Уютный трикотаж: интернет магазин белорусского трикотажа

Франкетти марк: (Mark Franchetti) — , , — —

Франкетти марк: (Mark Franchetti) — , , — —

Содержание

Запад тайно сочувствовал террористам, захватившим заложников в «Норд-Осте»

Чаще всего истинную позицию по тому или иному поводу выдают не слова, а дела. Когда 19 лет назад чеченские террористы захватили Театральный центр возле метро «Пролетарская» в Москве, немало людей делали всё, чтобы спасти хоть кого-то из заложников. Но британский журналист Марк Франкетти решил, что он не войдёт в число благородных героев.

19 лет назад, 26 октября 2002 года, состоялся штурм бывшего здания Дворца культуры Подшипникового завода, где террористы захватили зрителей мюзикла «Норд-Ост». Атаку начали после трёх дней безуспешных переговоров. Сегодня Царьград вспоминает одну вроде бы малозначительную деталь, которая, однако, позволяет увидеть события в более ясном свете.

Формально представитель британского издания The Sunday Times Марк Франкетти был прав, заявив:

Я иду туда делать свою работу, а не вашу.

Таким был его ответ на просьбу тогдашнего помощника президента России Владимира Путина Сергея Ястржембского поснимать как можно больше внутри бывшего здания Дворца культуры Подшипникового завода, когда террористы захватили зрителей мюзикла «Норд-Ост». А плёнку потом передать штабу контртеррористической операции.

В самом деле: человек – журналист, к тому же британский, хоть и этнический итальянец. Помогать русским – не его работа. Помогать русским – это, более того, отрицание всех последних трёх веков английской политики.

Добавим, что и просьба Ястржембского была… скажем так, наивной: нашёл кого просить о помощи. Но понять его можно. Он паниковал. Он, бывший пресс-секретарь прежнего президента России Бориса Ельцина, только что нашёл себе место при новом начальстве: создал управление по чрезвычайным информационным ситуациям. «Семья» – дочь Ельцина Татьяна и муж её Валентин с их настоящими руководителями, тянувшимися от Александра Волошина до лондонского Сити, обкладывали нового главу государства своими людьми со всех сторон.

И вдруг на месте, где можно было, посасывая трубку, просто контролировать медиа, оказалось нужно поработать на благо страны.

Этого ни «Семья», ни её люди не умели.

Но, с другой стороны, просьба была естественной. Террористы во главе с Мовсаром Бараевым держали в заложниках 916 человек. Требовали невозможного – прекращения успешной антитеррористической операции против исламистов в Чечне – и угрожали всех взорвать.

Подснять территорию и отфиксировать места заложения взрывчатки и позиции террористов – желательный акт в рамках подготовки к освобождению людей. Акт настолько закономерный, что при подготовке нападения одна из террористок Ясира Виталиева сама снимала на видеокамеру помещения Театрального центра. Дескать, так любила мюзиклы.

Поэтому, конечно, спецслужбы были заинтересованы в получении как можно большего количества информации о том, что творилось внутри захваченного террористами здания.

Но обратиться с такой просьбой к британскому журналисту, пишущему, по его собственным словам, «о России страха и страданий», с просьбою о помощи в освобождении заложников. .. о, для этого надо было быть Ястржембским. То есть журналиста – английского журналиста! – делавшего интервью с Шамилем Басаевым и свободно разгуливавшего по лагерям чеченских террористов, полагали человеком, который вот сейчас выдаст террористов. Простите, он хоть и итало-француз этнически, но по работе-то англичанин. То есть западный варвар по жизни – и злобный западный варвар по работе.

Позднее Франкетти вспоминал, как был в театре на Дубровке во время «Норд-Оста». Он тогда якобы надеялся, что его оставят в здании вместе с заложниками. «Потрясающая наивность с моей стороны», – вспоминал он. Врал, естественно, потому что реально взял интервью у командира группы захватчиков Мовсара Бараева, – для того, чтобы никому его не передать? Зато о террористах рассуждал с явной симпатией.

Чем всё закончилось?

Марка Франкетти террористы, естественно, отпустили. Он вообще ничем не рисковал, представляя западных хозяев исламистов Чечни и всего мира. Тем более что сам признавался:

Я много лет писал негативные статьи о России.

И по Москве ездил на мотоцикле по тротуарам, а когда это дело дошло до прокуратуры, решил проблему пошлейшим коррупционным способом.

Каков вывод? Вывода, собственно, нет. Параллельно с Франкетти спасти заложников пытались подполковник Васильев, предложивший себя в обмен на свободу заложников-детей, простая женщина Ольга Романова, попытавшаяся убедить террористов сдаться. Они были убиты террористами. Один из заложников, Павел Платонов, по телефону, таясь, сообщал о расположении, числе и действиях террористов, что очень сильно помогло освобождавшему заложников спецназу. Погиб.

Марк же Франкетти мирно вышел из здания в сопровождении Иосифа Кобзона, тоже предлагавшего себя в заложники в обмен на хотя бы детей. И порадовался удавшемуся интервью.

Одно только жаль. По сведениям одного из нынешних журналистов Царьграда, там присутствовавшего, Бараев умер не сразу. Он успел весьма многое поведать о подлинных организаторах теракта на Дубровке и их лондонских и вашингтонских спонсорах, перед тем как мучительно умереть от раны в паху. Но жаль, что ещё не все казнены из тех спонсоров…

Мы снимали не о балете и искусстве, а о театре и жизни — Российская газета

В принципе, название неигрового фильма, который с 4 февраля появится в наших кинотеатрах в ограниченном прокате, можно было бы написать и так: «Большой». Вавилон». Тогда сразу же  стало бы ясно, что главный герой этой картины —  Большой театр, и, соответственно, Его Величество Балет — про оперу в фильме не говорится.

Когда смотришь фильм Ника Рида «Большой Вавилон», то кажется порой удивительным, как ведущие солисты и руководство Большого театра пошли на такое сотрудничество. Но то, что они сделали это — только добавило им положительных очков. Потому что одно дело, когда вокруг Большого ходят слухи, другое — когда люди из закрытого театрального мира рассказывают сами о себе и том, что их окружает. Недаром генеральный директор Первого канала Константин Эрнст принял решение почти сразу же после проката поставить фильм в эфир, в прайм-тайм.   Это произойдет уже весной, скорее всего в марте, но пока точной информации о показе нет. Между тем, фильм заслуживает, чтобы его посмотрели на большом экране.

«Вы человек жесткий или компромиссный?» — спрашивают нового гендиректора Большого Владимира Урина  сразу после назначения. «В зависимости от ситуации», — прямо отвечает он. И далее гендиректор в новой картине достаточно прямолинейно  выражает свои мысли.  Рассказывает, на каких условиях принял предложение о работе. Между прочим, вопреки  желанию своей семьи. Говорит о том, насколько талант может пробить себе дорогу, или все-таки все решают связи. В том числе и на политическом уровне. Глава исполкома Попечительского совета Большого театра, член совета «Фонда Большого театра» Александр  Будберг рассказывает, в фильме, в частности, и о том, пытались ли влиять на творческую политику театра через него. Устраивать своих протеже, например.

В картине есть кадры с репетиций, с  собраний труппы, с заседаний Попечительского совета.

Документалисты получили  в своей работе карт-бланш, и, нужно сказать, весьма умело этим воспользовались.

История Сергея Филина показана в этой ленте, как трагедия художника и администратора. Могут ли в человеке ужиться «два в одном»? Больше всего запоминаются слова Сергея о том, что он перетанцевал множество ведущих партий в театре и при этом никогда не чувствовал зависти и недоброжелательности со стороны коллектива. Но когда он стал художественным руководителем, то ситуация изменилась. Вчерашние коллеги стали относиться к нему совсем по-другому.

Открыто показан напряженный внутренний диалог  Владимира Урина и Сергея Филина. История отношений показана в развитии.  Режиссер  фильма не расписывает ничего подробно, многое произносится и показывается  на полутонах.  В картине «Большой Вавилон» много недосказанностей. Есть и откровенные банальности типа фраз «Век артиста балета короток». Но самое большое ее достоинство — попытка представить  театр без грязи, без фальши, без лукавства.

В фильме, как демон Большого, показан осужденный за нападение на Сергея Филина Павел Дмитриченко.  Буквально в нескольких штрихах проступает вся биография экс-премьера Большого театра    Николай Цискаридзе.  А зрителю дается возможность делая при этом уже свои выводы.

Обозреватель «РГ» позвонила продюсеру и сорежиссеру фильма  Марку Франкетти (он же — московский корреспондент лондонской газеты Sunday Times), который сейчас уже занят съемками нового фильма про мафию в мире. Марк Франкетти ответил на вопросы о фильме «Большой Вавилон»:

Марк, как вы добились того, чтобы Большой театр пошел на такое сотрудничество. Сейчас Валерий Тодоровский снимает фильм, где фигурирует Большой театр. И, насколько я знаю, у него были сложности в переговорах с руководством театра.

Марк Франкетти: Я знаю, что  съемочной группе Валерия Тодоровского было сложно, но доступ они, в конце концов, получили. Не то, чтобы мы как-то круче. Просто съемки  художественного кино сложнее, чем документального.

Потому что снимать  художественный фильм на исторической сцене — означает просто ее заблокировать. Мы получили доступ, потому что сразу смогли найти общий язык и очень хороший контакт с руководством театра. Для них оказалось важным то, что мы сразу же  сказали:  это — не фильм для телевидения, а большое кино, которое будет сниматься в течение сезона.  И что это не только новостной сюжет, а серьезный фильм. Единственным  условием руководства было, чтобы мы снимали справедливо и без предвзятой позиции. Критики они не боялись.

Но вот они посмотрели фильм — он получился в достаточной степени острый. Не было у них желания цензурировать или запретить его?

Марк Франкетти: Не было. Они с самого начала знали, что мы снимаем фильм не о  балете и искусстве, но о театре и жизни.  Ни разу не звучала просьба показать  фильм, до того, как он был готов. Мы сами решили показать Владимиру  Урину картину, поскольку все  было на доверии и нам это казалось правильным.  Реакция была, что да, иногда фильм сложно смотреть; да —   он местами жесткий; да —  это болезненно… Но —  что это справедливо, и мы не отнеслись предвзято.

Руководство  посчитало,  что мы сумели показать удивительную любовь, которая есть у артистов к театру. Конечно, по понятным причинам,  они хотели бы, чтобы  в фильме меньше была показана история нападения на  Сергея Филина. Но, когда мы начали  работу над фильмом, мы тоже думали, что будем об этом меньше говорить. Однако потом стало понятно, что и для каналов HBO, и для  BBC,  и для немецкого телевидения, с которыми мы сотрудничали — это важно. Поскольку история сама по себе такая драматическая, они хотели чуть больше знать об этом скандале. Но, как мы первоначально сказали, фильм — не об этом. Для нас это только одна линия и некое начало. Потому что мы хотели открыть маленькое окно в этот довольно закрытый мир.

Насколько я знаю, вы отсняли очень много материала, но в фильм в итоге вошла малая часть. По какому принципу вы отбирали? Что осталось за кадром?

Марк Франкетти: Ничего острого и сенсационного за кадром не осталось. Осталось  много персонажей. Например, мы снимали потрясающего Юрия Григоровича.   Но решили, поскольку он был ключевой фигурой в прошлом, а мы рассказываем о том, что в театре сейчас, то не включили эти материалы в фильм. Но это всегда так. Мы отсняли 140 часов материала,  а из этого нужно было сделать 85 минут.  Но есть кинематографисты, у которых и 200 и 300 часов материала. Это нормально.

А почему именно  эти балерины остались в кадре, а не другие.

Марк Франкетти: Выбор для нас очень прост: человек интересен и умеет рассказать. Ему есть чем поделиться. Есть в его судьбе  интересная линия или нет. Я считаю, что нам очень помогло то, что мы не балетные люди и не эксперты в этой области. Мы не брали во внимание, крутая ли это балерина, солистка она или прима, известная ли она. Настя Меськова очень хорошо, открыто  и  искренне говорит. Мария Александрова —  тоже. Ее линия  —  когда она вернулась в театр после серьезнейшей травмы.

Фильмы Марка Франкетти

  • Террор в Москве — 2003 (продюсер)
  • Луговой, первый подозреваемый — 2007
  • Шоу Берлускони — 2010
  • Кровожадная Каморра — 2011
  • Приговоренные — 2013 (продюсер, автор сценария)

«Мы побывали в аду» ~ Проза (Остросюжетная литература)

http://temydnya. mirtesen.ru/blog/43918729512/Mark-…

Марк Франкетти: «Мы побывали в аду»


Гражданская война на Украине 1918-1924 гг.
И…

…в 2014г., июнь. Девочка из Славянска, жертва бомбардировки. «Террористка», — заявляет преступная киевская хунта.
Марк Франкетти, корреспондент The Sunday Times, –

тот самый, кто пару дней назад стал причиной позорного скандала на ТВ Бандерляндии, на шоу известного пса информационной войны Шустера. От Франкетти ждали в Киеве вранья о том, что происходит в Новороссии. Но не дождались. Оказалось, английский журналист не торгует своей совестью и честью. И сделал колоссальный пролом в информационной блокаде, которую создали вокруг Новороссии продажные писаки киевской хунты во главе со штатным агентом ЦРУ Шавесом Шустером.

Мое лицо с такой силой вжато в землю, что я могу почувствовать вкус грязи. На мне новый бронежилет и шлем, но я чувствую себя абсолютно незащищенным.
Вокруг меня разворачивается жестокая перестрелка между украинскими солдатами, защищающими пограничный переход с Россией, и промосковскими сепаратистами, которые пытаются его захватить. Дмитрий Беляков, фотограф нашей газеты, и я оказались в ловушке между ними. Вокруг нас — характерный свист пуль, рассекающих воздух, и звон от их постоянных попаданий в уже изрешеченный выстрелами бронетранспортер в нескольких метрах от нас.
Земля содрогается от выстрелов реактивных гранат за нашими спинами; ракеты непрерывно обдают нас волнами жара.
Далеко в Париже, пока мировые лидеры отмечают 70-ю годовщину высадки союзных войск, Петр Порошенко, новый украинский президент, и российский Владимир Путин готовятся к встрече, которая, возможно, в итоге выльется в дипломатическое урегулирование самой опасной конфронтации Запада и Москвы со времен окончания холодной войны.
Здесь, на границе двух стран, царит хаос. Крики, вопли и ругань тонут в неустанной перестрелке из минометов и зенитного оружия и звуках очередей минимум двухсот АК-47. Характерный звук — свист снайперских пуль.
Огонь настолько интенсивный, что мы абсолютно ничего не можем сделать. Застрелят нас или нет — это лишь вопрос удачи. Чем дольше мы будем оставаться на месте, тем больше вероятность, что в нас могут попасть. Но, двигаясь, мы рискуем попасть под перекрестный огонь или быть снятыми снайпером.
Для Дмитрия это худший кошмар фотографа: он в гуще событий, но не может снимать. Поднять голову даже на несколько дюймов было бы самоубийством.
«Я надеюсь, у тебя получаются отличные снимки травы,» — шучу я. Ему не до смеха.
Прямо перед нами пули отскакивают рикошетом от стальной брони, приваренного сепаратистами к кабине грузовика. Воздух с громким свистом выходит из пробитых шин.
Бензобак грузовика, брошенного в нескольких метрах от нас, горит, выбрасывая черный дым в ярко-голубое небо. Опасаясь, что он взорвется, один из сепаратистов, рискуя под огнем противника, забирается в БТР, чтобы оттолкать машину подальше от нас.
Дюйм за дюймом мы начинаем медленно ползти назад, наши движения скованы толстыми бронежилетами. Мы скатываемся в траншею рядом с Александром Ходаковським, командиром батальона «Восток», пророссийских ополченцев, следуя по которым мы попали в этот бой.
Бывший офицер спецназа, он один из немногих бойцов батальона, которые имеют хоть какую-то военную подготовку.
Он, кажется, испытывает облегчение от того, что двое журналистов с ним все еще живы. «Вы в порядке?» — кричит он.
«Да, конечно, все замечательно, никаких проблем, а Вы?» Меня поражает, насколько абсурдно звучат мои слова.
«Вы хотели увидеть что-то интересное. Ну вот, пожалуйста!»- отвечает он.

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Последние новости с юго-востока Украины сегодня, 3 июля3 июл, 09:56 -36 74
Мари Харф: «У украинского правительства есть право защищать свою страну»2 июл, 22:37 -5 16
Царев предложил отметить 250-летие Новороссии2 июл, 18:11 +4 4все темыШквал огня усиливается. Я встаю и изо всех сил бегу по склону на 100 метров вниз, бросаясь к густому кустарнику. Подбегаю к глубоко рву, присоединяясь к нескольким бойцов «Востока», вооруженных автоматами и гранатометами. Читать подробнее →Ключевые слова: геноцид, детектив, Донбасс, интернет-магазин, информационная война,историческая книга, история, история России, карательная операция, киевская хунта,Кремль, Крым, купить скачать книгу, Луганск, народно-освободительное движение, Николай Волынский, Новороссия, ОБСЕ, олигархи, Порошенко, Путин Обама, Славянск, США ЕС,Тимошенко, триллер, Украина, укро-нацизм, Франкетти, Юго-Восток
Опубликовано 03.07.2014 в 01:30Николай Луцевич → Владислав Радионовэто реакция проплаченной амерошестёрки3 июля, в 10:34 Наталья Дорошенко → valerya polskayaДа, сейчас даже стыдно смотреть что-либо, кроме новостей с окраины. Время конкретно упущено. Санкциями амеры пугают уже 2 месяца. И введут их все равно, т.к. им надо навредить России во чтобы — то не стало. Так стыдно , что ничего не предпринимается конкретного, а только разговоры. И «международная общественность» просто плюет на все эти разговоры.3 июля, в 10:37 алла Крючкова → Владислав РадионовХотя вам и 55 а мозгов нет!!! и по-моему уже не прибавятся3 июля, в 10:55 Владимир Барышев → Владислав РадионовФу! Мужик если он мужик не собачится хамски с женщинами. Иди и делай ,если можешь но не опускайся до примитивного базара.3 июля, в 11:24 Екатерина Беляева → Владислав РадионовНу так автомат в руки и вперёд, чего тут сидеть?3 июля, в 11:25 Анна Сыпченко → valerya polskayaКак верно Вы всё написали.3 июля, в 12:43 любовь петроваЕсли бы от его выступления был толк, а то ведь эти сволочи закрывают на всё глаза. Пусть они будут прокляты, уроды!3 июля, в 08:13 nikolay ОбразЕврейскую общину Днепропетровска, которая заявила об открытой поддержке карателей надо выследить и по одном уничтожить. Падлы за Холокост ратуют. Венгры, Вы можете воочую убедиться, что это за истинные поборники мира. А ваш Парламент нагнул Вас по закону чтить ХОЛОКОСТ. Подумайте! В России, кстати, будут себя вести точно также. Уверен.3 июля, в 08:26 любовь кударенко (Гунько)Так больно, за все что твориться, что нет сил что либо коментировать. Когда то еще школьницей говорила отцу, что я бы не смогла выдержать пытки, как Зоя Космодемъянская. На что мой папа сказал — выдержала бы, так как в этот момент просыпается такая сила злости, что может заглушить любую боль. Только теперь могу понять его слова……..Всей душой с ополченцами. Дай Вам бог силы духа что бы победить этих тварей……3 июля, в 08:27 Elena )))Киевхунту туда нужно под перекрестный огонек, и не давать выйти, пока их, мразей, пуля не настигнет3 июля, в 08:56 Elena )))Киевхунту туда нужно под перекрестный огонек, и не давать выйти, пока их, мразей, пуля не настигнет3 июля, в 08:58 Елена ШалинаПутин призывает ополченцев сдаться, прекратить стрельбу. Его бы в этот кошмар. Кинули мужиков3 июля, в 09:54 Денис Гаевский → Елена ШалинаЕлена, а можно по конкретнее, или ссылочку где он это делает… Сотрясать просто так воздух не надо…3 июля, в 10:27 Александр Фроловизуверы…

Путин против Антипутина. Западные журналисты о предвыборной кампании

По словам Саймона Шустера, за пока лишь несколько месяцев своей политической карьеры Прохоров пока не имел возможности представить свои взгляды, свою программу даже 10% населения. «Я думаю, это в какой-то степени получится у него в ближайший месяц. Но убедить значительную часть населения голосовать за него, когда люди его просто ещё не знают и ему не доверяют — это невозможно», — говорит американец.

В ответ на вопрос РИА Новости, самостоятельная ли фигура Прохоров, или он еще раз пошел в политику по договоренности с властью, все опрошенные журналисты сошлись на мнении, что второй вариант вероятнее.

«Он не выглядит настоящим кандидатом, который бы смог руководить страной. Да, он сейчас говорит правильные вещи, что он против Кремля, и программа его самая приятная, если смотреть со стороны Запада или из Эстонии, но у него есть слишком много что терять, выступая против Путина. Поэтому я просто не верю. Он тогда должен был бы все деньги, все, что у него есть, вывести заграницу, а этого не произошло. Так что я думаю, что, к сожалению, он — один из предвыборных проектов Кремля», — считает Кристер Парис.

Шон Уокер отмечает, что Прохоров почти не критикует напрямую Владимира Путина, и это для кандидата в президенты очень странно. А Вацлав Радзивинович уверен, что Прохоров вообще не политик. «Еще восемь месяцев назад никто не видел в нем политика, и вдруг, знаете, по призыву он им стал. И тут, поставили, сняли, снова поставили, может быть, снова снимут…», — делится своими мыслями польский журналист.

Про позицию партии «Справедливая Россия» журналисты отмечают определённое противоречие. «С одной стороны, — говорит корреспондент Independent, — там есть Гудков, Пономарев, которые стоят на площадях, кричат, а с другой — кандидат в президенты Миронов, который долго работал в команде Путина и всем известен как лояльный человек». По мнению Шона Уокера, чтобы показать настоящую оппозиционность и независимость, справедливороссам нужно было выдвигать другого кандидата.

Однако Саймон Шустер, который проводил недавно большое интервью с Сергеем Мироновым для журнала Time, отмечает, что Миронову удалось убедить журналиста в искренности своих нынешних оппозиционных намерений. «Люди меняются», — говорит Шустер. Однако и он согласен с тем, что убедить в этом электорат Миронову будет непросто.

В разговоре с РИА Новости все журналисты отметили, что в последние пару месяцев им стало гораздо приятнее работать в России.

«Гражданские протесты последнего времени — это самый интересный момент в политике за всю эру Путина. Конкретно, будут ли они влиять на политический процесс, сложно сказать. Но то, что они [власти — РИА Новости] заметили, услышали, но, может быть, не поняли — это для меня без сомнения», — говорит Марк Франкетти.

По мнению британского журналиста, когда в сентябре Путин сказал, что он будет баллотироваться в президенты, все согласились, что это неизбежность на ближайшие 12 лет. «Но после парламентских выборов и этих протестов, я считаю, что это исключено. Максимум шесть лет и, как вы знаете, многие вообще обсуждают возможность даже этих шести лет. То есть ситуация кардинально изменилась. Но на президентские выборы это не повлияет», — заключает Франкетти.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Интернет — великая вещь_доконали Марка Франкетти: vbulahtin — LiveJournal

С удовлетворением (и неоднократно)) обращал внимание, что какие-то вещи, о которых уже забыл и думать вдруг всплывают в качестве информационного повода
(самой главной своей, незамеченной никем, информационной заслугой считаю Украину — в начале декабря 2013 года указал, что государство это совершило квантовый скачок в неизвестность и ответственность за него теперь несёт лишь покойный Шредингер — с тех пор с неудовольствием смотрю, как сбывается прогноз( . .. попутно в той заметке уже закономерным следствием полураспада посчитал переход Крыма в российскую юрисдикцию (признаюсь честно, сам в тот момент не верил в эдакий быстрый квантовый процесс)

В этот раз еще до того, как произошел информационный «взрыв» в связи с заявлениями Марка Франкетти (Mark Franchetti) — резанул из передачи Шустер LIVE фрагмент выступления Франкетти — и в основном для того, чтобы проиллюстрировать:
1. что на Украине могут услышать мнение совершенно не «пророссийски» настроенного журналиста
2. алгоритм, по которому действует информационная машина, чтобы это выступление не услышать

Один из роликов, который я выхватил из программы (параллельно жаря блины)) собрал более 8-ми тысяч просмотров (и какие-то комментарии, которые я никогда не успею прочитать))

(конечно, если бы знал, что будет «информационная бомба» выполнил бы описание и хронометраж ролика более осмысленно, указал бы, что это Франкетти, что этот Франкетти тот еще специалист по вбросам и проч. )

Самое главное в новости о Франкетти в первых строчках http://test.mediametrics.ru/ в том, что это давно не новость).
Давно не новость и то, что Украина совершает квантовый переход.
Давно не новость, что толпа на улицах Киева потенциально готова разорвать человека на часть по формальным основаниям (которыми могут быть форма ушей, например, акцент или недостаточная бодрость в произнесении «Героям слава» — всё зависит от градуса накала толпы).

Новость (была бы) в том, что закономерным итогом станет раскаяние — пока непонятно, через какое количество жертв оно произойдет и насколько принудительным оно будет


(ах-да, Марк Франкетти выступил так, а не иначе потому, что для него всё, что он сказал, имело искупительный, исповедальный характер)

Марк ФРАНКЕТТИ: «Одной войны достаточно на всю жизнь» | Статьи

Журналист британской газеты Sunday Times Марк ФРАНКЕТТИ около трех недель провел в Ираке вместе с американскими морскими пехотинцами. Его интересовали в первую очередь не сами боевые действия, а психология человека, впервые попавшего на войну. О том, как действует и думает «средний американец», воевавший в Ираке, Марк ФРАНКЕТТИ рассказал корреспонденту «Известий» Андрею ЛЕБЕДЕВУ. — Я попал в Ирак через Северный Кувейт в первый день наземной операции — 21 марта — в составе батальона морской пехоты США. В Кувейт мы прибыли заранее, и всего я провел с этими ребятами полтора месяца — мы вместе ели и пили, жили и передвигались в «пехотно-штурмовой амфибии» — Amphibious assault vehicle, AAV. Она выглядит примерно как российский бронетранспортер, но вместо колес — гусеницы. Две с половиной недели не удавалось толком помыться. Тут-то я и обнаружил самое важное секретное оружие морпехов — они его называют «детская подтирка»: увлажненные гигиенические салфетки. Все морские пехотинцы, с которыми я говорил, считают эти салфетки одним из 5 наиболее важных предметов, которые постоянно надо иметь при себе — наряду с автоматической винтовкой М-16, бронежилетом, боезапасом и несколькими фляжками с водой. — Скольким еще журналистам удалось узнать эту тайну? — Таких, как я, было около 600 — так называемых «внедренных» в разные подразделения журналистов, в основном из США и Великобритании. Пентагон это разрешил впервые — журналисты на постоянной основе прикреплены к подразделению и пользуются в нем почти полной свободой. Нам был открыт доступ на все служебные совещания, включая те, где раскрывалась развединформация. — И никаких ограничений на ваши материалы? — Запрещалось раскрывать детали планируемых, отмененных или отложенных боевых операций. Даже данные разведки можно было использовать, если это не могло повлиять на будущие операции. Зато мы имели очень хорошее представление о том, как планируются и затем в действительности происходят боевые действия. Ну и нельзя было называть имена убитых и раненых — пока не будут извещены их ближайшие родственники. А цифры потерь — пожалуйста. И съемки — нельзя показывать лица убитых. Я изначально очень скептически относился к этому проекту. Имея опыт работы с вооруженными силами разных стран — в Косово, в Чечне, в Афганистане, я опасался, что застряну в пустыне с несколькими скучающими морскими пехотинцами. Но в итоге мне удалось написать и передать несколько материалов, в том числе и нелестных для американских военных, — думаю, если бы они могли запретить мне видеть то, что я видел, они бы так и сделали. Мне повезло, что наш батальон попал в засаду Еще одно очевидное ограничение для «внедренных» журналистов — мы были свидетелями только того, что происходило с нашим собственным подразделением. Радио мы могли слушать, но ни телевидения, ни газет не было. Так что в журналистском смысле слова мне повезло, что именно мой батальон попал в засаду в Эн-Насирии. Если бы я шел в колонне тремя милями дальше, ничего достойного внимания мог бы и не увидеть. — Как это произошло? — Перед батальоном стояла задача обеспечить основным силам беспрепятственный проход через Эн-Насирию на Багдад. Не брать город, а захватить и оборонять два моста — южный, через Евфрат, и северный, через канал Фурбати. Через них пролегал маршрут, по которому предполагалось снабжать силы союзников всем необходимым — от боеприпасов до питьевой воды. И вот на четвертый день наша колонна — около тысячи человек — подошла к Эн-Насирии. Командование ожидало, что местное население будет настроено доброжелательно: то ли толпы встретят американцев приветственными возгласами, то ли иракские военные будут организованно капитулировать. Вместо этого батальон был встречен мощным огнем. В течение трех-четырех часов на окраине города шел жестокий бой. Насколько мне известно, он оказался самым суровым для морской пехоты в ходе всей операции в Ираке. Батальон потерял 18 человек. Были выведены из строя 7 амфибий — некоторые подбиты, другие просто застряли в грязи. Меня шокировало, во что снаряд, выпущенный из РПГ (ручного противотанкового гранатомета), превращает 23-тонную амфибию, — боковую броню он прошивает насквозь. Это страшно — ведь внутри десятки ящиков с боезапасом. Достоверно известно, кстати, что некоторые из этих 18 человек погибли от «дружественного огня» — их подразделение, утратив радиоконтакт с корректировщиком, выдвинулось за мост, а корректировщику было известно, что «все к северу от моста — вражеская территория». И он вызвал штурмовики А-10 для бомбардировки… По моей оценке, от «своих» бомб погибли до 10 пехотинцев. Этот бой был очень важен — все в батальоне осознали, что началась война всерьез. А большинство из них, включая и офицеров, впервые вступили в бой. Лишь у немногих был опыт «Бури в пустыне». Большинство — молодые ребята 22-23 лет, многие никогда не видели трупов. А тут — искромсанные тела друзей, оторванные руки, ноги, головы… Психологическая травма для большинства была тяжелейшей. И в ближайшие 36 часов они находили разрядку в том, чтобы стрелять во все, что движется. Но выполнять задачу было необходимо — а для «моей» роты она состояла в том, чтобы перекрыть движение по одному из мостов. И командование принимало решения, основываясь на следующем. Во-первых, что все такси характерной оранжево-белой окраски используются федаинами для своих нужд. Второе — что черно-зеленые флаги используются ими же для подачи сигналов. И третье — что любой иракец, одетый в гражданское (включая женщин), может оказаться пособником федаинов. Последнее, кстати, действительно было правдой — женщины и старики нередко собирали и передавали информацию о расположении союзных войск, снабжали федаинов всем необходимым. Ситуация не была черно-белой. У них просто не было опыта боевых действий Так что был отдан приказ — расстреливать из тяжелых пулеметов все автомашины, которые приближаются к американским позициям или пытаются пересечь мост, без предупреждения. При этом ни позиции, ни мост даже колючей проволокой не обнесли, чтобы обозначить для иракцев границы запретной зоны. А отличить потенциальных смертников от обычных иракцев, пытающихся покинуть город, испуганные военнослужащие не могли. Дело кончилось тем, что расстреляли несколько машин с мирными жителями. И когда через двое суток я прошел по мосту, насчитал около 12 трупов — в основном детей, женщин и стариков. Мне не впервые, как я уже говорил, приходилось попадать в «горячую точку», и было абсолютно ясно, что совершена ужасная ошибка. Водитель грузовика, груженного мешками с мукой, попытался проехать через американские позиции на большой скорости. Этого делать было нельзя. Его расстреливали из пулеметов несколько минут, — машина была вся изрешечена пулями. Уже потом появилась версия, будто водитель отстреливался. Я подбежал к машине, взглянул на мертвого водителя, — никаких следов оружия в кабине не было. Получасом позже то же самое случилось с небольшим грузовиком, набитым иракцами в гражданском, с женщинами и детьми, — четверо были убиты, несколько человек ранены. Я обо всем этом написал. Я не пытался обвинять американцев — у них просто не было опыта действий. Люди, которых многие годы учили, как вести себя в подобной ситуации (в американских вооруженных силах есть наставление, где излагаются правила поведения при контакте с противником — когда и в кого стрелять, как отличать гражданских лиц от участников боевых действий и т.д.), попали под огонь — и отбросили всю теорию. — А вы не пытались вмешаться? — Пару раз пытался. Однажды задержанный житель Эн-Насирии сказал командиру нашей роты, капитану Майку Бруксу, что все мирные жители уже несколько дней как покинули город и, значит, все, кто остался, могут считаться противником. Я подошел к Бруксу и высказал свое мнение — что просто смешно полагать, будто все горожане сбежали, и во всяком случае проверить это невозможно. Его это не убедило. Думаю, ему слова задержанного принесли даже некоторое облегчение — теперь задача различения мирных жителей и федаинов облегчалась, и ранее отданный им приказ получал оправдание. Когда он прочитал мою готовую к отправке в редакцию статью, где был описан этот эпизод (в опубликованный материал он не вошел. — «Известия»), он был явно раздосадован. Но если бы я считал, что капитан Брукс — бесчувственный Ирод, избивающий младенцев, я бы написал куда более резко. Моя статья не была ни антиамериканской, ни антивоенной. Просто в ней очень рельефно было показано, что происходит на войне, — когда нормальные люди совершают ужасные поступки и жуткие ошибки. Судить их в мою задачу не входило. Иракский синдром На вторые сутки все переменилось. Организовали контрольно-пропускные пункты, натянули колючую проволоку, установили препятствия, чтобы машины просто не могли проехать по мосту на полной скорости. В результате иракцы поняли, в чем опасность, и начали передвигаться по мосту пешком, с поднятыми руками и белыми флагами. И впоследствии (я пробыл в Эн-Насирии 10 дней) ни один мирный житель не погиб. — И американцы вновь стали нормальными? Можно ли говорить об «иракском синдроме» — как о вьетнамском, афганском? — Уверен, что в долгосрочном плане «иракский синдром» будет, хотя пока об этом говорить трудно. Те немногие люди, которые принимали решения и потом видели их результат — мертвую пятилетнюю девочку в кювете, ее погибшую мать на заднем сиденье старенькой «Волги», ее отца, которому снесло полголовы, никогда этого не забудут. И это будет долго отягощать их разум. Необязательно они признают, что допустили ошибку, — они скорее всего будут отстаивать свою правоту в тех обстоятельствах, в тот трудный момент. И командир роты скорее всего где-то внутри глубоко изменился. Потому-то моя статья так его и задела — она наглядно столкнула его с реальностью, заставила взглянуть в лицо правде. И хотя статью написал не морской пехотинец, американец не мог не признать моей объективности — ведь я много времени провел с ними (я был приписан как раз к командирской амфибии), и оснований не доверять мне не было. Если бы я прилетел в Эн-Насирию на три часа и прошел по этому мосту, усеянному трупами, мой материал был бы куда более агрессивным по отношению к американцам. — А как пехотинцы относились к вам во время боя? — Как будто меня там нет. Никто на меня не обращал внимания, никто от меня ничего не требовал. Хотя нет — один попросил меня подвинуться, ему надо было стрелять, а я стоял там, где он должен был встать. — Он сказал «пожалуйста»? — Кажется, да. Без права на возвращение У меня остались очень хорошие впечатления о морских пехотинцах. Они ко мне очень по-дружески относились, и хотя некоторые сперва очень скептически отнеслись к тому, что с ними будет иностранный журналист, они быстро обо мне позабыли и вели при мне (а потом и со мной) очень искренние разговоры — пожалуй, даже рады были присутствию аутсайдера, причем довольно экзотичного. Ведь война — это пять острых минут против десятков часов рутины — рытье окопов, еда, ожидание, переезды. — Как вы передавали оттуда сообщения в газету? — У меня был спутниковый телефон и ноутбук, оба я подзаряжал от аккумуляторов амфибии. Я проехал в этой машине около 1000 км, причем максимальная скорость достигала 35 км в час. Внутри на ящиках с патронами теснятся 14-15 человек. Шум оглушающий — от двигателя и от гусениц, разговаривать невозможно. Внутрь проникают выхлопные газы, так что через некоторое время глаза начинают слезиться. Работать на компьютере невозможно — тряска, одна буква превращается в пять. — А где вы спали? — В спальном мешке, прямо на земле. Морпехи отрывали окопчики и укладывались в них, а я нет. Вообще, я пользовался почти полной свободой. Никто никогда не пытался указывать мне, что делать, удерживать меня или понукать. Когда во время боя подорвали амфибию в нескольких сотнях метров от нас, я выскочил и помчался к ней, перебегая от укрытия к укрытию, чтобы посмотреть поближе, никто меня не останавливал и не напоминал, что это слишком опасно. Мы же подписали условия, где говорилось, что командир не имеет права ссылаться на угрозу нашей жизни, чтобы воспрепятствовать тому, что мы считаем нужным делать. Правда, наша свобода тоже имела ограничение — можно было покинуть часть в любой момент, заявив, что «мне нужно в Багдад», но вернуться ты уже не имел права. Мне эта командировка позволила заглянуть в образ мышления морских пехотинцев — а это образ мышления маленького американского городка. И каждый раз, когда я слышу речь Буша, который несет чушь об «экспорте демократии», понимаю — вот то, чему морпехи искренне верят. Они это и так думают. Большинство из них искренне полагает, что именно поэтому США воюют в Ираке, — «освободить мир от иракского оружия массового поражения» и «принести освобождение иракскому народу». Переубедить их я не пытался — в ходе долгих бесед пытался понять, что формирует их мировоззрение. Иная ветвь фундаментализма Конечно, были среди них критически настроенные (в основном офицеры), которые понимают значение нефти в политике, которые говорят о связи между Саддамом и «Аль-Каидой» и при этом критически относятся к Бушу. Но в целом их представление о мире, о добре и зле очень упрощенное. Это было забавно — и страшно. В моей амфибии был сержант, его место в расчете было за станковым пулеметом. Он относился к молодым подчиненным по-отечески — всегда помогал им брить голову, например, вообще приглядывал за ними. Каждые два-три дня он по ротной радиосвязи проводил беседы — поднимал боевой дух. И однажды — был жаркий воскресный полдень, морпехи производили уборку в машинах и занимались другими будничными делами — он вел такую беседу и сказал следующее: «Вчера один из вас, юный житель Нью-Йорка, сказал очень важную вещь. Он, возможно, даже не осознал всю важность своих слов. Он охранял группу пленных и вдруг, показав на них, сказал: «Вот люди, которые разрушили мой город». Поэтому оставайтесь целеустремленными. Никогда не забывайте, почему мы здесь. Нью-Йорк — это и его город, и ваш». И после этой речи он включил песню Энрике Иглесиаса «Герой», которая звучала как бы на фоне телерепортажей о событиях 11 сентября. Я спросил его — кто смонтировал звукозапись, и он ответил: «Моя 9-летняя дочь». Глаза его светились гордостью. Для меня разницы между этим человеком и талибом никакой нет. Это просто иная ветвь фундаментализма. Этот сержант промывает мозги молодым морпехам, которые представления не имеют ни о мировой политике, ни о месте иракской проблемы в ней. Конечно, не каждый американский военнослужащий думает так же, как он. Но подавляющее большинство разделяет его взгляды. — Никто из этих парней умом не тронулся? Не дезертировал? Не собирался подать в отставку по завершении операции? — Капитан Брукс, командир роты, потерявшей 18 человек за 3 часа, — я потом несколько раз его видел на совещаниях, — явно несколько дней оставался в состоянии шока. Другие офицеры опасались за его психологическое состояние. Он еще в Ираке, — насколько я знаю, сейчас ему получше. Брукс был одним из наиболее образованных людей в батальоне, мы с ним еще в Кувейте долго разговаривали. И некоторые морпехи, из числа впервые попавших в бой, сказали мне, что вряд ли будут продлевать свой контракт. Увиденное серьезно на них повлияло и заставило изменить отношение к жизненным ценностям — к войне, семье, детям. Это не разочарование — просто одной войны для них оказалось достаточно на всю жизнь.

В британском документальном фильме «Большой Вавилон» Большой театр показан изнутри

Если кто-то считает, что документальное кино – искусство, то фильм «Большой Вавилон» способен развеять это убеждение. Единственным художественным приемом, которым авторы пользуются обильно, наивно и назойливо, является тревожная закадровая музыка, какая была бы более уместна в фильме про Чернобыль или Фукусиму. Однако сезон 2013/14 г. в Большом театре, в течение которого был снят фильм, действительно оказался не из веселых: именно тогда был облит кислотой руководитель балета Большого Сергей Филин, а сам театр стал много чаще упоминаться в криминальных новостях, нежели в разделах СМИ, посвященных культуре. Одно время казалось, что былая слава Большого навеки посрамлена и погублена, раз внутренние интриги способны привести к такому чудовищному преступлению. Но нет – «корабль», как говорит в фильме танцовщик и педагог с полувековым стажем Борис Акимов, продолжает плыть, балетная труппа остается лучшей в мире «даже сейчас», как настаивает Роман Абрамов (чья необходимая профессия обозначена в титрах как bilet devotee), а Большой театр остается, как уверен член его попечительского совета Александр Будберг, одним из двух важнейших брендов России – наряду с автоматом Калашникова.

Привлеченные скандальным сюжетом британские кинематографисты получили у нового генерального директора Урина разрешение на съемки безо всяких ограничений и отсняли сотни часов материала, из которого втиснули самое яркое и необходимое в полтора часа. Впечатление, однако, складывается обратное – словно авторы с трудом натянули хронометраж. Смотреть фильм тяжело: он лишен ритма, драматургии, кульминации или хотя бы накопления смысла к финальным титрам. Кадры, где запечатлено руководство, ничем не отличаются от обычных телерепортажей с собраний и пресс-конференций. Балетных сцен минимум – но это оправданно: фильм не про искусство, а про жизнь людей балета. Что же касается показа этой самой жизни, то едва ли можно назвать оригинальным монтаж, где в одном кадре она «легкой ножкой ножку бьет», а в следующем, обессиленная, тяжко дышит за кулисами. И дежурно забавными выглядят балетные в костюмах на лестничных клетках.

Большой экран

«Большой Вавилон», снятый для канала HBO, в московском прокате с 4 февраля. Он идет в кинотеатрах «Пионер», «5 звезд на Новокузнецкой», «Формула кино Горизонт»

У фильма другие сильные стороны. Ключевая фигура среди авторов – продюсер и один из режиссеров Марк Франкетти, корреспондент The Sunday Times, военный корреспондент, работавший в Чечне и на Украине. Его козырь – журналистская беспристрастность и объективность. У него нет никакой идеи, это не Майкл Мур. Он выслушивает людей, сопоставляет факты и воздерживается от выводов. Марк Франкетти владеет пятью языками, в том числе свободно говорит по-русски. В «Большом Вавилоне» он не теряется. Однако в фильме его голоса, как и иного диктора, мы не слышим. Вся речевая часть фильма – это реплики героев, неловко вырезанные из их монологов и с удручающей последовательностью склеенные через паузу. Никто из героев не оратор, балерина умеет танцевать, генеральный директор – руководить, а попечитель – амортизировать давление властей на руководство, но почему они почти все так коряво говорят, употребляя вместо нужных слов неуместные, спотыкаясь в падежах и склонениях?

Пожалуй, журналистское кино Франкетти дает ответ на этот вопрос. Они не уверены в себе – в своих словах, мыслях и поступках. В фильм тут и там вклеены кадры советского Большого, черно-белые триумфы прежних лет. Тогда стесняться пафоса было не принято. Сегодняшняя балерина в лучшем случае, стесняясь, говорит, что для нее и ее коллег Большой театр – «достаточно святое место». Сын другой балерины, в то время как его мама на сцене исполняет фуэте, глядит не на сцену, а в новенький, подаренный мамой айфон. Сергей Филин на общем собрании предлагает заменить упражнения на тренажерах пилатесом, труппа поднимает его на смех, а генеральный директор прилюдно затыкает рот – такова самая удачная сцена фильма, которой мог бы гордиться любой документалист.

Москва в фильме показана как мрачный, исхлестанный метелью город, по которому носятся машины скорой помощи и ходят отряды омоновцев. Единственное, что в ней есть прекрасного – это Большой театр, над фасадом которого парит Аполлон со своей колесницей, а внутри разливаются мелодии Минкуса и Чайковского. Сколько ни приводи в Большой современных режиссеров, его бренд все равно будет ассоциироваться с образом классического балета. Вечерний спектакль объединяет всех – на одну сцену выходят сторонники разных партий и группировок, в каких бы склочных отношениях они ни находились. Красота и работа спасают людей от рефлексии, к которой они совершенно не способны.

Простите наше вмешательство

Простите наше вмешательство
  • Вы отключили JavaScript в своем браузере. Пожалуйста, включите его и перезагрузите эту страницу, чтобы продолжить.
  • Когда вы просматривали что-то в своем браузере, мы думали, что вы бот. Это может произойти по нескольким причинам:

    • Вы опытный пользователь, перемещаясь по этому сайту со сверхчеловеческой скоростью.
    • Вы отключили файлы cookie в своем браузере.
    • Сторонний подключаемый модуль браузера, например Ghostery или NoScript, препятствует запуску JavaScript. Дополнительная информация доступна в этой статье поддержки.

    Чтобы восстановить доступ, перед перезагрузкой страницы убедитесь, что файлы cookie и JavaScript включены.

    Чтобы восстановить доступ, убедитесь, что файлы cookie и JavaScript включены, и заполните CAPTCHA ниже.

    Mentre stavi navigando, qualcosa sul tuo browser ci ha fatto pensare che fossi un bot. Ci sono alcuni motivi per cui questo potrebbe accadere:

    • Sei un utente esperto che si muove Attraverso questo sito Web con una velocità sovrumana.
    • Не работает cookie в браузере.
    • Плагин для каждого браузера, включающий Ghostery или NoScript, поддерживает JavaScript. Ulteriori informazioni sono disponibili in questo articolo di support.

    За доступ, ассистенты и куки-файлы, а также на JavaScript, чтобы начать работу с страницей.

    Сделайте полный доступ к CAPTCHA di seguito, сразу после того, как получите доступ к сайту.

    Am Verhalten Ihres Browsers, als Sie im Internet gesurf haben wurde vermutet, dass es sich hierbeu um einen Bot handelte. Es gibt mehrere Gründe, warum dies passieren kann:

    • Sie sind ein Power-User, der sich mit übermenschlicher Geschwindigkeit durch die Веб-сайт bewegt.
    • Sie haben in Ihrem Webbrowser die Cookies deaktiviert.
    • Ein Browser-Plugin eines Drittanbieters, z. B. Ghostery или NoScript, верхняя часть Ausführung von JavaScript. Weitere Informationen finden Sie in diesem Support-Artikel.

    Um wieder Zugriff zu erhalten, stellen Sie bitte sicher, dass Cookies и JavaScript, активный sind, bevor Sie die Seite neu laden the.

    Nachdem Sie das untenstehende CAPTCHA ausgefüllt haben, erhalten Sie sofort wieder Zugriff auf die Website.

    mark franchetti> Сравните цены на книги со скидкой и сэкономьте до 90%> ISBNS.net


    0%





    Dispatches D3
    On Russia
    Джефф Данцигер, Марк Франч etti , Юрий Козырев, Эндрю Мейер, Симус Мерфи, Илана Озерной, Луиза Шелли, Элисон Смейл, Мартин Круз Смит , Андрей Солдатов, Гэри Найт, Морт Розенблюм, Симба Гилл
    Мягкая обложка , 312 страниц , Опубликовано Dispatches Corporation в 2009 г.
    ISBN-13: 978-0-9841159-2-1, ISBN: 0-9841159 -2-7

    «О России ловко колет русскую психику.Авторы депеш, получившие инсайдерское знание предмета, обнажают противоречивую душу, из которой состоит современная Россия. Власть Путина; сильные мира сего, контролирующие нефть и бизнес страны; разочарованная и отреченная молодежь; новый КГБ, накачанный и оформленный в черном цвете под его новым обличьем ФСБ, все перекликается с настроением нации, которая, несмотря на … » Голоса авалонских жриц
    , слышащих зов сущности
    Даути, Илэйн Калила; Кавендер, Ребекка; Эшли, Джейн Астара; Фарбер, Аврора; Франч , этти , Кэтрин; Шалифор, Дайанна; Адвани, Жанна; Михалович, С.Полина; Алиса Антковяк, Адамсон, Алиса; Менса-Бонсу, Эбигейл
    Мягкая обложка , Опубликовано в 2020 году издательством Flower Of Life Press
    ISBN-13: 978-1-73497-300-6, ISBN: 1-73497-300-5

    Нужна помощь? Свяжитесь с нами

    Крис Франкетти — Помощник мужского тренера по баскетболу — Мужской баскетбольный тренер

    Крис Франкетти переходит на второй год в качестве помощника мужского тренера по баскетболу в Keystone College в сезоне 2017–18 годов. Франкетти приехал в Keystone из соседнего колледжа Лакаванна в Скрэнтоне, члена Национальной спортивной ассоциации младших колледжей, где он был помощником тренера Кевина Кларка с 2014 по 2016 год.

    В свой первый год в «Джайентс» Франкетти помог Кистоуну установить рекорд 7–18, в том числе 4–14 в матче Атлетической конференции колониальных штатов в сезоне 2016–17.

    Франкетти помог «Соколам» выйти в полуфинал турнира «Регион XIX» в сезонах подряд. Он тренировал и развивал трех отдельных спортсменов недели EPAC, двух получателей первой команды от всего региона XIX и одной второй команды от всего региона XIX.Сезон 2015-2016 «Соколы» завершили 17 победами. За два сезона у Лакаванна было четыре ученика-спортсмена, записавшиеся в школы Дивизиона II. В Lackawanna он отвечал за набор студентов-спортсменов, развитие игроков, разбор фильмов, разведку противников, отслеживание игровой статистики, мониторинг учебного зала команд и успеваемости, а также управление учетными записями программы в социальных сетях.

    Выпускник Пенсильвании и Теннесси, он имеет обширный опыт в различных областях межвузовского управления легкой атлетикой, работая на нескольких должностях в обоих университетах.Его опыт включает управление играми / мероприятиями, маркетинг и продажи, работу с билетами и социальные сети. Он также отвечал за организацию и реализацию программ по работе с населением и развитию карьеры для нескольких университетских команд UT, включая мужской баскетбол.

    Последние два года он работал тренером элитного лагеря в The Hoop Group, где он тренировал и наставлял перспективных школьников высокого уровня в нескольких лагерях, а также был лидером станции и обучал специфике определенных навыки для игроков, чтобы помочь им улучшить свою игру.Он также работал в баскетбольном лагере легендарного тренера Пэта Саммитта. Кроме того, он проходил стажировки на профессиональном и полупрофессиональном уровне в спорте в Scranton / Wilkes-Barre Yankees и Knoxville Force.

    Крис получил степень бакалавра в области управления бизнесом в Университете штата Пенсильвания в 2009 году, а также степень магистра спортивного менеджмента в Университете Теннесси в 2012 году. На местном уровне он посещал близлежащую среднюю школу Бишопа О’Хара, где он соревновался в как университетская баскетбольная, так и футбольная команды, получившие награды первой команды Lackawanna League All-Star по футболу среди юниоров и второй команды как взрослые.Ему нравится путешествовать, играть в баскетбол, гольф и проводить время со своим братом-близнецом Крейгом и другими членами семьи и друзьями. В настоящее время он проживает в Throop.

    Марк Франкетти | filmportal.de

    Перейти к основному содержанию

    Benutzermenü

    • Авторизоваться
    Войти | регистр
    • Английский
    • Немецкий

    Основная навигация

    • Домой
    • Фильмы от А до Я
    • Люди
    • Видео
    • Картинки
    • Темы
    • Новости
    • Промышленность
    • Архивные холдинги

    Панировочные сухари

    1. Домой
    2. Люди
    3. Марк Франкетти

    Поделиться страницей

    • Поделиться в Twitter
    • Поделиться в Facebook
    • Распечатать страницу
    • Отправить страницу

    Директор, продюсер

    Фильмография

    2013-2015

    Большой Вавилон
    • Соруководитель
    • Продюсер

    Обзор

    Литература

    КВК Поиск
    • О нас
    • Контакт
    • Новостная рассылка
    • Карта сайта
    • Конфиденциальность данных
    • Masthead
    • RSS фильмы
    • RSS Новости

    Hauptnavigation

    • Домой
    • Фильмы от А до Я
    • Люди
    • Видео
    • Картинки
    • Темы
    • Новости
    • Промышленность
    • Архивные холдинги
    Войти | регистр
    • Английский
    • Немецкий

    Умирает новаторский итальянский продюсер Андреа Франкетти

    Андреа Франкетти, новаторский производитель, владеющий поместьями в Тоскане и на горе Этна, умер в Риме после борьбы с раком. Ему было 72 года.

    Итальянский винный мир оплакивает его смерть. Основатель и владелец двух самых престижных поместий Италии: Tenuta di Trinoro в Валь д’Орча в Тоскане и Passopisciaro на северных склонах Этны, Франкетти был провидцем, вдохновившим многих виноделов.

    Прежде чем стать виноделом, Франкетти владел рестораном в Риме, где и вырос. Сын американской матери и итальянского отца, он переехал в Соединенные Штаты в начале 1980-х и продавал прекрасные итальянские вина в Нью-Йорке.

    Набег Франкетти на производство вина начался в начале 1990-х годов, когда он посадил виноградные лозы на участке в юго-восточной Тоскане, который он приобрел в предыдущем десятилетии. Расположенный недалеко от границ Умбрии и Лацио, этот регион не имел традиций качественного виноделия. Франкетти изменил все это в 1991 году, когда он начал сажать сорта бордо из черенков, которые он получил из некоторых из лучших поместий французского региона. Полученные в результате насыщенные, достойные возраста красные вина в одночасье имели успех у критиков и любителей вина.

    Андреа Франкетти на Сицилии в мае 2021 года / Фото Джузеппе Гербаси / Contrasto / Redux

    В 2000 году Франкетти начал новое приключение. Прибыв на северные склоны горы Этна, он обнаружил заброшенные виноградники и запустение. Он также увидел то, чего не видели другие: неиспользованный потенциал благодаря большой высоте, интенсивному солнечному свету, заметным перепадам дневных и ночных температур и чрезвычайно старым, свободно стоящим кустарникам под названием alberello . Многие растения пережили филлоксеру и не были привиты на американские подвои.

    Один из первых современных пионеров Этны, Франкетти пришлось радикально изменить свой подход к виноделию на вулкане. Как он сказал Wine Enthusiast в недавнем интервью для статьи о северных звездах Этны: «В отличие от вин, которые я делаю в Тоскане с Каберне Фран и небольшими порциями Мерло и Каберне Совиньон, Нерелло Маскалезе не требует длительного контакта с кожей во время винификации. На Этне я в основном делаю вино из сока. И вместо выдержки в барриках мы выдерживаем в больших нейтральных бочках.”

    В результате получаются потрясающие, сфокусированные и основанные на терруаре вина, основанные на глубине, исключительной элегантности и яркости.

    Франкетти также сыграл важную роль в продвижении различных подзон Этны, или против . Франкетти не только создал пять вин, характерных для контрады, но и основал самое важное ежегодное винное мероприятие на вулкане Le Contrade dell’Etna, на котором журналисты спускаются на вулкан, чтобы опробовать последние новинки.

    Автор и Франкетти на мероприятии / Фото Assaggio Nordovest

    Франкетти вдохновил производителей по всей Италии.

    «Андреа был действительно незаурядным человеком, его талант и видение не допускали компромиссов», — говорит Альберто Таска, генеральный директор сицилийской фирмы Tasca d’Almerita. «Элегантный, но не формальный, жесткий, но в то же время всеобъемлющий. Его вина Etna дали мне много знаний о танинах и созревании Nerello Mascalese ».

    Даниэле Диноя, владелец виллы Guelpa в Лессоне, вспоминает, как познакомился с Франкетти в 2017 году. «Андреа приехал в Альто-Пьемонте на мероприятие, чтобы продегустировать вина», — говорит он. «Он сказал мне, что был очарован элегантностью, глубиной и точностью лучших предложений этого района.Он сказал, что они напомнили ему вина из Этны ».

    Диноя пригласил Франкетти посетить его виноградник в Моттальчате, который он пересаживал на Неббиоло.

    «Андреа посоветовал мне увеличить густоту посадки, потому что отличный свет и яркость в сочетании с более высокой плотностью растений позволят получить более сбалансированный виноград и вина», — вспоминает он. «Мне оставалось посадить только одну секцию, и я следовал его инструкциям, и я рад, что сделал».

    «Андреа был действительно незаурядным человеком, его талант и видение были бескомпромиссными.”- Альберто Таска

    Однажды я имел удовольствие проводить мероприятие в Бьелле вместе с Андреа Франкетти, на котором были представлены вина Альто Пьемонте и Этна. Когда я попросил его сравнить эти две области, все ожидали, что он расскажет о почвах, микроклимате или сходстве между Неббиоло и Нерелло Маскалезе. Вместо этого Андреа поразил нас глубокой и страстной беседой о важности света и яркости на виноградниках, о том, как это повлияло на виноград и вина, и насколько похожий свет был в Альто-Пьемонте и на склонах горы Этна.

    Андреа Франкетти всегда делал и говорил неожиданное, следуя своим инстинктам, а не выбирая безопасный, проторенный путь. Его будет очень не хватать, хотя его влияние на итальянское вино, несомненно, сохранится.

    Округ Сонома снова не попадает в цель для дальнейшего снятия ограничений на COVID-19

    Округ Сонома снова не смог перейти к наименее ограничительному, желтому уровню структуры повторного открытия штата, что означает, что текущие ограничения COVID-19 для предприятий и других видов деятельности будут оставаться в силе как минимум еще две недели.

    Местные представители здравоохранения во вторник заявили, что перспективы пандемии в округе продолжают улучшаться, хотя округ снова едва не упустил один из ключевых показателей пандемии, используемых штатом для еженедельной оценки местных успехов в борьбе с COVID-19. По словам официальных лиц, передача вируса остается на низком уровне.

    Скорректированная скорость передачи в округе составляет 2,2 новых ежедневных случая на 100 000 человек. Согласно новым данным штата, опубликованным во вторник, это всего лишь 2 новых случая на 100 000 человек, необходимых для получения права на получение желтого уровня.

    «Мы на пороге», — сказал д-р Сундари Мейс, окружной медперсонал. «Мы уже какое-то время держимся на уровне (2 случая на 100 000)».

    С прошлой осени штат вводит ограничения для каждого округа, используя свой четырехуровневый план повторного открытия «План безопасной экономики». Но государство планирует покончить с этой рамкой 15 июня, в день, когда администрация губернатора Гэвина Ньюсома назначила полностью возобновить работу местной экономики, если текущие тенденции COVID-19 сохранятся.

    Округ Сонома остается в оранжевом ярусе — что отражает умеренное распространение вируса — и может оставаться там до самого открытия Калифорнии, сказал Мейс.

    «Даже если бы мы попали (в желтый уровень), нам потребовалась бы всего неделя или две, прежде чем мы фактически начнем поднимать план», — сказала она, добавив, что есть много округов, которые остаются в оранжевом ярус.

    На этой неделе Санта-Клара, Сан-Франциско и Сан-Матео — одинокие округа Залива в желтом ярусе.На северном побережье только округ Мендосино попал в желтый уровень.

    Под оранжевым уровнем бары, в которых не подают еду, могут открываться только на открытом воздухе, в то время как винодельни, пивоварни и ликероводочные заводы, где не подают блюда, могут работать в помещении с загрузкой 25% или не более 100 человек, в зависимости от того, что меньше. Кинотеатры также ограничены до 25% вместимости.

    Музеи должны оставаться заполненными закрытыми помещениями на 50% или на 75%, если все посетители предъявят доказательства отрицательного результата теста на вирус или полной вакцинации. Под желтым уровнем музеи могли бы расшириться до 100% вместимости.

    Два других показателя округа, использованные в государственных оценках COVID-19, соответствовали критериям желтого уровня. Общий положительный результат тестов в округе — доля положительных результатов тестов на коронавирус — составил 0,9%, а положительные результаты тестов в неблагополучных районах — 1,4%.

    Кэтрин Пак, менеджер программы здравоохранения окружной эпидемиологической группы, сказала, что, хотя показатели положительных результатов тестов на COVID-19 низкие, они «имеют тенденцию к небольшому росту» среди людей от 25 до 34 лет, а также среди жителей Латинской Америки.

    Неспособность округа Сонома продвинуться вперед объясняется тем, что штат по-прежнему привержен обязательному ношению масок в течение еще одного месяца, но по мере возобновления других аспектов общественной и частной жизни, когда полностью вакцинированные люди возвращаются в офисы, воссоединяются с друзьями и семьей, планируют поездки и другие виды деятельности.

    По данным органов здравоохранения округа, по состоянию на прошлую пятницу 70% жителей округа в возрасте от 16 лет и старше получили по крайней мере одну дозу вакцины.

    В общей сложности 287 423 жителей округа получили по крайней мере одну дозу вакцин Pfizer, Moderna или Johnson & Johnson.По данным округа, 227 381 человек, или 55% населения старше 16 лет, полностью вакцинированы.

    «Если вы не хотите заразиться COVID, сделайте прививку», — сказал Мейс. «Даже если вы сделаете прививку и получите ее, все будет не так плохо, как если бы вы не были вакцинированы».

    Вы можете связаться со штатным писателем Мартином Эспинозой по телефону 707-521-5213 или [email protected] В Твиттере @pressreno.

    «Большой Вавилон» Ник Рид и Марк Франкетти

    Большой театр, символ России, Олимпо-дель-Данза без единого совершенства, для первого года после использования всех телекамер анной труппы с английской регистрацией Ника Рида и Марка Франкетти.


    Il pretesto narrativo per parlare del più Знаменитость e ambito palcoscenico mondiale, fiore all’occhiello di una Nazione, il cruento fatto di cronaca, который имел вид коинволто Сергея Филина, противник прямого художественного дела della compagnia di балл дель Bolsho. Il celeberrimo danzatore nel gennaio del 2013 fu agredito sulla porta di casa da un uomo mascherato che gli gettò sul volto dell’acido solforico. Filin riportò gravi ferite; grazie alle cure risvute in Germania riuscì a salvare almeno l’occhio sinistro.Come mandante fu accusato il ballerino solista del Bolshoi, Павел Дмитриченко, nonostante fosse difeso da все и suoi compagni.

    Эти эпизоды, как правило, являются участниками, которые используются для регистрации на международном уровне, на основе того, что рисунок является истинным и собственным участником соревнования. Il tutto all’interno di una prestigiosa compagnia di bal divisa da scontri di personalità, giochi di potere e gelosie взаимно. La stessa prima ballerina dichiara «mia figlia dovrà passare sul mio cadavere se vuole fare la ballerina!»

    Период возмущения публики и лицензий различных балерин, кремлевское имя и новое прямое артистическое искусство, Владимир Урин, per riportare l’ordine.Ma la rivalità annosa con Filin creò una crepa che portò al licenziamento di quest’ultimo.

    Le dichiarazioni senza Filri, e soprattutto senza mezze parole, dei protagonisti, direttori e ballerini, imagini di repertorio dei protagonisti Coinvolti, si mescolano a momenti incantevoli degli spettacoli di danza proof che settacoli альтернативно доказывать, че.
    E ’affascinante documentario, pieno di imagini sontuose, sulle complessità di una realtà prestigiosa e raffinata, come il Bolshoi. La bravura dei registi è nell’aver saputo restituire al pubblico nella sua autenticità una storia feroce fatta di intrighi di palazzo e gelosie professionali.

    Оригинальное название: Bolshoi Babylon
    Название: Regno Unito
    Anno: 2015
    Жанр: Documentario
    Durata: 90 ′
    Regia: Ник Рид, Марк Франкетти
    В ролях: Мария Аллаш, Андрей Будберг, Анастасия Мескова, Роман Адамов, Сергей Филин , Борис Акимов, Мария Александровна, Павел Дмитриченко, Юрий Зарецкий
    Производство: Red Velvet Films, Red Box Films, Altitude Film Entertainment, BBC Storyville
    Распространение: Nexo Digital, Cinema srl ​​
    Дата выпуска: 02 Maggio 2017 (кино)

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.