Уютный трикотаж: интернет магазин белорусского трикотажа

Антоновский данила – предприниматель и учредитель, генеральный директор Шибаев Владимир Семенович (ИНН 541013991014)

Антоновский данила – предприниматель и учредитель, генеральный директор Шибаев Владимир Семенович (ИНН 541013991014)

Содержание

«Бургерных пооткрывали, а счастья нет» — The Village

Данила: Ну, если мы все-таки хотим поговорить про миллениалов и про то, почему они так резко погрустнели, то тут, на мой взгляд, дело в трагическом контрасте между их — хотя, почему я говорю «их» — между нашими ожиданиями от жизни и самой жизнью. Мы ведь десять лет назад как смотрели на мир? С четкой уверенностью в том, что вот понастроим сейчас бургерных, организуем себе кусочек Нью-Йорка в центре Москвы — и наступит счастье. В это ожидание было инвестировано огромное количество энергии, и сейчас, когда счастье все-таки не наступило, эта энергия довольно сильно стукнула нас всех по голове.

Таня: С чем связано, что трагически не исполнились наши ожидания?

Данила: С нашим взглядом на мир. Тут нам, конечно, Платон очень сильно поднасрал — нам и всей западной цивилизации в целом. Ну вы знакомы с его теорией, да? Есть некое надмирное пространство, заполненное идеальными сущностями. Все, что мы видим вокруг себя — предметы, идеи, концепции, части человеческого тела, — всего лишь бледные копии этих сущностей. Эта теория так глубоко засела в западной мысли, что стала неотделима от того, как мы смотрим на мир. Нам искренне кажется, что идеал существует, что он объективен и осязаем, и надо просто лучше стараться. Понимаете, да? Платон всей западной цивилизации, как ослику, подвесил морковку перед мордой. И она до сих пор пытается до нее дотянуться.

Таня: Ну да, если говорить про поколение. The Village, например, всегда был про мечту, про идеальный город: велопарковки, общественные пространства... вот это все. И эти мечты давали всем силы. Парк Горького построили — вау! А сейчас все мечты в той или иной форме сбылись, а счастья — нет.

Данила: Да, да, морковку вдруг убрали, и стало совершенно непонятно, куда идти. И вот психотерапия как раз и нужна отчасти для того, чтобы учиться жить без этого сверкающего идеала перед собой, приучаться к мысли, что его вовсе не существует. Ну, если совсем уж на поп-культурных примерах объяснять, то это такой конфликт из первой «Матрицы»: как тебе лучше — в капсуле и бессознательном состоянии, но зато в комфорте или в говне и рванине, но зато по-настоящему?

Таня: Психотерапия помогает смириться с тем, что ты не можешь реализовать какие-то свои возможности?

Данила: Психотерапия помогает лучше прислушиваться к себе и находить более соответствующие твоему внутреннему миру источники счастья. Меньше связывать его с какими-то искусственными, навязанными внешним миром образами. Ну это классика: ребенок испытывает смутное влечение к искусству, но родители долбят его концепцией материального успеха, и он вырастает с ощущением, что если не будет кучу денег зарабатывать, то станет несчастен. Хотя в его случае это совершенно не так, а наоборот: чем больше времени и энергии он положит на то, чтобы зарабатывать деньги, тем более несчастным будет становиться. Терапия позволяет во всем этом разобраться.

Данила Антоновский

Первые полтора-два месяца были мучительны. Десять лет, отданных построению карьеры и гедонизму, укрепили, конечно, мои душевные качества, такие как способность выстроить отношения с любым человеком или дать совет по выбору ресторана в Париже, однако привели в запустение мое тело. Я задыхался на разминке, меня подташнивало, удары летели мимо груши (по которой, в общем-то, сложно промахнуться). Да и ударами это назвать было нельзя — так, хаотичное выбрасывание рук и ног. Мой тренер во время занятия копался в телефоне. Ему со мной было неинтересно.

Постепенно мои тело и мозг начали перестраиваться. Я перестал сидеть в «Фейсбуке», ворочаться перед сном и вздрагивать от слов «майдан», «коррупция» и «оппозиция». Я поменял свой рацион — от гамбургеров и сложносочиненных блюд со сливочными соусами перешел на овсянку, творог, рыбу. Навального в моей повестке дня заменил сыворочный протеин. У меня в конце концов появились кубики на животе.

