Уютный трикотаж: интернет магазин белорусского трикотажа

Что снимает сейчас тарантино – Для своего нового фильма Квентин Тарантино собрал лучших актеров современности и задумал показать Голливуд, которого больше не существует

Что снимает сейчас тарантино – Для своего нового фильма Квентин Тарантино собрал лучших актеров современности и задумал показать Голливуд, которого больше не существует

Содержание

Квентин Тарантино рассказал о своих планах на будущее — Новости на КиноПоиске

Выступая в Лондоне на мероприятии Британской киноакадемии, режиссер Квентин Тарантино раскрыл, чем планирует заняться, прежде чем приступить к работе над своим десятым фильмом. По словам Тарантино, сперва он намерен закончить книгу, после чего посвятит себя театральной постановке и сериалу.

«Обычно, когда я заканчиваю сценарий, мы практически сразу начинаем производство, — говорит Тарантино. — Когда я дописал „Однажды в… Голливуде“, то оказался не готов к съемкам. Отчасти потому, что был настроен писать».

«Так что я закончил „Однажды в… Голливуде“, дописал этот сценарий, отложил его в сторону и написал пьесу, — продолжает режиссер. — Потом написал пять эпизодов сериала. Сейчас я работаю над книгой и надеюсь закончить ее за три месяца. Идея в том, что к марту я, может, закончу с книгой, после чего теоретически, может быть, займусь пьесой, потом теоретически сделаю сериал и только тогда начну думать, что сделаю с десятым фильмом».

В июле стало известно, что Тарантино, вдохновленный созданием карьеры для героя Леонардо ДиКаприо в «Однажды в… Голливуде», может снять собственный вестерн-сериал. Предполагается, что речь идет о «Законе Баунти», звездой которого по сюжету фильма долгое время был Рик Далтон. Тарантино написал сценарий и признался, что хочет сделать его для какого-нибудь стрим-сервиса, например Netflix. При этом не ожидается, что ДиКаприо сможет исполнить в сериале главную роль.

Название своей книги Тарантино не раскрывает. Известно, что главным героем станет ветеран Второй мировой войны, который в 1950-е разочаровался в голливудском кино и начал смотреть фильмы Акиры Куросавы и Федерико Феллини.

Несмотря на загруженность, Тарантино заверил собравшихся, что десятый фильм состоится.

«Десятый фильм будет, да, — заявил Тарантино. — Не представляю, что это будет. Но его придется подождать».

Источник: Variety

Подписывайтесь на канал КиноПоиска в Telegram, чтобы быть в курсе всех самых важных новостей из мира кино и сериалов.

13 фактов о том, как Тарантино снимал «Омерзительную восьмерку» - Попкорн

Кинотеатры мира штурмует долгожданный вестерн Квентина Тарантино «Омерзительная восьмерка». Квентин известен своим мастерством, и потому сомневаться в том, что он снова сделал для нас отличное добротное зрелище, не приходится. Но мало кто знает, что работа над этим проектом стала едва ли не одной из самых тяжелых для режиссера и актеров.

кадр: FilmColony

Сценарий Квентин написал сам, от руки. Вдохновение пришло к нему, когда он пересматривал старые приключенческие сериалы о Диком западе, и ему захотелось придумать свою историю, в которой он мог бы собрать целую ораву ярких персонажей с таинственным прошлым и посмотреть, как будут развиваться события. Закончив работу над сценарием, Тарантино, как обычно, закатил вечеринку. «Для меня это настоящий ритуал, — рассказывает режиссер. — Я распечатываю 30-35 копий сценария и в честь окончания работы зову всех к себе домой. Они приходят, берут свою копию сценария, а потом мы зависаем — болтаем, едим, пьем и смеемся». кадр: FilmColony

В конце декабря прошлого года с Квентином Тарантино произошла ужасная история. Он готовился получить собственную звезду на Аллее славы Голливуда, улыбался своим фанатам и думал, что жизнь прекрасна. Но он не знал, что в это время группа хакеров под кодовым названием Hive-CM8 украла и выложила в интернет копию его только что законченного фильма. И пока Тарантино принимал поздравления от поклонников, по Сети разлетелось более 600 000 копий «Омерзительной восьмерки».

кадр: FilmColony

Это был не первый раз, когда злоумышленники пытались раскрыть содержание фильма. Задолго до того, как начались съемки, кто-то из доверенных лиц Квентина продал первую версию сценария сайту Gawker. Квентин так расстроился, что махнул рукой и публично объявил, что он обижен и теперь бросит этот проект. Через некоторое время он остыл и передумал. Личность провинившегося Тарантино великодушно не раскрыл, но пояснил миру: утечка погубила прекрасную первоначальную версию сценария, которую теперь никому не суждено увидеть. кадр: FilmColony

Через некоторое время после кражи сценария Тарантино решил устроить его публичное чтение. Он собрал актеров в лос-анджелесском музее LACMA. Послушать эти чтения пришло больше 1200 человек, многие из них заплатили 200$, чтобы получить место поближе к сцене и посмотреть на чтецов. Артистов встретили бурными овациями. В этот момент Тарантино и объявил, что фильм все же состоится. «Я работаю над переделкой сценария. А если придется, переделаю еще раз», - улыбнулся режиссер. Большая часть актеров, выступавших на той сцене, так и остались в составе «Омерзительной восьмерки».

кадр: FilmColony

После этого Квентин долгое время подбирал и прослушивал претендентов на остальные роли. Пробы у Тарантино – это дело непростое. Сначала Квентин тщательно изучает фильмографию кандидата, просматривает его работы и только потом решает, пригласить его на пробы или нет. Он приглашает актера к себе домой и там, в непринужденной обстановке подробно рассказывает о персонаже. Как правило, Квентин отправляет кандидату письмо по электронной почте, но вот Сэмюэл Л. Джексон так и не получил приглашения. Он чуть не обиделся, но Тарантино объяснил старому другу: он так хорошо знает мастерство Джексона, что утвердил его без всяких проб.

кадр: FilmColony

Как назло, разные неудачные обстоятельства продолжали преследовать «Восьмерку». Сначала полицейский департамент Нью-Йорка грозился бойкотировать картину в отместку за то, что Квентин весьма несдержанно отозвался об их методах работы. А потом кинокомпания Disney пыталась вытеснить «Восьмерку» из кинотеатров в пользу своих новых «Звездных войн». Тарантино держался достойно и сумел разрулить все конфликты, но сколько стрессов он испытал, нам не понять. кадр: FilmColony

Все это сопровождалось невероятными трудностями, которые поджидали Тарантино и актеров на съемочной площадке. Картина снималась в разгар зимы в Скалистых горах. Когда погода не располагает, режиссеры обычно ведут съемки в павильоне, а потом перемещаются на природу. Но Квентин хотел, чтобы у его героев под ногами хрустел настоящий снег и поступил ровным счетом наоборот. Температура воздуха на тот момент уже подползала к отметке в -25 градусов, и надо отдать должное актерам. Они мерзли, простужались, но дело свое делали с душой.

кадр: FilmColony

Когда съемки переехали в павильон, бедные артисты вздохнули с облегчением, но не тут-то было. Чтобы актеры не выпадали из роли, и их диалоги сопровождались настоящим паром изо рта, Квентин держал в помещении, построенном в павильоне, температуру -35 градусов. кадр: FilmColony

Будучи преданным сторонником реализма, Тарантино использовал во время съемок как можно более натуралистичный реквизит. Курт Рассел и Дженнифер Джейсон Ли большую часть экранного времени проводят прикованными друг к другу, и Квентин настаивал, чтобы на актерах были реальные цепи, а не резиновые, в которых им было бы значительно комфортнее. Дженнифер проводила в оковах с Куртом по 14 часов в день, и, по ее словам, в конце концов привыкла к оковам.

кадр: FilmColony

Тарантино решил снимать фильм в старомодном формате Ultra Panavision 70, чтобы картинка на экране выглядела «состаренной». Во время работы Квентин использовал линзы 1959 года выпуска. Их бережно восстановили, после чего тщательно протестировали, чтобы удостовериться, способны ли они выдержать экстремальный холод. Но настоящие трудности начались потом, когда выяснилось, что не во всех кинотеатрах есть оборудование, способное воспроизводить фильмы, снятые на эту пленку. Большинство компаний давно отказались от древней технологии. кадр: FilmColony

К счастью, давние друзья Тарантино, владельцы компании The Weinstein Company согласились из своего кармана оплатить эдакие «гастроли» нужного оборудования по этим кинотеатрам. Учитывая успех «Бесславных ублюдков» и «Джанго освобожденного», которые на двоих принесли студии около $746 млн и позволили ей держаться на плаву, это меньшее, что ребята могли сделать для Квентина.

кадр: FilmColony

«Омерзительная восьмерка» вышла в прокат и стартовала отлично. Она принесла создателям «Золотой глобус» и наверняка завоюет еще немало наград. Критики и зрители оценили тяжелый труд Тарантино и не устают засыпать фильм восторженными отзывами. кадр: FilmColony

Но, пожалуй, самая лестная похвала в адрес фильма прозвучала откуда не ждал никто. «"Омерзительная восьмерка" — отличный, захватывающий и увлекательный вестерн с выдающейся режиссурой, фантастическими актерам, великолепным сценарием, прекрасной работой оператора и запоминающимся саундтреком, — такими словам описали фильм хакеры из Hive-CM8. — Мы искренне просим прощения за все неприятности, которые учинили, выложив фильм в Сеть».

По материалам The Hollywood reporter

Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Тарантино, Квентин — Википедия

Кве́нтин Джеро́м Таранти́но

(англ. Quentin Jerome Tarantino, МФА: [ˌtærənˈtiːno]; род. 27 марта 1963 года, Ноксвилл, Теннесси, США) — американский кинорежиссёр, сценарист, актёр, кинопродюсер и кинооператор. Один из наиболее ярких представителей постмодернизма в кинематографе. Фильмы Тарантино отличаются нелинейной структурой повествования, переосмыслением культурно-исторического процесса, использованием готовых форм и эстетизацией насилия[2][3].

Мировую известность получил после картины «Криминальное чтиво» (1994), которая принесла ему «Золотую пальмовую ветвь» Каннского кинофестиваля[4], а также премии «Оскар»[5], «BAFTA» и «Золотой глобус» за лучший сценарий[6]. К его работам относятся также «Бешеные псы» (1992), «Джеки Браун» (1997), «Убить Билла» (в двух частях, 2003—2004), «Доказательство смерти» (2007), «Бесславные ублюдки» (2009), «Джанго освобождённый» (2012), «Омерзительная восьмёрка» (2015) и «Однажды в… Голливуде» (2019). За сценарий к «Джанго освобождённый» был вновь удостоен «Оскара», «BAFTA» и «Золотого глобуса».

В 2004 году являлся председателем жюри основной конкурсной программы на Каннском кинофестивале

[7]. В 2010 году Тарантино был назначен председателем жюри основного конкурса 67-го Венецианского кинофестиваля[8][9].

Ранние годы[править | править код]

Квентин Тарантино родился вне брака у шестнадцатилетней медсестры Конни Макхью от актёра и музыканта Тони Тарантино. Конни родилась в Ноксвилле и имеет ирландские корни и корни индейского племени чероки. Тони — американец итальянского происхождения, родился в Куинсе[10][11][12][13]. Мать Квентина была одарённой ученицей, окончила школу в 15 лет и вышла замуж за Тони только для того, чтобы стать независимой женщиной. Но брак не удался, они расстались. О том, что она беременна, Конни узнала уже после развода, но никогда не пыталась связаться с бывшим мужем, и сам Квентин в дальнейшем не предпринимал попыток найти своего биологического отца[14]. Конни сначала хотела дать ребёнку имя Квинт в честь Квинта Аспера, героя ковбойского сериала «Дым стрельбы» в исполнении Бёрта Рейнольдса, но позже решила назвать его Квентин в честь героя романа «Шум и ярость» Уильяма Фолкнера Квентина Компсона[15].

Когда Квентину исполнилось два года, они с матерью переехали на юг Лос-Анджелеса, в Торранс, а позже в соседний Харбор-Сити

[en]. В Лос-Анджелесе и прошло его детство, он пошёл в младшую среднюю школу Fleming в Ломите и брал уроки драмы[14]. Мать вторично вышла замуж за местного музыканта Курта Заступила. Курт усыновил Квентина, когда тому было два с половиной года, и дал ему свою фамилию. По сути, только окончив школу и решив стать актёром, Квентин вернул себе более подходящую для сцены фамилию своего биологического отца — Тарантино. По мере того как Конни делала удачную карьеру в области фармакологии, семейство построило собственный дом. Конни работала весь день, а Курт по ночам, поэтому Квентин проводил много времени с отчимом и его друзьями. Единственный ребёнок среди взрослых, Квентин много часов проводил перед телевизором, без конца пересматривая различные сериалы и телевизионные шоу. Семья постоянно ходила в кино, это было их любимым отдыхом. В раннем возрасте он посмотрел такие фильмы, как «Познание плоти» и «Избавление», просмотр которых даже в наше время не рекомендуется лицам моложе 16 лет[15]. А его любимым фильмом в детстве был «Эбботт и Костелло встречают Франкенштейна»[16].

Я ненавидел школу. Школа меня угнетала. Я хотел быть актёром. Всё, в чём я не преуспеваю, мне не нравится. И я просто не мог сосредоточиться на школе. Я всегда любил читать и интересовался историей. История была как кино. Но многое из того, чему люди учились легко, мне давалось с трудом. Я никогда не сёк в математике и правописании, до пятого класса я не умел кататься на велосипеде, не умел плавать даже в старших классах, я не понимал, как узнавать время, до шестого класса.

Квентин Тарантино[15]

Когда Квентину было восемь лет, Курт и Конни развелись. Интерес к кино у мальчика только рос, и он разыгрывал массу сценариев со своими игрушечными персонажами. Хотя Квентин и был талантливым ребёнком, у него начались проблемы со школой. Он учился в средней школе Нарбонна[en] в Харбор-Сити. Тарантино не нравилось то, что он учился в частной, платной христианской школе, поэтому он начал прогуливать уроки. В 15 лет с вынужденного согласия матери он бросил школу с условием, что найдёт работу. Мать хотела, чтобы он понял, что жизнь без образования не сплошной праздник. Тарантино обрёл первое рабочее место в качестве билетёра в одном из кинозалов в Торрансе, где крутили порно; мать знала, что он работает в кинотеатре, но даже не догадывалась, что там показывают порнографию[15]. Позже Квентин сказал:

«Большинство подростков думают: „Классно, я в порнокинотеатре!“ — Но мне не нравились порнофильмы. Мне нравилось настоящее кино, а не это — противное и дешёвое[15].»

По вечерам он начал посещать курсы актёрского мастерства Джеймса Беста[en]. Утверждения, что Квентин снимался в фильмах «Рассвет мертвецов» и «Король Лир», не являются правдой. Квентин много лет назад ложно писал эти утверждения в своём резюме, чтобы тем самым компенсировать нехватку опыта[15][16]. Но несмотря на этот шаг, роли не посыпались на него из рога изобилия. В январе 1981 года в центре Джеймса Беста он впервые встретился со сценаристом Крейгом Хейменном, который стал другом и соратником Квентина в те далёкие дни. В 1984 году Хейменн познакомил Тарантино с Кэтрин Джеймс, которая в дальнейшем стала менеджером Тарантино во время съёмок «Криминального чтива». В 22 года Тарантино устроился на работу в «Видео-архив[en]», пункт видеопроката на Манхэттен-Бич[en], который с тех пор превратился в «Ривьеру-Таксидо» с ещё более разросшимся магазином, переехавшим на пару миль в сторону. Его владелец, как и в те старые времена, — доброжелательный Ланс Лоусон[15]. В видеопрокате Тарантино познакомился с Роджером Эвери. Они проводили весь день вместе, обсуждая фильмы и рекомендуя их клиентам[17]. Сам Квентин называет работу в «Видео-архиве» лучшей работой из всех, что он получал, пока не стал режиссёром[15]. Он обращал внимание на то, какие фильмы нравятся людям, и использовал этот опыт в своей последующей карьере. В какой-то момент он захотел стать романистом. Даже пытался написать две главы о том времени, когда он работал в видеопрокате. Теперь можно заметить, что беллетристические методы повествования свойственны и его фильмам[15][16].

Начало карьеры[править | править код]

Продюсер Лоуренс Бендер, с которым Тарантино познакомился на одной голливудской вечеринке, убедил его заняться написанием сценариев. Первый сценарий Тарантино, написанный в 1985 году, был назван «Капитан Пичфуз и анчоусовый бандит», но не был реализован[15][16]. После этого Тарантино провёл несколько трудных лет, предлагая студиям свои первые творения (он намеревался поставить их самостоятельно) и получая неизменные отказы[18]. Вскоре он вместе со своим другом Роджером Эвери приступил к съёмкам любительского фильма «День рождения моего лучшего друга». Последние тридцать минут фильма были уничтожены пожаром, который разгорелся в лаборатории во время монтажа, и он так и остался незаконченным, но его сценарий послужил основой для сценария к фильму «Настоящая любовь»[15]. После этого он также появился на телевидении в первом и третьем сезонах шоу «Золотые девочки», где сыграл роль двойника Элвиса Пресли[19].

Сценарий первого полноценного фильма Тарантино — «Бешеных псов» — был написан за три недели. Квентин был готов снять этот фильм на минимальные средства, даже 16-миллиметровой камерой на чёрно-белую плёнку, но после того как сценарием заинтересовался известный актёр Харви Кейтель, бюджет фильма значительно вырос, так как проект получил финансовую поддержку от Live Entertainment[20].

Насилие — один из кинематографических приёмов.

Квентин Тарантино[3].

На многих показах «Бешеных псов» отдельные зрители покидали зал прямо посреди сеанса из-за сцены с отрезанием уха пленному полицейскому, но в целом фильм собрал неплохую кассу и был высоко оценён критикой. Он был показан на кинофестивале Сандэнс и стал важной вехой в истории независимого американского кино, хотя по-настоящему его заметили и оценили уже после успеха «Криминального чтива»[15]. Одним из исполнительных продюсеров этого фильма был Монте Хеллман — режиссёр любимого вестерна Квентина Тарантино «Побег в никуда»[16].

Вскоре вышло два фильма, снятых по сценариям Тарантино: «Настоящая любовь» Тони Скотта и «Прирождённые убийцы» Оливера Стоуна. Стоун подверг оригинальный сценарий Тарантино существенной переработке, и Квентин потребовал убрать его имя из титров, но, в конце концов, согласился на формулировку: «По сюжету Квентина Тарантино»[21]. Кстати, эти два сценария Тарантино продал ещё до «Бешеных псов» (для съёмок которых он и использовал вырученные деньги), так как не смог найти инвесторов для того, чтобы снять эти фильмы самостоятельно[20].

«Криминальное чтиво»[править | править код]

Моего лирического героя охарактеризовать очень просто: он появляется, даёт всем под зад и уходит.

Квентин Тарантино[16]

Совместная с Лоуренсом Бендером компания Квентина «A Band Apart»[15] (назвал он её в честь фильма «Посторонние» (фр. Bande à part) (1964) режиссёра Жана-Люка Годара, на чьи фильмы в картинах Тарантино множество ссылок[16]) начала заниматься выпуском музыки, концентрируясь главным образом на музыке из кинофильмов, но главное предназначение компании — производство фильмов. Тарантино стал знаменит в 1994 году после выхода «Криминального чтива», в производстве которого участвовала и «A Band Apart». Фильм завоевал несколько престижных наград и множество поклонников. Уже в «Криминальном чтиве» сложился стиль Тарантино, признаками которого являются показ сцен не в хронологическом порядке, разбиение фильма на «главы», фирменные «тарантиновские» диалоги (герои могут очень долго разговаривать на совершенно отвлечённые темы — вроде истинного смысла песни Мадонны «Like a Virgin» и названий французских гамбургеров), ссылки на поп-культуру и заимствования из старых, часто малоизвестных и второсортных фильмов, на которых Тарантино вырос[22][23].

Фильм стал поворотной точкой в карьере многих актёров. Ума Турман, которую Тарантино сравнивал с Марлен Дитрих и называл «своим Клинтом Иствудом»[24], и Сэмюэл Л. Джексон вошли в число ведущих актёров Голливуда, а Джон Траволта — вернулся туда после неудачных для себя 80-х годов. Все трое были номинированы на «Оскар». Брюс Уиллис уже был суперзвездой, однако все его последние фильмы были неудачными. Соглашаясь на роль второго плана в фильме с небольшим бюджетом, он пошёл на уменьшение своего обычного гонорара и рисковал своим звёздным статусом, однако эта стратегия полностью оправдалась: Уиллис не только получил миллионы долларов как проценты со сборов, но и перестал восприниматься лишь как герой боевиков[25]. Кроме того, в фильме сыграли Харви Кейтель, Тим Рот из «Бешеных псов».

После «Криминального чтива» Квентин работает на телевидении, где исполняет роль Дезмонда в «Американской девушке», а также снимается в эпизодах 20-го и 21-го сезонов шоу «Субботним вечером в прямом эфире». Первоначально планировалось, что Тарантино снимет один из эпизодов «Секретных материалов», названный «Never Again», но этого не позволила Гильдия режиссёров Америки. Также была роль Джонни Дестини в фильме «Дестини включает радио».

Знакомство с Робертом Родригесом[править | править код]

Тарантино познакомился с начинающим режиссёром Робертом Родригесом на кинофестивале в Торонто, на котором он представлял «Бешеных псов», а Родригес — «Музыканта». Режиссёры быстро поняли, что у них много общего, и решили сотрудничать. Впоследствии они стали близкими друзьями[26].

Их первым совместным проектом стал фильм «Четыре комнаты». Он состоит из четырёх частей, объединённых местом действия (отель) и главным героем (портье Тед, которого играет Тим Рот), отснятых четырьмя режиссёрами — Эллисон Андерс, Александром Рокуэллом, Родригесом и Тарантино. В основу эпизода Тарантино, снятого всего за два дня, лёг рассказ Роальда Даля «Человек с юга»[27]. Критики и зрители встретили фильм прохладно, хотя рецензенты со знаком плюс выделяют из четырёх новелл именно ту, которую снял Квентин[28][29]. В 1995 году Тарантино сыграл эпизодическую роль в фильме Родригеса «Отчаянный» — продолжении «Музыканта». После этого Квентин ещё успел доработать в 1995 году диалоги в фильме Тони Скотта «Багровый прилив»[15] и снять эпизод сериала «Скорая помощь» под названием «Материнство», который был показан 11 мая 1995 года.

Я пишу фильмы о бродягах, людях, которые плюют на правила, и мне не нравятся фильмы о людях, которые уничтожают бродяг.

Квентин Тарантино[16]

К этому моменту у Тарантино оставался один нереализованный сценарий — о братьях-преступниках, которые, спасаясь от правосудия, берут в заложники семью из трёх человек и успешно пересекают мексиканскую границу, но останавливаются на ночь в баре, кишащем вампирами. Первоначально Тарантино планировал поставить этот фильм самостоятельно и сыграть в нём одну из главных ролей, но позже, сосредоточившись на доработке сценария и своей роли, уступил место режиссёра Родригесу. Фильм под названием «От заката до рассвета» увидел свет в 1996 году, Квентин сыграл в нём свою самую значительную роль — психопата-параноика Ричи Гекко[30]. После этого Квентин появлялся в эпизоде фильма Спайка Ли «Девушка № 6».

«Джеки Браун» и «Убить Билла»[править | править код]

Третьим фильмом Тарантино стала «Джеки Браун» — экранизация его любимого романа «Ромовый пунш» Элмора Леонарда с кинозвездой 70-х Пэм Гриер в главной роли. Фильм имел немного меньший успех у критиков[31], чем два предыдущих[32][33], и значительно меньший успех у зрителей, чем «Криминальное чтиво»[34]. Фильму был впервые уготован негромкий выход на экраны, режиссёр дал лишь одно интервью и появился в нескольких ток-шоу на телевидении[35][36]. После этого Тарантино практически ушёл из кино на следующие шесть лет, занимаясь лишь продюсированием сиквелов к «От заката до рассвета» и играя небольшие роли в малозначительных фильмах либо на телевидении. Например, роль сумасшедшего слепого проповедника апокалипсиса в комедии «Никки, дьявол-младший» и роль Маккенаса Коула в телесериале «Шпионка» в 2002 году. А ранее, в 1998 году, он обратил внимание на бродвейские постановки, где сыграл в Wait Until Dark[en].

Я любитель всех жанров от спагетти-вестернов до самурайского кино.

Квентин Тарантино[16]

Возвращение Тарантино состоялось в 2003 году, когда вышла первая часть фильма «Убить Билла» — сильно стилизованного кровавого боевика, снятого по сценарию, разработанному Тарантино вместе с Умой Турман (она же и сыграла главную роль) во время съёмок «Криминального чтива»[37]. Съёмки «Убить Билла» были отложены из-за её беременности[16]. В картине отразилось увлечение Тарантино уся (жанр китайского фэнтези с обильной демонстрацией восточных единоборств), спагетти-вестернами и итальянскими триллерами в жанре «джалло».

На съёмках второй части «Убить Билла», в которой, по сравнению с первой, было больше диалогов и меньше боевых сцен, Тарантино использовал музыку Родригеса, выплатив ему символический гонорар в размере одного доллара. Долг был возвращён год спустя, когда Тарантино за ту же сумму отснял небольшой эпизод в родригесовском фильме «Город грехов»[38].

В апреле 2004 года Тарантино снял один из эпизодов шоу «Джимми Киммел в прямом эфире». Прежде, чем приступить к своему следующему крупному проекту, Тарантино успел побывать в роли сценариста и режиссёра последнего двухсерийного эпизода пятого сезона «C.S.I.: Место преступления», который был назван «Серьёзные опасности» (Grave Danger) и показан 19 мая 2005 года. В этом эпизоде Квентин подробно описал ситуацию из второй части «Убить Билла». Ник Стоукс захвачен и похоронен живьём, в то время как веб-камера передаёт это всё в штаб CSI (в «Убить Билла» Невеста (Ума Турман) также была захвачена и похоронена живьём). В оригинальном телевизионном показе две серии эпизода были названы «Volume 1» и «Volume 2», что также напоминает «Убить Билла». Некоторые элементы: груда кишок в роли приманки, самоубийство Уолтэра Гордона и чёрно-белая сцена вскрытия трупа, которую воображает Ник, а также нелинейность повествования — всё это навевает мысли об «Убить Билла» и других фильмах Квентина[39]. Этот двойной эпизод был выпущен на DVD, 10 октября 2005 года. За эту работу Тарантино номинировался на премию «Эмми» как лучший режиссёр драматического телесериала.

Роберт Родригес и Квентин Тарантино на премьере фильма «Грайндхаус»

«Грайндхаус»[править | править код]

Очередным совместным творением Тарантино и Родригеса стал фильм «Грайндхаус», состоящий из «Планеты страха» Родригеса, «Доказательства смерти» Тарантино и трейлеров к нескольким несуществующим фильмам. Фильмы воссоздают атмосферу дешёвых кинотеатров 70-х гг. и представляют собой что-то вроде сделанных с любовью пародий на низкопробные фильмы ужасов тех лет. Через пару лет Роберт Родригес расширил один из трейлеров — «Мачете» — до полнометражного фильма. Несмотря на то, что «Планета страха» и «Доказательство смерти» являются разными фильмами, сюжетно они связаны — в них есть несколько общих персонажей, частично совпадает и место действия. Хронологически «Доказательство смерти» предшествует «Планете страха». Главную роль в «Доказательстве смерти» сыграл Курт Рассел[40].

В американском прокате, начавшемся 6 апреля 2007 года, «Грайндхаус» оглушительно провалился. Сборы составили чуть более 25 миллионов долларов при производственном бюджете в 67 миллионов[41]. Поэтому компания Боба и Харви Вайнштейнов, занимающаяся дистрибуцией фильма, решила разделить картину и выпустить каждую из её частей самостоятельно. Тарантино и Родригес перемонтировали свои ленты до двухчасового формата, и в таком виде они вышли в европейский прокат, в частности, в России[40]. В ноябре 2012 года в интервью The Hollywood Reporter Тарантино назвал «Доказательство смерти» своим худшим фильмом, но при этом отметил, что хоть фильм и снят топорно, он не так уж и плох[42].

Финансовая неудача не помешала «Грайндхаусу» завоевать высокие оценки среди кинокритиков. Признанием картины среди профессионалов может служить, в частности, факт включения «Доказательства смерти» Квентина Тарантино в основной конкурс престижного Каннского кинофестиваля[43]. После этого у него была небольшая роль Ринго в фильме «Сукияки Вестерн Джанго».

«Бесславные ублюдки»[править | править код]

Следующим фильмом режиссёра стали «Бесславные ублюдки». О своих планах снять фильм режиссёр говорил в 2001 году. В СМИ сообщалось, что главную роль в фильме сыграет Майкл Мэдсен, снявшийся в «Бешеных псах» Тарантино, а релиз состоится в 2004 году. Однако к 2002 году Тарантино обнаружил, что производство фильма займёт значительно больше времени, чем планировалось, и переключился на съёмки фильма «Убить Билла»[44].

В результате релиз «Бесславных ублюдков» состоялся лишь в 2009 году. В фильме Тарантино предлагает зрителям альтернативный исход Второй мировой войны и обыгрывает многие стереотипы: в частности, среди героев фильма — отряд американских евреев, которые жестоко убивают нацистов и снимают с них скальпы. Фильм в разных странах восприняли очень неоднозначно. Вот, что рассказал сам режиссёр:

Итак, в Израиле. Весь театр буквально утопает в аплодисментах не в тот момент, когда Гитлера убивают, а когда Шошанна говорит: «Это — лицо еврейской мести» — Я думаю, это начали два парня, но затем все вскочили со своих мест. И, вы знаете, это было жестоко. Это было страшно. В той радости была какая-то жестокость. Это не походило на радостное приветствие «Индианы Джонс». В этом было что-то, вызывающее ужас.

Оригинальный текст (англ.)

So now, in Israel, I’m watching the film, and we get into the theater sequence. And literally, not when Hitler gets killed, but when you hear Shoshanna’s voice say, ‘This is the face of Jewish vengeance,’ the whole theater just erupted in applause. I think there were two guys that started it, but everyone jumped in. And you know something? It was violent. It was scary. There was violence in that cheer. It wasn’t like cheering Indiana Jones. There was something bloodcurdling about it.

В последующие годы Тарантино использовал своё влияние в Голливуде, чтобы уделить иностранным фильмам больше внимания, чем они получили бы в США. Такие фильмы обычно маркируются «Квентин Тарантино представляет». Первым таким фильмом в 2001 году стал гонконгский фильм о боевых искусствах «Железная обезьяна», который собрал 14 миллионов долларов в США, что в 7 раз превысило бюджет картины. В 2004 году Тарантино представил в США китайский фильм «Герой», который стал первым номером по кассовым сборам с суммой в 53 с половиной миллионов долларов. В 2006 году Квентин выступил продюсером фильма «Хостел», собравшего более 20 миллионов в первый уикенд. В том же году он выставил на суд американской общественности тайский фильм с боевыми искусствами «Честь дракона», который собрал в США почти 12 миллионов долларов в прокате и ещё 20 с половиной миллионов на продажах DVD. В 2007 году Тарантино спродюсировал «Хостел 2», в 2008 — «Адскую поездку». Гонконгский фильм «Выборы» 2005 года не входит в серию «Квентин Тарантино представляет», но Тарантино понравился этот фильм так, что он помог выпуску DVD: его цитата «Лучший фильм года» находится на обложке этого фильма в США[45].

Вестерны[править | править код]

В 2011 году Тарантино заявил о начале создания вестерна «Джанго освобождённый», сюжет которого рассказывает о рабе Джанго, оказавшемся на свободе и разыскивающем свою жену-рабыню[46]. Ранее в апреле 2007 года Квентин рассказал, что хотел бы исследовать что-то такое, что ещё никем толково не исследовалось: «Я хочу сделать фильм про ужасные страницы истории Америки, связанные с рабством, причём хочу сделать это в жанре „спагетти-вестерна“. Я попытаюсь иметь дело с тем, с чем Америка ещё не имела дела, потому что она стыдится этого, и другие об этом не говорят, так как считают, что не имеют на это права»[47]. Как признавался актёр Франко Неро, сыгравший Джанго в одноимённом фильме 1966 года, рабочее название фильма — «Ангел, плохой, мудрый» — некая аллюзия и дань уважения к фильму Серджио Леоне «Хороший, плохой, злой»[46]. Съёмки фильма стартовали в ноябре 2011 года и закончились в июне 2012 года в штате Калифорния[48]. Главные роли в картине исполнили Джейми Фокс (Джанго) и Кристоф Вальц (доктор Кинг Шульц), с которым Тарантино ранее работал в фильме «Бесславные ублюдки»[49]. За написание сценария к картине Тарантино удостоился второй статуэтки «Золотого глобуса», и второй статуэтки «Оскар».

В ноябре 2013 года Тарантино рассказал, что работает над новым фильмом. Это будет ещё один вестерн, но не продолжение «Джанго»[50]. 12 января 2014 года стало известно, что фильм будет называться «Омерзительная восьмёрка». Производство вестерна, скорее всего, началось бы летом 2014 года, но в январе того года сценарий фильма попал в интернет. Это случилось по вине агента одного из актёров. Сценарием на тот момент располагали несколько человек, включая Брюса Дерна, Тима Рота и Майкла Мэдсена. Тарантино отказался от создания фильма и собирался опубликовать его как роман[51][52][53][54]. В апреле 2014 года стало известно, что Тарантино работает над новой версией сценария с другой концовкой[55]. Помимо трёх вышеназванных актёров к съёмочной группе присоединились: Сэмюэл Л. Джексон, Курт Рассел, Джеймс Паркс, Уолтон Гоггинс[56]. В октябре 2014 года Дженнифер Джейсон Ли вела переговоры, чтобы сыграть главную женскую роль в фильме[57]. Ли, Ченнинг Тейтум и Демиан Бичир присоединились к съёмочной группе в ноябре[58]. Фильм «Омерзительная восьмёрка» был выпущен 25 декабря 2015 года для широкоформатных кинотеатров и 30 декабря для всех остальных[59]. Версии фильма отличались. Широкоформатная версия длиннее и содержит альтернативные дубли некоторых сцен[60]. Фильм получил в основном положительные отзывы от критиков, на сайте Rotten Tomatoes у него 74 %[61].

«Однажды в… Голливуде»[править | править код]

11 июля 2017 года стало известно, что следующий фильм Тарантино будет об убийствах, совершённых бандой Чарльза Мэнсона[62]. В феврале 2018 года было озвучено название нового фильма «Однажды в… Голливуде». Леонардо Ди Каприо сыграет звезду телевестернов Рика Далтона, а Брэд Питт сыграет его каскадёра Клиффа Бута[63]. Тарантино сам написал сценарий фильма. Позже в мае сообщалось, что Тимоти Олифант ведёт переговоры о том, чтобы сыграть одну из главных ролей в фильме[64]. Марго Робби подтвердила, что будет играть актрису Шэрон Тейт, соседку Далтона. Сэмюэл Л. Джексон, Тим Рот, Курт Рассел, Майкл Мэдсен и Аль Пачино рассматривались на различные другие роли в фильме[65][66][67]. Тарантино также вёл переговоры с Бёртом Рейнольдсом, чтобы тот сыграл Джорджа Спана, слепого фермера, который позволил Мэнсону и его последователям жить на своём ранчо[67][68]. Кроме того, Тарантино попросил Эннио Морриконе сочинить музыку для фильма[69]. «Однажды в… Голливуде» — первый фильм Тарантино, основанный на реальных событиях[70]. Съёмки «Однажды в… Голливуде» проходили летом 2018 года[71]. Ранее Тарантино работал с Харви Вайнштейном и его The Weinstein Company, но после обвинения того в сексуальных домогательствах, Тарантино пришлось искать другого дистрибьютора. Фильм взялась распространять Sony Pictures, релиз состоялся 26 июля 2019 года[66][72].

В 2004 году являлся председателем жюри основной конкурсной программы на Каннском кинофестивале[7]. В том году «Золотую пальмовую ветвь» фестиваля получил скандальный документальный фильм Майкла Мура «Фаренгейт 9/11», содержавший жёсткую критику президента США Джорджа Буша и указывавший на давние связи последнего с саудовскими миллионерами, к числу которых относился и «террорист № 1» Усама бен Ладен[73]. Комментируя выбор жюри, Тарантино, однако, специально заявил, что он не был обусловлен политическими соображениями[74].

В 2010 году Тарантино был назначен председателем жюри основного конкурса 67-го Венецианского кинофестиваля[8]. «Золотой лев» был вручён дочери Френсиса Форда Копполы за картину «Где-то», рассказывающую об отношениях отца-актёра и дочери-подростка на фоне голливудского кинопроизводства. Как отметил председатель жюри фестиваля Квентин Тарантино, объявляя победителя, победа была отдана Софии Копполе единогласно.

Нереализованные проекты и планы на будущее[править | править код]

Нереализованные проекты[править | править код]

Тарантино планировал снять фильм под названием «Уикенд» в Сербии. В главных ролях должны были сняться Шэрон Стоун, Майкл Мэдсен и Деннис Хоппер[75].

Тарантино открыто выражал намерение снять «Казино „Рояль“» о Джеймсе Бонде, но эта инициатива не была поддержана продюсерами. Более того, сама идея снять фильм «Казино „Рояль“» принадлежит Квентину Тарантино. Также он желал, чтобы в главных ролях снялись Пирс Броснан и Ума Турман[76].

В 2008 году Тарантино решил снять ремейк чёрно-белой картины Русса Мейера «Мочи, мочи их, киска!» (англ. Faster, Pussycat! Kill! Kill!). Сюжет этого фильма был основан на автогонках в пустыне трёх стриптизёрш[77].

Спустя несколько лет после выхода «Криминального чтива» Тарантино хотел снять фильм о братьях Вега с участием Джона Траволты и Майкла Мэдсена, в котором действие происходило бы до событий, показанных в «Криминальном чтиве» и «Бешеных псах». Разработка проекта затянулась, и в конце концов Тарантино отказался от этой идеи.

Приквелы и сиквелы «Убить Билла»[править | править код]

На международном ежегодном съезде фанатов кино, телевидения и комиксов Comic Con в Сан-Диего в 2006 году Тарантино рассказал, что хочет снять приквел к «Убить Билла». Так как оригинал вышел в «двух томах», приквелов тоже было запланировано два. Первая часть должна была рассказывать о прошлой жизни Билла и его отношениях с меченосцем Хаттори Ханзо. Вторая часть должна была осветить деятельность Невесты на посту наёмного убийцы в бытность её в «змеиной» команде. Тарантино также намекнул, что оба приквела представляли бы собой аниме — наподобие эпизода с О-Рен Ишии. Однако ни сроков, ни продюсеров не было указано[78].

Кроме приквела, Тарантино собирался снять сиквел — «Убить Билла 3» через 10—15 лет. Невеста не должна была быть главной героиней третьей части. Сюжет продолжения должен был разворачиваться вокруг Никки — дочери Верниты Грин. Невеста в первой части фильма на глазах у Никки убивает её мать и говорит девочке, что когда та вырастет, то сможет ей отомстить. Все деньги Билла, по словам Тарантино, достанутся Софи Фаталь (Жюли Дрейфус). Она вырастит Никки, и девушка начнёт мстить Невесте за убитую мать[79].

В июне 2007 года исполнительный продюсер первых двух картин Беннет Уолш рассказал, что первый вариант сценариев «Убить Билла 3» и «Убить Билла 4» уже написан, и при первой возможности Тарантино отправится в Китай, чтобы начать съёмки. Уолш заявил, что в третьей части Невесте будут мстить двое из «88 бешеных», которые в первой части по её вине лишились глаз и рук. В четвёртой части в схватку друг с другом вступят дочери самой Беатрикс Киддо (Ума Турман) и убитой ею Верниты Грин[80].

Проект «Убить Билла 3» был объявлен в октябре 2009 года после выхода фильма «Бесславные ублюдки». Премьера была назначена на 2014 год. Режиссёр такой долгий срок объяснял так: «Во-первых, нам с Умой нужно отдохнуть, потому что „Убить Билла“ было очень тяжело снимать. А во-вторых, я обожаю Беатрикс Киддо! Мне кажется, она заслуживает того, чтобы провести 10 лет со своей дочерью!»[81]. В декабре 2012 года, на пресс-конференции по поводу фильма «Джанго освобождённый», Тарантино заявил, что утратил интерес к продолжению: «Я не знаю, будет ли у фильма третья часть. Посмотрим. Но, скорее всего, нет»[82].

Другие задумки[

«Я по-прежнему намерен уйти, сняв десять фильмов» :: Герои :: РБК.Стиль

Имя Квентина Тарантино давно стало синонимом самозабвенной страсти к миру кино. Решив, что девятый по счету фильм режиссера — подходящий повод, чтобы поговорить о Голливуде его детства и наших общих буднях, в которых так много знаменитостей и так мало настоящих звезд, голливудский журналист, член жюри «Золотого глобуса» Нелли Холмс встретилась с Тарантино в студии Fox.

Нелли Холмс и Квентин Тарантино

— Фильм «Однажды в... Голливуде» вы часто описываете как признание в любви Голливуду своего детства. Поясните, пожалуйста, что вы имеете в виду?

— Большинство людей воспринимает Голливуд как нечто метафорическое, как единое название для определения киноиндустрии в целом, — и в таком смысле Голливуд в моем фильме также будет показан. Но все же в первую очередь для меня Голливуд — это географическое понятие, это конкретный городок в округе Лос-Анджелес. Описываемые события имели место в 1969 году — мне тогда было шесть лет, но я все прекрасно помню. Помню, что в те дни показывали по телевизору, помню детские передачи и мультфильмы по субботам, помню фильм «Дом ужасов». Прекрасно помню, как значимы тогда были радиостанции (особенно 93KHJ), какую эти станции крутили музыку, — мы, кстати, используем оригинальные музыкальные произведения того периода на протяжении всего фильма, а голоса радиоведущих вполне можно воспринимать как голоса рассказчиков нашей истории. У меня, на мой взгляд, довольно уникальная позиция как у режиссера. С одной стороны, мне уже достаточно лет, чтобы снять фильм о конце 60-х и вложить в него собственные впечатления и воспоминания о той эпохе. С другой, все-таки я слишком молод, чтобы сделать многоплановую и развернутую картину об этом времени, — детских воспоминаний для этого недостаточно, другое дело, если бы мне было сейчас, скажем, 75 лет. «Однажды в... Голливуде» — это такая же зарисовка из детства, как фильм Альфонсо Куарона «Рома».

— Старый Голливуд славился кинозвездами. Есть ощущение, что сегодня Голливуд заполнен огромным количеством знаменитостей, но вот именно звезд в классическом понимании среди них нет. Пожалуй, только Леонардо Ди Каприо и Брэд Питт.

(Смеется.) Да уж, если есть кто-то, кроме этих двух, я бы хотел их знать. Ну, может, еще Джулия Робертс. Я редко с чем-то соглашаюсь, но с утверждением об огромном количестве знаменитостей при явном отсутствии настоящих звезд согласен полностью. Более того, знаменитостями сегодня люди становятся не благодаря своим ярким ролям в кино, а по неведомым мне причинам. Я, конечно, очень рад возможности работать с двумя выдающимися, на мой взгляд, актерами своего поколения и рад, что фильм, который мы делаем, может себе позволить пригласить таланты такого уровня.

Брэд Питт и Леонардо Ди Каприо

© Kevork Djansezian/Getty Images

— Расскажите, как менялся Голливуд за время вашей режиссерской карьеры? Скучаете ли вы по чему-нибудь, чего сегодня в Голливуде не встретишь?

— Раньше все, кого снимали в фильме, действительно могли видеть себя на экране в итоговой версии, — вот по этому скучаю. В свое время я начинал как независимый кинорежиссер, сегодня это практически невозможно. В 90-е же существовал отдельный рынок для независимого кино — примерно то же самое происходило тогда и с альтернативной музыкой. Мы создавали свои фильмы, дистрибьюторы сами нас находили, помогали начать прокат картин. И возможности донести свое кино до зрителей были не только у независимых режиссеров больших городов типа Лос-Анджелеса или Нью-Йорка — они были у ребят по всей Америке. Я помню, как целый год ездил в разные страны показывать «Бешеных псов», а ведь это был мой первый фильм, и меня никто на тот момент не знал. Таких возможностей у сегодняшних независимых режиссеров нет. Конечно, многие снимают свои небольшие фильмы, но где их потом показывать? Как выйти на широкую аудиторию? Опять же отдельные работы могут показать тут и там, но все равно мы не можем говорить о глобальном выхлопе, какой сплошь и рядом случался в 90-е. Двадцать пять лет назад мне казалось, что ребята перестали собирать свои гаражные рок-группы и все как один начали снимать кино, так все это было популярно и так это было реально. Тогда не было тормозов — сегодня они есть. Но в кино дела сейчас обстоят все же лучше, чем в музыке. Сегодня просто-напросто нет музыкальной индустрии как явления, в то время как киноиндустрия все же вполне реальная штука. Музыканты сейчас выпускают альбомы только как рекламные материалы в поддержку концертов — еще недавно это было не так.

— Какую сторону вы занимаете в актуальном сегодня споре о том, где и как правильнее показывать кино: в кинотеатрах или на стриминговых платформах типа Netflix?

— Совершенно искренне отвечу: мне максимально индифферентно, где показывают кино, если это кино смотрят зрители.

Квентин Тарантино

© Jean Baptiste Lacroix/WireImage

— В «Однажды в... Голливуде» вымышленные персонажи соседствуют с совершенно реальными людьми того времени (например, Шэрон Тейт или Чарльз Мэнсон). Как вам удается сплетать правду и вымысел?

— По большому счету, я сделал то же, что и Эдгар Лоренс Доктороу в романе «Рэгтайм»: взял конкретное время и конкретное место, поместил туда вымышленных персонажей и создал ситуации, в которых мои вымышленные персонажи пересекаются с реальными знаменитостями того периода. Поэтому у меня фигурируют и Брюс Ли, и Стив МакКуин, и Джоуи Хизертон, и Мама Касс, и Мэнсон, и Шэрон Тейт — все они лишь часть общего полотна.

— Вот, кстати, Шэрон Тейт. Можно ли сказать, что актриса Марго Робби сегодня воплощает все то, чем была Шэрон Тейт в 1969-м?

— Она чертовски к этому близка. Но все же Марго находится в более выигрышной позиции как творческая единица и имеет подлинную легитимность как актриса, которой, на мой взгляд, Шэрон не успела получить из-за своей трагической гибели. Я общался как-то с Уорреном Битти, и он рассказал, что всерьез рассматривал Шэрон на роль Бонни в фильме «Бонни и Клайд» — и это лишь один пример того, как серьезно относились к Шэрон Тейт в Голливуде. У нее были все шансы стать первоклассной актрисой и настоящей звездой, но жизнь сложилась иначе.

Марго Робби в фильме «Однажды в… Голливуде»

© kinopoisk.ru

— Можно ли сказать, что вы ностальгируете по Голливуду вашего детства?

— Это был по-настоящему интересный период моей жизни, но я точно не ностальгирую по нему. У меня скорее исследовательский интерес. Это было то время, когда так называемый старый Голливуд навсегда ушел в историю, уступив место Голливуду в стиле хиппи. Причем «хипповый Голливуд» тоже недолго продержался. Любой фильм, сделанный в 1965-м или 1966-м годах, выглядел совершенно устаревшим к 1969-му году, а самая прогрессивная картина 1969-го не выдерживала конкуренции с проходным среднестатистическим фильмом уже в 1970-м. Все менялось молниеносно. Мой фильм посвящен вот этому временному окну в два года, когда хиппи захватили Голливуд. Я наблюдаю сквозь время, изучаю эту интересную субкультуру, но я точно не ностальгирую.

— Что вам не нравится в Голливуде сегодня?

— Можно долго причитать по тому или иному поводу, но я предпочитаю просто делать свою работу. В конечном счете лично мне жаловаться не на что.

— «Однажды в... Голливуде» — ваш девятый фильм. Какое место вы отводите ему в своей фильмографии?

— Хороший вопрос. Изначально я этого не планировал, но фильм «Однажды в... Голливуде» получился своего рода обобщающим — в нем есть аллюзии на все снятые мной до сего момента картины. Когда я закончил сценарий и дал его прочесть своему другу, тот сказал, что «это будто все твои фильмы завернули в один». Скажу так: если вы смотрели мои фильмы раньше и если они вам нравились, вам будет интересно искать намеки на них в «Однажды в... Голливуде».

Я редко с чем-то соглашаюсь, но с утверждением об огромном количестве знаменитостей при явном отсутствии настоящих звезд согласен полностью.

— Есть мнение, что девять фильмов — это не так уж и много. Чувствуете ли вы себя бывалым режиссером или вы все еще новичок в кинематографе? И не могу не спросить о том, актуально ли еще ваше обещание выйти на пенсию после завершения десятой картины?

— Да, я по-прежнему намерен уйти, сняв десять фильмов. Что касается самоощущения, я считаю себя опытным режиссером. Я чувствую себя на своем месте, я занимаюсь тем, чем должен заниматься, тем, для чего был рожден. Сейчас в моей карьере время звать лошадей обратно в загон, если вы понимаете, о чем я.

— У Вуди Аллена есть особый ящик письменного стола, в котором он собирает все свои идеи. Есть ли у вас подобное хранилище?

— Конечно, у меня есть свое хранилище идей, отдельных сцен и персонажей, которые пока нигде не были использованы, но я надеюсь, когда-нибудь им найдется место в одном из моих фильмов.

— Помните ли вы, как придумали «Однажды в... Голливуде»? Как зародилась эта идея в вашей голове?

— Впервые идея пришла ко мне после фильма «Доказательство смерти» — так что, как видите, ее я вынашивал долго (фильм вышел на экраны в 2007 году. — «РБК Стиль»). Помню, что написал первую сцену в гостиничном номере в Остине. Причем начал писать роман, а не сценарий. У меня уже была готова вводная глава о Клифе (персонаже Брэда) и набросаны основные этапы карьеры Рика (персонажа Лео) — и вот эти куски я переписывал снова и снова около года. А потом неожиданно для себя прописал несколько сцен с персонажем Аль Пачино Марвином. Следующие два года, если я хотел углубиться в персонажей и понять их лучше, работал над сценой разговора Рика и Марвина. Я понимал, что полностью использовать то, что они обсуждают, не буду, но это было своего рода исследование: в рамки их диалога я помещал все то, что мне приходило в голову о карьере Рика, и все то, что хотел сообщить о городе и людях. Так что еще год я писал что-то вроде одноактной пьесы, пытаясь ближе познакомиться со своими героями. А потом спросил себя: «Окей, вот твои персонажи, ты их хорошо изучил, но что за историю ты хочешь рассказать с их помощью?» И я начал думать о том, как объединить всех в мелодраматическом сюжете. Со временем я понял, что персонажи у меня получились сильными и самодостаточными и их совершенно не нужно объединять единой линией — они могут существовать каждый по отдельности. Поэтому я остановился на идее показать несколько дней из жизни трех основных героев — Шэрон, Клифа и Рика. Конечно, есть сквозная драматическая линия, но нет истории как таковой. Мои персонажи в «Однажды в... Голливуде» — это и есть история, которую я хочу рассказать.

— Было неожиданно увидеть в фильме Брюса Ли. Можете рассказать, почему вы решили включить и его в сюжет?

— В то время Шэрон и Роман пересекались с огромным количеством людей — и многие из таких пересечений были действительно значимы. Будь это Стив МакКуин, или Мама Касс, или Мишель Филлипс, или Уоррен Бити (его нет в моем фильме, но он точно был тесно связан с семьей Полански). Шэрон и Роман близко дружили с Джеем Себрингом — бывшим женихом Шэрон и хорошим другом Брюса. Сама Шэрон впервые встретилась с Брюсом на съемках фильма «Команда разрушителей», где Шэрон снималась, а Брюс был постановщиком драк (тогда Шэрон еще была в отношениях с Себрингом). После фильма Брюс стал обучать ее и Джея боевым искусствам — так они подружились. Когда Тейт вышла замуж за Полански, Брюс начал обучать и его. Кстати, благодаря Джею Себрингу Брюс Ли получил свою первую значимую роль в спин-оффе про Бэтмена «Зеленый Шершень». Себринг, как известно, был голливудским парикмахером. И вот однажды он стриг Уильяма Дозье — продюсера того самого спин-оффа. Слово за слово и Дозье говорит: «Нам нужен владеющий боевыми искусствами азиат на роль второго плана». «Мой учитель боевых искусств снимался в кино в Гонг-Конге», — ответил ему Себринг. «Да? И что, он хорош в боевых искусствах?» — «Он лучший!» —  «Отлично, пусть свяжется со мной». Остальное уже история.

Кадр из фильма «Однажды в… Голливуде»

© kinopoisk.ru

— Вы все еще остаетесь владельцем кинотеатра New Beverly Cinema?

— Да.

— И участвуете в составлении программы кинотеатра?

— Не просто участвую — я сам составляю весь календарь премьер и показов, включая известные показы по понедельникам и средам, а также наш проект Kiddie Matinees, в рамках которого билеты продаются по сниженным ценам. Так что, если вам нравится афиша New Beverly Cinema, благодарите меня. (Смеется.)

— В этом году исполнилось 25 лет вашему легендарному фильму «Криминальное чтиво». Готовите ли вы что-то по этому поводу?

— Честно говорят, нет. Главным событием на сегодняшний день как оставалась, так и остается премьера «Однажды в... Голливуде».

— Вы говорили с Романом Полански о событиях, происходящих в фильме?

— Мы не встречались лично. Но Роман узнал от нашего общего друга о моей идее сделать фильм о Шэрон. Более того, этот наш общий друг читал сценарий и мог вполне детально обсудить его с Романом. Но лично мы с ним о моем новом фильме пока не говорили.

— Не так давно вы женились. Изменившиеся обстоятельства личной жизни каким-то образом отразились на вашей работе в целом и на съемках последнего фильма в частности?

— Я никогда не был женат, как вы знаете. Но сейчас счастлив, как слон. Даниэла — потрясающая женщина, моя жизнь с ней — просто божье благословение. Кстати, это мой первый опыт, когда во время работы над фильмом я находился в суперсерьезных отношениях, — раньше это никогда не совпадало. Кино всегда было для меня на первом месте, я отдаюсь работе на все сто — меня обычно просто не хватало ни на что кроме. Каждый раз я будто покорял Эверест, но делал это всегда в одиночку. А теперь в это опасное путешествие в горы я взял с собой партнера, и путь стал только приятнее. Не уверен, что Даниэла влияет на мою работу с текстом или на съемочной площадке, но я точно стал менее сердитым человеком. Я больше ничего никому не доказываю, не пытаюсь давить на людей, ничто не ставлю под сомнение — я нахожусь в той точке своей жизни, где мне спокойно, легко и уютно. Даниэла создала особую атмосферу в нашем доме, куда мне нравится каждый день возвращаться и где я могу продуктивно работать. С одной стороны, да, я понятия не имел, от чего все эти годы отказывался. Но с другой, я рад, что отказывался, ведь я ждал ту самую девушку. Сегодня я очень счастлив. Моя жизнь ровно такая, о какой я всегда мечтал. 

новый фильм Тарантино — это лучшее, что режиссер снял за последние 12 лет

Лос-Анджелес, февраль-август 1969 года. Актер Рик Далтон (Леонардо Ди Каприо) переживает, что его карьере пришел конец — когда-то он был на пике славы, а теперь ему постоянно дают роли злодеев, и он вынужден играть в (о, господи!) итальянских спагетти-вестернах.

Его друг и дублер-каскадер Клиф Бут (Брэд Питт) не переживает вообще. Ему не сложно поработать шофером Далтона (у того отобрали права за пьяное вождение), починить ему дома антенну и подбодрить захандрившего товарища, а вечером приехать на какую-то заброшенную свалку в трейлер, где Бут живет вместе со своим питбулем.

Также «в ролях»: актриса Шерон Тейт (Марго Робби) и ее муж, режиссер большого хита «Ребенок Розмари» Роман Полански (Рафаль Заверуха), которые только что переехали в дом по соседству с Далтоном, и «семья» Чарльза Мэнсона, с которыми случайно сталкивается Бут.

В принципе, это пересказ всего девятого фильма Квентина Тарантино, но дьявол, как известно, в деталях. «Однажды... в Голливуде» — это лучшее, что режиссер снимал за последние 12 лет.

тарантина пресс-подход

Фотография:

Денис Каминев / RTVI

Начиная с «Бесславных ублюдков», Тарантино как будто работал на автопилоте. Три последних фильма («Ублюдки», «Джанго», «Омерзительная восьмерка») были дежурным упражнением в стиле, который режиссер придумал в начале 90-х и настолько отполировал его, что мог бы снимать и с закрытыми глазами.

Апофеозом этого периода стала «Восьмерка», где режиссер сначала закручивал (довольно мастерски, что уж) почти детективную интригу, а потом как будто сам себе говорил: «Постойте, это же фильм Квентина Тарантино» — и зачем-то устраивал дурацкую кровавую баню.

«Однажды...» — это, конечно же, тоже стопроцентный фильм QT. Но после Второй мировой и США середины XIX века режиссер выбрал период, который действительно обожает и, вероятно, именно благодаря этому все получилось.

кадр из однажды в голливуде

Фотография:

кадр из фильма «Однажды… в Голливуде» / Sony Pictures Entertainment

Правда, большая любовь режиссера к выбранному времени в первой половине фильма выливается в тонну, вероятно, незнакомых российскому зрителю имен, которыми сыплют в разговорах персонажи, но и бог с ним.

Удивительно, но за первые 150 минут из 160 минутного фильма режиссер не показывает ни одного убийства (только в фильмах-«вставках», которыми периодически прерывается сюжет). Более того, на них нет и намека.

Тарантино просто кайфует от каждого кадра в дотошно воссозданном им Лос-Анджелесе полувековой давности и позволяет своим героям жить там, до определенного момента не особо заботясь, куда вообще движется фильм. Тейт так и вовсе бороздит просторы фильма, как какой-то призрак, ни разу за всю картину (ну, почти) не пересекаясь с главными героями.

Самую незамысловатую с точки зрения сюжета картину режиссера безусловно «делают» Ди Каприо и Питт. Это тот случай, когда два стопроцентно звездных актера в одном фильме идут ему на пользу, а не тянут одеяло друг на друга (кто бы мог подумать лет 20 назад, что Ди Каприо окажется таким отличным комедийным актером, а вот поди ж ты).

Еще до выхода «Однажды...» Тарантино говорил, что фильм больше всего будет похож на «Криминальное чтиво». Если он имел ввиду то, как лихо, весело и мастерски он снят, то режиссер точно не обманул.

СПОЙЛЕР СПОЙЛЕР СПОЙЛЕР

Сложно обсуждать «Однажды...» и не упомянуть финал, который является абсолютной кульминацией фильма, тем моментом, к которому режиссер медленно (да, это, возможно, самый неторопливый фильм Тарантино) вел все предыдущие два с половиной часа.

В финале выясняется, что Тарантино снял свою мечту. И это не каскадер Бут жестоко (очень жестоко) расправляется с тремя членами семьи Мэнсона, это как будто сам Квентин сводит счеты с сектантами, которые отобрали у него возможность когда-нибудь повстречаться с Тейт (отсюда, кажется, и тот факт, что актриса не полноценный участник событий фильма, а именно «призрак»).

Это именно он, а не актер Далтон, в самом конце завороженный поднимается по дорожке к дому Тейт, чтобы поговорить «за жизнь».

И это, наверное, первый раз, когда после просмотра фильма Тарантино остается чувство, которое в английском метко называется bittersweet.

Российские режиссеры — о Квентине Тарантино — Статьи на КиноПоиске

Пежемский, Константинопольский, Грымов, Мурзенко и другие — о фильмах Квентина Тарантино, которому 27 марта исполнилось 55 лет.

27 марта — 55 лет Квентину Тарантино, создателю фильмов «Криминальное чтиво», «Бешеные псы», «Убить Билла» и других культовых лент. По просьбе КиноПоиска российские режиссеры и критики, которые в 1990-е годы уже активно работали в киноиндустрии и около, вспомнили, при каких обстоятельствах они познакомились с творчеством Тарантино.

«Шпана не кланяется»

Григорий Константинопольский, режиссер, сценарист, композитор («8 с половиной долларов», «Пьяная фирма», «Самка»):

— Кажется, первый фильм, который я у него посмотрел, — «Бешеные псы», а потом уже «Криминальное чтиво». Но, может, и наоборот — не помню. Но точно могу сказать, что впечатления от просмотра в обоих случаях были феерические. Я почувствовал, что это новый киноязык, который характеризовался необычной драматургической конструкцией, ироничным отношением к человеческой жизни, свежим пониманием природы смешного.

На съемках фильма «Бешеные псы»

Конечно, Тарантино не комедиограф (так у нас называют режиссеров, на чьих фильмах публика смеется), но у него действительно много смешного в картинах, а его юмор очень специфический — черный, зрительский, довольно условный. Посмотрите: кровь в его фильмах не воспринимается как бутафорская, бывает даже жутковато, но, с другой стороны, есть четкое ощущение, что это условность и кино. В этом, например, парадокс и прелесть его картин.

В первую очередь я говорю о «Псах» и «Чтиве». Пожалуй, планки, установленной этими картинами, он позже достичь не смог. Но и этого достаточно, чтобы в 55 лет чувствовать себя человеком, изменившим кинематограф, открывшим новую систему координат. Тарантино — это та прекрасная комета, которая вспыхнула посреди небосклона и дала многим поводы для раздумий, идей, поделок, подделок, плагиата, но и для движения вперед. Его открытиями до сих пор пользуется Голливуд, что уж говорить о нас. Например, в прошлом году в России вышло две дебютные картины — «Теснота» и «Как Витька Чеснок вез Леху Штыря в дом инвалидов». Авторы этих фильмов, возможно, даже не отдают себе отчета в том, что их ленты сделаны в какой-то степени и под влиянием Тарантино в том числе. Просто это человек, который сумел перепрошить матрицу. Сегодня люди пользуются его приемами и идеями как инструментарием из учебника.

На съемках фильма «Криминальное чтиво»

Конечно, Тарантино повлиял и на меня. Цитировал ли я его? Вряд ли. Но мой процесс создания драматургического материала без его фильмов, определенно, не обошелся. Сегодня сложно найти режиссера, не испытавшего его влияние.

Впрочем, в 1990-е далеко не все воспринимали его так радужно. Было, например, старшее поколение, которое в большинстве своем отказывалось его принимать. Тем более, вы же помните ситуацию на Каннском фестивале 1994 года, где в конкурсе «Криминальное чтиво» получило Гран-при, обойдя многих классиков, в том числе Никиту Михалкова с «Утомленными солнцем». Знаю, многие критики старшего поколения и сегодня пишут, что тарантиновщина аморальна. И меня поражает эта косность, неумение видеть свежее. Даже не неумение — нежелание! А между тем это «свежее» давно уже стало киноклассикой!

Впрочем, это характерная черта нашего общества. Все время говорят: где же новое, смелое, хулиганское? «Где та молодая шпана, что сотрет нас с лица земли?» Говорят ровно до того момента, когда эта шпана появляется. А далее ее воспринимают в штыки и открыто игнорируют. К тому же у нас предпочитают... вежливых авторов. Но молодая шпана не может быть вежливой (в своем киноязыке) по определению, поскольку это всегда бунт и протест против прошлого. Его отрицание. Кому ж понравится, когда тебя отрицают? Шпана не кланяется — она живет сама по себе.

Ждать ли от Тарантино новых неожиданных открытий? Мне кажется, путь творческого человека непредсказуем. Посмотрите, скажем, на Скорсезе. Снял «Банды Нью-Йорка», абсолютно мертвый фильм (на мой субъективный взгляд), и я подумал: мэтр — всё. А следом он выпускает сразу несколько совершенно удивительных картин и дает понять, что его рано списывать с повестки. Последние картины Тарантино не произвели на меня ошеломляющего впечатления. Но «Джанго освобожденный» — очень крепкая работа. «Бесславные ублюдки» восхитили финалом, когда расстреливают Гитлера. Этот финал превращает зрителей в детей. Ведь это ж мечта любого мальчишки нашего поколения, и ты понимаешь: это фильм режиссера, который может позволить себе все что угодно. Вся картина построена ради такого неожиданного финала.

На съемках фильма «Омерзительная восьмерка»

Что касается «Омерзительной восьмерки», то я бы ее подсократил — скажем, первый час вырезал бы. Именно этим мне фильм не понравился. Кино прекрасно тогда, когда ты не можешь его анализировать во время просмотра. Когда смотришь, открыв рот, как ребенок, которого обманывают, подкупают, ведут за руку. Когда тебя несет поток действия фильма и ты не успеваешь опомниться. Если сидишь и думаешь, мол, ага, вот здесь снято так, а вот тут этак, то все, досвидос. Здесь с тобой автор разговаривает не как со зрителем, а как с коллегой. Хотя какой я ему коллега? Я всего лишь Гриша Константинопольский из Москвы. А он — великий Тарантино.

«Тарантино нам задал высокую степень свободы»

Максим Пежемский, режиссер, сценарист («Мама не горюй», «Любовь-морковь 2»):

— Все началось с «Бешеных псов». Уже тогда было ясно, что это делает особенный парень. Инди-кино, снятое дешево, но не в ущерб смыслу, созданное нагло. Еще мне понравилось, что человек не смущается такое кровавое кино делать, где могут ухо отрезать, и мешать всю эту жесткость с юмором. Было видно, что автор много смотрел и киноклассику, и трешевые второсортные фильмы, хорошо все это знает, и это ему не мешает, а очень даже помогает. Он в это все будто играет. При этом он любит своих персонажей. И что мне особенно понравилось (а после следующих его картин я не раз в этом ощущении убеждался): вне зависимости от того, что происходит на экране, все это отдает невероятным обаянием.

Пожалуй, лучшей работой Тарантино стала картина «Криминальное чтиво». Четкие разнообразные характеры, переплетающиеся новеллы, все то же фирменное обаяние — здесь у него сложился такой кубик Рубика, который в других его лентах до такой степени не складывался.

Квентин Тарантино

Только вспомните этих двух дураков — парочку, решившую ограбить посетителей забегаловки в «Криминальном чтиве». Два полных кретина, но до чего трогательные! А вспомните этого чернокожего гангстера — злодея, которого спас его враг, герой Брюса Уиллиса. И вдруг оказывается, что все они живые люди, способные меняться, жалеть, прощать. После этого фильма снимать о бандитах как раньше было уже просто невозможно. Многие тогда хотели сделать «как у Тарантино», но мало у кого это получилось, как правило — задумывали одно, снимали другое, а сами считали, что у них получилось нечто третье.

Меня его фильмы тоже тогда здорово воодушевили. Я вдруг понял, что мне интересно снимать про сегодняшний день, а говорить о бандитах можно в жанре черной комедии, живо, свежо, ни в чем себе не отказывая и ничего не боясь, ломая форму. Важнее было передать это обаяние. Это умение и сегодня для меня является главным критерием оценки фильма. Ведь много картин, сделанных вроде бы неплохо, а смотришь — и не трогает совсем, не хватает героям какой-то нелепости и несуразности, кем бы они ни были. Когда мы снимали «Мама не горюй», как раз пытались сделать историю нелинейной, потому что от линейных зрители устали. Мы вдруг увидели, как это работает у Тарантино, захотели воспользоваться его опытом. Но создали свой криминальный мир, где люди на определенном языке разговаривают. Понятно же, что это не Лос-Анджелес, у нас здесь своя жизнь, свой язык. Но то, что Тарантино нам задал высокую степень свободы, это точно.

На съемках фильма «Криминальное чтиво»

Недавно прочитал о его новом проекте, посвященном убийству Шэрон Тейт, и подумал, что Тарантино все-таки умеет находить себе материал под стать. Или же себя под определенный уровень материала подтягивает. Согласитесь, в истории с Шэрон Тейт ему будет где развернуться. И история скандальная, жестокая, и фигуру Чарльза Мэнсона можно интересно показать, и родственники будут, видимо, шуметь, не говоря уже о Романе Поланском. Тем не менее Тарантино сумеет сделать это без оглядки, стеснения и страха. С такими историями справится только такой парень, как он. Сочетание такого серьезного материала с таким режиссером, как Тарантино, может дать бомбу.

Читайте также: Галерея Тейт: Кем была самая известная жертва Чарльза Мэнсона?

«Тарантино — свой парень-киноман»

Сергей Кузнецов, писатель, журналист, бывший кинокритик:

— Первый фильм Тарантино — собственно, «Бешеные псы» — я посмотрел в кинотеатре. Про него были восторженные отзывы в «Искусстве кино» и газете «Сегодня». Я взял свою будущую жену, и мы поехали куда-то на окраину Москвы, где он шел. В тот момент мы оба считали, что смотрим специальное кино для ценителей настоящего киноискусства.

На съемках фильма «Бесславные ублюдки»

Когда через некоторое время вышло «Криминальное чтиво», я был удивлен, что его смотрели вообще все — и любители кино, и художники, и парни на районе, которые торговали у метро видеокассетами. Учитывая, что в «Бешеных псах» все плохо кончалось, смотреть Pulp Fiction в первый раз было очень тревожно. Все время боялся, что все плохо кончится. И только раза с третьего стало ясно, что это такой фильм, который определяет эпоху. Мы все шутили, что будем старые и будем узнавать друг друга по тому, что, танцуя, делаем пальцами перед глазами так, как Траволта (и будем снимать туфли). Собственно, мы, наверное, уже старые, но, похоже, молодежь тоже этот фильм видела, так что метод не работает.

Моими любимыми фильмами остаются «Криминальное чтиво» и «Убить Билла». Я готов их хоть сто раз пересматривать и двести раз цитировать. Не знаю, как так получилось, но, работая критиком, я никогда не писал рецензии на Тарантино (лучший мой текст про Pulp Fiction и Тарантино в целом написан лет десять назад, но актуальности не потерял). Но если говорить сейчас про влияние его фильмов на российских режиссеров, то это вопрос из серии «Как повлияла Библия на фольклор островов Зеленого мыса». На фоне Тарантино никакого российского кино просто не существует. Впрочем, я и не тот человек, который может об этом объективно рассуждать — я мало смотрю российское кино. Жизнь коротка, и лучше прожить ее с удовольствием.

Лучше расскажу о том, что у меня есть удивительный артефакт. Когда Тарантино приезжал в Москву на премьеру «Убить Билла 2», я как раз был в числе людей, готовивших первый митинг в защиту Музея кино (ну да, мы проиграли — тут не кино, хеппи-энда не получилось). И мне удалось с ним встретиться, когда он приезжал в Музей кино. Это было очень здорово, потому что было видно, что он такой свой парень-киноман, которого интересует только кино, а все остальное постольку-поскольку. Он записал мне на диктофон короткое обращение в поддержку Музея кино, и я, воспользовавшись случаем, протянул ему одну из своих книжек. Там герои как раз трахаются под саундтрек к «Чтиву» — ну, это такая книжка про 1990-е. И Тарантино, посмотрев на страницу, где все было по-русски, кроме цитат из его фильма, радостно воскликнул: «О, я знаю эти слова!» Короче, я редкий автор, у которого есть автограф Тарантино не на видеокассете или там афише, а на книжке, которую я написал.

В качестве эпилога могу сказать, что моему поколению безумно повезло: у нас был режиссер мирового уровня, про которого нам всем казалось, что он снимает кино для нас и про нашу жизнь. Потому что жизнь в 1990-е в России казалась нам таким набором цитат из криминальных фильмов. Никто не обещал в ней счастливого конца, но зато у нее был офигенный саундтрек.

«После сеанса я шел домой и приплясывал»

Михаил Брашинский, режиссер, сценарист, бывший кинокритик («Гололед», «Шопинг-тур», «Дубровский»):

— С выходом «Псов» я разминулся, хотя они очень громко прозвучали сразу же после дебюта на фестивале «Сандэнс» в 1992-м. Кажется, смотрел немного позднее. А вот первый просмотр «Криминального чтива» помню хорошо. Я жил тогда в Нью-Йорке и смотрел картину сразу после премьеры в обычном кинотеатре с липким от пролитой колы полом. Днем. Народу почти не было. Помню свое ощущение на выходе из зала — легкость и радость, даже веселье какое-то, как от хорошего косяка. Наверное, от встречи с чем-то суперживым и талантливым. Шел домой по Бродвею и буквально приплясывал. Больше я такого от его искусства не получал.

На съемках фильма «Бешеные псы»

Отношение к нему у меня никогда не менялось: ни когда я был критиком, ни когда стал режиссером. Это не «мой» человек, и ни один из его фильмов не входит в мой персональный топ. На меня он, правда, никак не повлиял (хотя иногда, когда наступает сценарный затык, перечитываю некоторые его диалоги для вдохновения), а на мир — ну, это и слепцу видно. Повлиял, конечно, скверно. Без всего этого поноса тарантиновщины, начавшегося в середине 1990-х, кино, по-моему, ничего бы не потеряло. Хотя история и не знает сослагательного наклонения.

Тем не менее сегодня он классик, а классиком быть приятно, но невесело. Просто трудно оставаться живым. Хотя к жизни он никогда особого отношения не имел — все же того ощущения живого, какое производили его первые фильмы, последние не оставляют. Блеска, возможно, стало больше, а воздуха меньше. В чем, кстати, во многом виноват его могучий оператор Роберт Ричардсон. С менее умелым и отточенным поляком Анджеем Секулой было как-то понежнее.

«Последователей эстетики Тарантино в России я не вижу»

Юрий Грымов, режиссер, сценарист, художественный руководитель театра «Модерн» («Му-му», «Коллекционер», «Чужие»):

— Первый фильм Квентина Тарантино, в который я влюбился, — «Криминальное чтиво». Он в категории моих любимых кинокартин, но, скажу честно, не с самого первого моего просмотра этого фильма эта лента там оказалась. Возможно, у меня было не очень удачное настроение, и я тогда «Криминальное чтиво» даже не досмотрел. Второй просмотр картины заставил меня обратить внимание на этого режиссера.

Я люблю его творчество. Считаю, что оно не очень ровное, и это преимущество, потому что ровным бывает только коммерческое кино, где не совершается ничего яркого и все подчинено законам логики. В фильмах Тарантино логики нет, поэтому некоторые его картины я до конца не принимаю, но интерес к творчеству режиссера у меня все равно остается.

На съемках фильма «Криминальное чтиво»

Цитирование, жесткость, ирония, свойственные фильмам Тарантино, — это то, чего не хватает российским кинематографистам. Радуйтесь, работайте, пробуйте себя в разных направлениях, ошибайтесь, двигайтесь — вот что пытается донести этот режиссер через свои картины до коллег по цеху. Последователей тарантиновской эстетики в России я не вижу.

Меня расстроила последняя картина Тарантино «Омерзительная восьмерка». Есть ощущение, что он пошел немного не туда. Тарантино собирался поставить спектакль, но этот проект у него не получился, и он сделал фильм. Мне кажется, что Тарантино должен изменить своей эстетике. Он должен измениться. Должен повзрослеть. Я этого очень жду и убежден, что точку в своей жесткой оригинальной эстетике он поставил фильмом «Джанго освобожденный». Если мне режиссер интересен, то даже если он делает фильм, который мне не близок, то я в потенциале кинематографиста не разочаровываюсь. Я вижу за Тарантино большой потенциал. Очень жду его новый фильм «Однажды в Голливуде», в котором одну из главных ролей сыграет Леонардо ДиКаприо. Это большой артист, и я рад, что он опять будет работать с Тарантино. Хороший альянс, и это очевидно.

«Он не воспринимался как нечто сверхвыдающееся»

Константин Мурзенко, сценарист, режиссер, актер («Брат 2», «Жесть», «Тело будет предано земле, а старший мичман будет петь»):

— Не могу сказать, что первые фильмы этого автора в корне перевернули мою жизнь. В те годы выходило много интересных фильмов, и много старых фильмов мы тогда смотрели, которые только появлялись в России. В этом потоке Тарантино нравился, но не воспринимался как нечто сверхвыдающееся. Вспомнить сейчас, как и когда я посмотрел его первые фильмы, не возьмусь — я тогда очень много всего смотрел. Не так, как сейчас.

Ни один из его фильмов после «Криминального чтива» я не смог заставить себя посмотреть целиком. Для меня Тарантино остался автором двух блестящих первых картин, а что будет дальше, покажет время. Он совсем не старый еще человек.

Квентин Тарантино / Фото: Getty Images

Точно помню, что задумался о значительности Тарантино уже позже, когда «Криминальное чтиво» стало дико популярным, обрело, так сказать, культовый статус, особенно в нашем отечестве. Это не было особенно неожиданным, но было поучительно. И к этому, конечно, приходилось, так сказать, прислушиваться. Но радости он, конечно, доставлял очень много. Его фильмы были умные, веселые и красивые. И очень радовало, когда это кино стало так популярно. Здорово, когда людям нравятся стильные и талантливые вещи.

Сильного влияния на российских режиссеров я не видел и не вижу. Тарантино — эстет, синефил и постмодернист, он в своей традиции. А российские кинематографисты —
в большинстве своем ребята попроще. Им его референции не очень нужны и понятны. Наши режиссеры продолжали и продолжают традиции «Великого советского кино». И слава богу.

Про влияние на себя тоже не скажу, ничего в этом не понимаю. Ну правда, вопрос не ко мне. Как увидеть в самом себе эти влияния? В 1990-е я благодаря публичным выступлениям Тарантино начал много смотреть азиатского кино, хотя не так подсел на него, как он. Ну и, конечно, Жан-Пьера Мельвиля, в нынешнем культурном статусе которого Тарантино сыграл огромную роль. Хотя справедливости ради стоит отметить, что понимающие ребята всегда его очень ценили.

«Чем сильнее был стыд, тем ярче восторг»

Андрей Прошкин, режиссер, сценарист («Орлеан», «Игры мотыльков», «Миннесота»):

— Я работал на картине Карена Шахназарова «Американская дочь» вторым режиссером и был в Сан-Франциско, когда вышло «Криминальное чтиво». У нас был выходной, и мы с коллегами по съемочной группе пошли посмотреть. Помню, когда мы уезжали из кинотеатра, в гараже перед нами в свою машину садился Уиллем Дефо. Картина мне понравилась, даже поразила сочетанием того, что сам автор называет словом «pulp» и настоящим талантом.

Мне всегда казалось, что люди с таким талантом принадлежат к исключительно серьезному кино, а тут я увидел картину, снятую с такой легкостью, свободой и элементами массовой культуры, про жизнь и про людей. И для меня это было в новинку. Другие его картины я уже смотрел в Москве, и каждый раз та смесь стыда и восторга, испытанная в Америке, появлялась снова и снова. Причем чем сильнее был стыд, тем ярче раскрывался и восторг. Особенно что касается «Убить Билла» — пересматривал эту картину многократно, но каждый раз не могу оторваться от экрана, несмотря на ту ересь, что там происходит.

На съемках фильма «Убить Билла»

Не помню, кто именно назвал Тарантино «абсолютным кинематографическим животным», но это очень точное определение: у него поразительная интуиция. Например, у него в фильмах много длинных сцен, которые, казалось бы, должны провисать. Но это почти никогда не происходит. Бывают статичные сцены, как, скажем, в «Бесславных ублюдках», когда герои сидят в подвале и играют в карты, приклеенные ко лбу. И это совершенно потрясающая сцена, которая, на мой взгляд, даже выбивается из всего фильма. Длинно и статично снято, а напряжение растет.

Он замечательно перемешал в одном котле трагичность и правду жизни с иронией и юмором. Наверное, он был не единственным, кто это сделал, но у него это получилось особенно ярко, поэтому так подействовало на всех.

Сознательно копировать его фильмы — дело неблагодарное. Много было картин, снятых под его влиянием, даже очень симпатичных, но на них всегда лежал отпечаток второсортности. Лично у меня никогда так не было, чтобы я решил сознательно что-то украсть из фильмов Тарантино. На подсознательном уровне наверняка такое случалось. Но я не могу анализировать самого себя как режиссера, а вот мое зрительское восприятие кино точно изменилось благодаря его картинам. Яркость видна не только в его фильмах, но и в нем самом — как он выглядит и себя ведет.

На съемках фильма «Убить Билла 2»

Я помню, как он приеха

30+ фактов о фильмах, снятых мастером современного кино Квентином Тарантино

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

Не так уж и много найдется режиссеров, которые успели за свою карьеру не просто снять хорошие фильмы, ставшие впоследствии культовыми, но и сформировать собственный жанр. Квентину Тарантино все эти вещи однозначно удались: его стилю подражают, его фильмы разобраны на цитаты и о них пишут книги, а сам режиссер успел стать настоящей живой легендой.

В преддверии выхода нового фильма Тарантино AdMe.ru пересмотрел самые популярные картины именитого режиссера и делится любопытными фактами о них.

Криминальное чтиво

  • Бюджет фильма составил смешные для Голливуда $ 8 млн, но из них целых $ 5 млн ушли на зарплату актерам. Брюсу Уиллису пришлось заплатить $ 800 тыс., но эти деньги были для «крепкого орешка» ничтожной суммой: тогда он уже успел стать популярным актером, но так хотел сыграть в «Криминальном чтиве», что согласился и на этот гонорар.
  • Некоторые сцены для фильма снял другой режиссер и по совместительству хороший друг Квентина Роберт Родригес: Тарантино сыграл в фильме парня по имени Джимми и не мог руководить съемками. Квентин долго думал, кого ему лучше сыграть — Джимми или наркодилера Лэнса, но в итоге выбрал первого, потому как посчитал сцену с оживлением Мии сложнее, а значит, ему было необходимо лично присутствовать за камерой.
  • Помните момент, когда Миа и Винсент Вега едут в машине, Миа говорит ему: «Не будь таким...» и рисует пальцами прямоугольник? Тем самым она намекает на устойчивое выражение «Don’t be a square», которое означает «Не будь занудой» (или «Не будь квадратом», если переводить дословно). Тарантино обожает использовать в своих работах отсылки, так случилось и с этой сценой: идею он позаимствовал из мультсериала «Флинстоуны». Еще больше отсылок в фильмах Тарантино можно найти здесь.
  • Кстати, красный автомобиль, на котором в фильме разъезжает Винсент Вега, в действительности принадлежал режиссеру. Буквально сразу после окончания съемок фильма машину угнали, и долго время она была в розыске. Забавно, но машину таки нашли в 2013 году и вернули законному владельцу.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *