Уютный трикотаж: интернет магазин белорусского трикотажа

Фараон репер интервью – «Нашим людям привычно за занавесом. Видят новое – пугаются и отрицают». Уйти из футбола и стать главным молодым рэпером — Заводной апельсин — Блоги

Фараон репер интервью – «Нашим людям привычно за занавесом. Видят новое – пугаются и отрицают». Уйти из футбола и стать главным молодым рэпером — Заводной апельсин — Блоги

Содержание

«Захотелось послать — и послал»

Бывший футболист, а ныне один из популярных рэперов страны дал большое интервью сайту sports.ru.

Юрий Дудь, журналист сайта sports.ru и наш гость, взял большое интервью у Pharaoh во время его гастролей в Тулу. Рэпер рассказал о своем спортивном прошлом и музыкальном настоящем. Полную версию читайте здесь, у нас — самые интересные моменты.

Ты всю осень катаешь тур. Город, который тебя удивил?

Е###ые случаи иногда случаются. Вот в Ульяновске пытался съ###ся с концерта и прыгнул в машину к организаторам. Толпа в триста щей качала эту тачку, выламывала дверь, кто-то залетел в салон – я вылетел через другую дверь. К счастью, появились орги и все разрулили.

Тебя хотели потрогать?

Не знаю, что они хотели. Они часто вторгаются в личное пространство без какой-либо цели. У их действий нет цели, есть инстинкт. Могут просто встать рядом – и ничего не происходит. Иногда человек может идти за тобой по Москве минут 15 – и просто без цели. Понятно, что он набирается смелости или сфоткаться, или о чем-то попросить. Но не просит.

Ты живешь сам или с родителями?

Я кочую. У меня нет ПМЖ в Москве. По друзьям, по знакомым. С родителями мы давно договорились, что у меня собственная жизнь. Я заезжаю к ним – проведать, подарить подарки, поужинать.

Переведи мне, старикану, про что песня «5 минут назад»?

Про то, что основной пласт тех, кто занимается шоу-бизнесом в России, сейчас находится там, где я уже был. Я всегда впереди. Это аллюзия на ситуацию в хип-хопе, в футболе, во многих других областях. Ни для кого не секрет, что у нас в стране все происходит с запозданием. Мы живем позже, чем Штаты и Европа. А я – нет. Я живу по своему времени. То, что я делал два года назад, сейчас делают 60 процентов людей, находящихся в индустрии.

На что тебе хватает сегодняшних заработков?

Чтобы сытно поесть – на этом спасибо.

Так, а машина? Квартира чуть попозже?

Ты сейчас спрашиваешь меня про машину и квартиру, а я вообще об этом не думаю. Когда у меня будут суммы, которые я смогу на это потратить, я буду тратить. А пока их нет, я даже и не думаю.

Есть русская музыка, которая тебя вставляет или вставляла раньше?

Конечно, я меломан. Когда-то я ох### перся с «Дискотеки Аварии». С «Жуков». Позже – с Гуфа, с Чемодана. Еще – с Аньки Плетневой из группы «Винтаж», прямо секс-символ. На тот момент ей писал песни Максим Фадеев, «Ева, я люблю тебя» меня всегда перла. Если брать в общем, в России музыки п###той до х##, тут дело вкуса.

В этом году интернет бурлил: ты послал нах## другого рэпера L’One. Почему?

Да не знаю, захотелось послать – и послал. Здоровья ему и счастья. Если честно, я не испытываю к Левану никаких чувств – ни хороших, ни плохих.

Как все было с самого начала? Мы, сидя у себя в подвале, с корешем записали трек. У кореша в припеве было «Я хотел придумать дэб / Но это сделал Лева / Нах## Леву». Смешно. Все тогда угорали, что Лева ходил (изображает дэб), хотя так уже давно никто не ходил. Мы поехали выступать, выступили, проорали эту х###, эту х### сняли на видос, она попала в интернет.

Потом была вечеринка Boiler Room. Я уже выступил, шел выпить с Адилем. Ко мне в толпе подкрадывается Лева со своей охраной человек в пять, вытаскивает меня на улицу и начинает ездить мне по ушам. Я ничего не понимаю – потому что в полное говно. Начался кипиш, стало понятно, что Леван приехал устроить шоу. Если бы хотел поговорить – нашел бы мои цифры и просто позвонил бы. Мы поговорили один на один. Он сказал, что ему очень не понравилась ситуация, что близкие посмотрели и им стало очень обидно. «Лева, извини, но ничего личного. Давай не заниматься цирком, а быть взрослыми. Ты меня намного старше, но цирк здесь устраиваешь ты, а не я». И все, мы разошлись.

Никаких драк, ничего не было. Не понимаю, почему люди, связанные с Левой, пускали информацию, что была драка. Я наутро проснулся, всю эту х### почитал, тут же забыл и пошел завтракать.

Путин – красавчик?

Конечно. Я говорю за себя. Я живу в своей стране. Живу как хочу. Говорю что хочу. Ем что хочу. Мне зае##сь. Мне не на что жаловаться. Когда наступит п###ц, я скажу: наступил п###ц.

Ты состоишь в объединении артистов, которое зовется YUNGRUSSIA. Молодая Россия – какая она?

Это та, которая е###. А не та, которую е###. Россия после распада Союза находилась не в очень хорошем положении – мало перспектив на обучение, развитие, творчество. Своими концертами и своей музыкой я хочу дать понять людям: сейчас не время сидеть на месте и терпеть. Время вставать и что-то делать. Сейчас у каждого есть свой шанс. Шанс найти занятие, чтобы получать от него удовольствие, а потом сказать себе: я не зря провел время на куске этого камня еб###го.

Как ты должен провести ближайший год, чтобы сказать: я доволен?

Я должен записать хороший релиз. И закончить университет. Мне очень тяжко это дается. Я три года не просто так там просидел, не хочется на четвертом взять и слиться, это будет слабостью с моей стороны. В жизни было много вещей, которые я не доделал до конца. Дал слабину, бросил на полдороги. Сейчас хочу вывезти. Х## с ним с дипломом – он не пригодится. Я просто хочу вывезти, потому что понимаю: могу.

«После концерта выпиваю 3-4 стакана водки и иду спать»

Наиболее яркие отрывки из интервью новой звезды русского рэпа изданию Rolling Stone.

Конец футбольной карьеры и покупка первого рэп-альбома, вред от вирусного хита «Black Siemens» и потребность в депрессии — об этом и многом другом можно прочитать в интервью артиста Глеба «Pharaoh» Голубина для Rolling Stone. Полностью — по ссылке, избранные фрагменты — ниже.

О ФОРМИРОВАНИИ МУЗЫКАЛЬНЫХ ВКУСОВ

«Когда мне было 7-8 лет, двоюродный брат показал мне кассету Rammstein, — рассказывает Глеб о своем становлении в роли борца с современной действительностью. — Альбом, по-моему, назывался «Mutter». После того, как Rammstein услышал, пошел на немецкий. Но через месяц понял, что этот язык полное говно и ушел с курсов». Фараон вспоминает, что постоянно ходил в наушниках и параллельно с Rammstein слушал Снуп Догга. «Мне нравилось, что из себя представляет сам персонаж, меня цеплял голос, цепляли биты, на которые он читает, и то, про что он читает, — продолжает музыкант. — Я был в четвертом классе, когда вышел альбом «Tha Blue Carpet Treatment». Помню, никогда из дома один не выходил, а тут впервые отпросился у мамы дойти до торгового центра, который был километрах в двух от дома, чтобы купить этот альбом. На улице зима, меня сметает. Купил себе альбом — и так счастлив был. Затер я его потом, конечно. Тогда и началось все это с музыкой — по накатанной пошло». Вкусы Глеба Голубина в школе особой поддержки не имели. Большинство одноклассников слушали Эминема и Фифти Сента, так что Глеб оказался в зоне отчуждения. «У меня Снуп был на первом месте и еще Ти-Ай, — говорит он. — Хотя Фифтика и Эминема я тоже слушал. По музыкальным вкусам никого похожего не было в школе — только одного человека такого обрел, с ним и общаюсь по сей день».

О НАЧАЛЕ СПОРТИВНОЙ КАРЬЕРЫ

«Я с 6 до 13 лет в футбол играл профессионально, — рассказывает сын спортивного функционера, свидетельства о карьере которого при желании можно найти в интернете (включая интересный юношеский опыт слушателя в тренерской школе). — И в то время, когда мои сверстники в первый раз накидывались в пятом классе, я собирал вещи и ехал на тренировку. Возвращался, делал домашнее задание и ложился спать. Слушал перед сном музыку, играл во второй Playstation. И так продолжалось шесть лет моей жизни. По выходным, когда все шли куда-нибудь тусоваться, у меня были свои дела. Надо было ехать на игру».

О ЗАКАТЕ СПОРТИВНОЙ КАРЬЕРЫ

Голубин начал выступать за «Локомотив», потом, когда стало понятно, что отношения с тренером не складываются, перешел в ЦСКА («приходилось ежедневно ездить из Измайлово на «Аэропорт», а маме, беременной моим братом, приходилось возить меня на тренировки»). Из ЦСКА Глеб перешел в «Динамо» и «уже сам стал ездить на метрохе». Рэпер вспоминает, что было много моментов для эмоционального слома, но музыка тащила его вперед. «Когда я понял, что вряд ли сыграю на мировом уровне, все закончилось, я просто забил, — констатирует Глеб. — Пошел учиться, понимал, что у меня три года до поступления, и если я не хочу дальше все просрать, надо что-то делать со своим мозгом». Он отлично помнит тот день: «Мы с отцом ехали с какой-то игры, мы кому-то всосали там». Тогда отец будущего рэпера и выразил сомнение в том, что спортивная карьера — лучший выбор для его сына. Эта мысль сильно подействовала на Глеба.

О ПЕРВОЙ ПЕСНЕ НА БИТ MUROVEI И ПОЕЗДКЕ В ШТАТЫ

Поиски братьев по оружию привели Фараона к белорусскому рэперу Муровью, который продал Глебу нужный бит. «Пришлось просить двоюродного брата сделать денежный перевод, так как мне не было 18 лет, — говорит он. — Я же не мог попросить родителей, потому что они сказали: «Что за ерундой ты занимаешься?» Я понимал, что у меня нет денег, ничего под жопой, никаких связей, в общем, никого». После записи первого трека «Пустыня» Глеб Голубин уехал в Америку, где его ждало немало открытий в плане того, чем он собирался заниматься в дальнейшем. С использованием наработок русского рэпа было покончено, и по приезде обратно в Россию Глеб и его друзья, которых он постепенно набирал в команду, уже читали под трэп. «Тогда никаких трэп-вечеринок и в помине не было, — вспоминает он. — Единственная проблема состояла в том, что нам было по 16 — никто не будет верить. Но все равно нас слушали. Никому в этом не признавались, но слушали».

