Уютный трикотаж: интернет магазин белорусского трикотажа

Empire v митра: «Empire «V». » / / :: – Empire v — Википедия

Empire v митра: «Empire «V». » / / :: – Empire v — Википедия

Oxxxymiron станет вампиром. Окси сыграет роль главного злодея в экранизации романа Виктора Пелевина

Рэпер Оксимирон сыграет роль главного злодея в экранизации романа Виктора Пелевина Empire V («Ампир V»). Окси придётся влезть в шкуру вампира, который будет управлять человечеством, обучать главного героя, а потом сразится с ним в главной битве фильма.

Режиссёр Виктор Гинзбург выбрал Оксимирона на роль главного антагониста фильма Empire V — экранизации романа Виктора Пелевина о современных вампирах. Оксимирон сыграет персонажа по имени Митра — вампира, который станет куратором главного героя в тайном обществе и затем сразится с ним на дуэли, после чего будет убит. О выборе рэпера на роль злодея режиссёр сообщил в ролике, опубликованном на канале Окси в YouTube.

Empire V рассказывает об обычном парне Романе Шторкине, который становится вампиром после встречи с одним из представителей этого вида. Сменив имя на «Рама», Роман учится жить в тайном обществе вампиров, контролирующих человеческое общество с помощью наук гламура и дискурса. Вместе с этим он пытается выяснить сведения об изнанке вампирского сообщества. У романа есть продолжение — книга «Бэтман Аполло», но она в своё время была очень прохладно принята критиками.

Описание Митры из романа фанаты приняли как вполне подходящее для того, чтобы его сыграл Окси:

Читайте на MedialeaksДевушка без ноги показала фото и порвала шаблоны о парнях. В плохом смысле, ведь их ответы пошлые на все сто

«Митра был сухощавым молодым человеком высокого роста, с острым взглядом, эспаньолкой и еле обозначенными усами. В нём было что-то мефистофелевское, но с апгрейдом: он походил на продвинутого беса, который вместо архаичного служения злу встал на путь прагматизма и не чурается добра, если оно способно быстрее привести к цели».​

За экранное время для Окси фанатам волноваться не стоит: в книге Митра был одним из трёх ключевых персонажей. За его любовь к творчеству Пелевина, вероятно, тоже: в 2013 году Мирон делал отсылки к роману «Ампир V» в песне Darkside.

Я режу вас турбиною во снах
Не реже, чем под Аль-Джазиру мастурбирую на снафф.
Желаю смерти пары редколлегий, пары рэп-коллег,
И я не Дейл Карнеги, мне всё это на руку, как Брейгель
Мне снится то глава Ампира В,
То в эфире ТВ живая голова Эльвиры Т,
У меня кризис жанра!
Не Индиана, но всё из последних сил
Как прыжок в дилижанс из дирижабля.

Съёмки картины начались 16 сентября 2017 года.

Режиссёр фильма Виктор Гинзбург известен фанатам Пелевина по экранизации его романа «Generation П», действие которого, согласно некоторым отсылкам, происходит в той же вселенной, что и действие «Ампира». Гинзбург сам искал спонсоров для экранизации и работал над ней около пяти лет, однако отзывы на фильм оказались противоречивыми.

В последнее время Окси не перестаёт радовать фанатов: выпускает песню о биполярном расстройстве личности, вроде как написанную за одну ночь, становится приглашённым вокалистом в песне «Би-2» (и это внезапно нравится фанатам рэпера) и, несмотря на проигрыш Гнойному в баттле, собирается вернуться на баттл-сцену и почитать рэп на английском в прямом эфире.

МИТРА — Empire V — Виктор Пелевин — Ogrik2.ru

  • Научная и техническая литература
    • Бизнес (589)
    • Военно-историческая литература (457)
    • Гуманитарные науки и искусство (258)
    • Иностранные языки (27)
    • Медицина (64)
    • Научно-популярная литература (457)
    • Нормативная документация (22)
    • Техническая литература (21)
    • Точные и естественные науки (44)
    • Учебники (75)
    • Энциклопедии и словари (32)
  • Компьютерная литература
    • Веб-дизайн (1)
    • Программирование (55)
  • Разное
    • Историография (607)
    • Кулинария (217)
    • На досуге (144)
    • Настольные игры и Поделки (5)
    • Нетрадиционная медицина (292)
    • Образование, воспитание и развитие детей (29)
    • Популярная психология (794)
    • Публицистика (442)
    • Религиозная литература (310)
    • Сад, огород, животноводство (148)
    • Спорт и Боевые искусства (63)
    • Строительство и ремонт (81)
    • Эзотерика (243)
  • Художественная литература
    • 1001 обязательная книга (597)
    • Библиотеки (314)
    • Боевики (188)
    • Детективы (1102)
    • Детская, подростковая литература (750)
    • Исторические книги (161)
    • Классика, современная проза и поэзия (1332)
    • Любовный роман (192)
    • Мистика, ужасы (226)
    • Многоавторские сборники (11997)
    • Приключенческая литература (203)
    • Сатира, юмор (121)
    • Собрания книг иностранных авторов (1155)
    • Собрания книг русскоязычных авторов (3742)
    • Фантастика, фэнтези (3816)

МИТРА — Empire «V» — Виктор Пелевин — Ogrik2.ru

  • Научная и техническая литература
    • Бизнес (589)
    • Военно-историческая литература (457)
    • Гуманитарные науки и искусство (258)
    • Иностранные языки (27)
    • Медицина (64)
    • Научно-популярная литература (457)
    • Нормативная документация (22)
    • Техническая литература (21)
    • Точные и естественные науки (44)
    • Учебники (75)
    • Энциклопедии и словари (32)
  • Компьютерная литература
    • Веб-дизайн (1)
    • Программирование (55)
  • Разное
    • Историография (607)
    • Кулинария (217)
    • На досуге (144)
    • Настольные игры и Поделки (5)
    • Нетрадиционная медицина (292)
    • Образование, воспитание и развитие детей (29)
    • Популярная психология (794)
    • Публицистика (442)
    • Религиозная литература (310)
    • Сад, огород, животноводство (148)
    • Спорт и Боевые искусства (63)
    • Строительство и ремонт (81)
    • Эзотерика (243)
  • Художественная литература
    • 1001 обязательная книга (597)
    • Библиотеки (314)
    • Боевики (188)
    • Детективы (1102)
    • Детская, подростковая литература (750)
    • Исторические книги (161)
    • Классика, современная проза и поэзия (1332)
    • Любовный роман (192)
    • Мистика, ужасы (226)
    • Многоавторские сборники (11997)
    • Приключенческая литература (203)
    • Сатира, юмор (121)
    • Собрания книг иностранных авторов (1155)
    • Собрания книг русскоязычных авторов (3742)
    • Фантастика, фэнтези (3816)

Ампир «В». Митра (В. О. Пелевин, 2006)

Я стоял у той же шведской стенки. Мне жутко хотелось в туалет. Кроме того, что-то было не в порядке с моим ртом. Проинспектировав его языком, я понял, что верхние клыки вывалились из десны – теперь на их месте были две дыры. Видимо, я выплюнул зубы во сне – во рту их не было.

Кажется, в комнате появился кто-то живой – но я не мог сфокусировать взгляд и видел перед собой просто мутное пятно. Это пятно пыталось привлечь мое внимание, производя тихие звуки и совершая однообразные движения. Внезапно мои глаза сфокусировались, и я увидел перед собой незнакомого человека, одетого в черное. Он водил рукой перед моим лицом, проверяя, реагирую ли я на свет. Увидев, что я пришел в себя, незнакомец приветственно кивнул головой и сказал:

– Митра.

Я догадался, что это имя.

Митра был сухощавым молодым человеком высокого роста, с острым взглядом, эспаньолкой и еле обозначенными усами. В нем было что-то мефистофелевское, но с апгрейдом: он походил на продвинутого беса, который вместо архаичного служения злу встал на путь прагматизма, и не чурается добра, если оно способно быстрее привести к цели.

– Роман, – сипло выговорил я и перевел глаза на диван у стены.

Трупа на нем уже не было. Крови на полу тоже.

– А где…

– Унесли, – сказал Митра. – Увы, это трагическое событие застало нас врасплох.

– Почему он был в маске?

– Покойный был обезображен в результате несчастного случая.

– Поэтому он и застрелился?

Митра пожал плечами.

– Никто не знает. Покойный оставил записку, из которой следует, что его преемником будешь ты…

Он смерил меня внимательным взглядом.

– И это похоже на правду.

– Я не хочу, – сказал я тихо.

– Не хо-че-шь? – протянул Митра.

Я отрицательно покачал головой.

– Не понимаю, – сказал он. – Ты, по-моему, должен быть счастлив. Ты ведь продвинутый парень. Иначе бы Брама тебя не выбрал. А единственная перспектива у продвинутого парня в этой стране – работать клоуном у пидарасов.

– Мне кажется, – ответил я, – есть и другие варианты.

– Есть. Кто не хочет работать клоуном у пидарасов, будет работать пидарасом у клоунов. За тот же самый мелкий прайс.

На это я не стал возражать. Чувствовалось, что Митра знает жизнь не понаслышке.

– А ты теперь вампир, – продолжал он. – Ты просто еще не понял, как тебе повезло. Забудь сомнения. Тем более что назад дороги все равно нет… Лучше скажи, как самочувствие?

– Плохо, – сказал я. – Голова очень болит. И в туалет хочется.

– Что еще?

– Зубы выпали. Верхние клыки.

– Сейчас мы все проверим, – сказал Митра. – Одна секунда.

В его руке появилась короткая стеклянная пробирка с черной пробкой. Она была до половины заполнена прозрачной жидкостью.

– В этом сосуде водный раствор красной жидкости из вены человека. Она разведена из расчета один к ста…

– А кто этот человек?

– Узнай сам.

Я не понял, что Митра имеет в виду.

– Открой рот, – сказал он.

– Это не опасно?

– Нет. Вампир иммунен к любым болезням, передающимся через красную жидкость.

Я повиновался, и Митра аккуратно уронил мне на язык несколько капель из пробирки. Жидкость ничем не отличалась от обычной воды – если в ней и было что-то чужеродное, на вкус это не ощущалось.

– Теперь потри языком о верхнюю десну. Ты кое-что увидишь. Мы называем это маршрутом личности…

Я потрогал нёбо кончиком языка. Там теперь было что-то чужеродное. Но больно не было – ощущалось только легкое пощипывание, как от слабого электричества. Я несколько раз провел языком по десне, и вдруг…

Не будь я привязан к шведской стенке, я бы, наверное, не удержал равновесия. Внезапно я испытал яркое и сильное переживание, не похожее ни на что из известного мне прежде. Я увидел – или, вернее, почувствовал – другого человека. Я видел его изнутри, словно я сделался им сам, как иногда бывает во сне.

В похожем на полярное сияние облаке, которым мне представился этот человек, можно было выделить две зоны – как бы отталкивания и притяжения, темноты и света, холода и тепла. Они входили друг в друга множественными кляксами и архипелагами, так что их пересечение напоминало то теплые острова в ледяном море, то холодные озера на согретой земле. Зона отталкивания была заполнена неприятным и тягостным – тем, чего этот человек не любил. Зона притяжения, наоборот, содержала все, ради чего он жил.

Я увидел то, что Митра назвал «маршрутом личности». Сквозь обе зоны действительно проходил некий трудноописуемый невидимый маршрут, подобие колеи, куда внимание соскальзывало само. Это был след привычек ума, борозда, протертая повторяющимися мыслями – нечеткая траектория, по которой изо дня в день двигалось внимание. Проследив за маршрутом личности, можно было за несколько секунд выяснить все самое важное про человека. Я понял это без дополнительных объяснений Митры – словно когда-то уже знал все сам.

Человек работал компьютерным инженером в московском банке. У него было множество секретов от других людей, были даже стыдные секреты. Но главной его проблемой, позором и тайной было то, что он плохо разбирался в «Windows». Он ненавидел эту операционную систему как зэк злого надзирателя. Доходило до смешного – например, просто из-за существования «Windows Vista», у него портилось настроение, когда он слышал в кино испанское выражение «hasta la vista». Все, связанное с работой, располагалось в зоне отталкивания, а в самом центре реял флаг «Windows».

В центре зоны притяжения был, как мне сначала показалось, секс – но, приглядевшись, я понял, что главной радостью в этой жизни было все-таки пиво. Упрощенно говоря, человек жил для того, чтобы пить качественное немецкое пиво немедленно вслед за половым сношением – и ради этого переносил все ужасы службы. Возможно, он сам не понимал про себя главного – но мне это было очевидно.

Я не могу сказать, что чужая жизнь открылась мне полностью. Я словно стоял у приоткрытой двери в темную комнату и водил по разрисованной стене лучом фонаря. Каждая из картинок, на которой я задерживал внимание, приближалась и дробилась на множество других, и так много-много раз. Я мог добраться до любого воспоминания – но их было слишком много. Затем картинки потускнели, как будто у фонаря села батарейка, и все исчезло.

– Видел? – спросил Митра.

Я кивнул.

– Что?

– Компьютерный специалист.

– Опиши.

– Как весы, – сказал я. – С одной стороны пиво, с другой «Виндоуз».

Митра не удивился этой странной фразе. Он уронил каплю жидкости себе в рот и несколько секунд шевелил губами.

– Да, – согласился он. – Виндоуз х-р-р-р.

Я тоже не удивился, услышав это: компьютерный специалист выражал свою ненависть к одной из версий обслуживаемого продукта, произнося «XP» по-русски – получалось как бы тихое похрюкивание.

– Что я видел? – спросил я. – Что это было?

– Твоя первая дегустация. В предельно облегченном варианте. Если бы препарат был чистым, ты бы перестал понимать, кто ты на самом деле. И продолжалось бы все гораздо дольше. С непривычки можно получить психическую травму. Но так остро все ощущается только поначалу. Потом ты привыкнешь… Что же, поздравляю. Теперь ты один из нас. Почти один из нас.

– Простите, – сказал я, – а вы кто?

Митра засмеялся.

– Я предлагаю сразу перейти на «ты».

– Хорошо. Кто ты такой, Митра?

– Я твой старший товарищ. Правда, старше я ненамного. Такое же существо, как ты. Надеюсь, мы станем друзьями.

– Раз мы должны стать друзьями, – сказал я, – могу я попросить об одной дружеской услуге авансом?

Митра улыбнулся.

– Разумеется.

– Нельзя ли отвязать меня от этой стенки? Мне надо в туалет.

– Конечно, – сказал Митра. – Я прошу прощения, но мне следовало убедиться, что все прошло нормально.

Когда веревки упали на пол, я попытался сделать шаг вперед – и свалился бы, если бы Митра не подхватил меня.

– Осторожно, – сказал он, – возможны проблемы с вестибулярным аппаратом. Должно пройти несколько недель, пока язык полностью приживется… Ты можешь идти? Или тебе помочь?

– Могу, – сказал я. – Где?

– Налево по коридору. Возле кухни.

Туалет, выдержанный в одном стиле с квартирой, походил на музей сантехнической готики. Я уселся на подобие черного гностического трона с дырой посередине и попытался собраться с мыслями. Но это не удалось – мысли совершенно не хотели собираться друг с другом. Они вообще куда-то пропали. Я не ощущал ни страха, ни возбуждения, ни заботы о том, что случится дальше.

Выйдя из туалета, я понял, что меня никто не сторожит. В коридоре никого не было. На кухне тоже. Дверь черного хода, через которую я вошел в квартиру, была всего в нескольких шагах на кухне. Но я не думал о побеге – и это было самое странное. Я знал, что сейчас вернусь в комнату и продолжу разговор с Митрой.

«Почему я не хочу бежать?» – подумал я.

Откуда-то я знал, что делать этого не следует. Я попытался понять, откуда – и заметил нечто крайне странное. В моем уме словно появился центр тяжести, какой-то черный шар, такой непоколебимо устойчивый, что равновесию оснащенной им души ничто не угрожало. Именно там теперь оценивались все возможные варианты действий – принимались или отвергались. Мысль о побеге была взвешена на этих весах и найдена слишком легкой.

Шар хотел, чтобы я вернулся назад. А поскольку этого хотел шар, этого хотел и я. Шар не сообщал мне, чего он хочет. Скорее, он просто катился в сторону нужного решения – а вместе с ним туда катился и я. «Так вот почему Митра выпустил меня из комнаты, – понял я. – Он знал, что я не убегу». Я догадывался, откуда Митра это знал. У него внутри был такой же точно шар.

– Что это такое? – спросил я, вернувшись в комнату.

– О чем ты?

– У меня теперь внутри какое-то ядро. И все, что я пытаюсь думать, проходит через него. Словно я… потерял душу.

– Потерял душу? – переспросил Митра. – А зачем она тебе?

Видимо, на моем лице отразилось замешательство – Митра засмеялся.

– Душа – это ты или не ты? – спросил он.

– В каком смысле?

– В прямом. Что ты называешь душой – себя или нечто другое?

– Наверно, себя… Или нет, скорее все-таки что-то другое…

– Давай рассуждать логически. Если душа – это не ты, а что-то другое, зачем тебе о ней волноваться? А если это ты, как ты мог ее потерять, если ты сам – вот он?

– Да, – сказал я, – разводить ты умеешь, вижу.

– И тебя научим. Я знаю, почему ты паришься.

– Почему?

– Культурный шок. В человеческой мифологии считается, что тот, кто становится вампиром, теряет душу. Это ерунда. Все равно что сказать, будто лодка теряет душу, когда на нее ставят мотор. Ты ничего не потерял. Ты только приобрел. Но приобрел так много, что все известное тебе прежде ужалось до полного ничтожества. Отсюда и чувство потери.

Я сел на диван, где совсем недавно лежал труп человека в маске. Мне, наверно, было бы жутко сидеть на этом месте, но тяжелому черному шару у меня внутри было все равно.

– У меня нет чувства потери, – сказал я. – У меня даже нет чувства, что я – это я.

– Правильно, – ответил Митра. – Ты теперь другой. То, что тебе кажется ядром – это язык. Раньше он жил в Браме. Теперь он живет в тебе.

– Помню, – сказал я, – Брама говорил, что его язык перейдет в меня…

– Только не думай, пожалуйста, что это язык Брамы. Это Брама был телом языка, а не наоборот.

– А чей тогда это язык?

– Нельзя говорить, что он чей-то. Он свой собственный. Личность вампира делится на голову и язык. Голова – это человеческий аспект вампира. Социальная личность со всем своим багажом и барахлом. А язык – это второй центр личности, главный. Он и делает тебя вампиром.

– А что это такое – язык?

– Другое живое существо. Высшей природы. Язык бессмертен и переходит от одного вампира к другому – вернее, пересаживается с одного человека на другого, как всадник. Но он способен существовать только в симбиозе с телом человека. Вот, гляди!

Митра указал на картину с конным Наполеоном. Наполеон был похож на пингвина, и при желании можно было увидеть на картине цирковой номер: пингвин едет на лошади во время фейерверка…

– Я чувствую язык не телом, – сказал я, – а как-то иначе.

– Все правильно. Фокус в том, что сознание языка сливается с сознанием человека, в котором он селится. Я сравнил вампира со всадником, но более точное уподобление – это кентавр. Некоторые говорят, что язык подчиняет себе человеческий ум. Но правильнее считать, что язык поднимает ум человека до собственной высоты.

– Высота? – переспросил я. – У меня, наоборот, чувство, что я провалился в какую-то яму. Если это высота, почему мне теперь так… так темно?

Митра хмыкнул.

– Темно бывает и под землей, и высоко в небе. Я знаю, каково тебе сейчас. Это трудный период и для тебя, и для языка. Можно считать, второе рождение. Для тебя в переносном смысле, а для языка – в самом прямом. Для него это новая инкарнация, поскольку вся человеческая память и опыт, накопленные вампиром, исчезают, когда язык переходит в новое тело. Ты чистый лист бумаги. Новорожденный вампир, который должен учиться, учиться и учиться.

– Чему?

– Тебе предстоит за короткое время стать высококультурной и утонченной личностью. Значительно превосходящей по интеллектуальным и физическим возможностям большинство людей.

– А как я смогу этого достичь за короткое время?

– У нас особые методики, очень эффективные и быстрые. Но самому главному тебя научит язык. Ты перестанешь ощущать его как что-то чужеродное. Вы сольетесь в одно целое.

– Язык что, выедает какую-то часть мозга?

– Нет, – сказал Митра. – Он замещает миндалины и входит в контакт с префронтальным кортексом. Фактически к твоему мозгу добавляется дополнительный.

– А я останусь собой?

– В каком смысле?

– Ну, вдруг это буду уже не я?

– В любом случае, ты завтрашний будешь уже не ты сегодняшний. А послезавтра – тем более. Если чему-то все равно суждено случиться, пусть оно произойдет с пользой. Разве не так?

Я встал с дивана и сделал несколько шагов по комнате. Каждый шаг давался с трудом, и это мешало думать. Я чувствовал, что Митра немного передергивает в разговоре – или, может быть, просто насмехается надо мной. Но в нынешнем состоянии я не мог с ним спорить.

– Что мне теперь делать? – спросил я. – Возвращаться домой?

Митра отрицательно покачал головой.

– Ни в коем случае. Теперь ты будешь жить в этой квартире. Личные вещи покойного уже увезли. Все оставшееся – твое наследство. Занимайся.

– Чем?

– К тебе будут ходить учителя. Привыкай к своему новому качеству. И к новому имени.

– Какому новому имени?

Митра взял меня за плечо и развернул лицом к зеркальному шкафу. Выглядел я страшно. Митра указал пальцем мне на лоб. Я увидел там рассохшуюся коричневую надпись и вспомнил, как перед смертью Брама написал что-то кровью у меня на лбу.

– А-М-А-Т, – прочел я по буквам, – нет, А-М-А-Ч…

– Рама, – поправил Митра. – Вампиры носят имена богов, таков древний обычай. Но все боги разные. Подумай над смыслом своего имени. Это лампа, которая будет освещать тебе дорогу.

Он замолчал – видимо, ожидая вопроса. Но вопросов у меня не было.

– Это так принято говорить – про лампу, – пояснил Митра. – Тоже традиция. Но если честно, ты и без лампы не заблудишься. Потому что дорога у вампиров одна. И гулять по ней можно только в одну сторону, хоть с лампой, хоть без.

И он засмеялся.

– Теперь мне пора, – сказал он. – Встретимся во время великого грехопадения.

Я решил, что Митра шутит.

– Что это такое?

– Это нечто вроде экзамена на право быть вампиром.

– У меня неважно с экзаменами, – сказал я. – Я их проваливаю.

– Никогда не вини себя в том, в чем можно обвинить систему. Ты написал очень хорошее сочинение, искреннее и свежее. Оно даже свидетельствует о твоем литературном таланте. Просто на вершине Фудзи ждали других улиток.

– Ты меня укусил?

Он кивнул, сунул руку в карман и вынул узкую, с сигарету размером стеклянную трубку, закрытую с обеих сторон пластмассовыми втулками. В ней было несколько капель крови.

– Это твое личное дело. С ним ознакомятся и другие. Наши старшие.

И он выразительно посмотрел куда-то вверх.

– Теперь о бытовых проблемах. В секретере деньги, которые могут тебе понадобиться. Еду тебе будут приносить из ресторана внизу. Домработница будет убирать здесь два раза в неделю. Если что-то нужно, купи.

– Куда я пойду с такой рожей? – спросил я и кивнул на свое отражение.

– Это скоро пройдет. А я распоряжусь, чтобы тебе привезли все необходимое. Одежду и обувь.

– Сказать размер?

– Не надо, – ответил он и цокнул языком. – Я знаю.

Oxxxymiron завершил съёмки в фильме «Ампир V» • ТНТ MUSIC — Здесь твоя музыка

Уже в этом году поклонники смогут увидеть художественную картину, в которой музыкант сыграл злодея. Работа над экранизацией романа Виктора Пелевина длилась не менее 12 месяцев, и, наконец, подошла к концу. Об этом Oxxxymiron рассказал в Instagram.

Oxxxymiron​Фото: Instagram 

Oxxxymiron
​Фото: Instagram 

Мирон Фёдоров сменил амплуа – теперь он актёр. Картина, в которой рэпер сыграл дебютную роль, пока что не вышла на экраны, но съёмки уже окончены. Кстати, это первый криптоивестиционный фильм в мире. Средства съёмку спецэффектов и создание компьютерной графики привлекли через ICO.  

«В это трудно поверить, но мои киносъёмки длиною в год только что закончились», — написал Oxxxymiron в Instagram.

Oxxxymiron​Фото: Instagram 

Кадр из фильма
Фото: Heartland Films Кинокомпания «Квадрат»

Oxxxymiron​Фото: Instagram 

Кадр из фильма
​Фото: Heartland Films Кинокомпания «Квадрат»

Назад Вперед

Известно, что картина «Ампир V» (ещё одно название «Empire V» — Прим. Ред.) — это адаптация романа Виктора Пелевина – появится в прокате в конце этого года. Мирон Фёдоров сыграл в ней главного злодея — Митра.

«В экранизации романа Митра — куратор главного героя, и играет важную роль в этом тайном обществе молодых вампиров. Конечно, в конце у главного злодея с основным персонажем будет масштабная дуэль», — сообщают на официальном сайте картины.

Oxxxymiron впервые работал с режиссёром Виктором Гинзбургом и актёром Павлом Табаковым

Сам музыкант мало говорит о своей новой работе. Но на одной площадке ему пришлось составить компанию довольно известным актёрам театра и кино. Например, сыну Олега Табакова – Павлу, а также Владимиру Епифанцеву, Вере Алентовой, Виктору Вержбицкому и другим.  

Мирон Фёдоров и Владимир Епифанцев

Фильм рассказывает историю молодого москвича Романа Шторкина, в жизни которого произошли фантастические события, в результате которых он превратился в вампира и стал «начальником» мира.

Добавим, что хоть «Ампир V» и считается настоящим кинодебютом Oxxxymiron’a, есть ещё одна картина, в которой он сыграл самого себя. В феврале на экраны вышел фильм о русском рэпе.

Обязательно к прочтению: «BEEF: Русский хип-хоп». Прожаренный, свежий и актуальный

Репортаж со съемок фильма «Ампир V» — Статьи на КиноПоиске

Съездили в московскую промзону, чтобы застать последние съемочные дни кинодолгостроя Виктора Гинзбурга, уже не первый год экранизирующего роман Виктора Пелевина.

«Ну, так это же Виктор Олегович, наше все!» — сисадмин Женя стоит передо мной и с нарочитой гордостью объясняет, как он вообще оказался на съемках. Но в глазах его сквозит некоторая неловкость. Ее причина, вероятно, в том, что на Жене поверх пиджака висят какие-то диковинные меховые предметы. «Да-да, это же Пелевин!» — к разговору присоединяется коренастый мужчина с бородкой, тоже меховой. Странность их с Женей нарядов его, кажется, только раззадоривает. Мы находимся на балконе огромного ангара, в котором проходят съемки заключительного блока фильма «Ампир V» — экранизации одноименного романа Виктора Пелевина, которую упорно пытается довести до победного конца тезка писателя, режиссер Виктор Гинзбург.

Виктор Гинзбург на съемках фильма «Ампир V» / Фото: Светлана Маликова

Для Гинзбурга это уже второй опыт работы с пелевинскими текстами. Первый — «Generation П» — был одним из главных долгостроев новейшего русского кино, который вызвал у публики смешанные, но скорее положительные чувства. До Гинзбурга Пелевина небезосновательно считали трудно, а то и вовсе не экранизируемым писателем. Но оказалось, что, несмотря на всю дикость результата, фильм Гинзбурга вполне релевантен тексту оригинала. То, что режиссер на этом не остановился, закономерно: в новом тысячелетии Пелевин неожиданно вернулся к одному из своих главных романов и написал к нему два продолжения. И если «Generation П» сообщал, что 1990-е были не вполне тем, чем казались, то «Ампир V» поднимается на уровень выше и рассказывает о том, что всеми нами правят вампирские элиты и как именно они это делают.

Гинзбург и Виктор Вержбицкий на съемках фильма «Ампир V» / Фото: Светлана Маликова

Центральным персонажем здесь стал обращенный в кровососа юноша Рама (в миру, разумеется, Рома), который проходит школу вампирских премудростей, находит любовь и изо всех сил пытается, насколько возможно, остаться человеком. Есть в этой библиографии и третий том, «Бэтман Аполло», и его экранизацию Гинзбург тоже планирует, причем в формате сериала, но говорить о сроках и вообще какой бы то ни было конкретике пока рано.

Павел Табаков на съемках фильма «Ампир V» / Фото: Светлана Маликова

Что же до «Ампира V», то съемочная площадка и дорога к ней действительно идеально настраивают на пелевинскую волну. Съемочный павильон располагается на улице с интересным названием Подъемная. Неподалеку, в той же промзоне, сервисный центр для джипов и действующий хлебозавод. Последнее предприятие вполне по-пелевински становится первым препятствием к попаданию на площадку. Путь нашему автомобилю преграждает сюрреалистически бесконечная, совсем как пелевинская «Желтая стрела», колонна газелей, стремящихся в пекарню. Мне и моим провожатым приходится выбраться из автомобиля, несмотря на то что под ногами и вокруг характерная для ранневесенней Москвы тусклая и грязная субстанция — что-то среднее между фарсом и фаршем, как шутит один из моих спутников (вот, кстати, еще одно достойное пелевинской прозы определение).

На съемках фильма «Ампир V» / Фото: Светлана Маликова

В предбаннике ангара ситуация не то чтобы принципиально меняется. Пока где-то в глубине помещения копошится невидимая съемочная группа, массовка ждет обеда. И какая массовка! Продюсер Аиша Марголина рассказывает, что лица для бала вампирских пособников, халдеев (одна из ключевых сцен романа, на съемки которой я и угодил) выбирали со всей тщательностью. Глядя на опрятно одетых пожилых и не очень людей, я не сомневаюсь в уверениях Аиши, что некоторые из них занимают невысокие, но все же руководящие должности в госструктурах, а иные и вовсе снимались у Алексея Германа-старшего, который был известен своей скрупулезностью в отборе артистов для массовых сцен. Пока я размышляю над тем, как номенклатурные физиономии сочетаются с нацепленными на их костюмы мехами и битым кафелем на стенах, объявляют обед.

На съемках фильма «Ампир V» / Фото: Светлана Маликова

Из соседнего помещения мягкой разболтанной походкой выходит Гинзбург, с которым мы в прошлый раз встречались ровно три года назад — он тогда собирался вот-вот войти в съемочный процесс. «У этого проекта, к сожалению, непростой путь, он требовал большого бюджета, — объясняет режиссер. — Это эпическая фэнтези-драма с кучей локаций и декораций. Ее надо было делать на полную катушку или вообще не браться. Глобально надо было убедить вселенную в том, что это нужно сделать. Мы обратились к зрителям, собрали какие-то деньги в рамках краудфандинга, потом подключились наши партнеры, которые помогли создать криптовалюту».

На съемках фильма «Ампир V» / Фото: Светлана Маликова

Наша прошлая встреча была приурочена как раз к старту краудфандинговой кампании, благодаря которой в проект попали уже упомянутые сисадмин Женя и реконструктор Саша, купившие себе роли в картине. Еще одним источником финансирования стали многочисленные крупные бренды, присутствие которых в фильме про тайные механизмы работы мировых элит более чем оправданно. Что же до криптовалюты, то токены «Bablos» действительно сейчас торгуются на бирже, ICO-кампания позволила таким образом выручить чуть больше 3 млн евро.

На съемках фильма «Ампир V» / Фото: Светлана Маликова

Я интересуюсь, насколько фильм будет отличаться от традиционно пасторального пелевинского романа, который, несмотря на насыщенность действием, куда больше сосредоточен на описании реальности, в которой оно разворачивается. «Когда ты снимаешь кино, это всегда одно большое отступление от первоисточника. Тебе же надо сперва переварить текст, а потом максимально от него уйти, — петляет Гинзбург. — Главное для меня не история про смену элит — она просто сюжет. Но здесь есть много более глубоких экзистенциальных размышлений о человечестве. О том, как на самом деле устроен мир. Как он устроен, увидите в кино. Если бы я не был согласен с тем, как это описано у Пелевина, я бы не стал делать такой фильм».

На съемках фильма «Ампир V» / Фото: Светлана Маликова

Тут к нам вдруг присоединяется Павел Табаков, который играет в картине главного героя, молодого вампира Раму. «У меня было примерно 25 вариантов сценария. И счет продолжается», — весело бросает Табаков, но добавляет, что видит в картине сюжет, с одной стороны, о несменяемости власти, а с другой — о становлении личности в условиях, в которых очень сложно остаться человеком.

Оглянувшись вокруг, я лишний раз понимаю, что человеком тут и правда оставаться тяжеловато. Например, то тут, то там появляется загадочный и бледный юноша, напоминающий главного героя немецко-французского мультсериала «Дракулито Вампиреныш», который шел по российскому телевидению в начале 1990-х. Это дублер Оксимирона. Сам рэпер, сыгравший антагониста Рамы, Митру, уже отснялся в основных сценах, а для массовых подойдет и двойник.

Оксимирон и Виктор Гинзбург

Кроме того, периодически из ниоткуда возникает полуголый мужчина в перьях, гольфах и остроносых туфлях, уточняющий у режиссера детали своего диковинного костюма (вскоре оказывается, что это каскадер, играющий одну из жертв Рамы, Семнюкова). «Главное в костюме — это чувство юмора, — поясняет режиссер. — И Женя ( Панфилова, художник по костюмам. — Прим. ред.) внесла эту иронию. Бал халдеев — с одной стороны, пафос и эпичность, а с другой — капустник».

Пока мы все это обсуждаем, вокруг понемногу собираются отобедавшие артисты. Один из участников массовки щеголяет в туфлях на приличных шпильках. Время от времени мимо проходят исполняющие роли вампиров Энлиля и Ваала Владимир Долинский и Виктор Вержбицкий, который, кажется, после «Ночного дозора» решил по возможности переиграть всех русских фэнтезийных злодеев. К сожалению, мне не удается застать еще нескольких звезд картины, но очевидцы рассказывают, что на днях на фоне хромакея летала Вера Алентова в образе Иштар Борисовны. В ближайшие дни на площадку также должен прибыть Федор Бондарчук, который обещал Гинзбургу принять участие в его следующем фильме еще во время съемок «Generation П», поскольку не смог по техническим причинам сыграть там роль Азадовского. Кого Федор Сергеевич сыграет на сей раз, пока что не разглашается.

Владимир Долинский на съемках фильма «Ампир V» / Фото: Светлана Маликова

Тем временем мы с Гинзбургом перемещаемся в основную декорацию — храм богини Иштар. Еще раз отмечаю, что вкус автора первоисточника, в текстах которого маразм сливается с сарказмом до полной неразличимости, скрупулезно соблюдается и здесь. Во-первых, значительная часть декорации — лестница, уставленная тремя десятками бюстов русских царей эпохи Смуты, предоставленных кинематографистам самим Зурабом Константиновичем Церетели.

Во-вторых, собственно храмовый зал напоминает приличных размеров школьный холл, сделанный целиком из бетона (на самом деле, конечно, из удачно покрашенного гипсокартона). Гинзбург говорит, что в ходе разработки дизайна этого помещения специально изучал архитектуру брутализма и работы притцкеровского лауреата, дизайнера Тадао Андо. Японец, работающий в стиле «критический регионализм», создает свои объекты исключительно из бетона. В центре помещения воткнуто несколько наклонных металлических колонн. На стенах шумерские барельефы, изображающие представителей вымершей цивилизации, например, с нефтяными вышками в руках.

На съемках фильма «Ампир V» / Фото: Светлана Маликова

Чтобы не мешать подготовке сцены, отправляюсь в комнату, где готовятся к входу в кадр несколько исполнителей ключевых ролей. «Пелевин во мне умирал и просыпался несколько раз, — рассказывает Игорь Жижикин, сыгравший Бальдра, преподавателя гламура, одной из главных дисциплин пелевинских вампиров. — Мне понравился фильм „Generation П“, а здесь я мог сыграть что-то неожиданное. Мы же всегда ищем какие-то качели, новые возможности. Ну и потом, мы же тут с Максом поем!»

Макс — это Максим Дрозд, занятый в роли преподавателя дискурса, Иеговы. «Я не знаток современной литературы. Мне кажется, ее вообще нет, — откровенничает Дрозд. — Но я благодаря этому проекту прочел Пелевина, и многое мне стало интересно. Я понял, что он какой-то инженер разбора того, что происходит во времени, и тех приспособлений, которые существуют для управления обществом. Я играю специалиста по гламуру и понял, как он действует на сознание и подсознание».

Игорь Жижикин и Бронислав Виногродский на съемках фильма «Ампир V» / Фото: Светлана Маликова

Последним моим собеседником становится Бронислав Виногродский. Основатель первого в Москве чайного клуба, китаевед и переводчик в «Ампире V» внезапно перевоплотился в вампира Локи. «Я знаком с Пелевиным с давних времен. Мы в Китай ездили таким составом: Бугаев Африка, Гермес Зайготт, Пелевин и я. Вместе тусовались. Кроме того, я собираюсь снимать собственный фильм, и мне хотелось понять технологию производства, — рассказывает Виногродский. — Пелевин не самый приятный в общении человек, а „Ампир V“ не самая моя любимая книга. Но, с другой стороны, Пелевин вообще не писатель. Он, на мой взгляд, современный пророк. Он не пишет книги, а творит будущие миры в сознании. Что же касается „Ампира“, то, по-моему, эта вещь очень кинематографична. Должно получиться круто. Хочется, чтобы все получилось. Я же здесь снимаюсь».

Бронислав Виногродский на съемках фильма «Ампир V» / Фото: Светлана Маликова

Разговор прерывается вызовом в кадр. Мне пора. Последнее, что я вижу, это как Виногродского ловит Гинзбург со словами «Мой дорогой, как я рад тебя видеть! А у тебя есть флейта? Нет, не прямо сейчас. Ну, иди, иди. Главное, не мерзни».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.