Уютный трикотаж: интернет магазин белорусского трикотажа

Дэн браун происхождение когда выйдет в россии – Стало известно, когда выйдет и о чём расскажет новый роман Дэна Брауна — В мире — Культура ВРН

Дэн браун происхождение когда выйдет в россии – Стало известно, когда выйдет и о чём расскажет новый роман Дэна Брауна — В мире — Культура ВРН

Спорная книга: Дэн Браун, «Происхождение»

Дэн Браун. Происхождение. Спорная книгаДэн Браун. Происхождение
М.: АСТ. Neoclassic, 2018

Анонимный обозреватель сайта «ReadRate» в материале «Вышел новый роман Origin Дэна Брауна. О чём он?» выдал краткое резюме еще до выхода романа на русском: «Основное действие книги разворачивается в Испании. Хороший друг Лэнгдона Эдмонд Кирш (технологический магнат а-ля Джобс) на встрече в Музее Гуггенхейма говорит, что он раскрыл секрет жизни на земле. В подготовленной им презентации есть доказательства того, что для акта творения не нужен бог, а все религии мира излишни. Кирш утверждает, что получил ответ на главные вопросы человечества “откуда мы пришли” и “куда уйдём после смерти”. В самый разгар презентации в докладчика стреляет снайпер, а присутствовавший на встрече Лэнгдон спасается бегством в компании Амбры, директора Музея Гуггенхейма и невесты испанского короля (аллюзия на испанского монарха Фелипе VI и его жену, журналистку Летицию).

Ну а дальше будет всё как мы любим: Лэнгдону нужно разгадать пароль от компьютера Эдмонда, чтобы снова запустить презентацию и изменить мир. Но он не знает, кому доверять, кроме Амбры и личного помощника Эдмонда Кирша Уинстона. Да и можно ли им, особенно после того как Лэнгдон много раз обжигался? На пути профессора встретятся консервативные архиепископы, серые кардиналы и даже антипапа.

Критики передовых зарубежных изданий (The Guardian, The New York Times, The Telegraph) в один голос говорят, что Дэн Браун остался верен себе. Он по-прежнему “отвратительный рассказчик, но отличный коммуникатор” (The Telegraph), а “удивляться тому, что Дэн Браун не умеет писать — то же самое, что удивляться тому, что чипсы хрустят” (The Guardian). Его любят вовсе не за это, а за умение поделиться с читателями увлекательными историческими и художественными фактами и сформулировать научно-этические вопросы так, что каждому будет понятно».

Вадим Смыслов в материале «Дэн Браун написал новый роман о профессоре Лэнгдоне. К сожалению, мы его прочитали» («GQ») приводит несколько фактов о романе Дэна Брауна: «Последний роман Брауна плохо продается в США. За первую неделю там купили 150 тысяч экземпляров “Происхождения” (“Инферно” за неделю купили 300 тысяч человек). То же самое в Великобритании — 100 тысяч на 229. <...> Впервые Роберт Лэнгдон ищет тайные знаки в работах современных художников, а не у да Винчи. Уже на первых страницах он попадает в музей Гуггенхайма и знакомится с работами Ива Кляйна, Ричарда Серра, Луизы Буржуа, Джеффа Кунса и других. Размышляет о них он по-простому, как будто пишет заметку в журнал “GEOленок”. Но большинству это точно понравится. <...> В “Происхождении” меньше загадок, чем в остальных книгах Брауна. Вместо этого Лэнгдон все больше рассуждает о влиянии религии на человека, морали и свободе. Возможно, когда-то Браун напишет сократовский диалог со своим профессором, и это будет его лучшая книга. <...> По словам Брауна, взяться за книгу его вдохновил отрывок из церковной литургии, исполненный на выжимку из работ Чарльза Дарвина. Спойлер: тайна, до которой мы добираемся 500 страниц, заключается в исследовании о нуклеотидах и эндосимбиозе».

Виктория Матина в рецензии на «Происхождение» (авторский сайт «FridaMania») сравнивает роман с другими книгами автора: «Одного у Брауна не отнять: он умеет мастерски вплести в сюжет хорошо знакомые нам достопримечательности, реальные места и произведения искусства, а это, на мой взгляд, куда труднее, чем творить в придуманной тобой альтернативной реальности. <...> Я намеренно не углубляюсь в обсуждение сюжета, который скорее фон для очередной конспирологической теории, чем скелет произведения. Для меня все, что пишет Браун, выглядит почти одинаково, но, тем не менее, читать это всегда интересно, а оторваться — трудно. Но, в отличие от “Точки обмана”, тех же “Ангелов и демонов” или “кода Да Винчи”, сделавшего Брауна звездой, в этой книге нет ничего, что бы цепляло. Даже фирменные криптографические загадки кажутся притянутыми за уши, что уж говорить о мотивации и характерах персонажей...»

Галина Юзефович в рецензии «Пять неочевидных причин все же прочитать “Происхождение” Дэна Брауна» («Медуза»), напротив, подчеркивает, что новая книга сильнее предыдущих: «Глобальное разочарование поклонников в Дэне Брауне началось после прошлого его романа “Инферно” — слабого и неубедительного даже по более чем скромным брауновским меркам. Изобилие совсем уж абсурдных ляпов в сочетании с разочаровывающей предсказуемостью сюжетных ходов сделали “Инферно” практически нечитаемым. Однако за прошедшие с его публикации четыре года Браун, похоже, слегка остыл и одумался: “Происхождение” — это определенно шаг назад в хорошем смысле слова (то есть в сторону “Кода да Винчи”, а не наоборот). Не то чтобы это делало новый роман шедевром, но некоторый прогресс налицо — по крайней мере, это уже можно дочитать до конца. <...>

Тематически и даже отчасти сюжетно “Происхождение” отчетливо напоминает по меньшей мере два важных русских романа, опубликованных в 2017 году, — “iPhuck 10» Виктора Пелевина и “Текст” Дмитрия Глуховского. Приятная же новость состоит в том, что и Пелевин, и Глуховский работают с темой искусственного интеллекта и — шире — проникновения новых технологий в нашу жизнь куда оригинальнее, глубже и тоньше, чем Дэн Браун. Не всякий день удается испытать искреннюю гордость за нашу новейшую литературу, которая на сей раз оказалась не просто в тренде, но и на полкорпуса обошла главного мирового бестселлерописца».

И, наконец, Константин Мильчин в рецензии «“Происхождение” Дэна Брауна: повторение написанного» (ТАСС

) вычленяет рецепт бестселлера: «Дэн Браун просто молодец. Его рецепт успеха известен: берем туристический путеводитель по городу (в данном случае Барселона, немножко Бильбао, Мадрида и Эскориала), вытаскиваем оттуда самые известные достопримечательности. Это и будет место действия.

Туда помещаем профессора Лэнгдона и красавицу. Окружаем их страшными противниками. Среди них должны быть фанатики, желательно религиозные, читатель такое любит. Важно помнить, что тот, кого ты считаешь другом, на самом деле может оказаться врагом, а враг — другом.

И еще должна быть глобальная идея. Ну, скажем, альтернативная история личной жизни Христа. Или происхождение человечества, какая разница вообще. Рецепт готов. А вместе с ним и роман».

 

Ранее в рубрике «Спорная книга»:

• Гарольд Блум, «Западный канон»

• Мария Степанова, «Памяти памяти»

• Джонатан Сафран Фоер, «Вот я»

• Сергей Шаргунов, «Валентин Катаев. Погоня за вечной весной»

• Александра Николаенко, «Убить Бобрыкина»

• Эмма Клайн, «Девочки»

• Павел Басинский, «Посмотрите на меня»

• Андрей Геласимов, «Роза ветров»

• Михаил Зыгарь, «Империя должна умереть»

• Яна Вагнер, «Кто не спрятался»

• Алексей Сальников, «Петровы в гриппе и вокруг него»

• Ольга Славникова, «Прыжок в длину»

• Тим Скоренко, «Изобретено в России»

• Сергей Кузнецов, «Учитель Дымов»

• Виктор Пелевин, «iPhuck 10»

• Ксения Букша, «Рамка»

• Герман Кох, «Уважаемый господин М.»

• Дмитрий Быков, «Июнь»

• Эдуард Веркин, «ЧЯП»

• Антон Понизовский, «Принц инкогнито»

• Джонатан Коу, «Карлики смерти»

• Станислав Дробышевский, «Достающее звено»

• Джулиан Феллоуз, «Белгравия»

• Мария Галина, «Не оглядываясь»

• Амос Оз, «Иуда»

• А. С. Байетт, «Чудеса и фантазии»

• Дмитрий Глуховский, «Текст»

• Майкл Шейбон, «Лунный свет»

• Сборник «В Питере жить», составители Наталия Соколовская и Елена Шубина

• Владимир Медведев, «Заххок»

• Ю Несбе, «Жажда»

• Анна Козлова, «F20»

• Хелен Макдональд, «Я» — значит «ястреб»

• Герман Садулаев, «Иван Ауслендер: роман на пальмовых листьях»

• Галина Юзефович. «Удивительные приключения рыбы-лоцмана»

• Лев Данилкин. «Ленин: Пантократор солнечных пылинок»

• Юрий Коваль, «Три повести о Васе Куролесове»

• Андрей Рубанов, «Патриот»

• Шамиль Идиатуллин, «Город Брежнев»

• Фигль-Мигль, «Эта страна»

• Алексей Иванов, «Тобол. Много званых»

• Владимир Сорокин, «Манарага»

• Елена Чижова, «Китаист»

Новый роман Дэна Брауна "Происхождение" ⋆ Книжное удовольствие

Пятый роман Дэна Брауна «Origin» (в русском переводе — «Происхождение») поступил в продажу в Англии и Америке. В России он вышел в издательстве АСТ 22 декабря 2017 года. Тираж рекордный — 250.000 экземпляров! На этот раз Роберт Лэнгдон путешествует по Испании и ищет ответы на два главных вопроса человечества: «откуда мы пришли?» и «куда мы идем?». Новая книга написана все в том же авторском стиле — смешение науки, религии, истории, архитектуры и искусства. Действие романа разворачивается в четырех испанских городах: Мадриде, Барселоне, Севилье и Бильбао.

Сюжет романа

Роберт Лэнгдон, профессор Гарварда, специалист по символам и истории искусства, прибывает в ультрасовременный музей Гуггенхейма в Бильбао, Испания, чтобы принять участие в крупном мероприятии — открытии нечто такого, что «навсегда изменит лицо науки». Организатором вечера является Эдмонд Кирш, сорокалетний миллиардер и футурист, чьи ослепительные высокотехнологичные изобретения и смелые прогнозы сделали его известной мировой фигурой. Кирш, который был одним из первых учеников Лэнгдона в Гарварде два десятилетия назад, вот-вот раскроет секрет удивительного прорыва… то, который ответит на два фундаментальных вопроса о человеческом существовании.

По мере того, как мероприятие начинается, Лэнгдон понимает, что это открытие будет гораздо более спорное, чем он мог себе представить. Но тщательно продуманный вечер внезапно превращается в хаос, а драгоценное открытие Кирша оказывается на грани утраты. Сталкиваясь с неминуемой угрозой, Лэнгдон вынужден убегать из Бильбао. Вместе с ним Амбра Видал, элегантный директор музея, который работал с Киршем, помогая устроить провокационное событие. Вместе они бегут в Барселону, чтобы найти секретный пароль, который откроет секрет Кирша.

Перемещаясь по темным коридорам скрытой истории, Лэнгдон и Видал должны спастись от ужасного врага, чья огромная власть, похоже, исходит из самого Королевского дворца Испании… и они не остановятся ни перед чем, чтобы заставить замолчать Эдмонда Кирша. На тропе, отмеченной современным искусством и загадочными символами, Лэнгдон и Видал раскрывают подсказки, которые в конечном итоге приводят их лицом к лицу с шокирующим открытием Кирша, и им открывается захватывающая дух истина.

Презентация романа и реакция критиков

Презентация книги стала одним из главным событий книжной ярмарки во Франкфурте. Узнать, о чем бестселлер, собрались сотни почитателей Брауна. «Готовясь к написанию книги, я шесть месяцев читал, читал и читал об эволюции, искусственном интеллекте, современном искусстве и многом другом. Затем я отправился к ученым и специалистам с вопросами. И лишь собрав огромное количество информации, начал набрасывать план будущей книги», — сказал Дэн Браун.

Критики передовых зарубежных изданий (The Guardian, The New York Times, The Telegraph) в один голос говорят, что Дэн Браун остался верен себе. Только в США роман Брауна вышел тиражом 2 миллиона экземпляров, а права на перевод проданы в 42 страны мира, включая Россию. За первую неделю продано более 100 тысяч экземпляров. Такая популярность автора объясняется его умением увлекательно подавать исторические и художественные факты, и формулировать научно-этические вопросы так, что каждому будет понятно.

Читайте также статью о том, какие факты в романе соответствуют реальности, а какие — вымысел автора.

Дэн Браун «Происхождение» | Книги

Гений, миллиардер и атеист Эдмонд Кирш, ученик профессора Роберта Лэнгдона, устраивает презентацию своего величайшего открытия. Он полагает, что это открытие — тайна происхождения жизни на Земле — уничтожит все мировые религии. Однако, не успев сказать ни слова, Кирш гибнет от пули. Расследовать всё это будет, разумеется, Роберт Лэнгдон — для этого ему придётся носиться по всей Испании, решать загадки для среднего школьного возраста, читать пространные лекции красавице-напарнице (директору музея Гуггенхайма и невесте наследного принца), общаться с искусственным интеллектом и спасаться, предположительно, от религиозных иерархов всего мира.

Дэн Браун «Происхождение»

Dan Brown
Origin
Роман
Жанр: конспирологический детектив
Выход оригинала: 2017
Переводчики: И. Болышев, М. Литвинова-Комненич
Издательство: АСТ, 2017
Серия: «Величайший интеллектуальный триллер»
576 стр., 250 000 экз.
Похоже на:
другие романы Дэна Брауна о Лэнгдоне
Роберт Уилсон «Маски иллюминатов»

Схема «Происхождения» стандартна для романов о Роберте Лэнгдоне: сам Лэнгдон — человек-википедия, фанатики, идущие по его следам, насильственная смерть, случайная спутница-красотка, квест, путешествия по Европе и разгадка великой тайны в конце (желательно всё уложить в одни сутки). При этом в романе очень затянутая экспозиция, и до начала собственно квеста проходит страниц двести. Экспозиция полна ненужных эпизодов, многие из которых ничего не значат для сюжета, и длинных информационных вставок на самые разные темы. Зато когда экшен наконец начинается, до самого финала сюжет идёт очень чётко и ровно, почти без логических провалов. Как и всегда у Брауна, текст насыщен разнообразной информацией, которая может оказаться интересной и полезной для не слишком образованного читателя. Плюс неплохие описания европейских городов, которые отлично выглядели бы в каком-нибудь путеводителе. Плюс Дэн Браун много размышляет о роли искусственного интеллекта в будущем — вопрос, который явно волнует очень многих. Плюс «Происхождение» значительно лучше «Инферно» (хотя бы потому, что быть хуже в принципе сложно) и почти дотягивает до небезнадёжных стандартов «Кода да Винчи».

Главный же минус в том, что роман полностью построен на ложной посылке. Загадка мироздания, вокруг которой вертится действие, действительно фундаментальна. Но даже если тайна происхождения жизни на Земле будет раскрыта окончательно и однозначно, религию это вряд ли уничтожит. Большинство антиклерикалов почему-то полагает, что единственная функция религии — космогоническая, и если объяснить нечто с точки зрения физики, то религия немедленно станет не нужна. Это, мягко выражаясь, не так. К примеру, теория Дарвина, которая была не менее революционна для своего времени, чем «теория Кирша» для нашего, церкви помешала мало. И глупо думать, что представители крупнейших религиозных организаций (кстати, о не авраамических религиях Дэн Браун, кажется, не слышал) этого не понимают.

Именно поэтому роман страшно неубедителен, начиная с самого пролога. И вследствие этого не слишком интересен. В нём много лишних персонажей, не играющих вообще никакой роли в сюжете, — в том числе и обязательная спутница героя. Она, конечно, необходима для экранизации, но роман бы без неё ничего не потерял. Нет в романе и почти никакого интеллектуального поиска и труда — все «загадки», которые разгадывает гениальный Лэнгдон, можно было бы успешно загадывать на школьном утреннике.

Итог: это так невероятно, обезоруживающе плохо, что даже хорошо. С одной стороны, книга очень серая и предельно неубедительная. С другой, автор затрагивает актуальные вопросы на уровне, доступном любому человеку, даже бросившему среднюю школу, и выдаёт этому же читателю массу информации из серии «это может быть интересно». И, кстати, в самом деле пытается примирить науку и религию, хотя не понимает ни того, ни другого.

Теория Опарина — Холдейна

Идея о том, что жизнь зародилась самостоятельно, была крайне популярна в античности и в средневековье. Но в XVI-XIX веках провели опыты, в ходе которых жизнь почему-то не самозародилась, так что теорию объявили ошибочной. В 1924 году советский биохимик Александр Опарин опубликовал статью «Происхождение жизни», которая вновь вызвала интерес к теории самозарождения. Опарин предположил, что в растворах высокомолекулярных соединений могут самопроизвольно образовываться изолированные зоны повышенной концентрации, которые могут поддерживать обмен с окружающей средой (коацерваты). Путём естественного отбора они эволюционируют. В 1953 году американцы Стэнли Миллер и Гарольд Юри провёл эксперимент, подтверждающий эту теорию. А «великое и принципиальное» открытие Эдмунда Кирша, по большому счёту, представляет собой этот эксперимент, смоделированный на компьютере.

— Знак на наклейке, — продолжил тот, — повторяет древний алхимический символ — амальгамация. <…>
— Здесь какая-то ошибка, Уинстон, — сказал Лэнгдон. — Зачем кому-то лепить на машину символ алхимического процесса?
— Не знаю, — ответил Уинстон. — Но это единственное совпадение, которое я нашёл. Точность — девяносто девять процентов.
Фотографическая память Лэнгдона тотчас подкинула ему изображение алхимического символа амальгамации.

удачно

довольно крепкий сюжет

злободневность

просветительство

неудачно

неубедительность

предсказуемость

затянутая экспозиция

Дэн Браун - Происхождение (2017)

Новый роман от автора абсолютного бестселлера «Код да Винчи»!

Продолжение романов «Ангелы и демоны», «Код Да Винчи», «Утраченный символ» и «Инферно».
Профессор Роберт Лэнгдон начинает новое расследование!

Во всем мире продано свыше 200 000 000 книг Дэна Брауна!


Аннотация

Роберт Лэнгдон прибывает в музей Гуггенхайма в Бильбао по приглашению друга и бывшего студента Эдмонда Кирша. Миллиардер и компьютерный гуру, он известен своими удивительными открытиями и предсказаниями. И этим вечером Кирш собирается «перевернуть все современные научные представления о мире», дав ответ на два главных вопроса, волнующих человечество на протяжении всей истории:

- Откуда мы?

- Что нас ждет?

Однако прежде чем Эдмонд успевает сделать заявление, роскошный прием превращается в хаос. Лэнгдону и директору музея, красавице Амбре Видаль, чудом удается бежать. Теперь их путь лежит в Барселону, где Кирш оставил для своего учителя закодированный ключ к тайне, способной потрясти сами основы представлений человечества о себе. Тайне, которая была веками похоронена во тьме забвения. Тайне, которой, возможно, лучше бы никогда не увидеть света, — по крайней мере, так считают те, кто преследует Лэнгдона и Видаль и готов на все, чтобы помешать им раскрыть истину.

P.S. Несмотря на критику тех, кто уже прочитал данный роман, хочу сказать, что лично меня эта книга очень увлекла, я не могла оторваться от чтения. Говорить о сюжете не имеет смысла, потому как любые комментарии будут спойлерами, а главное преимущество этого произведения состоит в том, что автор непрерывно держит читателя в состоянии напряжения и неугасающего желания разгадать главную тайну этой истории. «Происхождение жизни. Величайшая тайна. Она не дает покоя людям. С тех самых пор, как появились первые мифы о сотворении мира. На протяжении тысячелетий философы и ученые пытались понять, как появилась жизнь на Земле...». «Что же открыл Кирш?» - эта фраза будет преследовать вас на протяжении всей книги. Поэтому рекомендую к прочтению! Аня Скляр.



Цитаты и фотографии из книги Дэн Браун - Происхождение (2018)


«Знаменитая библиотека монастыря Монтсеррат.»

«Музей Гуггенхайма в испанском Бильбао как галлюцинация инопланетянина: буйный вихрь искривленных металлических конструкций, нагроможденных друг на друга почти без плана и смысла. Огромная конструкция, покрытая более чем тридцатью тысячами титановых листов, сверкающих на солнце, словно рыбья чешуя, оставляла впечатление чего-то одновременно живого и бесконечно далекого: словно футуристический Левиафан выполз из реки погреться на солнце. В 1997 году, когда музей открылся, журнал «Нью-йоркер» написал, что архитектор Фрэнк Гери создал «волнообразный корабль мечты в титановой мантии». Да и весь мир был в восторге: «Величайшее сооружение нашего времени!», «Сияющее великолепие!», «Архитектурный подвиг!»

«Очертания чешуйчатого титанового гиганта менялись с каждым шагом, представали иными и неповторимыми. Лэнгдона поразил еще один эффект. Под определенным углом зрения казалось, что огромная конструкция скользит по воде, уплывает в даль широкой заводи, вплотную подступающей к стенам музея. Лэнгдон насладился волшебным зрелищем и пошел через заводь по минималистскому пешеходному мосту над зеркальной водной гладью. На середине он вдруг услышал странное шипение, как будто что-то кипело внизу. Он замер, и внезапно из-под моста начала подниматься клубящаяся пелена тумана. Молочное облако окутало Лэнгдона, а потом медленной белой волной двинулось через заводь, наполовину скрыв здание музея.
Скульптура из тумана, подумал Лэнгдон. Он читал об экспериментах японской художницы Фуджико Накая. Уникальность ее «скульптур» в том, что они созданы из «видимого воздуха», – это волна тумана, которая возникает и растворяется. А поскольку ветер и погодные условия меняются, каждый день скульптура выглядит иначе.»

«Профессор Роберт Лэнгдон с удивлением разглядывал сидящего щенка высотой двенадцать метров. Вместо шерсти на нем рос пестрый газон с благоухающими цветочками.

В конце концов, почему бы и нет? — подумал профессор.»


«– Перед вами, профессор, самая большая картина в нашем музее, – вежливо объяснял Уинстон. – Хотя множество посетителей не сразу замечают ее.
Лэнгдон честно смотрел вперед, но видел только водную гладь за стеклянной стеной атриума.
– Жаль, но я принадлежу к большинству. И тоже не вижу картины.
– Дело в том, что она необычно расположена, – засмеялся Уинстон. – Холст не на стене, а на полу.
Мог бы и сам догадаться, сказал себе Лэнгдон. Он прошел чуть вперед и увидел под ногами растянутый на полу огромный прямоугольник.
Он был закрашен одним цветом – насыщенным синим. Казалось, что стоящие по периметру зрители смотрят на небольшой прудик.
– Площадь этого произведения около пятисот шестидесяти квадратных метров, – сообщил Уинстон.
То есть почти в десять раз больше, чем моя первая квартира в Кембридже, подумал Лэнгдон.
– Автор картины – Ив Кляйн. Называется она «Бассейн».
Лэнгдон был вынужден признать: насыщенный и восхитительно глубокий синий цвет вызывает желание нырнуть прямо в холст.
– Этот цвет Кляйн разработал сам, – продолжал Уинстон. – И даже запатентовал его как «Международный синий Кляйна». Он утверждал, что этот цвет выражает особенности его видения мира: нематериальность и безграничность.
Лэнгдон почувствовал, что сейчас Уинстон читает с листа.

– Кляйн в основном известен своими работами с синим монохромом, но еще он прославился скандальным фотомонтажом «Прыжок в пустоту», который вызвал настоящую панику у зрителей в одна тысяча девятьсот шестидесятом году.
Лэнгдон видел «Прыжок в пустоту» в Музее современного искусства в Нью-Йорке. Поразительное фото: хорошо одетый мужчина, выпрыгнув с верхнего этажа, летит, раскинув руки, и вот-вот рухнет на мостовую. На самом деле это результат филигранной работы ножницами, бритвой и клеем задолго до эры фотошопа.

– К тому же, – продолжал Уинстон. – Кляйн написал музыкальное произведение «Монотонная симфония». Оркестр двадцать минут подряд тянул единственный аккорд ре-мажор.
– И кто-то слушал?
– Тысячи людей. Но это лишь первая часть симфонии. Во второй части – «полная тишина». То есть оркестр двадцать минут неподвижно сидел на сцене.
– Шутите?
– Нет, вполне серьезно. Но должен сказать, представление было не таким скучным. Все это время три обнаженные девушки, намазанные синей краской, катались по огромным холстам, растянутым на сцене.»

«Порой очень трудно определить, где «современное искусство», а где обыкновенный бред.
– Да, это не всегда просто, – невозмутимо согласился Уинстон. – В мире классического искусства произведение ценится за мастерство автора, то есть за его умение работать кистью или резцом. В современном искусстве на первый план выходит идея. А исполнение отступает на второй.»

Дева Мария Альмудена - покровительница Мадрида (Собор Сáнта-Мари́я-ла-Реáль-де-ла-Альмудéна)

«Мадридский Palacio Real – не только самый большой королевский дворец Европы. Он славится гармоничным слиянием двух архитектурных стилей – классицизма и барокко. Дворец построен на месте мавританского замка девятого века, его украшенный колоннами фасад растянулся на сто пятьдесят метров вдоль Пласа-де-ла-Армериа. Внутренние помещения дворца – поражающий воображение лабиринт из 3418 залов и комнат общей площадью больше четырехсот пятидесяти тысяч квадратных метров. Салоны, спальни, коридоры и холлы украшены бесценными произведениями религиозного искусства, работами Веласкеса, Гойи и Рубенса.
Из поколения в поколение дворец был резиденцией испанских королей. Сегодня здесь размещены органы государственной власти, а королевская семья живет за городом, в не столь пышном и более уединенном Паласио-де-ла-Сарсуэла.»

«Раньше у человека было время для уединенного размышления. Несколько минут наедине с собой – пока едешь в автобусе, или идешь на работу, или ждешь назначенной встречи. Теперь этих моментов не осталось, все инстинктивно достают смартфоны, надевают наушники, играют в компьютерные игры, не в силах устоять перед вошедшими в привычку технологическими соблазнами. Чудеса прошлого растаяли как дым, испарились, им на смену пришла неутолимая жажда всего нового.»

«Мост Ла-Сальве на реке Нервьон в Бильбао так близко подступает к музею Гуггенхайма, что кажется, будто оба сооружения – единый архитектурный ансамбль. Узнаваемый из-за своей центральной опоры в виде гигантской буквы «Н», окрашенной в яркий красный цвет, мост назвали Ла-Сальве. Согласно легенде, здесь моряки возносили благодарственные молитвы за благополучное возвращение из плавания.»

«На углу Каррер-де-Провенса и Пасео-де-Грасиа, словно грубо обтесанная скала, возвышается шедевр Гауди 1906 года, известный как Каса-Мила – одновременно и жилой дом, и бесценное произведение искусства. Задуманное архитектором как бесконечная кривая, это девятиэтажное сооружение уникально. Ни с чем не спутаешь его вздымающийся волной фасад, облицованный пористым известняком.
Извивы балконов и отсутствие прямых линий делают дом похожим на явление природы – словно за тысячи лет суровые ветра испещрили террасами и пещерами скалистую стену дикого каньона.
Поначалу странный модерн Гауди не очень нравился соседям, но вскоре дом Мила, вознесенный до небес критиками, стал настоящей архитектурной жемчужиной Барселоны.
Этот дом Гауди заказал бизнесмен Пере Мила. Тридцать лет он жил с женой в просторных апартаментах бельэтажа, а остальные двадцать квартир сдавал внаем. Сегодня же Каса-Мила – Пасео-де-Грасиа, 92 – один из самых престижных адресов во всей Испании.»

Поль Гоген «Откуда мы пришли? Кто мы? Куда мы идём?»

«Широкими небрежными мазками художник написал таитянские джунгли, населенные животными и туземцами.
Лэнгдон хорошо знал эту картину. Гоген настаивал, чтобы зрители «читали» ее не как обычно, а справа налево. Вспомнив об этом, Лэнгдон быстро прошелся взглядом от правого края к левому.
В правом нижнем углу на большом камне спит новорожденный младенец – символ начала жизни. Откуда мы пришли?
В центре картины обитатели Таити разного возраста занимаются своими будничными делами. Кто мы?
Слева, глубоко задумавшись, сидит в одиночестве дряхлая старуха. Она как будто размышляет о своей скорой смерти и бренности всего земного. Куда мы идем?»

«Лэнгдон внимательно рассмотрел остальные детали картины. Собаки, кошки, птицы – на первый взгляд они вообще ничем не заняты; примитивная статуя божества на заднем плане; гора, переплетенные корни растений, деревья. И конечно, загадочная белая птица Гогена – она сидит рядом со старухой, воплощая, по объяснению самого художника, «бесполезность слов».»

«Нет ничего придуманного, все изначально существует в природе.
Оригинальность – это возвращение к истокам.
– Антонио Гауди»

«Строительство этого странного собора с самого начала, с 1882 года, сопровождали конспирологические теории. Говорили о мистических шифрах на дверях, о космических мотивах спиральных колонн, о таинственных символах на фасаде, о барельефах с «магическим квадратом» и о напоминающей скелет конструкции, в которой явно угадывались очертания костей и соединительных тканей.»

«Саграда Фамилия – храм Святого Семейства – занимает целый квартал в центре Барселоны. Несмотря на колоссальные размеры собора, кажется, что он свободно парит над землей и воздушный строй шпилей легко взмывает в каталонское небо.

Замысловатые, пористые и разновеликие башни делают храм похожим на прихотливый замок из песка, построенный озорным великаном. Самая высокая из восемнадцати башен, когда ее достроят, вознесется на высоту сто семьдесят метров – выше, чем Монумент Вашингтона. Тогда Саграда Фамилия станет самым высоким храмом в мире и превзойдет собор Святого Петра в Ватикане более чем на тридцать метров.
У здания три величественных фасада. Восточный, посвященный Рождеству, украшен поднимающимися вверх вьющимися висячими садами с разноцветными растениями, животными, плодами и людьми.

Резко контрастирует с ним западный фасад Страстей Христовых – аскетический скелет из грубого камня, в котором угадываются кости и сухожилия.

На юг смотрит фасад Славы Господней, где клубящиеся сонмы демонов, чертей, грехов и пороков постепенно уступают место возвышенным символам вознесения, добродетели и рая.
По периметру расположены бесчисленные малые фасады, подпоры, башенки; большинство будто слеплены из грязи. Бугристые и грубые, нижние ярусы здания как бы размыты, расплавлены и похожи на пузыри земли. Один выдающийся искусствовед сравнил нижние этажи здания с «полусгнившим пнем, из которого растет семейство грибоподобных башен».
В дополнение к обычным религиозным сюжетам Гауди, отдавая дань природе, использовал в оформлении храма бесчисленные образы животных и растений: черепахи в основании колонн, деревья на фасадах и даже гигантские каменные улитки и лягушки по стенам.
Но странным внешним видом дело не ограничивается. Настоящие чудеса внутри. Оказавшись в главном нефе собора, посетитель неизменно останавливается, пораженный увиденным. Наклонные, витые, похожие на стволы деревьев колонны вздымаются на высоту более шестидесяти метров и образуют череду парящих сводов, где психоделические коллажи геометрических форм создают кристаллический купол из ветвей.

«Этот лес древовидных колонн», по мнению Гауди, должен напомнить нам об откровениях духовидцев прошлого, которые называли лес «храмом Божьим».

Неудивительно, что колоссальное творение Гауди в стиле ар-нуво вызывает и хулу, и хвалу. То, что одни превозносят за «чувственность, духовность и органичность», другие называют «вульгарным, претенциозным и пошлым». Критик Джеймс Миченер считает, что это «одно из самых экстравагантных сооружений на земле», а журнал «Архитектурное обозрение» назвал храм «священным монстром Гауди».
И если эстетическая концепция храма удивляет и кому-то кажется странной, то все, что связано с финансированием его строительства, вызывает еще больше вопросов. Храм строится исключительно на частные пожертвования, никакой материальной поддержки не поступает ни от Ватикана, ни от католических прелатов. Несколько раз дело близилось к банкротству и строительство останавливалось. Но храм демонстрирует неукротимую жизнестойкость в почти дарвиновской борьбе за выживание. Он пережил смерть своего создателя, разрушительную гражданскую войну, террористические атаки каталонских анархистов и даже прокладку тоннеля метро поблизости – она угрожала основанию, на котором покоится фундамент.
Несмотря на все превратности меняющегося мира, Саграда Фамилия выстояла и продолжает расти. Последние десятилетия дела храма значительно улучшились благодаря входным билетам, которые ежегодно покупают бол

Человек не нужен? – Огонек № 3 (5499) от 29.01.2018

В русском переводе эта вышедшая в конце прошлого года книга называется "Происхождение", хотя лучше было бы "Истоки" или "Генезис". Дэн Браун в этот раз написал о тайне возникновения жизни на Земле и еще о том, что будет дальше. Не со всей жизнью, а с человечеством

Дмитрий Косырев

Эти два вопроса герои книги повторяют, наверное, пару сотен раз: "Откуда мы произошли? Куда мы идем?". Одни герои очень хотят сообщить нам ответы, другие всячески зверствуют, чтобы мы ответов никогда не узнали.

Нет, я не буду писать литературную рецензию на нового Дэна Брауна. В конце концов, не секрет, как он строит книги. Есть тайна, которую влюбленные в научную истину герои хотят раскрыть всему человечеству, есть больные на голову религиозные маньяки, готовые на что угодно, лишь бы мы эту тайну не узнали. Есть профессор Роберт Лэнгдон, которого подозревают во всяких преступлениях, а он уходит от погони, проделывая иногда несвойственные его возрасту акробатические трюки и решая на бегу массу ребусов и прочих загадок. Есть старинный и полный секретов город (в данном случае Барселона, а еще Мадрид и Бильбао), где все это происходит.

В целом же Дэн Браун в новой книге опять борется с религией. Боевые порядки у него всегда выстраиваются так: наука и лично Роберт Лэнгдон против всех религий мира. Последние обречены, поскольку (у Брауна) гений-миллиардер создает суперкомпьютер, который моделирует происхождение жизни, то есть доказывает как бы научно, что случайное зарождение жизни (ДНК) было не только возможно, но и почти неизбежно. Так что ответ на вопрос, откуда мы произошли, есть, и все религии мира с их сказками о Создателях отдыхают. На все вопросы вместо религий ответит наука.

Модель будущего где-то около 2050 года: мы идем к исчезновению человека в его нынешнем виде. И религии ему если и будут нужны, то только чтобы придать некоторые элементы морали процессу всеобщего расчеловечивания

И все бы хорошо, если бы не ответ на второй вопрос, куда мы идем. Тот же суперкомпьютер в его книге неопровержимо выдает модель будущего где-то около 2050 года: мы идем к исчезновению человека в его нынешнем виде. И религии ему если и будут нужны, то только чтобы придать некоторые элементы морали процессу всеобщего расчеловечивания.

Интересно здесь прежде всего то, как к такой перспективе относится то ли сам Браун, то ли его герои. Они от нее... в восторге. Они, собственно, с религией борются именно для того, чтобы такое будущее скорее пришло.

Его, конечно, не Браун придумал, как и всегда, он цитирует вышедшие на эту тему книги. Взметнулась волна этих книг в 90-е годы, и сама идея (что пора прощаться с человеком) из этих лет — и из США, где тогда шла битва двух лобби, айтишников и медиков, за то, кто из них станет главной в мире отраслью мировой экономики в обозримом будущем. Если т

Интервью с Дэном Брауном о его новом романе «Происхождение»

Долгожданный роман Дэна Брауна «Происхождение» стал сенсацией еще до выхода в продажу. Судя по всему, новая книга про Роберта Лэнгдона превзойдет по популярности предыдущий роман серии – «Инферно». На ЛитРес новинка на русском языке появится 25 декабря, и уже сейчас можно сделать предзаказ на нее здесь. Пока «Происхождение» готовится к публикации в России, мы перевели для вас интервью, которое Браун дал ресурсу The Amazon Book Review в связи с выходом книги. 

Я так и вижу, как вы идете по музею Гуггенхайма в Бильбао (музей современного искусства в Испании) и вдруг вас озаряет: «Вот же следующий сюжет!». Моя версия похожа на правду?

О, я бы хотел, чтобы все происходило так быстро. На самом деле это было больше похоже на зарождение планеты – около года в моей голове крутились разнообразные идеи. Затем они стали притягиваться друг к другу, пока, наконец, не обрели единую законченную форму.

Многие ваши книги экранизированы. Когда вы пишете очередной роман, представляете ли конкретных актеров в роли своих персонажей? Или получается абстрагироваться от образов актеров?

Я никогда не думаю об экранизации, когда пишу. Я описываю образ персонажа таким, каким он должен быть с моей точки зрения, и знаю, что каждый читатель тоже представит его по-своему. В этом и заключается волшебство книг – разные люди воспринимают их по-разному.

В основе многих ваших романов лежит история искусства, а сюжет развивается вокруг всем известных картин. Какие полотна или чье творчество стоит изучить перед прочтением вашего нового романа?

Я бы предпочел сохранить интригу и не перечислять конкретные названия. Могу сказать лишь, что Лэнгдон – большой поклонник модернистов Гогена и Пикассо. В «Происхождении» ему придется изменить своим классическим предпочтениям и углубиться в изучение авангардизма. Новые знания заставят его задуматься о самом определении искусства.

Вы как-то дали такой совет: «Создайте что-нибудь и уничтожьте, прежде чем кто-нибудь это увидит. Делайте так до тех пор, пока не создадите что-то, с чем не сможете расстаться». Вы так пишете книги? Приходилось ли вам бросать целый роман?

Я слышал, что есть авторы, которым тексты удаются с первого раза, но я определенно не из их числа. Чтобы получилась одна страница романа мне приходится написать как минимум 10 черновых страниц. Когда я выступаю перед начинающими писателями, я говорю им, что главное, чему они должны научиться, – это умение отстраняться и читать свое произведение, как если бы оно было написано кем-то другим. Это позволит убрать все ненужное, то, что не делает произведение лучше.

Целый роман бросать мне не приходилось. Однако в 1998 году из-за компьютерного сбоя я безвозвратно потерял первую треть «Ангелов и Демонов». Это был тяжелый день для меня, но когда я наконец собрался с мыслями и сел переписывать роман, он вышел у меня лучше утраченного. И да, теперь я храню тексты сразу на нескольких компьютерах.

Расскажите про исследовательскую работу, которую вы проводите, и как она влияет на написание романа?

Я всегда начинаю с чтения – изучаю книги по истории, ищу статьи в газетах и интернете. Это помогает определиться с темой романа. Затем я встречаюсь с историками, посещаю места действия будущего романа, собираю необходимые детали. Исследовательский процесс очень интересен, но также очень трудоемок, и я всегда получаю гораздо больше информации, чем могу использовать в одной книге. Знаете, это похоже на производство кленового сиропа: сначала нужно собрать сок сотен деревьев, а затем долго-долго выпаривать его, прежде чем он превратится в готовый продукт.

А где ваши читатели (особенно юные), которые интересуются историей искусств, теориями заговора и мировыми тайнами, могли бы почерпнуть знания?

Меня тайны истории начали интересовать в юном возрасте, когда я жил в Новой Англии, известной тайными обществами университетов Лиги плюща и масонскими ложами отцов-основателей США. В Новой Англии всегда существовали закрытые клубы, братства и тайны. Юным читателям, интересующимся  конспирологией, я рекомендую начать с «Тайных учений всех времен» Мэнли П. Холла. Это прекрасно иллюстрированная книга, в которой много загадок и секретных шифров.

А что вы сами любили читать в юном возрасте?

Я был большим поклонником Мадлен Л’Энгл. Ее «Трещина во времени» и сейчас остается одной из моих любимых книг. Мне также нравились истории про братьев Харди, рассказы Э. Б. Уайта, Роальда Даля и Марка Твена.

Ваши книги полны головоломок и загадок. А есть ли у вас любимая головоломка или загадка, которую вы еще не разгадали?

Меня всегда поражала рукопись Войнича – таинственный манускрипт XV века. Над его расшифровкой до сих пор бьются криптологи, лингвисты и историки. Недавно рукопись наконец стала доступна и простым любителям загадок – впервые было опубликовано 898 точных копий книги, и я потратил много времени на изучение текста, изображений и схем. К сожалению, я не приблизился к расшифровке смысла и цели документа. Но я надеюсь, что кто-то сможет взломать этот древний код при моей жизни.

Как вам удается создавать такие захватывающие книги?

Я много работаю над тем, чтобы сюжет развивался стремительно, но интрига сохранялась до самого конца. Моя цель – создать роман, в котором будут в правильных пропорциях присутствовать удивительные факты, экзотические места действия и захватывающие дух заговоры. Когда я слышу, что читатель не может оторваться от моей книги, пока не дочитает до конца, я понимаю, что добился, чего хотел.

Вы очень увлекаетесь историей. А что вас больше всего вдохновляет в мировой истории и легендах?

Для меня самое вдохновляющее в истории – то, что она не всегда правдива. То, что мы привыкли считать, как данность, мы знаем из одного источника – рассказов победителей. Именно они всегда решают, как преподнести происшедшее потомкам. Поэтому мне так нравится изучать тайные истории и секретные документы – я пытаюсь обнаружить утерянные факты, альтернативные точки зрения и другие интерпретации событий, о которых мы знаем с детства.

Вы всегда хотели стать писателем?

Мне всегда нравилось писать. Когда мне было пять, мама помогла мне с моей первой книгой. Я диктовал, она записывала, а затем мы напечатали один экземпляр книги, проделали в нем дырки, чтобы скрепить страницы, и сделали картонную обложку. Книга называлась: «Жираф, свинья и врунишка». Я до сих пор храню ее.

В 90-х, когда вы еще не обрели мировую славу, бывало, вы вели с читателями личную переписку. Понятно, что с тех пор коммуникация между автором и читателем изменилась. Вы скучаете по тем дням?

Да, скучаю. Думаю, это потому, что я долгие годы работал учителем и мне нравится личное общение. Писательство – одиночное путешествие, поэтому я люблю туры по случаю презентации новых книг и встречи с читателями вживую. Я так много узнаю, слушая их вопросы.

Дэн Браун «Происхождение»

Религий темных больше нет, царит блаженная наука.

Знаете, когда мир подсел на «Код да Винчи» , я нисколько не разделала всеобщего ажиотажа. Больше привлекала книга «Ангелы и демоны» . Купили. Правда читать сразу не стала, потребовалось несколько лет, прежде чем взяла роман в руки. Помню, как была заворожена и очарована шифрами, загадками и приключениями Роберта Лэнгдона. Не беда, что были явно надуманные и невозможные моменты, главное, что мне нравилось. К сожалению, чем дальше продвигалась в серии, тем меньше доверяла автору. Даже продала коллекцию, так как после взвешивания всех «за» и «против», поняла, что книгам нечего делать на полках. Если захочу вернуться, то сойдет и электронный вариант. Так в чем же проблема? К этому подойдем чуть позже, а сейчас лучше поговорим о «Происхождение».

Первое, что хочется отметить, — Браун не изменяет себе. Будет и религиозная символика, шифры не обойдут стороной, но, главная изюминка — Кто мы? Что нас ждет впереди? И подобные философские вопросы. Планка высока, но продвигаясь в тексте, поняла, что собственно не особо-то интересно. Это же не работа видного научного деятеля, а художественная литературы... Тем более от Брауна.

Эмунд Кирш — гений, миллиардер, плейбой, филантроп, собирается сделать сенсационное заявление, но прежде показал презентацию трем видным представителям религиозных направлений. Увиденное на экране бросает вызов верующим... Но, как мы знаем по предыдущим книгам автора, обязательно что-то помешает объявить о сделанном открытие. Завершить начатое предстоит Лэнгдону...

Честное слово, автор мусолит одно и тоже из книги в книгу. Ну хоть бы отсылки бы делал, а то получается, что Роберт такой обычный профессор, который тихо-мирно преподает в университете, периодически спасая мир от надвигающейся катастрофы. То есть хотите сказать, что последствия «Инферно» никого не волнуют? Бред... Чуть не забыла, еще Роберту всегда помогают умные, красивые мадамы, которые на его фоне становятся блеклой фигурой. В этот раз Лэнгдон мог бы спокойно справиться и с Джарвисом Уинстоном, который является искусственным интеллектом. Чуете что пересмотрел автор?

К сожалению Браун не смог зацепить. Да, написано живенько, особенно если слушать в исполнении Клюквина, но это не спасает книгу от краха. Поверьте, можно прочитать начало, страниц 100, а затем открыть конец — ничего не потеряете. Правда, чего не отнять у автора — красиво рассказать исторические факты. Своеобразная экскурсия.

Также Браун поцеловал в ж... Сделал поклон и религии и науке, аж не подкопаться. Хотя я не поняла, на кой черт надо было говорить о Пальмарианской церкови. Ладно бы автор дал какое-то мнение, а тут сказал, а дальше — сами.

Короче, очень странная получилась книга у Брауна. Догадалась обо всем с середины, но было интересно, как поведут себя герои. Автору надо менять стратегию и двигаться дальше, а то топчется на месте.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *