Уютный трикотаж: интернет магазин белорусского трикотажа

Антон белов гараж: Антон Белов (Anton Belov) на… — Garage Museum of Contemporary Art – Антон Белов: директор центра современной культуры Гараж

Антон белов гараж: Антон Белов (Anton Belov) на… — Garage Museum of Contemporary Art – Антон Белов: директор центра современной культуры Гараж

С 14:00 до 17:00: разговор с директором Музея современного искусства «Гараж» Антоном Беловым

06 февраля 2020Чочиева Альда

О трех новых выставках, ответственном потреблении и путешествиях по России

ELLE: Одна из новогодних резолюций в нашей редакции — посетить 50 выставок за год. «Гараж» прекрасно подходит для осуществления этого плана: прямо сейчас в музее можно посмотреть сразу четыре выставочных проекта. Расскажите, с какой из текущих экспозиций лучше начать осмотр и связаны ли они как-то друг с другом?

Антон Белов: Как и в любом выставочном сезоне, проекты пересекаются. В подготовке всех четырех выставок участвовали кураторы «Гаража», а они всегда ищут точки соприкосновения, чтобы сделать цельную и интересную программу.

С 14:00 до 17:00: разговор с директором Музея современного искусства «Гараж» Антоном Беловым (фото 1)

Антон Белов на презентации новых выставок

С чего начать? Тут у вас нет выбора — вы в любом случае начнете с инсталляции «Упражнения на конструкцию. Сгибание», которая установлена в центре на первом этаже музея. Эта работа является результатом исследовательской поездки польской художницы Моники Сосновской в Россию, в ходе которой ее заинтересовали сетчатые гиперболоидные конструкции Владимира Шухова. Башню Сосновской можно обойти со всех сторон и даже заглянуть внутрь — с реальной башней такое невозможно. Конструкция будет «преследовать» вас и дальше: поднявшись, чтобы посмотреть второй проект «Atelier E.B «Прохожий», вы все еще будете видеть ее изгибы.

С 14:00 до 17:00: разговор с директором Музея современного искусства «Гараж» Антоном Беловым (фото 3)

Моника Сосновская «Упражнения на конструкцию. Сгибание»

Atelier E.B (Ателье «Эдинбург–Брюссель») — имя, которым подписывают совместные проекты дизайнер Бека Липскомб и художница Люси Маккензи. Бека и Льюси уравнивают в правах моду, дизайн и искусство и создали на стыке этих трех явлений собственный бренд, которому посвятили много исследований и этот выставочный проект. Выставка «Atelier E.B «Прохожий» была показана сначала в галерее «Серпентайн» в Лондоне, потом в «Галери Лафайет», и вот она у нас, в Москве. Без ложной скромности могу сказать, что экспозиция, представленная сейчас в «Гараже», обновилась и стала лучше и цельнее. Это произошло благодаря большой исследовательской работе, которую дизайнеры провели в России.

С 14:00 до 17:00: разговор с директором Музея современного искусства «Гараж» Антоном Беловым (фото 5.1)

Atelier E.B «Прохожий»

С 14:00 до 17:00: разговор с директором Музея современного искусства «Гараж» Антоном Беловым (фото 5.2)

Atelier E.B «Прохожий»

Далее — выставка «Секретики: копание в советском андерграунде. 1966–1985» — искусство, духовные практики, альтернативная мода, а также история контркультурных движений в СССР, которые объединены в общую смысловую сеть. Последний проект «Мы храним наши белые сны. Другой Восток и сверхчувственное познание в русском искусстве. 1905–1969» погружает нас в мир эзотерики, который пленял всех художников начала XX в. Эта выставка, объединившая более 150 произведений искусства, различных артефактов и архивных свидетельств, представляет собой подробно документированный рассказ о практиках людей, состоявших в тайных обществах и закрытых кружках. Многие из этих людей нам хорошо известны, и проект «Секретики» поможет нам узнать про них много нового.

С 14:00 до 17:00: разговор с директором Музея современного искусства «Гараж» Антоном Беловым (фото 7)

“Мы храним наши белые сны”. Другой Восток и сверхчувственное познание в русском искусстве. 1905–1969»

Выставка «Atelier E.B «Прохожий» рассказывает о локальном бренде из Шотландии, дизайнеры которого выступают за экологичное, этичное и местное производство. Поддерживаете ли вы локальные бренды? И что для вас лично значит «осознанное потребление»?

Очень интересно, что тема экологии поднимается не только в проекте «Atelier E.B». Движение, которому посвящена выставка «Мы храним наши белые сны», активно поддерживал и продвигал Рудольф Штайнер — создатель экоустойчивого сельского хозяйства, который в свое время участвовал в основании бренда Weledа.

Сам я стараюсь поддерживать локальных производителей и покупать местное, от толстовок и футболок, сделанных в «Гараже», до вещей российских брендов. Например, у меня много одежды марки «Кружок», которую я считаю очень модной и гиковской. Всегда выбираю экологичную бытовую химию, а еще у меня есть японский термос для чая, который я использую вместо бумажных и пластиковых стаканчиков.

С 14:00 до 17:00: разговор с директором Музея современного искусства «Гараж» Антоном Беловым (фото 9)

Антон Белов

А музей «Гараж» можно назвать экопродвинутым?

Я считаю, что не надо превращаться в безумцев и заниматься тем, что я называю «экотерроризмом».

Наша задача — не внедрять всевозможные экоинициативы, а понять, что рационально и что подходит музею на данном этапе. Мы должны вдохновлять себя и окружающих на маленькие шаги, чтобы менять мир к лучшему. Я — сторонник поэтапного изменения сознания, а затем уже использования этого на практике. Со временем все маленькие инициативы превращаются в рутину и больше не доставляют никаких проблем.

Например, у нас в офисе больше нет одноразовых стаканчиков — мы используем свои кипкапы и термосы, трубочки из макарон или бамбука. Осуществляем раздельный сбор мусора и сдаем пластик в больших количествах. Кулер, который стоял в образовательном центре, превратился в питьевой фонтанчик, и мы планируем установить такие повсеместно. Из последнего — мы нашли экологичную чековую бумагу, которая не содержит вредных фенолов, и она уже появилась на билетной кассе и в кафе.

Конечно, я за рациональный подход, но у музея «Гараж» есть амбиция добиться максимального уменьшения вреда окружающей среде, и я думаю, что через несколько лет мы станем образцовой экологичной институцией.

С 14:00 до 17:00: разговор с директором Музея современного искусства «Гараж» Антоном Беловым (фото 11)

Музей современного искусства «Гараж»

Расскажите, как проходит ваш обычный рабочий день?

Я бы сказал, что день на день не приходится. Сегодня мы защищаем бюджеты, а завтра — концентрируемся на образовательной или выставочной программе. Иногда я занят будущими проектами «Гаража» или провожу месяц в командировке. Если я в «Гараже», то мой день состоит из разных рабочих встреч, либо, если у меня есть свободное время, я читаю, либо просто хожу по разным отделам и болтаю с ребятами о новых проектах. Это мое самое любимое занятие — общаться с командой, слушать и делиться интересными идеями.

