Уютный трикотаж: интернет магазин белорусского трикотажа

Фото ратажковски: Эмили Ратаковски — фото — Кинопоиск

Фото ратажковски: Эмили Ратаковски — фото — Кинопоиск

Содержание

Беременная Эмили Ратажковски показала новую серию фотографий в обнаженном виде

Эмили Ратажковски

Если 25-летняя Джиджи Хадид во время беременности предпочла не публиковать свои фото и лишь после родов поделилась с подписчиками снимками, на которых она запечатлена с округлившимся животом, то 29-летняя Эмили Ратажковски подробно документирует месяцы ожидания.

Модель не изменила себе и продолжает радовать поклонников новыми фото в своем фирменном стиле. Так, вчера Эмили опубликовала целую серию фотографий, на которых она позирует обнаженной у себя дома в Нью-Йорке.

Эмили Ратажковски

В отличие от Эшли Грэм, которая во время пандемии привлекала к домашним фотосессиям мужа, Эмили пригласила профессионального фотографа Ренелла Медрано, который сотрудничает с GQ, Vogue и другими глянцевыми журналами.

Одну из фотографий Эмили отметила Ирина Шейк.

Боже, это горячо,

— прокомментировала модель на английском.

Под высказыванием Ирины тут же разгорелась дискуссия — откровенные снимки Ратажковски, которая находится на последних месяцах беременности, оценили не все.

Ирина, вы серьезно считаете, что это круто — так фотографироваться, в таком положении, на весь инстаграм? Я не против женской красоты, но разве это не перебор?

Нам не нужно видеть горячих беременных, хватит манипулировать материнством,

— написали некоторые пользователи сети.

Но не все были настроены столь сурово — многим новые фото Эмили очень понравились. На фото в ванной модель сравнили с русалкой, а один из подписчиков назвал Ратажковски самой красивой женщиной.

Это так красиво,

— похвалила фото, сделанные в спальне, актриса Кейт Босуорт.

А как вам новые фото Ратажковски?

Эмили Ратажковски опубликовала фото, сделанные во время родов: «В промежутках между схватками»

Эмили Ратажковски

В Международный женский день 29-летняя Эмили Ратажковски впервые стала мамой: у нее родился сын, которого они с мужем Себастьяном Бир-Макклардом назвали Сильвестром. Сейчас модель и актриса привыкает к новой для себя роли матери и вспоминает, каким волшебным был момент появления ее первенца на свет.

Несколько часов назад она опубликовала в своем инстаграме снимки, сделанные непосредственно в процессе родов и в первые минуты жизни ее сына. Фотографировал Эмили муж Себастьян прямо в родильной палате.

Эмили Ратажковски

В промежутках между схватками и первыми мгновениями со Слаем. Жизнь!

— подписала коллаж Эмили.

Трогательные фото Ратажковски оценили не только многочисленные поклонники, но и некоторые ее звездные друзья и коллеги. Так, Кайя Гербер назвала Эмили «прекрасной мамой», а Джиджи Хадид, которая сама недавно стала мамой, написала:

Дааа, мамааа!

Эмили Ратажковски с новорожденным сыном

Напомним, что на днях Эмили Ратажковски впервые попала в объективы папарацци после рождения сына. Репортеры заметили ее на прогулке вместе с мужем и их любимой собакой по Нью-Йорку. Новорожденного малыша молодые родители в этот день оставили дома.

Эмили Ратажковски с мужем Себастьяном Бир-Макклардом

Кстати, на протяжении беременности Ратажковски неоднократно подвергалась критике со стороны интернет-пользователей. Одни осуждали ее за излишне откровенные фотосессии с округлившимся животом, а другие и вовсе решили, что в ожидании малыша Эмили увеличила себе губы с помощью инъекций. Последний слух модель, к слову, опровергла, заявив, что никогда не делала себе «уколов красоты», чтобы сделать губы более пухлыми.

Эмили Ратажковски — все последние новости по теме

Эмили Ратажковски перепутала Россию с Украиной

27-летняя американская модель Эмили Ратажковски в очередной раз появилась на обложке модного журнала. На этот раз знаменитость украсила украинский глянец, вот только сама она считает, что издание российское.

21.02.2019, 17:15

Эмили Ратажковски оголила упругие ягодицы

Американская модель и актриса Эмили Ратажковски просто обожает свое тело. Об этом знаменитость не раз упоминала во многих интервью, поэтому не удивительно, что 27-летняя девушка в очередной раз решила продемонстрировать свои аппетитные формы.

07.02.2019, 08:45

Эмили Ратажковски показала голую грудь в новой фотосессии

27-летняя всемирно известная американская модель Эмили Ратажковски часто публикует в своих социальных сетях пикантные снимки. Но настолько откровенные кадры в профиле звезды можно встретить редко.

05.02.2019, 13:45

Кожанка на голое тело: Эмили Ратажковски снялась в соблазнительной фотосессии

Пока пользователи критикуют коллег Эмили Ратажковски за чрезмерную худобу или же, наоборот, за лишние килограммы, сама супермодель демонстриует идеальные формы.

13.12.2018, 14:50

25 ноября 2018 — Международный день борьбы за ликвидацию насилия против женщин

В Украине 25 ноября отмечают важное событие в современной истории — Международный день борьбы за ликвидацию насилия против женщин. Больше всего насилия против женщин проявляется в восточных и мусульманских странах. Но, к сожалению, в Украине тоже не все хорошо в этом вопросе.

25.11.2018, 07:30

Эмили Ратажковски рассказала, почему носит сексуальное бикини

Американская модель и актриса Эмили Ратажковски, которая часто выкладывает обнаженные фото в своем Instagram, наконец-то призналась, зачем делает это.

14.11.2018, 22:50

Эмили Ратажковски похвасталась фигурой в самом откровенном купальнике своего бренда

Всемирно известная 27-летняя американская супермодель и актриса Эмили Ратажковски в который раз продемонстрировала поклонникам свои идеальные формы. Однако, делает это знаменитость не просто так.

14.11.2018, 08:30

Хранили секрет 4 часа: Эмили Ратажковски впервые рассказала о свадьбе

Новость о том, что всемирно известная супермодель Эмили Ратажковски вышла замуж, появилась в феврале этого года. Также было известно, что до свадьбы знаменитость встречалась со своим мужем только пару месяцев.

09.11.2018, 15:30

Эмили Ратажковски пришла на вечеринку в соблазнительном образе дикарки

27-летняя американская актриса и модель Эмили Ратажковски не теряет возможности в который раз похвастаться своей фигурой.

Так, даже на вечеринку в честь Хэллоуина знаменитость предпочла откровенный наряд, вместо действительно чего-то жуткого.

02.11.2018, 10:50

Сексапильная Эмили Ратажковски оголила упругие ягодицы

27-летняя модель и актриса Эмили Ратажковски, которая активно борется за права женщин, часто публикует обнаженные снимки.

18.10.2018, 18:05

Эмили Ратажковски арестовали во время политического протеста

27-летняя американская супермодель и актриса Эмили Ратажковски оказалась в числе тех, кто в Нью-Йорке под зданием сената устроил демонстрацию.

Кроме того, участником акции стала и голливудская актриса Эми Шупер.

05.10.2018, 08:50

Эмили Ратажковски спровоцировала слухи о беременности

27-летняя американская актриса и модель Эмили Ратажковски всегда удивляла поклонников своими стройными формами. Однако, во время одного из последних выходов фанаты заметили округлившийся животик модели.

25.09.2018, 11:50

Поправилась: Эмили Ратажковски в рекламе купальников продемонстрировала пышные формы

Известная супермодель Эмили Ратажковски появилась в эффектной рекламной компании купальников. Однако, поклонников удивил внешний вид знаменитости — формы Эмили немного изменились.

04.09.2018, 11:30

Эмили Ратажковски — американская модель и актриса. Получила известность после съёмки топлесс в клипе Робина Тика «Blurred Lines». В мае 2016 года снялась в клипе Димы Билана «Неделимые».

Зачем Ратажковски выложила их в Инсту?

Американская модель и известная актриса Эмили Ратажковски поделилась с поклонниками в Инстаграме фотографиями, которые сделаны прямо во время родов. Между схватками Ратажковски сделала целую серию снимков на смартфон, и после рождения сына опубликовала их в своем профиле. Об этом рассказали novosti-ukraina.info, и приложили фотоколлаж, который появился на странице модели 17 марта.

Кадры имеют не слишком большую эстетическую привлекательность, поскольку женщина во время схваток не особенно заботилась о внешнем виде и красоте снимка, а также на лице у нее кислородная маска. Эти фотографии вызвали много спорных комментариев в социальной сети. С одной стороны, люди выражали радость и позитивные эмоции, с другой — некоторые пользователи агрессивно возмущались, что такие неприглядные моменты фотографировать нельзя, и уж тем более — выкладывать в соцсети.

Зачем выкладывать фотки с роддома?

Даже обычные женщины активно делятся снимками из роддома, и это можно встретить все чаще. Против этой тенденции выступают в основном те, кто не планируют рожать вовсе, поскольку они видят в подобных публикациях пропаганду деторождения. Также негативно реагируют люди, которых шокирует тот факт, что женщина выкладывает свои фотографии в неприглядном виде — без косметики, аккуратной прически, фильтров. Некоторые считают, что роды — такой же интимный процесс, как и половой акт, и это нельзя показывать миллионам пользователей соцсетей.

Тем не менее, за семь часов публикация Ратажковски набрала более полутора миллиона лайков, и продолжает набирать. И положительных комментариев все больше. Но погоня за лайками вряд ли является основной причиной того, что она поделилась столь личным моментом. Даже изменения гормонального фона, на которые списывают подобные поступки, тут, вероятно, ни при чем.

Люди, которые активно ведут свои страницы в соцсетях, просто привыкают к тому, что делятся всеми новостями с подписчиками. Они просто привыкают к этом, и такое поведение становится их образом жизни. Именно потому они, скорее, автоматически делятся и подобными новостями, не думая о том, насколько это будет уместно и насколько это сочтут адекватным подписчики.

В современном мире система ценностей давно видоизменилась на фоне активного развития интернет-технологий. Людям предстоит научиться быть лояльнее к окружающим, и перестать негативно реагировать на что-то, что им не нравится.

Впрочем, большинство комментариев все же положительные и позитивные, и пользователи активно поздравляют молодую семью с появлением на свет их очаровательного сыночка!

Эмили Ратажковски поделилась дерзким фото

29 ноября 2017, 11:47

Эмили Ратажковски без устали показывает себя красивую! Модель и актриса поделилась новыми откровенными снимками…

instagram|emrata

26-летняя модель и актриса Ратажковски не устает показывать свое тело! И хотя на нем уже нет незнакомых зрителям участков, она все равно имеет успех. Любой ее снимок собирает до миллиона лайков. И пусть никто не помнит, где именно она снималась, это и не важно. Имя Эмили – у всех на устах.

На этот раз она выложила оригинальный снимок топлес. На фото Эмили стоит вполоборота, на ней из одежды – всего лишь бордовые трусики. Можно рассмотреть ее идеальную попу, но всего остального не видно. Так что все – очень прилично! И Ратажковски никто не может обвинить в том, что она показывает голые фото.

Напомним, что несколько дней назад Эмили выложила кадр, который взбудоражил фолловеров.

На черно-белом снимке Эмили Ратажковски позирует совершенно обнаженной. Эмили смело демонстрирует стройные ноги и плоский живот, а вот самые пикантные места прикрывает. Судя по подписи, фотографировала Эмили ее калифорнийская подруга Кэт.

Впрочем, некоторые фолловеры указывают на то, что Эмили уже неоднократно раздевалась для эффектного кадра, и ждут от нее чего-то новенького.

Напомним, что «Королева пляжа» Ратажковски выпустила собственную коллекцию купальников Inamorata Swim. Рекламировать ее решила сама — и снялась в фотосессии в поддержку выхода линейки.

Здесь все, что любит Эмили: трусики, максимально обнажающие ягодицы и с завышенной талией, глубокие вырезы, яркие цвета. В коллекции нашлось место и гороху, и леопардовому приниту, и бикини, и слитным купальникам, а объединяет все это пляжное великолепие, в общем-то, одно: высокий градус сексуальности.

Также Ратажковски рассказала, почему ее выбор пал именно на купальники.

«Я выросла у океана, в Сан-Диего, так что практически каждый день носила купальник. В 16 лет, бывало, я круглые сутки ходила в бикини: просыпалась, надевала купальник и весь день сидела на кофе и буррито», — рассказала она.

Видимо, эти яркие воспоминания и послужили основой для ее моделей.

Фото: instagram|emrata

Статьи по теме

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора статьи.

Photos from Emily Ratajkowski’s My Body Bombshells. Что, естественно, было неоднозначным, поскольку последовали дебаты (в основном в Интернете) о том, было ли видео женоненавистническим, и Ратаковски стала неразрывно связана как с ее выступлением без одежды, так и с полемикой.

Тогда она защищала видео, говоря, что хорошо провела время, делая его, и чувствовала себя в полной безопасности на съемочной площадке, «находясь в компании многих женщин, которым я доверял и которые мне нравились.»

Так было до тех пор, пока Ратаковски не узнал, что Тик ждет ребенка со своей невестой. Эйприл Лав Гири. сделал что-нибудь обидное, но на съемках «Размытых линий», она пишет: « Он сделал то, чего не должен был делать ». Она утверждает, что певица была «немного пьяна» на съемочной площадке и, пока танцевала «как можно нелепее», почувствовала, как холодные руки обхватили ее обнаженную грудь сзади.Тик «по-дурацки ухмыльнулся и отшатнулся назад, его глаза были спрятаны за солнцезащитными очками», — пишет она.

Последовала неловкая пауза, и Дайан Мартель , директор, спросила, все ли с ней в порядке, и она кивала и, возможно, даже улыбалась, чтобы настаивать на том, что с ней все в порядке. Но на самом деле она была потрясена и толком не знала , что делать. Она не отреагировала «как я должна была», вспоминает она, как и другие дамы на съемочной площадке. Они просто продолжали стрелять.

Представитель Тика не ответил на запросы о комментариях, когда этот анекдот из книги попал в новости до ее выпуска.Мартель подтвердила рассказ Ратаковски о том, что ее ощупывали, в Sunday Times в Великобритании. Но Ратаковски пояснила Vanity Fair в октябре, что она не , если можно так выразиться, .

«Было немного странно, что даже люди из лучших побуждений подходили ко мне и говорили: «Я так рада, что вы высказались о Робине Тике», — сказала она. «И это похоже на то, что нет, я ничего не говорил. И это совсем не то, что стоит за этим.Речь не шла о том, что «мне нужно рассказать свою историю о сексуальном насилии», потому что я даже не так это вижу».

Она добавила: «Часть, на которой мало кто обращает внимание, это то, что я действительно наслаждалась собой… Также произошло еще одно событие, которое кое-что говорит о мире, в котором мы живем. Обе вещи существуют одновременно. »

Эмили Ратаковски говорит, что бодишейминг почти помешал ей публиковать фотографии

  • Эмили Ратаковски сказала, что «разногласия» почти помешали ей публиковать фотографии с церемонии вручения наград CFDA.
  • Модель и автор бестселлеров заявила своим подписчикам, что не собирается «поддаваться стыду».
  • В своей книге «Мое тело» она исследует, как ее тело сделало ее сильнее и превратило ее в сексуальный объект.
LoadingЧто-то загружается.

Эмили Ратаковски сказала, что она почти не публиковала фотографии с церемонии вручения наград CFDA Awards в Instagram, потому что знала, что ее изображения «вызовут споры». »

В среду модель и мать одного ребенка опубликовали две фотографии с церемонии вручения наград, на которых она изображена в костюме Miu Miu, состоящем из укороченного свитера, надетого поверх синей классической рубашки, и длинной юбки с низкой посадкой. . «Но эй, это мое тело, и я не собираюсь стыдиться», — сказала она.»Бог благословил!»

Ратаковски с тех пор сократила подпись, чтобы поблагодарить Miu Miu и поздравить редактора Elle Нину Гарсия, которой она вручила награду, но поделилась полным комментарием к своей истории в Instagram, который все еще был доступен для просмотра в ее профиле на момент написания.

Ратаковски стала автором бестселлеров New York Times после выхода ее первой книги «Мое тело» 9 ноября.

В книге, состоящей из личных эссе, которые она написала, Ратаковски исследует жизненный опыт через беседы с близкими подругами, согласно подписи в Instagram, которую она опубликовала в день освобождения.

Ратаковски, которая замужем и воспитывает сына от Себастьяна Беара-МакКларда, также рассказала в книге, что певец Робин Тик домогался ее на съемках вызывающего споры видеоклипа «Blurred Lines» в 2013 году. 

«Вдруг ниоткуда я почувствовала прохладу и чуждость чужих рук, обхвативших мою обнаженную грудь сзади.Я инстинктивно отодвинулась, оглядываясь назад на Робина Тика», — написала Ратаковски, согласно «Санди таймс».

Ратаковски откровенно рассказала о своей жизни в своей новой книге «Мое тело.» Мэтт Винкельмейер / Getty Images

В разговоре с Амией Шринивасан для журнала Interview Magazine о «Моем теле» 16 ноября Ратаковски сказала, что она «определенно не очень часто чувствовала себя под контролем», когда ей было немного за двадцать.

«Instagram был одним из мест, где я впервые ощутила какой-то контроль», — добавила она. «Я был тем, кто смог выбрать изображения и опубликовать их.»

Представители Ратаковски не сразу ответили на запрос Insider о комментариях. 

Проблема с песней Эмили Ратаковски «My Body»

Пересмотреть видеоклип на «Blurred Lines», тотемическую песню Робина Тика, — интересный проект. В 2013 году, когда она была выпущена, песня породила новую микроэкономику комментариев, осуждающих ее как квинтэссенцию культуры изнасилования или беспокоящихся о том, можно ли защитить удовольствие от ее веселого хука.(«Я знаю, что ты этого хочешь», — самонадеянно напевает Тик снова и снова, хотя, честно говоря, нет, я совсем этого не хочу.) В видео, снятом ветераном Дайаной Мартель, три модели, одетые в прозрачные позируют со сбивающим с толку набором реквизита (ягненок, банджо, велосипед, четырехфутовая копия шприца), в то время как Тик, продюсер и один из соавторов сценария Фаррелл Уильямс, и рэпер TI танцевать, тупой и полностью одетый, вокруг них.

Как артефакт своего времени, это удивительно мертвая и бессмысленная вещь.Но что больше всего меня удивляет сейчас, так это то, какими жалкими кажутся мужчины, теребящие модели за волосы и играющие на воображаемой гитаре для привлечения внимания, менее музыкальные суперзвезды, чем отцы-еджуны, которые точно не знают, что делать с женщинами, за которых они заплатили. голый. Это грубая сила женского тела, но что это за сила на самом деле? В какой-то момент Тик, кажется, прижимает модель Эмили Ратаковски к стене, крича ей в ухо, пока она смотрит в сторону от него, изображая едва сдерживаемое пренебрежение.

