей Метрополитен, Нью-Йорк

1911 Бумага акварель и 3103 гуашь. 1 х 24.1 см
Метрополит Музей искусства, Нью-Йорка

1911 Дафнис и Хлоя
Акварель на бумаге 16,5 x 21 см
Частная коллекция

1911 Death
Гуашь на бумаге 24.1 x 31,1 см
Marcus Collection Collection, Базель


4
19115 см
Kunstmuseum, Berne

7


1911 Масло на холсте 97 х 146 см
Музей искусств Philadelphia, PA
1911 I и деревенское исследование
Акварель и гуашь 21,5 х 13,5 см
Marcus Collection, Базель


1911 I и деревня
Масло на холсте 192 года. 1 х 151,4 см
Музей современного искусства, Нью-Йорк

9054
1912 I и Village
Карандаш, Акварель и Гуаш на бумаге
Королевские Музеи изобразительных искусств Бельгии, Брюссель
© rmfab , Брюссель / Чагал

1923-244 I и деревня
карандаш, гуашь и акварель на бумаге 39 х 30 см
Solomon R. Guggenheim Музей
1911 Интерьер II
холст, масло 100 х 180 см
Частная коллекция

1911 Человек в таблице
холст, масло

1911 Обнаженная с нарезанными фруктами
тушь, кисть и акварель 20 x 29 см

9054 2
1911 Обнаженная с цветами
Бумага, гуашь 33. 6 C 23.1 см
Частная коллекция

1911 Наша столовая
Musée National D’Art Moderne, Centre Georges Pompidou, Paris

1911 Дождевое масло
(и уголь?) На холсте 86.7 x 108 см
Peggy Guggenheim коллекция, Венеция


1911 Дождь
Третьяковская галерея, Москва, Россия


Примечание: Это такая большая серия, что я постараюсь публиковать ее через день.
Я всегда публикую оповещения в Твиттере: @poulwebb

Галерея Зайдан





Anzabi, Aziz
Beegay Wilford
Belleuse, Albert Carrierr
Bonheur, Rosa
Bonnard, Pierre
Burr, George E
Chagall, MARC
Chiparus, Demetre
Cosgrove, STANLEY
DAWUUMIER, Honore
Davidson, ALLEN, PINX
Dodge, France Farrand
Dubois, Paul
Eaton, John
EKMAN, Harry
Ekman, Harry
Favreau, Marcel
Feininger, Lyonel
Fiore, Peter
Fortin, Marc-Aurele
Foster, Arthur
Fratin, Christopher
GAGNON, CLARENCE
GAUREREL, Леон
Гаугенгигл, Игнац Марс
Гелена, Джованни
Гилберт, Аллен
Джайлз, Джерами
Гинграс
Гискегор, Маргарет
Джунта, Джозеф
Гуд, Дж. W.
GranLund
Gransow, Helmut
Gromme, Owen
Guillermo Lorente Perez
Guillermo Lorente Perez
Handy, Theresa
Hankey
Hannaford, Чарльз E
Hardy, Thomas Bush
Fredrick Hart
он,
ICART
, Acoma
Johnson, Кэтрин
Jones, Albertus
Kamihira, Ben
Kirkby, KEN
LAUTREC, FERNAND
LAUTREC, HENRI TOLOUSE
LINDAHL, JOSEPH
Luciosi, Luigi
Maclauchlan, Donald Shaw
Matisse, Henri
Max, Peter
Mene, Jules
Miro, Joan
Moreau, Oguste
MUHLSTOCK
Muneret, Patrick
Nutting, Wallicace
Palmero, Alfredo
Palmero, Pablo
Poirier, Marcel
Poirier, Genry Vernum
Popeeua
Rembrandt
Remington
Renoir, Pierre Aguste
Rollins, Jo
Russel, C M Charles
Sawada
Aly El Sohby
Spalding, Elizabeth
Ta-Cumba, Aiken
Lidya Aaghia Tchakerian
Tewa, Faron
Thompson, Elizabeth
Tobiasse, Th eo
Трифиро, Кристина
Везина, Реджис
Вебер, Кристиан
Уорд, Уильям мл.
Виндиш, Этьен Дж.
Юния

Шагал в местечке
к Джой Ноймайер 25.06.2012
Шагал, Марк: Истоки творческого языка мастеров

Фантастические полотна Марка Шагала с их парящими скрипачами, двуличными котами и взрывами цвета мгновенно узнаваемы и однозначно любимы.Но где откуда пришли эти видения?