Какое из последних путешествий вам запомнилось больше всего?

Вообще, я больше всего люблю Японию. Это страна, где я черпаю много идей и меняю угол зрения на свою текущую практику. Есть планета Земля, а есть инопланетяне, которые живут на островах, что мы зовем Японией.

В последнее время мне очень нравится путешествовать по России. Свой отпуск я стараюсь проводить здесь, потому что по работе я в основном выезжаю за границу. Я могу путешествовать по Алтаю или с рюкзаком отправиться на плато Путорана, там остаться без связи и общаться с природой и духами леса, увидеть Белуху — самую высокую вершину Алтайских гор, которую альпинисты считают местом силы и поднимаются на нее, чтобы помедитировать и наполниться энергией. Россия — самая неизведанная страна, где можно найти нетронутую туристами природу, и этим надо пользоваться.

С 14:00 до 17:00: разговор с директором Музея современного искусства «Гараж» Антоном Беловым (фото 13)

Вы посещаете музеи в новых городах?

Для себя и для души я выбираю природу, но в любой командировке всегда выделяю время для похода в музей. Стараюсь изучить местный культурный ландшафт, понять, с каким музеем мы бы могли сотрудничать либо перенять что-то и сделать «Гараж» лучше.

Есть ли музеи, в которых вы не были, но которые хотите посетить?

На самом деле новые музеи открываются каждый день, и они все устроены по понятной модели. Меня больше интересуют музейные практики и то, как они реализуются. Есть, например, удивительный японский остров Наосима, который превратили в мекку для любителей современного искусства, архитектуры и дизайна. Мечтаю оказаться в Бразилии, чтобы посмотреть проект Инхотим — кампус посреди природы, который считается самым большим открытым художественным центром в Латинской Америке.

С 14:00 до 17:00: разговор с директором Музея современного искусства «Гараж» Антоном Беловым (фото 15)

Галерея Адрианы Варежао (Инхотим), Бразилия

В одном интервью вы говорили, что, если стоит выбор между книгой и фильмом, вы всегда выбираете книгу. Что вы сейчас читаете?

Последнее, что меня заинтересовало, — это альбом «Авангард. Список № 1». Книга посвящена первому, по сути, музею современного искусства, созданному по инициативе самих художников — «Музею живописной культуры». Я прочитал все книги братьев Стругацких, кроме одной — «Гадкие лебеди». Буквально вчера я ее купил и как раз сейчас читаю.

С 14:00 до 17:00: разговор с директором Музея современного искусства «Гараж» Антоном Беловым (фото 19)

«Авангард. Список № 1»

А за «Оскаром» вы следите?

Нет, у меня нет времени следить за массовым кинематографом. Все, что я успеваю смотреть, — это фильмы, которые показывают в летнем кинотеатре «Гаража». Я не могу назвать его любимым, но мне очень запомнился фильм «Студия 54», который раскрывает оборотную сторону всемирно известного ночного клуба и рассказывает о том, как грамотные маркетологи могут создать красивую иллюзию роскошного мира.

И напоследок. Банан, приклеенный скотчем к стене, — это искусство? 

Определенно да! Мы ведь с вами об этом разговариваем, а помимо нас это уже успели обсудить все, кому не лень. Мы готовы строить вокруг этого дискуссию, вспоминать Марселя Дюшана с его писсуаром или возвращаться к многочисленным работам Энди Уорхола. Более того, все уже приклеили к стенам свои бананы и продолжают приклеивать все подряд.

С 14:00 до 17:00: разговор с директором Музея современного искусства «Гараж» Антоном Беловым (фото 17)

Маурицио Каттелан

директор Музея «Гараж» Антон Белов – Москвич Mag

О москвичах, похожих на загулявших купцов, которые готовы за одну ночь потратить все деньги, и о том, что в Сколково в отличие от Москвы все ходят друг к другу в гости.

Я родился…

Там, где дома отражали солнце, росли сосны и дубы, где можно было безопасно ходить по улицам, бегать за квасом, покупать хлеб, не уезжать из этого места никуда и никогда, дожить до старости и там же умереть. Это район Северный, поселок таунхаусного типа, построенный при Северной водопроводной станции по чертежам пленных немцев в начале 1950-х годов. Каждому, кто там имел квартиру, полагался участок земли. Папа на маленькой пасеке разводил пчел, мама в теплицах выращивала огурцы и помидоры. У нас был собственный гараж, куда мы ходили с дядей перебирать машину. Лыжные прогулки, походы за грибами, поездки на велосипедах на канал: все, что можно себе представить в счастливом детстве, происходило там.

Сейчас живу…

Как обычный современный человек люблю что-то менять и путешествовать по разным типам жилья. Сейчас живу в Сколково. По-своему это интересный опыт и удивительный тип проживания. Рядом парк «Мещерский», бизнес-школа с развивающейся территорией и инфраструктурой, разными кафе и катком, где мы с друзьями встречали Новый год.

В Сколково сложилось местное сообщество, удивительное соседство, где все встречаются, ходят друг к другу в гости. Именно то, чего не хватает Москве.

Я честно считаю: не надо ездить на Патрики, чтобы ужинать, если вы там не живете. Ну можно съездить на какое-то мероприятие, раз в год на юбилей, банкет, крестины, бар-мицву, на что угодно, но вкусно поесть, пойти в спортзал можете, в принципе, и у себя в районе. А если «заскучалось», идите в библиотеку, проведите там несколько дней, исследуя что-то вам интересное. Я сторонник максимального развития местного сообщества и комфортных мест для жизни и осуществления малых дел, доставляющих удовольствие.

Люблю гулять в Москве…

Мне симпатичен район Китай-города, согласно Гиляровскому, место сбора всякого сброда, которое, с другой стороны, всегда посещала интеллигенция разного толка. Там холмистый ландшафт и сохраняется старый дух. Наверное, в районе Китай-города жить бы не стал, но приходить сюда люблю.

Мой любимый район в Москве…

Нравится район от Пречистенки до МИДа, там, где вставные зубы кирпичных построек 1950-х годов, казалось бы, уже стали историей, интегрировались в тихие старые переулки. Здесь живут люди, точно знающие, куда лучше всего пойти попить чаю, где какие хорошие химчистки и школы. И это очень здорово. Лицо района очень часто определяют именно люди. Появление друзей, близких по духу сообществ могут вас затянуть в какой-либо район, который станет любимым.

Мой нелюбимый район в Москве…

Сказать, что я идеально знаю всю Москву, было бы обманом. Очень большой город. В каждом районе свое очарование. Вопрос, как его разыскать. Я, с одной стороны, привередлив, с другой — очень неприхотлив. Как человеку, много работающему с визуальными образами, мне, наверное, жить в каком-то очень безликом районе было бы тяжело. Кто-то ненавидит окрестности Бауманской, а я вот их люблю. Важно, чтобы город предлагал разнообразие опций всем, и тем, кто хочет жить в старом фонде, среди старых особняков, и, наоборот, тем, кто предпочитает новые дома. Чем больше таких вариантов, тем счастливее город. Говорили, что в «Москва-Сити» никто не станет жить, однако жилье там раскуплено, и люди довольны. Кому-то достаточно тридцати метров гарсоньерки, жилой ячейки в доме Наркомфина, а есть, кому необходимо триста пятьдесят метров площади или «Дубль дом». Чтобы построить свое счастье, кому-то классно и в Новой Москве.

В ресторанах…

В кафе «Сезоны» в Сколково покупаю себе блинчики, рядом с катком — пиццу или вафельные трубочки со сгущенкой. Иногда могу устроить себе шикарный завтрак в Москве и сходить в «Северян». Естественно, очень люблю ресторан «Сахли». У меня глубочайшая уверенность, что грузинская кухня в Москве лучше, чем в Грузии.

Поскольку я фанат Японии, мне нравятся проекты переосмысления японской кухни, такие, как, например, Cutfish. Мне кажется, Хамовники — район, переоцененный с точки зрения недвижимости, но недооцененный с точки зрения среды. Его центр — Усачевский рынок, а в нем — японский ресторан RYBA, куда я люблю захаживать. Проект Buro в ЦУМе — неожиданное успешное и вкусное место в царстве консюмеризма.

Место в Москве, куда все время собираюсь, но никак не могу доехать…

Миллион таких мест. Никогда не был в доме Виктора Васнецова на проспекте Мира. Вечно проезжаю мимо и каждый раз говорю себе: «Надо выйти!» А потом: «Что я делаю, опять опаздываю!» Надо наконец совершить над собой усилие.

Конечно, я не москвовед и не считаю, что надо стремиться посетить все на свете. Но мне иногда интересно сходить на какой-нибудь завод или заглянуть в какое-то неочевидное место.

Главное отличие москвичей от жителей других городов…

Москвич — это загулявший купец, который хорошо заработал и за ночь может все это прогулять-прокутить или купить что-то необоснованно дорогое, но очень для него ценное. Цыгане, шампанское, оплата всего стола с полузнакомыми людьми — это вот Москва. Париж совсем другой по настроению. Лондон тоже. В Москве свой дух. Кому он созвучен, приезжает сюда и остается. Магия Москвы, которой нет в других городах. Чем больше у нас будет туризма, тем больше появится людей, которые захотят остаться. Скажем, я скучаю по Москве, если больше недели нахожусь где-то.

В Москве лучше, чем в Нью-Йорке, Берлине, Париже, Лондоне…

Однажды провел в Нью-Йорке две недели, мне физически уже было тяжело, и когда приземлился на родную землю, захотелось чуть ли не березку обнять. Лондон очень красивый по архитектуре, музейным коллекциям, он со своей энергией и живет по законам, которые мне очень симпатичны, но это не мой город. Наверное, по-своему я тот самый загулявший купец, со своим ощущением, который много работает и широко тратит. Мне трудно представить себя живущим в другом месте планеты. Возможно, мне интересна Япония, но и проживающим в Токио я себя не представляю.

Правильный вопрос: что же это такое, идентичность Москвы? Если другие города давно отстроили свою идентичность: Лондон стал финансовым центром, Париж — столицей моды, то у Москвы такой четкости нет. Надо бы найти нового Гиляровского, который ухватил бы дух, момент и описал его. «Москва, звонят колокола»? «Moscow never sleeps»? «Зарядье», может быть, «Гараж», может быть, наследие лужковской архитектуры?

В отличие от многих мировых столиц, где все засыпает в шесть вечера, в нашем городе можно закончить работу в восемь, потом еще сходить в музей, зайти в ресторан с друзьями, после заскочить в магазин, купить себе что-то там на утро или, если загулял допоздна, позавтракать сырниками и яичницей в «Кофемании» и чувствовать себя загулявшим купцом.

В Москве за последнее десятилетие изменилось…

В Москве поменялась атмосфера. Город стал более открытым, более человекоориентированным. Он думает о людях. Если с вами что-то случилось на дороге, приедет не полиция, а ОДД и быстро, например, накачает колесо.

Если раньше без машины было тяжело, то сейчас есть каршеринг, такси, миллион приложений, опция общественного транспорта, которая составит нужный вам маршрут. Ожили первые этажи зданий, есть заказ еды через «Яндекс». Не выходя из дома, вы можете купить продукты, через пятнадцать минут устроить спонтанную вечеринку или, если к вам, к примеру, приехала вся родня из Татарстана, быстро накормить всю родню из Татарстана. Диджитализация Москвы абсолютно космическая и очень человеколюбивая. В этом плане я супердовольный москвич, который радуется этим изменениям.

Если говорить о плитке, плитка меня вообще не трогает. Конечно, немного смутила скорость, с которой все это «бомбили», можно было немножко подрастянуть, чтобы было комфортнее.

Но, с другой стороны, Россия — страна аврального типа, мы долго запрягаем, а потом не можем остановиться.

Хочу изменить в Москве…

Я фанат старых зданий и вместе с тем понимаю, что нельзя все защищать просто ради сохранения. Должно же быть развитие. Если есть хороший проект реконструкции и приспособления старого здания, который свяжет его с окружающей средой, надо осуществлять. Город живет, когда в нем развивается малый бизнес, предприятия, отели. Я за то, чтобы всякому месту находилось применение и здания не стояли замороженными. Конечно, это насилие над городом, когда на месте чего-то старого возникает некий визуальный ужас. Однако я сторонник разумного баланса между созданием нового, принципиально полезного, воспитывающего глаз и сохранением особо ценного. Чудовищным считаю проект реконструкции кинотеатров и строительства на их месте однотипных уродливых торговых центров.

Новые выставки в Музее «Гараж»…

Мы открыли суперсезон, самый исследовательский, научный, при этом самый красивый. Новые проекты, которые вы больше не увидите ни в одном музее: «Мы храним наши белые сны», Atelier E.B. «Прохожий», «Секретики: копание в советском андерграунде. 1966–1985» и масштабная инсталляция Моники Сосновской «Упражнение на конструкцию. Сгибание». Мы собрали удивительные вещи, которые совершат с вами погружение в мир искусства через «неискусство». Выставки совершенно разные, но при этом пересекающиеся. Будет интересно всем, кто интересуется модой, дизайном, эзотерикой, любит покопаться в андерграунде. На входе вас встретят согнутые гиперболоиды башни Шухова, и это уже необычный опыт.

Фото: Андрей Безукладников

Антон Белов: «Тренировка — святые час-полтора, когда я не беру телефон» | Герои

Директор Музея современного искусства «Гараж» Антон Белов знает толк в искусстве жить и работать, чтобы всегда находить время для себя и своих главных увлечений: фитнеса и чтения.

Директор Музея современного искусства «Гараж» Антон Белов знает толк в искусстве жить и работать, чтобы всегда находить время для себя и своих главных увлечений: фитнеса и чтения. 

Интервью: Денис Катаев. Фото: Иван Кайдаш. Стиль: Юлия Круговова. 

Мы сидим в уютном кафе «Гаража», здесь какой-то особый мир, другой. Такое ощущение, что вы отдельно от страны живете. Ты чувствуешь это? 

Мне кажется, что мир современного искусства такой и есть: это воронка, с помощью которой мы попадаем в другие миры. А музей «Гараж» во всех аспектах удивительное место, от архитектуры до наших образовательных и научных проектов, потому здесь и создается эффект перемещения в пространстве. Именно за этим сюда и ходят.  

Ты изначально позиционировал «Гараж» как место силы, идеальное пространство для медитации и погружения в себя?  

Изначально музей задумывался как место, где будут собираться самые разные продвинутые комьюнити. Вдвойне отрадно, что сюда приходят и те, кого мы даже не ожидали здесь увидеть: модники, иностранцы, совсем неожиданные группы лиц. Недавно я читал вводный мастер-класс по профориентации для студентов колледжа Высшей школы экономики и спросил, кто из них бывал в «Гараже», — почти весь зал поднял руки. Оказалось, что еще до лекции они обсуждали наши выставки. Это важно, что растет новое поколение людей, которые не мыслят себя без «Гаража». Потому посещение нашего пространства — уже не внутренняя эмиграция, а часть нормальной жизни. То есть мы ломаем стереотипы: ничего особенного здесь нет, это в порядке вещей. Теперь исчезновение «Гаража» для многих будет сродни с отсутствием хлеба на прилавках магазинов. И здорово, что музей вписывается в ДНК повседневной жизни интересующегося человека. К нам ходят даже те,  кто критически относится к современному искусству и отрицает буржуазность музея —  мы их часто видим на наших вернисажах.  

А ты представляешь жизнь без «Гаража» 

Это большой кусок моей взрослой жизни, поэтому мне трудно себе это даже представить. Хотя я осознаю, что в какой-то момент этот период закончится. Хорошо бы, чтобы меня не вынесли отсюда вперед ногами по той или иной причине. Но пока я стараюсь, чтобы у «Гаража», наоборот, было будущее без меня. В этой связи я прежде всего занят формированием нашей идеологической платформы, укреплением экономической базы,  развитием разных направлений научной и образовательной деятельности, то есть созданием всего того, что стабилизирует музей и защитит от возможных ошибок следующих поколений. Важно создать самостоятельные внутренние защитные механизмы. Надеюсь, что благодаря «Гаражу» изменится общество и восприятие людей, их уровень толерантности, глубины понимания, желания разбираться в современных процессах. Хочется верить, что за пройденные 10 лет мы сделали большой шаг в этом направлении, а следующая десятилетка будет не менее значительной и даст повод нам еще больше гордиться, в том числе, Россией.  

У вас очень популярны международные проекты: выставка Мураками побила все возможные рекорды. Но вы продолжаете упорно поддерживать российских художников, вручаете им гранты, помогаете с экспозициями, придумали триеннале российского искусства. Это патриотизм или уверенность в наших возможностях?  

Мы каждый раз вопрошаем, почему мы не интересны миру? Но дело в том, что зачастую мы сами себе не интересны. Эту парадигму необходимо разрушить. Люди должны интересоваться своим, необходимо инвестировать в собственное искусство — строить фонды, давать гранты, ездить на открытия в другие города. Пока мы это не осознаем, ни на что на Западе претендовать не получится, а Россия так и останется страной-реципиентом, которая получает за деньги чужой продукт. Нужно создавать что-то свое, что можно экспортировать и предъявить миру, чтобы все знали — у нас создается уникальный контент. В этом случае наше искусство начнет приносить деньги и ресурсы. Если в России будет кипеть жизнь, то и к нам возникнет интерес. Этот слом уже наметился: постепенно в разных регионах открываются музеи современного искусства, обновляется Третьяковка, проводятся опять же наше триеннале или Уральская биеннале. Потому «Гараж» сейчас и интересен миру: к нам приезжают из TATE, MOMA, Центра Помпиду, то есть видна перспектива. А если бы мы ничего не делали про себя, так бы и оставались на периферии. Культура — тот язык, который понятен всем. Она представляет собой самый простой путь, который позволяет наладить взаимодействие между странами. Это не гонка вооружений, это субъективное соревнование вечных ценностей.  

А ты себя считаешь россиянином или человеком мира, как это сейчас модно? Ты же ездишь на Tesla, устраиваешь модные выставки, привозишь иностранцев, то есть, можно сказать, что живешь в отрыве от страны. Или это не так?  

Нет, я себя считаю россиянином: родился, вырос и живу в Москве. Я и работаю здесь осознанно, потому что чувствую сопричастность к той языковой культуре, которая дала мне все в жизни, теперь мне следует отдать ей должное. Я не могу себя назвать даже космополитом — во время долгого пребывания за границей мне становится скучно и возникает внутренняя потребность вернуться. Не хочется превращаться в изгнанника, который ругает свою страну и одновременно хочет обратно.  

Такое ощущение, что ты все время находишься в «Гараже». Остается ли время на себя, на спорт, на здоровье? 

Большая часть моей жизни, на самом деле, — это командировки. Директор музея по-другому не может, это часть работы — нужно смотреть и встречаться с людьми по всему миру, вдохновляться и запускать новые проекты. Оторваться от всего этого образа жизни помогает спорт. Я занимаюсь четыре раза в неделю: три раза хожу в World Class Житная к тренеру Кириллу и еще раз в неделю кручу педали в студии Rock the cycle. Кстати, эту студию открыл мой знакомый, выходец из World Class. А Ольга Слуцкер — партнер нашего музея. Получается такое крутое сплетение взаимных интересов. Ольга, открыв первый клуб, через несколько лет фактически создала целую индустрию: теперь все самые успешные проекты в области фитнеса ассоциируются с людьми из World Class. А это хороший сигнал, если люди прошли такую школу, то они могут все.   

Ты только занимаешься фитнесом? Или еще каким-то видом спорта? 

Я раньше играл в пинг-понг, плавал. Но сейчас, в основном, это фитнес, конечно, и какие-то outdoor-программы. Зимой я катаюсь в горах на сноуборде, а летом стараюсь попробовать что-то новое и странное — каноэ, серфинг или что-то еще более экстремальное. Иногда бегаю с моим тренером Кириллом, но марафонцем себя при этом не считаю. Главное, чтобы времени на все это хватало.  

А вот Михаил Прохоров занимается каждый день по четыре часа. Это не про тебя? 

(Смеется) У меня нет столько времени. Я считаю, что часовой тренировки в день вполне достаточно.  

А ты считаешь себя зожником

Ну не знаю… Я стараюсь поддерживать баланс того, что мне полезно или нет. Я не пью алкоголь, не курю, никогда даже кофе не пробовал. Могу, конечно, за хорошим ужином позволить себе пару глотков вина, потому что понимаю, что совсем сведу всех с ума, если хотя бы не чокнусь бокалом и не пригублю вино. Бытового желания выпить нет. Мне нормально, что я могу быть постоянно за рулем. Я год могу не пить и даже не замечу этого.  

Это с детства такое бережное отношение к себе и своему здоровью? 

Да, потому что у меня абсолютно математический мозг, мыслю структурно и отсекаю все, что мешает. У меня весь день с утра до вечера расписан, добиваюсь от себя максимальной эффективности. Еще, конечно, воспитание сыграло свою роль: жесткая школа с детства научила меня системному подходу во всем, в том числе в тренировках. Не знаю, как это объяснить, это просто определенное сознание. Позиция порядка распространяется на все, в том числе на дестабилизирующие элементы, кофе и алкоголь.  

Ты работаешь в Парке Горького. Какие у тебя отношения с парком? Гуляешь? Ходишь на каток? 

Гуляю, регулярно совершаю пешие прогулки, по выходным выбираюсь в Нескучный сад, там очень удобно сейчас, особенно зимой, когда там много снега, это идеальное место для прогулок.  А на каток — нет, это целое событие для меня, много мороки.  В любом случае здорово, что на работе есть возможность выйти и прогуляться, то есть ты попадаешь не на оживленное шоссе, а на природу.   

А когда Антон Белов отключается от всего и всех? Бывают такие моменты?  

Мне очень повезло, что в World Class у меня есть классный тренер. Ведь обычно все ходят в зале с телефонами в руках, я же специально оставляю его в раздевалке и занимаюсь. Тренировка — святые час-полтора, когда я не беру телефон. В это время до меня невозможно дозвониться, никому пока не удавалось, по крайней мере (смеется). Ничего страшного в этом нет, ведь все предыдущие поколения выросли без мобильных телефонов. Мы уже слишком зависимы от них, у всех создается ощущение, что мы все время обязаны быть онлайн, а это не так. Должно быть время, которое мы посвящаем себе. На отдыхе стараюсь выбирать места, где плохая связь. Проблема, что мозг не всегда отключается, — тогда на помощь приходит медитация. Вот мой совет: если есть возможность читать книги не по специальности, а по велению души, то погружайтесь в них на несколько часов.

Директор музея «Гараж» Антон Белов — о том, как придерживаться экологического подхода во всем

Команда Музея современного искусства «Гараж» и его директор Антон Белов придерживаются экологического подхода во всем: от раздельного сбора мусора и трубочек из макарон до визионерского выставочного проекта «Грядущий мир: экология как новая политика. 2030–2100» с работами, посвященными гринвошингу, виртуальной реальности и Чернобылю. «Собака.ru» узнала у Антона о том, как внедрить эко-инициативы в жизнь институции — ведь в этом году музей-амбассадор осознанного потребления станет резидентом пространства «Дом 12» на Новой Голландии. 

Когда вы впервые поняли, что необходимо сортировать мусор, например? 

В детстве мы с братом-близнецом ходили в походы и не хотели, как все, закапывать мусор — мы делали все возможное, чтобы максимальное количество отходов вывозилось обратно в город. Дальше — больше. По образованию я — физик, закончил Институт стали и сплавов, и мне была очевидна взаимосвязь между состоянием экологии и переработкой мусора.

С чего начались экоинициативы в «Гараже» и что уже удалось внедрить?

Несколько лет назад мы с коллегой и членом нашей самоорганизованной группы Garage Green Дмитрием Накоряковым в новогодние праздники убрали мусорные корзины из-под всех столов сотрудников и заменили их на общие для этажей с раздельным мусором: бумага, пластик, стекло и неперерабатываемые отходы. До этого с 2012 года мы уже собирали использованные батарейки, в том числе у посетителей музея, и сдавали их на переработку, потому что в городе было мало таких пунктов. Потом мы вместе с нашим партнером Uniqlo сделали сбор одежды на переработку: все это само по себе закрутилось в целую программу устойчивого экологического развития. Не баловства ради мы установили на крышу солнечные батареи — чтобы понять, работает это в России или нет. Хотя понятно, что в Москве батареи не всегда так же эффективны, как в более солнечных странах — в прошлом декабре у нас была, кажется, 31 минута солнечного времени. Затем мы перешли к печати на бумаге стандарта FSC — знак на упаковке или продукции из древесины означает, что производитель и продавец прошли сертификационную процедуру и аудит и гарантируют, что при заготовке древесины были соблюдены экологические требования и нанесен минимальный вред природе и были максимально учтены интересы местных жителей.

Стала громкой история о том, как мы заменили пластиковые трубочки в кафе на трубочки из макарон. Это — вершина айсберга. Сейчас переходим на печать чеков по технологии, обнаруженной нами у одного немецкого производителя — он не использует вещество бисфенол А, контакт с которым опасен для здоровья. Мы стараемся перейти на электронные билеты, а сотрудники, которые занимаются нашей программой лояльности, придумали упаковку для карточек, состоящую из посевной, то есть биоразлагающейся бумаги. Внутри упаковки — семена, и вы можете посадить их в горшок. Предложения начали прорастать в разных отделах, департаментах — это низовые инициативы, у нас нет никакого специального сотрудника, который следит за разумным потреблением. Вначале мы думали, как это сделать прикольно для нас самих, затем как это сделать доступно для наших посетителей, чтобы это еще и визуально выглядело привлекательно.

Мы в редакции переходим на сортировку мусора, но все равно некоторым тяжело отказываться от тех же пластиковых вилок — привычка. Как вам удалось вовлечь команду в осознанное потребление?

Сделайте экоинициативы своим новым стандартом и объявите публично: «У нас нет больше пластиковой посуды в офисе». Я имею в виду одноразовый пластик. Эффект публичности дает ускорение — тем, кто не соблюдает стандарт, стыдно будет перед остальными. (Смеется.) У нас есть чатики в мессенджерах: кто-то мусор не туда выбросил, и там пишут — надо было выкинуть в другое место, в следующий раз будьте внимательнее. Еще вы можете поставить в офисе программу PaperCut: прежде чем напечатать что-то, нужно поднести карточку сотрудника к принтеру. Мы экономим благодаря этому 20–30% бумаги и чернил. Если еще добавить использование исключительно экохимии, то станете «супер-эко», а ваших сотрудников будут хвалить везде, и им будет стыдно после этого выбрасывать пластик не в тот отдел в мусорке. (Смеется.) 

Крупные государственные музеи перенимают ваши идеи? Эрмитаж начал переход на раздельный сбор и уже несколько лет собирает макулатуру, но сложно представить, что музей резко откажется от бумажного документооборота в пользу электронного или от бумажных приглашений.

Мы консультировали Политех на эту тему — мы самая нежадная институция. Вы берете радикальный пример: Эрмитаж — самый большой, а также один из самых важных и влиятельных музеев в стране и мире. Махину такого размера трудно трансформировать, да и не нужно быть экотеррористами в отношении сотрудников. К тому же люди старшего поколения прекрасно знакомы с принципами осознанного потребления: они сдавали стекло из-под молока и кефира, ходили за квасом с бидоном. Бумагу после использования можно сдавать в переработку — все эти вещи возможно объяснить людям на лекциях. Но любая подобная идея должна исходить не от директора — а от коллектива. Я уверен, что Михаил Борисович Пиотровский — прогрессивный руководитель и таких людей поддержит, но нужна инициативная команда. Тот же электронный документооборот можно потихоньку внедрить, и он всем упростит жизнь. То, что в ХХI веке у некоторых корпораций есть внутренние курьеры, которые бумажки носят с этажа на этаж, — полное безумие.

Живопись и скульптура с точки зрения экоповестки приемлемы? Может быть, лучше заменить все традиционные медиа на VR и AR-искусство?

VR и AR-искусство куда менее экологичное, потому что энергозатратное. В случае с живописью вы один раз потратились на холст, краски, грунт — и все. А если работа сделана в виртуальной или дополненной реальности, то надо каждый раз для запуска произведения искусства тратить кучу энергии. Это вопрос электроэнергии: откуда ее брать? Я, например, фанат Tesla, у меня уже третий электромобиль, но формально это вредно — никто не знает, что делать с этими батареями после эксплуатации. Японцы предлагают перейти на  водородные автомобили: при химической реакции высвобождается энергия, кислород вступает во взаимодействие с кислородом и на выходе получается пар. Посмотрим: мы живем в такое классное время, когда поразительные идеи борются друг с другом. 

Как вы думаете, почему российское, да и не только, общество сопротивляется экологическому активизму? Вспомним хотя бы негативные реакции на деятельность Греты Тунберг — человека года по версии журнала Time?

Да, есть люди, которых раздражает, что выходит подросток и начинает им угрожать: «Мы вам покажем!» Я как раз считаю, что не нужно всех насильно строем загонять в экоповестку — нужно создавать мотивацию. У меня есть замечательная история: как-то позвонили племянницы и спросили, нет ли у меня крышечек. Я говорю: «Каких крышечек?» Они: «Добрых крышечек». «Каких добрых крышечек? Это какой-то новый мультик?» Оказалось, один благотворительный фонд придумал собирать крышечки от бутылок на переработку, а на вырученные деньги покупать инвалидные коляски. Проект называется «Добрые крышечки», и внутри него есть соревнование среди школ — ведь крышечки легко мыть, собирать, измерять количество. Я спрашиваю у племянниц: «А вы как собираете?» Дети придумали здорово: за неделю собрали два мешка крышечек, повесив в подъезде объявление о сути конкурса рядом с емкостью для сбора крышечек. Не нужно людей заставлять отказаться от автомобилей, полетов на самолетах, мяса, потому что от его производства образуется куча метана. Тогда нужно и города расселять, чтобы не разрушать планету. По-моему, все это — крайности. Мы не можем и не имеем права предъявлять людям никаких претензий — я за то, чтобы людей вдохновлять. 

Понятие «экология» можно применить не только к заботе об окружающей среде, но и к отношениям между людьми. Как вы добились того, что в вашем музее комфортно всем? 

Когда мы что-то внедряем под соусом заботы о планете — это не совсем правда, потому что мы в первую очередь заботимся о себе. Нам нравится, что можно просто зайти в музей посидеть в кафе, пойти на лекцию, куда не нужно покупать билет посетителя выставки. Многие сотрудники музеев забывают, что они могут быть такими же посетителями. В какой-то момент мне показалось, что влияние «Гараж» на общество больше, чем нам кажется: мы первые в России сделали инклюзивные проекты, у нас самый большой в мире музейный отдел инклюзии — то есть по работе с людьми с инвалидностью. Мы понимали: мы не просто открываем людям мир искусства — мы меняем социум, потому что корпорации начинают думать о том, как бы им сделать услуги и продукты удобными для людей с разным жизненным и культурным опытом. Не знаю, можно ли говорить, что мы влияем на госполитику в отношении музеев, но здорово, что некоторые наши идеи прорастают.

Вы часто упоминаете в разных интервью понятие «устойчивое развитие». Что это такое для вашего музея и насколько частный музей может быть устойчивым?

«Мы, конечно, частная институция, но наша цель — стать общественным музеем. Что это значит — общественный музей? Это музей, который работает на благо развития общества. Давайте вспомним: когда-то Эрмитаж и Третьяковская галерея были частными институциями, а Пушкинский музей был создан на частные деньги как университетский музей слепков. Я понимаю, что история этих прекрасных музеев связана с национализацией. Для меня это такой предрассудок — что государственные музеи более устойчивые и надежные, поэтому коллекционеры и художники охотнее дарят работы в их собрания. Нас также поддерживают 60 патронов, более 30 компаний-партнеров и самое большое число владельцев карт лояльности из всех российских музеев — это значительный вклад в развитие музея. В этом году мы также основали фонд целевого капитала (эндаумент-фонд) — это средства, которые не тратятся на текущие дела, а инвестируются и зарабатывают нам новые деньги. А доноры эндаумент-фонда, кстати, еще и получают налоговый вычет. «Гараж», мне кажется, — классный пример того, как другие люди сопереживают нашему делу и участвуют в нем: от корпораций до частных жертвователей. Эндаумент-фонд, экологические инициативы, гранты художникам и инклюзивные проекты — это все разные части одной программы устойчивого развития». 


 

«Собака.ru» благодарит за поддержку премии «Петербург будущего 2020»

отель «Астория» Rocco Forte Hotels,

бренд датской дизайнерской мебели и аксессуаров BoConcept,

компанию Simple.

 

 

Текст: Александра Генералова. Фото: Ольга Тупоногова-Волкова

Shelfie: Антон Белов

Квартира Антона Белова находится в типовом московском доме, но, переступив ее порог и увидев минималистичный интерьер с низкой мебелью и редкого для северного города размера окно, вы переноситесь в модный район Токио или по крайней мере Нью-Йорка. Продуманная планировка вмещает все, что нужно для жизни успешного креативного жителя современного мегаполиса. Кроме коллекции книг — ей пришлось переехать частично в офис Белова, частично в стремительно расширяющуюся библиотеку музея «Гараж», которая занимает уже половину здания, спроектированного Ремом Колхасом. «В какой-то момент я понял, что не могу найти в Москве нужных мне книг по архитектуре, и решил заняться пополнением архитектурной полки в библиотеке. Привожу чемоданами из каждой поездки, прошу друзей, пишу письма знакомым архитекторам по всему миру. Со временем это превратилось в некое соревнование, цель которого — собрать лучшую подборку по теме», — рассказывает Антон. Книги он любит давно, с нежностью вспоминает привезенный родителями из первой загранпоездки каталог галереи Уффици или как помогал хрупкой библиотекарше таскать книжки в нонфикшен-отделе своего технического вуза. В детстве проявилась и ценная для музейного работника страсть к коллекционированию. Ребенком он вместе с братом-близнецом собирал монеты, вкладыши от жвачки, позже — спичечные коробки и значки, теперь переключился на искусство, хотя не забывает и о более прикладных увлечениях вроде перочинных ножей. «У нас дома миллион инструментов, но никогда нет нужного. Есть, например, гигантский молоток и плоскогубцы, но когда что-то ломается, оказывается, что они бесполезны и нужен какой-нибудь шестигранничек, — смеется Антон. — Зато ножи часто выручают. Один я всегда ношу на брелоке с ключами, другой, стропорез, всегда лежит в машине на случай, если заклинит ремень».

Через всю жизнь тянется и его любовь к Японии. Это чувствуется и в «Гараже», где уже проходили выставки Japan Congo, стояла инсталляция Яеи Кусамы, а в этом году состоится большая выставка Такаси Мураками. «Это удивительный проект, гигантский, — увлеченно рассказывает Белов. — Мы воссоздадим кусок его студии, интегрируем его работы в фасад здания и кафе, в книжном построим специальную конструкцию для сувениров. Мы впервые покажем творчество Мураками во всей глубине его смыслов, и, я надеюсь, это изменит представления о нем во всем мире».

Во время одной из поездок в рамках подготовки к выставке команда «Гаража» посетила музейный остров Наосима, на котором японский бизнесмен и меценат более 30 лет строит музейный комплекс Benesse House. История комплекса произвела на Антона неизгладимое впечатление. «У японцев фантастический горизонт планирования, — рассказывает он. — Они меряют все не своей жизнью или успехами и даже не тем, как детям побольше денег оставить. Они видят это как продолжение традиции и себя. Отчасти это семейная история, отчасти страны. Они чувствуют личную ответственность перед культурой. Это какое-то видение своего будущего за пределами своей жизни. И это очень подкупает». Хочется верить, что история «Гаража» под руководством Антона Белова станет одним из примеров следования японской философии в современной России.

МИР ТВ | Антон Белов: «Гараж» стал инновационным

Передача: Новости

Москва, 13 июня. В московском парке имени Горького открылся новый комплекс Музея современного искусства «Гараж». Праздновать это событие будут несколько дней. Ходят слухи, что прибудут даже мировые звезды. Мол, по личному приглашению Дарьи Жуковой, у которой в четверг был день рождения, в Москву на закрытую вечеринку пожалуют актеры Брэд Питт, Леонардо Ди Каприо и Сальма Хайек, а также известный итальянский дизайнер Миучча Прада. Корреспондент «МИР 24» Анастасия Логвинова встретилась с директором музея Антоном Беловым и узнала, чего стоило команде «Гаража» открытие новой площадки.

— Хочется поздравить вас с тем, что музей обрел новую постоянную площадку. Ожидание затянулось, все же оно длилось несколько лет. Теперь можно выдохнуть?

Антон Белов: Нет, выдохнуть нельзя ни в коем случае. Потому что надо работать дальше, развиваться, готовить новые программы, идеи и даже, может быть, новые площадки. Но теперь есть возможность наслаждаться процессом, результатом первого этапа работы. Теперь сюда можно смело приходить, мы открыты каждый день. Все лето мы еще будем выстраивать навигацию, потому что пока не знаем, как зрители будут ходить. Надеюсь, до осени мы отладим все эти процессы и закончим недоделанное.

— Как такое возможно — из ресторана, который здесь находился, создать музей?

Антон Белов: Это здание модернизма, оно живое, пережило различные взлеты и падения, здесь гигантские пространства и ресторан при полной посадке вместил бы 1200 человек. Нам показалось крайне интересно поработать именно с этой второй волной авангарда, сделать какой-то интересный объем. Мы пригласили Рема Колхаса и он сказал, что это фантастическая возможность сделать музейный проект из инновационных материалов, таких как, допустим, поликарбонат.

— А кафе здесь все же будет?

Антон Белов: Оно уже построено, возведена полноценная кухня, здесь будет полностью оборудованный бар. После открытия мы сразу установим мебель. Заработает полноценное кафе.

— То, что пространство прозрачное, в нем использовано много стекла, было задумано изначально?

Антон Белов: Это изначальная идея. Парк в год посещают 12 миллионов человек — это внушительная цифра. Большинство посетителей не знают, что такое современное искусство, или сталкивались с ним крайне редко. Поэтому для нас было принципиально важно сделать подъемные ворота, как можно больше стекла по нижнему периметру, чтобы люди видели свет, им было интересно сюда зайти. А дальше задача наших сотрудников — найти ключ к сердцу, уму гостей, донести до них то, что мы здесь делаем.

— Строительство этого здания обошлось в 27 миллионов долларов…

Антон Белов: Да.

— Это много или мало?

Антон Белов: Если сравнивать с другими мировыми площадками, то очень мало. Это недорогая реконструкция. Музей Уитни, который открылся недавно, или Музей Прадо в Милане стоят в разы, если не в десятки раз больше. Поэтому мы очень скромно потратились.

— Каким образом в создании проекта принимала участие основатель Центра современного искусства «Гараж» Дарья Жукова?

Антон Белов: Дарья Жукова с самого начала, на уровне разработки концепции, встречалась с Ремом Колхасом, участвовала в процессе выбора материалов, визуализации идеи. Чему мы страшно рады, потому что комплексность мнений дает более эффективный результат, нежели работа одного архитектора.

— Какая посещаемость была в Бахметьевском гараже? Около 200 тысяч человек в год?

Антон Белов: Да.

— Какие цели вы ставите касательно нового здания?

Антон Белов: Рассчитываем на, как минимум, 600 тысяч посетителей в год. И я надеюсь, что уже в следующем году добьемся этих показателей.

— В настоящее время происходит благоустройство территории «Гаража», здесь появится еще один особый парк.

Антон Белов: Это первая стадия реконструкции Парка Горького — Площадь искусств, которую Парк любезно совместно с нами разработал. Вы можете видеть совершенно инновационную площадь для Москвы, из фантастических материалов, даже по конструкции она крайне интересна. В ближайшее время Площадь искусств оживет, здесь стартуют образовательные программы, мы представим на ней крупногабаритные «уличные» объекты.

Антон Белов родился 23 февраля 1983 года в Москве. Учился на физика-химика в Институте стали и сплавов. В студенчестве начал интересоваться искусством. Создал проект «Артгид» — приложение для мобильных телефонов и сайт — путеводитель по московским выставкам и галереям. С 2010 года — директор Музея современного искусства «Гараж». Организовал первую в России публичную библиотеку по современному искусству. Антон Белов входит в двадцатку самых влиятельных фигур в российском искусстве.

Передает mir24.tv.

The Vanderlust, Антон Белов

Антон Белов, директор Музея современного искусства «Гараж» и наш новый инсайдер, рассказал о любимых местах в столице, поделился размышлениями о Москве и москвичах, составил свой топ-5 музеев мира, а также отметил арт-события которые не стоит пропускать, если вы хотите быть причастными к современному искусству.

 

Городская среда

Москва, с моей точки зрения, – это загулявший купец. Много тратящий, много зарабатывающий и получающий огромное удовольствие от жизни. В кризисное время город начинает урезать свои расходы, но в целом ситуация не меняется. Это видно и по нашим градоначальникам, и по стилю жизни. Люди живут не по средствам и демонстрируют гораздо больше, чем есть на самом деле. Необдуманные траты, разгульность, ночной образ жизни, круглосуточные магазины – в этом вся Москва.

Даже музеи закрываются позднее, чем во всем мире: вслед за «Гаражом» многие московские арт-площадки поменяли свои часы работы. И теперь люди хотят, чтобы музеи были не просто местами, куда ты приходишь посмотреть выставку, – им нужен многофункциональный сервис. Кстати, с парками та же история: просто погулять недостаточно, хочется где-то перекусить, поиграть в футбол или бадминтон. Качество потребления повышается, и сейчас Москва стала больше разворачиваться к потребностям горожан и учитывать их интересы в своей системе развития.

Из московских мест мне лично нравится Нескучный сад. Там безопасно, много всего интересного: беседка и площадка «В память 800 лет Москвы» – самое романтичное место от сталинских времен; домик, где снимается игра «Что? Где? Когда?»… На Остоженке потрясающие переулки  – модные, красивые, с большими лобби и… абсолютно пустынные. Люди купили там инвестиционные квартиры, но в них практически никто не живет. Идешь вечером гулять – и ни души. Ну а если хочется ощутить атмосферу старого города, рекомендую район Хитровки, где сохранился дух разбойничьей Москвы, описанный в XVIII–XIX вв.

Еда

Не могу не упомянуть кафе «Гараж». Здесь я ем, назначаю деловые встречи, и мне за него не стыдно. У нас прекрасный шеф-повар Денис Калмыш, и все вкусно.

Очень люблю «Strelka bar», запросто могу по пути домой заехать и поужинать. Особенно мне нравятся бургер с тунцом из нового меню, картофель фри, из десертов – лимонная меренга.

Одни из лучших бургеров в Москве подают в «Cheapside Josper Bistro». Ощущение, что съел что-то не просто вкусное, но и полезное. Еще люблю «Рулет» (он находится рядом с моим домом), там работает фантастический молодой шеф-повар Тимур Абузяров. Отличные салат с тунцом и кунжутно-луковой заправкой и десерт «Апокалипсис».

Культура/Арт

Одно из главных культурных мест столицы для меня  – Третьяковская галерея на Крымском валу, где представлено русское искусство XX века, начиная с «Черного квадрата» Малевича и заканчивая потрясающими шестидесятниками и семидесятниками. Сейчас там идет замечательная выставка «Выезд из СССР разрешить…», посвященная коллекционеру Георгию Костаки, который долгое время собирал искусство авангарда в России, а потом уехал из страны. Часть коллекции была вывезена за границу, часть  осталась здесь и показана на выставке.

Следующим пунктом отмечу Государственный музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина, в частности  коллекцию  живописи французских импрессионистов, постимпрессионистов и мастеров начала XX века в Галерее искусства стран Европы и Америки XIX–XX вв.

В зависимости от анонсированных выставок посещаю площадки Московского музея современного искусства под руководством Василия Церетели. У них бывают очень интересные проекты, как экспериментальные, так и более классические.

Мультимедиа Арт Музей – место, где собирается самая разнообразная публика. А все потому, что наряду со значимыми арт-проектами, там устраивают и более попсовые. Мне понравилась выставка Владимира Яковлева, она, кстати, еще идет. А кому-то будет интереснее посмотреть «Календарь Пирелли 2015»; в общем, каждый может выбирать что-то на свой вкус.

Из разряда must – галереи на ВИНЗАВОДе. Это титаны  XL и «Риджина» плюс ряд новичков, которые еще не проявили себя, но, надеюсь, скоро проявят. Недалеко от ВИНЗАВОДа находится Gary Tatintsian Gallery. Практически музейного уровня, под тысячу метров, с идеальными бетонными полами и белыми стенами, она гораздо больше приближена к европейскому или нью-йоркскому формату галерей. Если хотите поразить иностранных гостей и показать, что у нас в Москве может быть не хуже, отведите их туда.

О музее «ГАРАЖ»

С начала работы в «Гараже» принципиально новых открытий для меня не было. Правда, многие люди после живого общения стали восприниматься иначе. У меня изменилось мнение о Марине Абрамович – я увидел ее человеческое лицо, интересное, приятное, с ней комфортно находиться в одном пространстве и общаться. Меня поразил Джон Балдессари, который приезжал в «Гараж» и делал с нами выставку. Совершенно простой, с отличным чувством юмора, не требующий к себе эксклюзивного отношения человек, притом что он – звезда лос-анджелесской сцены и важнейший художник XX века. Порой знакомство с художником как с личностью для меня гораздо значительнее, чем возможность увидеть нечто новое. И тем не менее, каждый наш проект для меня – открытие.

Мы делали выставку Japan Congo,  где были представлены порядка 50 авторов из Японии и Африки. Около пяти имен знали искусствоведы, остальных – никто! И конечно, еще остается очень много тех, кого мы или не привозили, или не представили в полном объеме. Например, японские художники. Думаем привезти Яей Кусаму – может, и не самая любимая критиками, но очень известная. Такеши Мураками был показан везде, но только не в Москве. Английским художником Фрэнсисом Бэконом сейчас занимается «Эрмитаж», но у нас пока не планируется… Если начинать перебирать имена только первого ряда, уже можно составить выставочную программу на 20 лет вперед, что же говорить об остальных. Только представьте, сколько еще классных интересных авторов существует! Мы о них даже не подозреваем, а это целый художественный мир.

ТОП-5 АРТ-МУЗЕЕВ В МИРЕ

Музей современного искусства (MoMA), Нью-Йорк

MoMA не нуждается в особом представлении, это культурная точка обязательная к посещению. Пожалуй, самый известный и важный музей современного искусства, который задает тренды в области выставок.

Tate Modern, Лондон

Они делают гигантские ретроспективы и представляют все значительное, что произошло в искусстве XX века, начиная от Яей Кусамо и заканчивая Малевичем.

Fondation Beyeler, Риен, Швейцария

Один из немногих музеев, который функционируют не в культурной столице, а на периферии и при этом является высоко посещаемым. Его создатели Эрнст и Хилди Бейелер жили в Риене, интересовались артом и хотели сделать для местных маленькое чудо. Пригласили архитектора Ренцо Пиано, собрали потрясающую коллекцию, включая «Кувшинки» Клода Моне, – и чудо свершилось. Одни из самых осмысленных выставок современных художников проходят именно там.

Музей Гуггенхайма, Бильбао

С точки зрения архитектуры, этот Музей Гуггенхайма, построенный знаменитым Фрэнком Гери, изменил подход к созданию музеев во всем мире. 

Фонд Louis Vuitton, Париж

Новый проект, который уже посетили или посетят в ближайшее время все модники, построил его тоже Фрэнк Гери. И по архитектуре, и по коллекции, и по расположению (он находится в Булонском лесу) – уникальный музей. 

ТОП-3 АРТ-СОБЫТИЙ В МОСКВЕ

  1. Московская биеннале современного искусства, которая c каждым годом все больше развивается и продвигается. В 2015 году куратором станет Барт де Баре, очень ждем.
  2. Международная ярмарка современного искусства Cosmoscow – она прошла этой осенью на очень высоком уровне. Оказалось, Москва может быть частью среды мирового арт-рынка.
  3. Все выставки в «Гараже».

 

ТОП-3 АРТ СОБЫТИЙ В МИРЕ

  1.  Art Basel. Сюда должны приезжать все, кто имеет отношение к современному искусству.
  2. Венецианская биеннале. Национальные павильоны еще никто не отменял, и из года в год все страны соревнуются между собой.
  3. Frieze London. Лондон борется с Нью-Йорком за звание мировой столицы современного искусства, и эта выставка тому подтверждение.

 

Photo: Николай Зверков

© Музей современного искусства «Гараж»

Тэги: Гараж,Гараж кафе,Мультимедиа Арт Музей,Московский музей современного искусства,Антон Белов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.