«Размытые линии» мгновенно сделали Ратаковски звездой.Она управляет видео как в версиях с рейтингом PG-13, так и в версиях без рейтинга, как сверхновая звезда, вихрь красоты и присутствия на экране и липкий красный блеск для губ. «Они были талантом; мы были больше похожи на реквизит», — пишет Ратаковски о мужчинах в своей новой книге « Мое тело », и все же женщины — это те, от кого зрители не могут отвести взгляд. Они так небрежны в своей наготе, так собраны, так невозмутимы выходками мужчин, объективирующих их. Их сексуальность словно существует как-то вне поля зрения камеры, вне атмосферы смертных мужчин.Но, конечно, это не так. В My Body , сборнике эссе, в которых Ратаковски тщательно исследует благословения и проклятия своего физического «я», она пишет, что Тик ощупывал ее во время съемок в тот день, и что она ничего не сказала; этот инцидент был в ее глазах напоминанием о том, «насколько ограничена сила любой женщины, когда она выживает и даже преуспевает в мире как вещь, на которую нужно смотреть». (Тик публично не ответила на обвинения.)

Эта книга — попытка Ратаковски смириться со своим существованием как человека, который, по словам Дерека Зуландера, действительно, очень до смешного красив.Она знает, что этот опыт особенно опасен для женщин и девочек. Начиная со средней школы, пишет Ратаковски, она получала смешанные сообщения о своем теле — вызывало ли оно обиду или удовольствие, было ли оно слишком большим или слишком маленьким, делало ли ее сильной или уязвимой. Поначалу ее использование в качестве модели приносило ей удовлетворение. Она пишет: «Я полагала, что все женщины объективированы и сексуализированы в той или иной степени, поэтому я могу делать это на своих условиях. Я думал, что в моей способности сделать такой выбор была сила.» Сейчас? Она не так уверена, но и не изменила своего мнения полностью.

Прочтите: Бесконечные нападения на девичество

Мое тело находится в этом пограничном пространстве между переоценкой и самозащитой. Это захватывающая работа: проницательная, сводящая с ума, откровенная, поразительно солипсическая. Во введении Ратаковски признает, что ее пробуждение все еще наполовину завершено, и что цель книги не состояла в том, чтобы «получить ответы» о противоречиях продажи собственного имиджа модели, актрисы и влиятельного лица в Instagram с 28.5 миллионов подписчиков, а скорее для того, чтобы «рассмотреть различные зеркала, в которых я видел себя». Возможно, она чувствует, что попала в вековую трясину (то, что ученый Сандра Бартки назвала «дисциплинарным проектом женственности»), но не то, что в силу своей славы и самопрезентации она стала потенциально соучастником вещи, которые она критикует. Писательство для Ратаковски, кажется, позволяет ей утвердить полноту своей личности и внутреннего мира, отвергая решимость мира сделать ее объектом.Но узость ее внимания — ее физическое «я», по сути, и все, что оно для нее предназначено, — ограничивает. Даже ее название, My Body , предполагает противоречивые вещи: владение и деперсонализацию. Что вы делаете, когда тема, которую вы знаете лучше всего, тема, в которой вы являетесь высшим авторитетом, является той же ловушкой, из которой вы пытаетесь выбраться?


День, когда я прочитал большую часть этой книги, был также днем, когда Ратаковски загрузил в Instagram серию фотографий, опубликованных французским журналом M .В первом она прижимает к языку леденец телесного цвета. На третьем видны ее живот, сосок и ногти с леопардовым рисунком, но не лицо. Обложка фотосессии гласит: La Feminité à l’Offensive , с faux cils et ongles longs мелким шрифтом, просто для того, чтобы пояснить, что эстетика революции — это накладные ресницы и длинные ногти. Талия Ратаковски крошечная; ее ребра видны; ее губы поджаты.

Она имеет право считать эти фотографии, эту самопрезентацию вдохновляющими.(«Я так люблю эти образы!» — гласит ее подпись.) Но мы также, как наблюдатели, имеем право интерпретировать их — задаваться вопросом, удваивая архаичные тропы женской сексуальности и «тирании стройности», как Бартки положить его, на самом деле хорошо для всех остальных. В эпиграфе к своей книге Ратаковски приводит цитату о тщеславии из книги Джона Бергера « Ways of See », основополагающей серии и книги BBC, в которой, помимо прочего, кристаллизуются связанные женщины как объекты для исследования.Фото М заставило меня задуматься над другим аргументом Бергера: портреты организованы для укрепления иерархического статус-кво, а женщины на них организованы, писал он, «чтобы удовлетворять аппетит, а не иметь свой собственный». Чей аппетит кормит леденец? Это имеет значение?

Ратаковски мало говорит в книге о том, как женщины и девушки могут реагировать на ее изображения. Эта близорукость расстраивает, потому что она так проницательна в отношении того, как мужчины интерпретируют ее тело.Проект, который стал My Body , начался как эссе, опубликованное в прошлом году в New York . В «Выкупе себя», самой читаемой истории журнала за 2020 год (не совсем спокойный новостной год), Ратаковски написала о том, что на нее подал в суд папарацци, который сфотографировал ее на улице после того, как она впоследствии разместила фотографию в своем Instagram. и покупка половины картины Ричарда Принса в Instagram на основе ее изображения. Она также утверждала, что подверглась сексуальному насилию со стороны фотографа, который позже опубликовал книгу с ее обнаженными фотографиями без ее согласия.(Фотограф отверг обвинения в адрес New York , сказав: «Вы же знаете, о ком мы говорим, верно? Это девушка, которая была обнаженной в журнале Treats! и прыгала обнаженной в видео Робина Тика в тот момент Вы действительно хотите, чтобы кто-то поверил, что она была жертвой?»)

Эссе было бодрым и резким. В тщательной прозе он изложил абсурдность и бессилие быть продуктом в эпоху Интернета. «Я понял, что мой образ, мое отражение — это не мое собственное», — пишет Ратаковски.Чтобы справиться с этим, она начинает думать о себе в раздвоенном виде: «настоящая» Эмили и та, чье изображение присваивается мужчинами способами, которые она не может контролировать. Если бы Маркс был жив, он мог бы отослать ее к своей теории отчуждения: при капитализме Ратаковски по существу потеряла контроль над работой, которую она производит, и в результате ее самоощущение фрагментируется. (Даже Маркс может быть ошеломлен дерзостью Принса, который берет 80 000 долларов за фотографию, которую он скопировал прямо из Instagram и изменил, просто добавив свой собственный грязный комментарий.)

То, что ответом Ратаковски на такую ​​несправедливость может быть возвращение контроля (и средств производства) себе, понятно. Но сжечь дом, в котором вы все еще находитесь, тяжело, и, возможно, поэтому так много остальных членов My Body чувствуют себя бессильными. Это не призыв к структурным изменениям, а беспристрастная серия наблюдений того, кто до сих пор считает себя в первую очередь товаром. Его тон размеренный и онемевший. В эссе «Bc Hello Halle Berry» у автора возникают головные боли во время пребывания на роскошном курорте на Мальдивах, оплаченном катарским миллиардером (в обмен на несколько загрузок в Instagram).Когда она публикует фотографию себя в бикини из собственной линии, лишь немного успокоенную сотнями тысяч лайков, которые она получает менее чем за час, она размышляет об этичности использования своего тела для получения прибыли. «Деньги означают власть», — думает она. «И, извлекая выгоду из своей сексуальности, у меня есть деньги. Вся чертова система коррумпирована, и любой, кто в ней участвует, виновен так же, как и я… Мне нужно как-то зарабатывать на жизнь».

Читайте: Темная сторона фитнес-культуры

Кажется немилосердным указать, что она рисует ложную дихотомию — что есть варианты между обменом своих фотографий на бесплатные каникулы и голоданием на улице. Но суть не в этом. Когда я читал, меня не покидала мысль о том, что Ратаковски так явно хочет иметь все: полный контроль над продажей своего изображения; власть; деньги, да; но также похвала за то, что она больше, чем просто объект, за способность доходчиво сообщить, как сильно она страдала из-за токсичной системы — и все еще страдает из-за своего постоянного участия. Как говорится, многого хочется.

К ее чести, Ратаковски, кажется, время от времени ощущает врожденное лицемерие своих желаний, ее импульс «заниматься моей суетой в Instagram, продавать бикини и все остальное, а также уважать меня за мои идеи и политику и ну, за все, кроме моего тела.В эссе «Уроки красоты», представляющем собой воспоминание о том, как ее приоритеты и самооценка были частично сформированы матерью с ее собственной внутренней женоненавистничеством, Ратаковски вспоминает, как в детстве узнала, что привлекательные женщины страдают от рук всего мира. «На самом деле это было хорошо, потому что ты красивая и получаешь доступ к мужскому вниманию». Она понимает, что мир «не добр к женщинам, на которых мужчины не обращают внимания». Когда она начинает работать моделью, она не может вспомнить, чтобы когда-либо получала удовольствие от этого процесса, но ей нравятся деньги, которые она может заработать, и вещи, которые она может купить.Но отрасль и ее туманные края также представляют собой новые компромиссы. В эссе «Транзакции» Ратаковски пишет о том, как в 2014 году ей заплатили 25 000 долларов за участие в Суперкубке с малазийским финансистом, сделка в то время была заключена при посредничестве ее менеджера. Ее беспокоит «негласное задание, для выполнения которого меня наняли: развлекать мужчин, которые заплатили мне за то, чтобы я была там». Быть красивой женщиной, по-видимому, заключает она, значит существовать в суете между обязанностями и властью, в этом особом «спектре компромисса».

Стать автором позволяет ей отказаться от этой установки. Однако написание книги, которая фактически представляет собой литературный портрет вашего собственного физического «я», — это риск усилить все предубеждения, которые у кого-либо когда-либо были о вас. Ратаковски — изящный и вдумчивый писатель, и, читая ее книгу, я страстно желал, чтобы она обратила свой взор вовне, написала эссе о свадебных сюжетах, кофе, ландшафтной архитектуре или Скуби-Ду . Или, помимо этого, я хотел, чтобы она рискнула полностью обвинить модельный бизнес как парадигму — чтобы не просто отметить, что ее карьера пошла вверх после того, как она сбросила 10 фунтов от желудочного гриппа и сохранила вес, но чтобы выяснить, что, глядя на изображения столь многих Тощие тела весь день делают с девушками такими же хрупкими и бесформенными, как и она сама в подростковом возрасте.Удивляться не только тому, как ошибочная сделка моделинга навредила ей, но и как она навредила всем. Рискнуть позволить себе почувствовать или открыть что-то, что может стать катализатором не только наблюдения, но и трансформации.

Чего ей будет стоить такой рост? По крайней мере, совершенство. В своем последнем эссе «Освобождение» Ратаковски пишет о том, как она долго сопротивлялась гневу, потому что чувствовала, что гнев делает женщин физически отталкивающими. «Я стараюсь, чтобы все, что напоминает гнев, казалось дерзким, очаровательным и сексуальным», — пишет она.«Я складываю его во что-то маленькое, прячу подальше. Я прибегаю к своему самому надежному трюку — я излучаю печаль — что-то ранимое и нежное, что-то приветливое, о чем нужно заботиться». Мысль о том, что женские эмоции зависят от примата сохранения сексуальности, не совсем нова, но все равно тревожит. Если Ратаковски до сих пор не может разозлиться, неприятно разозлиться, даже в письменной форме, из-за боязни пожертвовать своей властью, то как насчет остальных?

Эмили Ратаковски и бремя идеальной внешности

Некоторые несправедливости настолько очевидны и обыденны, что перестают вызывать ярость.Чрезмерное бремя, возлагаемое на женщин в связи с необходимостью поддерживать свою внешность и постоянно оцениваться на основе физической привлекательности, как скрытой, так и явной, является одной из таких несправедливостей. Даже в эпоху предполагаемого бодипозитива и самопринятия количество ресурсов, выделяемых каждой женщиной на уход, прихорашивание, прищипывание и подтягивание к желаемому физическому идеалу, невероятно, и все же так легко сбрасывается со счетов как часть повседневной жизни.

А как насчет тех редких женщин, которые являются этими физическими идеалами, женщинами, рожденными со сверхъестественной красотой, к которой стремятся другие? (Это женщины, которых Наоми Вульф грубо описала в «Мифе о красоте» как «изможденных, но полногрудых европеоидов, редко встречающихся в природе…. . средства массовой информации, а часто и читатели журналов и кинозрители, считают его вечным, трансцендентным».) Это позиция, с которой пишет Эмили Ратаковски, модель и предприниматель. В 2013 году Ратаковски прославилась своей красотой за свою красоту и прославилась на весь мир своим появлением топлесс в музыкальном видео. , и мучаюсь над этим. В своем новом сборнике эссе, метко названном «Мое тело» в честь ее главной заботы, Ратаковски пытается считаться с тем, как ее внешность повлияла на ее личные отношения, ее карьеру и ее психику.Если из несколько запутанного, чересчур лирического дебюта Ратаковски можно извлечь какой-то тезис, так это то, что физическая красота — в частности, почти совершенная, хотя и устаревшая, красота — это тяжелый крест, который нужно нести. Красота — это не противоядие от эмоциональных страданий или неуверенности в себе, а, наоборот, благодатная почва для большей неуверенности: «Я так отчаянно жаждала признания со стороны мужчин, что принимала его, даже когда оно было обернуто неуважением», — пишет она.

Ратаковски выросла в Южной Калифорнии, дитя девяностых и начала двухтысячных, которое, как и большинство ее сверстников, жадно упивалось образами сложных поп-звезд вроде Бритни Спирс.Мать Ратаковски была особенно зациклена на ее красоте, с ликованием наблюдая за тем, как мужчины реагировали на ее дочь, когда ей было всего двенадцать лет. При поддержке своих родителей, которых Ратаковски слегка осуждает за чрезмерный энтузиазм по поводу перспективы иметь профессионально потрясающую дочь, в подростковом возрасте она подписала контракт с модельным агентом. Она бросила колледж через год, чтобы полностью посвятить себя моделированию, выбор, который, как она хладнокровно объясняет, был исключительно из-за денег. «Я считала свою жизнь и работу моделью временной ситуацией, — пишет она. «Деньги означали свободу и контроль». Центральное и, возможно, самое раздражающее противоречие «Моего тела» — противоречивые описания Ратаковски ее карьерного пути: в один момент демонстрация — это акт чистой силы, который заставляет ее чувствовать себя «крутой», «особенной», «все под контролем». ». Во-вторых, ее карьера представляет собой отвратительную двойную связь, которую она преследует исключительно во имя финансовой безопасности или потому, что люди не воспринимают всерьез ничего, кроме ее внешности.

Модельная индустрия, как показано в таких документальных фильмах, как «Нарисуй меня» и «Девушка-модель», по замыслу является эксплуататорской.Кажется, он до сих пор ускользает от формального расчета, с которым столкнулись многие смежные отрасли после #MeToo. Ратаковски вспоминает тревожные условия работы, в которых она находилась, и грубые комментарии, которые она получала во время съемок, когда боролась с этим миром в начале своей карьеры. Она получила большой прорыв, когда снялась в музыкальном клипе на «Blurred Lines», мегахитовый сингл 2013 года Робина Тика, Фаррелла и TI, который вызвал шквал дебатов по поводу его сомнительного текста: «Я ненавижу эти размытые линии / Я знаю, ты этого хочешь», — напевает Тик. Ратаковски долгое время утверждала в прессе, что в видео, в котором она многозначительно резвится вокруг Тика, нет ничего антифеминистского, но в новом эссе из книги под названием «Размытые линии» она пересматривает свое мнение, столкнувшись с воспоминаниями о Тике. без разрешения ощупывая ее обнаженную грудь сзади. Это лишь одно из многих физических нарушений, которые, по словам Ратаковски, были совершены распутными мужчинами на ее орбите. Но, несмотря на то, насколько душераздирающими кажутся эти инциденты, Ратаковски честна в том, что гордится соперничеством и получает удовольствие от того, что смогла выдержать такие унижения и победить их.Проверка и деньги часто стоили того: Этот парень снимает всех этих женщин, но я собираюсь показать ему, что я самая сексуальная и умная из них. «Я особенная », — вспоминает она, как думала во время одной из съемок на севере штата в доме фотографа-извращенца.

Ратаковски живо вспоминает эту сцену в эссе «Выкупая себя», в котором она исследует динамику власти между теми, кто находится перед камерой, и теми, кто за ней. На съемках в северной части штата Ратаковски храбро выпивает слишком много красного вина, снимает одежду и подвергается сексуальному насилию со стороны фотографа после съемок, инцидент, который она предпочитает игнорировать в то время.Спустя годы тот самый фотограф, признавая вновь обретенную мировую известность Ратаковски, собирает снимки с этой фотосессии и продает книгу с ними. У него даже есть выставка в галерее для этих фотографий, что делает Ратаковски эмоционально и финансово беспомощной в отношении распространения ее собственного изображения. Эссе, впервые опубликованное в прошлом году в журнале New York , представляет собой убедительное исследование вопросов прав интеллектуальной собственности в сфере моды и модельного бизнеса.(Также заставляет содрогаться мысль о том, насколько бессильны модели, у которых нет платформы Ратаковски. Ратаковски, кажется, редко рассматривает этих женщин.) За исключением того, что она обанкротилась, чтобы покрыть судебные издержки, социальные сети были единственным средством помощи Ратаковски. «Я написал в Твиттере о том, каким нарушением была эта книга, как он использовал и злоупотреблял моим имиджем для получения прибыли без моего согласия», — пишет Ратаковски. (По иронии судьбы, всего год спустя Ратаковски получила письмо о прекращении действий от дизайнера купальников Лизы Мари Фернандес за то, что она якобы скопировала два стиля для своей собственной линии купальников Inamorata.) Рассказ Ратаковски был таким редким и опьяняющим приглашением в неуловимую психику знаменитости, что это эссе стало самым читаемым рассказом Нью-Йорка в 2020 году.

Не все другие эссе в «Моем теле» так же эффективно, как «Выкупить себя». Коллекция колеблется между детством, ранним взрослением и сегодняшним днем, пытаясь наладить связь между конкретными воспоминаниями и окружающими ощущениями — все это усиливает чувство внутреннего конфликта, которое Ратаковски испытывает из-за того, что она превращает свою физическую форму в товар.В одном эссе она сравнивает опыт переодевания на съемочной площадке, посещения кабинета гинеколога и похода в корейский спа — единственное место, где ей разрешено быть еще одной анонимной формой. Широкое понятие «тело» применяется довольно свободно, и читатель может потерять нить.

В другом эссе Ратаковски вспоминает спонсируемый отпуск, который она проводит с мужем на роскошном курорте на Мальдивах, где она одержимо проверяет лайки, которые она получает на своих фотографиях в Instagram.На пляже она замечает группу мусульманок в платках; она читает статью о Ким Кардашьян; она задается вопросом, почему она продает себя за бесплатный отпуск. Но она изо всех сил пытается извлечь какие-либо идеи или наблюдения из этих смутных переживаний и часто по умолчанию прибегает к общим оправданиям: «Я пытаюсь добиться успеха в капиталистической системе. . . но это не значит, что мне нравится эта игра», — спорит она со своим мужем, когда он однажды дразнит ее на пляже. В одном из самых скандальных эссе книги «Транзакции» Ратаковски признается, что однажды она приняла двадцать пять тысяч долларов, чтобы занять место в ложе миллиардера на Суперкубке.Позже ее приглашает пойти на Коачеллу, все расходы оплачивает жуткий промоутер, предложение, из-за которого она находится в противоречии. В конце концов, пишет она, «я была слишком взволнована, чтобы отказаться». Несмотря на то, что Ратаковски намекает на то, что ей все удается, она кажется неспособной принять решение, которое не подкрепит активно то, что заставляет ее чувствовать себя плохо. Она признается, что до сих пор «пристрастилась» к ощущению того, что ее любят в Instagram. Конечно, все эти противоречия справедливы, и вопросы, которые она ставит, содержательны, но Ратаковски часто не удается их проницательно преодолеть.

Сообщение Селесты Барбер об Эмили Ратаковски не попало в цель

Известные сообщения Селесты Барбер о том, что вызов принят, были отмечены тем, что они высмеивают, казалось бы, нереальные позы и тела, распространенные в мире знаменитостей.

На этой неделе один из этих постов привлек мое внимание. Не за юмор, к которому он стремился в своем исполнении, а за заголовок. В посте было показано видео, на котором 30-летняя модель Эмили Ратаковски позирует на фоне колонны в плавках от бикини и туфлях на шпильке, которые Барбер затем имитирует в своем обычном стиле. Подпись Барбера гласит: «Нам надоело, что вы объективируете наши тела! Кроме того, вот моя задница.

Если бы у поста была другая подпись, я бы, наверное, не раздумывал. Но для меня этот заголовок попахивает внутренним женоненавистничеством и стыдом шлюх, граничащим с обвинением жертвы. Это сделало Ратаковски объектом и укрепило мнение о том, что если женщины выражают свою сексуальность, то они не только объективируются, но и добиваются такого ответа.

Я имею в виду, если бы она действительно не хотела, чтобы ее объективировали, она бы так не позировала, верно? Вывод ясен: вы не можете быть сексуальным, не будучи сексуализированным; вы не можете показать свое тело, не будучи объективированным.

Эта риторика снимает любую ответственность с людей, занимающихся объективацией, и возлагает вину прямо на Ратаковски.

Сама Ратаковски открыто говорила о том, как она боролась с объективацией, связанной с использованием своего тела для работы. В прошлом году она написала эссе для The Cut под названием «Выкупить себя обратно: когда модель владеет собственным изображением?» где она описала предположительно сексуальное насилие со стороны фотографа во время фотосессии в 2012 году.

Затем этот фотограф опубликовал книгу изображений Ратаковски без ее разрешения, включая ее обнаженные фотографии, сделанные во время фотосессии, наживаясь на предполагаемых оскорблениях. Он отрицает обвинения, но в своем опровержении он сказал: «Вы ведь знаете, о ком мы говорим, верно? Это девушка, которая была голой в Treats! журнала, и в то время прыгала обнаженной в клипе Робина Тика… Вы действительно хотите, чтобы кто-то поверил, что она была жертвой?»

После этих комментариев певица Робин Тик также была обвинена в сексуальном насилии над Ратаковски во время съемок музыкального видеоклипа Blurred Lines , который прославил Ратаковски — историю, которую она рассказывает в своей книге My Body .

Может показаться безобидным шутить о предполагаемом несоответствии человека, выступающего против объективации, когда существуют его изображения, которые общество считает «сексуальными». Но шутки над чьим-то счетом, особенно над лицом, пережившим сексуальное насилие, — это не просто шутки.

Грустная причина, по которой модель Эмили Ратаковски почти не опубликовала это смелое фото в Instagram

Эмили Ратаковски заблокировала всех троллей, которые хотят прокомментировать ее тело снимком с обнажённым животом в Instagram.

Модель и новоиспеченный автор поделились своей потрясающей фотографией на церемонии вручения наград CFDA Fashion Awards, одетой в Miu Miu, и добавили примечание в конце своей подписи, в котором говорится, что она «почти не публиковала» изображение.

Ратаковски, которая открыто говорила о бодишейминге после выхода своих новых мемуаров « Мое тело », быстро удалила дополнительную подпись, но не раньше, чем ее заметили фанаты.

ПОДРОБНЕЕ: Джесси Джей призналась, что у нее случился выкидыш после тайной беременности

Эмили Ратаковски разместила эту смелую фотографию в Instagram с подписью для бодишеймеров.(Gilbert Carrasquillo/GC Images)

ПОДРОБНЕЕ: Playboy Bunny вспоминает «сумасшедшие» вечеринки в печально известном особняке

«CFDAs! Спасибо @miumiu и поздравления @ninagarcia», — написала 30-летняя женщина.

«(Почти не опубликовала это, потому что я знала, что это вызовет споры, но эй, это мое тело, и я не собираюсь стыдиться! Да благословит Бог!)» — добавила она в уже удаленной подписи.

Некоторых фолловеров не особо впечатлил завидный живот модели, назвав ее внешний вид «нездоровым».

«Я здесь один думаю, что она выглядит нездоровой?» один написал.

«Ваш пресс кажется очень истощенным», — сказал другой.

«Это мое тело, и я не собираюсь его стыдить!» (Instagram)

ПОДРОБНЕЕ: Spice Girl Джери Холливелл потрясена «разрушительной» семейной трагедией

Тем временем сотни других фанатов в комментариях защищали Ратаковски от осуждающих бодишеймеров и хвалили модель.

«Меня тошнит от комментариев здесь о позоре тела.Что с вами не так?» — сказал один человек.

«Почему люди думают, что они могут комментировать явно подтянутое и здоровое тело человека?» — написал другой. Лейси Чаберт сообщает о шоковой смерти старшей сестры Венди

В своих недавно выпущенных мемуарах мать одного ребенка вспоминает о гнусном обращении, с которым она сталкивалась, когда работала молодой моделью. в обнаружении мужского желания, даже если я не совсем понимала, что с этим делать», — написала актриса «Исчезнувшая ».

«Я никогда особо не молилась… Но я помню, что в молодости я молилась о красоте. Красота была для меня способом быть особенной.»

Для ежедневной дозы 9Honey, подпишитесь на нашу рассылку здесь

Знаменитости, ставшие моделями

My Body by Emily Ratajkowski обзор – красота и насилие | Автобиография и мемуары

Я не модель и не знаменитость, но у меня украли мой имидж. Когда мне было 17, парень из старшей школы разослал фотографии обнаженной натуры, которые я ему отправила, всем, кого я когда-либо встречала, а также некоторым людям, которых я не знала.Похотливые сообщения в Facebook, заполонившие мой почтовый ящик, были ежедневным напоминанием о том, что мое тело мне не принадлежит. Он принадлежал мужчинам в Интернете; Я жил только внутри него.

То, что случилось со мной, произошло, хотя и в гораздо большем масштабе, с известной моделью и актрисой Эмили Ратаковски. Как она рассказывает в своем дебютном сборнике эссе «Мое тело , », фэшн-фотограф, снимавший ее обнаженной, когда она была молодой, пьяной и беззащитной, продолжает продавать полароидные снимки.

Он далеко не единственный человек, который наживается на красоте Ратаковски: как она объясняет в книге «Выкупая себя обратно», возможно, лучшей части ее вдумчивой и доступной книги, художник Ричард Принс поместил одну из ее фотографий в Instagram в своем так называемом « Instagram Paintings», которая состоит из «изображений постов в Instagram… напечатанных на холсте большого размера». Чтобы восстановить фотографию, Ратаковски пришлось купить произведение искусства; в конце концов, она оказалась в странном положении, когда выкупила себя — или, по крайней мере, образ, который узурпировал ее «я», — обратно.

Немногие женщины настолько выдающиеся, и еще меньше из них оказываются невольными кормушками для знаменитых артистов – но в целом в Моем Теле поразительно не то, насколько отличается опыт известной супермодели от опыта любой женщины, а то, насколько непрерывный. Сначала я подозревал, что это делает книгу скучной. «Мое тело» — это скорее нелинейные мемуары, чем сборник эссе — хотя размышления Ратаковски номинально организованы в отдельные разделы, они, кажется, сливаются в более общий автобиографический беспорядок — и многие из воспоминаний Ратаковски восходят к ее юности.Она вспоминает свою фиксацию на Бритни Спирс, дом своего детства в Сан-Диего и, прежде всего, свою неустанную объективацию от рук различных романтических интересов и работодателей. Просматривая отчеты о неуместных заигрываниях и освистываниях, я задавался вопросом, почему Ратаковски решила посвятить так много места относительно обычным унижениям, вместо того чтобы сосредоточиться на более экзотических унижениях, которые она пережила, став знаменитостью.

Но по мере того, как я читал дальше, я понял, что дело именно в удручающей привычности злоупотреблений, которые Ратаковски описывает в хрониках.Анекдоты в «Моем теле » драматизируют то, что всегда верно, хотя часто подразумевается: женщины не могут ни полностью сбежать, ни полностью заселить тела, которые мужчины стремятся присвоить. Хотя Ратаковски понимает, что ее очарование — это форма власти, она также понимает, что «любое влияние и статус, которые я приобрела, были предоставлены мне только потому, что я обращалась к мужчинам». Ее тело ценно только постольку, поскольку оно функционирует как товар, «инструмент, который я использую, чтобы зарабатывать на жизнь в качестве модели». Когда она раздевается для фотосессии, она «диссоциирует»: «Я даже не узнаю свое тело как себя.

Женщины не могут ни полностью сбежать, ни полностью вселиться в тела, которые мужчины стремятся присвоить

Тем не менее, при всем своем самосознании, Ратаковски останавливается перед исследованием всех последствий своего отчуждения. Сама фраза «выкупить себя» предполагает, что женские тела — это товары, предназначенные для привлечения покупателей-мужчин. Внешность Ратаковски именно такая — продукт , — а пишет она по большей части так, словно это природный дар, дар, «перешедший» ей по наследству от матери, как «завещанная драгоценность». .«Я ничего не сделала, чтобы заслужить свою красоту», — заключает она.

Но, конечно, как и все модели, она сделала очень многое. Во-первых, она села на диету, о чем лишь время от времени упоминает в «Моем теле». В какой-то момент она небрежно замечает, что заказала больше съемок после того, как заразилась гриппом и похудела на 10 фунтов за одну неделю; позже она мимоходом отмечает, что «начала курить сигареты и пропускать приемы пищи, чтобы сохранить тонкую талию». Как пишет бывшая модель, ставшая социологом, Эшли Мирс в своей проницательной этнографии индустрии моды «Цены на красоту , », «работа модели — и работа ее агентов, клиентов, их помощников и всего их социального мира — жонглирует из зрение.

То, что «Мое тело » упускает из виду, — это продуманная стилизация Ратаковски и ее социальные основы. Как она объясняет в завораживающем учебном видео, размещенном на канале Vogue на YouTube (но не обсуждая его в своей книге), ее ежедневный макияж включает 15 шагов и применение 11 продуктов. Другими словами, на ужин с подругами она наносит больше макияжа, чем я наносила за всю свою жизнь. Моя цель не в том, чтобы пристыдить ее — напротив, я восхищаюсь и завидую ее артистизму, не говоря уже о ее терпении, — а в том, чтобы отметить, что в книге о женской желанности и несправедливости стоит подчеркнуть, что красота требует времени, умение, деньги и усилия.

Другими словами, чтобы быть красивым, требуется работы . Для многих женщин это кажется обязательным, и для большинства из нас это не оплачивается. Модели или нет, у нас нет выбора, кроме как смотреть на себя через призму наших тел; мы все вынуждены терпеть смешение себя с внешним видом; и мы все стараемся, так или иначе, выкупить себя. Проблема в том, что многие из нас до сих пор не могут себе этого позволить.

«Мое тело» Эмили Ратаковски опубликовано Quercus (13 фунтов стерлингов.04). Чтобы поддержать Guardian и Observer, закажите свой экземпляр по телефону guardianbookshop.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.