Государственная Третьяковская галерея пытается ответить на этот вопрос ожидаемая новая выставка в честь 125-летия художников день рождения. В нем представлены десятки редких произведений ранней графики и живописи. из юности в Беларуси, а также зрелые коллажи, иллюстрации и керамика 1960-х и 70-х годов, что позволяет зрителям проследить мотивы, которые Шагал будет развивать до своей смерти в возрасте 97 лет.

Независимо от того, когда были созданы его произведения, в молодости или в старости возраст, он опирался на те же источники, внучка Шагала Мерет Мейер сказал на открытии выставки.

Шагал родился Мойша Шагал в 1887 году под Витебском, Беларусь. При Российской империи Витебск входил в черту оседлости. Поселение, которое отправляло русских евреев в определенные районы в Восточная Европа. Он вырос в местечке, или маленьком еврейском поселок; его отец таскал бочки для торговца сельдью, и его мать продавала продукты.

Изучив искусство в Санкт-Петербурге, в 1910 году приехал в Париж. Его мистические представления о местечковой жизни резко контрастировали с тогда в городах преобладал кубизм, из-за чего он был исключен из числа художников кругах, но вызывая интерес у таких поэтов, как Гийом Аполлинер. После бегства в США в 1941 г. вернулся во Францию ​​после войны, оставаясь там до конца его жизнь.

Третьяковская Первая крупная выставка Шагала, популярная Здравствуй, Родина, состоялось в 2005 году. По словам куратора Екатерина Селезнева, нынешнее шоу является продолжением прошлой, представив графику и ранние работы, ранее опущены.

Марк Шагал. Сиреневая обнаженная, 1967. Бумага, ткань, гуашь, тушь. Частная коллекция, ШвейцарияНевозможно подарить полная, исчерпывающая выставка Шагала сразу, сказала она.

Селезнева сказала, что внимание к корням Шагала связано с ответы на шоу 2005 года.

Конечно было много положительных отзывов и благодарностей, но нет тоже было очень много вопросов, сказала она.

Некоторые из них были простыми Почему в картина или человек с желтым лицом? Но были и более сложные вопросы о его стойких мотивах. Некоторые из ответы можно найти в редко встречающихся графических работах из молодежь художников в Витебске.Рисунки, акварель и гуашь картины начала 1900-х изображают бытовые сцены местечка жизнь. Люди ходят на свадьбы, играют уличную музыку, тушат пожары и собираться за едой, подчеркивая теплоту и общность, которые могли бы процветать среди нищеты местечка. Самый интимный работы, предоставленные потомками Шагала, изображают моменты из семейной жизни художников, например, когда его бабушка подметала или убирала вздремнуть

Выставка производит сильное впечатление, что увиденное, в Суть, его дневник, — сказала Селезнева.

Чтобы помочь зрителям изучить формирующие влияния Шагала, есть настоящие артефакты Востока Европейские местечки, предоставленные Санкт-Петербургским этнографическим центром. Музей и Музей еврейской истории в Москве. Рядом с картина семьи, собравшейся вокруг детской коляски, например, посетители видят настоящую карету того же времени.Другой период экспонаты включают чемоданы, Торы, меноры и волосы ножницы.

Обнаженная Над Витебском на выставке Шагала в Третьяковке Галерея творчества Шагала была далеко не статична. Он становился все более очарованы цветом, что отражено в ярких картинах и коллажи 1960-х и 70-х годов. (Работы, которые были исследованиями для фресок в Линкольн-центре и Метрополитен-опера в Нью-Йорке, впервые демонстрируются в России.) Он также вобрала в себя образы из другого жизненного опыта, из юношеского Парижские ночи в его позднем загородном уединении в Провансе.

Но он никогда не забросит темы деревни своего детства, который был уничтожен во время Второй мировой войны. В одном смелом красном коллаже с 1966 года, например, появляется знакомая фигура мужчины играя на скрипке, глядя прямо с эскизов Шагала Витебск рубежа веков.

Другие известные работы на выставке включают Библию Шагала. иллюстрации, с их богато окрашенными изображениями Старого Заветные персонажи и черно-белые рисунки для Гоголя Мертвые души. Последний вдохновил книги первых французов перевод в 1925 году. Другое редкое удовольствие — свадьба из 69 предметов. сервиз, созданный Шагалом для его дочери Иды, выданной замуж в 1951 году, из которого внучка Шагала вспоминала, что ела борщ, и две мраморные фонтанные скульптуры 1964 года.

Галерея по предварительной записи

Галерея Зайдан, 7881 бульвар Декари.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.