Уютный трикотаж: интернет магазин белорусского трикотажа

Директор музея современного искусства гараж антон белов – В рамках ПМЭФ директор Музея современного искусства «Гараж» Антон Белов обнародовал программу интеграции мигрантов

Директор музея современного искусства гараж антон белов – В рамках ПМЭФ директор Музея современного искусства «Гараж» Антон Белов обнародовал программу интеграции мигрантов

Содержание

Директор музея современного искусства «Гараж» Антон Белов ответил на вопросы «Коммерсантъ Стиль»

Архитектор Рем Колхас и директор музея современного искусства «Гараж» Антон Белов
Архитектор Рем Колхас и директор музея современного искусства «Гараж» Антон Белов

Фото: Пресс-служба ГЦСИ "Гараж"

— Тебе не было еще и 30, когда ты был приглашен учредителями «Гаража» Романом Абрамовичем и Дарьей Жуковой возглавить институцию, которая уже тогда была одним из самых модных мест на карте Москвы. Ты, кстати, в тот момент был не самым известным человеком в сообществе — я помню, как меня Ольга Cвиблова спросила: «Кто такой Антон Белов?» Как вообще тебе удалось совершить этот невероятный карьерный вираж?

— Наше собственное видение себя часто отличается от того, как видит тебя общество. Мы часто либо недооцениваем либо переоцениваем людей, которых мы на самом деле не знаем, приписывая им несвойственные качества или, наоборот, не замечая очевидных плюсов. Знаю, что до сих пор многие не понимают, что конкретно я делаю и в чем заключается моя компетенция. И это максимально комфортная среда для меня. Как я познакомился с основателями «Гаража»? Мне позвонила художница Айдан Салахова и сказала, что некие люди хотели бы со мной пообщаться. С Дашей мы сразу стали друг другу симпатичны — оказалось что мы с ней сходимся во взглядах на искусство и на то, куда должен двигаться «Гараж». С Романом Аркадьевичем все оказалось чуть сложнее, потому что я показался ему чересчур молодым, наглым и амбициозным. Но в целом мои знания, опыт и видение развития российского искусства оказались им интересны. Через полгода после этой встречи мне поступило предложение представить свое видение развития «Гаража».

— Но что конкретно ты им сказал на этой первой встрече?

— Что мне не нравится «Гараж» как институция и не нравится, как вкладываются в него деньги. Мне казалось очевидным: «Гараж» должен быть не просто выставочной площадкой для привозных проектов, а стать постоянно действующим культурным центром. Далее я сразу честно сказал Даше и Роману, что нам нечего представлять за границей. Первый вопрос, который задают люди, которые только что пришли в сферу современного искусства: «А можем мы сейчас собрать такую выставку, чтобы бабахнуть в мире и всем показать, какие мы крутые?» Ответ: нет. Чтобы когда-нибудь «бабахнуть», нужно не собирать некие работы, а выращивать новое поколение художников, развивать сообщество коллекционеров, создавать среду. Чтобы русское искусство стало востребовано вовне, оно прежде всего должно стать интересным внутри страны.

— Что такое сегодня быть директором музея? Что такое директор музея как функция? Поясню. Сегодня внутреннее содержание многих профессий меняется, появляются новые (например, в музейной сфере такими новыми профессиями стала деятельность, связанная с развитием и маркетингом). Если в XX веке идеального директора музея скорее представляли как ученого, который имеет управленческие способности (и эту модель персонифицирует директор Эрмитажа Михаил Пиотровский), то сегодняшняя практика показывает: для того чтобы институция успешно развивалась, вовсе не нужно защищать диссертацию. Но хотелось бы узнать, что нужно.

— Хороший директор постоянно думает о будущем, о то

www.kommersant.ru

Интервью с директором музея «Гараж» Антоном Беловым

Антон Белов мог бы заниматься разработкой наноуглеродных материалов, но застой в постсоветской науке и интерес к искусству привели его в арт-индустрию. Он так и не получил систематического образования в этой сфере — его университетами стали книги и вернисажи. Навыки, полученные в техническом вузе, тоже пригодились — как и умение задавать вопросы тем, кто знает ответы. T&P поговорили с Беловым о том, как проходить все детство на кружки и остаться свободным, почему побывать стажером полезнее, чем окончить университет в Нью-Йорке и зачем возвращаться к советской системе накопления знаний.

География детства

Я учился в самой обычной школе в московском районе Северный между МКАДом и городом Долгопрудный, где было достаточно хороших педагогов, к примеру, по математике, обществознанию и биологии (я даже выигрывал какие-то олимпиады). При этом 2,5 года прошли без уроков географии — родителям пришлось скидываться, чтобы нанять педагога, когда выяснилось, что класс не знал мировые столицы и путал Атлантический океан с Тихим.

В первом классе я прочитал рассказы о Шерлоке Холмсе и понял, что все в мире поддается логическому объяснению: оказалось, что даже самые сложные проблемы можно разложить на понятные системы и подсистемы. Наверное, с тех пор я полюбил математику и аналитическую геометрию.

Все свободное время у меня было занято кружками. Математика, теннис, плавание, английский — я занимался всем, чем можно было загрузить ребенка, росшего в раннее постсоветское время. Родители оплачивали кучу курсов и занятий, от которых я получил, вероятно, больше, чем от школы. Может быть, из-за загруженности детства в классическом понимании со мной так и не случилось. Зато у меня был брат-близнец, с которым мы делили какой-то общий мир.

Это был достаточно замкнутый, но абсолютно счастливый цикл жизни. До кружков и школы можно было дойти пешком. На мой взгляд, то, насколько ты будешь счастлив и свободен, зависит в том числе от того, как ты передвигался в детстве внутри своего простого мира, насколько поздно можно было вернуться домой без претензий от родителей.

Сталь и сплав

После школы мы с братом поступили в МИСиС. Нам повезло попасть на кафедру функциональных наносистем и высокотемпературных материалов, где преподавали блестящие педагоги, а в программе было немало интересных предметов. Мне нравилась общая физика, термодинамика процессов, сопромат, хотя бессмысленные занятия тоже случались. Учиться так понравилось, что мы поступили в аспирантуру, где стали заниматься получением наноуглерода. Правда, быстро выяснилось, что применить на практике наши исследования шансов мало, поэтому мы ушли из аспирантуры. Тогда еще не было государственных программ по нанотехнологиям — с высокими ценами на нефть и без этого было хорошо. Возможно, сейчас такие разработки оказались бы супергорячими, и я бы остался в науке.

МИСиС был довольно либеральным вузом. Официальная газета института называлась «Сталь», а мы с братом выпускали газету «Сплав», где открыто обсуждали все решения ректората, хотя он же издание газеты и оплачивал. Мы организовывали конкурсы, играли в КВН, устраивали турниры по Counter-Strike. Интерес к внеучебным делам помог лучше понимать людей и приобрести первый организационный опыт.

Я учился распределять свое время соответственно приоритетам. Например, какое-то время меньше учился, потому что мы с братом увлеченно делали справочник для первокурсника.

Не страшно недоучить, если вместо этого ты потратишь время на что-то более важное в данный момент. Один очень хочет красный диплом, а все остальное для него второстепенно, а другой нет — это должен быть осознанный выбор.

Но, конечно, в университете всегда есть предметы, которые невозможно освоить с наскока — с ними придется долго разбираться, и это нужно брать в расчет.

Но главное, чему могут научить в университете, — получать знания самому. Это хорошо удается техническому образованию. Конкретные знания очень быстро устаревают без внимания к актуальному научному процессу — через пару лет без обновления их можно выкидывать на помойку.

Грязная работа

Параллельно с учебой я стал интересоваться искусством. В то время было мало точек притяжения в этой сфере: это было довольно закрытое сообщество. Современное искусство существовало для узкой прослойки галеристов, кураторов и художников — не было даже класса музейщиков. Арт-рынок очень динамично развивался благодаря большим деньгам, но не было институционального, музейного движения, которое бы обеспечило доступ к искусству широкой публике. Так что я, как и любой горожанин, ходил в Третьяковку на Крымском Валу, на ярмарки современного искусства в ЦДХ, читал журнал «Артхроника» (закрылся в 2013 году. —

Прим. T&P).

Если говорить о погружении в современное искусство, то для начала стоит составить список из 10 фундаментальных книг, честно прочитать их и получить структурное понимание арт-рынка и ситуации в целом, чтобы потом не ругаться и не удивляться каким-то вещам.

Для меня же ключевым опытом стала работа над экспозицией выставки премии Кандинского, когда я своими руками вешал свет и общался с архитекторами. Чтобы понять, как работают выставки, не стоит стесняться идти в стажеры.

Проделав своими руками «грязную работу» несколько раз, можно узнать, как все устроено, и стать более квалифицированным специалистом.

Изучение проекта с изнанки куда более ценный опыт, чем абстрактные курсы по искусству, прослушанные в Лондоне или Нью-Йорке. Часто их авторы ничего не умеют делать руками и не интегрированы в реально работающую систему.

Minecraft в музее

Для меня нет лучшего отдыха, чем посидеть с книгой в тишине без звонков и почты. Я из тех людей, кто никогда не смотрит кино в самолете: для меня это шанс спокойно долго почитать. Мне кажется, что только книги и практика могут дать по-настоящему глубокие знания, но чтобы провести ликбез по какой-то теме, можно обратиться к подкастам. Записи Arzamas хороши как первое знакомство с новым материалом.

Но я не верю, что в современном мире можно разделить личное, общественное и профессиональное. Конечно, чтобы выжить, приходится ставить защитные барьеры, но это не всегда выходит.

Приведу простые примеры из повседневной жизни. Я люблю играть в компьютерные игры и постоянно отмечаю, как геймификация проникает в искусство, — а музеи совершенно не умеют коммуницировать с аудиторией, выросшей на Minecraft. Я иду в театр и думаю, что его нужно интегрировать в музей. Я думаю о строительстве дачи и размышляю, не лучше ли сделать из нее дом-манифест.

Занимаясь музеем современного искусства, приходится посещать традиционные культурные институции, изучать технологические стартапы, узнавать, какие выпускают самолеты. Знания из одних сфер постоянно проникают в другие, и с этим приходится жить.

Когда я хочу узнать что-то новое в конкретной сфере, то еду на профессиональную конференцию или пишу напрямую специалистам, которые в этом разбираются, — мы назначаем встречу и обсуждаем волнующую тему.

Когда есть четко сформулированный вопрос, эксперты, как правило, рады его обсудить, особенно если вы тоже находитесь на продвинутом уровне. Любое обучение подразумевает диалог — от этого развиваетесь не только вы, но и сам специалист.

Мне кажется, в современном мире отговорки о том, что не удалось найти нужную информацию, перестали работать: всегда можно написать автору напрямую и попросить прислать статью.

У меня не было времени получать дополнительное образование, связанное с искусством, и не думаю, что это необходимо: музей — не «ракетная наука» в контексте наличия специальных знаний и навыков.

Но, на мой взгляд, ничего не может развиваться без академического знания, в том числе современное искусство: без этого не произойдет глобальных перемен. Важно было начать развивать эту область, поэтому в партнерстве с НИУ ВШЭ мы открыли в университете Базовую кафедру Музея, наполнили ее программой майнора, а в сентябре уже запустим и программу магистратуры. И программа сделана практиками для обучения будущих профессионалов, то есть мы наполнили ее теорией и практикой, которая действительно понадобится.

Майнор по современному искусству кажется мне хорошей возможностью заниматься чем-то очень далеким от основной специальности хотя бы раз в неделю — пожалуй, такая возможность должна быть у любого студента.

Выбор Антона Белова

Хэл Фостер, Розалинда Краусс, Ив-Ален Буа, Бенджамин Х.Д. Бухло и Дэвид Джослит. «Искусство с 1900 года: модернизм, антимодернизм, постмодернизм»

Когда я начал интересоваться современным искусством, эту книгу еще не перевели на русский, а литературу на английском я не читал и, по правде говоря, не знал, где ее брать. Если есть возможность и свободное время, начинать лучше с таких фундаментальных трудов. Однако не стоит забывать, что эта книга абсолютно западоцентрична. Надеюсь, что когда-нибудь в обозримом будущем появятся книги, позволяющие взглянуть на историю искусства в более широком контексте.

Михаил Пиотровский. «Для музеев нет табу»

Сборник статей нынешнего директора «Эрмитажа» о том, как изменилась связь между музеем и государством, политикой и культурой, личностью и обществом с 2005 по 2015 год.

Спектакль Кирилла Серебренникова «Барокко»

Если по какой-то невиданной причине вы еще не видели ни одного спектакля Кирилла, то можно смело начинать с этого. Эта постановка стала концентрацией художественных приемов и находок за долгие годы работы режиссера.

Apex Legend

Игра в самом популярном сейчас жанре баттл-рояль или «королевской битвы». На мой взгляд, самая продуманная на данной момент.

Читайте нас в Facebook, VK, Twitter, Instagram, Telegram (@tandp_ru) и Яндекс.Дзен.

theoryandpractice.ru

Белов Антон Юрьевич - преподаватель бизнес школы

Преподает

Арт-менеджмент и галерейный бизнес Аудитория искусства Выездное занятие в музей «Гараж» Практика управления Музеем современного искусства «Гараж»

Должность

Директор Музея современного искусства «Гараж»

Образование

Национальный исследовательский технологический университет (НИТУ МИСиС)

Карьера

 с 2010 года по н.в. - директор МСИ «Гараж»

Основатель и руководитель журнала «Артгид» и портала artguide.ru 

Руководитель White Gallery 

Директор Агентства по организации культурных мероприятий Art Management

Материалы:

Директор Музея современного искусства «Гараж» Антон Белов получил премию РБК

16 декабря 2019 года объявлены обладатели 6-й ежегодной премии медиахолдинга РБК. Одним из трех обладателей премии РБК в номинации «Менеджер» стал директор Музея современного искусства «Гараж» Антон Белов.

В «Гараже» открылась масштабная выставка «Грядущий мир», посвященная теме экологии

Выставочный проект «Грядущий мир: экология как новая политика. 2030-2100», который охватит все помещения московского музея современного искусства «Гараж», открылся 28 июня и продлится до 1 декабря.

Антон Белов: «Денег в индустрии всегда больше, чем хороших проектов» (ВИДЕО)

Музей современного искусства «Гараж», созданный миллиардером Романом Абрамовичем и Дарьей Жуковой при содействии Фонда поддержки культуры «Айрис», стал одной из самых активных международных культурных институций в России. Теперь «Гараж» проводит выставки в других городах и сам поддерживает региональные музеи.

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • СЛЕДУЮЩАЯ
все преподаватели факультета >

www.rma.ru

Директор музея «Гараж» Антон Белов — о Павленском, Tesla и Поле Смите: Явления: Ценности: Lenta.ru

Директор музея современного искусства «Гараж», несмотря на относительную молодость, уже добился уважения среди профессионалов музейного дела. С «Лентой.ру» он поговорил не только о вопросах, касающихся современного искусства, но и том, как оптимально структурировать свой повседневный гардероб.

«Я с детства был активным ребенком. Занимался всем на свете — и в вузе было то же самое. Я учился в Московском институте стали и сплавов, издавал студенческую газету, участвовал в КВН, делал сайт профкому. А еще помогал молодым художникам. МИСиС находится рядом с ЦДХ и Третьяковской галерей на Крымском валу, так что я постоянно ходил на «Арт-Москву», тогда это было едва ли не единственное большое мероприятие, посвященное современному искусству. Мне было интересно, как функционирует арт-система. Я стал самостоятельно делать проекты, познакомился с галеристами, художниками, помогал им в качестве менеджера. И постепенно вырос до того, что создал ARTGUIDE — двуязычный журнал и интернет-ресурс, посвященный событиям в сфере современного искусства. Потом с художником Евгением Антуфьевым мы создали некоммерческий проект Gallery White, направленный на работу с молодыми художниками. В какой-то момент меня пригласили проконсультировать «Гараж»: была подготовлена концепция развития и мое видение совпало с видением учредителей, после чего, в 2010 году, в возрасте 27 лет, я его возглавил.

«Гараж» для меня — это миссия, в рамках которой необходимо представлять российское искусство и выводить его в международный контекст, формировать язык современной культуры — в том числе переводя важнейшие иностранные книги на русский. Мы имеем возможность создавать свое будущее прямо сейчас. Наша цель — сделать так, чтобы поколения после нас знали, что у нас есть своя история, помнили наши имена. Миссия также не исключает и развитие бизнес-модели. «Гараж» должен быть устойчивой структурой и самостоятельно зарабатывать деньги.

Кстати, Tate, музей Виктории и Альберта — большие поклонники «Гаража». Нам часто говорят, что считают нас новым типом музея с особой идентичностью. В свою очередь, мы стремимся быть на международном уровне и обеспечивать универсальный функционал. Пришли ли вы в одиночку, с друзьями или со случайно нагрянувшими в гости родственниками из Сибири — в любом случае вы будете чувствовать себя комфортно в стенах нашего здания.

С Ольгой Свибловой

С Ольгой Свибловой

Фото: предоставлено музеем «Гараж»

На входе вас встретит вежливый сотрудник службы безопасности, если вы просто захотите пообедать в кафе или зайти в книжный магазин, то за вход платить не придется. Стоимость билетов на выставки варьируется, и существует гибкая система скидок для разных категорий. К тому же мы расположены в самом сердце Парка Горького, летом здесь огромное количество людей, и многие давно не были в музее или впервые оказываются в музее современного искусства. Достучаться до их сердец — для нас это вызов и одновременно кропотливая работа».

«Современное искусство в своих радикальных проявлениях — это «институт передовых исследований», а они требуют объяснения. Если ты не знаешь их языка, то воспринимаешь как провокацию и шок. Общество с помощью кураторов и критиков анализирует новый язык и решает — продолжать эти исследования или нет. Раньше срок музеефикации искусства варьировался от 50 до 100 лет. Сейчас музеи реагируют гораздо быстрее. Но что интересно: в 2014 году у нас проходила выставка «Перформанс в России: картография истории». Это было первое крупное исследование столетней истории и традиций перформанса в России, от ранних футуристических экспериментов до акций современности. Лично для меня было открытием, что Петр Павленский гармонично смотрелся рядом с авангардистами 1910–1920-х годов и казался не настолько радикальным. Если на подобные акции реагировать сиюминутно эмоционально, то это может вызвать шок и скандал. Если же на это смотреть в музейной ретроспективе, то впечатление совсем другое. Приходит другое понимание, а политический контекст исчезает. Остается высказывание художника в рамках некой ситуации. И можно просто посмотреть на содержание высказывания и его эстетическую составляющую. Я сейчас говорю не как директор музея, а просто как зритель, выставляющий внутри себя «оценки». Замечательно в современном искусстве то, что оно постоянно заставляет делать переоценку, анализировать и сопоставлять. В «Гараже» сейчас одновременно идут выставка Луиз Буржуа, великой художницы ХХ века, на которой представлено более 80 её работ, и проект «Открытые системы», посвященный истории художественных самоорганизаций в 2000-х».

С Дарьей Жуковой и Ремом Колхасом

С Дарьей Жуковой и Ремом Колхасом

Фото: предоставлено музеем «Гараж»

«Существует глобальная арт-индустрия. 80-90 ее процентов сосредоточены в Нью-Йорке — там заключаются сделки, подписываются контракты. Но если посмотреть, где находятся «места силы», то ответ будет уже не таким определенным. Многие уезжают из Нью-Йорка, например, в Азию. С одной стороны, капитал влияет на производство искусства, с другой — идеи генерируются не благодаря финансам, а благодаря таланту. Те же Луиз Буржуа или Марина Абрамович в начале карьеры не зарабатывали баснословные гонорары. Деньги — это энергия. Она также заключается в людях, которые верят в проект, в чутких зрителях и даже в хорошей погоде в день открытия музея. Вариантов много».

«Мы сейчас живем в уникальную эпоху, когда музеи и мода идут навстречу друг другу. Louis Vuitton открыл свое пространство в Булонском лесу в Париже — гигантское здание с масштабными выставками. Миучча Прада создает свой фонд в Милане. Франсуа Пино, владелец Gucci и Yves Saint Laurent, сделал великолепный музей в Венеции. У Max Mara свой музей в Реджо-Эмилия. Все владельцы модных домов и дизайнеры тянутся к искусству и находят там источники вдохновения. Коллаборации — еще один этап такого «донорства». Уже не просто вдохновляться, а работать вместе. Музеи открывают выставки, рассказывая историю модных домов и превращая ее в артефакт. Один мой друг признался, что экспозиция работ Александра Маккуина в Лондоне вызвала у него настоящие слезы. От этого выигрывают и музеи — и тем, что получают доход от билетов, и тем, что приучают людей к культуре посещения. В следующий раз эти же люди придут на другую, более сложную выставку. Да и сам я, помню, был поражен, сходив на выставку Dior в Пушкинском музее. Мне кажется, это правильный симбиоз — мода и музеи. В частности, Gucci поддерживал открытие здания «Гаража» в июне этого года».

«Я директор музея, а музей — это сакральное пространство, храм искусства, особенно в России. Естественно, у меня есть друзья из мира моды с громкими именами, в том числе и известные российские дизайнеры — Чапурин, Терехов, Артемов, Ульяна Сергиенко — они все ходят на наши выставки. Для меня это очень приятно. Мы должны обмениваться идеями, так как находимся в одной среде. Пол Смит был у нас в «Гараже», и на него это произвело большое впечатление. Он пригласил меня в свою студию в Лондоне. Я планировал заехать на пять минут, а проговорили мы три часа. Миучча Прада, семьи Миссони и Марамотти тоже были у нас в гостях. Мне как директору музея часто приходится посещать публичные мероприятия, так что в гардеробе хватает классических вещей, точнее, почти классических. Ходить в строгих костюмах мне тяжело. Наверно, мой бунтарский дух протестует. Последнее время я увлечен японскими дизайнерами — особенно после того, как съездил в Японию.

В моем гардеробе есть восемь разных свитшотов с логотипом «Гаража». Это очень удобная вещь — дизайн мы разрабатывали сами, тщательно подбирали материалы, старались сделать его максимально комфортным. Он продается в музейном магазине и, по-моему, неплохо продается. В каком-то смысле это тоже дизайнерская вещь».

«С одной стороны, я люблю коллекционировать разные мелочи. С другой — для меня проблема ответить на вопросы друзей о подарке на день рождения. Они спрашивают — а я отвечаю, что мне ничего не нужно. Вот если бы какой-нибудь дизайнер сшил для меня универсальный комбинезон и обувь в комплекте, я бы, честно говоря, и носил бы его всегда (смеется). Незаменимая вещь для меня — очки. Я пробовал линзы, но мне в них некомфортно. Мне нравятся функциональные аксессуары — например, «умные» часы. Они показывают, сколько я сделал сегодня шагов и сколько сжег калорий.

С Дарьей Жуковой и Ремом Колхасом

Фото: предоставлено музеем «Гараж»

Я езжу на Tesla. Для меня это лучше, чем Bentley или Rolls-Royce. Потому что это электромобиль, автомобиль будущего, он не загрязняет атмосферу и создает настроение — другие люди на дороге тебе радостно сигналят, просят опустить стекло и рассказать о нем. Это мое отношение к природе и окружающим».

«Главная ценность для меня — свобода. Особенно четко я это ощутил совсем недавно, побывав на открытии Ельцин-центра в Екатеринбурге. Свобода — это в первую очередь ответственность. И не только за себя, но и за общество в целом, за окружающий нас мир. Так свобода распространяется на все — на страну, на семью. Вырастить в себе это чувство и помочь другим в его становлении — для меня, пожалуй, самая главная ценность».

lenta.ru

Поговорим про "Гараж" | Блогер solomeya на сайте SPLETNIK.RU 12 июня 2018

Мало что знаю про музей "Гараж". Но материалы, посвященные его юбилею, заинтересовали. Решила узнать побольше. И пообсуждать.

Изначально это ведь был не музей, а выставочный комплекс, и назывался он Центр современной культуры "Гараж". Музеем он стал в 2014 году, а в прошлом году в метро даже появились указатели с его упоминанием. Что для частной организации просто мегакруто!

Развитием музея во всех направлениях занимается его директор Антон Белов. Антон Белов - коренной москвич. Родился в 1983 году. Закончил Московский институт стали и сплавов. Будучи студентом Белов заинтересовался искусством, начал общаться с творческими людьми, галеристами, деятельностью фонда «Артхроника». В 2010 году он создал сайт и приложение для смартфонов Artguide - путеводитель по галереям и выставкам в Москве. И основал некоммерческий проект Gallery White, направленный на работу с молодыми художниками. Примерно в это же время Антон Белов познакомился с основателями Музея современного искусства «Гараж». После чего получил предложение возглавить Музей. Путем нехитрых манипуляций в гугле я узнала, что у Антона есть брат-близнец, а ездит он на экологической машине Tesla, которую ему подарил Абрамович.

Благодаря усилиям Антона «Гараж» стал одним из самых главных культурных «мест силы» в Москве - на его базе работают не только научный и выставочный проект, но и модный образовательный отдел, издательство и популярное кафе. Именно он привлек к работе с Музеем таких мэтров-кураторов, как Ханс-Ульрих Обрист и Кейт Фаул.

Отрывок из его интервью "Коммерсанту":

Как я познакомился с основателями «Гаража»? Мне позвонила художница Айдан Салахова и сказала, что некие люди хотели бы со мной пообщаться. С Дашей мы сразу стали друг другу симпатичны — оказалось что мы с ней сходимся во взглядах на искусство и на то, куда должен двигаться «Гараж». С Романом Аркадьевичем все оказалось чуть сложнее, потому что я показался ему чересчур молодым, наглым и амбициозным. Но в целом мои знания, опыт и видение развития российского искусства оказались им интересны. Через полгода после этой встречи мне поступило предложение представить свое видение развития «Гаража».

— Но что конкретно ты им сказал на этой первой встрече?

— Что мне не нравится «Гараж» как институция и не нравится, как вкладываются в него деньги. Мне казалось очевидным: «Гараж» должен быть не просто выставочной площадкой для привозных проектов, а стать постоянно действующим культурным центром. Далее я сразу честно сказал Даше и Роману, что нам нечего представлять за границей. Первый вопрос, который задают люди, которые только что пришли в сферу современного искусства: «А можем мы сейчас собрать такую выставку, чтобы бабахнуть в мире и всем показать, какие мы крутые?» Ответ: нет. Чтобы когда-нибудь «бабахнуть», нужно не собирать некие работы, а выращивать новое поколение художников, развивать сообщество коллекционеров, создавать среду. Чтобы русское искусство стало востребовано вовне, оно прежде всего должно стать интересным внутри страны.

Музей переезжал трижды. Открылся в 2008 году он в Бахметьевском автобусном парке.

Затем переехал в Парк Горького во временный павильон, потому что в Бахметьевском гараже открыли Еврейский музей.

А в 2015 году переехал в отреставрированное здание ресторана "Времена года"

Главный куратор музея с 2013 года - британка Кейт Фаул. Краткая биография из "АртГида":

Родилась в Лондоне. Окончила Norwich School of Art по специальности «изобразительное искусство». С 2009 по 2013 год была исполнительным директором некоммерческой Международной ассоциации независимых кураторов (ICI) в Нью-Йорке, занимающейся подготовкой кураторов и организацией передвижных выставок. Став в 2013-м главным куратором музея «Гараж», оставила пост директора ассоциации, но по настоящее время является членом ее правления.

До нее главным международным куратором центра была Молли Дент-Броклехерст.

С чего все началось: 

Иосиф Бакштейн, директор Института проблем современного искусства, в 2008 году куратор проекта "Ретроспектива Ильи и Эмилии Кабаковых в Москве":

 "Началось все с того, что я решил сделать выставку Ильи Кабакова в Москве. Процесс застопорился в самом начале: ему не нравилось ни одно пространство в Москве. Ни Третьяковка, ни Манеж — ничего. И тут я случайно узнал, что существует такой вот гараж, и что принадлежит он хасидской синагоге «Хабад-Любавич», и что у меня там есть знакомый. Конкретно — Александр Моисеевич Борода. Мы встретились, поговорили, и через месяц Борода познакомил меня с Дашей Жуковой. Вскоре после этого Роман Аркадьевич поддержал реконструкцию «Гаража». И летом 2008-го в гараже начался сложнейший монтаж гигантской инсталляции Ильи Кабакова в 5000 квадратных метров — одной из самых выдающихся его работ, по собственному признанию художника. Даша с самого начала включилась во всю эту историю. С Кабаковым я ее познакомил в аэропорту, кажется, Франкфурта". 

Три мнения про открытие ЦСК "Гараж", на котором пела Эми Уайнхаус:

1)"На ту вечеринку попали немногие. На открытие приехали крупнейшие фигуры в мире современного искусства — Гагосян, Пино, Джефф Кунс, все-все-все. Выступала Эми Вайнхаус — все ожидали каких-то эксцессов, но она отработала крайне профессионально; кстати, мне показалось тогда, что ее знаменитая «расфокусированность» на сцене — просто хорошо отрепетированный прием". -Алина Сапрыкина, арт-директор Artplay, в 2008–2009-м пресс-атташе центра «Гараж»

2)"Пригласить Эми Вайнхаус — это был большой риск. За нее заплатили гигантские деньги, звучала цифра в миллион фунтов. Эми разве что не связанной держали в номере, чтобы она не успела ничего с собой сотворить до выступления. Впрочем, концерт она все равно давала в абсолютно нетрезвом виде. Это было удивительно: она попадала в ноты, но не попадала в микрофон. Ее шатало. Если бы микрофон был привязан ко рту, мы бы услышали хороший концерт, а так — было слышно только подпевку и отдельные ноты. Я бы вообще сравнила это выступление с издевательством над больным животным: когда старенького облезлого медведя заставляют бить в бубен. Но никто из присутствующих моих переживаний не разделял — все счастливо плясали и к состоянию артистки относились как к должному" - Евгения Милова, светский обозреватель газеты «Коммерсант».

3)"Эми Уайнхаус, выглядевшая как своего рода трэш-пародия на прекрасную брюнетку Дашу Жукову, появилась с двухчасовым опозданием, но как раз в тот момент, когда гости были готовы танцевать. Выбор певицы тоже был довольно точен — Кайли Миноуг или, не дай бог, Мадонна диссонировали бы с общим стилем. А тут была ровно та доза символической альтернативности, что нравится арт-миру.

Так что все закончилось в два часа ночи буйными плясками. Английская часть гостей к этому моменту надела на башмаки огромные остроносые батоны итальянского хлеба, которые в качестве декора грудой лежали на столе, и исполняла в них какие-то средневековые церемонные танцы. Русские гости, воспитанные на мистическом уважении к хлебу, смотрели на них с ужасом и завистью, понимая, что детство у нас разное, но, может быть, на территории современного искусства мы еще придем к взаимопониманию" - Екатерина Деготь, портал colta.ru.

Про книжный магазин "Гаража"

"Важно сказать, что в нашем магазине были книги, которых не было больше нигде ни в России, ни в Москве. Да, мои коллеги делали классный магаз! Лично меня не интересовало, приносит ли магазин доход. Я считал, что следить нужно преимущественно не за тем, кто и сколько покупает, а за тем, чтобы на полках у нас появлялись книги, интересные умной читающей публике. И чтобы цены были для этих вот людей, а не для каких-то странных персонажей. Случалось, приходил человек и скупал книги на сумму, на которую обычная российская семья из четырех человек могла бы жить полгода. Сомневаюсь, что Даша участвовала в выборе книг. Мы ее редко видели. Изредка слышали шепоток охранников — «идет-идет, Жукова-Жукова», — после чего мимо нас проходила невысокая брюнетка. Абрамович несколько раз заглядывал с десятком охранников — увесистых и зыркающих людей, всегда располагавшихся по периметру, — скромно так бродил по магазину и листал книги. Не купил ни одной. Закончилось все — для нас, по крайней мере, — спустя полтора года. Когда в работу магазина стал вмешиваться так называемый Офис. В магазине было решено продавать мягкие игрушки и футболки — я им еще предлагал не останавливаться и начинать торговать сахарной ватой и колой. После ухода Куприянова на полгода воцарился управляемый хаос, потом Офис пригласил антикризисного менеджера с гениальной капиталистической идеей — надо вполовину сократить сотрудникам зарплату. На этом мы  уволились», - Михаил Елизаров, писатель, работал продавцом в книжном магазине при «Гараже»

За 10 лет в «Гараже» прошло почти полторы сотни выставок, в том числе художников с громкими именами: Такаси Мураками, Луиза Буржуа, Марк Ротко, Марина Абрамович.

Про выставку Марины Абрамович

«Дарье очень понравился проект Марины Абрамович в Нью-Йорке, в MoMA, и она решила сделать выставку в Москве. К моменту открытия она уже была знакома с Мариной, и сама Абрамович жаловалась, что в трудные моменты жизни пользуется сходством своей фамилии с фамилией Романа Аркадьевича. Например, приходит в ресторан и, если видит, что свободных столиков нет, объявляет, что она не АбрАмович, а АбрамОвич — сестра.

Смешная была история про то, как «Гараж» посетила королева Бельгии. Нам заранее позвонили из службы протокола и сказали, что королева посетит выставку Уильяма Кентриджа, а вот на выставку Абрамович не пойдет. Я пытался смягчить ситуацию: возможно, говорю, стоит ей все-таки предложить? А мне ответили: «Нет, она не любит и считает, что все эти голые люди — это ужасно». Приехала бельгийская королева — женщина в летах, очень благообразная, — посмотрела Кентриджа. А потом спрашивает: «А там что?» Мы говорим: «А там у нас выставка Марины Абрамович». Она: «С удовольствием посмотрю, что это такое». Заходим в комнату с перформансами, где обнаженные люди стоят и мимо которых нужно пройти. Королева в ужасе, но стоит на своем: «Я пойду дальше». После мы час просидели с ней в кафе, обсуждая выставку. Да, ей не понравилось, но ей было интересно понять, почему все так» - Антон Белов, директор Центра современной культуры «Гараж»

В первое время "Гараж" посещало около 10 тысяч человек в год. В 2017-м в музее побывало 717 тысяч. За это время  провели около 150 выставок — от камерных, лабораторных проектов до масштабных сложноустроенных экспозиций.

Насколько я поняла по юбилейным мероприятиям, музей делит посетителей на три вида.  Первая линия - это самые важные посетители, патроны  и спонсоры музея (да, друзья, музей жив не токмо деньгами Романа Абрамовича), друзья, коллеги основателей Гаража, звезды арт-мира и в таком стиле. 

Второй ранг - держатели карт лояльности музея. Для них тоже есть отдельные и специальные мероприятия, но уже живьем на Дашу Жукову посмотреть им не удастся. И третий ранг - все остальные, для кого открытие было 10 числа.

"Татлер" выдал интересную статью про музей, в котором главной темой было, кого туда пускают, а кого нет. Оказывается, на открытие какой-то выставки в 2009 году не пустили пришедших Александра Лебедева с Перминовой и Мирославу Думу. Несмотря на то, что они пытались дозвониться до Абрамовича и уговорить его внести их в списки, их так и не пустили на вечеринку. (Нечего себе, подумала я, читая об этом!)

Также долгое время не приглашали Ксению Собчак, а потом она, как пишет "Татлер", магически превратилась в желанного гостя и стала позировать с Дашей и называть ее подругой детства.Вообще это довольно странно, потому что когда-то давно Ксюша и Даша были не разлей вода.

А вот Яна Рудковская, если вы заметили, до сих пор не является любимым гостем закрытых мероприятий "Гаража", за что журнал хвалит пиар-группу музея.

А вообще, говорят, что в "Гараже" есть черные списки знаменитостей, которых не стоит приглашать на важные мероприятия. В них заносят особо провинившихся в глазах общественности персон.

Но, как пишет демократичный "Татлер", с учетом расистского скандала с самой Жуковой, сидящей на кресле в виде фигуры темнокожей женщины, можно было бы относиться к промахам земляков с большим пониманием.
Несмотря на то, что меня в музей пускают и в черных списках, скорее всего , меня нет, я там была только один раз. Впечатление осталось неопределенным. Расскажите, кто бывает часто, чем место это хорошее, или плохое. Какие впечатления. И всякий инсайд тоже будет к месту)

www.spletnik.ru

Директор музея «Гараж» Антон Белов — интервью

09 июня 2018Пономарева Анастасия

Проект ELLE к 10-летнему юбилею главного российского Музея современного искусства

10 июня Музею современного искусства «Гараж», расположенному в самой зеленой зоне центра Москвы — Парке Горького, исполняется 10 лет. Вместе с директором самого знакового арт-проекта столицы Антоном Беловым ELLE предлагает перейти на новые экологические стандарты.

Директор музея «Гараж» Антон Белов — интервью (фото 1)

ELLE Художники исторически не ассоциируются со здоровым образом жизни. Но в последние годы все большее число авторов превращают свои работы в манифест в защиту экологического благополучия. Почему это происходит?

АНТОН БЕЛОВ Современное искусство находится на передовой и занимается исследованием актуальных процессов. Что касается художников, то они всегда были про правильный образ мыслей — первыми поддержали движение за гражданские права чернокожих в США и ЛГБТ-сообщество, первыми выступили с критикой экологической политики Трампа, заявившего, что глобального потепления не существует. Экология сегодня — вполне понятный тренд: все обеспокоены ужасающей сводкой о том, что в Мировом океане дрейфует более 165 миллионов тонн пластика. Мы в «Гараже» в данный момент совершаем переход на экологические стандарты — перестали закупать одноразовую посуду, пользуемся интеллектуальной печатью, разделяем и перерабатываем мусор, организуем сбор одежды совместно с нашим партнером — компанией UNIQLO.

Еще лично вы несколько лет назад пересели на электромобиль Tesla.

Это осознанный выбор. Летая на самолетах и живя в отапливаемых домах, мы наносим постоянный вред экологии. Если хотя бы твой личный автомобиль этого не делает — это уже вклад. Покупая Tesla, ты автоматически становишься его амбассадором. Люди в пробках все время спрашивают меня: каково это — водить электромобиль? И я рад, что мне удается убедить их в том, что это суперпросто и комфортно. Но самое главное, что такие инновации меняют общество. Если мы сегодня не задумаемся о количестве выбросов и отходов, к концу нашей с вами жизни планета будет непригодна для существования. Этой теме посвящен глобальный экологический проект музея, который мы запустим уже в следующем году: искусство в нем будет сочетаться с дискуссионной и образовательной программой. Его цель — показать, что забота об экологии не скучное, а сплачивающее занятие. Это первый проект подобного рода в России. Готовимся тщательно и все детали раскроем чуть позже.

Директор музея «Гараж» Антон Белов — интервью (фото 3)

За десять лет существования «Гараж» стал первопроходцем во многих областях: вы первые стали обращать внимание на взаимодействие с аудиторией и реализовывать инклюзивные программы...

Вместе с нами случился институциональный прорыв — все музеи начали меняться вслед за «Гаражом». Для многих площадок взаимодействие и образование посетителей стало не просто вторичной деятельностью, а полноценной интеграционной программой, как и у нас. В данный момент в честь десятилетия мы решили пойти дальше и запустить общеуниверситетскую базовую кафедру музея в Высшей школе экономики, где планируем вести не только образовательную, но и научно-исследовательскую работу. Будем готовить специалистов в области современного искусства: кураторов, менеджеров, художников. Мы хотим, чтобы эта отрасль превратилась из узкопрофильных субкультурных курсов в академическую сферу.

Тем, у кого нет времени на полноценное обучение, как вы посоветуете подготовиться к встрече с современным искусством?

Не нужно ничего делать специально. Прогуляйтесь по Парку Горького, убавьте скорость, на которую настраивает Москва, зайдите в «Гараж». Тем более что посещение первого этажа — абсолютно бесплатное: вы можете выпить кофе, зайти в книжный и купить или просто полистать интересные альбомы по искусству, книги. А если появится желание — сходите на выставку. Или в наш летний кинотеатр: на показ, к примеру, «Острова собак» Уэса Андерсона или более сложного экспериментального фильма японской художницы Яёй Кусамы. В «Гараж» вы приходите наслаждаться современной культурой, впитывать ее, извлекать опыт. Если вам понравится — вы вернетесь уже более подготовленными.

Сегодня найдется немало людей, которые до сих пор убеждены, что современное искусство — безыдейно и бесталанно по сравнению с произведениями прошлого. Как можно их переубедить?

Это нормальная защитная реакция — люди не понимают современное искусство и отрицают его существование. Ровно так же проблемы, занимающие передовую науку, доходят до сознания обывателя, как правило, спустя лет пятнадцать. Для людей с таким посылом подойдет все — от статьи в «Википедии» до книги «История картин: от пещеры до компьютерного экрана» Дэвида Хокни и Мартина Гейфорда. Посещая выставки современных художников, вы начинаете лучше понимать окружающий мир — архитектуру, дизайн, мысли нынешнего поколения. Это невозможно ничем заменить.

Директор музея «Гараж» Антон Белов — интервью (фото 5)

Работы Кабаковых, Ротко, Абрамович, Луизы Буржуа и Мураками способствуют пониманию окружающего мира?

Да, каждый проект был злободневен и приближал зрителя к пониманию задач искусства и современной культуры в целом. Эти художники — яркие звезды арт-индустрии, большинство из которых не имели в России достойного представления. Также при планировании этих экспозиций мы всегда обращали внимание на открытость художника к созданию новых работ специально для «Гаража». Выставка Урса Фишера — специальный проект художника для нашего музея. То же самое с Мураками — для него подготовка к выставке оказалась очень сложной, мы постоянно хотели наполнить ее еще большими и большими смыслами, а не просто развесить по залам картины.

Вы как-то сказали, что самых перспективных молодых художников стоит искать в регионах. Получается, что в начале ХХ века юные творцы отправлялись в условный Париж, чтобы найти себя и свою среду, а сегодня сидят на местах и вдохновляются промзонами?

Единого центра культуры больше не существует. Есть, конечно, точки активности, но хорошему художнику сегодня действительно неважно, где сидеть: в Лос-Анджелесе, на Урале или в пустыне. Прославленные молодые российские художники Аслан Гайсумов из Чечни или Женя Антуфьев из Тувы курсируют между городами и выставками по всему миру. Гораздо важнее, чтобы их работы представляли международные галереи, а они сами общались с профессиональным сообществом. Этим вопросам отчасти и посвящен проект «Гаража» — Триеннале российского современного искусства, в рамках которого наши кураторы ездят по регионам и отбирают самых перспективных художников для выставки в музее.

Есть ли особо креативные регионы?

Бывают периодические всплески — ­например, воронежская или краснодарская волна. Сейчас очень активны Владивосток и Казань. Как правило, все начинается с того, что несколько людей объединяются под эгидой какой-то идеи, читают вместе книжки, устраивают выставки. Это перерастает в маленькую самоорганизованную институцию и становится толчком для появления художников и бурного процесса в регионе. Не нужно думать, что власть сейчас решит построить новый музей или ввести закон и ситуация поменяется. Все начинается с нашей с вами инициативы улучшить жизнь вокруг себя — будь то совместное творчество или забота об окружающей среде.

www.elle.ru

В рамках ПМЭФ директор Музея современного искусства «Гараж» Антон Белов обнародовал программу интеграции мигрантов

На ПМЭФ состоялась сессия «Через призму искусства о главном. Как затрагиваются социально значимые темы с другого ракурса», посвященная поддержке крупными корпорациями социально значимых проектов. В ходе дискуссии директор «Гаража» Антон Белов обнародовал планы по новому направлению работы институции, известной своими инклюзивными проектами.

«Только в нашем музее работают порядка 25 человек-мигрантов — в "летучих" технических бригадах, на кухне. Мы в свое время обратили внимание на существенную проблему: они не всегда понимают, о чем проходящие в "Гараже" выставки. И это наша задача — им объяснить доступным способом, о чем мы и зачем мы это делаем. Мы проводим курсы русского языка, делаем специальные адаптированные тексты на выставках. При этом мигранты обладают гигантским потенциалом: они могут обогатить наше культурное поле, находить другой угол зрения. С помощью искусства мы как раз должны начать эту интеграцию»,— поделился Антон Белов.

Деятельность музея в рамках нового направления условно делится на две части:

  • Первая — работа с новой аудиторией — сообществом людей, имеющих миграционный опыт: адаптация для них как выставочных, так и просветительских программ музея, проведение экскурсий, мастер-классов и курсов.
  • Вторая — работа с людьми без миграционного опыта с целью декриминализации образа «мигранта», а также повышение уровня гуманности в обществе.

Принимая во внимание тенденцию старения общества, прирост населения возможен в том числе благодаря миграции. «Страны в ближайшем будущем будут бороться за положительную миграцию. Чем больше мы будем вкладываться в мигрантов и интегрировать их в общество, чтобы к нам приезжали лучшие, тем эффективнее мы будем»,— прокомментировал Антон Белов. Один из методов бережной интеграции — изучение языка. Например, в петербургском Манеже для сотрудников, имеющих миграционный опыт, организованы курсы русского языка.

«Гараж» пошел в ином направлении и создал для своих русскоязычных сотрудников курсы узбекского и грузинского языков.

www.kommersant.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о