ОБ УСПЕХЕ ПЕСНИ «BLACK SIEMENS» И ПРИТОКЕ НЕНУЖНОЙ АУДИТОРИИ

Мимо техникумов мне ходить нельзя, — сообщает Глеб Голубин, обозначая свою «мусорную» аудиторию, когда мы отправляемся в курилку, переступая через едоков бизнес-ланча. — Сразу начинают мне вслед орать: «Скр, скр, скр». Это я в свое время у Ту Чейнза подцепил — читал на Rap Genius объяснения и аннотации к его строчкам. Я решил, что это прикольная тема, и заюзал ее. Проснулся с утра у своей бывшей телки и подумал, что хочу записать какой-нибудь прикольный трек, попросил пацанов скинуть бит. Ходил, ходил, написал эту хрень «Black Siemens». И все, это была поздняя осень 2014 года». — «Мы в Питер как раз поехали и ты в первый раз его тогда там зачитывал», — подхватывает Даниель. «Я бы ни разу не расстроился, если бы не было этого «Сименса» и шести миллионов просмотров на YouTube, — говорит Глеб. — Как правило, самые массовые треки — это самые дебильные. Аудитория прирастает, но это идет за счет тех людей, которые нам абсолютно не нужны. Я недавно видел ролик, где ученики на уроке музыки пели этот трек под фортепиано. Тут ты, конечно, думаешь: «Что я создал?».

О ТОМ, ЧТО ОБЫЧНО ПРОИСХОДИТ ПОСЛЕ КОНЦЕРТОВ

Глеб Голубин говорит, что после концерта он идет в гримерку, пьет воду и ощущает полное опустошение. «Затем выпиваю 3-4 стакана водки и иду спать <…> Я все яснее понимаю, что концерты — это некий спорт, так что надо себя в руках держать, — продолжает Глеб. — Не стоит мозги плавить, нужно уметь отдыхать, просто глядя в потолок. Иначе можно свихнуться на хрен». Голубин лениво подхватывает картофельную дольку и говорит, что с презрением относится к тому, что его, 20-летнего бывшего футболиста и сына спортивного функционера, называют наркоманом. «У нас не бывает так — выступили, упоролись, потрахали кого-то и уехали. А потом с утра друг на друга смотрим, улыбаемся и даем друг другу пять». По мнению музыкантов, гораздо важнее сохранять настроение творческой депрессии, которое поддерживать очень сложно — нужно все время находиться где-то между эйфорией и полным дном.

Тур артиста, озаглавленный «Rock Is Dead», — в самом разгаре. Ищи свой город в графике выступлений здесь.

Pharaoh – о статусе рок-звезды, протестах юности, хейтерах и дебошах: интервью и фото

Предводитель «Династии мертвых» Глеб Голубин, он же Pharaoh или просто Фара, — авангард отечественной рэп-сцены, до сих пор остается в андерграунде, несмотря на десятки миллионов просмотров на YouTube и сотни тысяч скачиваний в iTunes. Его треки не крутятся на радио, клипы не ротируются в эфире, а афиши с анонсами выступлений не уродуют городские остановки. При этом в любом городе России и за ее пределами музыканту гарантированы солд-ауты, будь то клуб на триста человек или площадка вроде Adrenaline Stadium, на которой 20 октября соберется по меньшей мере семь тысяч фанатов. И ­билеты на этот сольный концерт вы уже вряд ли найдете в свободной продаже.

Свой успех недавний выпускник журфака МГУ объясняет просто: «Я делаю то, что мне нравится, говорю о том, что волнует меня, и многим это, оказывается, близко». Музыкальные критики действительно называют его голосом поколения, и самому Глебу это явно по душе: «Хорошо, что понимают, видят, что это не треп, значит, я все делаю правильно». Самую пылкую рецензию на последний альбом Фары оставил Сергей Шнуров в своем инстаграме. Лидер «Ленинграда» расхваливает релиз Pink Phloyd, вышедший прошлым летом, вспоминая Федора Чистякова и Бориса Гребенщикова, а заканчивает поэтически (орфография и пунктуация сохранены): «Здесь поменялось всё кроме ритуалов инициации — кровь и сперма, клубы дыма и огненная вода. Полный Пинк Флойд. Вечное возвращение». Фото, на котором они вдвоем топчут крышу автомобиля, удивившее поклонников с обеих сторон, и их совместное перевоплощение в продавцов пышек в одном из кафе Санкт-Петербурга с целью собрать деньги для помощи детям с диагнозом ДЦП — все это наводит на мысль о том, что в Фаре Сергей Владимирович Ш. видит едино­мышленника или даже преемника.

О статусе рок-звезды, который быстро закрепился за Глебом, говорит многое: его музыка — нигилистические рифмы, замешанные на юношеском максимализме и агрессии, все то, что раньше встречалось только в тяжелых жанрах, сейчас звучит не менее убедительно поверх треп-битов из перегруженных басов и бочек, и, конечно, его стиль. На интервью Фара заявился в вытертых джинсах и винтажном мерче Мэрилина Мэнсона, оставшемся после мирового турне звезды хоррор-рока в 1997 году: «Все эти тренды, придуманные одним человеком и растиражированные масс-маркетом, меня не привлекают. Я люблю вещи с историей, поэтому большую часть гардероба я собираю на eBay или покупаю в местных секондах. Еще котирую скейт-бренды вроде австралийцев Ksubi, Globe, среди локальных тоже появилось много интересных марок, вроде уличных энтузиастов из Кирова Stenosis или киевлян «Подмост» — им пофиг на деньги, они делают то, что хотят — именно так и начинается настоящее творчество».

«МЕНЯ СРАВНИВАЮТ С КУРТОМ КОБЕЙНОМ? ЗНАЧИТ, Я ВСЕ ДЕЛАЮ ПРАВИЛЬНО»

В турах рэп-исполнитель ведет себя, как подобает настоящей рок-звезде: «В Южно-Сахалинск, например, меня больше не пускают — разнесли номер в щепки, устроили вечеринку после концерта с этими, как тут у вас можно говорить? Девушками с пониженной социальной ответственностью». Писать больше про приключения Фары в турах не позволяет законодательство РФ в сфере печати, и мы возвращаемся к обсуждению музыки: «Вот знаешь, кто классный? Джими Хендрикс классный, Боб Марли — в их песнях есть что-то терапевтическое, слушаешь, и сразу становится как-то легче. В своих треках я пытаюсь добиться того же эффекта. Помогает точно мне и моим корешам, а как остальным — не знаю. Но они приходят на концерты, слушают дома, значит, им это вкатывает».

А как же хейтеры? «Да они меня вообще не волнуют. Когда мне было восемнадцать и я заливал свой первый клип на трек «Ничего не изменилось» на YouTube, нашлось много умников, которые начали гадить в комментариях. Тогда я еще думал, что это важно, переживал, даже писал своему другу Boulevard Depo, спрашивал, как на это все реагировать. Тёма посоветовал послать всех на фиг и просто делать то, что самому в кайф». И как сейчас? «Сам видишь, что получается. Хейтеры остались где-то там, в комментариях, а я — я всех поимел», — смеется Фара. При этом никакого высокомерия в его словах не чувствуется. Просто музыкант действительно в себе не сомневается и, судя по всему, имеет на это полное право. Рэп на русском, который мы знаем и любим, а точнее его повальная популярность, начался как раз с первого релиза худощавого подростка в «мертвых» найках и худи Thrasher четыре года тому назад. Когда ни Тимати, ни Гуф не могли дать ничего нового поколению, родившемуся в начале тысячелетия и ставившему корифеев жанра на одну полку с Кристиной Орбакайте или группой «Краски». Тогда и появился Глеб Голубин и его Dead Dynasty, собравшая вокруг себя талантливых и молодых музыкантов вроде Mnogoznaal, Noa, Saluki вместе с видеографами, саундпродюсерами и дизайнерами, для того чтобы дать молодым собственный саундтрек, под который можно взрослеть, влюбляться, переживать расставания, устраивать вечеринки в квартирах, пока предки уехали на дачу — словом, познавать этот мир всеми доступными тинейджерам способами. Он все это попробовал, у него все это получилось.

Стиль: Ольга Гвоздева

Груминг: Юлия Точилова

Ассистент стилиста: Анастасия Митина

Продюсер: Карина Чистякова

Ассистенты продюсера: Маргарита Синяева, Валерия Солянкина

Редакция Vogue благодарит усадьбу «Кусково» за помощь в проведении съемки.

Подпишитесь и станьте на шаг ближе к профессионалам мира моды.

Фото: Эрик Панов

Фараон дал интервью Дудю. Зрители сочли, что он уходит от ответов

Рэпер Глеб Голубин, более известный как Pharaoh или Фараон, дал интервью Юрию Дудю и поговорил с ним о своих сложных отношениях с фанатами (и фанатками), дружбе со Шнуром и Невзоровым, наркотиках и близости смерти. Заодно он попытался объяснить смысл некоторых своих текстов и клипов и рассказал, как реагирует на хейт, который периодически обрушивается на него в интернете. Но зрители сочли, что от слишком многих вопросов Фараон попросту уклонился.

Юрий Дудь, бывший главный редактор Sports.ru, выпустил на своём YouTube-канале «вДудь» интервью с 22-летним рэпером Фараоном, одним из самых популярных молодёжных исполнителей. Большая часть интервью была посвящена тому, как на Глеба Голубина повлияла его известность в столь молодом возрасте. Medialeaks кратко пересказывает самые запоминающиеся моменты встречи Дудя и Фараона.

Глеб начал записывать музыку в 2014 году, продолжая при этом учиться на журфаке МГУ, и его творчество нашло свою аудиторию очень быстро. По словам Фараона, это привело к тому, что ему приходилось сталкиваться с явлениями, к которыми он не был готов.

Я столкнулся с проблемами людей, которые сталкиваются с [ними] уже в определённом возрасте. А я сталкивался с этими проблемами, когда не было опыта ещё совсем. И мне приходилось учиться, на лету схватывать. Идёшь ты в универ, грубо говоря на пару, а тебя от метро до твоей пары преследуют люди. Просто идут за тобой молча и всё. И ты знаешь, что они идут за тобой. Они не могут ни подойти, ни сфотографироваться, ничего не могут спросить, потому что их оковывает какое-то неизвестное мне чувство. И они за тобой ходят, ходят… Это странно.

Естественно, карьера музыканта сильно мешала учёбе Глеба на журфаке. Он рассказал, что постоянно пропускал учёбу, потому что ездил в концертные туры, а в последние полгода пришлось навёрстывать упущенное и сдавать задания для допуска к госэкзаменам и защите диплома. Фара вспомнил, как на защите его чуть не завалила аспирантка из аттестационной комиссии, но выручила научная руководительница. На этом моменте выяснилось, что Юрий Дудь в своё время тоже учился у этой преподавательницы.

Общение Глеба с однокурсниками тоже сильно изменилось из-за его известности. По словам парня, когда звук «скр-скр-скр» из его трека Black Siemens стал мемом, другие студенты относились к нему насмешливо, но спустя некоторое время стали общаться с ним совсем иначе.

Первые два курса все шептались, хихикали за спиной — «скр-скр-скр». На третьем курсе я был очень мало, потому что у меня было очень много туров и болезней. На четвёртом курсе я приходил, и все опускали глаза. И подходили фотографироваться. Ну, я не знаю. Может быть, чувствовали силу. Может быть, проявляли таким образом уважение. Может быть, хотели поговорить, не могли решиться и просто отворачивались — вариаций миллион. Но самые искренние и самые светлые — они подбегали и такие: «***, давай сфотографируемся». И я фотографировался и шёл сдавать какую-то *****.

Фараон в клипе Black Siemens

Дудь спросил Фараона о старом твите, где он просил своих фанаток не трогать его за гениталии на концертах, потому что ему некомфортно. Музыкант объяснил, что такие ситуации действительно бывают, особенно на концертах в маленьких залах.

В маленьких клубах, когда ты стоишь близко к людям, которые находятся в первом ряду, и нет ограждения между сценой и толпой… девочки постоянно тянут руку вверх. И некоторые девочки ради какого-то… наверное, плотского развлечения… пытаются ухватить тебя за ***. Хватаются за ***, бывает. Пытаются штаны снять. Бывает разная *****.

Фараон вспомнил о своём западном коллеге, Дэнни Брауне, которому на одном из концертов фанатка начала делать минет прямо во время выступления. По его словам, это «было прикольно — ну, со стороны», но сам он не хотел бы, чтобы такое происходило на его концерте: он не любит, когда люди вторгаются в его личное пространство. Отдельно рэпер сказал, что сексом с фанатками не занимается, а встречаться старается с девушками, которые прежде не знали, кто он.

Рокеры не занимаются сексом с фанатками. Рокеры лучше вызовут шлюх.

Недопонимания иногда возникают и с мужской частью аудитории, но их Фараон решает более радикально. Дудь напомнил о видео, на котором Глеб бьёт ногой зрителя на концерте в Минске. Рэпер сказал, что этот молодой человек тоже стаскивал с него штаны, причём делал это несколько раз подряд.

Читайте на MedialeaksПарень прикинулся мёртвым, разыграл псов, а потом пожалел. Помощь была мгновенной, но не самой приятной (боль)

Чувак стоял в первом ряду, вот так срывал с меня штаны, срывал с меня штаны. Я ему сказал: «Чувак, если ты ещё раз будешь этой ****** заниматься, я тебе [врежу]». Он посмотрел на меня, постоял, ещё раз сорвал, я ему [врезал]. Потом он чё-то там вокруг себя покрутился, ещё раз начал срывать, я ему ещё раз [врезал]. И… Всё.

Проблем с минской милицией у Фараона не возникло: по его словам, на его концерты ходили сотрудники прокуратуры и единственной их реакцией были слова о том, что им понравились его песни.

Не только однокурсники не хотели воспринимать раннее творчество Фараона всерьёз. По словам Глеба, он был в Сочи, когда начал читать отзывы на свой первый клип, и очень сильно переживал из-за того, как его ругали.

Я, *****, расстраивался. «******, вот *****, как на*** так, а? Вот почему, *****, вот что я им сделал?»

Но затем один из друзей помог рэперу спокойнее принимать такие отзывы. По его словам, сейчас он уже не обращает на хейт в сети никакого внимания. И обосновал такое отношение очень своеобразно.

Я не верю людям, которые пишут в интернете. Комментаторам. Я им не верю. Ну вот что это — это мнение? Я не воспринимаю это, оно на мне не отыгрывается, я не… Не ведусь на это. Я не ведусь на это. Потому что есть жизнь, есть интернет. Интернет и жизнь — это разные вещи.

Одним из главных вопросов, интересовавших Дудя, была дружба Фараона с известными деятелями, которые начали свою карьеру задолго до Глеба. Один из них — лидер группы «Ленинград» Сергей Шнуров. В августе 2018 года Фара и Шнур выпустили совместный трек «Солярис» в рамках альбома Phuneral, а несколько раньше появились вместе в YouTube-шоу «Пышечка».

По словам Фараона, Шнур сам позвонил ему и пригласил в Петербург и с тех пор они стали общаться: музыканты поняли, что у них много общего, и подружились. Глеб считает, что их со Шнуровым объединяет видение жизни. К тому же он назвал своего приятеля человеком, у которого можно очень многому научиться.

[У него] необъятная база данных музыкальная. Серёга делает музыку. Музыку Серёги любит [очень много] людей. Потому что это [отличная] музыка. Как делается музыка? Музыка делается так: то, что ты воспроизводишь, ты уже когда-то это слышал, просто ты это перерабатываешь. И то же самое Серёга. Серёга знает [очень много] музыки. И любит [очень много] музыки. Он как библиотека. И его музыка сама по себе уникальна и интересна.

Фараон и Шнур

Ещё одно нетипичное знакомство для молодого рэпера — популярный ещё с 90-х годов журналист Александр Невзоров. Фараон и Невзоров появились вместе в клипе «Ленинграда» на песню «Ч.П.Х.», а в мае 2018 года Невзоров задавал Фараону вопросы в интервью для GQ (параллельно с ним свои вопросы задавали футболист Фёдор Смолов, декан журфака МГУ Елена Вартанова и ещё несколько человек).

Глеб сказал, что считает Невзорова очень харизматичным человеком с огромной историей. По его словам, журналист первым пошёл с ним на контакт и у них завязалось общение. На просьбу Дудя рассказать какую-нибудь интересную историю, услышанную от Невзорова, Глеб только сказал, что тот однажды подарил ему зуб динозавра. При этом Фараон не считает, что Шнур и Невзоров дружат с ним и хвалят его музыку, только чтобы показать, что разбираются в молодёжной культуре.

Они не такие люди, они не поверхностные. Они бы не стали так делать. Они люди думающие, глубокие, со своим мнением. Они очень большие инфлюэнсеры. Они суперзлодеи — такие же, как и я.

Фараон и Невзоров

Дудь долго расспрашивал Фараона о том, употребляет ли он наркотики. Тот отвечал односложно, уверяя собеседника, что не принимает никакие запрещённые вещества уже очень давно (правда, ранее в интервью он сказал, что «не знает», курил ли он марихуану перед своим концертом в Берлине). В конце концов Фараон признал, что в начале своей карьеры употреблял наркотики (но наотрез отказался говорить какие), а затем прекратил, чтобы «не подменять реальность».

Также Фараон рассказал, что у него есть проблемы с лёгкими. На вопрос о том, оказывался ли он когда-нибудь очень близко к смерти, Глеб ответил, что такие ситуации были, но ничего не уточнил, отказавшись говорить, было ли дело в передозировке наркотиков или в чём-то ещё.

Были моменты. Разные моменты. Моменты… Разные.

Ближе к концу интервью Фараон рассказал о том, какой смысл он вкладывает в некоторые свои треки. По словам рэпера, вся его музыка задумывается как мотивирующая. Например, трек «Дико например» по задумке должен толкать слушателей к тому, чтобы жить без оглядки на те социальные роли, что ему навязывают.

В «Дико например» я закладываю, *****, очень простую мотивацию. Про то, что тебе необязательно жить по социальным ролям, которые изначально уготовлены сегодняшним, *****, сформированным через интернет-призму обществом, которое строит, *****, за тебя, твою ****** судьбу.

Фараон в клипе «Дико например»

Трек «Пять минут назад» Фараон назвал песней о том, насколько всё переменчиво в современном мире. Хотя, судя по его описанию, скорее речь идёт о дефиците внимания у современных людей.

Я говорю о том, что сегодня всё очень сильно быстротечно. Всё сегодня течёт… Мы живём, *****, в мире ******* фастфуда. Потому что ты жрёшь-жрёшь-жрёшь, через пять минут ты уже забыл о том, что пожрал, ты переключился. Ты читаешь ****** статью, ты не можешь её читать, ты смотришь на картинки.

Из клипа «Пять минут назад»

А песня «Убийца», по словам Глеба, — его крик души. Она входит в альбом Redrum с отсылками к творчеству Стэнли Кубрика.

Убийца — это, *****, ****** крик души. Это крик души, это песня… Это песня, *****, это чёрный, ****, рок. Это тяжёлый, *****, чёрный рок. Тяжёлый чёрный рок про то, что, *****, он вайбовый. Он не несёт в себе какого-то ******* смыслового посыла, ты под это представляешь картинки, *****, образы и создаёшь себе настроение.

Целиком интервью Фараона можно посмотреть на канале Дудя. Длится оно, как и обычно, чуть больше часа.

В соцсетях на интервью Фараона отреагировали очень по-разному. Одним не нравился сам факт того, что Дудь позвал именно этого рэпера, другие, наоборот, обрадовались.

al.al.zhirov

Оригинал*******. Кто такой Фараон? Юрий Александрович Дудь, ну что за дерьмо вы нам опять подсовываете?

ami.me

ОригиналСерьёзно? Фараон? То есть я вторую неделю жду, чтобы вышел выпуск с Фараоном?..

ком глистов

Оригинал— ФАРАОН У ДУДЯ.
— Щас переоденусь и бегу 😍😍😍

А вот само интервью многим показалось не слишком информативным. Зрители жаловались, что рэпер уходит от ответов на многие вопросы, а запоминающихся моментов в беседе почти не было. Вряд ли это видео разойдётся на мемы, в отличие от знаменитого интервью Дудя с другим рэпером — Гнойным, шутки из которого вы слышали весь последний год.

Я дико извиняюсь

ОригиналФараон у Дудя воплощает фразу «ни о чём»: ни одного ответа по существу, ничего не сказал, ничем дельным не запомнился. Молчал в ответ на всё.
Чё пришёл-то?
Блёкло, но хотя бы не неприятно.
Советовал бы не тратить час времени, но больше 10 миллионов раз всё равно ведь потратите.

WestGumno

ОригиналПосле просмотра интервью Фараона у Дудя возникло впечатление, что Фараон пришёл с целью привлечения внимания к своему последнему альбому, но при этом не раскрывая полностью свой образ. Поэтому на многие вопросы он отвечал не развёрнуто, в двух-трёх словах.

даша

ОригиналФараон у Дудя — это чисто я на парах:
— Я очень люблю хлеб.
— Когда ты его последний раз ел?
— Кого?
— Хлеб…
— Я занимаюсь спортом.
— Каким видом?
— Видом чего?
— Спорта…

В комментариях часто можно встретить мнение, что интервью с Фараоном всё равно обречено на популярность. Но героями бурных обсуждений в последнее время становились другие гости ведущего. Например, Анастасии Ивлеевой ещё долго будут припоминать её рассуждения о том, какой размер члена — приговор для мужчины. А когда в гости к Дудю пришёл лидер группы «Алиса», многие поклонники разочаровались в нём и пришли к грустному выводу: петь он умеет лучше, чем говорить.

Цитаты Фараона из интервью с Юрием Дудем: об университете, женщинах и депрессии

1. Об учебе на журфаке

«Первые два курса все шептались, хихикали за спиной: «Скр, скр, скр». Третий курс я ходил в универ очень мало, потому что было очень много туров и болезней. На четвертом курсе я уже приходил, все опускали глаза и подходили фотографироваться».

2. О комментаторах

«Я не верю людям, которые пишут в интернете. Комментаторам. Я им не верю. Ну что это? Это мнение? Я не воспринимаю его. Я не ведусь на это. Есть жизнь и есть интернет. Это разные вещи».

3. О сравнениях с другими артистами

«В музыке много похожего. Нот всего семь. Тональности тоже бывают похожи. И смыслы бывают похожи. Мы – люди. На одной планете живем, на одинаковых языках разговариваем. И вообще много у нас общего. Мы нового ничего не придумываем здесь, мы перерабатываем».

4. О покупке квартиры

«Я не хочу иметь какую-то недвижимость основную, чтобы прибиваться к одному месту. Мне нравится постоянно передвигаться, постоянно кочевать, жить в разных местах. Я не могу усидеть на одном месте».

5. О Шнурове и Невзорове

«Они люди думающие, глубокие, со своим мнением. Они очень большие инфлюенсеры. Они суперзлодеи – такие же, как я».

6. О сексе с фанатками

«Рокеры не занимаются сексом с фанатками. Рокеры лучше вызовут шлюх. Но я даже шлюх не вызываю».

7. О женщинах

«Я не фокусируюсь сейчас на женской половине. Мне больше нравится работать и вкладывать в самого себя. Не потому, что я жадный или эгоцентричный. Мне просто нравится работать, нравится то, чем я занимаюсь».

8. О слове «сука»

«Сука – это падшая женщина. Есть определенные личные вещи, про которые я пишу и которые вызывают у меня негатив. Для этого всего я использую образ падшей женщины».

9. О депрессии

«Депрессии не существует. Это самовнушение. Ты сам внушаешь себе горькую ситуацию, горькое состояние, сам внушаешь себе разрушение. Ты сам его себе осознанно внушаешь, принимаешь его на себя и начинаешь играть эту роль. Ты начинаешь заигрываться и забывать о том, что это роль. И превращаешь все в реальность. Это все роли, которые люди выдумывают у себя в головах».

10. О парне в черной рубашке из интервью GQ

«Это было артхаусное кино».

Вот выпуск целиком:

А вот наше интервью с Pharaoh:

Часто проверяете почту? Пусть там будет что-то интересное от нас.

«Я хочу заполнить пустоту вокруг»: Pharaoh дал большое интервью Сергею Минаеву

О прошлом, будущем, своем поколении и его ценностях, а также о взаимоотношениях с семьей и окружающими

Сегодня Esquire опубликовал интервью с Фараоном, которое взял лично Сергей Минаев, известный писатель, предприниматель и главный редактор издания.

Мы выбрали из него наиболее интересные и необычные моменты, а полную версию читайте по ссылке (там еще много всего интересного).

Напомним, что это осенью Фараон, выпустивший в этом году микстейп « Pink Phloyd», отправляется в большой  тур на 50 городов. И это заочно одно из самых масштабных событий в русском рэпе-2016.


О главных мыслях, которые Phraoh хочет донести до слушателя

Мне хотелось бы донести до этих ребят, что выбор, который они собираются сделать, который повлияет на всю их жизнь, должен исходить откуда-то отсюда (тычет себя в грудь. – Esquire), а не от окружения, не от родителей. Я просто хочу им сказать, что по жизни надо выгрызать свое, быть собой. У каждого есть собственное «я», которое может перерасти во что‑то великое, а может сгореть и уничтожить. Мне бы хотелось донести до людей, что не все решают бабки, бренды, не все решает e*** (секс. – Esquire), есть вещи в этой жизни, в этой стране, намного более глубокие, базовые, честные.


Чтиво в тему: Одинокая звезда сгорает напоказ: рецензия на Pharaoh «Pink Phloyd»


Об ответственности перед фанатами

Возможно, раньше я не осознавал, я вообще не представлял, что смогу прийти к той точке, в которой я нахожусь сейчас. Сейчас я очень хорошо понимаю свою ответственность не только перед людьми, с которыми я делюсь своими мыслями и своими музыкальными предпочтениями, а еще и перед самим собой. Я понимаю, что я столько прошел, столько потерял, столько нахавался, что не могу в один момент все про*** (потерять. – Esquire). Мне нужно следить за собой, и я больше не разрушаю самого себя. Я не хочу стоять на месте, я хочу делать что‑то дальше, делать по‑другому: красиво, эстетично, великолепно.

Об институте семьи и ценностях нового поколения

Подмена ценностей произошла огромная в связи с появлением интернета, новой музыки, новой эры. Все играют: женщины играют, мужчины играют. Но институт брака – это не игра. Ты связываешь себя с другим человеком, с которым тебе идти бок о бок, который прикрывает тебе спину, а ты прикрываешь его, вы в равной степени ответственны друг перед другом.

Я не представляю, как [эти девочки] будут смотреть на себя через призму социальных сетей, когда им будет 18‑20. Кем они будут? Они настоящими никогда не будут, потому что они становятся картинками в интернете!

Сноб – Pharaoh: Я мертв и невредим — мне так будет легче – декабрь 2015

Фото: Евгений Дюжакин
Фото: Евгений Дюжакин

Pharaoh в миру зовется Глебом, он москвич, студент МГУ, татуировка с годом рождения набита на ребрах: 1996. За его спиной не стоит ни известный лейбл, ни влиятельный покровитель. Он – центральный персонаж группировки Dead Dynasty, которая состоит из двух с лишним десятков творческих единиц, от рэперов и битмейкеров до оператора и татуировщика, и все они в основном тоже родились после распада СССР. Pharaoh и другие исполнители «Династии» публикуют свои релизы на YouTube и VK, и они расползаются по плейлистам пользователей соцсетей. Соответственно, чтобы напасть на следы Dead Dynasty, надо жить «в контакте». То борзая и грязная, то внезапно сентиментальная лирика Pharaoh изобилует самолепными пацанскими афоризмами в духе «Я не ем, что дают, потому я худой», а настроение в микстейпах скачет – то истерика, то меланхолия, то звериная агрессия. Все это, безусловно, попадает в нерв поколения и звучит в унисон с интернет-культурой десятых. Нехитрые мрачные клипы Pharaoh собирают миллионы просмотров на YouTube, однако сам Глеб немногословен в соцсетях. Пришло время выяснить, чем он живет и что у него на уме.

СКак появился Pharaoh?

В конце 2013 года я приехал в студию к своим друзьям и записал трек Cadillac. У меня не было какого-либо серьезного настроя и особых амбиций, но друзья сказали, что это круто. После этого я начал писать музыку, снял клип, кинул в Сеть и не следил за тем, как он распространился, – все как-то само произошло.

СУ тебя есть песня «2002», тебе тогда было шесть лет. Каким был для тебя две тысячи второй?

Просто у меня в голове очень долго вертелась строчка «здесь две тысячи второй», и постепенно она обрастала образами. Мне нравится внедрять в песни колорит России конца девяностых – начала двухтысячных с ее специфическим автопромом и уличной жизнью, ОПГ… Эту страну наше поколение плохо знает и боится. Но сейчас мне ничего не мешает пытаться осмысливать то время и высказывать эти мысли вслух. Хотя я был тогда совсем ребенком, что-то отчетливо помню, и это находит место в моих треках.

СМногое в твоих песнях крутится около темы смерти: погребение, отключка, бессмертие, саркофаг.  Чем вызваны такие образы и сюжеты?

Ощущениями от того, что нас окружает. В нашем объединении Dead Dynasty двадцать шесть человек, все они из разных уголков России. Есть люди из таких задниц! Макс Mnogoznaal, например, из Республики Коми, из города Печора. Его родина – это лес, три хрущевки, снег, горы и волки. Он мне фотографии показывал, это жесть. Иногда мы чувствуем себя живыми среди мертвых, иногда мертвыми среди живых. Порой чувствовать себя мертвым как-то комфортнее, что ли. Не знаю, как это объяснить.

СНе объясняй, я постоянно езжу на ночных электричках, следующих до Серпухова, и иногда притворяюсь мертвой. Логотип Dead Dynasty – череп, вписанный в петлю из трех стрелок, – какое состояние описывает?

Это жизненный цикл. Но стрелки на нем повернуты не так, как в знаке «пригодно для переработки», а в обратную сторону. И лично для меня он означает то, как я из не-жильца пытаюсь сделаться живым человеком с помощью некоторых моральных усилий.

Фото: Евгений Дюжакин
Фото: Евгений Дюжакин

СТебя не посещало желание пожить в другой стране?

Когда мне было шестнадцать лет, я жил в Америке чуть меньше полугода, без родителей. Тогда рэпер A$AP Rocky только стал известным, у нас в Москве подростки в кепках начали дрыгаться на трэп-вечеринках, но я понимал, что отсюда та музыкальная культура воспринимается иначе, и загорелся идеей поехать в Штаты, чтобы понять, как все на самом деле. Первым делом я приехал в Сан-Франциско и отправился в магазин Black Scale – это было место силы. Некоторые из продавцов-латиносов сразу же подошли ко мне и стали запросто со мной общаться. Там мне удалось потусоваться и с чернокожими ребятами. Этот опыт очень сильно на меня повлиял, вернулся как будто другим человеком. Однако я совсем не ж

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *