Уютный трикотаж: интернет магазин белорусского трикотажа

Берг ман: Бергман, Ингмар — Википедия – фильмография, фото, биография. Актер, Режиссер, Продюсер, Сценарист.

Берг ман: Бергман, Ингмар — Википедия – фильмография, фото, биография. Актер, Режиссер, Продюсер, Сценарист.

Содержание

Бергман, Ингмар — Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Бергман.

Эрнст И́нгмар Бе́ргман (швед. Ernst Ingmar Bergman [ˈɪŋmar ˈbærjman] (инф.); 14 июля 1918, Уппсала, Швеция — 30 июля 2007, Форё, Готланд, Швеция) — шведский режиссёр театра и кино, сценарист, писатель. Признан одним из величайших кинорежиссёров[1]авторского кино. Среди наиболее известных фильмов Бергмана — «Седьмая печать» (1957), «Земляничная поляна» (1957), «Персона» (1966), «Шёпоты и крики» (1972), «Фанни и Александр» (1982).

Ингмар Бергман поставил более шестидесяти художественных и документальных фильмов для кино и телевидения, при этом был автором сценария к большинству из них. Также на его счету более ста семидесяти театральных постановок[2]. В 1953 году сформировалось многолетнее плодотворное сотрудничество Бергмана с кинооператором Свеном Нюквистом. В фильмах Бергмана часто снимались Харриет Андерссон, Лив Ульман, Гуннар Бьёрнстранд, Биби Андерссон, Эрланд Юзефсон, Ингрид Тулин и Макс Фон Сюдов.

Ранние годы[править | править код]

Бергман в молодости

Ингмар родился в Швеции, в городе Уппсале в семье лютеранского пастора Эрика Бергмана и медсестры Карин Бергман (урожд. Окерблум)[прим 1]. Его старший брат Даг (англ.)русск. впоследствии выбрал карьеру дипломата, а сестра Маргарета (англ.)русск. стала писательницей[7]. Отец придерживался консервативных взглядов на воспитание детей и часто подвергал различным наказаниям, в том числе телесным.

В основе нашего воспитания лежали такие понятия, как грех, признание, наказание, прощение и милосердие, конкретные факторы отношений детей и родителей между собой и с Богом. В этом была своя логика, которую мы принимали и, как мы полагали, понимали.

Воспоминания Ингмара Бергмана [8]

Интерес к театру и кино проявился у Бергмана ещё в детстве. Когда ему было девять лет, брату подарили на Рождество «волшебный фонарь» — распространённый в то время простой проекционный аппарат с керосиновой лампой в качестве источника света. Ингмар предложил Дагу в обмен свою коллекцию оловянных солдатиков и приступил к опытам. Волшебный фонарь позволял проецировать неподвижные изображения со стеклянных пластин и небольшие фильмы с соединённой в кольцо 35-мм плёнки. Бергман использовал бокс-камеру для создания псевдо-фильмов из нескольких кадров, а на отрезках плёнки со смытой эмульсией дядя Карл помогал создавать ему собственные мультфильмы

[7][8][9]. Большое впечатление на него произвёл принадлежавший его тёте Лоттен миниатюрный театр теней. В возрасте двенадцати лет Бергман получил возможность в течение нескольких вечеров присутствовать за сценой театра на постановке пьесы «Игра снов» Стринберга и «впервые в жизни прикоснулся к магии актёрского перевоплощения»[8]. Начиная с этого возраста и вплоть до окончания гимназии его любимым увлечением помимо опытов с волшебным фонарём становится самодельный кукольный театр. Ингмар постоянно строил новые варианты театров, изготавливал декорации и системы освещения[10].

Летом 1934 года Бергман провёл шесть недель в Германии[8][прим 2], куда его отправили по обмену. Его сверстник из немецкой семьи был членом Гитлерюгенда, и вскоре сам 16-летний Бергман поддался влиянию нацистской пропаганды[прим 3].

В 1937 году Бергман поступил в Стокгольмский университетский колледж (позже переименован в Стокгольмский университет), где изучал литературу и историю искусств. Учёбе он уделял мало времени, посвящая всё своё время театральной деятельности молодёжного клуба. После семейного скандала Бергман покинул родительский дом, после чего несколько лет не общался с семьёй. Окончательно оставив учёбу ради театра, Бергман отправляется в турне в качестве реквизитора и осветителя в постановке «Отца» Стринберга. Премьера обернулась провалом, и оставшийся без жилья и средств к существованию Ингмар некоторое время работал в Оперном театре ассистентом режиссёра. В это время он написал несколько пьес

[8].

1940-е[править | править код]

В 1942 году[13] одна из пьес Бергмана была поставлена в Студенческом театре и получила положительный отзыв в газете «Свенска дагбладет». На спектакль обратили внимание Карл Андерс Дюмлинг, руководитель киностудии «Svensk Filmindustri (швед.)русск.» и Стина Бергман, заведующая сценарным отделом. Вскоре Бергман получил работу в киностудии, занявшись редактированием чужих сценариев и написанием собственных. Вскоре один из сценариев Бергмана под названием «Травля», основанный на воспоминаниях о его школьных годах, привлёк внимание Виктора Шёстрёма, одного из основоположников шведского кинематографа, который передал сценарий режиссёру Альфу Шёбергу. Фильм был снят в 1944 году. Ингмар Бергман присутствовал на съёмочной площадке в качестве помощника режиссёра, и Шёберг поручил ему самостоятельно срежиссировать несколько сцен. «Травля» была хорошо принята в странах Скандинавии, а после окончания войны — в США и Великобритании

[7]. В 1943 году Бергман женился на Эльсе Фишер, приятельнице из труппы бродячих актёров. В конце того же года у них родилась дочь Лена.

Во время съёмок «Травли» Бергман получил предложение возглавить пришедший в упадок Городской театр Хельсингборга. Он нанял новую труппу и за год сумел вывести театр из кризиса. Весной 1945 года Бергман развёлся с Эльсой, увлёкшись Эллен Лундстрём. Позже от этого брака у него появилось ещё четверо детей — Ева, Ян, близнецы Анна и Матс[7].

Бергман (справа) во время съёмок фильма «Кризис» (1944 год)

Летом того же года Ингмар Бергман приступил к своей первой работе в качестве кинорежиссёра[прим 4] — съёмкам фильма «Кризис». Сценарий был написан им по пьесе датского драматурга Лека Фишера (датск.)русск. «Мать-животное». Работа над «Кризисом» сопровождалась многочисленными проблемами. Фильм провалился в прокате, что вызвало недовольство со стороны руководства «Свенск Фильминдустри»[14]. На помощь Бергману пришёл продюсер Лоренс Мармстедт (швед.)русск., пригласивший его снять фильм «Дождь над нашей любовью» по пьесе норвежского драматурга Оскара Бротена (норв.)русск.. Согласно воспоминаниям режиссёра «Дождь над нашей любовью» стал его первым фильмом, снятым под влиянием поэтического реализма, в частности — работ французского режиссёра Марселя Карне[7].

Осенью 1946 года Бергман начал работать в муниципальном театре Гётеборга. Он искал возможность самостоятельно экранизировать собственные сценарии, но продюсеры были заинтересованы лишь в покупке сценариев. В 1947 году по его сценарию режиссёром Густавом Муландером был снят фильм «Женщина без лица (швед.)русск.». Затем к Бергману снова обратился Лоренс Мармстедт с предложением экранизировать пьесу Мартина Сёдерйельма (швед.)русск. «Корабль в Индию». Фильм был представлен в конкурсной программе второго Каннского кинофестиваля, но не добился успеха

[14][7]. Продолжая заниматься постановкой спектаклей в театре и на радио, осенью 1947 года Бергман снимает свой четвёртый фильм под названием «Музыка в темноте» о потерявшем зрение пианисте. Фильм оказался коммерчески успешным и был номинирован на главный приз Венецианского кинофестиваля.

В 1948 году Ингмар Бергман получает международную известность в качестве драматурга — его киносценарий «Травля» был адаптирован для театра. Спектакль шёл в Осло и Лондоне, где постановкой занимался Питер Устинов. Летом того же года Густав Муландер снял ещё один фильм по сценарию Бергмана — «Ева (англ.)русск.». Сам Бергман в это время приступил к съёмкам «Портового города» по роману Олле Лансберга (швед.)русск..

Следующий фильм, «Тюрьма» стал шагом вперёд для Бергмана. Благодаря финансовой поддержке Мармстедта ему удалось создать свою первую по-настоящему авторскую картину[9][7]. В 1949 году Бергман снимает два напряжённых фильма о катастрофе семейных отношений — «Жажда» и «К радости», в которых находит отражение кризис его собственного второго брака с Эллен Лундстрём

[7]. После окончания съёмок он завязывает роман с журналисткой Гун Хагберг (швед.)русск. и осенью уезжает с ней в Париж, где Бергман открывает для себя французский театр.

1950-е[править | править код]

Съёмки драмы «Летняя интерлюдия»[прим 5] были закончены летом 1950 года. В прокате фильм появился лишь через год, был хорошо принят зрителями и кинокритиками. Бергман называл «Летнюю интерлюдию» одной из наиболее важных своих работ:

Для меня лично «Летняя игра» — один из самых важных моих фильмов, хотя кому-то он, может быть, и покажется устаревшим. Но мне он таким не кажется. Тогда я впервые обнаружил, что работаю совершенно самостоятельно, что у меня есть свой стиль, что я создал наконец собственный фильм со своим особым обликом, которого никто не повторит. Этот фильм не похож ни на чей другой. Это было мое первое по-настоящему собственное произведение.

1968 год, интервью Ингмара Бергмана [9]

Сразу после окончания работы над «Летней интерлюдией» Бергман приступает к съёмке шпионского триллера «Это не может случиться здесь». Руководство «Свенск Фильминдустри» рассчитывало на международный успех фильма, но Бергман работал над ним без всякого интереса, исключительно ради заработка — к этому времени ему нужно было содержать пятерых детей, и картина провалилась в прокате.

В 1951 году Бергман заключает свой третий брак — с Гун Хагберг; он тоже не продлился долго, в 1959 году последовал развод. В этом же году в знак протеста против налоговой политики прекращают работу над новыми фильмами все шведские киностудии. Достигнуть компромисса удалось лишь в начале 1952 года, и Бергман в это время занимается радио-спектаклями, театром (состоялся его дебют на малой сцене Королевского драматического театра) и даже снимает рекламу.

При первой же возможности Ингмар Бергман снова возвращается в кинематограф и с апреля по июнь 1952 года снимает комедийную драму «Женщины ждут», в которой представлены истории замужества четырёх сестёр, а ещё через месяц начинает съёмку картины «Лето с Моникой» о молодой паре, чей летний роман закончился беременностью и несчастливым браком. Главную роль сыграла малоизвестная на тот момент Харриет Андерссон

[7], с которой у Бергмана начался роман. Он ушёл от Гун и переехал в Мальмё, где первые три года прожил с Харриет. В это время Бергман получил должность художественного руководителя Муниципального театра (швед.)русск.. В дальнейшем Харриет Андерссон снимется ещё в восьми фильмах Бергмана, в том числе в таких известных картинах как «Сквозь тусклое стекло» и «Шёпоты и крики».

С Харриет Андерссон мы проработали бок о бок много лет. Она — на редкость сильный, но легкоранимый человек, а талант её отмечен признаками гениальности. Отношения с камерой искренние и чувственные. Харриет обладает поразительной техникой, переходы от глубочайших переживаний к трезвой наблюдательности происходят мгновенно. Юмор резковатый, но без малейшего цинизма. Одним словом, женщина, всячески достойная любви, один из самых моих близких друзей.

Воспоминания Ингмара Бергмана [8]

В 1953 году Бергман снял два фильма. Драма о жизни бродячих артистов «Вечер шутов» была холодно воспринята критиками и провалилась в прокате. Финансовое положение режиссёра вновь пошатнулось и в рекодно короткий срок он успел снять достаточно успешную комедию «Урок любви». В том же году он поставил в Мальмё «Замок» Кафки и «Шесть персонажей в поисках автора» Пиранделло. Снятый в 1954 году, фильм «Женские грёзы» остался практически незамеченным, и Бергман компенсировал неудачу интенсивной работой в театре. К десятилетнему юбилею Муниципального театра Мальмё он поставил ставшую очень популярной

[7]оперетту Легара «Весёлая вдова».

Летом 1955 года была снята комедия «Улыбки летней ночи». Поначалу фильм не пользовался успехом у шведской аудитории, руководство киностудии было крайне разочаровано[9], но неожиданно Бергману улыбнулась удача — в следующем году фильм получил специальный приз Каннского фестиваля, что способствовало повышению международного спроса[прим 6].

Бергман (слева) и Виктор Шёстрём во время съёмок фильма «Земляничная поляна» (1957 год)

Успех «Улыбок летней ночи» позволил Бергману снять картину, ставшую впоследствии одной из самых известных его работ — «Седьмую печать». Сюжет фильма вдохновлён фреской «Смерть, играющая в шахматы» в церкви Тёбю. Действие происходит в средневековой Швеции. Рыцарь и его оруженосец возвращаются домой из крестового похода и застают эпидемию чумы

[прим 7]. Рыцарю является Смерть в образе мужчины в чёрных одеждах, и он предлагает Смерти сыграть партию в шахматы. Рыцарь и оруженосец путешествуют по объятой чумой стране, встречают различных персонажей и ищут ответы на вопросы о смысле жизни, сущности смерти и существовании Бога. В конце фильма всех, кроме бродячего артиста с женой и маленьким ребёнком, забирает Смерть.

Фильм был снят с небольшим бюджетом и всего за тридцать пять дней во дворе киностудии[9]. Премьера «Седьмой печати» состоялась зимой 1957 года, фильм получил множество положительных отзывов от шведских кинокритиков и послужил поворотной точкой в карьере 27-летнего Макса Фон Сюдова, исполнителя главной роли, и самого Бергмана, прочно вошедшего в первый ряд современных кинорежиссёров[15]. В том же году «Седьмая печать» получила специальный приз в Каннах.

Не менее значительным был успех Бергмана в театре. В 1957-м он поставил 4-часовой спектакль «Пер Гюнт» с Максом Фон Сюдовом в главной роли, а представленный в конце года «Мизантроп» Мольера один из критиков назвал «главным событием всего шведского театра 1950-х»[16].

В том же году был снят получивший множество наград фильм «Земляничная поляна». Главная роль пожилого профессора, вспоминающего ошибки своей жизни, стала последней для 78-летнего наставника Бергмана, Виктора Шёстрёма. Фильм получил главный приз на Берлинском кинофестивале и приз за лучший иностранный фильм от американского Национального совета кинокритиков[17].

«На пороге жизни», камерная история о трёх беременных женщинах, была отмечена на Каннском фестивале призами за лучшую режиссуру и лучшую женскую роль[прим 8]. Следующий фильм, мистическая драма «Лицо» получил специальный приз на кинофестивале в Венеции.

Весной 1959 года Бергман встретил Кяби Ларетай, эстонскую пианистку, ставшую в том же году его четвёртой женой.

1960-е[править | править код]

Вместе с Ларетай Бергман уезжает в Даларну, где работает с Уллой Исакссон (швед.)русск. над сценарием к фильму «Девичий источник» на основе народной баллады «Дочери Тёре из Вэнге». Ингмар Бергман не придавал большого значения этому фильму, называя его «убогим подражанием Куросаве»[прим 9], но он получил «Оскара» за лучший фильм на иностранном языке и специальные призы Каннского фестиваля и «Золотого глобуса». С «Девичьего источника» начинается систематическое сотрудничество режиссёра с кинооператором Свеном Нюквистом[прим 10]. Как и прежде, в дополнение к сомнительному с коммерческой точки зрения проекту в «Свенск Фильминдустри» предложили Бергману «компенсирующий» фильм, рассчитанный на широкую аудиторию. В этот раз им стала комедия «Око дьявола» о Дон Жуане, который помогает дьяволу совратить замужнюю женщину.

Бергман (справа) и Свен Нюквист во время съёмок фильма «Сквозь тусклое стекло» (1960 год)

В 1960 году Бергман осуществил неудачную постановку в Драматене, Королевском драматическом театре, чеховской «Чайки»[9]. В том же году на острове Форё он снял «Сквозь тусклое стекло»[прим 11][прим 12], первый из серии трёх камерных[прим 13] фильмов. которую критики позже назовут «трилогией веры» (к ней относят последующие две картины — «Причастие» и "Молчание). «Сквозь тусклое стекло» повествует о непростых отношениях больной шизофренией женщины с мужем, отцом и младшим братом принёс Бергману специальный приз Берлинского фестиваля и второй «Оскар».

«Причастие», второй фильм трилогии, был снят в конце 1961 года. В центре сюжета — провинциальный пастор, который переживает потерю веры, но не оставляет свой пост.

Ингмар Бергман и Ингрид Тулин на съёмках фильма «Молчание» (1962 г.)

В следующем году Ингмар Бергман снял «Молчание» — фильм о конфронтации двух сестёр, воплощающих чувственную и интеллектуальную стороны личности[18]. Выход «Молчания» на экраны вызвал скандал в прессе из-за наличия откровенных по тем временам сцен[7][9].

…этот с точки зрения сегодняшнего дня невинный фильм был принят в штыки. Мне и моей тогдашней жене звонили и угрожали нас убить. Это был настоящий телефонный террор. Мы получили сотни анонимных писем.

1968 год, интервью Ингмара Бергмана [9]

После выхода «Молчания» Бергман стал настоящей знаменитостью в Швеции, и размер его гонорара достиг высокой по тем времена отметки в 35 тысяч долларов[7]. В начале 1963 года ему предложили возглавить Драматен. Бергман принял предложение и начал сезон с удачной постановки «Кто боится Вирджинии Вулф?»

Сюжет комедии «Обо всех этих женщинах» 1964 года, первого цветного фильма Бергмана повествует об отношениях критика и знаменитого музыканта, содержащего жену и шесть любовниц[прим 14]. Картина не пользовалась успехом у зрителей и получила массу негативных отзывов от критиков, ожидавших от Бергмана серьёзного кино в духе предыдущего «Молчания»[7].

В 1965 году Ингмар Бергман во время восстановления после перенесённого воспаления лёгких написал сценарий камерной экзистенциальной драмы «Персона». Главные роли сыграли Биби Андерссон и норвежская актриса Лив Ульман, с которой во время съёмок у режиссёра начался роман. Бергман принимает решение уйти от Кяби Ларетай и поселиться на острове Форё вместе с Ульман. В 1967 году фильм получил сразу несколько наград от Национального общество кинокритиков США: за лучший фильм, лучшую режиссуру и лучшую женскую роль. Со временем «Персона» стала одной из самых обсуждаемых работ Бергмана[7][21].

Дом Ингмара Бергмана на острове Форё.

В 1966 году Бергман принял решение оставить Драматен[9][7]. В том же году в честь второго дня рождения своего сына Дэниэля он монтирует короткометражный фильм на основе семейной кинохроники. В 1967 году он войдёт в сборник «Стимуляция (англ.)русск.» из восьми киноновелл, снятых разными режиссёрами. Бергман поставил в Национальном театре Осло «Шести персонажей в поисках автора», назвав спектакль «своей прощальной работой в театре», но данный спектакль оказался первым в ряду нескольких последующих постановок в различных театрах Европы[9].

В 1968 году на экраны вышли «Час волка» и «Стыд». Оба фильма были отмечены призом за лучшую режиссуру Национального общества кинокритиков США. В том же году Бергман основал собственную кинокомпанию Cinematograph, первым фильмом которой стал «Ритуал» — снятая всего за девять дней[7] камерная картина о допросе трёх актёров, обвинённых в съёмке непристойного фильма. Осенью была завершена съёмка картины «Страсть», которую позже критики отнесут ко второй трилогии Бергмана вместе с «Часом волка» и «Стыдом»[7].

В следующем году Ингмар Бергман вернулся в шведский театр с постановкой «Войцека» в Драматене, затем приступил к съёмкам документального фильма «Форё — документ» о проблемах жителей острова Форё.

1970-е[править | править код]

1970 год был омрачён для Бергмана смертью отца и разрывом с Лив Ульман, которая вместе с их дочерью переезжает в Осло. Дружеские отношения с актрисой сохранятся и впоследствии Лив Ульман снимется в шести фильмах Бергмана.

В начале 1970-х Бергман интенсивно работал в театре. В 1970 году он повторил успешную постановку 1964 года «Гедды Габлер» для лондонского театра, в следующем году поставил «Шоу» Ларса Фосселя (швед.)русск. в Драматене и «Игры снов» в Ландоне. Во время репетиции «Гедды Габлер» он заключил с ABC Pictures контракт на съёмку фильма «Прикосновение». После окончания работы над ним Бергман заявил о том, что планирует через пару лет, в течение которых рассчитывает снять ещё четыре-пять фильмов, навсегда уйти из кино[22].

В личной жизни Бергмана наступили с очередные перемены. Роман с замужней Ингрид фон Розен (англ.)русск.[прим 15] завершился их свадьбой в ноябре 1971 года. Последний брак станет самым продолжительным — завершится почти через четверть века со смертью Ингрид от рака в 1995 году.

В основе сюжета фильма «Шёпоты и крики» лежит история о трёх сёстрах, одна из которых долго и мучительно умирает. Работа над фильмом далась Бергману с большим трудом из-за финансовых трудностей. Режиссёру пришлось использовать собственные средства и занять средства у Киноиститута[8]. Чтобы окупить этот фильм и найти средства для продолжения работы над «Сценами из супружеской жизни», Бергман в течение года безуспешно пытался найти дистрибутора в США. В итоге фильм был выпущен на экраны в конце 1972 года компанией Роджера Кормана[7], знаменитого «короля фильмов категории B». Премьера прошла с большим успехом, фильм выдвигался на премию «Оскар» в четырёх номинациях и в итоге получил несколько престижных наград[прим 16].

Дела в театре также шли хорошо — постановка «Дикой утки» с Максом фон Сюдовом и Леной Нюман в Драматене признана критиками одной из тончайших театральных работ Бергмана[9]. В 1973 году успехом пользуется «Соната призраков», а «Дикую утку» ставят в Лондоне.

Премьера «Сцен из супружеской жизни», шестисерийного мини-сериала[прим 17] о двадцати годах непростого брака, состоялась на шведском телевидении весной 1973 года. Очередной камерный фильм, в котором роли супругов исполнили Лив Ульман и Эрланд Юзефсон, был хорошо принят шведской телевизионной аудиторией и кинокритиками[7].

В 1974 году Бергман ставит в Драматене две части трилогии Стриндберга «Путь в Дамаск». В следующем году он повторяет свой успех на телевидении — на этот раз с постановкой оперы «Волшебная флейта» Моцарта. В 1976 году выходит драма «Лицом к лицу» о женщине-психиатре, постепенно раздавленной собственной душевной болезнью. Как и в случае со «Сценами из супружеской жизни» фильм был сначала выпущен как мини-сериал для шведского телевидения, а затем был смонтирован сокращённый вариант для зарубежных кинотеатров. Картина «Лицом к лицу» не имела успеха, но внимание критиков обратила на себя исполнившая главную роль Лив Ульман[прим 18], которая была номинирована на несколько премий, и в итоге получила приз Национального совета кинокритиков США.

Налоговый скандал и отъезд из Швеции[править | править код]

30 января 1976 года во время репетиции «Пляски смерти (англ.)русск.» в Королевском драматическом театре Бергман был задержан двумя полицейскими в штатском по обвинению в уклонении от уплаты налогов. Последовавшие за арестом трёхчасовой допрос, обыск и громкий скандал в прессе привели режиссёра к нервному срыву, который закончился трёхнедельным пребыванием в психиатрической клинике[9][7].

Обвинение строилось вокруг транзакции между компанией Бергмана Cinematorgraf и её подразделением Persona, созданной для финансирования международных проектов. Persona была ликвидирована в 1974 году и сумма около 500000 шведских крон была переведена на счёт Cinematorgraf. По мнению налоговой инспекции Бергман должен был заплатить дополнительный налог с данной операции, и теперь ему грозил крупный штраф в несколько сотен тысяч крон или два года тюремного заключения[7]. В конце марта 1976 года все обвинения по этому делу с Бергмана и его адвоката, занимавшегося финансовыми делами режиссёра, были сняты, но вскоре были выдвинуты новые — налоговая инспекция заинтересовалась доходами Cinematorgraf, полученными от международного проката фильмов «Шёпоты и крики» и «Сцены из супружеской жизни». Общая сумма налоговых претензий на этот раз превысила полмиллиона долларов[7][24][25].

22 апреля 1976 года Бергман публикует в газете Expressen открытое письмо, в котором сообщает о своём намерении покинуть Швецию[25]. Бергман заявляет, что вынужден эмигрировать, так как не может продолжать работать в условиях постоянного давления со стороны бюрократии. Для защиты собственной репутации режиссёр оставляет крупную сумму в одном из шведских банков на случай проигрыша дела против Cinematorgraf[8].

Бергман с женой переезжают в Париж, затем посещают Лос-Анджелес, где Бергман обсуждает с Дино Де Лаурентисом будущий фильм «Змеиное яйцо». Действие вышедшего на экраны в 1977 фильма происходит в Берлине 1920-х годов, съёмку проводят в Мюнхене, куда на несколько лет переселяется Бергман. «Змеиное яйцо» обернулось неудачей — фильм упрекали в недостаточной проработке персонажей[7][21]. Но через год Бергману удалось вернуть расположение критиков — «Осенняя соната», камерная драма о взаимоотношениях матери и дочери с Лив Ульман и Ингрид Бергман в главных ролях получила несколько престижных наград.

После отъезда из Швеции Бергман не оставляет театр. В мюнхенском Резиденцтеатре (нем.)русск. он заново ставит «Игру снов» в 1977 году, затем «Три сестры» Чехова и «Тартюф» Мольера.

14 июля 1978 года Бергман отмечает свой 60-летний юбилей в своём доме на острове Форё. На любимом острове он проводит почти весь следующий год, где готовит свой второй документальный фильм о Форё и пишет сценарий к фильму «Фанни и Александр». В этом же году Шведский институт кино учреждает «приз Ингмара Бергмана (англ.)русск.» за достижения в области кинематографа. Осенью режиссёр возвращается в Мюнхен для работы над фильмом «Из жизни марионеток», историей расследования убийства и его психологических причин. Окончательно в Швецию Бергман вернётся лишь через восемь лет, в 1984 году[21].

1980-е[править | править код]

Фильм «Фанни и Александр» стал самым масштабным проектом Бергмана — на съёмки ушло полгода и 6 миллионов долларов. Действие фильма происходит в начале XX века, в центре сюжета — судьба двух детей, брата и сестры. Многосерийная версия была показана по шведскому телевидению в Рождество 1982 года и пользовалась большим успехом[прим 19]. В других странах демонстрировалась сокращённая киноверсия, которая собрала большое количество наград: четыре «Оскара», премии BAFTA, «Сезар», «Давид ди Донателло», «Золотой глобус» и другие.

В 1983 году Бергман сделал в память о своей матери короткометражный документальный фильм «Лицо Карин» на основе фотографий из семейного альбома.

Последние работы[править | править код]

После работы над «Фанни и Александром» Бергман принимает решение оставить большое кино[прим 20]. В 1980-е он снял два телефильма — «После репетиции», камерную картину о взаимоотношениях театрального режиссёра и актрисы, и «Благословенные». Среди известных театральных постановок в этот период — «Король Лир», «Йун Габриэль Боркман» и «Гамлет».

В 1987 вышла «Латерна Магика», автобиографическая книга о детских воспоминаниях, ранних постановках и фильмах[8].

В 1990-е появляется несколько фильмов, снятых по сценариям Бергмана, в том числе — «Воскресное дитя (швед.)русск.» пошедшего по стопам отца Даниэля Бергмана (швед.)русск.. В 1997 Бергман экранизирует собственную пьесу о своём дяде Карле Окерблуме под названием «В присутствии клоуна». В 2003 году на экраны выходит продолжение «Сцен из супружеской жизни» — фильм «Сарабанда».

Могила Ингрид Фон Розен (Бергман) и Ингмара Бергмана на острове Форё.

Смерть[править | править код]

Ингмар Бергман скончался во сне на 90-м году жизни 30 июля 2007 года в своём доме на острове Форё, в один день с другим известным кинорежиссёром, Микеланджело Антониони. Похороны состоялись 18 августа на кладбище возле местной церкви (англ.)русск.[27]. В 2008 году по запросу родственников останки Ингрид Фон Розен, последней жены Бергмана, были перемещены с кладбища коммуны Нортелье на Форё.

Его девять детей также стали, в основном, деятелями культуры и искусства. Сын Даниэль был режиссёром художественного фильма «Воскресный ребёнок», Ева и Ян — также режиссёры. Карин Беате «Линн» Ульман (дочь от актрисы Лив Ульман) — выпускница вальдорфской школы[28], известна как писатель, журналист, критик и колумнист. Анна (швед.)русск. и Лена (швед.)русск. — актрисы, Матс Бергман (швед.)русск. — актёр.

Основные темы творчества Ингмара Бергмана — кризис религии, кризис традиционной семьи, кризис личности; поиски настоящих отношений между людьми. Делая основную ставку на крупный план лиц, передающих сложную гамму чувств, Бергман с помощью своих актёров выражает сложнейшие переживания экзистенциальной встречи человека с правдой о мире внутри и вокруг себя.

Бергман был известен тем, что многократно работал с одними и теми же актёрами. Среди «своих» актёров Бергмана, которых режиссёр снял в десяти и более фильмах, можно отметить Гуннара Бьёрнстранда, Эрланда Юзефсона, Макса Фон Сюдова, Биби Андерссон, Харриет Андерссон, Лив Ульман и других.

В 2018 году производное прилагательное от фамилии режиссёра Bergmanesque было включено в Оксфордский словарь английского языка[29].

Любимые фильмы Бергмана[30] Остров Форё, где И. Бергман проводил последние дни.

Фильмография[править | править код]

Год Русское название Оригинальное название Роль
1946 ф Кризис Kris режиссёр, сценарист
1946 ф Дождь над нашей любовью Det regnar på vår kärlek режиссёр, сценарист
1947 ф Корабль в Индию Skepp till India land режиссёр, сценарист
1948 ф Музыка в темноте Musik i mörker режиссёр, сценарист
1948 ф Портовый город Hamnstad режиссёр, сценарист
1949 ф Тюрьма Fängelse режиссёр, сценарист
1949 ф Жажда Törst режиссёр
1950 ф К радости Till glädje режиссёр, сценарист
1950 ф Это не может случиться здесь Sånt händer inte här режиссёр
1951 ф Летняя интерлюдия Sommarlek режиссёр, сценарист
1952 ф Женщины ждут Kvinnors väntan режиссёр, сценарист
1953 ф Лето с Моникой Sommaren Med Monika режиссёр, сценарист
1953 ф Вечер шутов Gycklarnas afton режиссёр, сценарист
1954 ф Урок любви En lektion i kärlek режиссёр, сценарист
1955 ф Женские грёзы Kvinnodröm режиссёр, сценарист
1955 ф Улыбки летней ночи Sommarnattens leende режиссёр, сценарист
1957 ф Седьмая печать Det Sjunde Inseglet режиссёр, сценарист
1957 ф Земляничная поляна Smultronstället режиссёр, сценарист
1958 ф На пороге жизни Nära livet режиссёр, сценарист
1958 ф

фильмография, фото, биография. Актер, Режиссер, Продюсер, Сценарист.

Краткая биография

Появился на свет 14 июля 1918 года в Упсалле, Швеции, в семье пастора. В 1944 году Бергман окончил факультет искусства и литературы. Первые шаги в режиссуре он сделал в студенческом театре: поставил несколько тренировочных спектаклей.

Профессиональную карьеру Ингмар начал в качестве режиссера: он работал в городских театрах Хельсингборга, Гетеборга, Мальмы и Стокгольма.

25 марта 1943-го Бергман женился на Элсе Фишер, в декабре того же года у пары родилась дочь Лена. Всего режиссер был женат 4 раза, у него 9 детей.

Еще с 1941 года Ингмар профессионально редактировал киносценарии, а позднее написал собственный, экранизированный Альфом Шебергом в 1944-м. Картина «Травля» повествует о суровых методах воспитания учителя по имени Калигула, образ которого списан с рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера.

В 1946-м Бергман поставил свой первый полнометражный фильм «Кризис». До конца десятилетия он снял еще 6 картин, но ни одна из них не сделала его популярным. К 1951 году Ингмар, находившийся уже в третьем браке, был вынужден содержать всех своих отпрысков, что, впрочем, не помешало ему представить на суд публики ленты «Женщины ждут» (1952) и «Лето с Моникой» (1953), предвосхищавшие своей оригинальностью будущий триумф режиссера.

Долгожданное признание пришло к Бергману в 1955-м: его лента «Улыбки летней ночи» получила «Золотую пальмовую ветвь» в номинации «Лучшая лирическая комедия».

Через два года Ингмар снял одну из лучших своих работ – фэнтези-драму «Седьмая печать». Картина о духовных поисках рыцаря Антониуса Блока принесла режиссеру мировую славу.

Затем Бергман поставил драмы «Лицо» (Специальный приз жюри на Венецианском кинофестивале) и «Земляничная поляна» («Золотой глобус», «Золотой медведь» и еще несколько престижных наград). Картину «Девичий источник», сюжет которой основан на средневековой скандинавской легенде, американские кинокритики отметили «Оскаром» в номинации «Лучший фильм на иностранном языке».

Расцвет режиссерской карьеры Бергмана – 1950-1970-е годы, когда он снял шедевры, вошедшие в золотой фонд мирового кинематографа: «Причастие», «Молчание», «Персона», «Шепоты и крики», «Сцены из супружеской жизни», «Осенняя соната». Лента «Фанни и Александр» (1984) получила премию «Оскар» сразу в четырех номинациях. Следует отметить, что режиссер сам писал сценарии почти для всех своих фильмов.

Ингмар Бергман ушел из жизни 30 июля 2007 года в возрасте 89 лет.

Четыре фильма Ингмара Бергмана, которые должен посмотреть каждый

Прошло 100 лет со дня рождения шведского режиссера Ингмара Бергмана, к этой же дате приурочен и выход в прокат документального фильма "Бергман", который можно посмотреть в кино с 9 августа.

Мало того что Бергман — это уже навсегда, так Бергман — это еще и довольно много. В отличие от некоторых других великих, он успел снять кучу фильмов и сериалов для кино и телевидения, в том числе немало и документалок, и короткометражек, а еще работал в театре, и часть снята на видео. В общем, так сразу даже не подступишься. Из-за этого складывается ощущение, что Бергмана все попросту боятся.

Впрочем, это объяснимо: он не развлекательный режиссер, от него не станет легче после просмотра, с ним нельзя беззаботно провести время. Это скорее как школьная программа по литературе: надо вникнуть и пережить, чтобы стать другим человеком. Поэтому — вот входной уровень: четыре фильма, недлинных, внушительных, классических. После них уже как минимум не стыдно будет приврать друзьям, что уж в Бергмане-то вы точно разбираетесь.

Важно: мы не стали указывать здесь "Фанни и Александр" и "Сцены из супружеской жизни", потому что, по-хорошему, смотреть их нужно в телевизионной, то есть сериальной (в четыре и шесть эпизодов соответственно) версии, а образованные люди все же обычно занятые и сериалов не смотрят (ну да, ну да). Тем не менее эти фильмы тоже необходимо посмотреть, конечно.

Вообще, после того, как вы справитесь с тремя приведенными нами картинами и вам захочется добить все остальное у Бергмана (а вам захочется), то, возможно, вам пригодится метод бывшего критика, а ныне режиссера Романа Волобуева по стратегическому делению фильмографии на годы вашей жизни: "Разделить число лет, которые вы думаете прожить, на число их фильмов. Обычно получается, что Бергмана можно смотреть по две-три штуки в год, Куросаву — раз в полтора года, Германа — раз в десять лет и так далее. Требует планирования, но если завести 10–15 любимых авторов, будет стратегический запас на всю жизнь".

Всего у Бергмана 45 полнометражных игровых фильмов. Вот и считайте.

"Персона"

' Та самая сцена в начале фильма, которая снесет вам голову. YouTube/mimurph2'

О чем: о природе творчества.

Хотя эта картина и начинается с очень авангардного и впечатляющего монтажа, казалось бы, ничего не значащих кадров (мальчик в очках смотрит на женщину на гигантском экране; забой скота; инсталляция пленки в камеру и в проектор), но это в целом понятное, даже относительно жанровое кино, камерный триллер, которому совершенно нечем вызвать у зрителя волнение.

Актриса работала на съемках фильма, но внезапно замолчала, а на следующий день на площадку не пришла: не смогла встать с кровати. С ней понемногу находит контакт медсестра, которая в дальнейшем едет с ней жить на отдаленный остров. Вроде бы здесь нет ничего особенного: это необычный пациент, вместе с нею — медсестра, тоже со своей индивидуальностью. И в то же время это очевидная саморефлексия Бергмана: это же он и есть молчаливый художник, которому так тяжело поделиться чем-то с людьми, описать для них ту разницу между видением на мир, которое есть у него и которое у всех остальных. Вследствие этой недосказанности, выраженной в сюжете дисфункцией одной из героинь, и возникает трагический надрыв.

Но прежде, чем ощутимое кожей напряжение в кадре приведет к чему-то конкретному и заранее пугающему, Бергман прерывает фильм. В результате гениальный режиссер не дает выхода накопившемуся у зрителя саспенсу, и этот саспенс преследует еще продолжительное время.

Что смотреть после "Персоны": "Молчание", "Осенняя соната", "Сквозь темное стекло", "Ритуал", "После репетиции".

"Шепоты и крики"

' YouTube/Kipus Pictures'

О чем: о детстве и смерти.

Этот фильм Бергмана с тремя его любимыми актрисами, Лив Ульман, Ингрид Тулин и Харриет Андерссон, безусловно напоминает чеховских "Трех сестер", хотя здесь есть и четвертая героиня, служанка. Живут героини в гигантском, пугающем уже только одними своими масштабами родовом имении. Одна из сестер, Агнес, находится при смерти. Остальные ухаживают за ней, вспоминают беззаботное детство, мучаются вместе с Агнес и, кажется, будто бы вместе с ней заканчивают пребывание на этом свете.

Это простое и в то же время странное, одновременно страшное и извращенно-сексуальное, гуманистическое и почему-то мизогинистическое (у Бергмана всегда было особенное отношение к своим персонажам женского пола) кино вызывает настолько противоречивые чувства, что их хочется не развивать дальше размышлениями, а, наоборот, подавить сразу после просмотра. Прежде всего это натуральное ощущение стыда за каждую из сестер и отчаяние, которое испытывают они. У них не жизнь, а доживание, то есть прижизненная погибель. Ощущение неотвратимости смерти и бессмысленности ее ожидания — вот что описывает картина "Шепоты и крики".

Что смотреть после "Шепотов и криков": например, у Бергмана был фильм "У истоков жизни" о трех пациентках родильного отделения (в таком случае "Шепоты и крики" по аналогии могут называться "У истоков смерти"), "Осенняя соната", "Лето с Моникой" и "Как в зеркале" с Харриет Андерссон.

"Земляничная поляна"

' YouTube/Sotiris Zafeiris'

О чем: о старости.

Если выбирать какой-то один фильм Бергмана из классических, тот, что самый доступный, то это "Земляничная поляна".

Виктор Шёстрём, сыгравший главную роль (причем последнюю в своей жизни, он умер через три года после выхода "Поляны"), на самом деле чрезвычайно значимый для Швеции режиссер, например, один из его фильмов, "Призрачную повозку", сам Бергман приводил в списке лучших шведских картин всех времен. Даже аналогию для такого кастинга сложно подобрать: это как если бы в фильме молодого Никиты Михалкова сыграл бы, например, Сергей Бондарчук. Наверное, это очередной аргумент для идеи о том, что лучшие актеры — это режиссеры (см. опять же Михалков), просто они не могут сыграть у себя все роли сразу, и поэтому приходится нанимать кого-то еще.

Шёстрём, играющий престарелого ученого, который отправляется на машине в другой город, вспоминая при этом во снах сцены из своей молодости, а потом посещая лично места юности, символизирует для Бергмана светлую связь между прошлым и будущим. Это вообще совсем не грустный фильм, в нем даже неизбежную свою кончину главный герой видит как окончание славного пути. Картина построена вокруг внутреннего монолога главного героя, который, с одной стороны, подвергает свою жизнь критическому анализу, с другой — понимает, что все было не напрасно и ничто не уйдет бесследно. Если так думает даже клинический пессимист Бергман, то от этого как-то легче на душе, согласитесь.

Что смотреть после "Земляничной поляны": "Фанни и Александр", "Девичий источник".

"Седьмая печать"

Кадр из фильма "Седьмая печать" Sunset Boulevard/Corbis via Getty Images

Кадр из фильма "Седьмая печать"

© Sunset Boulevard/Corbis via Getty Images

О чем: о вере и снова о смерти.

Наверное, самый непростой из приведенных здесь фильмов: он богословский, отчасти даже проповеднический. Но даже если не распознать библейские толкования и не погружаться в них, то все доступно и так: Бергман посвятил фильм игре со смертью в шахматы и поддавки, причем буквально, а не метафорически.

Эпоха крестовых походов, средневековый рыцарь возвращается домой, подавленный, лишенный всякого религиозного чувства. Он встречает саму Смерть во плоти и предлагает сыграть с ним в шахматы за его жизнь и душу. Вновь главный герой, как и в "Земляничной поляне", ищет смысл своему и всеобщему существованию и, как ни удивительно, находит, но вовсе не в христианской вере, которую "Седьмая печать", кажется, опровергает вовсе.

Что смотреть после "Седьмой печати": есть целая трилогия веры (так называемая — сам Бергман эти фильмы в антологию не объединял), состоящая из фильмов "Как в зеркале", "Причастие" и "Молчание".

Егор Беликов

Ингмар Бергман: краткий гид - Швеция

1960-е

Здесь начинается зрелый Бергман. К этому десятилетию относятся самые знаменитые его картины – и некоторые громкие неудачи тоже. Режиссер отныне постоянно сотрудничает со Свеном Нюквистом, одним из величайших операторов современности, чей минималистский стиль привлекал лучших режиссеров мира – от Вуди Аллена до Андрея Тарковского. Определяется и состав актеров, постоянной «труппы» Бергмана. Кроме фон Сюдова, Харриет и Биби Андерссон и Гуннара Бьёрнстранда в нее входят Ингрид Тулин, Эрланд Юзефсон и Лив Ульман. Впрочем, Юзефсон был ближайшим другом Бергмана с его юности (но главные роли в его фильмах начал играть только с 1960-х). А норвежка Ульман стала его гражданской женой и родила ему дочь. Да, Бергман разводится в очередной раз.

В это десятилетие Бергман становится художественным руководителем Драматена, Королевского Драматического Театра Стокгольма, с которым связана немалая часть его жизни, и ставит там множество спектаклей. А также находит для себя остров Форё, где снимает «Сквозь тусклое стекло», «Персону» и «Стыд». Позже он поселится на этом острове, построит там личный кинотеатр. Там же Бергман умрет и будет похоронен.

Фильмы этого периода демонстрируют удивительную творческую свободу. Бергман предлагает несравнимо более мрачную и менее романтическую версию Средневековья, чем в «Седьмой печати», в «Девичьем источнике», картине об изнасиловании и мести. За нее он получает свой первый «Оскар». В «Причастии» Бергман делает героем пастора, утратившего веру (и таким образом атакует собственного отца). В «Молчании» и «Часе волка» свободно смешивает реальность и галлюцинации. В «Страсти» и «Ритуале» исследует взаимосвязь сексуальности и социума. В антиутопическом «Стыде» затрагивает другую табуированную тему – ответственность интеллектуала за общественные катаклизмы.

Ключевой фильм – «Персона» (1966)

Бергман называет этот фильм лучшим в своем творчестве. Головокружительный и необъяснимый сновидческий пролог никак, казалось бы, не связан с прозрачным и обманчиво простым основным действием. В нем всего две героини: актриса, внезапно замолчавшая посреди спектакля и отправленная лечиться на далекий остров (Лив Ульман), и ее сиделка (Биби Андерссон). В знаменитом кадре два лица соединяются в одно. Здесь Бергман дает выход своим многолетним фобиям и маниям, задаваясь вопросом о том, в чем индивидуальность человека, что отличает его от остальных.

Также смотреть: «Девичий источник», «Причастие», «Сквозь тусклое стекло», «Молчание», «Стыд».

Бергман — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Бе́ргман (Бергманн) — немецкая, еврейская и шведская фамилия; также топоним.

А[править | править код]

  • Бергман, Аделаида Семёновна (в замужестве Симонович; 1844—1933) — русский педагог, организатор и теоретик дошкольного детского воспитания в России.
  • Бергман, Адольф (1879—1926) — шведский полицейский (офицер полиции Стокгольма) и спортсмен.
  • Бергман, Алан (род. 1925) — американский поэт-песенник.
  • Бергман, Алан[en] (ум. 2010) — американский танцовщик, фотограф и предприниматель.
  • Бергман, Александра Григорьевна (1906—2005) — польский историк и журналист, публицист, деятель революционного движения.
  • Бергман, Арнфинн (1928—2011) — норвежский спортсмен, прыгун с трамплина.

Б[править | править код]

В[править | править код]

Г[править | править код]

  • Бергман, Генри (1868—1946) — американский актёр театра и кино.
  • Бергман, Генрих (1902—1980) — гауптштурмфюрер СС, сотрудник гестапо и уголовной полиции на территории оккупированной Эстонии.
  • Бергман, Герман Абрамович (1850—1919) — земский деятель, член Государственной думы 3-го и 4-го созывов от Екатеринославской губернии.
  • Бергман, Гретель (1914—2017) — немецкая и американская спортсменка.

Д[править | править код]

И[править | править код]

К[править | править код]

Л[править | править код]

М[править | править код]

Н[править | править код]

  • Бергман, Нир (род. 1969) — израильский кинорежиссёр и сценарист.

П[править | править код]

  • Бергман, Питер (швед. Pieter Bergman) — шведский морской офицер, картограф. В конце XVII — начале XVIII века состоял на русской службе.

Р[править | править код]

С[править | править код]

Т[править | править код]

Ш[править | править код]

Э[править | править код]

Я[править | править код]

Двойная фамилия[править | править код]
  • Бергман — город, расположенный в округе Бун (штат Арканзас, США).
  • Бергман 1896 — самозарядный пистолет, разработанный в 1896 году.
  • Бергман — небольшой ударный кратер в бассейне кратера Менделеев на обратной стороне Луны.

описание, содержание, интересные факты и многое другое о фильме

В 1957 году режиссеру Ингмару Бергману 38 лет, он страдает от постоянных приступов депрессии, у него незалеченная язва желудка, но времени справиться с ней нет. В этом году у него должно быть шесть постановок.

Январь 1957. Через несколько недель состоится премьера фильма «Седьмая печать». Бергман снял его прошлым летом. Он уже 13 лет режиссер, но сейчас ему впервые дали возможность сделать все, как он хочет.

Ингмар Бергман: так получилось, что главные даты моей жизни – это даты фильмов и спектаклей. Все остальное я привязываю к ним. События личной жизни я помню плохо. Я не помню дни рождения детей, даже их возраст могу назвать только приблизительно

Этим летом Бергману исполнится 39. У него уже шестеро детей от трех разных женщин. И как раз в этом году ему, наконец, откроется истина: чтобы его фильмы стали великими, они должны быть о нем самом.

Ингмар Бергман – человек-загадка. Самый знаменитый в мире кинорежиссер, окруженный множеством мифов. Он написал о себе несколько книг, полных запутанной и противоречивой информации. Истинного Бергмана можно найти только в его фильмах.Очень часто он черпал вдохновение в собственной жизни и примерял на себя характеры самых разных персонажей. Путь, избранный Бергманом в 1957 году – исследование человеческой души в фильмах о себе – приведет его на вершину всемирного успеха.

В 70-е повальное увлечение Бергманом получило название «бергмания».Всемирно известный шоумен Дик Каветтдаже перенес свою студию в Стокгольм, чтобы наконец удостоиться интервью с Бергманом. Дик Каветт так нервничал во время съемки, что запинался перед бедно одетым шведом с необычным акцентом. Что же такое совершил Бергман? Из-за чего он превратился в культовую фигуру?

В начале 50-х Бергман находит рецепт успеха: молодые обнаженные тела на фоне романтических пейзажей Шведского архипелага. За границей фильм «Летняя интерлюдия» и «Лето с Моникой»былиприняты с восторгом. Добившись первого международного признания, Бергман переносит свое внимание на внутренний мир человека.

Премьера фильма «Седьмая печать» стала для Бергмана первым крупным событием в 1957 году. Он показал мрачный образ опустошаемой чумой Швеции, какой она была 600 лет назад.Бергману предоставили полную творческую свободу, но дали крайне мало времени и совсем крошечный бюджет.Фильм «Седьмая печать» приоткрывает дверь во внутренний мир самого Бергмана. Всю свою жизнь он необычайно боялся смерти, и как раз об этом снят фильм.

Детство Ингмара Бергмана проходило в Стокгольме 20-х годов. У него были старший брат Даг и младшая сестра Маргарета. Его маму звали Карин, его отец Эрик был священником.В картинах Бергмана часто встречаются священники. Самый известный из них – епископ Эдвард Вергерусиз фильма «Фанни и Александр» (1982). Этот персонаж Ингмар Бергман списал с собственного отца.

Ян Мальмшё, актер: я получал удовольствие, изображая этого жестокого, бессердечного человека. Это был персонаж, сотканный из множества предрассудков. Там была жуткая сцена наказания розгами. И Бергман сказал: ты действительно похож на моего папу.

Ингмар Бергман: на протяжение всего детства мне приходилось врать и притворяться, изображать из себя человека, которым я не был, но который устраивал моих родителей. Я лгал легко и непринужденно. Время от времени это всплывало, и тогда меня жестоко наказывали.

Бергман описал подобный случай в автобиографической книге «Латернамагика». Однако Бергман присвоил чужой опыт, он спроецировал на себя то, что в действительности происходило с его братом. Он пишет, что его лупили, хотя на самом деле наказывали Дага, который был на четыре года старше. В школе Ингмара все считали маленьким ангелом, он был отцовским любимчиком, а Даг был козлом отпущения. Ингмар очень скоро он понял, что, если задавать умные вопросы о жизни ангелов, о том, каким был маленький Иисус, и что такое рай, то его похвалят и дадут какао с печеньем.

Фильмы «Травля», «Фанни и Александр» действительно автобиографичны для Бергмана, но, возможно, он не был главным героем этих сюжетов. На самом деле Ингмар Бергман, скорее всего, был девочкой Фанни, молчаливой свидетельницей безобразий, в чем он нашел в себе силы признаться.

Вспоминая свою жизнь, Бергман зачастую говорит одно, в то время как свидетели говорят совсем другое. Бергман рассказывал, что его отправили учиться по обмену в нацистскую Германию, когда он был еще мальчиком. На самом деле ему тогда было 18 лет – почти мужчина.В 30-е годы Германия считалась великой культурной нацией, все восхищались этой страной. Сам Ингмар Бергман описывал свое пребывание в там как событие, изменившее его жизнь. Он восхищался фантастическим оратором по имени Гитлер и на протяжение всей войны поддерживал Германию. В Книге «Латернамагика» он пишет, что радовался победам Гитлера и оплакивал его поражения. Увидев съемки концлагерей, он подумал, что это постановка, сделанная в пропагандистских целях. Лишь в 1946 году в возрасте 28 лет Бергман разочаровался в Гитлере. В последствие он стыдился, что поддерживал фюрера.В период увлечения гитлеровскими идеями Бергман, тем не менее, дружил с молодым евреем, беженцем из Германии. Его звали Дитер Винтер, и он жил в доме Бергманов.

Фрагмент шоу ДикаКаветта.Ваши картины могут послужить хорошим материалом для психоаналитика. Каковы ваши взгляды на психиатрию? Я был у психиатра лишь раз в жизни, лет 15 назад. У меня синдром беспокойных ног. БибиАндерссон: я тоже там была и помню, что врач не признал его абсолютно здоровым. Он сказал: у него столько неврозов, что если их все убрать, то он, пожалуй, больше не сможет снимать кино.

Бергман боится темноты, мучается от желудочных болей, он ревнив, у него клаустрофобия, а также проблемы с едой, боязнь микробов и животных. Бергман любит искажать правду и является настоящим трудоголиком.

Детство Бергмана было непростым, но и юношеские годы не принесли облегчения. Он был длинным, сутулым, худым, как щепка. В довершение всего у него были ужасные прыщи. С самого начала мир женщин для него был особой вселенной, неизведанной территорией, и он с нетерпением ждал возможности начать заполнять эти белые пятна.

Из первых подруг Бергмана больше всех на него повлияла Карин Ланнбю. Она была актрисой, поэтессой и шпионкой. Они вместе играли в Стокгольмском театре. Все свидетельствует о том, что эти отношения были бурными. Карин стала прототипом Рут в фильме «Женщина без лица». У Карин была тайная жизнь, она сотрудничала со шведской разведкой, но Бергман этого не знал. В ранней рукописи книги «Латернамагика», которая потом подверглась значительной правке, Бергман писал, что их ссоры тянулись изо дня в день, а кончилось все тем, что Ланнбю голая и синяках бросилась на него с ножом. Бергман пишет: я понял, что сейчас ее задушу. Я несколько раз ударил ее головой об пол. Она хотела, чтобы я ее убил, и я был готов исполнить ее желание. Почему Бергман изъял этот абзац из книги? Но там же он пишет, что Карин Ланнбю очень много для него значила, в том числе, и в сексуальном плане. Как он говорил, она открыла двери тюрьмы и выпустила безумца на волю.

В своих фильмах Бергман неоднократно возвращается к теме безумной ревности, которую он испытал в отношениях с Ланнбю, а также к порождаемому ревностью насилию. Однако, эта нездоровая страсть дала толчок к развитию его творческой личности. Порвав с Ланнбю, Бергман начал снимать кино.Он не любил пересматривать свои ранние фильмы. Одного из них он так стыдился, что запретил его показывать где бы то ни было.Однако со временем дела его пойдут лучше.

Вернемся в 1957 год, самый продуктивный для Бергмана. Всего через три недели после февральской премьеры «Седьмой печати» его ждала еще одна большая премьера – «Пер Гюнт» Ибсена в Муниципальном театре Мальмё. Считалось, что поставить эту пьесу на сцене невозможно, Бергман принял этот вызов.Его версия спектакля длилась более пяти часов. Это было фантастическое зрелище.

Апрель 1957 года. Всего через месяц после премьеры «Пер Гюнта» Бергман представляет новую работу – телевизионный фильм «Господин Слеман придет». Буквально на следующий день после его показа состоялась новая премьера – радио-спектакль «Клиник» по роману Бриджит Болид.

Глядя на то, в каком темпе работал Бергман в 1957 году, невольно начинаешь думать о наркотиках. Вопрос об этом ему задал Дик Каветт. На что тот ответил: я даже снотворное никогда не принимаю, не говоря уже о наркотиках – я боюсь их до смерти.

В юности, по-видимому, Бергман употреблял спиртное, но это не переросло в привычку. Тем не менее, он вел себя очень странно. Он ел только шведский йогурт и печенье «Мария». Возможно, он страдал каким-то пищевым расстройством, причем в то время такого понятия еще не существовало.

У Бергмана была желудочная и кишечная язва. В мае 1957 года его отправили в больницу. Там он ухитрился всего за несколько недель написать сценарий для нового фильма – шедевра «Земляничная поляна». Съемки начнутся уже через месяц. Бергману не было и сорока, когда он как автор предложил пожилому персонажу Виктора Шёстрёма совершить путешествие в свое детство. Перед его глазами пробегает почти вся жизнь, будто он находится на смертном одре.

На съемочную площадку «Земляничной поляны» Бергман пригласил свою первую жену Эльсу Фишер и свою первую дочь Лену. Там же присутствовала его возлюбленная Биби. Бергман почти всегда заводил отношения с женщинами, которые работали рядом с ним. Его первая жена Эльса Фишер была его хореографом, как и вторая жена Эллен Лундстрём. Личная жизнь Бергмана была одним сплошным безумием. В 1957 году она стала еще безумнее. Тогда он встречался с БибиАндерссон, ХарретАндерссон была на год раньше. Также в 1957 году он познакомится со своей будущей женой КэбиЛаретеи и начнет встречаться с Ингрид ван Розен, которая станет его женой после Кэби. Все это время он был женат наГунГрут.

ГунГрут стала прообразом большинства персонажей Бергмана, возможно, потому что ее предавали больше всех. Быть может, фильмы Бергмана – это своего рода исповедь. Бергман вспоминал о ГунГрут много лет спустя. Он пишет сценарий к фильму «Неверная» (2000) о том, как Бергман и Грут, предав свои семьи, вместе сбегают в Париж. Это была бурная и несчастливая история любви.

В последние дни августа 1957 завершаются съемки «Земляничной поляны». Бергман находится на грани физического и нервного истощения – женщины, театр, кино, его желудок. Но вместо отпуска он едет в Стокгольм и снимает там еще один фильм – «На пороге жизни», его действие происходит в родильном отделении. В то время у Бергмана было уже шестеро детей, но теперь, когда его карьера на взлете, у него нет времени на семью. Все эти женщины в их различных ипостасях, безусловно, встречались в жизни самого Бергмана – те, у кого был выкидыш, те, кто носили дитя, и те, кто готовились к родам. Так что вся эта душераздирающая история, вероятно, задевала его за живое.

Ингмар Бергман: я чувствовал себя очень виноватым до тех пор, пока не осознал, что, когда дело касается такого серьезного вопроса, как брошенные дети, эта история с больной совестью – не более, чем кокетство. Нельзя даже сравнивать свои так называемые страдания с той болью, которую должны испытывать эти люди.

Ингмар Бергман любил свою мать до умопомрачения, для него это одно из самых ранних и сильных детских воспоминаний.Мать Бергмана всегда так или иначе присутствовала в его фильмах. В нескольких своих сценариях 90-х годов Бергман продолжает расширять свою киноавтобиографию, исследуя взаимоотношения родителей и, прежде всего, личность матери.

Ингмар Бергман: мы росли во времена викторианского идеала женщины-матери. Любое проявление сексуальности встречалось крайне враждебно. Это превращает женщин в таинственных и опасных существ. Театр и кино обладают очень сильным эротическим зарядом. Неудивительно, что в таких условиях искры чувственности сыплются направо и налево.

Он был своего рода исследователем в этой теме, которая несказанно его занимала. Фильм «Молчание» (1963) – один из самых ярких женских портретов работы Бергмана – включает в себя элементы, которые и по сей день можно считать бросающими вызов нравственности. Его подвергли цензуре, и он вызвал большие споры. «Шепоты и крики» (1972) – это очень мощные образы, но они также полны агрессии. Существует мнение, что в каком-то смысле женские персонажи служили ему резонатором или экраном, на который он мог спроецировать вымышленные чувства, переживания.Даже фильм «Персона» (1966) про самого Бергмана. Две женщины в нем – это две стороны режиссера. Одна молчит, избегая лжи, другая болтает о пустяках.Во время съемок «Персоны» Бергман был женат на Кэби Ларетеи, но они с Лив Ульманн стали парой. Актриса, ставшая его четвертой женой, вспоминает: это был лучший, самый лучший друг за всю мою жизнь. Он никогда, ни разу не сделал мне ничего плохого.

Осенью 1957 года Бергман монтирует «Земляничную поляну». 16 ноября состоялась премьера радиоспектакля по пьесе Гоголя «Игроки». Месяцем после в Муниципальном театре Мальмё пройдет премьера спектакля «Мизантроп»по пьесе Мольера.

В 70-х годах Бергмана обвинили в неуплате налогов, у него обнаружили офшорную компанию в Швейцарии, но дело было закрыто. Тем не менее, после такого публичного унижения разъяренный Бергман покидает Швецию. Он поселился в Германии. Ситуация оказалась болезненной как для Бергмана, так и для самой Швеции. Когда в начале 80-х Бергман вернулся в Швецию, многие считали себя виноватыми. Бергмана боготворили и боялись. После нескольких громких театральных постановок власть его выросла еще больше. Теперь он решает, кто займет ведущие позиции в шведском Институте кино, на шведском телевидении и в Королевском драматическом театре. Он манипулировал всеми. То, как перед ним заискивали, невозможно передать, это было настоящее раболепие.

Пришло время снова поставить «Мизантропа». Главная роль досталась ТорстенуФлинку. Он был представителем нового поколения, восходящей звездой режиссуры, а Ингмар Бергман был на закате карьеры. Бергман почувствовал угрозу со стороны Флинка, он не желал конкуренции. Когда в Королевском драматическом театре репетировали «Мизантропа», жена Бергмана была очень больна, он знал, что ей осталось недолго. Это был тяжелый период в его жизни. Ингрид ван Розен, пятая жена Бергмана, была его самой большой любовью, они прожили вместе 25 лет. Впервые за свою долгую карьеру Бергман не способен сосредоточиться на работе. Премьера «Мизантропа» все же состоялась. Спектакль шел с огромным успехом около года. Бергман пришел только на последнее представление перед тем, как спектакль должен был отправиться в Нью-Йорк. У Бергмана был шок, ему вдруг стало ясно, что он не справился, но ему было слишком тяжело признаться в этом. Бергман обвинил во всем Торстена Флинка, разнес его в пух и прах, тот был буквально уничтожен.

Бергман начинает постепенно отходить от дел. Он поставит еще три спектакля, а потом укроется от мира на острове Форе. Он всегда стремился убежать от реальности – уходил от жен, бросал детей, уезжал из страны, избегал конкуренции, уклонялся от ответственности. В своих фильмах он создавал собственный мир.Мы часто прощаем великих художников, когда результат их творчества прекрасен.

Декабрь 1957 года. Премьера «Земляничной поляны» состоится сразу после Рождества. Бергман в зените славы, но это лишь начало. Творческий путь, избранный им с этого момента, нанесет Швецию на карту мирового киноискусства и найдет отклик в душах миллионов людей.

В конце 60-х Бергман начинает работать в цвете. И он по-прежнему снимает блестящие фильмы о своей жизни и взаимоотношениях. Затем наступают 80-е, и он снимает свой самый известный фильм «Фанни и Александр». Его по праву можно назвать величайшим трудом его жизни.

Осень 2006 года. Телефонный звонок. Здравствуйте, Ингмар. Как поживаете? Спускаюсь потихоньку в долину смерти.

Он был одинок до глубины души. Любой, прошедший такой же жизненный путь, как у Ингмара Бергмана, обречен на одиночество. У таких людей нет времени ни на семью, ни на общение с близкими.

В 1998 году в Каннах Ингмару Бергману присудили почетный приз – Пальмовая ветвь Пальмовых ветвей. И поныне он – единственный человек, удостоенный этой награды. Ингмар Бергман скончался 30 июля 2007 года в возрасте 89 лет.

Путеводитель по фильмам Бергмана, нигилиста и проказника — Статьи на КиноПоиске

В день столетия режиссера рассказываем, почему в его фильмах так много секса, скандалов и ссор и отчего они так похожи на спектакли и сны.

У Бергман презумпция гениальности и образ колосса режиссуры. Но человеческого в нем было куда больше, чем титанического. Бергман был невротиком, заикой, замкнутым типом с больным желудком и вечным страхом смерти, донжуаном, известным своими отчаянными романами с актрисами. И, конечно, именно доскональное знание человека сделало Бергмана , как сейчас бы сказали, «трендсеттером» и «инфлюенсером» — из его фильмов выросли многие сегодняшние режиссеры.

«Молчание»

Особый интерес к Бергману — и, кстати, обоюдный — питал Андрей Тарковский. Перекличка двух великих современников проявляется как в любви к временным сдвигам («Зеркало» и «Земляничная поляна»), так и в особой сновидческой эстетике. Чтобы увести зрителя из реальности, камера Тарковского могла подолгу медитировать, вглядываясь под музыку Баха в текучую воду и водоросли. Бергман с тем же упоением рассматривал человеческие лица, иногда напрочь забывая про развитие сюжета. Более того, в свой последний фильм «Жертвоприношение» Тарковский пригласил бергмановскую съемочную группу — оператора Нюквиста, актера Юзефсона, звукооператора Ове Свенсона. Неслучайно ненавистники этого фильма называли его «Бергманом для бедных».

Наконец, Бергманом долго болел Ларс фон Триер. Однажды в каком-то приступе подражания он купил точно такой же видоискатель, какой был у Бергмана, а в 1995-м даже предложил старшему коллеге вооружиться ручной камерой и снять фильм по заветам движения «Догма-95». Бергман просто не ответил, и от былого пиетета не осталось и следа. «Он был очень похотливым, и даже с годами это не ушло, — доложил Ларс в документальном фильме «Вторжение к Бергману».

«Не говоря обо всех этих женщинах»

Главное препятствие, мешающее смотреть Бергмана сегодня, — это, конечно же, стереотипы. Принято считать, что его фильмы очень мрачные. Хотя вообще-то Бергман снял более 60 картин (а спектаклей поставил около 170). И, конечно, среди них есть не только угрюмые философские трактаты о смерти и старости, но и замечательные комедии «Улыбки летней ночи» или «Не говоря обо всех этих женщинах».

Еще одно предубеждение: Бергман скучный. Про комедии мы сказали выше, а ведь еще у Бергмана много секса, шока, хулиганства. Любовные многоугольники похлеще, чем в латиноамериканских сериалах. Откровенные намеки на инцест (в «Молчание»), перверсии (в «Шепотах и криках») или, в конце концов, эрегированный член, на секунду мелькающий в «Персоне» (потом ровно тот же трюк повторит Финчер в «Бойцовском клубе».) Юный Вуди Аллен пошел на «Лето с Моникой» вовсе не за экзистенциальным уроком (хотя он в фильме тоже есть), а чтобы посмотреть на голую Харриетт Андерссон. Какая уж тут скука.

«Лето с Моникой»

Наконец, последняя и обязательная претензия к Бергману заключается в том, что «ничего не понятно». Почему Исаак Борг из «Земляничной поляны» все время обращается к своему прошлому, а Бергман постоянно показывает зрителям его сны и воспоминания? Почему герои «Персоны» и «Шепотов и криков» все время касаются друг друга? Или как в одном режиссере может сочетаться отчаянное богоборчество и страстное желание увидеть присутствие бога в этом мире?

Отец

Фильмы Бергмана полны автобиографических сюжетов. Фигура режиссера и членов его семьи читаются в персонажах, его собственные любовные истории — в мелодраматических коллизиях, а маленькие детали из прошлого нередко переходят на экран во всех подробностях (каша, которой завтракают герои «Земляничной поляны», — прямиком из его детства).

«Причастие»

А было это детство несладким, и многие картины Бергмана можно понимать как сведение счетов с авторитарной властью родителей. В первую очередь с отцом — строгим пастором, который держал своих детей в ежовых рукавицах. Вот самые распространенные наказания, которым подвергались маленькие Ингмар с братом: допросы, розги, таскания за волосы, а еще заточения в темной гардеробной, где «обитало крошечное существо, обгрызавшее большие пальцы ног у злых детей». Если Ингмар не успевал добежать до туалета и мочил штаны, на него надевали красную юбочку до колен и заставляли ходить в ней весь день (эхо этого наказания звучит в «Молчании» — маленького мальчика там наряжают в платьице жуткие карлики).

Трудно было Бергману и с матерью (см. короткометражку «Лицо Карин»), которая предстает в его воспоминаниях дамой с нежным овалом лица и маленькими сильными руками. «Удар был молниеносный, левой...» — вспоминал Бергман. Уже после ее смерти Бергман нашел тайные дневники матери, в которых подтвердил давнюю догадку: он был нежеланным ребенком, «созревшим в холодном чреве». Образ этого живота, где, трясясь от холода, растут нелюбимые младенцы, присутствует в «Земляничной поляне». Там мать главного героя жалуется: «Я все время мерзну, особенно живот». Отцу Бергман, кстати, тоже отомстил. Сначала изобразил в «Причастии» сломленного, утратившего свою веру пастора, а после в драме «Фанни и Александр» вывел его в виде чопорного отчима с прямой спиной и изощренными методами воспитания. Смерть для этого героя, как можно догадаться, была заготовлена самая что ни на есть изощренная.

«Лицо Карин»

В общем, неудивительно, что после всего этого мотив унижения стал навязчивым для Бергмана. Об унижении он мог говорить бесконечно, распространяя его холодную свинцовую тяжесть и на нуклеарную семью, и на буржуазный уклад жизни, и на протестантизм, требующий от человека признать свою ничтожность перед богом.

Бог

Протестантская концепция, допускающая прямой, безо всяких посредников, контакт бога с человеком, определяет все творчество Бергмана. Но в трех фильмах христианская проблематика затрагивается прямо. Это «Сквозь темное стекло», «Молчание» и «Причастие», объединенные критиками в «трилогию веры». Все они камерны, пасмурны, хотя и не сказать чтобы чопорны (половину «Молчания», например, занимают сексуальные похождения брюнетки). И все они как раз о трудностях разговора с богом, который замолчал, перестал слышать мольбы людей и внимать их страданиям.

«Сквозь темное стекло»

А в каких отношениях с верой был сам Бергман? Иногда его справедливо называли «протестантом-атеистом», и все из-за яростного богоборчества, которое проявляется во многих его лентах. Так, в уста Александра («Фанни и Александр») Бергман вкладывает весьма емкую формулировку: «Если бог и есть, то это дерьмовый бог, которому я бы с удовольствием дал пинка под зад». Пинки эти режиссер, кстати, раздавал регулярно, изображая пасторов в своих картинах по меньшей мере далекими от истины людьми, а по большей — исчадиями ада.

Но был и другой Бергман — автор, наполнявший свои фильмы христианскими аллюзиями. Показательный пример — флешбэк со сценой на пляже из «Вечера шутов», где клоун с выбеленным лицом несет, ступая по острым камням, свою обезумевшую жену вверх по холму. В какой-то момент становится ясно: это не просто трагикомичечская сценка из будней цирка, а изгнание из рая и одновременно восхождение на Голгофу.

«Вечер шутов»

Отношения Бергмана с религией не ограничивались цитатами и памфлетами. При всем своем богоборчестве он оставался глубоко религиозным художником, не оставлявшим надежды увидеть все-таки присутствие божественного. В музыке Баха, которая разрушает отчужденность и соединяет слушателей в общем эстетическом переживании, превосходящем по силе все слова. Или в человеческом лице — его крупный план останавливает течение сюжета, выключает время и делает неважными все земные конфликты.

Протестантизм оказал влияние не только на содержание фильмов Бергмана, но и на их форму. Ведь если католицизм (а это Бунюэль, Феллини, Висконти) строится на понятии пути (к богу), на истории с началом, серединой и концом, то протестантизм акцентирует внимание на феномене откровения, непосредственном контакте человека с божественным, которое может произойти в любой момент. Бергман в строгом смысле слова не опирается на сюжет. Завязка, кульминация и развязка в его фильмах так же условны, как и время, в котором течет действие. Например, Исаак Борг в «Земляничной поляне» не вспоминает прошлое, а находится одновременно и там, и тут, может легко зайти в комнату, где много лет назад собиралась его семья, или подглядеть за давней изменой жены, оставаясь стариком.

Сон

Однажды Бергман сказал: «В сущности, я все время живу во снах, а в действительность лишь наношу визиты». И правда, сны были очень важны для режиссера. Неслучайно в числе самых важных влияний на свое творчество Бергман называл пьесу Августа Стриндберга «Игра снов», имитирующую логику сновидения и отрицающую необратимость течения времени. Свои сны режиссер запоминал и потом детально воспроизводил в кино. Многие хотя бы слышали про сновидческий фрагмент в «Земляничной поляне», но все фильмы Бергмана полны таких инсайтов. Например, уже упомянутый эпизод «Вечера шутов» тоже из сна.

Театр

«Кино — это грандиозное приключение, как дорогая и требовательная любовница», — сказал как-то Бергман. Женой же в этой метафоре, очевидно, была театральная сцена. Бергман ставил и Шекспира, и Ибсена, и Чехова, и Стриндберга. В лучшие времена по 5—6 спектаклей в год, не переставая при этом снимать фильмы.

Некоторые из них рождались из театрального сырья как «Седьмая печать» — из одноактной пьесы «Роспись по дереву», которую Бергман написал специально для своих актеров, чтобы те могли тренироваться в монологах. Фильм «Лицо» во многом появился из-за обещания Бергмана сохранить труппу театра в Мальме, которым тогда руководил. Ему пришлось долго ломать голову, как подобрать роль для каждого артиста да и что вообще делать со всеми этими людьми.

«Седьмая печать»

Фильмы Бергмана полны чисто театральных приемов. Тут и долгие монологи и диалоги, замкнутые интерьеры, статичные или быстро, но механически сменяющиеся малофигурные мизансцены (все «Шепоты и крики», к примеру, смотрятся как спектакль в современном театре с хорошими инженерами сцены).

Тело

Эротические сцены в фильмах Бергмана — та приманка, на которую всегда клевала публика. Бергман ведь был не просто режиссером-интеллектуалом, но и коммерчески успешным автором, который пользовался большим успехом в прокате. Сражение с цензурой продолжалось от картины к картине. Бергман шел навстречу сексуальной революции семимильными шагами. Но в какой-то момент эротизм в его кино стал важнейшей частью образной системы. Две молодые женщины, отправляющиеся на уединенный остров в «Персоне», касаются волос друг друга, их лица то сливаются, то отдаляются, и с помощью предельной тактильности Бергман говорит уже не о сексе — он поднимает вопрос о границах индивидуального и о том, что такое подлинная близость.

«Молчание»

Своего апофеоза кинэстетика достигает в «Шепотах и криках». В этой тяжелой картине две сестры вынуждены наблюдать за медленным угасанием третьей, раковой больной, не находя в себе сил подарить ей хотя бы толику тепла. За них это делает служанка. В одной из сцен она подходит к умирающей (Харриет Андерссон), целует ее в губы, раздевается и ложится в кровать. Этот физический контакт действует как болеутоляющее и заменяет собой речь и утешения. Так предельная телесность у Бергмана легко преодолевает границы эротического и становится способом выражения другой, нехристианской любви к ближнему.

Что смотреть (и в каком порядке)

Для начала скандальное «Молчание», в свое время так возмутившее шведское общество, что на режиссера обрушился шквал анонимных писем и звонков (грозили даже убить). Дело в том, что история Анны и Эстер — двух ненавидящих друг друга сестер, приезжающих в столицу вымышленной страны в разгар некой войны — стала крупной победой Бергмана над цензорами. Отдельные сцены даже спустя десятилетия кажутся ну очень натуралистическими. Но рядом с сексом, как водится, смерть и трагедия отчуждения и экзистенциального одиночества, которое не преодолеть никакими случайными связями.

Face swap Биби Андерссон и Лив Ульман в «Персоне»

После «Молчания» можно перепрыгнуть в 1970-е и посмотреть мини-сериал Бергмана «Сцены из супружеской жизни». Этот увлекательный телефильм о кризисе брака произвел такой фурор, что к Бергману прямо на улицах подходили парочки за советом. Сериал спровоцировал в Швеции волну разводов, что очень радовало режиссера.

«Сцены из супружеской жизни»

Дальше «Персона» — лаконичная и загадочная картина о полулюбовной близости вдруг замолчавшей актрисы (Лив Ульман) и ее болтливой сиделки (Биби Андерссон). В этом фильме, несомненно, главном для Бергмана 1960-х, сходятся эпатаж и фирменные режиссерские приемы, самый знаменитый из которых — соединение двух женских портретов в одно лицо. Подобное наложение лиц Бергман будет использовать еще не раз.

«Фигляр, шумящий на помосте»

Наконец, чтобы составить представление о позднем Бергмане (он ничуть не менее интересен, чем ранний или зрелый!), смотрите телефильм «Фигляр, шумящий на помосте». Его действие разворачивается в 20-е годы прошлого века. В центре — одержимый инженер, который лежит в психиатрической больнице и видит наяву андрогинного клоуна с обнаженной женской грудью. Это зрелище легко даст фору самым диким фантазиям Линча. Другой страшный образ, который навсегда западет в память, — душевнобольной Измаил, подросток-ясновидец без бровей и четкого гендера из последнего кинофильма Бергмана «Фанни и Александр». К этому автобиографическому произведению, взявшему в 1984 году сразу четыре «Оскара», стоит подходить, уже зная подробности о прошлом режиссера (читаем «Латерну Магику» и «Исповедальные беседы»).

Вместо послесловия

Ингмар Бергман / Фото: Getty Images

Раз уж этот текст выходит к 100-летию Бергмана, вспомним одну историю. Она произошла как раз на дне рождения режиссера, во время празднования в его островной резиденции на Форе. Среди гостей Бергмана, друзей и близких родственников, была и Лив Ульман, приехавшая с их пятилетней дочкой Линн. Бергман, шутя, спросил Линн: «Вот когда тебе исполнится шестьдесят, что ты будешь делать?» Та ответила: «Я устрою большую вечеринку, и моя мама будет там. Она будет очень старой, глупой, с выпученными глазами, но это будет круто». «А что насчет меня? — спросил Бергман — Неужели меня там не будет?» И дочь ответила так: «Я уйду с вечеринки, спущусь на пляж, и ты придешь ко мне туда, танцуя по волнам».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *