Уютный трикотаж: интернет магазин белорусского трикотажа

Самодумова ольга – Самодумова Ольга: фото и интервью о работе и личной жизни

Самодумова ольга – Самодумова Ольга: фото и интервью о работе и личной жизни

Содержание

Ольга Самодумова, основатель проекта Peremotka — The Village

Каждую неделю редакция просит одного из знакомых москвичей сфотографироваться на улице и рассказать, в вещи каких марок он одет, где купил их и где предпочитает покупать одежду. На этой неделе The Village сфотографировал Ольгу Самодумову на Кузнецком Мосту.

 

Ольга Самодумова

40 лет, сооснователь марки Denis Simachev,
автор проекта Peremotka

Почти не покупает современные дизайнерские вещи, предпочитает винтаж и этнические костюмы, которые заказывает у портных в Африке и Азии.
Внешний вид: Ольга Самодумова, основатель проекта Peremotka. Изображение № 1.
На Ольге: кеды из благотворительного магазина, украшения из Африки, платье Peremotka, рюкзак Prada, очки Linda Farrow

Внешний вид: Ольга Самодумова, основатель проекта Peremotka. Изображение № 2.Внешний вид: Ольга Самодумова, основатель проекта Peremotka. Изображение № 3.

Внешний вид: Ольга Самодумова, основатель проекта Peremotka. Изображение № 4.Внешний вид: Ольга Самодумова, основатель проекта Peremotka. Изображение № 5.Внешний вид: Ольга Самодумова, основатель проекта Peremotka. Изображение № 6.

 

О вещах


 

Кеды из благотворительного магазина

Кеды куплены прошлой осенью в нью-йоркском магазине Treasure & Bond, который всю прибыль отдаёт на благотворительность в помощь бездомным детям Нью-Йорка. Сама обувь сделана из полностью переработанной бумаги. Я много путешествую, и так вышло, что эти кеды не видели зимы. Стираю их в стиральной машине.


Внешний вид: Ольга Самодумова, основатель проекта Peremotka. Изображение № 8.

 

Платье из Камеруна

Платье было куплено уже готовым в Камеруне. Мне так понравился их местный дизайн, что я решила привезти эти платья в Москву для запуска моего нового проекта PEREMOTKA. Я выбирала ткани, но всё остальное — полностью творчество африканских портних. В общей сложности у меня таких платьев около пятидесяти, и все в единственном экземпляре. Кроме того, там же я сшила штук восемь национальных африканских костюмов. Никаких марок и бутиков там нет, каждая швея набирает заказы или продаёт сшитое на рынке.


Внешний вид: Ольга Самодумова, основатель проекта Peremotka. Изображение № 9.

 

Очки Linda Farrow Luxe

Купила в Париже года четыре назад. Ломались, чинились. Очень их люблю.


Внешний вид: Ольга Самодумова, основатель проекта Peremotka. Изображение № 10.

 

Африканские украшения

Приобрела в Африке на местном рынке, но теперь с удовольствием надеваю и в Москве — не только с африканским платьями, а вообще с чем угодно.


 

Рюкзак Prada

Рюкзаку лет семь, он был куплен в Милане. В своё время у меня было очень много Prada в гардеробе, сейчас для меня это больше исторический материал, хотя я до сих пор отношусь с уважением к этому фэшн-бренду.



 

Про магазины

Сейчас бренды мне не очень интересны, я ими наелась за свою фэшн-карьеру. Теперь меня волнует что-то уникальное, сделанное одним человеком от начала и до конца. С дизайном у нас знакомы хорошо все, а вот с корнями — никто. Именно это мне интересно, поэтому я покупаю национальные костюмы в Таиланде, Индии, Африке.

Очень-очень редко покупаю в Москве какую-то одежду. Последняя покупка была немного сумасшедшей и стала просто моей данью любимому Маржеле: я купила ботинки в «КМ20» в свою коллекцию tabi-boots. До сих пор себя за это корю, потому что они были безумно дорогие, не разумно тратить такие деньги — но нельзя же сразу отучиться от всего этого! Всё-таки гораздо приятнее платить африканской женщине за её труд, чем пополнять бюджеты огромных компаний с низким уровнем оплаты труда её работников, я имею в виду Китай.

Кроме того, я очень люблю винтаж и секонд-хенд, который покупаю в Нью-Йорке. С прошлых времён, когда я серьёзно относилась к моде, у меня осталось много сумок, которые очень актуальны и сейчас.


Фотографии: Юля Татарченко

www.the-village.ru

Ольга Самодумова: фото и интервью с основателем проекта Peremotka | Vogue

Ольга Самодумова, страстный коллекционер и просто любитель красивой одежды, уже больше десяти лет известна в узких кругах как московская Кейт Мосс. Оля и правда очень похожа ка Кейт — вспомните хотя бы вот эту съемку. Ее заразительный смех, смелые гримасы и необычная манера очень быстро говорить завораживают. Мало кто помнит, но без Самодумовой никогда бы не было модного бренда Denis Simachev и отвязных вечеринок в лофте на «Курской». Но это в прошлом. Сейчас у Оли новое увлечение, и в первую очередь она увлекается не работой, а собственным счастьем, поэтому дело она выбрала себе по душе и выглядит на зависть сверстницам.

Чем вы занимаетесь?

Модель и коллекционер винтажной одежды и аксессуаров, основатель проекта Peremotka.

Какое событие или период оказали самое большое влияние на то, каким человеком вы являетесь сейчас?

Когда три года назад придумала проект Peremotka — это новый этап, мой новый взгляд на жизнь, это процесс и смысл.

Что, по вашему мнению, важно делать девушке, чтобы быть красивой?

Мне кажется, секрет трех «С»: сон, секс, смайл!

Сколько времени в день вы уделяете уходу за собой?

Не много, хотя смотря что считать уходом! Иногда смыть косметику перед сном — большое усилие над собой!

Устраиваете ли вы себе бьюти-дни? Или недели в спа-центрах?

Устраивала раньше — особо результата не помню... Провести время в любимой компании со смехом и радостью — вот это точно дает результат, если еще на природе — вообще шик! Положительные эмоции однозначно влияют на внешний вид и сияние глаз!

**Какой макияж вы предпочитаете днем?**Чистое лицо, пудра или тон. Немного помады или тушь.

Что для вас идеальный вечерний макияж?

Который идеально подходит к вечернему наряду. Круто поэкспериментировать, но для этого лучше довериться профессионалам-художникам.

Средства, без которых вы не можете жить?

Последнее мое маленькое открытие, которое помогает выглядеть shining, — Strobe Liquid Lotion Hydratante Lumineuse by M.A.C.

Кто ваша икона красоты?

Я очень люблю красивых людей, сейчас почему-то Роми Шнайдер вспомнилась. И, конечно же, Софи Лорен.

Как вы следите за своей фигурой?

Люблю ее такой, какая она есть, но обещаю себе, что скоро займусь спортом.

Ваши любимые ароматы?

Jasmin Noir Bvlgari.

Подпишитесь и станьте на шаг ближе к профессионалам мира моды.

Фото: Алена Чендлер

www.vogue.ru

Ольга Самодумова, основатель винтажного проекта Peremotka — Wonderzine

Я не следила пока за развитием винтажных магазинов Москвы. Но я замечаю новое явление — Instagram-магазины, продающие винтажные украшения. Единственные, кто мне нравится в реальном мире, — мои соседи, Oldich Dress & Drink. Это красивый магазин, где работают красивые люди. Моя Peremotka — это не магазин и не шоу-рум в классическом его понимании, а студия, куда можно прийти по записи, и гостей принимаю я лично. Я собираю коллекции на определенные темы: сейчас, например, это коллекция вечерних платьев и аксессуаров к ним, в следующий раз я могу вдохновиться 60-ми или 90-ми. Это мой принцип закупки.

Одежда — это часть культуры. Мы уже поняли, что с улучшением окружающей среды люди начинают меняться к лучшему, об этом еще «Стрелка» говорит. Посмотрите на Парк Горького: какая прекрасная молодежь, оказывается, жила в городе! Раньше просто не было места, где она могла бы собраться. Все так же и с одеждой: внешний облик меняет внутренний. Что и говорить о вторичной переработке одежды, от которой страдает природа, — винтаж здесь выигрывает своей экологичностью. Винтаж не подвержен смене трендов, его не делят на сезоны, он не входит в моду и не выходит из нее — ну разве не приятно чувствовать себя свободно и независимо от засилья глобализации и унифицированности?

Главное — не относиться к винтажу как-то по-особенному. Это просто еще одни красивые вещи. Спокойно надевайте их и чувствуйте себя красивой и неповторимой. Я ищу такие вещи — красивые, другого принципа нет, коллекция — это мой субъективный взгляд на женственность и элегантность. Я не зацикливаюсь на марках и брендах, хотя, конечно, есть у меня и такие произведения искусства. Правил в ношении винтажа, по-моему, никаких нет: даже винтажный тотал-лук может выглядеть круто, но для этого нужен некоторый опыт или совет человека, которому вы доверяете.

  

визажист:
Катя Столбова

Стилист:
Дарья Кузьминова

Фотограф:
Андрей Герасимчук

Wonderzine выражает благодарность фотостудии NAKED studios за помощь в проведении съемки. 

www.wonderzine.com

Ольга Самодумова. 60 правдивых историй

Ольга Самодумова

Директор компании Denissimachev

FBR клюнуло на «Чечню»

ТЕКСТ: Анастасия Нарышкина

ФОТО: Александр Басалаев

«Ну конечно, люди искусства…» – ворчу я, в который раз набирая Ольгин номер. Одиннадцать утра, а ее телефон молчит. В полдень он оживает, и она сообщает мне, что только встала. «Понятное дело – богема», – говорю я себе, собираясь на встречу.

А когда мы обмениваемся приветствиями, Ольга быстро-быстро рассказывает подробности: дескать, вчера из Алма-Аты, завтра в Милан, три ночи не спала, разница во времени,– я соображаю, что никакая это не богема, а самый что ни на есть бизнес.

Ольга Самодумова работает вместе с дизайнером одежды Денисом Симачевым. Она его партнер и директор одновременно. Он придумывает, она продает. Не знаю, что сложнее.

МОДА ПО-ВЗРОСЛОМУ

В один прекрасный день четыре года назад Ольга Самодумова, администратор продвинутого московского бутика Le Form, отправилась в Смоленский пассаж на Неделю моды искать новые имена. И нашла. Очень понравилась Ольге коллекция Дениса Симачева, знакомого ей по студии Юрия Грымова.

Одежда у Дениса, если кто не знает, не для офис-менеджеров. Или для менеджеров, но строго вне офиса. Модная пресса писала про штаны с вытянутыми коленками, создающими образ советского слесаря дяди Васи, про как бы поношенные олимпийки с растянутым горлом и надписью СССР.

Так что вокал группы «Ленинград», которым Денис сопроводил свое дефиле, был весьма уместен.

Но показ закончился, а что делать дальше, Денис не знал. Был, конечно, один вариант…

– Большинство русских дизайнеров работали, как ателье,– вспоминает Ольга.– Делали коллекцию, отшивали 20-40 единиц, показывали и распродавали между своими.

Это было неинтересно. А интересно было вписаться в модную индустрию, как это делают нормальные западные люди. Зимняя коллекция, заказы от магазинов, продажи. Летняя коллекция, заказы, продажи.

И Ольга с Денисом открыли фирму, куда Денис вошел своими идеями и первой коллекцией, а Ольга – капиталом, деловой хваткой и связями в мире моды. Ольга предъявила Дениса Le Form, Le Form купил у него коллекцию. Для молодого дизайнера это был успех: дорогой и прогрессивный московский бутик признал за своего. Тем более что там он был первым русским.

– Тогда в моде были французы, бельгийцы, итальянцы – кто угодно, только не русские.– Если русские еще и стоили дорого, этого совсем не понимали.

Но тут выяснилось, что пойти обычным путем, то есть сначала получить признание в своей стране, а потом уже завоевывать другие, не выйдет.

– В России богатые люди предпочитают уже раскрученные западные брэнды.

А если учесть, что вещи у Дениса получались недешевые…

Время шло, и надо было, как оно положено в фэшн-бизнесе, показывать следующую коллекцию. Денис из советского прошлого вернулся в современность, сочинил Путина в розочках и поместил на футболки.

Партнеры всерьез переживали, что теперь их посадят в тюрьму, но бесстрашно выпустили-таки моделей на подиум. Обошлось: никого не арестовали, а вовсе даже наоборот. Коллекцию купил питерский бутик «День и ночь». Кстати, вещи для коллекции с Путиным отшивали именно в городе на Неве.

– Там и дешевле, и вообще лучше. Люди хотят работать – это вам не Москва…

Конечно, приходилось чуть не каждую неделю мотаться в Петербург. Жить на два города было не очень легко, зато интересно. А потом дело встало.

В том смысле, что желающих заказать вещи Дениса Симачева на российских просторах больше не было. А когда вы работаете на два бутика, это не объемы, не прибыль и не планы. Это опять-таки ателье. «Невозможно быть русским дизайнером в России, сюда надо прийти с Запада»,– решила Ольга.

В Париж! В Париж!

Что делает русский человек, приняв решение завоевывать Запад? Конечно, он едет в Париж. И партнеры поехали в Париж. Нельзя сказать, чтобы Ольга была неискушенным человеком в модном бизнесе. Но не было никого, кто мог бы посоветовать что-нибудь дельное, потому что не только соответствующих агентств на тот момент не было, но и российских дизайнеров, которые пытались бы выйти на европейские шоу-румы. Во всяком случае Ольга таковых не знала. К слову сказать, шоу-румы – это такие заведения, в которых байеры (читай, менеджеры по закупке) высматривают коллекции для своих магазинов. Хозяева шоу-румов пускают на свои выставочные площади только тех модельеров, которые кажутся им коммерчески интересными.

Шоу-рум, конечно, рискует, размещая у себя коллекцию малоизвестного дизайнера. Если она не понравится байерам, рискнувший понесет убытки. Шоу-румы бывают одно– или мультибрэндовые. Первые для раскрученных домов, вторые для менее знаменитых. Работает все это следующим образом. На неделю моды – они проходят четыре раза в год – съезжаются байеры со всего мира, приходят на показы, а после показов идут в шоу-румы и заказывают коллекции.

В общем, долго ли, коротко ли, но только Ольга с Денисом нашли в Париже свой шоу-рум – Group 22V, владельцы которого предложили им свои квадратные метры и содействие в организации показа. Ольга с Денисом рассказывают, что условия были такие: 2 тысячи евро – вступительный взнос, ежемесячная плата за пиар-услуги – 800 евро (благо при шоу-руме существовало агентство, продвигающее своих клиентов) и еще 8-12% от стоимости заказа отчислялось магазину.

Вот только показ для публики надо было устраивать на свои деньги, а стоил он – в экономном варианте – 50 тысяч евро.

Услугами банков Ольга с Денисом никогда не пользовались, потому что ни один банк, по словам Ольги, не дал бы денег под начинающего российского дизайнера. Спасение пришло в лице их общего друга, ради покорения Парижа ставшего третьим партнером. Забегая вперед, скажем, что сейчас его сменил другой человек, крупный инвестор и снова хороший знакомый.

– Просто он тоже поверил в Дениса,– говорит Ольга.– В этот бизнес у нас мало кто верит, так что нам повезло. Нам вообще везет.

Показ ожидался в июле, а в марте партнеры по своим дизайнерским делам отправились на родину. На трассе Москва-Петербург машину занесло, и она влетела во встречный трейлер. Денис перенес операцию, Ольга месяц провела в реанимации.

– А потом я заново училась ходить, сидеть и стоять… Я себе всю левую половину поломала. Три месяца в одной позе пролежала в больнице.

В Париж Ольга полетела на костылях. Показ – а место дизайнер может выбрать сам – проходил в Карузель де Лувр, выставочном центре прямо на улице Риволи. Цены там довольно демократичные, подходящие для молодых. Тем более что Ольга с Денисом сэкономили на манекенщиках – в этой роли выступили московские друзья: фотограф, промоутер, режиссер – требовались эдакие русские типажи «с самой мужской внешностью».

– Для первого раза неплохо: полный зал, пресса, даже какие-то байеры…

И пошли первые заказы – во Францию, в Италию. Особенно обрадовали заказы из Японии. Это же такой многообещающий рынок!

Прошло полгода. Ольга забросила костыли, Денис сделал следующую коллекцию. Посвящена она была Чеченской республике. Что посадят, партнеры уже не боялись. И кому было сажать их в городе Париже? Правда, «Аэрофлот» по дороге в столицу моды потерял сумку, где была четверть чеченской коллекции, и все пять дней до показа партнеры висели на телефонах, разыскивая пропажу. Это была катастрофа.

– Представьте себе: вы полгода выстраиваете концепцию показа, придумываете, что за чем следует и почему,– и вот пожалуйста,– вспоминает Ольга,– При шлось нам за эти пять дней полностью перестраивать всю линию. Представляете, четверть коллекции, готовишься полгода – и нету! Ваша сумка, говорят, улетела во Франкфурт-на-Майне, потом куда-то еще… Ну, выкрутились, конечно, сделали показ. Потом, уже в Москве, вернули нашу сумку с мятыми вещами, но это было уже неважно.

После этой истории партнеры окончательно разлюбили Париж. Поэтому, когда на показе сокращенной чеченской коллекции их приметили хозяева одного миланского шоу-рума Studio Zeta, Ольга с Денисом без колебаний приняли приглашение. Тем более что и для развития их бизнеса оно было в самый раз: миланский шоу-рум был больше парижского.

– Конечно, это было очень драматично, – делится Ольга. – Ведь Group 22V начинала с нами работать, когда мы только приехали… Но мы остались в хороших профессиональных отношениях. Хотя пришлось объяснять: бизнес есть бизнес, нам нужны объемы продаж…

Сейчас росту этих самых объемов способствует итальянское же пиар-агентство с многозначительным для русского уха названием FBR. Имидж марки – это важно, особенно если ее создатели – молодые россияне.

А ГДЕ У ВАС, ПАРДОН, ПРОИЗВОДСТВО?

Увы, но Россия у западных байеров ассоциируется не столько с необъятным рынком, сколько с разными неприятностями прикладного характера.

– Когда байеры заказывают нашу коллекцию в Милане, то они спрашивают: «А где у вас производство? Ах, в России?» И это их очень смущает. Это им не нравится: ненадежная страна, таможня, предоплата, российские банки… А если сделано в Италии, то им все понятно: там ЕС, европейские законы. В Китае или Восточной Европе отшить гораздо дешевле, но если мы скажем, что вещи русского дизайнера сделаны в Китае,– понимаете? – это очень плохо будет продаваться. А если made in Italy, то байер спокоен: он знает, что будет напрямую работать с итальянскими фабриками, что сроки будут правильные, что поставки придут вовремя.

Поэтому Ольга с Денисом львиную долю своих заказов размещают в Италии, хотя это в полтора-два раза дороже, чем в России.

– Прошлую коллекцию, летнюю, мы частично сделали в Италии. Джинсы шили на фабрике, которая работает и для Dior, и для Dolce Gabbana. Сначала думаешь: ого! – а потом оказывается, что все очень просто. Коллекция у нас получилась, все говорят, итальянская. Наверное, раз мы это делали в Италии… Но мы обязательно около 25% коллекции отшиваем в России, чтоб сохранить такое лицо – «мейд ин Раша». Причем в России мы делаем самые трудоемкие и дорогие вещи.

ЗАКАЖИ МЕНЯ СНОВА!

Мировая фэшн-индустрия имеет такую особенность: первые три-пять лет в марку надо бесконечно вкладывать деньги. И поначалу кажется, что деньги эти уходят как вода в песок. Но потом метод «выстреливает», и выстреливает миллионами.

– Сейчас мы выходим на мировой уровень. Япония, Америка, Англия, Европа – нам заказывают вещи 35 магазинов, это уже много. Но в принципе должно быть 150,200, 300. Думаю, когда будет больше ста, можно будет выйти в равновесие.

Ольга верит, что если ты правильно сделал первый, второй и третий шаг, то четвертый неминуемо выведет тебя на прибыль. Первый шаг – сделать так, чтобы творческому человеку Денису было интересно работать не «в стол», а для публики.

– Иногда я вмешиваюсь,– признается Ольга.– Нет, говорю я ему, вот это будет сложно продать. Впрочем, первые два-три сезона я очень мало на него давила, мне хотелось, чтобы он развивался в своем стиле. Надо было, чтобы его заметили, а для этого нужны были яркие вещи.

А еще нужны яркие акции, опять-таки чтоб заметили. Вот, скажем, во Флоренции, в бутике на виа Рома, это самый центр, начало своих продаж ознаменовали инсталляцией. Позвали художника Петлюру. С выставленных на золотом подиуме манекенов совлекли всяческих Диоров, заменив их поношенными одеждами из запасов Петлюры. Теперь на посетителей бутика, как живые, смотрели гости из советского прошлого: космонавт в полном облачении, генерал, узбек в халате – всего 15 персонажей. Посетители впадали в ступор. Встречу с прекрасным им смягчала музыка. водка и икра. Было весело, и была хорошая пресса. Ольге так понравилось мероприятие, что она надеется его повторить на какой-нибудь другой центральной улице. Почему бы не в молле, не в популярном молодежном магазине? О нет, это неправильно.

– Вначале надо продаваться в самых лучших магазинах,– учит Ольга.-Потому что если продаваться в «не очень», то в «очень» уже не попадешь никогда. Так мы и поступаем, и наши миланские партнеры нас полностью поддерживают.

– Важно не то, что байеры один раз тебя заказали,– продолжает Ольга.Главное, чтобы они заказали тебя и в следующий сезон. Потому что если первая коллекция у них не продалась, то вторую они не закажут. Первую коллекцию молодого дизайнера продать очень сложно: люди тяжело идут на новые брэнды, вообще на что-то новое. А нас уже три сезона заказывают одни и те же магазины. Это суперуспех.

Если вы думаете, что вся эта история была затеяна Самодумовой и Симачевым ради того, чтобы прорваться на Запад и как страшный сон забыть «Рашу», в которой нет фэшн-бизнеса, вы крупно ошибаетесь. Партнерам, конечно, очень нравится, что их продают даже в далекой Японии, но главные свои надежды они возлагают на Россию. Массированное наступление назначено на 2006-2007 годы. Это случится после того, как будет захвачен и окучен бывший СССР, а марка Denis Simachev станет широко известна на Западе. И после того, как публике будет представлена коллекция женской одежды (компания Denissimachev собирается показать ее в феврале на неделе pret-a-porter в Милане). Ведь главные покупатели модной одежды – это женщины.

Когда все это будет сделано, партнеры займутся так называемой второй линией (это когда известный дом моделей выпускает более массовую одежду по более низким ценам). Именно со второй линией через год-два Ольга собирается завоевывать российские регионы и делать те самые миллионы, которые обязательно «выстреливают» при правильном подходе.

«БИЗНЕС», No05(05) от 03.12.04

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

psy.wikireading.ru

Винтажные вещи от Peremotka: фото проект Ольги Самодумовой

Одна из главных в Москве ценительниц редкого винтажа и наша подруга Ольга Самодумова отправилась на поиски себя в Лос-Анджелес и создала модную версию культового фильма Ларса фон Триера «Меланхолия». Фотопроект винтажного магазина Peremotka стал для Ольги личным переживанием, а приглашает она нас в путешествие по давно ушедшим эпохам в шелковом белье прошлого века, свадебном платье 1950-х годов из шитья с воланами, черном бархатном платье 1930-х годов, кружевном халате Christian Dior, а также в винтажном японском кимоно.

«Эту фотосессию мы сняли в Лос-Анджелесе, как и все мои последние лукбуки, с моей талантливой подругой Алиной Каро и суперзвездой-визажистом Ash K Holm, которая работает со всей семьей Кардашьян», — рассказывает Ольга о проекте.

«Наша съемка — обнажение перед новым «оперением», я бы так ее описала, эдакий этап меланхолии в одежде. Мы слишком долго играли с разными образами, примеряя разные маски. Пришло время для нового направления Peremotka: это уход от модных тенденций и стилей ради одной цели — поиска настоящей женственности, в этом я вижу сейчас настоящую красоту и актуальность. Это обновление происходит через внутреннее опустошение и расставание со старыми привычками. За Перерождение!»

Подпишитесь и станьте на шаг ближе к профессионалам мира моды.

Фото: Алина Каро

www.vogue.ru

Ольга Самодумова, сооснователь Denis Simachev — Look At Me

Ольга Самодумова - сооснователь Denis Simachev


Самое трудное в моей работе оказалось остаться человеком, я помню, как в какой-то момент я прямо озверела, теперь мне очень стыдно за себя. Самое интересное в моей работе? Интересно было все, как и все новое.

Больше всего в профессиональной деятельности я горжусь тем, что получилось создать первый русский фэшн-бренд (да простят меня все, кто так не считает!) и уже не важно, что будет с ним потом, это уже история, кто-то должен был быть пионером, не судите нас строго, а лучше учитесь на наших ошибках.

К нынешним 15-17 ребятам я отношусь с любовью! Это мощная энергия, с которой невозможно не считаться, юношеский максимализм опять же, романтика - все это самое ценное, которое со временем превращается во что-то другое и безвозвратно. Но разница поколений все-таки существует: опыт плавно помогает нам находить другие ценности жизни, наши приоритеты - вот критерий, по которому мы отличаемся от самих себя в 15-17 лет.

Независимо от того, какую именно карьеру вы хотите сделать в модной индустрии, хочу обратить ваше внимание на то, что обычно успехов в этой области добиваются люди-одиночки... Я имею ввиду людей, у которых нет семьи. Модой надо заниматься тогда, когда не заниматься ей вы не можете! Если вы убережете себя от фанатизма и будете не забывать относиться к себе с юмором, я думаю, у вас все получится.

Самая первая моя мечта на тему, кем бы я хотела стать в детстве, была связана с актерской профессией. Очень рациональная, кстати, была мечта, потому что я не могла выбрать между парикмахером, балериной, хотелось печатать на машинке и еще что-то, а как все это успеть за одну жизнь, если только не сыграв это?..  Подростком я мечтала попасть на показ в Париж, кстати, тогда эта мечта казалась совершенно несбыточной, в нашей стране тогда "секса не было", не то что моды! Сложнее оказалось не осуществить мечту, а понять, что делать дальше, когда она сбудется.

Публичность - тяжелая ноша, можно найти плюсы, но больше минусов. Пресса - это работа, как и все остальные работы. Кто-то выполняет ее качественно, кто-то - не очень. Тут человеческий фактор важен. 

Случай играл и играет важную роль в моей жизни, его можно называть судьбой или Божьим промыслом, и я ему очень благодарна. Мне даже кажется, что я слишком много получила авансом, но за такое и платишь обычно вдвойне. Приложенные усилия  - это то, как ты относишься к переломному моменту своей жизни, наверное, это можно сравнить с серфингом - поймав волну, не побояться встать на нее, не зная точно, куда тебя вынесет.

Я уважаю профессии, которые не на виду, а еще больше уважаю то, как человек относится к своей профессии. Прекрасно, если люди превращают хобби в работу, что может быть лучше! Я думаю, умение переключаться - это очень важный фактор,чтобы не сойти с ума и не стать фанатиком!

В Москву я влюбилась практически с первого взгляда, это было почти 15 лет назад. Каким бы ни казался мне этот город в разные моменты моей жизни, - не отрекаются любя. Этот город подарил мне меня, моих друзей и близких мне людей, без них я не представляю себе полной жизни, он стал мне убежищем и строгим учителем. Да, несколько раз я собиралась уехать отсюда, но поняла потом, что хотела просто убежать от себя. Иногда мне кажется, что когда-нибудь я вернусь жить в свой родной Архангельск, и наверное, это было бы логичным завершением моей жизни, ведь жизненный путь -  это круг, замыкающийся, когда ты возвращаешься к себе.

Самые первые деньги я получила за работу уборщицей в районном ВЛКСМ на летних каникулах после 8 класса. С этой записи начинается моя трудовая книжка. Первые реальные деньги я получила от продажи части своей доли в DENIS SIMACHEV.

Главный совет, полученный в жизни? Я была девушка самонадеянная и ничьих советов не слушала, о чем впоследствии очень пожалела, теперь пытаюсь щедро раздавать советы и очень надеюсь, что их хоть кто-то услышит. Теперь-то я понимаю, как важно слушать старших - это, кстати, тоже совет.

Когда у меня появилось много свободного времени, я мучительно училась ничего не делать... Конечно, это был стресс! Самый большой плюс - я стала больше времени и внимания уделять своей уже успевшей повзрослеть дочке. Скоро Тае исполняется 16. Заполнить свою жизнь работой и отдаваться ей так же страстно, как было раньше, не получается и не хочется уже, первая любовь неповторима... Как прекрасно жить не спеша, не гоняться за призрачной целью, а наслаждаться моментом проживания, начать замечать детали, которые были скрыты под ослепительным светом мечты. 

Одежда, как уже сложилось, является неотъемлемой частью моей жизни, и особое отношение к ней в моей семье передается по наследству. Династия такая: мои бабушка, дедушка, прабабушка, прадедушка - все шили одежду. В повседневной жизни одежда позволяет мне играть разные роли, и мой гардероб - это моя костюмерная. Если я в чем-то и разбираюсь, то только в ней... Наверное, в этом повинны мои родители, сильно были модными!

К неудачам я отношусь очень тяжело. Без поддержки близких в такие минуты мое самолюбие убило бы меня. Со временем и с опытом я научилась находить оборотную сторону всего. Это однозначно - у всего есть 2 стороны и 2 конца. Если их находить, то по - жизни будете в "дамках"!

Фотографии - Валера Белобеев

www.lookatme.ru

Ольга Самодумова

Слава понятия, которой мы обязаны
Барбе д'Оревильи, Джорджу Браммеллу, Оскару Уайльду
и Александру Пушкину, наконец докатилась до сезона весна-лето 2013.
Теперь наряд не наряд без приставки «денди». Тут же оказалось,
что все главные модники выстроились как на плацу и
разделились на четыре полка. Читателю предоставляется право
сделать свой собственный сезонный выбор и узнать,
в каком полку прибыло.

Ольга Самодумова

Cооснователь первого русского
бренда на экспорт Denis Simachev делает ремейк
хичкоковской героини.

На Ольге: винтажное платье с пряжкой-бабочкой (1970-е), шелковый тюрбан (1950-е).


Мой авторский ритейл-проект Peremotka
— это нью-йоркский винтаж и национальные костюмы из Индии, Африки, Таиланда. Мне всегда хотелось продвигать новое, и Peremotka стала логичным итогом эпохи, в которой царили Martin Margiela, Comme des Garcons, Dries Van Noten и все остальные бельгийские и японские дизайнеры — революционеры 1990-х. Я работала в магазине Le Form с момента его основания, параллельно заканчивая юридический факультет. Это был период творчества дизайнеров, до того как коллекции стали оценивать как коммерческие или некоммерческие. Я рада, что застала его и была членом того закрытого клуба, так сформировались мой вкус, уверенность, независимость и открытость новым идеям. Потом была учеба в творческой мастерской рекламного искусства Юрия Грымова, незабываемый год и появление друзей и единомышленников на всю жизнь. Там судьба свела меня с Денисом Симачевым, с которым мы основали бренд Denis Simachev.

1. Шелковое платье, расшитое пайетками (1960-е), винтажная цепь с кулоном, (1960-е).

2. Платье Christian Dior (1980-е), головной убор из натурального меха с леопардовым принтом (1970-е).

3. Платье из шерсти Nina Ricci (1960-е), винтажный тюрбан из бархата Christian Dior,
винтажные бархатные туфли.

Это было очень неожиданно, потому что в русскую моду в то время я не верила и смотрела на нее с высоты показов в Париже и Милане. Со временем мы пробили стену непринятия русских русскими, это оказалось сложнее, чем продавать в кризис 1998-го альтернативных бельгийцев за тысячи тысяч. Теперь мы выросли, интересы поменялись. Я заскучала, наблюдая, как и куда развивается модная индустрия: все современные тенденции направлены на массы. Я за непринужденность в манере одеваться, неброскость, небрежность, скромность, легкость и пропорции. А современная мода — это напыщенность, надуманность, вульгарность, вычурность, перевес. Именно поэтому я и увлеклась винтажем. Эта история в картинках, как я его называю, — очень интересное поле и не зависящее от момента дело. Можно даже сказать, что винтаж сейчас диктует моду, ибо многие популярные дизайнеры черпают свое вдохновение именно в нем. Вообще, ношеные вещи — один из основных признаков дендизма: одежда не должна пахнуть свежей покупкой, это дурной тон. Потертость — признак качества и уверенности в себе.

 

Ольга Вайнштейн
 Третье золотое правило дендизма гласит: „Оставайтесь
в свете, пока вы не произвели впечатление; лишь только оно достигнуто, удалитесь“. Денди никогда не может быть навязчив, зануден или утомителен: он лаконичен, его импровизации мгновенны, его коронный жанр — афорзим
».

 

www.sobaka.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о