А затем в один момент все переменилось окончательно: ушла усталость, полетели удары, у тренера появилось оживление в глазах. Какие-то вещи, которые раньше казались исключительно гипотетическими, — скажем, тело, как у Брэда Питта в «Бойцовском клубе», или возможность подтянуться двадцать раз — стали реальными. Тут надо отметить, что спорт оздоровил не только внешнюю, но также и внутреннюю мою сторону. Я стал проводить больше времени с семьей. Я перестал искать всеобщего одобрения и потерял интерес к тому, что думают обо мне тот-то и тот-то. Мир мой сузился до размеров ринга. Все стало просто.

Хотя стоп! Сейчас, когда мы открыли боксерский клуб, все как раз стало сложно, и как раньше я пропадал на «Фейсбуке», так сейчас сижу на сайтах по заказу спортивных покрытий. И точно так же как нервничал, ввязываясь в обсуждение путинской политики, так и сейчас переживаю, когда в очередной раз переносится доставка гребных тренажеров. Но это, слава богу, сложности совсем другого рода. С ними я справлюсь.

Данила Антоновский - шеф-редактор 'condé nast digital' и руководитель интернет-проекта 'the locals'

Начинал Данила в журнале 'GQ'; довольно долгое время он занимал там редакторский пост. Работа в печатном издании всегда была Антоновскому по нраву, однако Интернет его привлекал с силой просто невероятной. Впервые побывал на просторах Сети Антоновский в 1994-м; Интернет того времени у современного пользователя мог бы вызвать лишь смех – право же, ну где это видано, чтоб одна картинка грузилась по три минуты?

Любовь к Интернет-серфингу и любовь к печатной прессе у Данилы слились воедино; некоторое время Антоновский активно искал возможность заняться сразу двумя любимыми делами – и вскоре такая возможность ему выпала. В издательском доме Антоновского появилась новая вакансия – требовался шеф-редактор для всех сайтов Дома. Данила практически сразу же ухватился за эту возможность – и не прогадал.

Проект 'The Locals' к печатной прессе имеет отношение весьма косвенное; впрочем, менее любимым от этого проект сей не стал. Начинался 'The Locals' с небольшого блога о недвижимости, работавшего в рамках проекта 'Look At Me'. Идею для своего блога Антоновский почерпнул на Theselby.com – там некий фотограф выкладывал сделанные им снимки самого разного рода интерьеров. В Москве запустить аналогичный проект оказалось несложно – друзей и знакомых у Данилы хватало всегда, и у многих из них были весьма необычные квартиры.

Блог пользовался определенным успехом – и вскоре начал понемногу перерастать обычную коллекцию фотографий. Сначала хозяева публиковали на сайте небольшие заметки, посвященные миру недвижимости; затем пришло время объявлений. Желающих сдать или снять квартиру в городе было более чем достаточно; как только Данила начал публиковать в блоге присланные ему объявления, количество писем возросло на порядок. Антоновский быстро понял, что он весь поток информации обрабатывать с достойной скоростью просто не в состоянии – и задумался о создании отдельного сервиса.

Над новым проектом вместе с Данилой начали работать дизайнер Евгений Лучинин и программист Эрик Усманов. Некоторое время ушло на разработку максимально удобного интерфейса – и в конечном итоге сайт был введен в эксплуатацию.

Несмотря на то, что сайт сравнительно успешно функционирует уже довольно долго, работы над его улучшением все еще ведутся – Данила объясняет это исключительно присущим ему перфекционизмом. К сожалению, работа над развитием сайта не дает возможности заниматься другими аспектами; в частности, довольно сильно страдает рекламная составляющая сайта. Антоновский прекрасно понимает, что 'TheLocals' при должном старании сможет приносить ему около 20-30 тысяч долларов в месяц – что по меркам проектов такого уровня не очень мног о, но и лишним явно не будет. Впрочем, предел у совершенства имеется; достигнув его, Данила как раз собирается заняться вопросами монетизации сайта.

Потенциальный доход от сайта – дело довольно интересное; куда важнее, однако, то, что сайты подобного уровня – по мнению Антоновского – являются будущим мира услуг. Действительно, новые сайты, предоставляющие услуги самого разного рода – доселе существовавшие исключительно в оффлайне – появляются со скоростью просто пугающей; не так далек тот день, когда все – или практически все – будет решаться именно через Интернет. Социальные сети, Интернет-аукционы, облачные ресурсы для игр, научных вычислений и учебы – Сеть сейчас предоставляет такие возможности, о которых еще лет десять назад никто не смел и мечтать. Свободных ниш остается все меньше и меньше – но даже и сейчас в меру предприимчивый и сообразительный человек сможет организовать проект, который облегчит жизнь сотням тысяч!

Данила Антоновский - биография и семья

О недвижимости, интернете, печатной прессе и перспективах на будущее

Любовь к Интернет-серфингу и любовь к печатной прессе у Данилы слились воедино; некоторое время Антоновский активно искал возможность заняться сразу двумя любимыми делами – и вскоре такая возможность ему выпала. В издательском доме Антоновского появилась новая вакансия – требовался шеф-редактор для всех сайтов Дома. Данила практически сразу же ухватился за эту возможность – и не прогадал.

Начинал Данила в журнале 'GQ'; довольно долгое время он занимал там редакторский пост. Работа в печатном издании всегда была Антоновскому по нраву, однако Интернет его привлекал с силой просто невероятной. Впервые побывал на просторах Сети Антоновский в 1994-м; Интернет того времени у современного пользователя мог бы вызвать лишь смех – право же, ну где это видано, чтоб одна картинка грузилась по три минуты?

Любовь к Интернет-серфингу и любовь к печатной прессе у Данилы слились воедино; некоторое время Антоновский активно искал возможность заняться сразу двумя любимыми делами – и вскоре такая возможность ему выпала. В издательском доме Антоновского появилась новая вакансия – требовался шеф-редактор для всех сайтов Дома. Данила практически сразу же ухватился за эту возможность – и не прогадал.

Проект 'The Locals' к печатной прессе имеет отношение весьма косвенное; впрочем, менее любимым от этого проект сей не стал. Начинался 'The Locals' с небольшого блога о недвижимости, работавшего в рамках проекта 'Look At Me'. Идею для своего блога Антоновский почерпнул на Theselby.com – там некий фотограф выкладывал сделанные им снимки самого разного рода интерьеров. В Москве запустить аналогичный проект оказалось несложно – друзей и знакомых у Данилы хватало всегда, и у многих из них были весьма необычные квартиры.

Блог пользовался определенным успехом – и вскоре начал понемногу перерастать обычную коллекцию фотографий. Сначала хозяева публиковали на сайте небольшие заметки, посвященные миру недвижимости; затем пришло время объявлений. Желающих сдать или снять квартиру в городе было более чем достаточно; как только Данила начал публиковать в блоге присланные ему объявления, количество писем возросло на порядок. Антоновский быстро понял, что он весь поток информации обр

абатывать с достойной скоростью просто не в состоянии – и задумался о создании отдельного сервиса.

Над новым проектом вместе с Данилой начали работать дизайнер Евгений Лучинин и программист Эрик Усманов. Некоторое время ушло на разработку максимально удобного интерфейса – и в конечном итоге сайт был введен в эксплуатацию.

Несмотря на то, что сайт сравнительно успешно функционирует уже довольно долго, работы над его улучшением все еще ведутся – Данила объясняет это исключительно присущим ему перфекционизмом. К сожалению, работа над развитием сайта не дает возможности заниматься другими аспектами; в частности, довольно сильно страдает рекламная составляющая сайта. Антоновский прекрасно понимает, что 'TheLocals' при должном старании сможет приносить ему около 20-30 тысяч долларов в месяц – что по меркам проектов такого уровня не очень много, но и лишним явно не будет. Впрочем, предел у совершенства имеется; достигнув его, Данила как раз собирается заняться вопросами монетизации сайта.

Потенциальный доход от сайта – дело довольно интересное; куда важнее, однако, то, что сайты подобного уровня – по мнению Антоновского – являются будущим мира услуг. Действительно, новые сайты, предоставляющие услуги самого разного рода – доселе существовавшие исключительно в оффлайне – появляются со скоростью просто пугающей; не так далек тот день, когда все – или практически все – будет решаться именно через Интернет. Социальные сети, Интернет-аукционы, облачные ресурсы для игр, научных вычислений и учебы – Сеть сейчас предоставляет такие возможности, о которых еще лет десять назад никто не смел и мечтать. Свободных ниш остается все меньше и меньше – но даже и сейчас в меру предприимчивый и сообразительный человек сможет организовать проект, который облегчит жизнь сотням тысяч!


Данила Антоновский

Как в XVIII веке, так и сейчас дендизм представляет собой способ отделения от окружающей среды или, скорее, вознесения над ней. Я для себя это сформулировал буквально пару недель назад, когда сидел в кафе «Флориан» в Венеции. Это дико старое заведение, в котором бывал, скажем, Байрон. Оно невероятно помпезное — витражи, церемонная подача, красивейшая посуда, — и вот ты сидишь, подливаешь себе кофе из серебряного кофейника, поглядываешь на Сан-Марко, а комната постепенно наполняется туристами в разноцветных пуховиках и уггах. Они галдят, вертят головами по сторонам, щелкают фотоаппаратами. До Байрона, который, может, сидел на их месте, им дела нет, не говоря уже о другом частом посетителе, Бродском. И вот я смотрел на все это и вдруг ощутил сильнейшее желание завести бежевое кашемировое пальто, шляпу, трость с набалдашником — в общем, что угодно, только чтобы визуально выпасть из этой толпы, чтобы подчеркнуть, что я не с ними, что я не один из них. Снобизм, конечно, но в этом отношении тоже ничего не изменилось. Все денди — снобы. Однако пример с кафе частный, потому что в наше время одежда в меньшей степени говорит о принадлежности к категории денди, нежели другие штуки. 

Какие именно? В первую очередь то, что ты делаешь. Простой пример — Джонатан Айв. Его редко можно увидеть в чем-то другом, кроме простой темной футболки. Но при этом он, несомненно, в большей степени денди, чем любой человек с фотографий Томми Тона. Почему? Да потому, что он делает лучший в мире дизайн. Или там Майкл Чернов, это такой нью-йоркский ресторатор. Он очевидно денди, при этом ходит в джинсах и клетчатых рубашках. Но он создал крутые заведения, в которых столика надо ждать полчаса. И вот тут проскакивает ключевое для определения современного дендизма слово: «созидание». Современные денди — это люди, которые создают. Создают нечто, что нравится другим людям. Это главное. А одежда, машина, поведение и прочие внешние вещи — они опциональны.

 

ПРЕДМЕТЫ

Данила Антоновский, совладелец Chop-Chop и Meatball Company — The Village

В еженедельной рубрике «Внешний вид» The Village фотографирует на улице знакомых горожан и просит их рассказать, в вещи каких марок они одеты и что думают о московских магазинах. На этот раз мы сфотографировали Данилу Антоновского в Малом Козихинском переулке.

Внешний вид (Москва): Данила Антоновский, совладелец Chop-Chop и Meatball Company. Изображение № 1.

Данила Антоновский

31 год, совладелец парикмахерских
Chop-Chop и закусочной Meatball Company

Покупает одни и те же вещи одних и тех же марок в разных магазинах по всему миру.

 

На Даниле: лоферы Alden, костюм Acne, футболка York St., очки Ray-Ban Wayfarer.

Внешний вид (Москва): Данила Антоновский, совладелец Chop-Chop и Meatball Company. Изображение № 2.Внешний вид (Москва): Данила Антоновский, совладелец Chop-Chop и Meatball Company. Изображение № 3.Внешний вид (Москва): Данила Антоновский, совладелец Chop-Chop и Meatball Company. Изображение № 4.Внешний вид (Москва): Данила Антоновский, совладелец Chop-Chop и Meatball Company. Изображение № 5.

 

О вещах

Внешний вид (Москва): Данила Антоновский, совладелец Chop-Chop и Meatball Company. Изображение № 6.

Лоферы Alden

У меня, если честно, крыша поехала на почве лоферов. Я хочу коллекцию из 50 пар, чтобы она начиналась в прихожей и плавно уходила куда-то за горизонт. И чтобы я стоял над ней по утрам и размышлял, какие надеть сегодня: просто чёрные, чёрные с кисточкой или чёрные с серебряной пряжкой. Эта пара куплена в Нью-Йорке.

 

Внешний вид (Москва): Данила Антоновский, совладелец Chop-Chop и Meatball Company. Изображение № 7.

Костюм Acne

Вы ведь не подумаете, что я выпендриваюсь, если скажу, что пиджак покупал в Лондоне, а брюки в Нью-Йорке? Ну просто так получилось. Сначала я купил пиджак, в Liberty, не примеряя, в качестве компенсации за неудачный роман с тамошней девушкой, а потом понял, что вещь эта не самодостаточна. Но ездить в Лондон поводов больше не было, поэтому я докупил брюки за океаном.

  

Внешний вид (Москва): Данила Антоновский, совладелец Chop-Chop и Meatball Company. Изображение № 8.

Футболка York St.

Это новое подразделение марки J.Press, которую запустили, чтобы быть ближе к молодёжной аудитории. Купил в Нью-Йорке.

  

Внешний вид (Москва): Данила Антоновский, совладелец Chop-Chop и Meatball Company. Изображение № 9.

Очки Ray-Ban Wayfarer

Без этих очков я чувствую себя голым, правда. Ношу только эту модель, и это у меня третья пара. Предыдущие две сломал, причём совершенно одинаково: выпив, клал их в задний карман брюк, а затем садился на стул.

 

О магазинах

Я за последние пару лет достиг очень спокойного потребительского состояния, когда найдены две-четыре любимые марки, определены подходящие тебе вещи и протоптаны дорожки к любимым магазинам.

У меня всё просто. Джинсы — Acne, обувь — Alden или New Balance, трикотаж — Margaret Howell, пиджаки — Barena, сорочки — Jil Sander. Плюс немного Dries Van Noten, Ralph Lauren и A.P.C. Зимой — дублёнка, весной — бежевое пальто, летом — костюм. В любое время года — кашемир.

Где всё это покупать — не имеет значения, тем более что мир сейчас сузился невероятно, и московский ассортимент всё меньше отличается от заграничного, ну во всяком случае в плане тех вещей, которые нужны мне. Здесь дороже, это правда, но так уж получилось, что все нормальные ретейлеры — я имею в виду FOTT и UK Style — мои друзья, и у меня везде скидки. Андрей Ковалёв (UK Style) вообще один раз так расчувствовался после какого-то особенно поэтичного статуса, который я написал на Facebook, что пообещал мне скидку 75 %. Но я как честный человек ей не воспользовался.

 

Фотографии: Юля Татарченко

 

Интервью с основателем «The Locals» Данилой Антоновским

Инвесторы оценивают сервис по недвижимости The Locals в $1 млрд. Основатель проекта Данила Антоновский о старте бизнеса и причинах, по которым он не приносит прибыли. Почему это дело остается перспективным и какие проекты в планах предпринимателя.

Данила Антоновский, основатель The Locals

Данила Антоновский, основатель The Locals

Интервью с основателем сервиса по недвижимости The Locals Данилой Антоновским. Сейчас инвесторы оценивают проект более чем в 1 млн. долларов.

Меня зовут Данила Антоновский. Я работаю шеф-редактором Condé Nast Digital – подразделения Издательского дома Condé Nast, который издает журналы типа GQ, Vogue, Tatler, Glamur. Собственно, подразделение Digital занимается всеми сайтами.

Я отвечаю в нем за редакционную часть, присматриваю за всем, что происходит, отслеживаю, чтобы информация выходила вовремя, и так далее. Помимо этого у меня еще есть свой проект, который называется The Locals. The Locals – это сервис, с помощью которого мы помогаем людям подыскивать недвижимость.

— Данила, расскажи, пожалуйста, как ты пришел к тому, чем ты сейчас занимаешься

Я довольно долго работал в журнале GQ редактором. Это была такая классическая работа в печатном издании. Но, насколько себя помню, я всегда дико любил интернет. Я все время был в нем, хотя, возможно, это громко сказано.

Первый раз я в интернет зашел, наверное, в 1994 году каким-то сумасшедшим бесплатным способом. В Москве существовал телефон, с помощью которого можно было прозвониться, на противоположном конце телефона был некий модем, который тебя и вводил в интернет.

Я не знаю, кто это организовал и каким образом, но, тем не менее, это было так. Нужно было дозваниваться на протяжении двух часов, не менее. Все было просто адски медленно. Загружая картинку, ты мог спокойно пойти на кухню, налить себе чаю, попить его, вернуться, а картинка была загружена всего лишь 70%. Тем не менее, это был первый настоящий интернет.

Собственно, с того самого момента я его полюбил за очень многие вещи, которые нет нужды сейчас перечислять. Все понимают, о чем я говорю, чем хорош интернет. Как-то у меня так сложилось, что любовь к интернету и любовь к печатным изданиям, которая тоже всегда существовала, шли параллельно. В какой-то момент я понял, что пора их объединять – в Издательском доме появилась вакансия шеф-редактора всех сайтов. Я подумал: «А почему бы и нет?» – и начал это делать.

— Давай поговорим про The Locals. Расскажи, пожалуйста, что это такое, как родилась эта идея, с чего все началось и чем закончилось?

The Locals начался с блога о недвижимости. Есть в интернете блог, который называется Theselby.com. Некий фотограф ходит по домам всяких приятных людей, фотографирует их, потом выкладывает фотографии интерьеров в свой блог.

Мы подумали, что было бы здорово сделать что-то подобное в Москве. Мы начали это делать, благо, у нас в Москве знакомых полгорода, и у некоторых из них были крутые квартиры. Мы начали их фотографировать, выкладывать в свой блог, который тогда существовал в рамках Look At Me. Это все поимело дикий успех, и мы начали прикручивать еще редакторские посты про околонедвижимость.

Потом мы переехали с Look At Me на отдельный адрес — thelocals.ru, там начали делать абсолютно то же самое, и в какой-то момент произошло то, что впоследствии навело на идею о необходимости сервиса. Мне в какой-то момент начали на почту писать люди буквально следующее: «Данила, мы хотим сдать квартиру, но с риелторами связываться у нас нет никакого желания, но и кому попало, мы тоже сдавать не хотим.

У вас же такой приятный блог и такая приятная аудитория. Может быть, вы вывесите наше объявление с пометкой о том, что мы сдаем квартиру?» Я начал это делать, и писем стало приходить все больше, больше и больше. В какой-то момент я понял, что у меня полдня уходит только на то, чтобы руками обработать и выложить 5-7 объявлений в день.

В общем, стало окончательно понятно, что надо делать сервис, и мы сервис сделали. Мы – это я, Женя Лучинин – довольно крутой дизайнер, который нарисовал Zvooq, Daru~Dar, был арт-директоромafisha.ru, и программист Эрик Усманов. Мы втроем долго думали над интерфейсом, долго пытались сделать его максимально удобным, и, мне кажется, это у нас получилось.

— Данила, скажи, пожалуйста, The Locals вам хоть какие-то деньги приносит?

Он сейчас не приносит нам никаких денег, хотя мог бы приносить, по одной простой причине – мы все дурацкие перфекционисты. Все усилия у нас уходят на то, чтобы довести сервис до идеального технического и визуального состояния, поэтому у нас совершенно нет времени обрабатывать запросы от рекламодателей.

Мы, естественно, с ними общаемся, мы им отвечаем, но это постоянная работа, на которую у нас совершенно нет времени. Просто мы для себя решили, что мы доведем сервис до нужного нам состояния, а потом будем конкретно работать над его монетизацией, потому что делать и то, и другое одновременно у нас не получается.

Сейчас мы уже близки к этому, и вскоре мы начинаем запускать такую штуку, как профиль агентств – профиль риелторских агентств, за доступ к которым будем брать деньги.

— Как ты оцениваешь объем денег, которые этот проект может приносить?

Ну, как? Если на самую ближнюю перспективу, то он может приносить порядка 20–30 тысяч долларов в месяц, что, конечно, совершенно не является для нас пределом мечтаний. Но тут ведь какое дело? Дело в том, что, рано или поздно, если не будет ядерной войны, все перейдет в интернет.

Все сделки, которые сейчас в Москве совершаются каким-то совершенно левым оффлайновым способом, они все равно перейдут в интернет. Поэтому на среднесрочную перспективу – лет пять – это может стать очень весомым, тем более что сейчас довольно большое количество сделок по недвижимости совершается за рубежом русскоязычными людьми.

Мне довольно часто пишут, и вот сейчас у нас на сервисе много объявлений люди выкладывают: «квартиры в Париже», «дома в Греции», «таунхаусы в Черногории», и так далее. Поэтому, если получится сделать такую универсальную площадку для сделок по недвижимости для всех русскоговорящих людей, это будет здорово.

— А какой сейчас у проекта трафик?

У проекта сейчас от 5 до 7 тысяч уникальных пользователей в день.

— У вас очень большая страница на Facebook, более 10 тысяч подписчиков…

Да, 12 тысяч.

— 12 тысяч? Наверное, это предмет вашей гордости

Да, это предмет нашей гордости, причем, двойной. Дело в том, что, во-первых, группа на самом деле большая, а во-вторых, мы гордимся тем, что она стала такой большой без какого-либо вложения средств в рекламу – на рекламу мы потратили ноль копеек. Мы ничего особенного не делали, мы не занимались SMM, то есть эта группа – просто отражение пользовательского интереса к Locals, вот и все.

— Данила, скажи, пожалуйста, в последнее время запуск каких проектов в интернете тебе запомнился? Может быть, что-то тебе особенно понравилось?

Мне, естественно, понравился AIRBNB, но его запуском назвать сложно. Это был такой резкий скачок, ведь он существовал года два в положении такого приятного стартапа. Потом им дали много денег, и они стали совсем крутыми.

Это мне по профилю близко, потому что мы занимаемся примерно тем же, хотя там несколько другая схема – там туристическая недвижимость. Тем не менее, интерфейс и то, как все реализовано, просто выше всяческих похвал: внутренняя система сообщений, внутренняя система расчетов, на чем они, судя по всему, зарабатывают очень большие деньги, а будут зарабатывать еще больше. Вот это мне нравится.

Еще мне нравится довольно обаятельная штука, которая называется krrb.com. У них слоган звучит как: Buy & Sell Locally, то есть это некая такая доска объявлений, где ты можешь продать пианино, гитару или, там, не знаю, комод, привязанные к районам. Тоже выглядит довольно неплохо и мило, очень удобно пользоваться. Но это, естественно, не у нас, а в Нью-Йорке или в Сан-Франциско, не помню точно.

И еще мне дико, очень-очень понравилось приложение Forkly. Forkly от слова fork – вилка. Это тоже такой проект, который существует в мобильном виде. Он позволяет тебе фотографировать свою еду, рецензировать ее, выкладывать, читать рецензии других людей, и это тоже сделано очень круто. Вот эти три проекта мне понравились.

— Есть ли какие-то ближайшие планы по The Locals, которые ты мог бы озвучить? Во что вы будете развиваться?

Ближайшие планы по The Locals следующие. Во-первых, мы сейчас будем брать деньги на этот проект и будем его развивать. До сих пор деньги нам поступали только периодически. Сейчас в Москве любому более-менее адекватному стартапу поступает какое-то количество инвестиционных предложений.

Были они и у нас, но мы их рассматривали в довольно таком вялом режиме, потому что понимали, что мы пока еще не уперлись в стенку, мы еще можем обходиться без инвестиций. Потому что, я считаю, что инвестиции надо брать только тогда, когда ты понимаешь, что без них ты дальше не можешь.

Для нас сейчас эта точка близка. Мы понимаем, что вышли на такой уровень, за которым есть органический рост, и он будет происходить. Через 3-4-5 лет мы можем, конечно, вырасти в нечто значительное, но мы можем сейчас взять инвестиции и вырасти за год.

Поэтому вот сейчас мы ведем переговоры с одной довольно крупной компанией. Это, в общем, первое серьезное предложение. До этого предложения были менее серьезные, а тут компания большая, и люди серьезные. Мы с ними переговариваемся и будем брать на Locals деньги.

— Данила, представь, что есть люди, которые думают о том, чтобы начать свой бизнес, найти какой-то проект, но они не могут решиться. Ты можешь поделиться с ними каким-то своим опытом? Что тебе понадобилось для того, чтобы запустить свой Locals – сколько денег, сколько времени, насколько это было сложно?

Сейчас абсолютно идеальная ситуация для того, чтобы что-то делать. Поэтому, если кто-то думает и не может решиться… Ну, чего тут думать? Это не Америка, где для того чтобы сделать свое дело, ты вынужден отказаться от карьеры.

Два года ты пытаешься сделать свое дело, у тебя ничего не получается, но ты уже не можешь вернуться back on track, потому что там все очень быстро и упорядочено, и если ты один раз слетаешь – тебе очень сложно вернуться. В Москве же ты можешь, например, на пять лет уехать в Черногорию, сидеть там, есть баранину и пить вино, потом вернуться, ничего эти пять лет абсолютно не делав, и тебя с распростертыми объятиями примут, дадут тебе отдельный кабинет и хорошую зарплату, потому что работать совсем некому.

Поэтому вот этот выбор: корпоративная карьера или свое дело – он как бы довольно легкий. Если вы чувствуете, что лучше заниматься своим делом – занимайтесь, не получится – вы всегда можете вернуться в компанию. Чем и хорош стартап – он не требует инвестиций, он требует только твоей энергии. И все, что тебе нужно, это найти дизайнера и программиста, заинтересовать их своей идеей, пообещать им определенное количество процентов, и все. Если они в нее поверят, то все, вы начинаете работать. Так было и у нас.

— Во сколько ты сейчас оцениваешь стоимость проекта?

Я его вообще не оцениваю. Я не знаю, сколько он стоит. В тех предложениях, которые у нас были, речь шла о 200 тысячах за 20%, соответственно, это миллион долларов. Но в данном случае любая оценка абсолютно умозрительная. Собственно, в этом одновременно и прелесть, и сложность интернет-бизнеса.

Ведь очень часто приходится оценивать не нечто конкретное, не некие конкретные бизнес-результаты, а вектор, и ты должен понимать, к чему это может привести. Locals – он не приносит денег, но все понимают, во что он может превратиться в будущем, вот и все. Поэтому любая его оценка – она умозрительная.

— Меня всегда интересует вопрос некой информационной среды человека, ведь он живет и потребляет определенного рода информацию

Я понял, это о том, что я читаю.

— Да, что ты читаешь?

Я читаю… Слушай, оказывается, к своему стыду, я реально потребляю довольно мало информации – я крайне мало читаю. Я читаю selectism.com – это блог о моде, я читаюTechCrunch немножко, и я читаю The New Yorker, а все остальное я не могу вычленить.

Это, кстати, нормально, потому что я, как и большинство людей, потребляю информацию с Facebook, а Facebook – это такая лавина, где ты просто выхватываешь те кусочки, которые тебе интересны. Вот поэтому я назвал три медиа, которые я читаю, а все остальное – это огромный слившийся поток.

— Данила, выскажи, пожалуйста, свое пожелание нашим зрителям, которые хотят сделать карьеру в журналистике, где работаешь сейчас ты. Как им это сделать?

Это сделать довольно просто не только в журналистике, но и в любой другой области. Есть такое очень важное слово «целеполагание». Для того чтобы сделать сначала карьеру, вам нужно просто для себя понять, что вы хотите эту карьеру сделать. Я это говорю потому, что вокруг огромное количество людей, которые существуют как бы по инерции, в том числе, и в своей профессиональной области.

Им кажется, что, например, неплохо было бы сделать карьеру в юриспруденции – и они делают ее, не питая при этом особой склонности к юриспруденции. Поэтому, я считаю, первое, что нужно сделать – это понять, чем вы хотите заниматься, прочувствовать это хорошо и захотеть этого по-настоящему. У меня всегда был определенный вектор, поэтому у меня все произошло довольно быстро.

Я написал письмо, типа, вот я такой-то, хочу у вас работать – они мне на него не ответили. Я написал второе, третье – не ответили. Тогда я написал другому человеку, другому редактору. Я сам нашел его почту, ведь тогда все еще не было в открытом доступе. Он согласился. Начали работать – все пошло.

Проблема большинства людей, которые сейчас пытаются сделать карьеру, в том, что они какие-то совершенно дурацкие, аморфные и непонимающие. Я об этом сто раз уже говорил. Вот мне пишут: «Здравствуйте, я Иван Иванов, хочу писать для GQ». Я отвечаю: «Отлично, пишите». И все, человек пропадает. Еще пишут: «Я могу быть колумнистом». Я говорю: «Вы совсем дурак? У нас колумнисты – Лимонов, Ерофеев и так далее.

Вы хотите встать между ними? Но ведь это же просто глупо». А вот если мне напишут: «Здравствуйте, я Иван Иванов. Я знаю, что вы в журнале отвечаете за такую-то рубрику, и вот в последнем номере у вас был такой-то материал. Так вот, я могу сделать лучше.

Пожалуйста, поручите этот материал мне, я сделаю то-то, то-то и то-то». Я с радостью отвечаю: «Делайте, пожалуйста». Человек делает хороший материал, получает деньги и получает заказ на следующий материал, и это работает только так. И это абсолютно справедливо в отношении любой сферы.

© Алексей Цверов, DigitalNation.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о