Уютный трикотаж: интернет магазин белорусского трикотажа

Братья сэфди – режиссеры обсуждают странные привычки Роба Паттинсона дарить подарки и законы, которые они нарушили на съемках

Братья сэфди – режиссеры обсуждают странные привычки Роба Паттинсона дарить подарки и законы, которые они нарушили на съемках

Братья Сэфди: романтики земного ада

Сложно представить, что может объединять Варга Викернеса, Эриэля Пинка, Роберта Паттинсона и русского наркомана, скончавшегося от передозировки в нью-йоркском парке. Между тем, все они гармонично сосуществуют в мире братьев Сэфди — дистопическом Нью-Йорке, городе, не имеющем никакого отношения к туристическим панорамам. К выходу их нового фильма «Неогранённые драгоценности», расхваленного критиками, мы решили выяснить, чем так интересен творческий метод этого дуэта.

Одним из главных событий 2017 года в мире независимого кино и наиболее значимых фильмов 2010-х стало «Хорошее время» — эстетский триллер молодых режиссёров Джошуа и Бена Сэфди. История двух братьев, выброшенных на обочину общества, снискала восторженные отзывы как критиков, так и зрителей. Яростная энергетика в сочетании с нарастающей тревогой получились очень убедительными во многом благодаря смелому монтажу и специфичной операторской работе. «Хорошее время» обеспечило творческому дуэту статус новых надежд американского кино.


Бен и Джошуа Сэфди

Любовь братьев к кинематографу началась рано. Они провели детство с отцом, малоизвестным режиссёром, у которого была привычка фиксировать всю жизнь на плёнку. Этот период послужил основой для их полуавтобиографического фильма «Сходи за розмарином». «Сырая» стилистика первых опытов никуда не делась, а в зрелых работах братьев и вовсе стала их визитной карточкой. Когда разговор заходит о любимых фильмах и экранных образах, режиссёры всегда вспоминают роли Дастина Хоффмана — особенно его перфоманс в «Крамер против Крамера» — и картины Стэнли Кубрика, а также говорят о влиянии Джона Кассаветиса и Мартина Скорсезе (второй даже упомянут в титрах «Хорошего времени»).

Будучи старшим в творческом дуэте, Джош первым начал заниматься режиссурой, снимая короткометражные фильмы. В первом из них, «Lethargy», сыграл Роберт Дауни-младший, переживавший в ту пору не лучший этап своей карьеры. В этой чёрной постмодернистской комедии о рефлексирующем подростке была заложена основа зрелого стиля авторов. Спустя шесть лет Джош приступил к созданию полнометражного дебюта, получившего название «Удовольствие быть обокраденным». Участие Бена в картине ограничилось помощью с монтажом. С трудом получив финансирование и переделав изначальный сценарий заказанной ему короткометражки, Джош снял историю легкомысленной воровки, путешествующей по негостеприимным Нью-Йорку и Бостону.

Трясущаяся камера, с трудом удерживающая в кадре лица персонажей, и общий неврастеничный настрой, зачастую свойственные начинающим режиссёрам, как нельзя лучше передают суматошный темп жизни главной героини.

Элеонора одновременно обаятельная и отталкивающая. Её клептомания — не просто желание избавиться от скуки, а способ взаимодействия с миром, правила которого девушка отказывается принимать. Это очаровывает попадающихся на её пути персонажей, но Элеонора почти не пытается ими манипулировать, так же моментально исчезая с городских улиц, как и появляясь на них. Сочетание привлекательных и отталкивающих черт присуще ключевым персонажам всех последующих фильмов Сэфди. «Удовольствие быть обокраденным» развивает элементы самопальной мамблкоровой стилистики, лежащие в основе ранних короткометражек. В фильме Джош сам сыграл главную мужскую роль застенчивого друга Элеоноры. Оба в фильме выступают под настоящими именами, кроме того, Элеонора Хендрикс приняла участие в картине и как соавтор сценария.

Нетрудно заметить сходство ленты

с ранними фильмами

Джима Джармуша, в особенности с «Бессрочным отпуском». Дешёвая плёнка, непрофессиональные актёры в роли чудаковатых маргиналов, блуждания по городу, перемежаемые диалогами с необычными горожанами, а также ощущение непрерывного странствия персонажей играют ключевую роль в обеих картинах. Некоторые эпизоды фильма Сэфди напрямую отсылают к Джармушу: например, сцена, когда Элеонора наблюдает за одиноким трубачом на улице.


Кадр из фильма «Удовольствие быть обокраденным» Когда «Удовольствие быть обокраденным» находилось на завершающем этапе, братья взялись за работу над следующей картиной, получившей название «Сходи за розмарином» (в американском прокате — «Длинноногий папа»). Она стала первой совместной работой Джошуа с братом и полнометражным дебютом Бена. Основой этого фильма послужили несколько реальных историй из их детства, связанных с непутёвым отцом.

Согласно сюжету, двое непоседливых мальчиков гостят у эксцентричного папаши Ленни, пытающегося совместить работу, личную жизнь, тусовки с друзьями и уход за детьми. Последнее получается у него хуже всего. Помимо подкупающей непосредственности, у Ленни хватает и отрицательных черт. Самая большая из них — его бесхребетность, которая сильнее всего мешает зрителю испытывать к нему выраженную симпатию. Его преступная беспечность и халатное выполнение родительских обязанностей затмевают положительные черты и едва не приводят к катастрофе.

Отца мальчишек прямолинейно олицетворяет гигантский комар: безответственные действия Ленни, подобно хищному насекомому, высасывают жизнь из мальчиков.

Съёмку в фильме сложно отличить от настоящего семейного видео, в этих кадрах чувствуется ностальгия авторов по детству, противоречивому и временами тревожному. Как и в предыдущей ленте, Нью-Йорк братьев Сэфди абсурден и полон опасностей, подстерегающих взрослого человека даже возле дома (например, безобидный на первый взгляд торговец пиратскими дисками оказывается хладнокровным грабителем). Героям удаётся вырваться из плена города лишь на некоторое время, после чего он, как спрут, неуклонно затягивает их обратно.


Кадр из фильма «Сходи за розмарином» Первые два фильма Сэфди представляют собой классический мамблкор с почти отсутствующим сценарием, импровизированными сценами и друзьями братьев на главных ролях. Один из них — Рональд Бронштейн, также независимый режиссёр и соавтор сценария. Его сотрудничество с Сэфди успешно продолжается и по сей день — в частности, он приложил руку к скрипту «Хорошего времени». Роли двух его сыновей достались детям гитариста группы Sonic Youth Ли Ранальдо. DIY-подход обеспечил минимум затрат на кинопроизводство и правдивое отражение эмоций персонажей, но был явно недостаточно выразителен для большого кино.

В 2013-м году братья сняли свой первый и единственный на данный момент документальный фильм. В нём крупным планом показана жизнь известного американского баскетболиста Ленни Кука. Зритель наблюдает за ним как во время семейного досуга, так и на площадке. Режиссёры и здесь не изменяют свой фирменной стилистике, динамично и зорко раскрывая внутренний мир персонажа.

Следующая полнометражная работа тандема вышла в 2014 году. Она представляла собой качественно новый уровень постановки. В основу фильма «Бог знает что» легла реальная история Ариэль Холмс, героиновой наркоманки, чей молодой человек скончался от передозировки. Период совместной с ним жизни нашёл отражение в книге «Mad Love in New York City». Ариэль сыграла в картине саму себя, а роль Ильи Леонтьева (ему посвящёна лента), её погибшего бойфренда, исполнил Калеб Лэндри Джонс. Когда съёмки закончились, Сэфди 

положили 

Ариэль в реабилитационный центр для лечения от наркотической зависимости. Стоит заострить внимание на ещё одном колоритнейшем субъекте — Бадди Дюрессе, которого Сэфди нашли одновременно с Ариэль. Он, как и многие другие, сыграл в фильме того, кем является на самом деле, — наркоторговца, не понаслышке знающего, что такое выживание в трущобах.

Символично, что в одной из второстепенных ролей появился знаменитый рэпер Necro, автор легендарного альбома «I Need Drugs» — красочной и пугающей хроники жизни любителей тяжелых наркотиков. Джош и Бен со школьных врёмен вдохновлялись его творчеством и хотели, чтобы он поучаствовал в их фильме. Чтобы связаться с Necro, им пришлось озадачить своих друзей-музыкантов. Приехав к рэперу посреди ночи, братья рассказали про фильм и предназначенную для него роль. Necro 

оценил 

задумку и сразу же согласился участвовать в съёмках. Кроме Necro в фильме можно увидеть ещё одного музыканта, экспериментатора Ariel Pink. Он появился в камео и написал часть саундтрека к картине.

«Бог знает что» демонстрирует новую грань творчества братьев, поскольку сосредоточен больше на драматической, нежели комедийной составляющей. Теперь главные герои — озлобленные обитатели социального дна, а не забавные нонконформисты. Их жизнь делится на отрезки между инъекциями героина, наполненные мучительным выживанием в человеческом муравейнике, полном агрессивных обывателей и потерявших луч надежды бездомных. Персонажи почти всегда находятся в толпе, норовящей их расплющить и поглотить. Если в предыдущих фильмах ручная камера и хаотичная съёмка фиксировали большей частью положительные эмоции героев, теперь они с тем же успехом выражают накопившуюся ненависть. Достигнув апогея, она выплескивается наружу, оскверняя всё вокруг и оставляя кровавые пятна: потасовка между наркоманами происходит с особенным отчаянием и ожесточённостью.


Кадр из фильма «Бог знает что» «Бог знает что» смело можно назвать историей любви в аду. Отношения Ариэль и Ильи абсолютно разрушительны, но в то же время полны жертвенности по отношению друг к другу. Бен Сэфди метко описал Илью как «персонажа в духе Фассбиндера». Его предельная враждебность миру и категорическое нежелание принимать правила социума очень родственны любимым характерам неистового немца. Кроме того, очевидна концептуальная и стилистическая близость творения Сэфди и работ немецкого мастера. Прежде всего она проявляется в остросоциальном подтексте и «грубоватом» монтаже.

Мрачный и нигилистичный настрой картины подкрепляется ещё и тем, что молодые люди слушают Burzum. Эта музыка бесконечно далека по своему духу от ритма суматошного мегаполиса, но родственна беспросветной тьме, царящей в душах влюблённых. Однако, несмотря на неординарность картины, чрезмерно специфичная тематика, неспешность и некоторая «сухость» сюжета не позволили фильму привлечь преданных поклонников и получить статус культового. До мирового признания оставалась пара лет.

Через год после выхода «Бог знает что» Роберт Паттинсон случайно наткнулся в интернете на кадры из фильма. Его внимание привлёк страдальческий образ Ариэль Холмс, находившейся во время съёмок в состоянии героиновой зависимости. Недолго думая, популярный актёр 

связался 

с режиссёрами и предложил поработать вместе. Постепенно придя к пониманию, каким должен стать будущий фильм, Джош Сэфди вместе с Рональдом Бронштейном приступили к подготовке сценария. Производством занялась основанная братьями компания Elara Films, а дистрибьютором стала студия A24, известная успешными инди-проектами «Лунный свет», «Ведьма» и «Лобстер». Готовясь к съёмкам, братья решили продолжить тенденцию привлечения актуальных, но чуждых мейнстриму музыкантов к работе над фильмами. Автором саундтрека выступил Дэниэл Лопатин, более известный как Oneohtrix Point Never, один из самых интересных и самобытных нью-йоркских электронщиков современности. За операторскую работу вновь отвечал Шон Прайс Уильямс, уже работавший с Сэфди над «Бог знает что». Для этих двух фильм стал важнейшей точкой в карьере.

«Если я буду вести себя хорошо — а я веду себя хорошо, — если я не попаду в беду, я смогу выйти на свободу в хорошее для себя время».

Эта фраза Бадди Дюресса, сидевшего в тюрьме друга Сэфди,

послужила 

основой для названия фильма. «Хорошее время», изначально задуманный как хроника побега из тюрьмы, превратился в пронзительную историю двух братьев-грабителей, разлучившихся в результате неудачного налёта. Изначально Сэфди хотели взять на роль брата с психическим расстройством человека с похожими симптомами, но пришли к выводу, что такой выбор не этичен. В итоге роль исполнил сам Бен Сэфди, который уже снимался в короткометражных работах: в частности, «John’s Gone».

В «Хорошем времени» братья Сэфди смогли найти баланс между «сырым» стилем своих предыдущих фильмов и утончённой выверенностью, свойственной опытным мастерам. Бурная и непредсказуемая сюжетная линия удачно коррелирует с предельно контрастной цветовой гаммой и тревожной музыкой, делая накалённые до крайности эмоции персонажей более выразительными. В год выхода фильма кинокритики окрестили картину «изумительным кислотным трипом», что вполне справедливо, поскольку ощущение нереальности происходящего неотделимо в ней от пугающе убедительной логики злоключений героя. Для Конни Никаса, героя Паттинсона, пресловутое «хорошее время» растягивается всё сильнее, чем глубже он вязнет в неприятностях, идущих нескончаемым потоком. Американские горки то растущего, то спадающего темпа картины в результате сливаются в одну непрерывную галлюцинацию, где окончательно стираются границы возможного и нормы морали. Контрастность усиливается ещё и благодаря попеременному использованию максимально крупных и дальних планов. Залитые неоном лица героев во весь экран сменяет вид сетки улиц с высоты птичьего полёта. Парк аттракционов с комнатой страха — яркая метафора земного ада, в который заброшены персонажи. Безобразное и аляповатое, это место подчеркивает трагическую сюрреальность происходящего.


Кадр из фильма «Хорошее время» «Хорошее время» стал прорывом, во многом, благодаря удивительно гармоничному совмещению актёров-профессионалов (Роберт Паттинсон и Дженнифер Джейсон Ли) с людьми, для которых кинематограф никогда не был основным видом деятельности. Особенно ярко это проявляется во взаимодействии героев Паттинсона и Дюресса, одинаково убедительно смотрящихся в своих ролях. Режиссёры не боятся ломать границы жанров и ставить героев в абсурдные ситуации, затем выводя их оттуда с головокружительной легкостью и изяществом. Ещё одним фактором успеха стало сочетание нуарной эстетики триллеров 80-х с режущей глаза «достоверностью» персонального стиля братьев.

В «Хорошем времени» Сэфди представили Нью-Йорк в подлинно демоническом обличье. Город больше напоминает преисподнюю с пылающими в темноте призрачными огнями и населяющими его страждущими душами. В прошлых фильмах дуэта герои неумолимо возвращались в эту скорбную обитель, повинуясь внутренним импульсам и неотвратимости судьбы, теперь же она цепко держит несчастных в собственном замкнутом пространстве, не отпуская ни на минуту. Из Нью-Йорка братьев Сэфди выбраться можно только вперёд ногами.

Джош и Бен Сэфди в двух последних фильмах надрезали болевые точки Америки наших дней.

Как никому другому в современном американском кино, режиссёрам удалось выразить боль и отчаяние низших слоёв общества, попавших в мир, полный безотчётной ненависти. Их кинематограф это неутешительный диагноз современной цивилизации, подобно мясорубке перемалывающей всех, кому не повезло родиться в достатке.


Кадр из нового фильма Сэфди с Адамом Сэндлером в главной роли Пожиная плоды заслуженного успеха, братья решили вернуться к корням и снять комедию с Адамом Сэндлером в главной роли. К работе над ней они были готовы приступить ещё в 2010-м году. С тех времён не поменялось даже название — «Неогранённые драгоценности». Оператором выступит Дариус Хонджи, знаменитый своей работой с Дэвидом Финчером, Вонгом Карваем, Романом Полански и множеством других не менее известных режиссёров. Известно и о их планах снять ремейк знаменитой картины «48 часов», комедийного боевика с триумфальным дебютом Эдди Мёрфи на большом экране.

Четыре ленты, снятые братьями, наглядно демонстрируют их растущее мастерство и умение обращаться с разными жанрами, не теряя узнаваемого стиля. Не приходится сомневаться, что дальнейшая карьера тандема будет полна блистательных триумфов и во многом повлияет на будущее американского независимого кинематографа. Но не менее важно то, что каждая новая картина режиссёров очеловечивает холодное лицемерие социума наших дней.

Побег от Нью-Йорка – Журнал «Сеанс»

«Хорошее время». Реж. Бенни и Джошуа Сэфди. 2017

Ник (Бенни Сэфди) сидит в кабинете нью-йоркского терапевта. Он недееспособный, живет с бабушкой. Предмет разговора — недавний эпизод агрессии с участием бабушки и кастрюли. Посреди сессии в кабинет врывается его бойкий брат Конни (Роберт Паттинсон) и крадет Ника, отметив, что семья лучше любой терапии. Первым семейным делом становится ограбление банка в масках чернокожих. План Конни дает сбой, когда во время отступления взрывается граната с краской, которую кассирша незаметно подложила к деньгам. Запятнанные братья скрываются от преследования, моются в бутербродной, там же Конни прячет деньги. А через пару кварталов их засекает патруль. Полиция ловит ловит и сажает Ника. Конни сначала ищет деньги на залог (большая часть куша попорчена краской), потом решает выкрасть избитого в камере брата из больницы, наращивая обороты и не собираясь останавливаться.

Мучителен темп первой сцены. Долго и пусто Ник смотрит мимо камеры, подчиненный особой бессобытийности, присущей скорбному месту — кабинету терапевта. Вдруг откуда ни возьмись, презрев рамки кадра и приличий, появляется Конни. И в этот момент «Хорошее время» срывается с места: пересказанный выше сюжет занимает только минут двадцать от картины, которая представляет собой непрекращающуюся погоню по маршруту «Нью-Йорк — Нью-Йорк». Это именно маршрут, город не место прописки, а ландшафт для роуд-муви. Конни может назвать его своим не больше, чем водитель дорогу, а партизан — лес.

«Хорошее время». Реж. Бенни и Джошуа Сэфди. 2017

По-партизански пришли в кино и братья Сэфди. Все свои фильмы они снимают в Нью-Йорке, исподтишка и без разрешений. Роли исполняют друзья и натурщики. В «Длинноногом папе» (2009) папу — отчасти списанного с безнадежного в своих попытках быть родителем отца самих братьев, — играл монтажер и соавтор сценария Роналд Бронштейн. «Бог знает что» (2013) родился как спасательная операция: Сэфди повстречали 20-летнюю героиновую наркоманку Ариэль Холмс и предложили ей сыграть саму себя. В «Хорошем времени» впервые появился формальный признак студийного проекта — сверхкрупное актерское имя в титрах. Роберт Паттинсон, который защитил диплом звезды киносериалом «Сумерки», сам написал братьям. Они рассчитывали делать другой фильм, для которого требовался иной типаж. Сделали «Хорошее время». Но язык не повернется назвать их оппортунистами. Это снова их Нью-Йорк, снова в соавторах Бронштейн, актеры по-прежнему подобраны по принципу street casting, а прошедшей весной в Каннах братья уже успели ответили отказаться от крупнобюджетного предложения одной голливудской студии.

Родной Нью-Йорк Сэфди — тесный, опасный, не обжитый, ничем не примечательный. Герои ищут временного пристанища, скитаются, переезжают, пытаются вырваться, в итоге их скорей всего ограбят и изобьют. В каждом фильме проверка городских пут на прочность — город всякий раз возвращает героев обратно. У Конни есть подруга Кори (Дженнифер Джейсон Ли), предлагающая сейчас же отправиться вместе на море, но для него она лишь инструмент, источник залоговых денег.

«Хорошее время». Реж. Бенни и Джошуа Сэфди. 2017

Роуд-муви рассматривает побочных героев как попутчиков. Так были устроены «Длинноногий папа» и «Бог знает что». Но «Хорошее время» — больше, чем кино просто кино на дороге. Это погоня, где каждый встречный оборачивается препятствием или сообщником. Для Конни окружающий мир существует в этой системе координат задолго до показанной передряги. Каждого встречного нужно либо устранить, либо сделать соучастником. Чаще второе. Главный инструмент Конни — навык обхождения с людьми. Наблюдение за этим сочетанием харизмы, уличной психологии и социальной инженерии в исполнении Паттинсона захватывает, и очень скоро становится ясно: у Сэфди и зрителю отведена роль безмолвного подельника. Паттинсон готов взять нас в оборот в любой момент.

Если отсталый брат Ник маркируется инстанциями как mentally disabled, то Конни — универсальный enabler, подстрекатель, активирующий в каждом человеке то качество, которое необходимо для достижения цели. Соучастие как единственно понятная Конни модель отношений приводит брата к тюремному заключению, выпутаться из сети этих отношений Конни не может. В этом смысле он — способный оценить опасности, предугадать следующий ход, но не способный остановиться — не меньший заложник своей природы, чем медлительный Ник. Его modus operandi — импровизация, которая обеспечена талантом, а вызвана неумением читать ноты.

«Хорошее время». Реж. Бенни и Джошуа Сэфди. 2017

Город в «Хорошем времени» сужается вокруг героя. Персонаж Паттинсона — жертва туннельного зрения: как в компьютерной игре, где есть дистанция прорисовки, здесь ощутима близорукость оптики, которая вырисовывает Нью-Йорк отдельными кварталами, но никогда — чем-то целым. А предложение подруги слетать во Флориду, вообще, кажется настолько фантастичным, что Конни даже не рассматривает его как возможность. Однако уже знакомая по другим фильмам братьев спертость места здесь носит новое качество. Если ранее у Сэфди были открытые финалы, здесь итог предопределен. Впервые их дорожное лишается не только пути, но и самого движения. Американская критика усмотрела в фильме отражение эпохи Трампа: недружелюбной и вязкой. Здесь на полях появляется лягушонок Пепе, а сцена ограбления — хитроумный комментарий страха перед чернокожими. Ощущение от Нью-Йорка Сэфди накладывается на риторику Трампа, возводящего стены, закрывающего границы, подписывающего запретительные законы. Побег отсюда невозможен, попытки жить своей жизнью обречены. Это можно только пережить: уйти в подполье, в лес.

Герилья Сэфди и их беспокойные герои дождались своего времени.

Читайте также

Братья Сэдфи — Циклопедия

Джошуа Сэфди (англ. Joshua Safdie) и Бенджамин Сэфди (англ. Benjamin Safdie), также известные как Джош Сэдфи (Josh Safdie) и Бенни Сэдфи (Benny Safdie) — независимые американские режиссёры из Нью-Йорка[1].

Джошуа Сафди (родился 3 апреля 1984 года) и Бенджамин Сафди (родился 24 февраля 1986 года) выросли в Нью-Йорке.

Имеют сирийское еврейское происхождение по отцу и ашкеназское еврейское по матери.

Воспитаны в иудейской религии.

Детство провели между отцом в Квинсе и матерью с отчимом в Манхэттене.

В Бостонском университете вместе с Алексом Калманом создали творческий коллектив Red Bucket Films.

В 2007 году сняли свой первый фильм.

Сотрудничают с сценаристом Рональдом Бронштейном, с которым, в частности, написали сценарий к фильму «Неогранённые драгоценности», в котором между прочем упоминаются фалаша (композитор Дэниел Лопатин; в ролях Адам Сэндлер, Идина Мензел, Джадд Хирш и другие; продюсер Скотт Рудин). Сам фильм, однако, очень слаб, в нём нет хеппи-энда, и подобно бездарной работе братьев Коэн «Серьёзный человек», главный герой-шлимазл морализаторски погибает в наказание за некие «грехи» (в данном случае, видимо, за любовницу; довольно необычно для голливудского фильма, что здесь нееврейская любовница /её сыграла Джулия Фокс[1] / показана негативно как изменщица и содержанка, хотя обычно шикс в фильмах изображают идеальными). Плюсом фильма является хорошая музыка Лопатина и некоторая динамичность. Снимала фильм подающая надежды кинокомпания A24 (основатели — Дэниэл Кац, Дэвид Фенкель и Джон Ходжес).

Их следующим проектом назван ремейк фильма «Сорок восемь часов».

Рецензия на фильм «Хорошее время» братьев Сэфди

Мелкий преступник Конни Никас (Роберт Паттинсон) вытаскивает своего умственно неполноценного брата Ника с терапевтического сеанса у врача, отказываясь верить в какие-либо психологические проблемы родственника. У братьев есть мечта — обзавестись фермой в глуши, где их не будет доставать собственная престарелая бабушка. Для этого Конни решает ограбить банк, взяв в напарники недалекого Ника. Дело оканчивается арестом Ника, после которого Конни в течение ночи будет отчаянно пытаться исправить положение вещей.

В «Хорошем времени» братья Сэфди продолжают исследовать нью-йоркские улицы после полудокументальных драм «Сходи за розмарином» и «Бог знает что». Однако их новая работа — более жанровая, чем предыдущие. Скорее даже многожанровая: братьям удалось смешать в цельный неонуарный энергетик триллер об ограблении, семейную драму и скоротечное роуд-муви. Перестраиваясь, действие ни на секунду не останавливается, устраивая зрителю ураганную экскурсию по не самому благополучному нью-йоркскому району. Причем вы никогда не догадаетесь, что произойдет с героем в следующей сцене.

Будучи самодостаточными постановщиками, Сэфди передают приветы то Скорсезе (по сути, «Время» — пересказ «После работы» в сеттинге «Воскрешая мертвецов»), то Кассаветису, то Майклу Манну с его неоновой палитрой. Осязаемый саундтрек Дэниэла Лопатина (электронщик Oneohtrix Point Never) напоминает о напряженных нотах Брэда Фидела для первого «Терминатора» (кстати о музыке, на титрах фильма непривычно трагичный Игги Поп со специально записанной для ленты балладой The Pure and the Damned).

Роберт Паттинсон как будто составил собственные списки «Режиссеры настоящего» и «Режиссеры будущего» и попеременно ставит галочки напротив имен в каждом из них. У Сэфди актер выдал лучшую игру в своей карьере, которую вернее всего описывает труднопереводимое на русский язык слово raw. Конни не делает абсолютно ничего, что может вызвать у зрителей симпатию, однако за его приключениями и невменяемым лицом безумно интересно смотреть. Братья-постановщики поделили роли как между профессиональными актерами, так и нет. К первой группе относятся всегда прекрасная Дженнифер Джейсон Ли в роли нервной и наивной подружки героя, половина режиссерского дуэта Бен Сэфди, играющий партию Ника и Баркхад Абди в эпизодической роли охранника парка аттракционов. Среди второй группы выделяется постоянный талисман Сэфди Барри Дюресс, чей искалеченный Рэй внезапно и (дико смешно) врывается в повествование, чтобы бесконечно трепаться подобно героям раннего Джармуша.

«Хорошее время» — один из лучших фильмов года, которому суждено надолго задержаться в сердцах киноманов. Картина Бена и Джошуа Сэфди участвовала в конкурсе Каннского кинофестиваля, но несмотря на стоячие овации и хвалебные рецензии критиков, жюри отметило лишь работу композитора. Обидно, конечно, но, кажется, проверку временем кино выдержит и без позолоченных призов.

ОТПРАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

режиссеры обсуждают странные привычки Роба Паттинсона дарить подарки и законы, которые они нарушили на съемках

Братья Сэфди клянутся, что «Хорошее время» не пытался погубить Роберта Паттинсона под автомобилем. Полный текст интервью режиссеров фильма "Хорошее время" читайте под катом. 

Режиссеры, которые стоят за триллером с Робертом Паттинсоном в главной роли обсуждают странные привычки Паттинсона дарить подарки, законы, которые они нарушили на съемках, и состояние грабежей банков на 2017 год. 

Первое, что вы замечаете в братьях Сэфди, это их чрезмерный энтузиазм. В титрах их фильмов они официально указаны как Джошуа и Бен Сэфди, но на интервью братья беззаботно представляют себя всем присутствующим как Джош и Бенни. Как только началась фотосъемка GQ, Джош вскочил на плечи брата для серии глупых фото. “Нижняя часть его туловища очень сильная», смеется Джош, когда они ухмыляются в камеру. 

И вы не можете не думать: «Эти веселые, дружелюбные молодые парни – режиссеры, которые сняли два из наиболее душераздирающих кинопортрета Нью-Йорка в этом десятилетии? Братья Сэфди наиболее известны по своей драме 2014 года «Бог знает что», сюжет которой был основан на реальном жизненном опыте звезды фильма Ариэль Холмс, бездомной героиновой наркоманки, которую братья Сэфди повстречали во время работы над до сих пор не выпущенным проектом мечты о «Бриллиантовом районе» Манхэттена. (Они клянутся, что это их следующий проект). 

«Хорошее время», новый проект братьев Сэфди, разделяет интерес «Бог знает что» в исследовании обедневшей стороны Нью-Йорка, которую редко освещает современный кинематограф. Но он показывает тонкую, импрессионистскую структуру «Бог знает что» вместе с атрибутами напряженного триллера, и представляет Роберта Паттинсона – настоящую кинозвезду – в главной роли. 

В «Хорошем времени» Паттинсон играет роль Конни Никаса – преступника из рабочей среды, который отшлифовывает свои навыки в Нью-Йорк Сити. Когда ограбление банка идет не по плану, и его неполноценный брат (которого играет Бенни Сэфди) оказывается в тюрьме, Конни отчаянно пытается достать деньги, чтобы выкупить его. Это симпатичная история, которая вращается вокруг неизменно несимпатичного главного героя, и очень сложно преувеличить то, насколько хорош Паттинсон в этой роли. Представьте себе «Драйв», который абсолютно не заинтересован в том, чтобы заставить своего жестокого и аморального главного героя выглядеть круто, или фильм об ограблении, сюжет которого рассказывает о том, какой же это отстой быть преступником. 

После нескольких совместных проектов (включая ключевой документальный фильм «Ленни Кук»), братья Сэфди выработали проворное, экономическое разделение обязанностей. Джош вместе с давним партнером Рональдом Бронштейном написали сценарий к «Хорошему времени». Бенни сыграл роль в фильме. И оба, Джош и Бенни, указаны как режиссеры. Конфликтов минимум и они легко разрешаются. «Есть особенная красота в том, чтобы работать с тем, кого знаешь буквально всю свою жизнь. С тем, с кем у тебя были кровавые стычки», - говорит Джош, «Я могу быть очень прямолинейным». 

Теперь, когда их самый успешный фильм на сегодняшний день выходит в кинотеатрах в пятницу, братья Сэфди абсолютно не намеренны замедляться. «Не думаю, что существует такое понятие как «работа на полную катушку». Я считаю, что вы можете работать еще лучше», говорит Джош. «Всегда. В частности, над этим фильмом мы работали очень тяжело». 

О том, как заполучить Роберта Паттинсона в ваш фильм: 

Джошуа: Роб Паттинсон просто связался с нами и сказал: «Привет, чтобы вы не снимали следующим, я хочу быть частью этого». Он захотел связаться с нами, когда увидел фото в интернете из «Бог знает что». Он почувствовал эту внутреннюю, природную связь с его… целью. 
Бен: Он сказал, что мог бы разносить еду на съемочной площадке. Он не сказал: «Я хочу быть главным героем фильма». 
Джошуа: Мы встретились с ним. Я не был заинтересован в том, чтобы использовать его в камео или роли второго плана. У него лицо звезды. Он не хочет быть звездой; он просто ею является. Это самый лучший тип. 
Бен: Целью Роба было раствориться в роли. Он сказал: «Я хочу раствориться в роли. Именно поэтому я хочу поработать с вами, ребята. Я не хочу, чтобы люди смотрели и говорили; «О, это Роб Паттинсон». И когда люди смотрят фильм они такие: «Бог ты мой! Это Роберт Паттинсон?» 
Джошуа: [В первой сцене фильма] главный герой врывается, распахивая настежь дверь – почти также он сделал с нашими жизнями. «Хэй, давайте начнем». А затем, в буквальном смысле слова, фильм не останавливается. 

О современных ограблениях банков: 

Джошуа: Не существует хорошей причины для того, чтобы ограбить банк. Это самая романтичная идея, пойти и ограбить банк. И тот факт, что люди все еще грабят банки в 2017, это пример того, как жизнь подражает искусству. В большинстве сюжетов об ограблении банка вы видите, как люди убегают с двумя-тремя тысячами долларов, потому что сегодня такая политика: «Я дам вам те деньги, которые лежат в кассе, и на этом всё». 
Бен: Вы можете находиться в банке и даже не осознавать, что его прямо сейчас грабят. 
Джошуа: Банки понимают, что если они получают страховой полис, то могут списать две-три тысячи долларов убытков, и это гораздо дешевле, чем нанять круглосуточную вооруженную охрану. Именно поэтому вы больше не увидите в банках вооруженную охрану. 
Бен: Нэйт Сильвер объяснил всё это: «Ограбление банка все еще стоит потраченных усилий?» Он разложил этот вопрос почасово: Ограбить банк или работать в МакДональдс? В конце концов, это то же самое. Арифметика не сходится. 

О разнице в работе с профессиональными и непрофессиональными актерами: 

Джошуа: Сперва мы взяли Эрика Робертса (на роль поручителя под залог). Мы сняли сцену, смонтировали ей и поняли «Эй, я не думаю, что эта невероятно постановочная сцена сможет пережить искусственность кинозвезды». Так что мы наняли реального поручителя. И он сымпровизировал одну строчку по телефону. В его сознании он получает детали из суда и он: «Прекрасно. На другой линии никого нет!» Только настоящий поручитель мог бы сделать это. И это маскируют происходящую постановочность. 
Бен: Когда поручитель набирает номер, это должно выглядеть как мышечная память. 
Джошуа: В «Бог знает что» у Ариэль Холмс была целая жизнь, из которой она могла черпать вдохновение и идеи. Её подготовкой была её собственная жизнь. Именно поэтому люди работают с непрофессиональными актерами. С профессиональным актерам вы принимаете такой концепт – сейчас мы должны соорудить для тебя целую жизнь, чтобы ты её прочувствовал. Практически переключить тебя на другого человека. Так что, для Роба в частности, мы написали сумасшедшую биографию его персонажа, начиная с момента его рождения, и, буквально, до момента его появления в фильме. 

О том, маньяки они или нет: 

Джош: Роб был на шоу Говарда Стерна. Наверное, он был немного взволнован. И он создал о нас впечатление, которое звучало безумно. Как будто его бросили к Тасманскому дьяволу. Он думает, что мы создаем манию и хаос на наших съемках. Но мы ничего такого не создаем! Ну, может быть, но мы не стремимся к хаосу. 
Бен: В один из съемочных дней у нас не было разрешения на съемку сцены, когда Роб убегал. У нас было разрешение на съемку на улице, но не было разрешения на вождение на улице, когда машина едет рядом с ним. Но мы такие: «Ох, но нам нужна эта сцена». 
Джош: И мы работали с ребятами с профсоюза, которые говорили: «Мы не может это сделать». Но МЫ можем. 
Бен: Так что мы схватили камеру и стали посреди улицы, и мы блокировали всё движение. 
Джош: Три линии машин гудели в свои сирены. 
Бен: И Роб взял и побежал, мы сняли этот кадр. Мы сняли три кадра! Мы это сделали, получили кадр, пошли дальше и всё. Отличный день! А затем мы читаем, что Роб говорит: «О, Боже. Эти ребята. Они просто заблокировали движение. Рисковали своими жизнями!» 
Джош: Мы ничем не рисковали. Никто не собирался на нас наезжать. 20 машин, которые гудят в свои сирены, создают некоторый хаос. Но мы думали, что должны это сделать. В любом случае. Все, что ему нужно было делать это бежать. 
Бен: Для нас это было в порядке вещей, но Робу это добавило энергии. 
Джош: То, как он бежал… выражение его лица… настоящий страх. 

О причине, по которой Лягушка Пепе, скандально известный мэм альтернативных правых появляется в небольшом камео в «Хорошем времени»: 

Джош: Это было чистым совпадением. Мы написали «Губка Боб Квадратные Штаны», и Никелодеан такие: «Валите отсюда». 
Бен: В то время, когда мы снимали «Хорошее время», Пепе был забавным мэмом. 
Джош: У нас есть друзья-мультипликаторы, которые знали (создателя Пепе) Метта Фьюри и он такой: «Да, конечно. Это звучит прекрасно». Еще до того, как мы монтировали фильм, проходила президентская кампания и Трамп твиттнул Лягушку Пепе. И АП сказали, что Лягушка Пепе это символ ненависти. Я написал Метту Фьюри «Это безумие», и он ответил: «Да, это разрушает меня». 

О причудливом туалете, который Роберт купил Джошу в качестве подарка после окончания съемок «Хорошего времени»: 

Джош: Он все еще не распакован. Я арендую жилье. И я сказал своему арендодателю: «Эй, я получил этот туалет», и объяснил что это за туалет. Он был растерян из-за того, что мне понадобился новый туалет, потому что мне недавно установили очень хороший унитаз. Так что мой новый туалет все еще в коробке. Образно говоря, рядом с моей неоткрытой бутылкой Prosseco и не зажженной кубинской сигарой. Я с ними буду праздновать. Когда умру. 
Бен: Его похоронят в туалете, он пьет Prosseco и курит кубинскую сигару. 
Джош: Я определенно уйду как Элвис. Я целые книги прочел на толчке. Романы. Единственный побочный эффект – это геморрой. 
Бен: И это заноза в заднице. 


The Safdie Brothers Swear Good Time Didn't Almost Turn Robert Pattinson Into Roadkill

The filmmakers behind the Pattinson-starring thriller discuss Pattinson's weird gifting habits, the laws they broke on set, and the state of bank robbery in 2017.

The first thing you notice about the Safdie brothers is that they are gung-ho. Formally credited on their various projects as Joshua and Ben Safdie—and gregariously introducing themselves to everyone in the room as Josh and Benny—our GQ shoot has barely begun when Josh hops onto his brother’s shoulders for a series of goofy photos. "He has amazing lower-body strength," laughs Josh as they grin for the camera.
And you can’t help but think: These cheery, friendly young dudes are the filmmakers behind two of the decade’s most harrowing cinematic portraits of New York City? The Safdie brothers are best known for their 2014 drama Heaven Knows What, which was famously derived from the real-life experiences of star Arielle Holmes, a homeless heroin addict whom the Safdie brothers met while working on a still-unreleased passion project about Manhattan’s Diamond District. (They swear it’s their next project.)

Good Time, the Safdie brothers’ latest, shares Heaven Knows What’s interest in the impoverished side of New York City rarely explored in modern-day cinema. But it trades the gauzy, impressionistic structure of Heaven Knows What for the trappings of a white-knuckle thriller, and casts Robert Pattinson—an honest-to-god movie star—in the lead role. (You can read our GQ cover story with Robert Pattinson here.)
In Good Time, Pattinson plays Connie Nikas, a blue-collar criminal grinding it out in New York City. When a bank robbery goes wrong, and his intellectually disabled brother (played by Benny Safdie) ends up in prison, Connie desperately scrambles to scrape together enough money to bust him out. It’s a sympathetic story built around a consistently unsympathetic protagonist, and it’s hard to overstate how good Pattinson is in the role. Imagine a Drive that has no interest in making its violent, amoral protagonist look cool, or a heist movie about how much it sucks to be a criminal.
After several projects together (including the essential sports documentary Lenny Cooke), the Safdie brothers have worked out a brisk, economical division of labor. Josh wrote Good Time with longtime collaborator Ronald Bronstein. Benny costars. And both Josh and Benny are credited as directors. Conflicts are minimal and easily resolved. "That’s the beauty of working with someone you’ve known literally your whole life. Someone you’ve had bloody fights with," says Josh. "I can be very blunt."
And with their highest-profile to date arriving in theaters on Friday, the Safdie brothers have no interested in slowing down. "I don’t think there’s such a thing as 'work as hard as you can.' I think you can work harder," says Josh. "Always. With this movie, in particular, we worked very hard."

On getting Robert Pattinson to star in your movie:
Joshua: Rob Pattinson just reached out to us and said, "Hey—whatever you’re doing next, I want to be a part of it." His initial impetus to reach out to us came from just a photo still, on the internet, from Heaven Knows What. He felt this kind of inner, innate connection to his… purpose.
Ben: He said he would do catering for us. He didn’t say, "I need to be the star of a movie."
Joshua: We met with him. I wasn’t interested in using him as a cameo or a supporting player. He has the face of a star. He doesn’t want to be a star; he just is one. And that’s the best type.
Ben: The goal, for Rob, was to disappear. He said, "I want to disappear. That’s why I want to work with you guys. I don’t want people to watch saying, 'Oh, that’s Rob Pattinson.'" And when people watch the movie, they go, 'Oh, my God. Is that Rob Pattinson?'"
Joshua: [During the opening scene], this movie star comes in and throws the door open—almost like he did to our lives. "Hey. Let’s get moving." And then, literally, the movie doesn’t stop.
On modern-day bank robbery:
Joshua: There’s no good reason to rob a bank. It’s the most romantic idea, to go and rob a bank. And the fact that people do rob banks, in 2017, is an example of life imitating art. In most bank robberies, you see people run away with two or three thousand dollars, because there are policies now: "I’ll give you the money that’s in the till, but that’s it."
Ben: You can be in a bank and not even know it’s being robbed.
Joshua: Banks realize that if they get an insurance policy, they can write off two or three thousand-dollar losses, and it’s much cheaper than getting a full-time armed guard. That’s why you don’t see armed guards in banks anymore.
Ben: Nate Silver did a whole thing: "Is it a viable living to rob banks?" He broke it down, hour-by-hour: Rob a bank, or work at McDonald’s? And in the end, it was basically the same. The math just doesn’t add up.

On the difference between working with professional and nonprofessional actors:
Joshua: We originally cast Eric Roberts [to play a bail bondsman]. We shot it, and edited it, and realized, "Hey—I don’t think this unbelievably expositional scene can survive the artifice of a movie star." So we cast an actual bail bondsman. And he improvised one line while on the phone. In his mind, he’s getting details from the court, and he goes, "Lovely." There’s no one on the other line! Only an actual bail bondsman could do that part. And that masks the exposition that’s happening.
Ben: When the bondsman dials a number, it needs to look like muscle memory.
Joshua: In Heaven Knows What, Arielle Holmes had a whole life she could pull from at any moment. Her preparation was her life. That’s why people work with nonprofessional actors. With a professional actor, we take that concept—but now we have to build an entire life for you to have within you. Almost trick you into becoming another person. So for Rob specifically, we wrote an insane character biography, starting minute one of birth, and literally minutes before his entrance into the movie.
On whether or not they’re maniacs:
Josh: Rob was on Howard Stern. He was probably a little flustered. And he put out an impression of us that sounded like insanity. Like he’d been thrown to the Tasmanian Devil. He thinks we induce mania and chaos into our set. We don’t induce anything! I mean, we do… but we don’t want chaos.
Ben: There was one day when we didn’t have a permit to shoot a shot when Rob was running away. We had permits for the street, but not permits to drive in the street, with a car driving alongside him. But we were like, "Ugh, we need this shot."
Josh: And we’re working with union guys who are like, "We can’t do this." But we can.
Ben: So we grab the monitor, and stand in the middle of street, and we’re blocking all the traffic.
Josh: It was like three blocks of traffic just honking their horns.
"The way he performed that running… the look on his face… pure fear."
Ben: And Rob takes off and runs, and we got the shot. We got three shots! We did it, we got it, we moved on, and that was the end of it. Great day! And then we read Rob saying, "God, these guys. They just… block traffic. Risk their lives!"
Josh: We weren’t risking our lives. Nobody was going to hit us. Having 20 cars laying on their horns does actually induce a certain level of chaos. But we were like, we had to get this. No fucking up. All he had to do was run.
Ben: For us, it was a practical thing—but for Rob, it added this energy.
Josh: The way he performed that running… the look on his face… pure fear.

On the reason Pepe the Frog, notorious alt-right meme, pops in for a weird little Good Time cameo:
Josh: That was a complete coincidence. We wrote "SpongeBob SquarePants," and Nickelodeon was like, "Get out of here."
Ben: At the time [we filmed Good Time], Pepe was like, a funny meme.
Josh: We had cartoonist friends that knew [Pepe creator] Matt Furie, and he was like, "Yeah, sure, sounds great." And it’s not until we’re editing the movie that the campaign takes hold—and Trump is tweeting out Pepe the Frog. And the ADL is saying that Pepe the Frog is a hate symbol. I wrote to Matt Furie and said, "This is crazy," and he said, "Yeah, it’s destroying me."
On the very fancy toilet Robert Pattinson bought Josh as a thank-you gift after Good Time wrapped:
Josh: It’s still in the box. I live in a rental. I told my landlord, "Hey, I got this toilet," and had to explain what this toilet was. He was very confused about why I wanted a new toilet, because they recently installed a very nice toilet. So the new toilet is still in the box—conceptually, next to my unopened bottle of Prosecco and my unlit Cuban cigar. Which I’ll celebrate with. When I die.
Ben: He’s going to be buried on the toilet, drinking the Prosecco, smoking the Cuban cigar.
Josh: I’m definitely going out like Elvis. I’ve read entire books on the can. Novellas. The only side effects are hemorrhoids.
Ben: And those are just a pain in the ass.
 

Перевод  Анастасия Гулая специально для группы Роберт Паттинсон/Robert Pattinson/Robocaine.

Похожие статьи:



Одиссея под кислотой. Рецензия на фильм «Хорошее время» — the CONVERSATION

В Нью-Йорке всегда что-нибудь происходит. Вне зависимости от времени суток и года на улицах города постоянно рождаются, случаются и завершаются какие-то истории. Но чтобы выделить среди бессчётного потока повседневности, событий, случаев и происшествий что-то неординарное и свежее нужно как минимум родиться и прожить в Нью-Йорке, а как максимум нестандартно мыслить, иметь свой стиль и уметь завладевать аудиторией. Всеми этими качествами обладают братья-ньюйоркцы Джош и Бэнни Сэфди, независимые фильммейкеры с впечатляющей фестивальной историей. Их дебют «Удовольствие быть обкраденным» сразу попал в одну из секций Каннского кинофестиваля, затем последовали множество других престижных смотров, среди которых Санденс, Торонто, Венеция, где в секции «Горизонты» состоялась мировая премьера их пока что самой признанной картины – «Бог знает что». И вот в 2017 году братья Сэфди вернулись на Лазурное побережье, но только уже в основную конкурсную программу, где их «Хорошее время» получило стоячие овации и моментальное признание.

Братья-режиссёры столь же молниеносно движутся вперёд по миру авторского кино, как и герой их новой ленты мчится сломя голову по ночным улицам Нью-Йорка. Конни (неузнаваемый Роберт Паттинсон, напоминающий одновременно Аля Пачино из «Собачьего полдня» и Роберта Де Ниро из «Таксиста») очень сильно любит своего брата Ника (Бен Сэфди, со-режиссёр). Проблема в том, что Конни излишне импульсивен, эмоционально нестабилен и слегка асоциален, а Ник страдает от слабоумия – всё это ложится в основу их деструктивной любви, являющейся основной темой фильма. Конни не хочет отдавать брата ни в какие больницы и заведения для умственно-отсталых, но и его забота приобретает крайне нестандартную форму. Он берёт Ника с собой на ограбление банка, которое до поры до времени складывает очень даже удачно для братьев, пока в сумке с деньгами не срабатывает механизм, покрывающий грабителей ярко-красной краской. Конни и Ник вынуждены затеять игру в кошки-мышки с полицией, которая заканчивается хорошо лишь наполовину: первому удаётся сбежать, а второго ловят офицеры. Тогда Конни начинает настоящую одиссею по высвобождению брата, разворачивающуюся одной единственной ночью.

После того, как Николас Виндинг Рёфн в своём «Драйве» возвысил и романтизировал криминальный триллер, исполнив его в стиле дрим-поп, братья Сэфди спускают жанр обратно на землю, разбавляя его «грязной», неоново-уличной картинкой и эйсид-звучанием. «Хорошее время» обитает где-то меж-жанров: драма и трагикомедия, частично фильм-ограбление, частично фильм-погоня, но при этом Сэфди обходятся без всяких оммажей и ностальгии, по крайней мере, в том, что касается сюжета. Визуально картина напоминает кино 70-х: размытые текстуры и ретро-зернистость как у Хейнса в «Кэрол» придают фильму аутентичность. Всё это контрастирует с убойным электронным саундтреком от Oneohtrix Point Never (под псевдонимом скрывается Дэниэл Лопатин, потомок русских эмигрантов). Пульсирующий эмбиент, оглушающие биты, раскатистый синтвэйв, кислотное звучание: музыка выбивает из седла и заряжает происходящее на экране невероятной энергией. Порой саундтрек намеренно не соответствует тому, что мы видим, сопровождая безмятежные и чуть ли не статичные эпизоды мощнейшим рейвом (как в сцене с вдеванием нитки в иголку из «Бог знает что»). Но есть в этом своя изюминка, ведь через музыку мы ощущаем всплеск адреналина в теле Конни, чувствуем незримый ритм ночного Нью-Йорка, мы попросту погружается чуть глубже в атмосферу фильма, не просто наблюдая за событиями, а ощущая их подкожной вибрацией.

После просмотра ни у кого не останется сомнений, что в этом фильме Паттинсон демонстрирует свою лучшую роль в карьере, прожигая не только экран, но и занавес, за которым всё это время таился невероятный талант. Да, скорее всего, этого не будет достаточно для номинации на Оскар, но с горкой хватит, чтобы больше даже не вспоминать былые «сумеречные» похождения. Его актёрская реабилитация, начавшаяся с Кроненбергом, продолжившаяся Грэем, нужно верить, вполне может завершиться с братьями Сэфди. Эксперименты с перекисью водорода, безумный взгляд, натянувший целых два капюшона, Паттинсон изображает не просто загнанное в клетку животное, у которого на первое место выходит инстинкт выживания, его герой умудряется демонстрировать незаурядную смекалку. Им движет одна единственная цель – он просто хочет найти себе с братом небольшое местечко в этой жизни. Мы видим, как ему тесно, неуютно, братья Сэфди используют огромное количество крупных планов, снятых оператором Шоном Прайсом Уильямсом, тем самым подчёркивая удушающую атмосферу вокруг героя – мир, в котором он задыхается.

Братья Сэфди сняли короткое, но очень динамичное жанровое кино. Неоновые и кислотные тона, энергичная электроника на саундтреке, незабываемый и воистину термоядерный Паттинсон в главной роли. В глазах рябит, в ушах звенит, оторваться невозможно.

 

В прокате с 28 сентября 2017 года.

Впервые опубликовано на newlookmedia.ru

Поделиться ссылкой:

Понравилось это:

Нравится Загрузка...

Похожее

«Хорошее время»: как два брата-режиссера втянули в мир криминала Роберта Паттинсона

Роберт Паттинсон не может объяснить, как все это получилось. Он просто знал, что все к тому идет.

Все началось в начале 2015 года. На тот момент бывший премьер «Сумерек» уже три года как отрекся от своего иконического персонажа-вампира Эдварда Каллена. Та роль одновременно сделала имя британскому актеру и загнала его в угол. В 2015 году Роберт Паттинсон полной грудью вдохнул творческую свободу — он начал сниматься в смелых драмах и работать с такими авторами, как Дэвид Кроненберг, Давид Мишо, Вернер Херцог и Джеймс Грей. Он очень хотел доказать, что он не просто персонаж с постеров девчонок в общагах. И в самый разгар переосмысления своей роли в Голливуде Паттинсон наткнулся на кадр из фильма «Бог знает что» — мрачного и откровенного инди-фильма о девушке, переживающей героиновую зависимость. Его авторами были братья Сэфди.

«Это кадр меня поразил, — вспоминает актер, сидя в гостиничном номере Беверли-Хиллз. — Мы привыкли видеть действительно яркие брутальные образы только в европейских фильмах. В картинах американских независимых предельной жесткости обычно избегают».

Паттинсон не знал ничего об этом фильме — он даже не видел трейлера. Он также не видел ни одного фильма Джоша и Бенни Сэфди. Ему хватило одного кадра, чтобы понять — он обязательно должен поработать с ними. Именно поэтому Паттинсон написал им.

Джош и Бенни Сэфди на Каннском кинофестивале. Фото: Twitter

«Когда мне что-то нравится, я заражаюсь невероятным энтузиазмом, — с теплой улыбкой говорит актер. — Первое письмо, которое я им отправил, звучало так: «Я совершенно точно уверен, что нам суждено поработать вместе». И они такие: «Вы видели какие-либо наши работы?». Я ответил: «Нет, а мне и не нужно. Я просто знаю, что должны».

Результат этого взаимодействия не заставил себя долго ждать. Спустя два года после знакомства Паттинсона с режиссерами они представили миру новую картину «Хорошее время». Фильм рассказывает о Конни — безработном парне, который вместе со своим умственно отсталым братом Ником неудачно совершил налет на банк. После чего он отчаянно пытается найти деньги на залог, чтобы вытащить своего арестованного брата из тюрьмы.

Поклонникам чувственного и лиричного Паттинсона можно не волноваться. Братья Сэфди — это настоящие культовые маргиналы, которые среди специалистов известны благодаря своим динамичным драмам «Удовольствие быть обокраденным» (2008) и «Daddy Longlegs» (2009). «Хорошее время» — это острая и брутальная криминальная фантазия, но кроме того она стала сработала на пользу и актеру, и режиссерам. Один искал, пожалуй, лучшую на сегодня роль в карьере, а двум другим был необходим некий прорыв в области коммерческого кино. Среди критиков они и так пользовались уважением.

У меня была возможность поговорить с Джошем и Бенни отдельно, и они до сих пор отчетливо помнят, как началось их внезапное общение с Паттинсоном. Было это как раз перед показом фильма «Бог знает что» на фестивале South By Southwest. «И я понял, что его переживания не были связаны с отходом от коммерческого кино, — говорит Джош. — Им двигало что-то гораздо более глубокое».

#Cannes2017: #GoodTime starring Robert Pattinson gets an overwhelming standing ovation https://t.co/soQKCNT7Ii pic.twitter.com/5xVGBM2kmK

— Hollywood Reporter (@THR) May 25, 2017

Как только знакомство произошло, стало ясно, что и братья тоже находятся в поисках. Обычно они специализировались на фильмах, очень далеких от мэйнстрима. Жесткие мрачные темы, непрофессиональные актеры, брутальная обыденность в кадре, мир улиц — все это отлично работало в плане привлечения внимания журналистов, но дальше фестивальных кругов слава Сэфди не распространялась. «Мы лет десять снимали ленты такого рода, — взволнованно говорит Джош, рядом с которым сидит его брат, внимательно слушающий каждое слово. — И мы были фрустрированы тем, что на самом деле у картин аудитория очень и очень небольшая. Знаете, было ощущение, что мы снимаем их для себя. Но в реальности каждый из фильмов, который мы делали, воспринимался нами как настоящий блокбастер».

По их словам, в сотрудничестве с Паттинсоном они увидели возможность попробовать нечто совершенно иное. «Это было словно космический корабль создать, — объясняет Джош. — У нас было желание создать потрясающий палп-фикшн-триллер. Нужно было взять глубокого проработанных героев и поместить их в схему бульварного романа. Но это не было экспериментом, — он качает головой. — Ненавижу, когда кто-то что-то делает из соображений эксперимента. Мы не делали это только для расширения горизонтов».

Для начала им нужно было понять, какую историю требовалось рассказать. Паттинсон вспоминает, что изначально его герой выходил из тюрьмы, а его брат тем временем учился в актерской школе. «И я типа тоже присоединяюсь к занятиям, — рассказывает Роберт, — И там знакомлюсь с гримером, который решил тоже подучиться актерскому мастерству. Он как раз и сделал маски, подходящих для ограбления банка».

Джош и Бенни Сэфди на съемках «Хорошего времени»

Набросок сценария постепенно перерос в рассказ о Конни и его брате Нике (его сыграл Бенни Сэфди), которые решают ограбить банк средь бела дня. Но после того, как план накрывается, Ник попадает в руки полиции, а Конни удается сбежать. Паттинсон видит в своем персонаже продолжение героев из криминальных фильмов 70-х, которых он, конечно же, боготворил, когда сам был начинающим актеров. «Ты смотришь «Злые улицы» и думаешь: «Вот в таком кино мне никогда не сыграть», — говорит актер. — Когда я только начал играть, все вокруг только и комментировали: «О, ты из частной школы. Англичанин? Ну тогда тебе только исторических персонажей играть, хватит этого с тебя». Даже мои агенты в то время похожей позиции придерживались. И, конечно же, мне хотелось доказать, что они неправы. Надо было только получить хорошую возможность».

Все трое в один голос утверждают, что их нисколько не волновал тот факт, что профессиональный актер будет находиться на площадке в окружении коллег-профессионалов (из актеров с голливудским опытом в эпизодах лишь ненадолго появляются Дженнифер Джейсон Ли и Бархад Абди из «Капитана Филлипса»). «Я думаю, что Роба привлекло к нам и то, что он точно знал: мы не будем с ним носиться», — говорит Джош. Для Паттинсона нахождение в кадре с реальными уличными бандюганами в своем роде было не только испытанием, но и фактором дополнительного освобождения. «Мне всегда кажется, что партнеры-профессионалы докапываются до моей игры, — говорит он самоуничижительной ухмылкой. — Но с ними просто. Можно сказать себе, что им просто нравится все хреновое, и играть себе дальше. С теми, кто играет сам себя, такой фокус не пройдет. Если они почувствуют, что ты фальшивишь, то это так и есть».

Роберт Паттинсон выдал тайну последней серии «Сумерек»

Проблему аутентичности пришлось решать и Сэфди, ведь Бенни пришлось играть умственно отсталого Ника. «Сначала мы искали реальных людей с ограниченными возможностями, которые могли бы сыграть эту роль, — рассказывает Бенни. — Но это было очень сложно, потому что для таких людей пришлось бы моделировать в жизни определенную ситуацию, чтобы они произносили нужные реплики. Это было бы с нашей стороны просто аморально».

И хотя налицо очевидный успех — особенно в случае Паттинсона, который не только сыграл маргинала, но и в очередной раз проявил себя как серьезный актер — создатели «Хорошего времени» переживают триумф по-разному. Сэфди, которые всегда воспринимали свои ленты как блокбастеры, с оптимизмом смотрят на прием ленты в кинотеатрах и полагают, что картина поможет им реализовывать амбициозные проекты и в будущем. (Они уже заполучили Джону Хилла для своей новой работы — триллера «Uncut Gems»).

«У меня чувство — надеюсь, что не фальшивое — что все сработает, как надо, — с нервным смешком говорит Джош. — Нас, получается что, первый раз к столу позвали. И в нашем формате мы прозвучали очень громко. Надеюсь, что эхо распространится за пределы нашего привычного мира. И у для этого есть причины — лично мне хотелось бы видеть больше фильмов вроде нашего».

Для Паттинсона возможность поработать с Сэфди была отличным вариантом раствориться в ином мире. «Мы с Бенни четыре дня потратили просто на то, чтобы почувствовать жизнь города, находясь в своих образах, — говорит он. — Мы ходили в «Dunkin Donuts» и «Yonkers», общались с людьми, которые там работают. И мы у них не вызывали вопросов, — он смеется, а затем, видимо осознав, что его фраза может стать цитатой, добавляет, — Это все потому, что им, наверное, просто было все равно».

 

«Хорошее время»

В русском прокате картина выходит 28 сентября.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о