Уютный трикотаж: интернет магазин белорусского трикотажа

Бунин человек: Бунин Иван Алексеевич — биография писателя, личная жизнь, фото, портреты, книги

Бунин человек: Бунин Иван Алексеевич — биография писателя, личная жизнь, фото, портреты, книги

Содержание

Бунин Иван Алексеевич — биография писателя, личная жизнь, фото, портреты, книги

Иван Бунин писал, что не принадлежит ни к одной литературной школе. Он не считал себя «ни декадентом, ни символистом, ни романтиком, ни реалистом» — его творчество действительно оказалось за пределами Серебряного века. Несмотря на это, произведения Бунина получили всемирное признание и стали классикой. «За строгий артистический талант, с которым он воссоздал в литературной прозе типичный русский характер» Бунин — первым из русских литераторов — получил Нобелевскую премию.

Литературное творчество Ивана Бунина

Иван Бунин. Фотография: eksmo.ru

Иван Бунин родился 22 октября 1870 года в Воронеже. Через три с половиной года семья переехала в фамильное имение Бутырки в Орловской губернии. Здесь, «в глубочайшей полевой тишине», мальчик познакомился с народным фольклором. Днем он работал вместе с крестьянами в поле, а по вечерам оставался с ними послушать народные сказки и предания. Со времени переезда начался творческий путь Бунина. Здесь в восемь лет он сочинил свое первое стихотворение, за которым последовали очерки и рассказы. Юный писатель подражал в своей манере то Александру Пушкину, то Михаилу Лермонтову.

В 1881 году семья Буниных переехала в усадьбу Озерки — «большую и довольно зажиточную деревню с тремя помещичьими усадьбами, потонувшими в садах, с несколькими прудами и просторными выгонами». В этом же году Иван Бунин поступил в Елецкую мужскую гимназию. Первые впечатления от жизни в уездном городе были безрадостными: «Резок был и переход от совершенно свободной жизни, от забот матери к жизни в городе, к нелепым строгостям в гимназии и к тяжкому быту тех мещанских и купеческих домов, где мне пришлось жить нахлебником».

Бунин проучился в гимназии чуть больше четырех лет: зимой 1886 года, после каникул, он не вернулся на занятия. Дома он еще больше увлекся литературой. В 1887 году в петербургской газете «Родина» Бунин опубликовал свои стихотворения — «Над могилой С.  Я. Надсона» и «Деревенский нищий», а чуть позже — рассказы «Два странника» и «Нефедка». В своем творчестве он постоянно обращался к детским воспоминаниям.

В 1889 году Иван Бунин переехал в Орел, в центральную Россию, «где образовался богатейший русский язык и откуда вышли чуть не все величайшие русские писатели во главе с Тургеневым и Толстым». Здесь 18-летний писатель поступил на службу в редакцию губернской газеты «Орловский вестник», где работал корректором, писал театральные рецензии и статьи. В Орле вышел первый поэтический сборник Бунина «Стихотворения», в котором молодой поэт размышлял на философские темы и описывал русскую природу.

Иван Бунин много путешествовал и учил в зарубежных поездках иностранные языки. Так писатель стал переводить стихи. Среди авторов были древнегреческий поэт Алкей, Саади, Франческо Петрарка, Адам Мицкевич, Джордж Байрон, Генри Лонгфелло. Параллельно он продолжал писать сам: в 1898 году выпустил поэтический сборник «Под открытым небом», через три года — сборник стихов «Листопад». За «Листопад» и перевод «Песни о Гайавате» Генри Лонгфелло Бунин получил Пушкинскую премию Российской академии наук. Однако в поэтической среде многие считали поэта «старомодным пейзажистом».

Будучи истинным и крупным поэтом, он стоит в стороне от общего движения в области русского стиха. Но с другой стороны, у него есть область, в которой он достиг конечных точек совершенства. Это область чистой живописи, доведенной до тех крайних пределов, которые доступны стихии слова.

В 1905 году разразилась первая русская революция, страну охватили разрушительные крестьянские бунты. Литератор не поддерживал происходящего. После событий того времени Бунин написал «целый ряд произведений, резко рисующих русскую душу, ее своеобразные сплетения, ее светлые и темные, но почти всегда трагические основы».

Среди них — повести «Деревня» и «Суходол», рассказы «Сила», «Хорошая жизнь», «Князь во князьях», «Лапти».

В 1909 году Академия наук присудила Ивану Бунину Пушкинскую премию за третий том Собрания сочинений и перевод драмы-мистерии «Каин» Джорджа Байрона. Вскоре после этого литератор получил звание почетного академика по разряду изящной словесности, а в 1912 году стал почетным членом Общества любителей русской словесности.

Личная жизнь Ивана Бунина

Иван Бунин и Вера Муромцева. Фотография: all-photo.ru

Первой любовью Ивана Бунина стала Варвара Пащенко. Он познакомился с ней в редакции газеты «Орловский вестник». «Высокая, с очень красивыми чертами, в пенсне», она поначалу показалась молодому писателю заносчивой и чрезмерно эмансипированной — но вскоре Бунин уже писал брату письма, в которых расписывал ум и таланты своей возлюбленной. Однако официально выйти замуж за Бунина Варваре Пащенко не позволил отец, да и сама она не думала о браке с начинающим писателем.

Я его очень люблю и ценю, как умного и хорошего человека, но жизни семейной, мирной у нас не будет никогда. Лучше, как ни тяжело, теперь нам разойтись, чем через год или полгода. Все это невыразимо угнетает меня, у меня пропадает и энергия и силы. Он говорит беспрестанно, что я принадлежу к пошлой среде, что у меня укоренились и дурные вкусы, и привычки, — и это все правда, но опять странно требовать, чтобы я их отбросила, как старые перчатки… Если бы вы знали, как мне это все тяжело!

В 1894 году Варвара Пащенко оставила Ивана Бунина и вышла замуж за богатого помещика Арсения Бибикова, друга Бунина. Писатель очень переживал — старшие братья даже опасались за его жизнь. Муки первой любви Иван Бунин позже отразил в последней части романа «Жизнь Арсеньева» — «Лика».

Первой официальной женой писателя стала Анна Цакни. Бунин сделал ей предложение уже через несколько дней после знакомства. В 1899 году они обвенчались. Цакни к тому моменту было 19 лет, а Бунину — 27. Однако после свадьбы прошло некоторое время, и семейная жизнь разладилась. Цакни винила мужа в черствости, он ее — в легкомыслии.

Сказать, что она круглая дура, нельзя, но ее натура детски-глупа и самоуверенна — это плод моих долгих и самых беспристрастных наблюдений. Ни одного моего слова, ни одного моего мнения ни о чем — она не ставит даже в трынку. Она… неразвита как щенок, повторяю тебе. И нет поэтому никаких надежд, что я могу развить ее бедную голову хоть сколько-нибудь, никаких надежд на другие интересы.

В 1900 году Иван Бунин ушел от Анны Цакни, которая на тот момент была беременна. Через несколько лет после рождения ребенок писателя тяжело заболел и умер. Больше детей у Ивана Бунина не было.

Второй и последней женой Ивана Бунина стала Вера Муромцева. Писатель встретился с ней в 1906 году на литературном вечере. Вместе они проводили почти каждый день, ходили на выставки, литературные чтения. Через год стали жить вместе, но узаконить свои отношения не могли: Анна Цакни не давала Бунину развода.

Обвенчались Иван Бунин и Вера Муромцева только в 1922 году, в Париже. Вместе они прожили почти полвека. Вера Муромцева стала преданным другом Бунина на всю жизнь, вместе они прошли все тяготы эмиграции и войны.

Жизнь в эмиграции и Нобелевская премия

Октябрьскую революцию и Гражданскую войну Бунин воспринял как катастрофу в жизни страны и соотечественников. Из Петрограда он переехал сначала в Москву, затем — в Одессу. Параллельно он вел дневник, в котором много писал о губительной силе русской революции и власти большевиков. Позже за границей книга с этими воспоминаниями вышла под названием «Окаянные дни».

«Испив чашу несказанных душевных страданий», в начале 1920 года Бунин покинул Россию. Вместе с женой он отплыл на греческом пароходе из Одессы в Константинополь, оттуда — через Софию и Белград — в Париж. В то время во французской столице жили русские журналисты-эмигранты и писатели-изгнанники, поэтому ее часто называли «уездом русской литературы».

Все, что осталось в СССР, представлялось писателю чуждым и враждебным. За границей он начал вести общественно-политическую деятельность и вскоре превратился в одну из главных фигур эмигрантской оппозиции. В 1920 году Бунин стал членом парижского Союза русских писателей и журналистов, писал в политико-литературную газету «Возрождение» и призывал бороться с большевизмом. На родине за антисоветскую позицию литератора прозвали белогвардейцем.

За рубежом Бунин начал издавать собрания своих дореволюционных произведений. Эти книги европейские критики приняли радушно.

Бунин настоящий русский талант, кровоточащий, неровный и вместе с тем мужественный и большой. Его книга содержит несколько рассказов, которые по силе достойны Достоевского.

В годы эмиграции Бунин много работал, его книги выходили почти каждый год. Он написал рассказы «Роза Иерихона», «Митина любовь», «Солнечный удар», «Божье древо». В своих произведениях Бунин стремился соединить поэтический и прозаический язык, поэтому важное место в них заняли образные детали второго плана. Например, в «Солнечном ударе» автор живописно описал раскаленный добела волжский пейзаж.

В 1933 году Иван Бунин завершил самое значительное произведение зарубежного периода творчества — роман «Жизнь Арсеньева». Именно за него в этом же году Бунину присудили Нобелевскую премию по литературе. Имя автора стало всемирно известным, но слава его была омрачена тем, что в Советской России это достижение замалчивалось, а его произведения не печатали.

Полученные от Шведской академии средства не сделали Бунина богатым. Значительную часть премии он отдал нуждающимся.

Как только я получил премию, мне пришлось раздать около 120 000 франков. Да я вообще с деньгами не умею обращаться. Теперь это особенно трудно. Знаете ли вы, сколько писем я получил с просьбами о вспомоществовании? За самый короткий срок пришло до 2000 таких писем.

Последние годы жизни и смерть Бунина

Иван Бунин. Фотография: econet.ru

Вторая мировая война застала Буниных во французском городе Грас. К тому моменту деньги от Нобелевской премии закончились, и семье приходилось жить впроголодь.

Пальцы в трещинах от холода, не искупаться, не вымыть ног, тошнотворные супы из белой репы Был я «богат» — теперь, волею судеб, вдруг стал нищ, как Иов. Был «знаменит на весь мир» — теперь никому в мире не нужен, — не до меня миру!

Тем временем Бунин продолжал работать. 74-летний писатель отмечал в дневнике: «Господи, продли мои силы для моей одинокой, бедной жизни в этой красоте и работе!» В 1944 году он закончил сборник «Темные аллеи», куда вошли 38 рассказов. Среди них — «Чистый понедельник», «Баллада», «Муза», «Визитные карточки». Позже, через девять лет, он дополнил собрание еще двумя рассказами «Весной, в Иудее» и «Ночлег». Сам автор считал лучшим своим произведением именно рассказ «Темные аллеи».

Война примирила писателя с ненавистным ему большевистским режимом. Все ушло на второй план, на первый же вышла родина. Бунин купил карту мира и отмечал на ней ход военных действий, о котором читал в газетах. Он праздновал разгром гитлеровской армии под Сталинградом как личную победу, а в дни Тегеранского совещания, сам себе удивляясь, писал в дневнике: «Нет, вы подумайте, до чего дошло — Сталин летит в Персию, а я дрожу, чтобы с ним не дай Бог чего в дороге не случилось». В конце войны писатель часто думал о возвращении на родину.

В мае 1945 года Бунины прибыли в Париж, где встретили день победы над фашистской Германией. Здесь же в 1946 году они узнали о своем восстановлении в гражданстве СССР и даже хотели вернуться. В письме прозаику Марку Алданову Бунин писал: «Но и тут ждет нас тоже нищенское, мучительное, тревожное существование. Так что, как никак, остается одно: домой. Этого, как слышно, очень хотят и сулят золотые горы во всех смыслах. Но как на это решиться? Подожду, подумаю…» Но после Постановления «О журналах «Звезда» и «Ленинград» 1946 года, в котором Центральный комитет СССР раскритиковал творчество Михаила Зощенко и Анны Ахматовой, литератор передумал возвращаться.

Иван Бунин умер в Париже 8 ноября 1953 года. Похоронили писателя на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

Интересные факты

Иван Бунин. Фотография: peoples.ru

1. В молодости Иван Бунин был толстовцем. Он мечтал «о чистой, здоровой, «доброй» жизни среди природы, собственными трудами, в простой одежде». Писатель посещал поселения последователей русского классика под Полтавой. В 1894 году он познакомился с самим Львом Толстым. Встреча эта произвела на Бунина «потрясающее впечатление». Толстой посоветовал молодому писателю не «опрощаться», а всегда поступать по совести: «Хотите жить простой, трудовой жизнью? Это хорошо, только не насилуйте себя, не делайте мундира из нее, во всякой жизни можно быть хорошим человеком».

2. Бунин любил путешествовать. Он объехал весь Юг России, был во многих восточных странах, хорошо знал Европу, странствовал по Цейлону и Африке. В поездках его «занимали вопросы психологические, религиозные, исторические», он «стремился обозреть лица мира и оставить в нем чекан души своей». Некоторые свои произведения Бунин создал под влиянием путевых впечатлений. Например, во время путешествия на пароходе из Италии у него родился замысел рассказа «Господин из Сан-Франциско», а после поездки на Цейлон он сочинил рассказ «Братья».

3. Бунина возмущали городские писатели, которые в своих произведениях говорили о деревне. Многие из них никогда не были в сельской местности и не понимали, о чем писали.

Один известный поэт… рассказал в своих стихах, что он шел, «колосья пшена разбирая», тогда как такого растения в природе никак не существует: существует, как известно, просо, зерно которого и есть пшено, а колосья (точнее, метелки) растут так низко, что разбирать их руками на ходу невозможно; другой (Бальмонт) сравнивал лунь, вечернюю птицу из породы сов, оперением седую, таинственно-тихую, медлительную и совершенно бесшумную при перелетах, — со страстью («и страсть ушла, как отлетевший лунь»), восторгался цветением подорожника («подорожник весь в цвету!»), хотя подорожник, растущий на полевых дорогах небольшими зелеными листьями, никогда не цветет.

4. В 1918 году вышел декрет «О введении новой орфографии», который изменял правила правописания и исключал несколько букв из русского алфавита. Бунин не принимал этой реформы и продолжал писать в соответствии со старой орфографией. Он настаивал, чтобы «Темные аллеи» напечатали по дореволюционным правилам, но издатель выпустил книгу по новым и поставил автора перед свершившимся фактом. Писатель даже отказал американскому издательству имени Чехова публиковать свои книги в новой орфографии.

5. Иван Бунин очень трепетно относился к своей внешности. Писательница Нина Берберова в автобиографии вспоминала, как Бунин доказывал, что он красивее Александра Блока. А Владимир Набоков отмечал, что Бунина очень волновали возрастные изменения: «Когда я с ним познакомился, его болезненно занимало собственное старение. С первых же сказанных нами друг другу слов он с удовольствием отметил, что держится прямее меня, хотя на тридцать лет старше».

6. У Ивана Бунина была нелюбимая буква — «ф». Он старался как можно реже ее употреблять, поэтому в его книгах почти не было героев, в имени которых присутствовала бы эта буква. Литературный летописец Александр Бахрах вспоминал, как Бунин ему рассказывал: «А знаете, меня чуть-чуть не нарекли Филиппом. Что все-таки могло произойти — «Филипп Бунин». Как это звучит гнусно! Вероятно, я бы и печататься не стал».

7. В СССР первое после революции сокращенное и вычищенное цензурой пятитомное Собрание сочинений Бунина опубликовали только в 1956 году. В него не вошли «Окаянные дни», письма и дневники писателя — эта публицистика была главной причиной замалчивания творчества автора на родине. Только во время перестройки запрещенные сочинения автора издали полностью.

Характер. Бунин без глянца

Характер

Иван Алексеевич Бунин. Из письма М. Алданову. 31 июля — 1 августа 1947 г.:

Всегда боюсь, что кто-то несколько любящий меня вдруг во мне разочаруется, — так пусть же поменьше любит меня [58, 135].

Борис Константинович Зайцев. Из письма А. К. Бабореко. 3 октября 1966 г.:

Иван был одареннейшая и своеобразнейшая фигура, — и большой шарм, и много нелегкого [5, 132].

Николай Яковлевич Рощин:

Вокруг имени И.  А. Бунина крепкой стеной стоит нелепая легенда о «холодном академике», «оскорбленном помещике», «надменном олимпийце». Тот, кто перешагнул эту стену, тот знает редкое обаяние этого удивительного, нежного и доброго, деликатного и неистощимо жизнерадостного человека [32, 438].

Андрей Седых (Яков Моисеевич Цвибак, 1902–1994), журналист, мемуарист, корреспондент газет «Последние новости» и «Сегодня» (Париж), главный редактор газеты «Новое русское слово» (США), в нобелевские дни секретарь И. А. Бунина:

Много раз слышал я такой отзыв:

— Какой холодный, ледяной писатель!

Так говорили те, кто совершенно не чувствовали Бунина и не понимали его произведений, в которых есть всегда глубокая, волнующая страстность. ‹…› Таков был Бунин в жизни — вечно мятущийся, беспокойный. Он мог усилием воли внезапно совладать с собой, побороть душевную тревогу и казаться холодным, далеким, учтиво безразличным. И только немногие знали, какой это давалось ему ценой и что именно происходило в душе писателя в минуты этого деланного, внешнего спокойствия [43, 186].

Вера Николаевна Муромцева-Бунина:

Слишком он ни на кого не похож, и часто ему не нравится то, что я привыкла считать чуть ли не за непреложную истину. Он, правда, ничего не навязывает, только бросит какое-нибудь замечание, — если сразу не схватишь, не поймешь, то разъяснять не станет, не станет и убеждать [35, 333].

Андрей Седых:

В нем была какая-то неподдельная стыдливость — Бунин не любил показывать на людях свою обнаженную душу. Пошлость презирал он во всех ее проявлениях и задыхался от гнева, когда слышал по своему адресу плоские комплименты. Но не страдал он и самоуничижением и как-то, уже после получения Нобелевской премии, с немного иронической важностью сказал мне:

— Что же, и я не последний писатель земли русской.

Когда позже мы вернулись к этой теме, Бунин уже совсем серьезно и твердо объяснил:

— Я человек самолюбивый. Не люблю срамиться. Держу свечку перед грудью [43, 186].

Георгий Викторович Адамович:

У Бунина ‹…› был редкостный слух к фальши, к «педали»: чуть только он слышал фальшь, впадал в ярость [35, 11].

Антонин Петрович Ладинский (1896–1961), поэт, исторический романист, мемуарист:

Все, что характерно для Бунина как для писателя, характеризовало его и как человека. Как и в своих писаниях, он был способен сказать резкое слово, определить человека одним словом и не любил мягкотелости [36, 214].

Александр Васильевич Бахрах:

Когда он в плохом настроении, он любит кого-нибудь изругать, выставить в смешном свете, очень метко схватывая уязвимые места «противника». Получается очень зло, но злоба выкипает в нем немедленно и без остатка. Поругается, успокаивается, и настроение тут же улучшается.

— Кого бы выругать? — обращается иногда к окружающим [8, 101–102].

Викентий Викентьевич Вересаев:

Был капризен и привередлив, как истеричная красавица. Например, когда его приглашали участвовать в литературном вечере, он ставил непременным, совершенно категорическим условием, что будет выступать первым.

И — приезжал вместо 8 часов в 10. Устроители волновались, звонили ему по телефону, но выпускать кого-нибудь раньше него не осмеливались. Делало его таким окружавшее его поклонение. Если же он встречал решительный отпор, то сразу отступал [20, 454].

Александр Васильевич Бахрах:

Он был несколько труслив и нерешителен, когда дело касалось, если можно так в данном случае выразиться, «мелочей», но иной раз почти героичен, когда дело шло о чем-то действительно существенном и принципиальном [8, 181–182].

Александр Васильевич Бахрах:

Иван Алексеевич часто не замечал того, чего заметить не хотел, того, из чего ему пришлось бы сделать какие-то не улыбающиеся ему выводы [8, 41].

Ирина Владимировна Одоевцева:

Все его дурные черты как бы скользили по поверхности. Они оставались внешними и случайными, вызванными трудными условиями его жизни или нездоровьем. К тому же его нервная система была совершенно расшатана. Нельзя забывать, что нервность он получил в «проклятое» наследство не только от отца-алкоголика, но и от мученицы матери, слишком много видевшей горя с самого начала своего замужества.

Да, он был очень нервен. Но кто из русских больших писателей не был нервным? Все они были людьми с ободранной кожей, с обнаженными нервами и вибрирующей совестью [37, 235–236].

Иван Алексеевич Бунин. В записи И. В. Одоевцевой:

Я вообще легко плачу, — это у меня наследственное — романтическая певучесть и слезоточивость сердца, — от отца. Плакал, да и теперь плачу по разным поводам — от горя, от обиды, от радости. Особенно много от любовных огорчений. И ревности. Я ведь очень ревнив, и это такая мука [37, 253].

Александр Васильевич Бахрах:

Бунин был по природе застенчив. Был он застенчив, несмотря на видимость агрессивности, на врожденную насмешливость, на великое множество бьющих в точку злых стрел, направленных против своих современников, иногда даже литературных друзей, на унаследованную им от отца любовь к нецензурной ругани, на то, что ему иногда в применении к себе хотелось бы употребить некий «pluralis majestatis»[2].

‹…› Нередко он был неспособен принять то или иное решение, которое подсказывалось ему разумом или практическими соображениями, не в силах был обрубить с размаха единым ударом какие-то угнетавшие его «узлы» именно из-за своей… застенчивости. Но и обратно, этой же полускрытой стороной его характера можно объяснить… некоторые его «эскапады», некоторые едва ли не спровоцированные им самим инциденты, в которых погодя — наедине с собой — он неизменно раскаивался и их болезненно переживал. [8, 56–57].

Зинаида Алексеевна Шаховская:

Комплексов у него было много, а уверенности в себе, кроме как в писателе, не много. ‹…›

Кроме своего отщепенства от «подобающей» ему среды, Бунин также тяжело переживал, несмотря на всю свою славу, что он был самоучкой, что не окончил гимназии, что не имел университетского образования [57, 204–208].

Георгий Викторович Адамович:

Бунин, при всей своей внешней, открытой порывистости, был человеком с душевными тайниками, куда никому не было доступа. Вера Николаевна рассказала мне, например, что за всю совместную с ней жизнь он никогда, ни единым словом не упомянул о своей рано умершей матери, которую горячо любил. «Как-то, забывшись, что-то хотел сказать о ней и сразу осекся, побледнел и умолк» [3, 125].

Татьяна Дмитриевна Муравьева-Логинова:

И. А. был очень скрытным, очень внутренне замкнутым человеком [32, 310–311].

Александр Васильевич Бахрах:

По природе своей Бунин был крайне недоверчив, но провести его, думается, ничего не стоило. Он был упрям, но его легко было переубедить, хотя по прошествии короткого срока он неминуемо возвращался к своей исходной точке, охотно забывая, что успел изменить свое мнение [8, 184].

Иван Алексеевич Бунин. В записи И. В. Одоевцевой:

Характер у меня тяжелый. Не только для других, но и для меня самого. Мне с собой не всегда легко. A «vivre loin de moi m?me»[3], как жил, по его словам, Анатоль Франс, — не могу, не научился. Прав Малларме: «Поэт должен быть несчастен». А я все-таки… прежде всего поэт. Поэт! А уж потом только прозаик [37, 251].

Вера Николаевна Муромцева-Бунина.

Из письма В. Зайцевой. Июнь 1943 г.:

Я думаю, что Яну тяжело не от внешних условий. Тяжело ему будет везде [21, 326].

Нина Николаевна Берберова (1901–1993), писательница, мемуаристка:

Он любил смех, он любил всякую «освободительную» функцию организма и любил все то, что вокруг и около этой функции [10, 294].

Александр Васильевич Бахрах:

Обычно сдержанный, иной раз, чего-то недослышав или не разобравшись в том, что ему было сказано, он мог вдруг разъяриться, вспыхнуть, наговорить кучу ненужных слов, приносивших вред только ему самому. Впрочем, должен оговориться и подчеркнуть, что за четыре с небольшим года жизни под его кровлей подобные вспышки, сопровождаемые громом и молниями, я мог наблюдать не больше двух-трех раз [8, 41].

Николай Дмитриевич Телешов:

Это был человек, что называется, — непоседа. Его всегда тянуло куда-нибудь уехать. Подолгу задерживался он только у себя на родине, в Орловской губернии, в Москве, в Одессе и в Ялте, а то из года в год бродил по свету и писал мне то из Константинополя, то из Парижа, из Палестины, с Капри, с острова Цейлона [52, 41].

Борис Константинович Зайцев:

Оседлости не любил Бунин — нынче здесь, завтра уже в Петербурге, а то и в Крыму, или вдруг взяли да уехали они с Найденовым на Рождество в Ниццу — тогда виз не требовалось! [23, 278]

Валентин Петрович Катаев:

Как-то Бунин сказал мне, что если бы он был очень богат, то не стал бы жить на одном месте, заводить хозяйство, квартиру, библиотеку, гардероб, а путешествовал бы по всему земному шару, останавливаясь в хороших, комфортабельных гостиницах и живя там столько, сколько живется, а как только надоест — отправлялся бы налегке в другое место: один-два чемодана с самым необходимым.

Ничего лишнего. Грязную сорочку не отдавать в стирку, а просто выбрасывать, потому что гораздо интереснее и легче купить новую. Костюмы и ботинки — то же самое. В чемодане же — записные книжки, бумага и всякие мелочи, к которым привык.

— Вроде вашей пепельницы?

— Именно.

Он говорил в шутливом тоне, но, я думаю, в этом заключалась большая доля правды.

На меня производило впечатление, что Бунины живут всегда как бы на бивуаке, среди чужой мебели, чужих картин, драпри, посуды, ламп. Своего у них было лишь одежда, да постели, да пара плоских кожаных английских чемоданов с наклейками заграничных отелей [26, 89].

Ирина Владимировна Одоевцева:

Он ‹…› встает, подобрав полы халата, и мелкой, шаркающей походкой идет в комнату Веры Николаевны. Я за ним.

— Не могу долго сидеть на одном месте, хоть в другую комнату, такую же поганую, перейти, все же не так тоскливо. Будто легче дышать.

Он садится в обитое пестрым ситцем кресло около окна.

— Я ведь бродник. Что, никогда не слыхали такого слова? Это такие казаки-бродники бывали. Не могли усидеть на месте, все их тянуло бродить. Таков и я всю жизнь был. Ведь я почти весь мир объездил. Где только я не был? — Он вздыхает и закрывает глаза: — А теперь вот сиднем сижу, выйду на полчаса и обратно в свою конуру. Устал [37, 272].

Александр Васильевич Бахрах:

Не было у него ‹…› того, что неуклюже именуется «локаль-патриотизмом». Он любил Москву, но не менее уютно чувствовал себя в Одессе или в отцовском полуразоренном имении. Любил дальние странствия, Восток, Стамбул, который не переставал называть по инерции Константинополем, но затем полюбил скалистый средиземноморский островок с его почти бутафорской красотой, и, кажется, нигде он так усердно и усидчиво не работал, как именно на Капри. А затем он полюбил Париж, полюбил вполне искренне, но еще больше — тихий Грасс, окружавшие городок жасминные и розовые поля, малопривлекательные для глаза, вид на Эстерель, в ясные дни — вид на бесшумное море. В Грассе он чувствовал себя совсем «дома». ‹…› Бунину было хорошо там, где он мог спокойно работать, совершать прогулки, иногда встречать людей, ему симпатичных. А что было на заднем плане — в сущности, было для него второстепенным [8, 135].

Вера Николаевна Муромцева-Бунина. Из дневника:

11 февраля 1932. Ян ‹…› ничем не может себя забавлять — он даже ни в одну игру не играет. Это важная черта в его характере. Он может наслаждаться только подлинной жизнью, и никакая игра ни в какой области его не занимает [55, 214].

Галина Николаевна Кузнецова. Из дневника:

10 сентября 1930.

— Бывает с вами, И. А., — говорю я, — чтобы вы ловили себя на том, что невольно повторяете чей-нибудь жест, интонацию, словечко?

— Нет, никогда. Это, заметьте, бывает с очень многими. Сам Толстой признавался, что с ним бывали такие подражанья. Но вот я, сколько себя помню, никогда никому не подражал. Никогда во мне не было восхищенья ни перед кем, кроме только Толстого.

— И ты воображаешь, что это хорошо? — спросила В. Н. (Бунина. — Сост.)

— В вас есть какая-то неподвижность, — сказала я.

— Нет, это не неподвижность. Напротив, я был так гибок, что за мою жизнь во мне умерло несколько человек. Но в некоторых отношениях я был всегда тверд, как какой-нибудь собачий хвост, бьющий по стулу…

И он показал рукой как… [28, 167–168]

Ирина Владимировна Одоевцева:

Ни мстительности, ни зависти, ни мелочности мне никогда не приходилось видеть в Бунине. Напротив — он был добр и великодушен. Даже очень добр и великодушен. И по-настоящему щедр. Так, он в 1930 году, прочитав талантливую первую книгу «Кадеты» Леонида Зурова, жившего в Эстонии, выписал его к себе, и с той поры и до самой своей смерти содержал его и заботился о его литературной карьере, хотя пребывание Зурова в его семье принесло Бунину много огорчений и неприятностей.

Но, кроме Леонида Зурова, у Буниных в Грассе часто гостил и Николай Рощин, по прозванию «Капитан». От него, как и от Зурова, Бунин видел мало радости — и полное отсутствие благодарности.

Гостили в Грассе и другие, несмотря на то что, по определению самого Ивана Алексеевича, в те времена — до получения Нобелевской премии — в доме Бунина «жили впроголодь и часто обедали через день». Бунин любил окружать себя теми, кого считал своими учениками и последователями, и часто появлялся в Париже в сопровождении своей свиты. Злые языки прозвали ее «бунинским крепостным балетом» [37, 235].

Александр Васильевич Бахрах:

С людьми его отношения осложнялись тем, что подчас он мог убедить себя, что «коль любить, так без оглядки» (имею, конечно, в виду только сферу дружеских отношений). Он способен был привязаться к человеку, заранее зная все его недочеты, не считаясь с ними и — больше того, — может быть, не вполне ясно сознавая, чем ему данный человек потрафил: полюбился, и все тут… Зато редко когда он мог подолгу ненавидеть [8, 133].

Вера Николаевна Муромцева-Бунина. Из письма А. К. Бабореко. 5 января 1959 г.:

Я менее злопамятного человека не знаю, чем он. Когда проходил известный срок того или другого отношения к нему человека, он забывал почти все [6, 79].

София Юльевна Прегель:

Веселый человек, желчный и нежный, умеющий и обласкать и выругать, духовный сын всего самого лучшего, что было в девятнадцатом столетии. Но это не живой анахронизм: он современен как никто [32, 353].

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

человек и художник (на материале писем из российской глубинки)

Иван Бунин: человек и художник (на материале  писем из российской глубинки)

  В двух завещаниях И.А. Бунина (1942 и 1951 г.г.) содержится настоятельное требование никогда не публиковать его письма. Художник считал, что письма его «дурны и небрежны», что они имеют ценность только как биографический материал. Он мечтал о том, чтобы когда-то появился  человек, который бы отобрал и систематизировал эти сведения. Запросы современных исследований показали необходимость и насущную потребность издания эпистолярного наследия Бунина. В 2003 году увидел свет первый том, а в 2007 – второй, включившие почти 3000 писем художника 1885 – 1919 г.г. Более тысячи текстов стали достоянием читателей впервые. Начался процесс активного осмысления самых интимных произведений Бунина. Так, спустя десятки лет, мечта писателя сбылась — появился тот самый «необходимый» во всех отношениях человек, а точнее, коллектив авторов, подготовивший тексты писем и комментарии к ним.

    Письма Бунина — это особого рода  автобиографическое повествование о жизни и творчестве, причём в эволюции, постоянных поисках. Содержание эпистолярия многообразно, включает события личной  жизни писателя, истории, связанные с созданием произведений, дневники его путешествий, зарисовки увиденного, упоминания о литературных связях и отношениях с издателями, критиками, знакомствах с деятелями искусства. В письмах  содержатся отклики художника  на события культурной и общественной жизни России рубежа веков. Теперь, когда послания опубликованы в хронологическом порядке, выстраивается последовательная цепочка размышлений и наблюдений писателя за окружающим, перед нами раскрывается живой процесс его познания. Мы «напрямую» знакомимся с речью Бунина, в отдельных случаях даже можем представить её интонационный строй. В этой связи очень важно, что письма опубликованы без купюр. Вместе с тем исследователь неизменно сталкивается с проблемой этики в вопросе цитирования каких-то сугубо личных моментов, будь то, к примеру, просьбы к брату Юлию или признания Варваре Пащенко. Как поступить в подобных случаях? С одной стороны, объективность требует подтверждения фактами, с другой, срабатывает человеческая совесть. Выбор остаётся за учёным.

      В настоящее время бунинские письма активно вошли в научный оборот. Нет ни одной сколько-нибудь значимой работы, где бы в материалах исследования  они не значились. Это свидетельствует только в пользу важности информации, содержащейся в письмах. Их автор вряд ли мог предположить подобный интерес и внимание к своим посланиям.

    Если рассматривать письма в качестве самостоятельного предмета исследования, то возникает вопрос об их систематизации и целостности осмысления. В этой связи была предложена классификация текстов, созданных в российской глубинке, по месту их написания, что позволило  говорить об «озёрских», «огнёвских», «глотовских», «елецких»  письмах [2]. Такой ракурс анализа  расставил новые акценты в характеристиках дорогих для Бунина мест, позволил судить об их атмосфере, задающей определенный душевный настрой автора, тонус его творческой активности. Все перечисленные группы писем относятся к раннему периоду творчества художника, времени становления его мастерства, обретения  самобытного поэтического голоса, привлекающего «лица  необщим выраженьем». При этом они разнятся количественно и содержательно. Круг проблем и адресатов принципиально не меняется, но настроения автора, глубина переживаний в каждом случае свои. Знакомство с письмами позволяет приблизиться к пониманию Бунина как человека и художника.

      Из Озёрок он отправил 14 писем Юлию, Варваре Пащенко, И. Белоусову. В них содержатся бытовые подробности и размышления по вопросам истории, литературы, искусства. Начинающий писатель рассуждает о духовных сторонах жизни, судьбе России, параллельно – о прочитанных произведениях, проблеме становления творческого мастерства. Бунин в это время учится общению с людьми разного уровня, знакомится с читательскими запросами публики, с ситуацией в конкретных журналах, с требованиями редакторов. Уже в ранние годы писательской деятельности раскрывается бунинское умение художественно достоверно воспроизвести увиденное, заметить в повседневности нечто совершенно новое, способное вызывать сильнейшие переживания, навевать «сентиментальную задумчивость». Проникновенным лиризмом, удивительной точностью передачи состояния «очарованной души» поражает одно из писем к Варваре Пащенко: « Вот я и в Озёрках… За последнее время я как-то странно живу – неопределённо, — где день, где ночь, — и потому, когда попадаю в Озёрки, в тишину небольшой деревушки, я особенно сильно замечаю эту тишину, отдыхаю ото всего, что приходится и думать, и чувствовать… К тому же со вчерашнего вечера я очень спокойно и счастливо настроен, так что день прошёл очень хорошо, с самого утра, когда я часов в одиннадцать проснулся в своей комнате. Солнце ударяло в открытые окна,  и мухи весело шумели на верхних стёклах… Последнее произвело на меня особенно деревенское впечатление – и я долго и с удовлетворением вслушивался в тишину летнего полдня; долго глядел, как солнце и ветер тихо играли в лёгких и прозрачных листьях клёнов, которые стоят у меня под окном, как в поле на противоположном косогоре оставляет ветер подвижный след, убегая  тёмною струёю по хлебам… Ласточки без крика одна за другою скользили в саду, а где-то, должно быть, кухаркина девочка напевала тонким-тонким голоском…И такая тишина обнимала со всех сторон, так тихо плыли облака по небу, а я сидел на окне, щурился от солнца, вслушивался и весь наполнялся и грустью, и радостью, и «предчувствием будущего и сожалением о прошлом» [1]. В этих строках совершенно отчетливо звучат мотивы многих лирических произведений Бунина, передающих гармонию взаимопроникновения природного и человеческого: «Шире, грудь, распахнись для принятия», «Затишье», «Еще усадьба спит», «Как дымкой даль полей закрыв на полчаса», «Бушует полая вода», др.

     29 писем посланы Буниным из Глотово. Среди них выделяются 15, адресованных в 1891 году Варваре Владимировне. Конечно, главная тема посланий – отношения молодых людей, их общие проблемы, осложнённые крайним безденежьем. Первое большое чувство захватило Бунина всецело. Он искренне поверил в возможность счастья. Его намеренья были чрезвычайно серьёзными, потому каждый шаг, жест любимой, сказанное слово воспринимались как всемирное благо или всемирная трагедия. Прекрасная память позволяла Бунину сохранять каждое мгновение свиданий, бесед с Варенькой. Из писем мы узнаём, что их отношения развивались неровно. Иван Алексеевич всячески стремился избежать разрыва и, хотя не однажды сетовал возлюбленной на её подозрительность и недоверие, но всякий раз прощал незаслуженные обиды и жил одной только надеждой на взаимность: « Нынешнее твоё письмо опять неласковое, холодное… Что мне делать, как ещё любить тебя? Не видимся неделю — две и у тебя слабеет чувство! Прости, деточка, не прими за упрёк, драгоценная!» [1, с. 115]. В этом и во всех остальных случаях обращение к Пащенко необычайно искренны, нежны («моя жёночка», «зверочек мой ненаглядный», Варюшечка, «моя сладкая, милая», «дорогая моя девочка», «голубочка моя»), пронизаны глубоким уважением и заботой.

    В отдельных глотовских письмах содержатся «зародыши» будущих произведений Бунина. К примеру, в этих строках — эмоциональная «квинтэссенция» «Антоновских яблок»: «Вышел на крыльцо и увидел, что начинается совсем  осенний день. Заря – сероватая, холодная, с лёгким туманом над первыми зеленями…крыльцо и дорожки по двору отсырели и потемнели. В саду пахнет «антоновскими» яблоками…просто не надышишься! Ты знаешь, милый зверочек, как я люблю осень!.. У меня не только пропадает всякая ненависть к крепостному праву, но я даже начинаю невольно поэтизировать его» [1, с.113]. Здесь сконцентрировано множество дорогих Бунину переживаний, которые выльются в устойчивые мотивы, незабываемые поэтические образы дома, родного очага. Вероятно, именно с писем начинается мастерство Бунина – живописца, тонкого знатока природы, проникновенного реалиста. Отсутствие всякого намёка на «приукрашивание» действительности, ориентация на точность детали, её многомерные характеристики – вот те качества, которые обнаруживаются в эпистолярном стиле начинающего автора.

       Самое большее количество писем отправлено Буниным из Огнёвки, начиная с 1893года и заканчивая 1904, всего порядка 110. Пережив трагедию любви, Бунин с головой уходит в творчество. Об этом свидетельствуют его письма брату Юлию, переводчице О. Михайловой, критику Коринфскому, писателю И. Белоусову, редактору журнала «Русское богатство» С.Н. Кривенко. Связи писателя с литературной средой крепли, возрастала творческая сила. В Огнёвке появились на свет одни из лучших произведений молодого автора: поэма «Листопад», удостоенная позже Пушкинской премии Академии наук  по разряду изящной словесности, перевод «Песни о Гайавате». В 1900 – 1904 г.г. из Огнёвки Бунин пишет Горькому, Телешову, Чехову. Содержание посланий связано с напряженной систематической работой по созданию произведений, редактированию текстов, формированию сборников. Огнёвские письма – свидетельство роста Бунина-художника, дневник его личностных и творческих переживаний. Сама Огнёвка – не что иное, как духовное пристанище молодого писателя, куда он возвращался в трудные минуты жизни и плодотворно работал.

    Немного писем (21) отправлено Буниным из Ельца, города детства и юности. В них заслуживают внимания два, одно из которых адресовано «самому любимому из современных писателей» — А.П. Чехову, а второе – автору «Крейцеровой сонаты», живому классику – Л. Толстому. В елецких посланиях содержатся путевые зарисовки, сделанные Буниным в поездке по Крыму, а также интересные с точки зрения краеведения топонимы города (театр, Поповская гостиница, библиотека).

     Таким образом, каждая группа писем расширяет и обогащает наши представления о Бунине – человеке и художнике. Писатель покоряет своей удивительной добротой и отзывчивостью, ранимостью и трепетом одинокой души, качествами, о которых было известно только близким ему людям. Эти духовные составляющие есть и в его художественных произведениях. Но чтобы почувствовать их за мастерски выверенными и эмоционально сдержанными строчками текста, надо с любовью и глубоким уважением отнестись к  многочисленной корреспонденции разных лет, направленной Буниным из российской глубинки.

 

     Список литературы:

1. Бунин И.А. Письма 1885 – 1894 г.г. – М.: ИМЛИ РАН, 2003. – С. 88-89.

     2. Дякина А.А. Озерские письма Ивана Бунина//Бунинская Россия: Озерки — Батурино. Елец: ЕГУ им. И.А. Бунина, 2006; Дякина А.А. Иван Бунин: письма из Глотово// Творчество И.А. Бунина и русская литература XIX – XX веков. Вып. 4. – Белгород: БелГУ, 2007.

Иван Бунин — Древний человек читать онлайн бесплатно

Иван Алексеевич Бунин

ДРЕВНИЙ ЧЕЛОВЕК 

Рано чувствуется осень, ее спокойствие. Начало августа, а похоже на сентябрь, когда жарко лишь в затишье, на припеке.

Учитель Иваницкий, человек молодой, но необыкновенно серьезный, глубоко задумывающийся по самому малейшему поводу, медленно поднимается на пологую гору, прогоном через усадьбу князей Козельских. Заложив одну руку за широкий пояс, которым подпоясана его длинная чесучовая рубаха, а другой пощипывая кончики редких белесых усов, учитель горбит свой истяжной стан и щурит зоркие зеленоватые глаза.

Направо — большой сад за соломенным валом; налево — старая кузня, развалины псарни, пустые сушилки из розовых кирпичей, а между ними — проезд на бесконечное и тоже пустое гумно. В саду, уже поредевшем, тишина, косой солнечный блеск; кое-где золотится паутина; спокойно лежат пятна теней под яблонями; порой с коротким стуком падает в шелковистую, сухую траву спелое яблоко. Дерновая вогнутая крыша кузни вся в наростах мха, бархатно-изумрудных, с коричневым отливом. Раскрытые сушилки тяжелы, грубы, очертаниями своими говорят о чем-то давнишнем. И все это, — мох на кузне, псарня, заросшая лопухами, голые стропила над розовыми стенами, — все так чудесно на ясном голубом небе среди белых круглых облаков. На огромном пустыре гумна воробьи ливнем пересыпаются с одной крапивной чащи на другую. За этими чащами поднимается порозовевший осинник… Учитель идет к Соловьевым, еще раз хочет повидаться с их дедом Таганком. Древен он, как говорят в Козельщине: ему сто восемь, он знаменитость.

За усадьбой учитель поворачивает налево, в ту широкую улицу, что пролегает между валом гумна и старыми избами бывших княжеских крепостных. Конец ее как бы упирается в небосклон — чуть зеленоватый, сентябрьский. Сентябрь и в верхушках лозин, кое-где растущих перед избами и сквозящих мелкой, желтеющей листвой на белых облаках и лазури; сентябрь в золотистом солнечном свете и прозрачной тени, падающей от изб на улицу, на водовозки прикрытые пегими попонами и армяками… Учитель идет и косится на избы, на их окошечки и крыльца.

Окошечки крохотные, темные. Крыльца, пороги обросли грязью. Да не лучше и возле них. В крепкой, как чугун, засохшей грязи, в которую вросли тряпки, сгнившие лапти, лежат большие камни, на которых летом обедают и ужинают. Дети кричат, перекликаются, лазят по ним. Много детей в Козельщине, и как сопливы они, в каких болячках их щеки и губы!

— Как тебя зовут? — спрашивает учитель толстого голубоглазого мальчика под лозинкой у двора Фоминых.

Мальчик молчит. Учитель повторяет вопрос. Мальчик пятится к лозинке, поднимает грудь, надувается так, что багровеет, и молчит.

Озабоченно бродят куры, раздирают лапами золу, землю, клюют что-то, кудахтают, приманивая цыплят. У двора Климовых спит под водовозкой старуха. Тень от избы скосилась, передвинулась, солнце падает на водовозку, печет лицо, так густо облепленное мухами, точно на нем черный рой привился, печет худой кострец, голые ноги, блестящие от загара. Мальчик в штанах с помочами и шерстяных красных чулках носится среди цыплят, бегающих и на бегу клюющих по земле и по ногам старухи мух, и все норовит затоптать хоть одного из них; цыплята с писком рассыпаются, и он останавливается, выжидает, когда они соберутся в кучку, а как только соберутся, опять со всех ног летит на них.

Соловьевы разделились. Таганок живет у Глеба. Но учитель идет сперва к двору его другого внука, плотника Григория. Григорий стоит на прогалине между избою и погребом, в проходе на гумна, посреди квадрата из трех ярусов новых, телесного цвета бревен: рубит себе амбаришко. На нем городской картуз, еще не мытая ситцевая рубаха, вздутая розовым измятым пузырем, штаны из чертовой кожи и сапоги. Соловьевы — первые жители в Козельщине. Увидав гостя, он легонько и ловко всекает в бревно блеснувший на солнце топор. Здороваются, садятся на сруб, закуривают.

— К Таганку? — спрашивает Григорий.

— К нему. Давно не видал…

— Что ж, дело хорошее. Пройдите, проведайте. Он это любит.

— А как он? Дряхлеет?

— Нет, скрипит еще помаленьку. А, конечно, не наше с вами дело: ведь сто восемь. Да и житье, конечно, не сладкое.

— А что?

— Да что, надо правду говорить: голодом они его морят, вот главная вещь.

— Все сноха?

— Известно, она. Да я так думаю, всему причина брат Иглеб. Его допущение. Он должóн защищать, кому же больше? Сам-то Таганок, вы знаете, какой: за всю жизнь цыпленка не обидел.

— Серьезно, морят?

— Еще как серьезно-то! У них вон шесть пудов одной ветчины висит, — поверите, ребрышка никогда не дадут. Сами, как праздник, за чай, а он чашечки попросить боится. Ничтожности жалеют…

— Нда-а, — задумчиво говорит учитель.

Сипят кузнечики в бурьяне на припеке. Все сохнет, роняет черные зерна: крапива, белена, репьи, подсвекольник. Баба, в красной юбке, в белой рубахе, стоит в чаще конопляников выше ее ростом, берет замашки. За конопляниками сереют риги, желтеют новые скирды.

— Нда-а, — говорит учитель, едко затягиваясь. — Скирды-то ваши?

— Нынешний год дал господь, — скромно, боясь сглазить, отвечает Григорий.

— А чашки чаю жалеют, — ухмыляется учитель. — Что он, и теперь еще хорошо помнит все?

— На удивление прямо! Все помнит: что когда сделать по дому, что, например, прибрать, купить, где что дешевле, — все первый скажет. Насчет корму, например, разумней его человека нету…

Проходят к Таганку задами. За двором Григория несколько колодок пчел. Учитель гнется, боится их, а Григорий смеется, уверяет, что пчелы чистого человека не трогают. Тут чуть тянет холодком с севера, под солнцем пыльно и сытно пахнут конопляники. Против конопляников приделано к каменной стене варка нечто вроде шалаша, сбитого из кольев и обшитого замашками. Это и есть летнее жилище знаменитого человека,

— Де-ед? — окликает учитель, отворяя дверку.

Никто не отзывается — в шалаше пусто. Верно, Таганок в избе. И Григорий уходит искать его. А гость спешит осмотреть шалаш. Все то же. И все так же трогательно. Чтобы не надоедать снохе своим присутствием, сократиться насколько возможно, перебирается сюда Таганок чуть не с великого поста. Гнилые розвальни без оглоблей, покрытые соломкой, служат ему постелью. На соломе нет даже попонки. В изголовье, вместо подушки, — свернутый рваный чекмень, и по цвету видно, что чекменю этому полвека. У изголовья — столик из дощечки и кольев; на дощечке — подобие шкатулки, а в ней все добро, все хозяйство Таганка: моток ниток, варежки, тавлинка из бересты с нюхательным табаком… Боже мой, боже мой! Драгоценнейшим даром, даром сказочного долголетия одарила судьба своего избранника! А к чему он тут, этот дар?

Читать дальше

Бунин — токсичный человек или тонкий и ранимый? | BiblioJulia

В прошлой статье о Бунине я упомянула известный в интернете мем — если вы помните, существует картинка с фотографиями известных писателей того времени с короткими подписями-характеристиками Бунина. Под фото я высказала сомнение в том, что писатель вообще о ком-то из современников хорошо отзывался.

К статье пришло несколько комментариев на эту тему, и это прекрасно. Я не могу знать всего на свете, и с удовольствием принимаю новые сведения от любого человека. Единственное, о чём я прошу: не надо оскорблять ни автора, ни его читателей и называть их безграмотными и недалёкими, если они не знают чего-то, что вам известно.

Итак, вернёмся к заданному вопросу. Оказывается, Бунин очень любил и уважал Толстого и Чехова, и об этом рассказали сразу несколько читателей. Кроме того, Наталия Вагнер в своих глубоких и обстоятельных комментариях написала дословно следующее:

«Не знаете, что Бунин боготворил Л.Н. Толстого, чье творчество, мудрость, философия прошли через всю его жизнь красной нитью, что несколько их личных встреч в Ясной Поляне и Москве стали главными событиями в жизни Бунина, не знаете.
Не знаете и о том, что последнее, что попросил жену почитать Бунин за несколько часов до смерти, были письма Чехова, которого он ценил и как писателя, и как человека; о том, что с 1909 г, с тех пор, как Бунин и Куприн разделили на двоих Пушкинскую премию, их связывали тесные отношения и в России, и позже в эмиграции; о том, что видел талант Катаева и помогал ему редактировать его первые произведения, считал его своим учеником, а, прочитав «Белеет парус одинокий», воскликнул: «Ну, кто бы так еще смог?!»
Вот та самая фотография, на которой Бунин даёт современникам характеристикиТолстой и Чехов.Петров-Скиталец, Леонид Андреев, Максим Горький, Николай Телешов, Федор Шаляпин, Иван Бунин, Евгений Чириков. Литературная «Среда» у Телешова. 1902

Вот та самая фотография, на которой Бунин даёт современникам характеристики

Среди тех, о ком Бунин «говорил хорошо» Адамович, Тэффи, Шмелев, Телешов, Одоевцева, Ходасевич, Шаляпин, Рахманинов, Великий князь Константин Константинович (поэт и литератор). Впечатляло его творчество и советских Симонова, Твардовского, Паустовского. Об отношениях Бунина с А.Толстым и Горьким долгий разговор: талант их ценил, но ментально они были разными людьми и их жизненные пути разошлись.
Пожалуй, только о Маяковском, Есенине, Кузмине, Мариенгофе и Бабеле( по сравнению с характеристикой Буденного «дегенерат от литературы» бунинский «богохульник» цветочки) без вариантов. Ну, как Бунин мог принять Маяковского, например, скачущего по столам на банкете в честь французского посла и читающего свои стихи про блевотину? Никак.
Блока Бунин считал талантливым поэтом, его ранние стихи не вызывали у него отторжения, последующая мистика и туманный символизм были ему чужды, а вот после поэмы «Двенадцать» православный Бунин окончательно определился в своем отношении к нему. «Блок слышал музыку революции, а Бунин — какофонию бунта».
БлокГиппиусВолошин
О Гиппиус очень точная характеристика: прославление Муссолини, идея поделить Нобелевскую премию Бунина с ее мужем Мережковским, надменность и зависть, злые подтрунивания над Верой Николаевной и другие ее пакости вполне ее заслуживают,но опять же без остальных воспоминаний о ней Бунина она звучит едко, а ведь его до глубины души потрясли стихи Гиппиус «Она не погибнет, — знайте! Она не погибнет, Россия. «, и он удивлялся, как в одном человеке могут уживаться и демонизм, и такой свет. И на похоронах ее плакал.
О Волошине «кудрявый и толстый эстет». Что тут обидного, если это правда? Но тот же Волошин не вылезал из его квартиры в Одессе и съедал все, что удавалось Вере Николаевне раздобыть в голодном городе на обед.
Андреев действительно «запойный трагик», но Бунин был с ним очень близок в «Среде», высоко ценил его прозаический дар, но не поддерживал его трагизма #мывсеумрем. Очень тепло об отношениях отца и Бунина упоминала в своих воспоминаниях дочь Андреева.
С Набоковым сложно и неоднозначно. Первым, кому отец Набокова показал стихи сына был Бунин и он довольно благосклонно отнесся к ним. Сам Набоков, высылая Бунину экземпляры первых своих книг, подписывал их «Великому мастеру от прилежного ученика».
В 1933 году Бунин и Набоков встречались в Берлине на вечере по случаю получения Буниным Нобелевской премии и Набоков читал в честь своего учителя стихи, а потом началось охлаждение в отношениях, в том числе и благодаря раздутым в эмигрантской среде слухам о якобы соперничестве между ними.
В 1951 году Набоков отказался выступать в США на вечере, посвященном 80-летию Бунина, объяснив это тем, что не является большим поклонником Бунина, а весь его склад ему чужд. Как-то не вяжется с «прилежным учеником» такое предательство, а ведь исследователи творчества Набокова все сходятся на том, что роман «Машенька», написанный им в 1926г. является самым «бунинским» в творчестве писателя.
Увы, совместных фото в сети не нашла. Бунин и НабоковИллюстрация к книге «Бунин и Набоков. История соперничества»Бунин Иван Алексеевич

Увы, совместных фото в сети не нашла. Бунин и Набоков

И помимо «мошенника и словоблуда» Бунин говорил о Набокове: «Этот мальчишка выхватил пистолет и одним выстрелом уложил всех стариков, в том числе и меня», но кого это интересует, если речь должна идти о «токсичности» Бунина?»

Дорогая Наталия, очень даже интересует! Во всяком случае, меня ваши замечания заставили изучить эту сторону жизни писателя и написать отдельную статью в его оправдание. Ещё раз благодарю за такую исчерпывающую характеристику и надеюсь, что она внесёт полную ясность в отношении высказываний Бунина о современниках.

Выскажу ещё вот такую мысль. Все мы знаем известное евангельское выражение: не судите да не судимы будете. Даже и неверующие люди его очень часто употребляют. Но не все понимают разницу между суждением и осуждением.

Я думаю, что каждый человек вправе иметь (и высказывать) своё мнение о другом человеке. И сколько людей, столько и разных мнений получается. Другое дело, что мы не должны осуждать другого за то, что он такой. Грех мы можем ненавидеть, а грешника любить. Или, если уж не любить, то уж точно не испытывать к нему ненависти.

И если Бунин давал нелицеприятные характеристики своим собратьям, то — почему бы и нет, если эти высказывания соответствовали действительности или казались с его точки зрения правильными?

А уж наше дело — соглашаться, спорить или просто молча пройти мимо. Но осуждать давайте не будем — ни Бунина, ни его современников.

Как всегда, напоминаю напоследок, что любое ваше мнение я внимательно и уважительно выслушаю — все они имеют значение. Но попытаемся быть друг ко другу добрее. Не обижать и не обижаться. А если уж не можете, то лучше поставьте лайк и подпишитесь на канал) Иногда это помогает.

Сияние страннической души

ТАКОЙ НЕЗНАКОМЫЙ ЗНАКОМЫЙ БУНИН

Тест для знатоков, любителей и просто знающих фамилию Бунина.

В каком возрасте Ивана Бунина опубликовал свой первый поэтический сборник?

За какое произведение автор получил Нобелевскую премию по литературе?

Определите рассказ по цитате:

«— Я в одной папиной книге, — у него много старинных смешных книг, — прочла, какая красота должна быть у женщины… Там, понимаешь, столько насказано, что всего не упомнишь: ну, конечно, черные, кипящие смолой глаза, — ей-богу, так и написано: кипящие смолой! — черные, как ночь, ресницы, нежно играющий румянец, тонкий стан, длиннее обыкновенного руки, — понимаешь, длиннее обыкновенного! — маленькая ножка, в меру большая грудь, правильно округленная икра, колена цвета раковины, покатые плечи, — я многое почти наизусть выучила, так все это верно!»

Какое из произведений написал не Иван Бунин?

Определите рассказ по цитате:

«И опять мучительно извивалась и порою судорожно сталкивалась среди этой толпы, среди блеска огней, шелков, бриллиантов и обнажённых женских плеч, тонкая и гибкая пара нанятых влюблённых: грешно-скромная девушка с опущенными ресницами, с невинной причёской, и рослый молодой человек с чёрными, как бы приклеенными волосами, бледный от пудры, в изящнейшей лакированной обуви, в узком, с длинными фалдами, фраке — красавец, похожий на огромную пиявку. И никто не знал ни того, что уже давно наскучило этой паре притворно мучиться своей блаженной мукой под бесстыдно-грустную музыку, ни того, что стоит глубоко, глубоко под ними, на дне тёмного трюма, в соседстве с мрачными и знойными недрами корабля, тяжко одолевавшего мрак, океан, вьюгу…»

Какое произведение было одним из первых, которые Иван Бунин, будучи ребенком, прочитал самостоятельно?

Определите рассказ по цитате:

«Друг мой, я видел весь земной шар — жизнь везде такова! Всё это ложь и вздор, чем будто бы живут люди: нет у них ни бога, ни совести, ни разумной цели существования, ни любви, ни дружбы, ни честности, — нет даже простой жалости. Жизнь — скучный день в грязном кабаке, не более…»

Как назывался корабль, на котором происходит большая часть действия рассказа «Господин из Сан-Франциско»?

Какое произведение Иван Бунин перевел на русский язык?

О каком человеке, оказавшим влияние на его становление, И.

А. Бунин писал:

«[….],человек необыкновенно сильный и здоровый физически, был до самого конца своей долгой жизни и духом почти столь же здоров и бодр. Уныние овладевало им в самых тяжёлых положениях на минуту, гнев – он был очень вспыльчив – и того меньше. До тридцати лет, до похода в Крым, он не знал вкуса вина. <…> Ум его, живой и образный, – он и говорил всегда удивительно энергическим и картинным языком, – не переносил логики, характер – порывистый, решительный, открытый и великодушный – преград. Всё его существо было столь естественно и наивно пропитано ощущением своего барского происхождения, что я не представляю себе круга в котором он смутился бы. Но даже его крепостные говорили, что «во всём свете нет проще и добрей» его….».

В «Жизни Арсеньева» встречается следующий эпизод, имеющий автобиографический характер:

«И вот я вступил еще в один новый для меня и дивный мир: стал жадно, без конца читать копеечные жития святых и  мучеников…. <…> Я жил только внутренним созерцаньем этих картин и образов,  отрешился от жизни дома, замкнулся в своем сказочно-святом мире, упиваясь  своими  скорбными  радостями,  жаждой   страданий,  самоизнурения, самоистязания.  Я  пламенно  надеялся быть  некогда  сопричисленным  к  лику мучеников и выстаивал целые часы на коленях, тайком заходя в пустые комнаты, связывал себе из веревочных обрывков нечто вроде власяницы, пил только воду, ел только черный хлеб…»

С каким событием в детстве И. Бунина он связан?

Какое прозаическое произведение А.И. Бунина «во след Радищеву» принесло ему популярность как прозаику, вызвало множество споров и получило высокую оценку М. Горького за «глубокое и исторически точное» изображение?

В каком рассказе И.А. Бунина были развиты образы, намеченные в стихотворении «Портрет» (1903)?

Погост, часовенка над склепом,

Венки, лампадки, образа

И в раме, перевитой крепом –

Большие ясные глаза.

Сквозь пыль на стеклах, жарким светом

Внутри часовенка горит.

«Зачем я в склепе, в полдень, летом?» —

Незримый кто-то говорит.

Кокетливо-проста прическа,

И пелеринка на плечах…

А тут повсюду — капли воска

И банты крепа на свечах,

Венки, лампадки, пахнет тленьем…

И только этот милый взор

Глядит с веселым изумленьем

На этот погребальный вздор.

Март, 1903

Ю.М. Лотман, характеризуя творчество И.А. Бунина, отмечает тенденцию «продолжить великую классическую традицию» (что проявляется в сюжетных, мотивных и образных перекличках) с тем, чтобы «переписать эту традицию заново».

С каким произведением русского писателя и драматурга сюжетно сближается рассказ И.А. Бунина «Солнечный удар»?

Творчество И.А. Бунина богато на библейские и мифологические мотивы. Какой мифологический мотив воплощен в стихотворении «Алисафия» (1912)?

На песок у моря синего

Золотая верба клонится.

Алисафия за братьями

По песку морскому гонится.

 

— Что ж вы, братья, меня кинули?

Где же это в свете видано?

— Покорись, сестра: ты батюшкой

За морского Змея выдана.

 

<…>

Вот и солнце опускается

В огневую зыбь помория,

Вот и видит Алисафия:

Белый конь несет Егория.

 

Он с коня слезает весело,

Отдает ей повод с плеткою:

— Дай уснуть мне, Алисафия,

Под твоей защитой кроткою.

<…>

Поднялась волна и на берег

Шибко мчит глаза змеиные:

— Ой, проснись, — не медли, суженый,

Ни минуты ни единые!

 

Он не слышит, спит, покоится.

И заплакала, закрылася

Алисафия — и тяжкая

По щеке слеза скатилася

 

И упала на Егория,

На лицо его, как олово.

И вскочил Егорий на ноги,

И срубил он Змею голову.

В рассказе 1920-х гг. «Дело корнета Елагина» И.А. Бунин, по словам А. Саакянца, рисует портрет «типичнейшего женского естества», натуры мятущейся и неустойчивой, которая вызывает в герое не только страстную любовь, но и сжигающую его ревность. Какое увлечение своей молодости изобразил И.А. Бунин?

Какие особенности из перечисленных характеризуют зрелую прозу И.А. Бунина?

(несколько вариантов ответа)

За какие произведения И.А. Бунину присуждалась «Пушкинская премия»?

Рассуждая о трепетном отношении Бунина к своей внешности и возрастным изменениям, этот писатель говорил следующее: «Когда я с ним познакомился, его болезненно занимало собственное старение. С первых же сказанных нами друг другу слов он с удовольствием отметил, что держится прямее меня, хотя на тридцать лет старше».

Кто он?

1900-е годы в жизни и творчестве И.А. Бунина отмечены новым рубежом. С этого времени начинаются странствия И.А. Бунина по странам Европы и Востока. Какие его произведения, созданные в эти годы, по сути содержат в себе выдержки из путевых дневников, являются своего рода «заметками путешественника»?

(несколько вариантов ответа)

У вас все впереди!

И.А. Бунин, Москва, 1907 г. Фотография размещена в открытом доступе на сайте Buninlit.ru(http://bunin-lit.ru/images/bunin/bunin_09.jpg)

Вы хорошо знакомы с творчеством Бунина, но сколько еще интересного Вам предстоит узнать!

Бунин И.А. Фото Липницкого, Париж, 1930-е гг. Фотография размещена в открытом доступе на сайте Bunin-lit.ru (http://bunin-lit. ru/images/bunin/bunin_43.jpg)

Поздравляем! Вы знаток творчества Бунина!

И.А. Бунин, Тарту, 1938 г. Фотография размещена в открытом доступе на сайте Buninlit.ru (http://bunin-lit.ru/images/bunin/bunin_30.jpg)

Природа и человек в произведениях И. Бунина

Любовь и смерть — постоянные мотивы бунинской поэзии и прозы. Перед лицом любви и смерти стираются все социальные, классовые различия. Подводя итог жизни человека, смерть подчеркивает ничтожность и эфемерность могущества господина из Сан-Франциско из одноименного рассказа Бунина, выявляя бессмысленность его жизненной философии, согласно которой он решает « приступить к жизни » в 58 лет. А до этого он был занят только обогащением. И теперь, когда, казалось бы, начали осуществляться мечты господина о праздной, беззаботной жизни, его настигает случайная, нелепая смерть. Она приходит как возмездие господину за его увлеченность корыстными целями и сиюминутными удовольствиями, неспособность осмыслить мелочность своих стремлений перед лицом небытия.

Вторая важная тема его творчества — природа. Она тонкий инструмент в руках писателя, она умеет «думать», «разговаривать», «грустить», «радоваться», «предупреждать»… Такое внимательное отношение к природе вызвано отчасти тем, что писатель «родом из деревни».

От зноя бледен небосклон,
Ни облачка в лазури жаркой;
Весь мир как будто заключен
В песчаный круг в пустыне яркой.

Бунин родился в 1870 году в Воронеже. Детство его прошло в имении отца Бутырки в Орловской губернии — в средней полосе России, где родились или творили Лермонтов, Тургенев, Лесков, Лев Толстой. Бунин осознавал себя литературным наследником своих великих земляков.

Он гордился тем, что происходил из старинного дворянского рода, давшего России немало видных деятелей как на поприще государственной службы, так и в области искусства. известный поэт, друг А. С. Пушкина.

Мир его детства ограничивался семьей, усадьбой, деревней. Он вспоминал: «Тут, в глубочайшей тишине, летом среди хлебов, подступавших к самым порогам, а зимой среди сугробов, и прошло мое детство, полное поэзии, печальной и своеобразной».

Первое стихотворение Бунин написал в возрасте восьми лет. В шестнадцать лет появилась его первая публикация в печати, а в 18, покинув обнищавшее имение, по словам матери, «с од ним крестом на груди», он начинает добывать хлеб литературным трудом.

О счастье мы всегда лишь вспоминаем,
А счастье всюду. Может быть, оно
Вот этот сад осенний за сараем
И чистый воздух, льющийся в окно.

В бездонном небе легким белым краем
Встает, сияет облако. Давно
Слежу за ним… Мы мало видим, знаем,
А счастье только знающим дано.
Одновременно со стихами Бунин писал и рассказы. Он знал и любил русскую деревню. К крестьянскому труду он проникся уважением с детства и даже впитал «на редкость заманчивое желание быть мужиком». Закономерно, что деревенская тема становится обычной в его ранней прозе. На его глазах русские крестьяне и мелкопоместные дворяне нищают, разоряется, вымирает деревня. Как позже отмечала его жена, В. Н. Муромцева-Бунина, его собственная бедность принесла ему пользу — помогла глубоко понять натуру русского мужика. И в прозе Бунин продолжал традиции русской классики. В его прозе — реалистические образы, типы людей, взятых из жизни. Он не стремится к внешней занимательности или событийно развивающимся сюжетам. В его рассказах — лирически окрашенные картины, бытовые зарисовки, музыкальность интонаций. Ясно ощущается, что это проза поэта. В 1912 году Бунин в интервью «Московской газете» скажет, что не признает «деления художественной литературы на стихи и прозу».

За Буниным в дореволюционной критике закрепляется характеристика «певца оскудения и запустения дворянских гнезд», усадебной печали, осеннего увядания. Правда, его «печальные элегии» современники считают запоздалыми, так как Бунин родился спустя почти 10 лет после отмены крепостного права в 1861 году, а свое отношение к разрушению мира помещичьей усадьбы намного раньше выразили А. Гончаров, И. Тургенев и многие другие. Не став свидетелем жестоких крепостнических отношений, Бунин идеализирует прошлое и стремится показать единство помещика и мужика, их причастность к родной земле, национальному укладу, традициям. Как объективный и правдивый художник Бунин отражал те процессы, которые происходили в современной ему жизни — в канун первой русской революции 1905-1907 гг. В этом смысле заслуживают внимания рассказы «Золотое дно», «Сны» с их антипомещичьей направленностью. Они были напечатаны в сборнике М. Горького «Знание» и получили высокую оценку Чехова.

Самым значительным произведением дооктябрьского периода творчества Бунина стала повесть «Деревня» (1910 г.). Она отражает жизнь крестьян, судьбу деревенского люда в годы первой русской революции. Повесть была написана во время наибольшей близости Бунина и Горького. Сам автор пояснил, что здесь он стремился нарисовать, «кроме жизни деревни, и картины вообще всей русской жизни».

Никогда ни о каком другом бунинском произведении не велась такая острая полемика, как о «Деревне». Передовая критика поддержала писателя, увидев ценность и значение произведения «в правдивом изображении быта падающей, нищающей деревни, в разоблачительном пафосе ее уродливых сторон». Вместе с тем нельзя не отметить, что Бунин не смог осмыслить происходящие события с позиций передовых идей своего времени.

Повесть потрясла Горького, который услышал в ней «скрытый, заглушенный стон о родной земле, мучительный страх за нее». По его мнению, Бунин заставил «разбитое и расшатанное русское общество серьезно задуматься над строгим вопросом — быть или не быть России ».

Герои рассказов и повестей Бунина настойчиво ищут смысл жизни, ставят перед собой цели и достигают их. И нередко именно осуществленная цель выявляет свою нравственную несостоятельность, ибо не дает героям счастья и удовлетворения. Убедительно подтверждает это рассказ «Чаша жизни», в котором читателю предлагаются разные варианты счастья. Герои, тридцать лет назад влюбленные в одну девушку, упорно и настойчиво стремятся к избранным целям. Чиновник Селехов, женившийся на Сане Диесперовой, стал богачом, прославившись на весь город своим ростовщичеством. Семинарист Иорданский дослужился до протоиерея, став самым значительным, уважаемым и влиятельным лицом города. Горизонтов тоже приобрел.известность, хотя ие обладал ни богатством, ни властью. Наделенный необыкновенными способностями и сверхъестественной памятью, он мог достичь многого, но выбрал скромный путь учителя, пройдя который «воротился на родину и стал сказкой города, поражая своей внешностью, своим аппетитом, своим железным постоянством в привычках, своим нечеловеческим спокойствием — своей философией ». А философия эта была проста и заключалась в том, чтобы все силы употребить исключительно на продление своей жизни. Для этого Горизонтову пришлось отказаться и от научной карьеры, и от общения с женщинами, ибо все это вредит здоровью, и строжайше осуществлять уход за своим огромным безобразным телом. То есть цель Мандриллы (так прозвали его в городе) — в долголетии и наслаждении им.

В чьих же руках оказывается драгоценная чаша жизни? Судьбы героев убеждают в том, что ни зоологическое существование, ни богатство, ни тщеславие не могут дать человеку подлинного счастья. Герои проходят мимо того, что составляет высшую ценность человеческого существования, — любви, радости единения с природой, гармонии с окружающим миром.

Джентльмен из Сан-Франциско (Господин из Сан-Франциско) Ивана Бунина, 1915

Рассказ Ивана Бунина «Джентльмен из Сан-Франциско» рассказывает о 58-летнем мужчине, который разбогател, эксплуатируя труд китайских иммигрантов, и который: решив «войти в поток жизненных удовольствий», берет свою жену и дочь в грандиозное турне по Европе. Его никогда не называют по имени — более того, никто не может вспомнить позже, как его звали, — равно как и его жена и дочь. Единственные персонажи, идентифицированные по имени, — это второстепенные персонажи, например, слуги и два танцора, что указывает на то, что они более человечны, чем главный герой. Анонимность вносит значительный вклад в символичность джентльмена и его истории, поскольку автор явно критикует образ жизни и деловую практику баронов-грабителей Соединенных Штатов в начале двадцатого века. В чем-то этот джентльмен напоминает одного из самых известных американских магнатов, банкира Дж. П. Моргана.

Джентльмен и его семья плывут в Европу на роскошном пароходе Atlantis, , и их маршрут включает Италию, Францию, Испанию, Грецию, Турцию, Палестину, Египет и Японию.Джентльмен не только награждает себя за годы накопления состояния, увидев мир, но и заинтригован возможностью испытать сексуальные предпочтения девушек в Неаполе, а также выдать свою дочь замуж за принца или мультимиллионера. Описанный как «самый дорогой европейский отель», Atlantis напоминает злополучный Титаник, , затонувший всего за несколько лет до того, как Бунин написал эту историю. Пассажиры первого класса, «все влиятельные люди», предаются гедонистической жизни на корабле, насыщаясь роскошной едой, дорогими винами и спиртными напитками. Их ждет внимательный персонал, обученный удовлетворить все их потребности. Вечером джентльмен собирается с другими богатыми людьми, которые курят гаванские сигары, опьянены и «решают судьбы народов на основе последних политических и биржевых новостей».

Именно в Неаполе, который оказывается гораздо менее романтичным, чем предполагал джентльмен, очарование путешествия начинает рассеиваться. Главный герой всегда считал, что «те, кому нужно было должным образом принять джентльмена из Сан-Франциско», искренни и преданы его потребностям, но он начинает думать об итальянцах как о «жадных жуках, пропахших чесноком».»Погода испорчена ливнями и штормами, улицы становятся грязными, джентльмен и его жена начинают ссориться, а дочь страдает от головных болей и перепадов настроения. Недовольные своим опытом в Неаполе, они решают отплыть на Капри. остров, на котором много веков назад жил и умер римский тиран Тиберий. Море бурное, небольшой пароход непрестанно раскачивается волнами, а джентльмен и его жена страдают от морской болезни.

Остров Капри оказался такой же сырой и неприветливый, как Неаполь, и джентльмен не впечатлен другими туристами, которые кажутся ему людьми незначительными.В отеле семью встречает владелец, в котором джентльмен узнает, что он явился ему во сне накануне вечером. Из-за того, что у него нет чувства мистики, джентльмен вскоре забывает об этом странном, зловещем опыте. В отеле его морская болезнь проходит, и он начинает наслаждаться перспективой обильного обеда и выступления двух танцоров тарантеллы, Кармеллы и Джузеппе. Увидев фотографию Кармеллы на открытке, джентльмен испытывает растущее сексуальное желание при перспективе наблюдать за ней во плоти.

Одевшись, он уходит в библиотеку отеля, чтобы дождаться, когда его жена и дочь придут к обеду. Когда он сидит и читает газету, полную новостей об очередном балканском кризисе, джентльмен внезапно падает на пол. Другой присутствующий человек — это немецкий турист, который носится по отелю, оповещая людей о катастрофе. Владелец отеля, который предпочел бы сохранить этот вопрос в секрете, отклоняет просьбу жены вернуть ее умирающего мужа в его собственную комнату и помещает его вместо этого в «самую маленькую, худшую, самую влажную и самую холодную комнату» на первом этаже, где впоследствии он умирает. После смерти джентльмен, которого описывали как толстого, непривлекательного и желтокожего, обретает некую «сияющую» красоту. Поскольку гроба нет, тело помещают в упаковочную коробку, в которую переправляли газированную воду из Англии. Некоторые из служащих отеля, которые, как он предполагал, были полны доброй воли по отношению к нему, высмеивают джентльмена, лежащего мертвым в своей изолированной комнате, что резко контрастирует с богатством, которым он раньше наслаждался.

После смерти этого человека Бунин подробно пишет о римском императоре Тиберии и совершенных им зверствах, проводя параллели между этим тираном и «теми, кто сейчас правит миром», включая джентльмена из Сан-Франциско.Ясно, что автор видит баронов-разбойников и главного героя, символизирующего их всех, как современных тиранов, использующих менее удачливых людей для достижения своих эгоистических целей.

Пока Атлантида , , этот гигантский корабль, «созданный высокомерием Нового Человека со старым сердцем», совершает обратный рейс в Америку, тело джентльмена из Сан-Франциско покоится в гробу, покрытом смолой в держать возле машинного отделения. Там гигантский вал, приводящий в движение судно, вращается «с точностью и уверенностью, сокрушающей человеческую душу.»Этот отрывок предлагает еще одну тему — бесчеловечность современной эпохи механизации. Между тем, в зоне первого класса пассажиры танцуют и наслаждаются удовольствиями своего существования, в то время как пара молодых» наемных любовников «продолжает фальшиво. ухаживание, задуманное как часть развлечения. Те, кто наслаждается роскошью корабля, блаженно не подозревают, что на дне корабля лежит мертвый, лишенный жизни, один из их собственного вида, лишенный жизни.

Тон «Джентльмена из Сана» Франциско «является безжалостной иронией, например, когда Бунин называет джентльмена и привилегированный класс, к которому он принадлежит,« обществом, от которого зависят все блага цивилизации », которое он далее называет стилем в одежде, стойкостью монархии, объявления войны и «процветание отелей.»Ирония не только словесная, но и ситуационная, например, когда джентльмен становится почти красивым после смерти, когда с его телом обращаются как с бесполезным предметом теперь, когда его деньги больше не в состоянии удовлетворить его потребности, и когда его тело отдыхает. на самом дне большого парохода, спрятанный и забытый теми, кто до сих пор наслаждается удовольствиями, которыми он когда-то мог управлять.

— У. Кеннет Холдич

Иван Бунин | Биография и книги

Иван Бунин , in full Иван Алексеевич Бунин , (родился 10 октября [22 октября по новому стилю] 1870 года, Воронеж, Россия — умер 8 ноября 1953 года, Париж, Франция), поэт и прозаик, первый россиянин, получивший Нобелевскую премию по литературе. (1933), один из лучших стилистов России.

Бунин, потомок старинного дворянского рода, провел детство и юность в российской провинции. Он учился в средней школе в Ельце на западе России, но не окончил ее; его старший брат впоследствии обучал его. Бунин начал публиковать стихи и рассказы в 1887 году, а в 1889–92 работал в газете Орловский вестник («Орловский вестник»). Его первая книга « Стихотворения: 1887–1891 » («Поэзия: 1887–1891») вышла в 1891 году как приложение к этой газете. В середине 1890-х его сильно увлекли идеи романиста Льва Толстого, с которым он познакомился лично. В этот период Бунин постепенно вошел в литературные сцены Москвы и Санкт-Петербурга, в том числе в растущее движение символистов. Сборник стихов « Листопад » (1901; «Листопад») Бунина свидетельствует о его ассоциации с символистами, в первую очередь с Валерием Брюсовым. Однако творчество Бунина имело больше общего с традициями классической русской литературы XIX века, образцами которой были его старшие современники Толстой и Антон Чехов.

Британская викторина

Литературные фавориты: факт или вымысел?

Любите литературу? В этой викторине выясняется правда о любимых авторах и рассказах, старых и новых.

К началу ХХ века Бунин стал одним из самых популярных писателей России. Его зарисовки и рассказы Антоновские яблоки (1900; «Антоновские яблоки»), Грамматика любви (1929; «Грамматика любви»), Лёгкое дыхание (1922; «Легкое дыхание»), Сны Чанга (1916). ; «Сны Чанга»), Суходол (1912; «Сухая долина»), Деревня (1910; «Деревня») и Господин из Сан-Франциско (1916; «Джентльмен из Сан-Франциско»). ») Показывают склонность Бунина к предельной точности языка, тонкому описанию природы, детальному психологическому анализу и виртуозному контролю над сюжетом.Хотя его демократические взгляды вызвали критику в России, они не превратили его в писателя, занимающегося политикой. Бунин также считал, что перемены в русской жизни неизбежны. Его стремление сохранить независимость проявляется в его разрыве с писателем Максимом Горьким и другими старыми друзьями после русской революции 1917 года, которую он воспринимал как триумф самой низменной стороны русского народа.

Статьи и дневники Бунина 1917–2020 годов — летопись жизни России в годы террора. В мае 1918 г. он покинул Москву и поселился в Одессе (ныне Украина), а в начале 1920 г. эмигрировал сначала в Константинополь (ныне Стамбул), а затем во Францию, где прожил всю оставшуюся жизнь. Там он стал одним из самых известных русских писателей-эмигрантов. Его рассказы, повесть Митина любви (1925; Любовь Мити ) и автобиографический роман Жизнь Арсеньева ( Жизнь Арсеньева ), которые Бунин начал писать в 1920-х годах и части которого он опубликовал в 1930-е и 1950-е годы были признаны критиками и российскими читателями за рубежом как свидетельство независимости русской эмигрантской культуры.

Бунин жил на юге Франции во время Второй мировой войны, отказывался от контактов с нацистами и прятал евреев на своей вилле. Сборник рассказов Тёмные аллеи (1943; Темные проспекты и другие рассказы, ) был одним из последних его великих произведений. После окончания войны Бунину предложили вернуться в Советский Союз, но он остался во Франции. Воспоминания ( Воспоминания и портреты ), вышедшая в 1950 году. Незаконченная книга, О Чехове (1955; «О Чехове»; англ.пер. О Чехове: Неоконченная симфония ) была опубликована посмертно. Бунин был одним из первых писателей-эмигрантов, чьи произведения были опубликованы в Советском Союзе после смерти советского лидера Иосифа Сталина.

Рецензия на книгу — Иван Бунин ДЖЕНТЛЬМЕН ИЗ САН-ФРАНЦИСКО И ДРУГИЕ ИСТОРИИ>

Рецензия на книгу — Иван Бунин ДЖЕНТЛЬМЕН ИЗ САН-ФРАНЦИСКО И ДРУГИЕ ИСТОРИИ>

ДЖЕНТЛЬМЕН ИЗ САН-ФРАНЦИСКО И ДРУГИЕ ИСТОРИИ

Иван Бунин

Перевод Дэвида Ричардса и Софии Лунд
Нью-Йорк: Penguin Books, 1987,
. ISBN # 0-14-018552-6
224 страницы

Комментарии Боба Корбетта
Июль 2013

Обзорный комментарий Боба Корбетса:

Рассказы Буниных мрачны, часто трагичны.Обычно он пишет о жизни среди довольно обеспеченных в финансовом отношении людей, но счастье ускользало от них. Они ищут, но не находят. И все же он так хорошо рассказывает истории. Они правдоподобны, но безжалостны.

Читать его сказки было очень увлекательно. Похоже, что он видит мир как место, где с одним никогда не случается ничего хорошего. Я живу в мире, где не могу себе представить радости и удовлетворение жизнью, которые у меня есть. Тем не менее, его сочинение было настолько захватывающим, что он заставил меня по-настоящему поверить, что он искренне живет в этом темном мире мрака и гибели, который доминирует в его рассказах.

Вступление: Иван Бунин 1870-1953

Заглавный рассказ написан в 1915 году. После большевистского успеха 1917 года Бунин навсегда покинул Россию.

В 1920 году в возрасте 50 лет он начал новую карьеру в Европе. Его в основном игнорировали при жизни.

  • В Советском Союзе осужден как предатель.
  • Немногие западные литераторы читают по-русски
  • Несколько плохих переводов
  • Ряд его рассказов были признаны сексуально неприемлемыми.

В 1933 году ему была присуждена Нобелевская премия по литературе.

Большинство его рассказов основано на его собственном жизненном опыте.Искусство Бунина заметно эгоцентрично.

Он был очень осведомлен о. . . непостоянство всего человеческого существования.

Бунин прожил 33 года иммигрантом и совершенно не интересовался политикой.

Джентльмен из Сан-Франциско. Стр. 17-37

Богатый 58-летний парень из Сан-Франциско находится в двухлетнем европейском путешествии со своей женой и дочерью. Ничего особенного не происходит, потом на острове Капри происходит трагедия.Вроде бы не сами события, а рассказывание сказки и ее подробностей, к чему стремится Бунин. Хорошо написан.

Букварь любви. Стр. 38-47

Хуощинский чуть не сошел с ума, когда его слуга Лушка, этакий идеализированный слуга, умер около 20 лет назад. Рассказчик, Ивлев, идет к себе домой якобы, чтобы узнать о покупке его библиотеки, но это больше из любопытства.

Единственное, что он покупает, — это крошечный буклет, написанный покойником, в котором он читает короткое стихотворение:

Живите легендами справедливыми, Говорят мудрецы выше, И завещать своим старшим Это Букварь Любви.
Changs Dreams Стр. 48 64

Старый Чанг рассказывает историю. Прошло шесть лет после того, как он встретил капитана, старого и пьяного бывшего капитана корабля. Это Одесса и зима. Они живут уже не в море, а на крохотном ветхом чердаке. Капитан однажды верил в 2 истины:

1. Жизнь была невыразимо прекрасна.
2. Моряки должны были только размышлять о жизни.

Теперь он изменился и верит в правду Джобса. В дни нет удовольствия.

У капитана есть семья в Одессе, но никогда их не видит. Жизнь — унылый зимний день в грязной таверне. . . это его фундаментальная реальность. Жена капитана предала его.

Сюрприз истории в том, что рассказчик Чанг — собака.

Темир Аксак Хан Стр. 65-68

Действие происходит в крымской деревне. Старый нищий поет в таверне народную песню, и хозяину это нравится. Хаджи слушает.Это песня известного хана.

Вырви мою душу, нищие и калека. Ведь даже желание желания оставило его.

История и песня напомнили мне Озмандиуса.

Давным-давно. Стр. 69 75

Эту историю рассказывает студент, который часто бывал в гостинице «Северный полюс» в Москве.

Иван Иваныч часто бывает в гостинице и считается самым скромным человеком на земле! Он жил тихой частной жизнью.Князь приехал на Северный полюс, недалеко от резиденции Иванов. У князя возникло влечение к Ивану, но на это не последовало взаимности, и князь отнесся к этому вежливо. Однако сейчас весна и время для нового и настоящего возобновления жизни.

Когда же весна действительно наступает, жизнь Ивана под влиянием князей возобновляется, и в тот год он действительно весна, создавая новое существование. Но все это произошло годами ранее в районе Арбатской площади.

Неизвестный друг Переписка Стр.77 86.

Это письмо читателя неизвестному автору. Это история о женщине из Ирландии, у которой был француз. Они были женаты около 16 лет и имели троих детей.

История — это мощная и трогательная сказка, микрокосм человеческого существования. Автор никогда не отвечает, и нам остается только гадать, действительно ли женщина принимает это.

В море, ночью Стр. 87 94.

2 человека на шезлонгах на теплоходе, идущем из Москвы в Крым.Они не виделись 23 года, но каждый ЖДЕТ другого на этой, казалось бы, незапланированной встрече. Один из них — известный медик, писатель. Они связаны. . . идиотское бесчувствие. Доктор пережил три года страданий после того, как его жена ушла с другим мужчиной. Это очень сильная история. Разговор между пассажирами палубы, возможно, можно себе представить, но у обоих была одна и та же женщина. Потрясающая сказка.

Граффити Стр. 95 100

Спор о граффити на стене.Дело не в КТО, кто мог бы это написать, а в ЧТО. Имеет значение, чьи имена или инициалы Гете или Фрицы. . . Что здесь важно, так это то, что было . . . кровь, залитая ее щеками, . . . как-то сохранить что-то, то есть противостоять смерти, противостоять увяданию шиповника.

Важное значение имеет запись человеческих переживаний и чувств, которые делают эту историю привлекательной.

Митяс Любовь ПП 101 159

Конец зимы, и Катя попала в несколько богемную толпу.Он находится в Москве, и у нее уже три месяца серьезные отношения с парнем из ее театральной школы. Эти двое не завершили свои отношения, но очень влюбчивы. Влюбленный Митя уезжает в гости к родственникам, чтобы разобраться, в каком положении он находится в этих отношениях. Он очень ревниво думает о ней с другими, и за этим следует трагедия. Ему интересно, что он на самом деле чувствовал к ней:

Что он чувствовал к ней? Что называлось любовью или страстью?
Была ли это душа Кати или ее тело, которое довело его почти до обморока, до агонии блаженства, когда он расстегнул ее блузку и поцеловал ее груди, которые были райски прекрасны и девственны и которые она раскрыла с какой-то душевной . .. сокрушительное покорность и бесстыдство чистейшей невинности?

Он договаривается поехать к родственникам в деревню и во всем разобраться.

Эта история о потерянной любви и предательстве очень длинная. Суть сюжета составит примерно 6-10 страниц. Тем не менее, Бунин может достаточно хорошо удерживать напряжение на каких-то лишних 40 страницах с захватывающим написанием интроспективного и больного Мити.

Солнечный удар ПП 160 167

Встреча на одну ночь с безымянной женщиной оставляет военного одиноким и мысленно уравновешенным.

Ночь Стр. 168 179

Он обязан искать знания и действовать в соответствии с ними.Это бремя несут художники и поэты. Что ему делать с этим?

Является ли такой человек великим мучеником или тем, кто получил большие благословения?

Он считает:

Венец каждого человеческого существования должен быть запомнен. Величайшее обещание, выгравированное на надгробии любого человека, — это вечная память.

Он также считает, что этого жаждут все люди.

История была интересной, но я не согласен с этим мнением.Я считаю, что мы, люди, обладаем чудесным даром жизни, но мы живем им, передаемся, и в подавляющем большинстве случаев нас просто забывают в лучшем случае через два поколения. Конечно, в каждый период есть знаменитые и исторические люди, но в подавляющем большинстве случаев важны не мы в памяти, а то, как каждый из нас живет этой драгоценной жизнью, когда она у нас еще есть.

Кавказ. Стр. 180 -184

Простая история романа и его мрачных последствий.

Поздний час Стр.185 191

Рассказчик уехал из России 19 лет. Он возвращается, но может испытать только моменты печали, хотя они были важны в его прежней жизни. В этой истории, действие которой происходит в русских степях, он размышляет:

В городе нигде не было ни огня, ни души. Все было тихо и просторно, спокойно и грустно от печали русского городка, спящего ночью в степи.

История повествует о грустной ностальгии рассказчиков по его потерянной любви, а не о его потерянной любви.

Визитные карточки Стр. 192 198

Идет женщина на пароходе на Волге. Она учится в третьем классе, но встретила известного писателя из первого класса. Шед встретила его накануне вечером, и он приглашает ее выпить.

. . . она тронула его своей бедностью и бесхитростностью.

У них быстрый и совершенно бессмысленный роман, но они просто уходят, чтобы никогда больше не встретиться.

Зойка и Валерия Стр.199 -212

Студент Левицкий тусуется с Данилевском. Зойке 14 лет, она очень пухленькая в доме воспитанница. Отец семьи управляет психиатрической клиникой у себя дома. Дарья приходит в дом в гости. Она украинская красавица. Левицкий ошеломлен ею, но она влюбляется в молодого и красивого доктора Тотова (в которого также влюблена мать дома). В конце концов, Левицкий завоевывает эту красоту, которую он так желает, но она на самом деле не хочет его. Бегство стоило ему жизни.. . может быть.

Таверна на берегу реки Стр. 213 219

Молодого человека привлекает женщина, которую он видит в ресторане в Москве. Он следует за ней в церковь, где она молится и плачет.

Вскоре она появляется в ресторане, и он увозит ее. Они разговаривают, она ничего не говорит ему о своих бедах, и они просто расстаются.

Опять же, это склонность Бунина рассматривать человеческие отношения как поверхностные и бессмысленные.

Холодная осень Стр. 220 224

Франца Фердинанда только что убили в Сараево в 1914 году. Германия объявляет, что месяц спустя была на территории России. Первую историю рассказывает женщина, любовник которой погиб на войне. 30 лет спустя она выходит замуж и попадает в Константинополь. Она объехала всю Восточную Европу, но друзей у нее нет. К ней безразлична даже племянница.

Ее жизнь бессмысленна с тех пор, как в 1918 году умер ее любовник-солдат. Он сказал:

Вы живете, будьте счастливы какое-то время на свете, а они приходят ко мне

Ее ответ в ее последние дни:

Я жил, какое-то время был счастлив, а теперь, очень скоро, приду.
Боб Корбетт [email protected]
НАЗАД К КНИГЕ ОТЗЫВОВ

ДОМ

Боб Корбетт [email protected]

Бунин Кто? — Los Angeles Times

Иван Бунин, возможно, получил Нобелевскую премию по литературе в 1933 году, но сегодня о нем почти забыли. Либо мои самые эрудированные друзья никогда о нем не слышали, либо они смутно связывают его имя с одним-единственным рассказом «Джентльмен из Сан-Франциско», нетипичным произведением. Как ни странно, на момент своей смерти в 1953 году он был широко признан лучшим — и самым знаменитым — русским писателем-эмигрантом. Что случилось? Почему, за исключением Penguin, ни у одного крупного отраслевого издателя нет причин держать его в печати? И почему его имя было так забыто?

Не из-за бездарности, даже гениальности. Стиль Бунина лучше, чем любой другой, передает мне безмятежность и безмятежность русского пейзажа, а также убожество и отчаяние типичной деревни.В то время как Чехов носит случайный и общий характер (он как-то посоветовал Максиму Горькому никогда не писать описание природы более конкретное, чем «Стало темно» или «Шел дождь»), Бунин передает всю поэтическую специфику леса и степи, или грязных тропинок и изб. без дымовых труб и заброшенных усадеб, мерцающих свечами перед заляпанными копотью иконами.

Бунинский мир — деревня после освобождения крепостных, России в конце XIX — начале XX века.В его рассказе 1910 года «Деревня» можно увидеть крестьянские восстания, горящие фермы и бастующих рабочих. Бунин покинул Россию в 1920 году и до своей смерти жил во Франции; все, кто читал его в более поздние годы, были поражены его полным воспоминанием о своей родине. Как и Набоков, он был настроен не отказываться ни от одного воспоминания. Возможно, тот факт, что он изначально получил образование художника, обострил его визуальные наблюдения и воспоминания.

Не то чтобы его описания были натянутыми или модернистскими в набоковском стиле.Если Набоков почти всегда остроумен (об улице он пишет «начиная с почты и кончая церковью, как в эпистолярном романе»), то Бунин и серьезнее, и расслабленнее. Обычно он пишет: «Когда лошади перебрались через ручей и поднялись на холм, женщина в мужском пальто с провисшими карманами гнала индюшат через лопух. Фасад дома был совершенно безликим; в нем было очень мало окон, а те, что существовали, были маленькими и уходили глубоко в толстые стены.И все же мрачные подъезды были огромными. С одного из них молодой человек в серой школьной рубашке с широким ремнем наблюдал за приближающимися путешественниками. Он был смуглым, с красивыми глазами и был очень представительным, хотя его лицо было бледным и ярким с веснушками, как птичье яйцо ».

Если бы Мопассан и Чехов еще не пользовались популярностью у читателей, можно было бы представить, что Бунин остался в безвестности, потому что писал рассказы. Однако рассказы Бунина так же хороши, как и все когда-либо написанные — такие же оригинальные и разнообразные по сюжету и составу, такие же отличные от рассказов других писателей, столь же полно реализованные и столь лаконично составленные.И мы живем в эпоху, которую открыл Рэймонд Карвер, когда новые сборники рассказов (например, Натана Энгландера и Мелиссы Бэнк, если назвать самые последние примеры) обсуждаются и хвалятся больше, чем новейшие романы. Более того, рассказы самого Чехова только что были переизданы в нескольких новых антологиях (например, посвященных «неизвестному» или «комическим» рассказам, а Ричард Форд отредактировал сборник своих собственных фаворитов).

Возможно, о Бунине забыли, потому что он казался своим нерусским современникам политически неуместным. Он не был ни сопротивляющимся представителем коммунистического режима, как Горький, ни тихим инакомыслящим, как Пастернак. И его не изгнали из страны за свои взгляды, такие как Солженицын и Иосиф Бродский. Нет, Бунин покинул Россию по собственному желанию и открыто осудил Ленина, а затем и Сталина, хотя в интервью, а не в стихах или художественной литературе, в которых он почти всегда обращался к досоветскому прошлому. Во время его эмиграции большинство интеллектуалов в Европе и Америке все еще оставались прокоммунистическими; они осудили Бунина как пассиста и аристократического контрреволюционера.Правые европейцы того периода обвиняли русских в том, что они вышли из Первой мировой войны до того, как была обеспечена победа. Набокову посчастливилось появиться в Европе и Америке намного позже, в 1950-х годах, после начала холодной войны. Он также писал сюжеты, действие которых происходит во Франции, Германии и США, а в 1940-х годах он перешел на английский язык. Не менее важно то, что Набоков был язвительно забавным сатириком, который прославился (даже печально) благодаря юмористическому и скандальному роману о полностью американской нимфетке.

Бунин был на 30 лет старше и намного тяжелее. Его сочинение почти никогда не бывает забавным. Хуже того, его переводчики плохо обслуживали его, за редким исключением. И он не был привлекательной личностью. Хотя он жил на юге Франции, в парфюмерной столице Грассе, у него не было желания взращивать французских писателей и критиков, и он оставался герметично замкнутым внутри русской эмигрантской общины. Его единственные усилия за пределами своего маленького мирка были направлены на получение Нобелевской премии, которая ускользала от него год за годом — пока он, наконец, не получил золото.Не то чтобы призовые в то время были огромной суммой; Бунин с женой умерли в крайней нищете, спасаясь от голода только подачками русских друзей.

Кто-то должен выпустить единый сборник величайших рассказов и повестей Бунина, начиная с «Деревни» и кончая «Елагиновым делом», «На море, ночью», «Сухая долина», «Джентльмен из Сана». Франциско »,« Легкое дыхание »и заканчивая« Любовью Мити ».

В «Джентльмене из Сан-Франциско» устрашающий американский миллионер внезапно умирает от апоплексического удара в роскошном отеле на Капри; мгновенно он переходит из статуса постыдного гостя в постыдный отказ. В «В море, ночью» два древних мужчины случайно встречаются на корабле и обсуждают женщину, которую они оба любили, хотя она давно умерла, и теперь ни один мужчина ничего не чувствует к ней. В «Митиновой любви» праздный молодой человек теряет Катю, свою любовь, на соблазн театра. Она отправляется в путешествие со своим влюбленным тренером по актерскому мастерству, а затем он возвращается в поместье своей семьи. Там он становится все более и более унылым, ожидая письма от Кати. После бессмысленного полового акта с наемной крестьянской девушкой стреляет себе в рот.

Когда он впервые задумывается о самоубийстве, сочинение восторженно аргументирует все лучшие причины остаться в живых: «Даже Митя прекрасно понимал, что невозможно представить себе ничего более абсурдного, чем это — застрелиться, разбить себе череп, немедленно остановиться. биение сильного молодого сердца, остановить мысли и чувства, потерять слух и зрение, исчезнуть из того невыразимо прекрасного мира, который только что полностью открылся ему впервые, немедленно и навсегда лишить себя всякого участия в той жизни, которая обнял Катю и наступающее лето, небо, облака, солнце, теплый ветер, кукурузу в полях, села, деревню, деревенских девушек, маму, усадьбу, Аню, Костю, стихи в стар. журналы, а дальше — Севастополь, Байдарский перевал, знойные лиловые холмы с их сосновыми и буковыми лесами, ослепляюще-белое душное шоссе, сады в Ливадии и Алупке, раскаленный песок у сияющих море, загорелые дети, загорелые красавицы — и снова Катя в белом платье, под зонтиком, сидит на гальке у кромки волн, ослепительно сияющих и вызывающих неудержимую улыбку чистого счастья.. . . »

Великий русский мыслитель Лев Выготский пытается объяснить в «Психологии искусства» загадочную привлекательность такого письма. Почему унылый анекдот должен вызывать у нас чувство легкости и возбуждения? Выготский анализирует рассказ Бунина «Легкое дыхание» — удручающую историю офицера средних лет, который стреляет в молодую женщину, прочитав ее дневник и обнаружив, что она его презирает. Психолог замечает, что весь образный и описательный язык противоречит нисходящей тенденции истории.Выготский смело решает, что Аристотель был неправ, что язык литературного шедевра (будь то «Гамлет» или «Легкое дыхание») не усиливает настроение действия, а фактически противоречит ему. Точно так же отрывок, в котором Митя размышляет о самоубийстве, прекрасно иллюстрирует этот редко упоминаемый, но убедительный принцип динамического напряжения.

Коллекция лучших произведений Бунина может включать не только его художественную литературу, но и три его ярких портрета знаменитых друзей: «Лев Толстой», «Чехов» и «Шаляпин.Во всех этих произведениях язык и особенно описательная сила обладают беспрецедентной силой.

Его описание, например, встречи с древним Толстым морозной ночью в Москве, когда он, Бунин, был еще подростком, незабываемо. Робкого мальчика проводят в темный бальный зал. Внезапно к нему подбегает кривый старый великан в причудливой одежде: «Улыбка была очаровательной, нежной и в то же время несколько печальной, почти жалкой, и теперь я увидел, что маленькие глаза не были ни пугающими, ни острыми, а просто настороженными, как животных.Великий человек задает много вопросов и дает отрывистым голосом мудрость: «Молодой писатель, а? Что ж, конечно, продолжайте писать, если хотите, но помните, что это никогда не может быть целью жизни. . . . Не ждите от жизни слишком многого, у вас никогда не будет лучшего времени, чем сейчас. В жизни нет счастья, бывают его вспышки лишь изредка ». Когда старик узнает, что Бунин — толстовский пацифист, живущий близко к земле, он говорит: «Вы хотите вести простой образ жизни и работать на земле? Это очень хорошо, но не заставляйте себя, не делайте из этого униформу, человек может быть хорошим человеком в любой жизни.. . . »

Уникальный гуру, исключительный последователь. К счастью для нас, немногих счастливых, Бунин проигнорировал совет Толстого и продолжил делать письмо целью своей долгой, несчастной жизни. Если вы похожи на меня, читатель, ищущий своего рода канон, библиотеку книг, одновременно прекрасных и честных, содержащую Готорна и Фицджеральда, Джорджа Элиота и Пруста, Стендаля и Пушкина, тогда вам не терпится добавить Иван Бунин в ваш список — но вам придется очень постараться, чтобы его найти.

Иван Бунин: С другого берега, 1920-1933: Портрет из писем, дневников и художественной литературы: 9781566630832: Марулло, Томас Гайтон: Книги

От Publishers Weekly

Некоторые считают, что это главный голос 20-го века, по мнению других, как отсталый аристократ, русский писатель-эмигрант Иван Бунин (1870–1953) был моральным и художественным выразителем поколения эмигрантов, ожидавших краха большевизма, чтобы вернуться домой. Он приехал в Париж в нищете со своей гражданской женой Верой Муромцевой в 1920 году и, когда этот том закрывается в 1933 году, получил Нобелевскую премию. Мрачные пророчества Бунина о советской тирании и массовых убийствах более чем исполнились. Продолжение «Ивана Бунина: Русский Реквием», этот коллаж из писем, дневниковых и мемуарных отрывков и рассказов, а также комментарии современников Бунина дают дразнящие взгляды на русские эмигрантские круги в Париже 1920-х годов, в том числе Игорь Стравинский, Марк Шагал, Анна Павлова и Евгений Замятин. .Марулло — доцент русского языка в Университете Нотр-Дам. Фотографии не просматривались PW.
Copyright 1995 Reed Business Information, Inc.

Из Библиотечного журнала

Это второй том составленной Томасом Марулло «биографии» Ивана Бунина (1870-1953), которая началась с Ивана Бунина: Русский Реквием 1885-1920; Портрет из писем, дневников и художественной литературы (LJ 6/1/93). В отрывках из произведений Бунина, а также его жены Веры Муромцевой-Буниной и других вырисовывается яркая картина жизни в изгнании. Бунин, верный царским традициям своей страны, был опустошен своим бегством от большевизма в 1920 году. Однако он продолжал писать и стал одновременно героем и бичом для эмигрантской общины Парижа. В 1933 году, когда заканчивается этот том, Бунин стал первым россиянином, получившим Нобелевскую премию по литературе. Как и в первом томе, прекрасное введение и комментарии Марулло (русская литература, Нотр-Дам) необходимы, чтобы объединить многие элементы, которые он собрал вместе, в единый пакет.Этот портрет одинокого изгнанника, цепляющегося за мечту вернуться на родину, является незаменимым спутником Русского Реквиема. Настоятельно рекомендуется для всех сборников русской литературы.? Диана Гарднер Premo, SILS, Univ. из Буффало, штат Нью-Йорк.
Copyright 1995 Reed Business Information, Inc.

Review

Элегантно изготовленный и красиво изготовленный … серьезное достижение. — Рут Рищин, Русское обозрение

Высококвалифицированный и научный сборник.- Джон Бейли, Нью-Йорк Ревью

Сверкающая и проницательная мозаичная панорама . .. Марулло воссоздает общую атмосферу частной жизни Бунина, а также эмигрантскую среду, в которой он жил. — Марк Рафф, выдающийся российский историк и почетный профессор Колумбийского университета, Библиотечный журнал

С задней обложки

В этом втором томе своего крупного труда об Иване Бунине, забытом мастере русской словесности, Томас Марулло воссоздает жизнь писателя в изгнании, главным образом в Париже, после побега из своей новой большевистской страны в 1920 году.Основываясь на переписке Бунина, его дневниках и его рассказах и переводя большую часть этих материалов на английский язык, г-н Марулло дает нам яркую картину человека, внезапно и мучительно теряющего страну. Жизнь и искусство Бунина, которые так сильно зависели от традиционных русских ценностей, казалось, были свергнуты в мгновение ока, и писатель оказался брошенным в западную культуру, цепляясь за свои старые идеалы. Хотя он все еще мог писать и публиковать — действительно, его работы и сопутствующая критика по-прежнему оставались доступными в Советском Союзе — Бунин был подавлен и часто ожесточен в отношении курса своей родной страны и своего собственного положения в литературной галактике. Он изо всех сил пытался, чтобы его работа была прочитана, а его идеи приняты. В произведениях Бунина мы также можем увидеть живое, но отчаявшееся и часто капризное сообщество русских эмигрантов в Париже 1920-х годов, в которое входили Стравинский, Рахманинов, Шаляпин, Прокофьев, Шагал, Кандинский, Павлова, Дягилев и Замятин. Том заканчивается в 1933 году, когда Бунин стал первым россиянином, получившим Нобелевскую премию по литературе.

Об авторе

Иван Бунин «Освобождение Толстого» (1937) и «О Чехове» (1953) как два способа авто / биографического письма

Рылькова, Галина.«ГЛАВА 7: Жить с Толстым и умирать с Чеховым: Иван Бунин« Освобождение Толстого »(1937) и о Чехове (1953) как два способа авто / биографического письма». Освобождение от смерти: искусство быть успешным русским писателем , Бостон, США: Academic Studies Press, 2020, стр. 129-148. https://doi.org/10.1515/9781644692653-010 Рылкова, Г. (2020). ГЛАВА 7: Жить с Толстым и умереть с Чеховым: Иван Бунин «Освобождение Толстого» (1937) и о Чехове (1953) как два режима авто-биографического письма.В книге «Освобождение от смерти: искусство быть успешным русским писателем» (стр. 129–148). Бостон, США: Academic Studies Press. https://doi.org/10.1515/9781644692653-010 Рылькова, Г. 2020. ГЛАВА 7: Жизнь с Толстым и смерть с Чеховым: Иван Бунин «Освобождение Толстого» (1937) и о Чехове (1953) как два режима авто / биографического письма. Освобождение от смерти: искусство быть успешным русским писателем . Бостон, США: Academic Studies Press, стр.129-148. https://doi.org/10.1515/9781644692653-010 Рылькова, Галина. «ГЛАВА 7: Жить с Толстым и умирать с Чеховым:« Освобождение Толстого »Иваном Буниным (1937) и о Чехове (1953) как два способа авто / биографического письма» в «Освобождение от смерти: искусство быть успешным русским писателем» , 129-148. Бостон, США: Academic Studies Press, 2020. https://doi.org/10.1515/9781644692653-010 Рылкова Г.ГЛАВА 7: Жить с Толстым и умереть с Чеховым: Иван Бунин «Освобождение Толстого» (1937) и о Чехове (1953) как два режима авто-биографического письма. В: Освобождение от смерти: искусство быть успешным русским писателем . Бостон, США: Academic Studies Press; 2020. С.129-148. https://doi.org/10.1515/9781644692653-010 Решения

8 Руководитель технической группы Иван Бунин рассказывает об вдохновении, стремлениях и удовлетворении от хорошо выполненной работы — Solutions8

Называйте это кисметом или кармой, но у нас, в Solutions 8, есть умение находить именно тех людей, которые делают нашу команду еще более удивительной и вдохновляющей.(Просто спросите Яну Уитсон, она меня поддержит.) Показательный пример: один из новых членов команды, Иван Бунин.

Иван провел несколько недель в поисках подходящей работы, которая дала бы ему возможность использовать свои разнообразные навыки — от графического дизайна до веб-дизайна и разработки — и однажды он увидел объявление о вакансии, в котором, по его словам, он описал себя как футболку. Он рискнул и подал заявку, и он сказал мне, что это было одно из лучших решений, которые он когда-либо принимал.

Официально Иван является техническим руководителем группы.Неофициально он «человек, который упрощает жизнь каждому» в офисе и для клиентов Solutions 8. От устранения проблем на веб-сайтах до внедрения новой технологии отчетности, если это нужно сделать (и сделать быстро), Иван — тот человек, который справится с этой задачей.

Он говорит, что разнообразие — это то, что ему больше всего нравится в своей работе, но это также и самая сложная часть. «Мне нужно за несколько часов изучить новые приложения и технологии, чтобы иметь возможность использовать их и повысить производительность Решения 8. Но после этого у меня появились новые знания, которые еще больше расширяют мой набор навыков.”

Примечание: когда я спросил Ивана, знал ли он, когда он был мальчиком, кем хочет стать, когда вырастет, он ответил: «Я из тех людей, у которых не было такого видения будущего, когда я был ребенок. Я просто наслаждался своей жизнью и пробовал себя во всем, чтобы найти то, что сделало бы меня счастливым ». Насколько вдохновляет , чем ?

Иван родился в Киеве, Украина, который он называет красивым городом с идеальным сочетанием истории и современного разнообразия — местом, где всегда есть чем заняться.Он переехал в Польшу в возрасте 15 лет и живет там сейчас, но мечтает побывать на Кубе, в США, Франции и других странах мира. Его любимое место, которое он когда-либо посещал? Амстердам. Что-то в «атмосфере бесконечных выходных» привлекло его авантюрную сторону.

Когда Иван не работает, он любит проводить время в компании хорошей сигары. (Серьезно, он это сказал. И мне это нравится.) Конечно, он еще играет на гитаре, трюки с картами и любит спорт, рисование и каллиграфию.Кроме того, я предполагаю, что ему нравится проводить время со своей девушкой, которую, по его словам, это один из самых влиятельных людей в его жизни. «Она всегда мотивирует меня расти и добиваться чего-то», — сказал он мне. Похоже на хранителя!

Иван также недавно обнаружил «Лучше звони Солу» — спин-офф сериала «Во все тяжкие», который, как он признается, вызывает запой, потому что это «Так хорошо, чувак!» Долгое время он даже не подозревал, что сериал существует, поэтому, когда он понял, что в истории «Во все тяжкие» есть нечто большее, он просмотрел все четыре сезона всего за несколько недель.

Один из вопросов, который я люблю задавать людям: «Что самое неожиданное, что случилось с вами в последнее время?» И ответ Ивана определенно был одним из моих любимых. (Спойлер: речь идет о милом животном.) Он сказал мне, что однажды ночью он и его девушка возвращались домой после покупки продуктов, когда услышали странный звук, исходящий из припаркованной поблизости машины. Это был кот, около двух месяцев от роду, который застрял в машине. Они спасли его и привезли домой, и Марвел является частью их семьи уже около трех месяцев.(Смайлик с двойным сердечком!)

Если бы он выиграл крупный лотерейный джекпот, Иван говорит, что потратит 30% на новую машину (возможно, Porsche 911 GT или Ford Mustang 2018 GT), дом мечты и путешествия.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.