Уютный трикотаж: интернет магазин белорусского трикотажа

Диденко десять дней которые потрясли мир – Новости культуры / «Этот спектакль – променад, шествие, выставка!». Интервью с режиссером Максимом Диденко о новых «10 днях, которые потрясли мир» / tvkultura.ru

Диденко десять дней которые потрясли мир – Новости культуры / «Этот спектакль – променад, шествие, выставка!». Интервью с режиссером Максимом Диденко о новых «10 днях, которые потрясли мир» / tvkultura.ru

ПРЕМЬЕРА СПЕКТАКЛЯ МАКСИМА ДИДЕНКО «10 ДНЕЙ, КОТОРЫЕ ПОТРЯСЛИ МИР»

Спектакль Максима Диденко  и Мастерской Брусникина по мотивам знаменитого спектакля Юрия Любимова «Десять дней, которые потрясли мир» станет одним из центральных событий масштабной выставки «Любимов и время» в Музее Москвы.

Этот проект – не восстановление великого спектакля 1965 года. Это переосмысление материала, темы, еще более актуальной сейчас, спустя ровно сто лет со дня событий, описанных Ридом.

Максим Диденко: «Юрий Петрович Любимов – это целый пласт в истории русского театра и культуры России. «Десять дней, которые потрясли мир» – это один из первых его спектаклей, этим начиналась его режиссёрская жизнь и жизнь Таганки. И мне интересна тема революции как перелома в русской истории, исход утопии, на руинах которых мы живём, как важный рубеж, переворот, последствия которого до сих пор, спустя 100 лет, находятся в поле исследования».

По форме – это site-spеcifiс театр – отношения с пространством являются образующими постановки. Поэтому спектакль состоится в пространстве Музея Москвы в рамках выставки, посвященной 100-летию Любимова. Спектакль-шествие пройдет через все главные творческие этапы жизни, через все главные постановки Мастера, таким образом оживив выставку и подчеркнув глобальность этого события в культурной жизни столицы.

Максим Диденко – режиссер, хореограф, педагог. Среди его постановок: «Шинель. Балет» (2013, КонтАрт), «Флейта-позвоночник» (2014, театр Ленсовета), «Конармия» (2014, Школа-студия «МХАТ»), «Хармс. Мыр» (2015, Гоголь-центр), «Земля» (2015, Новая сцена Александринского театра), «Идиот» (2015, Театр Наций), «Пастернак. Сестра моя-жизнь» (2016, Гоголь-центр), «Черный русский» (2016, Особняк Спиридонова), «Чапаев и Пустота» (2016, театр «Практика»), «Процесс» (2017, ProFitArt, Прага) и другие.

Мастерская Дмитрия Брусникина – образец самобытного и современного театра. За пару лет Мастерская стала главным событием театральной сцены России, за которым пристально следят прогрессивные представители творческой интеллигенции и большого бизнеса, а так же вся околотеатральная Москва. Мастерская работает как проектный театр – на разных площадках, с разными – самыми актуальными и важными режиссерами, драматургами и художниками времени. Каждый новый спектакль Мастерской – событие, которого ждут и о котором шумят.

КОМАНДА СПЕКТАКЛЯ:
Режиссер: Максим Диденко
Художники: Мария и Алексей Трегубовы
Драматург: Константин Федоров
Композитор, хормейстер: Александр Карпов
Хореограф: Ирина Галушкина
Видеохудожники: Илья Старилов, Олег Михайлов
Актеры: три поколения Мастерской Брусникина + Вениамин Смехов

Репетиции: июль-сентябрь

Премьера: 10 дней, 29 сентября – 8 октября
Музей Москвы, Провиантские склады, Зубовский бульвар, 2

При поддержке Департамента Культуры города Москвы и театра «Практика» 

 

 

Новый взгляд на "Десять дней, которые потрясли мир". Знаменитый спектакль Юрия Любимова поставил Максим Диденко / Новости культуры / Tvkultura.ru

«10 дней, которые потрясли мир» − так назывался знаменитый спектакль Юрия Любимова и так же называется постановка Максима Диденко и Мастерской Дмитрия Брусникина. Премьера − в этот вечер. Алия Шарифуллина продолжит.

Этот спектакль никто не сможет увидеть целиком. События происходят одновременно как минимум в пяти пространствах. Чтобы в них оказаться, нужно преодолеть длинные, темные коридоры. Причем, единственно верного пути – когда и куда свернуть – нет. У каждого зрителя –  свой маршрут.

«Основная метафора в том, что зритель − это Джон Рид, который ходит по Петербургу. В зависимости от того, куда он пойдет, то он и зафиксирует в своей памяти и такую картину составит», − пояснил режиссер Максим Диденко.

Любимовские «Десять дней, которые потрясли мир» были одним из первых иммерсивных спектаклей, как сегодня бы сказали, спектаклей. Действие начиналось уже на площади у метро, где матросы распевали революционные песни и частушки, на входе в театр стояли солдаты, накалывая билеты зрителей на ружейные штыки.

Сцена была то Зимним дворцом, то тюрьмой − декораций практически не было. Местом для своих экспериментов Диденко выбрал Музей Москвы, а точнее выставку «Любимов и время». Художник этого необычного пространства – Алексей Трегубов.

«Мне важно было передать эту атмосферу, открытого театра, публичного, балаганного, революционного, языком которого Любимов создавал этот спектакль», − отметил художник Алексей Трегубов.

Это не восстановленная постановка Любимова, скорее посвящение режиссеру. Максим Диденко хоть и изучил либретто к спектаклю на Таганке, но сделал, как говорит, свободную фантазию на тему революции, какой она видится нам из сегодняшнего дня. Получилась хаотичная картина.

«В советское время было понятно: кто хороший, кто плохой. Понятен был весь нарратив, потому что он был очень идеологизирован, формализован, в этой связи все было понятно. А сегодня − все ориентиры  сбиты. Очень многие исторические фигуры мумифицированы, канонизированы и превратились в священных коров, которых нельзя никак трактовать», − подчеркнул Максим Диденко.

«Набор аттракционов» − такое определение дал своему спектаклю Любимов. Для Диденко театр – вообще аттракцион. Полифония, хаос, минимум слов, максимум действий − новые «Десять дней, которые потрясли мир» будут идти, согласно названию, всего десять дней.

Новости культуры 

Театр революции – Стиль – Коммерсантъ

Спектакль-посвящение Юрию Любимову проходит в рамках масштабного проекта «Любимов и время. 1917–2017. Сто лет истории страны и человека» в Музее Москвы. В день премьеры постановку посмотрели Наталья Синдеева, Ян Яновский, Павел Каплевич и многие другие.

«10 дней, которые потрясли мир» — один из первых спектаклей Юрия Любимова в Театре на Таганке, поставленный в 1965 году по мотивам одноименного романа Джона Рида об Октябрьской революции. Известный своими революционными идеями, режиссер решил, что действие спектакля будет начинаться еще на улице, у входа в театр: актеры в костюмах солдат и матросов проверяли билеты у зрителей и накалывали их на штыки. Однако прежде всего революционность постановки заключалась в том, что там не было в привычном понимании сцены. Пустое пространство превращалось то в Зимний дворец, то в тюрьму. Можно сказать, что «10 дней, которые потрясли мир» Любимова стали первым спектаклем-променадом в нашей стране.

Интерпретация Диденко — это site-specific театр, где каждое действие «вырастает» из пространства и неразрывно с ним связано. Именно поэтому постановка проходит в пространстве Музея Москвы в рамках выставки «Любимов и время», охватывающей все важные этапы жизни великого режиссера. Новые «10 дней, которые потрясли мир» — это спектакль-шествие не только по маршруту американского журналиста Джона Рида, но и по основным этапам творческой биографии Юрия Любимова. Это не воссозданный спектакль более чем полувековой давности, а самостоятельное произведение, вступающее в диалог с великим режиссером. Все начинается как квест. Незаметные координаторы в черном заводят зрителей в пространство выставки небольшими группами. Актеры в образах рабочих встречают каждый свою группу речью из петиции рабочих и жителей Петербурга для подачи Николаю II. Вокруг дым, где-то раздаются звуки выстрелов, где-то жандарм оглушительно бьет в барабан, и все больше рабочих говорят о своих нуждах. Зритель сам выбирает: оставаться ему на месте или двигаться дальше, все больше погружаясь в революционный хаос. В каждом зале разворачивается новая сцена.

Костюмы героев представляют смешение исторического и современного стилей: казачьи шапки и мундиры сочетаются с белыми кроссовками, спортивными майками и шортами. «Авторы говорят о вещах, которые волновали людей не только 100 лет назад, но продолжают волновать и сейчас, поэтому такое смешение вполне логично»,— объясняет свой выбор художник по костюмам Мария Трегубова. И признается, что с детства любит и изучает совместные работы Юрия Любимова и театрального художника Давида Боровского — наследие золотого века легендарной Таганки.

Среди всего этого революционного урагана есть лишь один островок спокойствия — комната-декорация к спектаклю Юрия Любимова «Жизнь Галилея», где корифей Таганки Вениамин Смехов рассказывает истории, связанные с Любимовым, с театром, революцией и страной.

Максим Диденко с актерами Мастерской Дмитрия Брусникина, выросшей из курса в Школе-студии МХАТ, уже работал: они сделали спектакль «Конармия». О Юрии Петровиче Любимове он говорит так: «Это целый пласт в истории русского театра и культуры России. “Десять дней, которые потрясли мир” — это один из первых его спектаклей, этим начиналась его режиссерская жизнь и жизнь Таганки. И мне интересна тема революции как перелома в русской и

10 дней, которые потрясли мир

Спектакль-благодарность Юрию Петровичу Любимову

РежиссерМаксим Диденко

Длительность02 часа 00 минут

Информация

В 1965 году Юрий Любимов поставил в Театре на Таганке спектакль «10 дней, которые потрясли мир». Ему суждено было стать легендарным. Сам режиссёр обозначил жанр спектакля как «народное представление в 2-х частях с пантомимой, цирком-буффонадой и стрельбой по мотивам книги Джона Рида».

В 2017 году Максим Диденко поставил одноимённый спектакль в Музее Москвы в рамках выставки о великом режиссёре. Это не реконструкция спектакля. Это переосмысление материала, темы, ещё более актуальной сейчас, спустя  сто лет со дня событий, описанных Джоном Ридом.

Коллектив

Творческая группа

Идея

Каталин Любимова

Режиссер

Максим Диденко

Драматург

Константин Федоров

Композитор, хормейстер

Александр Карпов

Пространство

Алексей Трегубов

Художник по костюмам

Мария Трегубова

Хореограф

Ирина Галушкина

Видеохудожники

Илья Старилов

Олег Михайлов

Художник по свету

Иван Виноградов

Технический директор

Кирилл Носырев

Помощник технического директора

Никита Коровин

Оператор пульта

Александр Краснолуцкий

Звукорежиссер

Дмитрий Вольфрам

Звукоинженер

Олег Грачев

Видеоинженер

Дмитрий Егоров

Ассистенты режиссера

Тамара Шишлова

Эмилия Кивелевич

Ассистент художника

Валерия Турецкая

Реквизитор

Дарья Уфимцев

Гримеры

Светлана Козырчикова

Ксения Турчанинова

Костюмеры

Анна Барбакару

Александра Сополнова

Ассистент продюсера

Наталья Родионова

Продюсер проекта

Светлана Доля

Пресса

  • Спектакль, фильм, выставка, музыкальное произведение или книга о революции могут быть ужасающими, пафосными, нейтральными. Но редкий художник предъявит наравне с исторической корректностью человеческое тело, не изувеченное, но умноженное на миф о революции, воплощённый постфактум в почти античных статуях и барельефах с мужчинами-дискоболами и женщинами-венерами. В спектакле Максима Диденко и Мастерской Дмитрия Брусникина образ бунтующей толпы в конце концов обернулся скульптурным ансамблем из разгорячённых полуобнаженных тел. Сила момента, конечно, спасает спектакль от того, что Бахтин называет «воздействием на материально-телесный низ», но глаз оторвать невозможно.

    Афиша

  • Диденко — это серия пластических фантазий на тему, слово здесь второстепенно, оно часть общего саунда — как выкрик или лозунг. Революционные матросы, единый в двух лицах император, обыватели типа «тётка в кофте, мужик с портфелем», политические деятели нового времени с плоскими картонными фотолицами на затылках — все они растекаются по комнатам, углам и закоулкам выставки, собирая вокруг себя группы зрителей. Логистика этих передвижений, кажется, самая сложная на сегодня из всех отечественных «бродилок». А актёры Мастерской Дмитрия Брусникина, вероятно, лучшие в нашем театре специалисты по работе «внутри» публики — они буквально ввинчиваются в любую группу зрителей, управляя общим движением и вниманием, остаются на расстоянии гораздо меньше вытянутой руки, играют «глаза в глаза», переодеваются и перегримировываются здесь же, благо в экспозиции много зеркальных поверхностей.

    Коммерсант

Другие спектакли

Ай Фак. Трагедия

Спектакль Константина Богомолова и Мастерской Брусникина по мотивам романа Виктора Пелевина iPhuck 10

Максим Диденко:Десять лет назад было понятнее, кто в революции был «хороший», а кто «плохой»

С 29 сентября по 8 октября в Музее Москвы пройдут показы спектакля «Десять дней, которые потрясли мир» — новой работы режиссера Максима Диденко, лауреата премии «Сделано в России» 2016 года, и Мастерской Брусникина. Постановка, приуроченная к столетию Октябрьской революции, относится к так называемому site-spеcifiс театру: каждое действие строго привязано к месту, в котором находятся актеры и зрители. Таким местом стало пространство организованной художником Алексеем Трегубовым выставки «Любимов и время». «Сноб» уже побывал на репетиции спектакля и теперь поговорил с его создателем о новой работе и об отражении революции в документах и сценариях


Ɔ. Как появилась мысль сделать спектакль по «Десяти дням»?

Мне позвонила Каталин Любимова, вдова Юрия Петровича, и сказала, что очень хочет, чтобы я сделал какой угодно спектакль к его юбилею. Я изучил его спектакли и подумал, что будет логично к столетию революции и столетию Любимова поставить «Десять дней, которые потрясли мир». Как известно, одноименный знаменитый  спектакль, который Юрий Петрович поставил в 1964 году, был первой русской иммерсивной постановкой: зрителей встречали у метро и действие начиналось на улице, актеры провожали зрителей до Театра на Таганке.

Я предложил идею Дмитрию Брусникину, и мы с ним стали бегать по разным театрам и площадкам и пристраивать куда-то эту постановку. Она не пристраивалась. В конце концов, мы пришли с ней в Музей Москвы, а там нам говорят: «У нас и так будет выставка, посвященная Любимову». Мы просили музей все же найти нам отдельное место для показа спектакля. Потом я узнал, что художник выставки — мой друг Леша Трегубов, он делает ошеломительную декорацию для этого проекта. И я понял, что наш спектакль надо поместить в пространство выставки.

Фото: Владимир Яроцкий


Ɔ. Вы сделали не ремейк на спектакль Любимова, а свою постановку по книге Джона Рида?

Я не ставил перед собой задачи сделать ремейк, потому что это очень непросто и не очень интересно. И даже когда люди решают делать ремейк, у них все равно получается их собственное высказывание. В основе моей работы — либретто любимовского спектакля, текст книги и личные ощущения.


Ɔ. Иммерсивный театр в России — по-вашему, это долгоиграющая история?

Безусловно. У иммерсивного театра древние корни, он восходит к языческим мистериям, в которых каждый зритель становился частью происходящего, оказывался внутри действия. Это, пожалуй, более традиционный жанр, чем театр в итальянской «коробке», поэтому нет ничего удивительного в том, что он снова появился и привлекает зрителя. Мы сыграли 400 спектаклей «Черный русский», у проекта «Вернувшиеся» огромный успех, там уже пять или шесть составов сыграли.


Ɔ. Насколько то, что написал Рид, было схоже с вашими представлениями о революции, с вашим отношением к ней?

Я немного помешан на революции и часто обращаюсь к этой теме. Мне кажется, ни один текст не дает адекватной оценки тех событий, именно поэтому я сделал спектакль, который ни один зритель не сможет посмотреть целиком. Как минимум в пяти пространствах происходят какие-то события, и зритель, путешествуя по этим пространствам, становится Джоном Ридом, который что-то замечает и пытается описать. Но никакой общей картины составить не получится. Я сделал так, чтобы у каждого был личный взгляд.


Ɔ. Но все-таки поменялся ли ваш взгляд на события столетней давности после плотной работы с текстом «10 дней, которые потрясли мир»?

Его изменила скорее не книга, а работа над спектаклем. Мы с драматургом Константином Федоровым читали и дневники Николая II, и «Красное колесо» Солженицына. Самая удивительная вещь, с которой я столкнулся, пока шла работа, заключалась вот в чем: если еще буквально десять лет назад было понятно, кто во времена революции был «хороший», а кто «плохой», то сегодняшняя реальность совершенно размыла эти очертания, стало тяжело ориентироваться среди мифологических фигур — Ленина, Николая II, — потому что сегодня мысли по поводу различных эпизодов российской истории настолько полярны, что мне даже на территории собственного спектакля тяжело найти точку примирения мнений. Я стараюсь сделать спектакль не дидактическим, не пропагандистским, а наоборот, антипропагандистским и свободным для интерпретаций, поэтому за кого зритель «болел» до того, как его посмотрит, — за большевиков, или за царскую семью, — за того, наверное, и продолжит «болеть».


Ɔ. Кому этот спектакль точно смотреть не стоит?

Маленьким детям, наверное, будет тяжело и опасно его смотреть.


Ɔ. В постановке Любимова была, как известно, даже стрельба холостыми патронами поверх голов. У вас тоже буде

"10 дней, которые потрясли мир". Новая версия знаменитого спектакля в пространстве выставки "Любимов и время" / Новости культуры / Tvkultura.ru

Премьера спектакля Максима Диденко и Мастерской Дмитрия Брусникина «10 дней, которые потрясли мир» состоится 29 сентября и станет центральным событием выставки «Любимов и время. 1917-2017. 100 лет истории страны и человека» в Музее Москвы. Это оммаж знаменитому одноименному спектаклю Юрия Любимова, который был впервые представлен 2 января 1965 года.

Как сообщили нам в пресс-службе Благотворительного фонда развития театрального искусства Ю.П. Любимова, «этот проект - не восстановление великого спектакля 1965 года. Это переосмысление материала, темы, еще более актуальной сейчас, спустя ровно сто лет со дня событий, описанных Джоном Ридом».

Спектакль будет представлен в формате site-spеcifiс. Особенность такого спектакля заключается в делегировании постановочных функций пространству, в котором будет осуществляться театральное действо. Именно поэтому спектакль задействует все залы выставки, посвященной 100-летию со дня рождения Юрия Любимова.

На месте Джона Рида, приехавшего в Россию в 1917 году, окажутся зрители. За время спектакля они поймут, что «революция - это чудовищная неразбериха. Все происходит одновременно в нескольких местах». Чтобы разгадать авторский замысел, зрителям придется переходить из зала в зал (по своему усмотрению) или оставаться на месте. Единственно верного «способа» смотреть этот спектакль нет. Любой путь покажет только часть происходящего.

В Театре на Таганке спектакль «Десять дней, которые потрясли мир» (реж. Юрий Любимов) также построен на эффекте участия. Спектакль заканчивался «референдумом»: зрителям предлагалось опустить билеты в урны для голосования - красную или черную - в зависимости от того, понравился им спектакль или нет. «Набор аттракционов» - такое определение давал спектаклю сам Любимов. На сцене не было практически ничего, минимальными средствами достигалась максимальная выразительность. Именно такой театральный аскетизм позволял зрителю полностью ощутить эффект присутствия, прочувствовать театральный образ.

Новая версия спектакля «10 дней, которые потрясли мир» Максима Диденко и Мастерской Дмитрия Брусникина остановится на территории выставки «Любимов и время»… ровно на 10 дней! Спектакль-шествие будет идти с 29 сентября по 8 октября.

Главное — не ждать, что к вам придут актеры / Новости города / Сайт Москвы

Спектакль с таким названием поставил полвека назад в Театре на Таганке Юрий Любимов, взяв за основу одноименную книгу американского журналиста-социалиста Джона Рида, который был свидетелем событий 1917 года в Петрограде. Для Максима Диденко и брусникинцев это не первый совместный опыт погружения в атмосферу ранних советских годов: уже были и «Конармия» по рассказам Исаака Бабеля, и «Второе видение» по картинам Натальи Гончаровой и Михаила Ларионова.

Накануне премьеры режиссер рассказал mos.ru о том, что можно будет увидеть в Музее Москвы в ближайшие 10 дней — именно столько, разумеется, будет идти его новый спектакль.

— Судя по анонсу спектакля, ваши «10 дней, которые потрясли мир» не попытка воссоздать любимовский спектакль и не новая постановка по роману Джона Рида. А что это?

— В вашем вопросе содержится ответ. Это действительно не постановка по мотивам спектакля Любимова — было бы нелепо пытаться воссоздать его «10 дней» сегодня — и не совсем постановка по книге Джона Рида. Скорее это размышление об истории страны.

Мне очень нравится идея выставки «Любимов и время», потому что она рассказывает не только о выдающемся театральном деятеле, но и о стране — ведь Любимов родился в 1917 году и прожил почти 100 лет. Его биография тесно переплетается с важными историческими событиями. В нашем спектакле есть и мысли, которые вызывает сегодня прочтение книги Рида, и сегодняшнее восприятие революции, и попытка разобраться в событиях столетней давности.

Вот мне 37 лет, и я понимаю, что ничего не знаю о том времени. Я был в детстве октябренком, был пионером, мы все любили Ленина, он был такой супергерой. Но что действительно происходило тогда, в 1917-м, я не знаю. Или знаю только часть, как и все мы, — раньше об этих событиях на уроках истории говорили одно, сейчас говорят другое. История постоянно меняется.

— История книги Джона Рида в СССР сама по себе тут прекрасная иллюстрация: сначала ее высоко оценили Ленин и Крупская, а позже ее запретили, потому что там слишком хорошим вышел Троцкий.

— Да, совершенно верно. На наш спектакль не может быть какой-то одной точки зрения. Зрители будут перемещаться по павильонам выставки, в каждом из которых будет что-то происходить. Они будут смотреть, принимать чью-то правду или оставаться при своей. Они будут такими джонами ридами, которые приехали в только что созданную страну и смотрят на нее новыми глазами. Главное — не стоять на месте и не ждать, что к вам придут актеры, а ходить по выставке, потому что действие будет параллельно происходить во всех павильонах.

— Вы не первый раз обращаетесь к теме становления советской власти — с теми же брусникинцами вы поставили «Конармию», в Санкт-Петербургском ТЮЗе был «Ленька Пантелеев. Мюзикл», наконец «Цирк» в Театре наций по фильму Григория Александрова с Любовью Орловой в главной роли. Это сознательное исследование этого времени?

— Да, это сознательное. Мне интересно это время, интересен ХХ век. Я сейчас еще готовлю премьеру «Собачьего сердца» в питерском театре «Приют комедианта».

— В вашем первом иммерсивном спектакле «Черный русский» зрители были частью действия. «10 дней» они смогут только смотреть и делать выводы?

— Делать, ну или не делать. Мы к этому никого не принуждаем ведь. Можно ходить, смотреть, что происходит в разных павильонах, можно оставаться все время в одном. Можно, кстати, вообще уйти в самом начале, никуда не заходя и никаких выводов не делая.

Что касается иммерсии: я бы не хотел употреблять здесь это определение, «10 дней» не иммерсивный спектакль — это спектакль-шествие.

— Вам близко то, что делал в драматическом театре Юрий Любимов?

— Мне сложно ответить на этот вопрос. Я читал его воспоминания, я знаком с его теорией, думаю, что мне близки его мысли. Но, с другой стороны, я не видел ни одного спектакля Любимова — если не считать фрагментов видеозаписей.

— В вашем спектакле есть что-то от брехтовских зонгов, которые Любимов использовал?

— Да, у нас есть зонги, но не брехтовские. У песни в театре большая история, Бертольт Брехт ведь не первый начал ее использовать в спектаклях. Музыку написал Александр Карпов, в основу текстов положены статьи из газет того времени. Получились такие комические песни обо всех — и о царе, и о большевиках.

— Это шаг по направлению к народному театру, о котором вы часто говорите?

— А все мои спектакли народные. И этот тоже. Что вообще такое народный театр? Это театр, доступный человеку вне зависимости от его политических взглядов, социального положения, уровня достатка, национальности. Это театр для всех.

— Доступный — значит понятный или речь о доступности билетов, например?

— Понятный в первую очередь. Отзывающийся в зрителе.

— Спектакль правда будет существовать только 10 дней? Или потом куда-то переедет?

— Да, пока так: он будет идти только 10 дней. Это site-specific-спектакль, он создавался в пространстве выставки и во многом зависит от него — от инсталляций Алексея Трегубова и, конечно, самих Провиантских складов. Сомневаюсь, что мы еще где-то найдем помещение площадью две тысячи квадратных метров, чтобы перенести спектакль в него. Но сохранить «10 дней, которые потрясли мир» нам бы очень хотелось. Как и где — поймем после того, как отыграем последний из десяти спектаклей.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *