Уютный трикотаж: интернет магазин белорусского трикотажа

Авсаджанашвили хатуля – «Я слишком рано оказалась на показах»: Хатуля Авсаджанашвили рассказывает, как жить в модной индустрии, не выпячивая себя

Авсаджанашвили хатуля – «Я слишком рано оказалась на показах»: Хатуля Авсаджанашвили рассказывает, как жить в модной индустрии, не выпячивая себя

Хатуля Авсаджанашвили: биография и интервью о семейном бизнесе и дружбе с конкурентами

«А вы знаете, что у нашего города есть палитра пантонов, утвержденная еще при Александре I?» – питерская девушка Хатуля Авсаджанашвили стоит на крыше крошечного отеля «1880» с видом на все красивое, в том числе на ее магазин Nevsky 152. Она одета строго по этому пантону – в бежевый комбинезон old Céline. И говорит тихо и спокойно, как все в этом меланхоличном городе. Так тихо, что я беспокоюсь за свой диктофон, настроенный на энергичную московскую палитру.

Тем же негромким голосом, за которым человек проницательный моментально угадывает энергию и бизнес-драйв, Хатуля семь лет назад убедила Chanel въехать в принадлежащее их семейной компании Babochka здание на Невском. «Когда такие марки принимают решения, это может длиться десять лет и даже больше. Для них это как брак. То есть дело, которое не должно быстро закончиться», – улыбается она. Семья Авсаджанашвили долго ухаживала за Chanel. И не только из любви к искусству Лагерфельда – каким бы пакетом брендов ретейлер ни владел, есть волшебные маячки, по которым все сразу становится ясно.

Трогательно, что в начале нулевых – Хатуля еще училась на юрфаке Санкт-Петербургского университета и ездила с родителями на важные фэшн-переговоры – ей предложили место в Chanel: «Мы как раз нацелены на развивающиеся рынки, и нам нужны такие инициативные молодые люди, как вы». Мама Хатули потом долго гордилась перед подругами: «Хатуле предложили работать в Chanel». А девушка недолго подумала и отказалась: «Я человек, очень привязанный к городу. Это мое место силы. Здесь ценности, которые для меня важны».

В конце 1980-х в Ленинграде действовал странный закон, по которому кооператив мог открыть только пенсионер. Борису Григорьевичу было всего сорок три. Он окончил хореографическое училище Большого театра, танцевал в ансамбле Игоря Моисеева. Работал хореографом – когда в 1972-м Борис Эйфман ставил свою дипломную работу, балет «Гаянэ» в Михайловском, он пригласил Авсаджанашвили отвечать за народные танцы, и с тех пор они дружат. Получив заслуженного, Борис Григорьевич в сорок вышел на пенсию, работал импресарио. Но раз пенсионерам разрешили делать бизнес, то он, человек, органически неравнодушный к моде, в 1988 году открыл кооператив «Бабочка» – с надеждой, что жизнь этого бизнеса будет если не долгой, то хотя бы яркой. Но полет до сих пор идет в штатном режиме. В ноябре 2018-го Babochka пышным вегетарианским ужином в исполнении шефа Владимира Мухина праздновала свое тридцатилетие в Главном штабе Эрмитажа, и поздравлять слетелись не только друг-дизайнер Стелла Маккартни, но и такие важные для татлеровской вселенной люди, как Александр Дюков, Борис Пиотровский, Николай Цискаридзе и нынешний президент «Зенита» Александр Медведев.

Позже Babochka стала не просто ретейлером, но и девелопером Староневского (участок Невского проспекта от Площади Восстания до Александро-Невской лавры) – Бориса Григорьевича интересовало глобальное развитие, ему никогда не было интересно заниматься фасонами и размерами.

Зато Хатуле не скучно четыре месяца в году проводить в шоурумах на закупках. Но за деревьями она тоже умеет видеть лес. Этой осенью Babochka стала идеологом проекта «Староневский. Территория моды» – ассоциации, которая объединяет более двадцати ретейлеров «на районе». Вообще-то это мировая практика – когда модные Дома-соседи начинают дружить. Не с целью друг друга съесть, а чтобы сообща разруливать проблемы. Семья Хатули дружит с Гульельмо Миани, владельцем бренда Larusmiani, так вот отец Гульельмо много лет назад основал такую ассоциацию в Милане. Сначала для бутиков Монтенаполеоне. Потом присоединились Спига и весь «золотой квадрат моды». А в Питере в ассоциацию вошли Louis Vuitton, Сhanel, Christian Dior, Bvlgari, Fendi, основные бутики группы Babochka... И еще много замечательных вывесок. Они рады будут и новым игрокам – ресторанам или отелям, главное, чтобы те были про люкс. «У нас один принцип. Мы обслуживаем одного клиента».

Две из пятисот – Стиль – Коммерсантъ

Хрупкие на первый взгляд девушки входят в список 500 самых влиятельных людей мира моды по версии авторитетного американского издания Business of Fashion (одно из самых уважаемых в индустрии) наряду с бессменным главредом американского Vogue Анной Винтур и креативным директором Mercury Аллой Вербер. О своих победах и достижениях они с радостью рассказали редакции "Стиль. Женщины".


Хатуля Авсаджанашвили

— Компания Babochka (Бабочка) — это семейный бизнес. Если сравнивать его с другими — небольшой. И тем не менее вы вошли в список 500 самых влиятельных людей в мире моды, где наряду с вами Наталья Водянова, Мирослава Дума, Алла Вербер (Mercury) и Екатерина Моисеева (Bosco). Недавно Babochka отметила юбилей — 25 лет. Как все начиналось?

— Babochka основал мой отец в 1988 году. В стране перестройка, а ему всегда хотелось свое дело. Начинали с небольшого кооперативного магазина, меняли формат вместе с изменениями, которые происходили в стране. Такими понятиями, как fashion business, в нашей стране не оперировали. Это был процесс эволюции. Мы учились, менялись, росли, развивались сами. К концу 1990-х — началу 2000-х наша компания уже в полной мере соответствовала западным стандартам. Нам стали доверять франчайзинговые проекты, и именно это стало для нас моментом профессионального роста.

— Компания остается семейной?

— Да, магазин открыл мой отец, через несколько лет присоединилась моя мама. Родители не профессиональные бизнесмены, папа — заслуженный артист, окончил хореографическое училище Большого театра, долгое время танцевал и работал в сфере искусства. Мама — врач. Дело, которое они создали, стало их общей новой жизнью, которая, как это часто бывает в семейных компаниях, не отделялась от жизни семьи. Мы с братом учились на юридическом факультете СПбГУ, но с детства принимали участие в жизни компании, нам было понятно, чем мы будем заниматься в дальнейшем.

— За какие направления вы сейчас отвечаете?

— В первую очередь за закупки женских коллекций и все, что связано с маркетингом. Но у нас же семейный бизнес, так что всем понемногу.

— У компании много проектов, но какой вы бы назвали ее лицом?

— Самым важным лично для меня является наш последний проект — Nevsky 152: это пространство включает в себя монобрендовые корнеры — Chanel, Fendi, Giorgio Armani — и мультибрендовое пространство Concept Store.

— За 25 лет у вас наверняка было столько всего интересного и важного — выставки, открытия, визиты именитых дизайнеров. Что больше всего запомнилось?

— Думаю, что открытие нашего первого франчайзинга Ermenegildo Zegna в 2003-м. Это был год 300-летнего юбилея Санкт-Петербурга. Ряд культурных проектов был приурочен к официальным торжествам, и одним из таких проектов было выступление The World Orchestra for Peace в Мариинском театре под руководством Валерия Гергиева. Спонсором этого проекта была компания Ermenegildo Zegna. Поэтому на открытие бутика приехала вся семья Зенья с большой группой друзей. Так получилось, что обычное, по сути, открытие бутика оказалось в центре масштабных праздничных мероприятий и мы занимались их организацией. Babochka на тот момент была совсем еще маленькой компанией, но уровень требований был самый высокий. В то время я еще училась в университете, и это открытие стало моим первым ответственным делом.

— Для ритейла в области люкса сейчас не лучшие времена. Снижается покупательная способность, ежедневные колебания курса валют, как вы выходите из сложившейся ситуации?

— Нет, к сожалению, правил, как действовать, когда все меняется непредсказуемо. В условиях колебания курса мы плотнее взаимод

Хатуля Авсаджанашвили празднует 30-летие компании Babochka

«Пусть это будет хоть и короткая, но яркая жизнь», — сказал бывший артист балета Бойгар Авсаджанашвили, выбирая для первого в тогда еще Ленинграде частного модного бутика название Babochka. Пророчество оправдалось наполовину. Сегодня во главе празднующей 30-летие компании стоят уже дети Бойгара: Хатуля и Тимур. «Мы обсуждаем работу круглосуточно и при любых условиях — в субботу, в воскресенье, на каникулах, в поездках. Никогда не ставили задачу разделять семью и бизнес, не видели в этом необходимости», — говорит Хатуля, которая пришла в компанию, едва получив диплом юриста СПбГУ.

Благодаря ей в Петербурге появляются самые актуальные бренды: от Off-White и Calvin Klein с Рафом Симонсом до созданного стилистом Леди Гаги и Канье Уэста Мэтью Уильямсом бренда Alyx. А еще Хатуля поставила на модной карте города новую точку — Старо-Невский проспект. «Мы первыми открыли там магазины, а остальные бренды подтянулись».

Что значит одевать модный Петербург? «У нас кроме климатических особенностей есть и стилистические. Петербург больше похож на Северную Европу. Мы сдержанные, у нас скорее скандинавский стиль». Гардероб самой Хатули на 99 процентов состоит из вещей трех дизайнеров: Стеллы Маккартни, Клэр Уэйт Келлер и Фиби Фило. «У меня целая коллекция Céline под руководством Фило, — говорит она, — я ее большая поклонница». Но личные симпатии не мешают ей приветствовать назначение Эди Слимана креативным директором Celine: «Он, вероятно, обеспечит больший охват аудитории, чем Фиби. Слиман создал очень парижскую коллекцию, многие любят это».

Этой осенью в честь юбилея в концепт-сторе Nevsky 152 открылась юбилейная комната: стены украсили памятными фотографиями, а полки — вещами, созданными к круглой дате. Норковая шуба The Row с автографом сестер Олсен на подкладке, кашемировый костюм британцев Chinti & Parker с принтом «1988» или кашемировый плед Tak.Ori с ностальгической фотографией Старо-Невского проспекта 1988 года — дизайн всех вещей вдохновлен историей Babochka. Личный фаворит Хатули — пуловеры Alexandra Golovanoff (тоже из кашемира). «У них идеальный силуэт и моя любимая сдержанная цветовая гамма, а еще Александра совместила две восьмерки, и получился очень красивый многозначный символ: в нем и два знака бесконечности, и клевер-четырехлистник на удачу, и крылья бабочки». Которая совсем не собирается прекращать свой полет.

Шерстяное платье Céline

Стиль: Светлана ВашенякПрическа и макияж: Юлия Точилова for Oribe RussiaАссистент фотографа: Иван СоловьевПродюсер: Карина ЧистяковаАссистент продюсера: Маргарита Синяева

Подпишитесь и станьте на шаг ближе к профессионалам мира моды.

Фото: Полина Твердая

Хатуля Авсаджанашвили о том, как собрала для Эрмитажа редкие (невероятные!) костюмы Mugler, Versace и Elie Saab

Как прошла подготовка выставки?

Хатуля: Мы провели большую работу с модными домами — встречались c креативными директорами и CEO компаний, чтобы получить по-настоящему ценные и значимые луки, чтобы экспозиция получилась безупречной.

Нина: Мы исключительно довольны результатом. Не обошлось и без стресса: платье Valentino прилетело за час до открытия выставки, но ведь прилетело! Так что мои комплименты Хатуле — все модные дома разные, со всеми было непросто договориться. И если бы не репутация Хатули и вес ее имени в мире моды, все это вряд ли было бы возможно.

Вячеслав: Да, в мире моды самое главное — связи. Не придешь же и не скажешь: «Здравствуйте, дайте нам ваши костюмы, и вообще, давайте выставку сделаем». А вот когда кто-то рекомендует — это все упрощает.

Нина:

Что особенно важно, впервые европейские, американские модные дома подарили свои изделия Эрмитажу — да, в наших фондах есть платье Dior 1957 года, но это дар частного лица, петербургского коллекционера Павла Абрамова. И отечественные дизайнеры передавали в наш архив свои работы. Но иностранные — прежде никогда.

Хатуля: Соседство совершенно несочетаемых по стилистике дизайнеров — в этом и уникальность, и сложность проекта. Все-таки обычно модные дома предпочитают моновыставки, и было непросто уговорить их на появление на одной площадке — каждый дом хотел занять особое место на этой выставке. В этом суть моды — выделяться. Разумеется, все произошло в том числе и потому, что эта площадка — именно Эрмитаж, все дизайнеры с огромным уважением относятся к нашему любимому музею и в итоге поступились своими амбициями. А мы постарались, чтобы у каждого были равноценные пространство и значимость в экспозиции.

10 (анти) трендов этой весны по мнению Хатули Авсаджанашвили

Владелица сети бутиков Babochka и одна из самых влиятельных персон в мире моды Хатуля Авсаджанашвили рассказала «Собака.ru», какие вещи выбрала для себя в новом сезоне, где купить сумку как у принцессы Дианы, и почему вам больше не нужно одеваться в стиле «городского сумасшедшего». 

Что просто обречено стать вещью-мемом? Cоломенная панама от Valentino. 

Что вы уже выбрали для себя на сезон? Смокинг Calvin Klein 205W39NYC, сумку Peekaboo с потайными отделениями и платья-комбинации Мiu Miu. 

Какие коллекции весна-лето оказались самыми важными? Последняя коллекция Рафа Симонса для Calvin Klein 205W39NYC, все эти вещи станут достоянием истории, и дебют Эди Слимана для Celine.

Обязательные покупки? Гороховый принт как на платьях Calvin Klein 205W39NYC, Miu Miu или будто винтажном сарафане с поясом Oscar de la Rentа добавит свежести и легкомыслия. Принцип «чем ярче, тем лучше»: флуоресцентные цвета кричат о наступлении весны. Металлизированные аксессуары от Celine, Valentino и Proenza Schouler. Нарочито старомодные классические сумки, какие носила принцесса Диана (Valentino Uptown, Celine Triomphe, Givenchy, Gucci, Fendi). 

Какие устоявшиеся тренды не сдадут своих позиций? Поясные сумки и строгий костюм. 

А какой безнадежно устарел? Логомания, объемные худи и образ «городского сумасшедшего». 

Обувь сезона весна-лето 2019, которая нужна нам прямо сейчас? «Казаки» Celine Berlin Boots, кроссовки Gucci Flashtrek, мюли The Row. 

Стилевой прием, который делает весь лук? Колорблок как у Jil Sander, Loewe, Calvin Klein 205W39NYC.

Самый горячий аксессуар? Бежевые сапоги Jil Sander. 

Смарт-инвестиция «на века»? Жакет Celine, плиссированная юбка Valentino, поясная сумка.

Фото: архивы пресс-служб 

Высокая мода

Владелица фэшн–бизнеса Babochka Хатуля Авсаджанашвили в этом году попала в список людей, обладающих наибольшим влиянием в индустрии моды, который ежегодно публикует журнал Business of Fashion. В списке из 500 человек только 14 россиян, а совокупная стоимость бизнеса и брендов, которые представляют эти люди, издание оценивает в $1 трлн.

Имя Хатули сравнительно новое для фэшн–индустрии, в отличие от ее фамилии. Бизнес Babochka семейный и создан был ее отцом, Бойгаром Авсаджанашвили, который открыл первый бутик еще в 1988 году. Как рассказывала Хатуля в интервью порталу Buro 24 / 7, тогда в Ленинграде сложились подходящие условия для открытия частных предприятий и пенсионерам предоставлялись льготы для создания кооперативов.

Бойгар Авсаджанашвили как артист балета получил пенсионное удостоверение сравнительно рано. Благодаря богатому артистическому прошлому он много путешествовал и "ему было интересно создать что–то неожиданное, новый бизнес в Советском Союзе, где такого рода магазинов не существовало", цитирует интернет–ресурс слова Хатули.

Работа магазина с самого начала стала частью истории семьи — к работе почти сразу подключилась жена Бойгара и мать Хатули. Сама девушка уже с конца девяностых не понаслышке знала о жизни магазина Babochka. Так что нет ничего удивительного в том, что после окончания юридического факультета СПбГУ, который, кстати, окончил и ее брат Тимур, Хатуля подхватила управление семейным бизнесом. Тем более что к тому моменту девушка освоила и профессию байера. На сегодняшний день в компании она отвечает за закупки коллекций одежды и маркетинг. Бизнес–леди много времени проводит за пределами Петербурга и России. Финансово–административная работа лежит на плечах ее брата.

Разумеется, семейный бизнес давно перерос масштабы одного магазина в центре города. Сейчас под управлением компании находится девять монобрендовых бутиков, несколько мультибрендов. Самый крупный торговый объект компании — мультибренд Concept store Nevsky 152, здание которого семья Авсаджанашвили выкупила у холдинга RBI в 2010 году. Его площадь превышает 2 тыс. м2. Здесь размещены монобрендовые бутики Fendi, Giorgio Armani и Chanel, мультибренд Babochka, книжная галерея, отдел гаджетов и цветочный отдел.

За эти годы семье удалось стать одним из крупнейших продавцов одежды в сегменте лакшери в Петербурге. Достижение тем более удивительное, что работает Babochka в городе, жителей которого отличает сдержанность, экономность и даже некоторый снобизм в потреблении. Хатуля в интервью вспоминает, что на старте работы ее отцу было сложно предсказать судьбу страны, не то что бизнеса. Многие его друзья тогда говорили, что все созданное в такой момент будет иметь краткосрочный характер. Как ни странно, это и определило имя будущего магазина: жизнь у бабочки краткая, но яркая и запоминающаяся. Шутка обернулась серьезным успехом и большими перспективами.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter

Персона Grazia: Хатуля Авсаджанашвили | Журнал GraziaMagazine

Хатуля Авсаджанашвили

Хатуля Авсаджанашвили

ДОСЬЕ

Дата рождения: 30.12.1979.
Владелица сети магазинов Babochka в Санкт-Петербурге.
Образование: юридический факультет СПбГУ

Героиня Grazia знает идеальный способ, как совместить общение с родными и работу — и поэтому целиком посвятила себя семейному бизнесу!

Девушка с волшебным именем Хатуля — из тех редких людей, которые начинают карьеру чуть ли не с пеленок. Знаменитую не только в Санкт-Петербурге, но и за переделами Северной столицы сеть магазинов Babochka открыли ее родители. Наша героиня с детства была «на подхвате» и всегда помогала старшему поколению.

«С малых лет мне приходилось присутствовать на переговорах. А во время каникул я работала в магазине — именно поэтому досконально знаю все процессы».

Свой нынешний успех девушка тоже связывает с ранним стартом. Ведь когда ровесники только задумывались о трудоустройстве, она уже могла похвастаться солидным профессиональным опытом!

Кстати, оригинальное название Babochka придумала вовсе не юная Хатуля, а ее отец. «Шутливая форма неслучайна: в 1986 году многие попросту не верили в существование бизнеса в тогда еще советском государстве. Все считали, что волна перемен временная, с очень недолгой перспективой. Слушая такие разговоры, папа однажды сказал: «Пусть лучше будет короткая, но красивая история, как у бабочки!» А уже потом, много лет спустя, мы узнали, что она символизирует вечность в разных культурах».

Учитывая, что сейчас Babochka празднует 25-летие, с названием создатели точно не ошиблись!

Наша героиня признается, что работа занимает огромную часть ее жизни. Однако у нее есть собственный рецепт, как найти время на семью. «К счастью, самые близкие люди — родители и брат — мои партнеры по бизнесу, поэтому у меня есть уникальная возможность совместить общение с ними и дела».

Само собой, мечта у Хатули тоже есть. «Мне бы хотелось, чтобы мои дети и племянники когда-нибудь отвечали на вопросы журналистов по поводу, скажем, 60-летия Babochka!»

ФОТО: ГАЙ ЙОХАНСОН. МАКИЯЖ: ОЛЬГА ПЕТРОВА. ВОЛОСЫ: ЕВГЕНИЯ СТРОЕВА

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *