Уютный трикотаж: интернет магазин белорусского трикотажа

Гоа португальская колония: Архитектура Гоа. Португальское наследие Индии.

Гоа португальская колония: Архитектура Гоа. Португальское наследие Индии.

Содержание

Архитектура Гоа. Португальское наследие Индии.

История Португальской Индии

Морской путь в Индию был открыт португальским мореплавателем Васку да Гамой в 1498 году. Португальские корабли после длительного плавания, обогнув Африку, вошли в гавань города Каликут (ныне Кожикоде), который в 1511 году стал колонией Португалии.
В 1510 году герцогом Афонсу дАлбукерки была основана португальская колония в Индии. Албукерки не замедлил укрепиться в Гоа, который планировалось превратить в оплот для проникновения вглубь континента. Вскоре началась христианизация населения в Гоа до сих пор процент католиков выше, чем в среднем по Индии около 27 % от населения.
Португальские колонисты принялись за строительство города на европейский манер сейчас это Старый Гоа. Отныне это была столица Португальской Индии, сейчас Панаджи.

Город в нынешнем виде был построен португальцами в XVI веке.

С прибытием в XVII веке в Индию более мощных флотов Голландии и Англии Португалия утратила контроль над некогда обширной территорией в западной части страны и в начале XX века под её контролем оставалось лишь несколько районов Индии. Португалия признала суверенитет Индии над всеми районами лишь в 1974 году. (источник — http://ru.wikipedia.org/wiki/Португальская_Индия )

Благодаря активной морской торговле португальская колония Гоа к 16 в. достигла успеха и процветания, о чем явно свидетельствует архитектура той эпохи. Португалия не жалела сил и денег для процветания своей колонии. Лучшие архитекторы и строители того времени занимались проектировкой важных объектов. Появилось такое понятие как градостроительство, где важное значение отводилось центральной площади с неизменно белоснежной христианской церковью, а также не последнюю роль играло расположение городского рынка.

Столица Гоа — Панжим — самый яркий образец архитектуры Гоа. Город известен своими старинными площадями и причудливыми зданиями, которые образуют коридоры для узких улиц. Самый древний жилой район города — Фоутайнахас, который начинается сразу за главной церковью, а узкие его улочки тесно переплетаются и создают причудливую картину из цветных крыш, висящих балконов и резных столбцов.

 При строительстве применялись местные материалы. Из глины и латерита строили стены и колонны. Из красной черепицы изготавливали покатые крыши. Для отделки фасада роскошных вилл в Гоа импортировались мрамор и мозаичная плитка из Португалии и Испании, зеркала, гобелены и стекло из Италии. Фарфор доставляли из Макао, Китая и Юго-Восточной Азии. Казалось все лучшее, взятое от европейской и индийской культуры воплотилось в великолепии убранства португальских особняков.

Большинство домов имело балкон или поддерживаемый портик, где семьи проводили теплые летние вечера на каменных скамьях. Крытые широкие веранды тянулись по всему периметру дома. Классический фасад особняка украшался лепниной и пилястрами, балконами и декоративными решетками.

К концу 18-го века заметно резкое изменение в стиле зданий. Хотя суть осталась прежней, но дома стали красить в более спокойные цвета, увеличилось использование мозаичной плитки в отделке.

Дома строились просторными, с высокими потолками. Центральная лестница с широкими перилами вела к веранде, занимавшей почти все стороны дома. Лестничные перила были самыми сложными украшениями дома и указывали на статус владельца. Решетка перил выполнялась в стиле барокко с характерным витиеватым рисунком. Чугун импортировался напрямую из Британской Индии.

 Внутренний двор с садом еще одна особенность португальских вилл. В домах местной аристократии имелись даже бальные залы и залы для банкетов. В новых домах появились функциональные помещения библиотеки и кабинеты. Чтобы защитить дом от сквозняков под черепичной крышей устанавливались навесные потолки с лепниной и замысловатой резьбой, которые получили большое распространение в 1700 годах. Огромные витражные окна в стиле барокко и рококо, балконы и открытые веранды спасали от летней жары.

Входные двери украшались пилястрами или колоннами, были простыми по конструкции , но гораздо более широкими и мощными, чем внутренние двери, при чем изготавливались из цельных досок местных пород деревьев. Готические арки над дверью еще одна особенность, которая служила чтобы подчеркнуть достоинство и статус того или иного владельца.

Роскошные дома вполне соответствовали статусу и образу жизни гоанской аристократии. Эти люди владели значительными поместьями и сельскохозяйственными угодьями, что давало весьма приличный доход. Средства поступали также из самой Португалии и из колоний в Африке и Америке.

После освобождения и обретения независимости в 1961 г. Гоа, индийское правительство запретило систему землевладения. Большая часть сельскохозяйственных угодий аристократов была конфискована. Прежде, за счет дохода от аренды земель местная знать позволяла себе вести роскошный образ жизни в своих владениях. Но после заката империи аристократия утратила основной источник дохода и шикарные виллы обветшали. Сейчас большая часть старинных особняков находится в ветхом состоянии.

В городах Панаджи и Маргао имеются локализованные кварталы старинной португальской застройки. В некоторых старинных домах местные жители держат небольшие частные гостиницы, в которых лично мне очень нравилось останавливаться и проникаться духом старины.

Каждый особняк, обязательно, имел колодец. Вообще строительство каждого дома начиналось именно с рытья колодца. В местном климате очень остро ощущаешь, что «вода — это жизнь»!

Вот некоторые архитектурные детали:

А вот этот особняк — по-моему, просто шедевр! (он утопает в зелени и тиши маленького поселка Кальва на побережье):

А вот нетипичный и интересный пример современной «гоанской» частной архитектуры:

В этой статье я совсем не затронул тему религиозной архитектуры. Это потому, что данная тема очень обширна и заслуживает отдельной статьи. Возможно, в ближайшем будущем я займусь этим и расскажу о многочисленных католических и индуистских храмах Гоа. 

Источники информации: http://mlgi.ru/index_f.php?id=268

Конец Португальской Индии | Warspot.ru

1961 год стал началом конца португальской колониальной империи. Начавшийся со вспышки вооружённой борьбы в Анголе, он завершился для португальцев первыми территориальными потерями. Воспользовавшись благоприятным моментом, Индия в ходе молниеносной военной операции захватила португальские территории в Южной Азии.

Собирание земель индийских

Провозглашение независимости Индии 15 августа 1947 года стало первым шагом на длинном и трудном пути интеграции в состав нового государства территорий, которые непосредственно не входили в состав Британской Индии, управляемой британскими вице-королями. Более половины территории Индийского субконтинента занимали несколько сотен феодальных княжеств, находившихся под верховным сюзеренитетом британских монархов, а также колониальные владения других европейских держав – Франции и Португалии.

Южная Азия к 1947 году

На протяжении 1947–48 годов индийскому руководству удалось решить проблему инкорпорации княжеств в состав государства. При этом в некоторых случаях, как в Хайдарабаде и Джуганадхе, решающим аргументом становилась индийская армия.

В 1954 году, путём организации выступлений местного населения (наподобие того, что ныне принято именовать «цветными революциями»), Индии удалось принудить Францию отказаться от своих колониальных владений в Индии – Пондишери, Карикала, Янаона и Маэ. От Чанданнагара Франция отказалась ещё раньше, в 1952-м.

Последними на очереди были земли, принадлежавшие Португалии.

Португальская Индия

Португальская Индия к 1947 году включала территорию Гоа, анклавы Даман и Диу на побережье, а также анклавы Дадра и Хавели-Нагар в глубине индийской территории восточнее Дамана. С 1951 года Португальская Индия являлась заморской провинцией Португалии, все её жители имели португальское гражданство.

Герб Португальской Индии

Индийское руководство во главе с премьер-министром Джавахарлалом Неру неоднократно заявляло, что Гоа и другие португальские территории являются неотъемлемой частью Индии и должны быть возвращены. Португалия Салазара отвечала, что данный вопрос «не подлежит обсуждению», поскольку Гоа и другие анклавы являются не колониями, а частью самой Португалии.

Позиция Португалии заключалось в том, что современная Индия является наследницей (через период британского колониального правления) империи Великих Моголов. Но вот Португальская Индия (в отличие от французских колоний) никогда не являлась частью государства Моголов и возникла ещё тогда, когда основатель империи Бабур до Индии даже не добрался. Соответственно, претензии Индии ничем не обоснованы с исторической и юридической точки зрения.

Индийская сторона обосновывала свои претензии географическими и этнолингвистическими доводами. Разумеется, при таких несовместимых позициях сторон никакого диалога не получилось.

Летом 1955 года индийское руководство предприняло попытку развёртывания кампании ненасильственного сопротивления (сатьяграхи) в Гоа, которая была жестоко подавлена португальскими военными. Погибло три десятка человек.

Демонстранты на границе Гоа, 1955 год

После этого Индия ввела полную блокаду португальских территорий, закрыла границу и перерезала связь.

Гоа в осаде

Но португальцы не намерены были сдаваться. Под руководством энергичного генерал-губернатора Паулу Бенар-Гедеша были приняты меры по ускоренному развитию территорий.

Мозамбикские солдаты португальской армии в Гоа, 1955 год

Активно строились дороги, школы, больницы, было введено всеобщее начальное образование. Была организована добыча железной руды и марганца на севере Гоа, за счёт субсидий удерживались низкие цены на товары первой необходимости (в число которых входили даже транзисторные приёмники).

В Гоа, Диу и Дамане строились современные аэропорты, а в мае 1955 года была создана авиакомпания Transportes Aéreos da Índia Portuguesa (ТАИП), организовавшая транспортировку людей и грузов между анклавами, а также в Португальскую Индию из Мозамбика и Карачи. Поставки из Пакистана обеспечивали Гоа продовольствием.

Самолёты ТАИП в аэропорту Даболима, 1958 год

Была организована программа, по которой жители Гоа бесплатно получали 15-дневные турпутёвки по Португалии с перелётом на самолётах ТАИП. Администрация сняла последние ограничения на отправление индуистских обрядов.

Улучшение жизни в Португальской Индии привело к прекращению оттока населения за её пределы, уровень доходов к 1960 году здесь на треть превышал уровень доходов в соседних индийских штатах. Гоанцы жили даже лучше, чем жители некоторых депрессивных регионов на юге самой Португалии.

Индия готовится

Летом 1961 года, в ситуации, когда всё больше португальских сил отвлекалось на колониальную войну в Анголе, Индия начала подготовку к военной операции по захвату португальских владений. Подготовка к операции, получившей название «Виджай», была закончена к декабрю.

Возглавил её глава Южного командования сухопутных войск генерал-лейтенант Джоянт Натх Чаудхури, присоединивший к Индии в 1948-м Хайдарабад. Ему же предстояло стать главкомом индийской армии во время Индо-пакистанской войны 1965 года.

Для захвата Гоа выделялись 17-я пехотная дивизия (командир – генерал-майор К. П. Кандит) – всего 7 батальонов, которым был придан эскадрон танков «Шерман». Ещё 3 батальона должны были захватить Диу и Даман.

Действиями авиации руководил глава Западного командования ВВС вице-маршал Эрик Пинту, самолёты (20 «Канберр», 6 «Вампиров», 6 «Тайфунов», 6 «Хантеров» и 4 «Мистери») действовали с баз в Пуне и Самбре.

К операции были привлечены практически все индийские ВМФ – 2 крейсера, 1 эсминец, 8 фрегатов, 4 минных тральщика – под командованием контр-адмирала Б. С. Сомана. Лёгкий авианосец «Викрант» был выведен на патрулирование в сотне миль от Гоа, чтобы воспрепятствовать иностранному военному вмешательству.

Авианосец «Викрант», 70-е годы

Общая численность индийских войск, привлечённых для участия в операции, достигала 45 тысяч человек. Из количества развёрнутых индийских войск и их действий в ходе конфликта видно, что те, кто планировал операцию, заметно переоценили силы португальцев, предполагая наличие у них реактивных «Сейбров» и танков. Очевидно, индийцы считали весьма вероятным вооружённое вмешательство Запада, и, прежде всего, Великобритании.

Индийцы не верили публичным заявлениям британских политиков, полагая многовековой англо-португальский союз вещью реальной. Основания так думать в обстановке 1961 года у них были – не прошло и полугода, как мир стал свидетелем британской военной операции по спасению Кувейта от иракской угрозы.

Силы, противостоящие индийцам в Португальской Индии, были просто несопоставимы.

Министр обороны генерал Жулиу Ботенью Мониз ещё в марте 1960-го предупредил Салазара, что попытка удержания Гоа будет самоубийством. Его поддержали заместитель министра армии полковник Франсишку да Кошта Гомеш (будущий президент Португалии в 1974–76 годах, который и поставит точку в этой истории) и другие высшие офицеры.

В Гоа к декабрю находилось 3995 военнослужащих (включая 810 местных жителей из вспомогательных подразделений), 1040 полицейских и 400 пограничников. Основные силы дислоцировались в городах, на границе размещались небольшие подразделения ЭРЕК (части быстрого реагирования). Португальский флот был представлен старым фрегатом «Афонсу де Альбукерке», участвовавшим ещё в гражданской в Испании, и тремя сторожевыми катерами. ВВС, танков и артиллерии не имелось. Войскам катастрофически не хватало боеприпасов, противотанковые гранаты отсутствовали.

Португальские солдаты в Гоа, конец 50-х годов

После инцидента с обстрелом в конце ноября 1961 года португальцами рыбацкого баркаса, случайно заплывшего в территориальные воды Португальской Индии, представители Индии сделали ряд резких заявлений. Кульминацией стали слова премьер-министра Неру послам США и Великобритании 10 декабря 1961 года о том, что время для дипломатии истекло и

«дальнейшее пребывание Гоа под португальским правлением недопустимо».

11 декабря министр обороны Индии Кришна Менон издал секретную директиву о начале операции «Виджай» через неделю.

Приказ из Лиссабона: «Стоять насмерть!»

Португальская сторона отчаянно пыталась подготовиться к отражению неминуемого индийского удара и заручиться поддержкой союзников. Но безуспешно. 11 декабря 1961 года Великобритания официально заявила, что положения англо-португальского военного договора 1899 года не имеют никакого отношения к ситуации в Гоа, и Великобритания не намерена начинать вооружённый конфликт со страной-членом Содружества. США отказались предоставить для переброски боеприпасов в Гоа воздухом базу Уиллус-Филд в Ливии для промежуточной посадки.

Но даже такая позиция ближайших союзников не повлияла на решимость португальского руководства сражаться.

14 декабря 1961 года Салазар направил послание генерал-губернатору Мануэлу Антониу Вассалу-э-Силве, который командовал португальским экспедиционным корпусом на Дальнем Востоке после Второй мировой:

«Ужасно думать, что это означает тотальное самопожертвование, но я ожидаю от вас только самопожертвования, что является единственным путём для сохранения наших традиций и великим вкладом в будущее нашей нации. Я не потерплю никакой капитуляции и никаких португальских пленных. Никакие корабли не сдадутся. Наши солдаты и матросы могут только победить или погибнуть… Господь не допустит, чтобы вы стали последним генерал-губернатором Португальской Индии».

Есть и неподтверждённые сообщения, что на всякий случай диктатор послал губернатору капсулу с цианистым калием.

Генерал Мануэл Антониу Вассалу-э-Силва, 128-й и последний генерал-губернатор Португальской Индии

Генерал-губернатор получил распоряжение Министерства заморских дел подготовить к взрыву памятники колониального прошлого в Гоа. Этот приказ он не стал исполнять: «Я не могу уничтожить свидетельства нашего величия на Востоке». Не стал он выполнять и приказ об отправке в Лиссабон мощей Св. Франциска Ксаверия: «Святой Франциск – покровитель Востока и должен оставаться здесь».

В публичных речах Салазар не раз повторял, что даже если Неру захватит Гоа, ему достанутся «только выжженная земля и руины». В СМИ развернулась истеричная кампания, в которой журналисты призывали солдат в Гоа повторить подвиги «парней 500-х годов» (сподвижников Васко да Гамы и Альбукерке).

Карта Гоа

Всё это вызвало панику среди мирных португальцев в Гоа. 9 декабря по пути в Лиссабон с Тимора в Гоа зашёл пассажирский корабль «Индия», забравший 700 мирных жителей (при том, что корабль был рассчитан на 380 пассажиров). А в последние дни перед вторжением самолёты ТАИП занимались эвакуацией мирных европейцев и семей военных в Карачи. Тут Вассалу нарушил прямое распоряжение Салазара, запретившего любую эвакуацию.

Генерал-губернатор, поддержанный епископом Гоа Жозе Педру да Силва, в эти дни принял непростое решение не доводить дело до полномасштабного кровопролития в случае реального начала войны.

Начало операции

На рассвете 18 декабря 1961 года индийские войска начали наступление на Гоа.

Главный удар наносился с севера 50-й парашютной бригадой под командованием бригадира Сагат Сингха. Двигались она тремя колоннами. Восточная (2-й маратхский парашютный батальон) наступала на город Понда в центральном Гоа через Усгао. Центральная (1-й пенджабский парашютный батальон) двигалась на Панджим через деревню Банастари. Западная (2-й батальон сикхской лёгкой пехоты и эскадрон 7-го полка лёгкой кавалерии, оснащённый «Шерманами») шла на Панджим вдоль Тивима.

Карта индийского наступления в Гоа

С востока наступала 63-я пехотная бригада в составе 2-го батальона Бихарского полка, 3-го батальона Сикхского полка и 4-го батальона Сикхской лёгкой пехоты, с юга – 4-й батальон Раджпутского полка.

Охранявшие границу части ЭРЕК, выполняя приказ генерал-губернатора, отступали после коротких перестрелок с целью избежать окружения. Так что двигались индийские части, практически не встречая сопротивления – продвижение войск замедляли только минные поля и взорванные мосты, но местные жители активно помогали индийской армии, указывая пути обхода и броды через реки.

Индийские солдаты маршируют по дорогам Гоа

Надо заметить, что в рядах индийских сил, освобождавших Гоа, было немало гоанцев, перебравшихся в Индию после провозглашения независимости. Так, налётом на аэропорт Даболим командовал лейтенант ВВС Пинту де Росариу, а войсками, наступавшими с юга, — бригадир Терри Баррету. В индийском парашютисте, охранявшем пленных, один португальский прапорщик узнал своего соседа, с которым они вместе бегали в школу.

Утром 18 декабря индийские самолёты разбомбили аэропорты в Гоа, Диу, Дамане и радиостанцию в Баболиме, прервав связь Гоа с внешним миром. В гавани Диу авиация пустила ко дну португальский сторожевой катер «Вега».

Потопление крейсера «Альбукерке» и капитуляция Гоа

Крейсер «Афонсу де Альбукерке» находился в гавани Мормугао.

Крейсер «Афонсу де Альбукерке», 50-е годы

В 9:00 выход из гавани блокировала группа из трёх фрегатов и тральщика ВМФ Индии. В 11:00 гавань бомбили индийские самолёты.

В 12:00 португальцам было предложено сдаться. Получив отказ, индийские фрегаты «Бетва» и «Беас» вошли в гавань и в 12:15 открыли огонь из своих 4,5-дюймовых скорострельных пушек по «Альбукерке». Португальцы открыли ответный огонь.

В 12:20, когда «Альбукерке» маневрировал, чтобы занять более выгодную позицию для использования всех своих орудий, индийский снаряд разорвался на его мостике. Капитан Антониу да Кунья Аражау был серьёзно ранен. Командование принял старпом Сарьмиенту Говейя.

В 12:35 крейсер, получивший ещё несколько попаданий в машинное отделение, был посажен командой на мель и продолжал вести огонь до 13:10. Затем моряки покинули корабль, на котором начался пожар.

В индийских источниках указывают, что корабль поднял белый флаг. Португальцы разъясняют, что флаг в один момент боя поднял самовольно старшина, у которого сдали нервы, но старпом распорядился спустить его и продолжить огонь.

5 членов экипажа португальского крейсера было убито, 13 ранено. Довоенные орудия «Альбукерке» не смогли нанести серьёзных повреждений более современным индийским фрегатам.

Фрегат класса «Леопард», 60-е годы

Байки про то, что построенный в начале 30-х «Альбукерке» серьёзно повредил своим огнём индийские фрегаты британской постройки середины 50-х, оставим на совести португальских ура-патриотов.

Уже в 7:30 две роты 2-го батальона сикхской лёгкой пехоты первыми вошли в столицу колонии город Панджим. Никакого сопротивления в городе португальцы не оказали. Бригадир Сингх перед вступлением в город приказал своим парашютистам снять стальные каски и надеть бордовые береты.

Индийские солдаты входят в Панджим, 1961 год

К вечеру 19 декабря большая часть Гоа была занята индийцами. Их подразделения подошли к портовому городу Васку да Гама, где в 19:30 в форте Альбукерке им сдались главные силы португальской армии в Гоа во главе с генерал-губернатором Вассалу.

Бои в Диу и Дамане

Если на суше в самом Гоа португальцы практически не оказали сопротивления, то бои в двух других анклавах получились гораздо более серьёзными.

В Дамане 360 португальских солдат под командованием лейтенант-губернатора, майора Антониу Бозе да Кошта Пинту весь день 18 декабря оборонялись в аэропорту, отбив несколько атак 1-го батальона полка Маратхской лёгкой пехоты, и сдались только утром 19 декабря, когда у них кончились боеприпасы.

В Диу португальцы укрепились в старой крепости, отбивая атаки 20-го батальона Раджпутского полка, под авианалётами и обстрелом с моря фрегата «Дели». Лишь около 6 вечера 18 декабря, после того, как индийская ракета угодила в склад боеприпасов, вызвав мощнейший взрыв, португальцы капитулировали.

В ходе двухдневной войны погибли 34 индийца и 31 португалец, было ранено соответственно 51 и 57 человек. Впрочем, португальская пропаганда до 1974 года говорила о том, что 1018 «наших доблестных воинов стали мучениками в Гоа».

В плен попало 4668 португальцев.

Капитуляция Гоа, 1961 год

Единственными португальскими военными, которым удалось избежать капитуляции и пленения, оказался экипаж сторожевого катера «Антарес», размещённого в Дамане. В 19:20 18 декабря, потеряв связь с наземными войсками, его командир, младший лейтенант Абрей Бриту, решил уходить в Пакистан. Преодолев почти тысячу километров, корабль благополучно достиг Карачи вечером 20 декабря.

Присоединение и реакция в мире

Местное население восторженно приветствовало индийскую армию. Индийские сотрудники «Бюро развития Гоа» (местного «министерства экономки») утром 19-го, увидев входивших в Панджим индийских солдат, первым делом повалили бюст Салазара, установленный перед зданием их ведомства.

Жители Гоа встречают индийскую армию, 1961 год

В марте 1962 года Индия официально включила Гоа, Диу и Даман в свой состав в качестве союзной территории.

Международная реакция оказалась довольно вялой. Полную поддержку Индии выразили СССР, другие социалистические страны, прогрессивные режимы стран Третьего мира, левые партии в западных странах. 18 декабря 1961 года США внесли в Совбез ООН резолюцию о немедленном прекращение огня и отводе войск на исходные позиции, но СССР наложил вето.

Публично западные дипломаты выражали сожаления, что Индия прибегла к силе. А в кулуарах откровенно говорили, что хорошо, что всё так быстро закончилось и без лишних жертв – вот бы все международные конфликты так решались.

В Чёрной Африке индийская операция была встречена с бурным воодушевлением. «Португальские мясники наконец-то получили по заслугам!»

Сама Португалия поражения не признала. 19 декабря 1961-го Радио Лиссабона и газеты сообщали об ожесточённых боях в Гоа, выражая уверенность, что Португалия победит. По Авениде Свободы шествовали многочисленные толпы во главе со священниками, скандируя «Фатимская Дева, даруй нам месть!». Эта патриотическая истерика весьма впечатляла иностранных журналистов, работавших в Португалии.

И только студенты из Гоа, учившиеся в португальских вузах, купив портвейна в ближайших лавках, тихо праздновали, запершись в своих комнатах в общежитиях.

Португалия незамедлительно разорвала дипотношения с Индией, а после известия о падении Гоа страна погрузилась в траур.

Генерал-губернатор Вассалу в индийском плену. 1961 год

После обеда 20 декабря Салазар дал большое интервью корреспонденту «Фигаро» и снова подчеркнул: «Никаких переговоров об отказе от каких-либо территорий нашей страны не будет». Португальское правительство назначило награды в десятки тысяч долларов за похищение и доставку в Португалию индийских политиков и старших офицеров, организовавших и осуществивших захват Гоа. Желающих получить вознаграждение, впрочем, не нашлось.

Вплоть до апрельской революции 1974 года делегаты от «временно оккупированной» заморской провинции продолжали заседать в португальском парламенте, португальское статистическое ведомство учитывало данные Гоа и других территорий при расчёте ВВП и прочих экономических показателей.

Расправа над военнопленными

Португальским военнопленным пришлось задержаться в плену на полгода из-за «глупого упрямства Лиссабона» (слова одного португальского офицера). Португалия требовала, чтобы военнопленных вывозила португальская авиакомпания, Индия соглашалась только на нейтральную.

В итоге в мае 1962-го португальцы были перевезены французскими самолётами в Карачи, откуда направились на родину морем. 20 мая под покровом ночи они прибыли в Лиссабон.

Отправка португальских пленных на родину, 1962 год

Встречали на родине их отнюдь не цветами. Все бывшие военнопленные были незамедлительно взяты под стражу военной полицией, по каждому случаю сдачи в плен проводилось дотошное следствие.

Комиссия во главе с генералом Давидом душ Сантушем работала 10 месяцев. 22 марта 1963-го португальские газеты опубликовали декрет президента Америку Томаша, где сообщалось, что

«Сопротивление могло и должно было быть гораздо сильнее, чем показанная имитация войны. Португальская история, исключительный героизм, что всегда демонстрировали португальцы в Индии, требовали, разумеется, большего».

Вассалу и 11 других старших офицеров, включая командира «Альбукерке», были лишены званий и наград и отправлены в вечную ссылку в колонии (смертной казни в салазаровской Португалии не было). Ещё 9 офицеров после 6-месячного заключения были понижены в звании и отправлены служить в колонии.

Считается, что такой показательной расправой над не выполнившими его приказ офицерами Салазар продемонстрировал вооружённым силам решимость руководства страны сражаться за колонии до конца.

После ухода Салазара новый премьер-министр Марселу Каэтану отказался помиловать офицеров:

«С военной точки зрения Гоа не мог противостоять индийской армии. Но у него был гарнизон, который должен был достойно встретить вторжение и с честью защищать наш флаг… Но не было никакого сопротивления, достойного упоминания. И офицеры, позволившие себе попасть в плен без боя, не могут быть прощены».

Вернуться на родину репрессированные офицеры смогли только после «революции гвоздик». 9 декабря 1974-го все они были реабилитированы декретом нового президента Кошты Гомеша.

Бывший генерал-губернатор Вассалу в ходе визита в индийский Гоа, 1980 год

А через несколько недель была поставлена точка во всей этой истории. 31 декабря 1974 года был подписан мирный договор между Индией и Португалией, признававший Гоа, Диу и Даман индийскими территориями.


Литература:

  • Paul M. McGarr. The Cold War in South Asia: Britain, the United States and the Indian
  • Subcontinent 1945–1965 – Cambridge University Press, 2013
  • Francisco Cabral Couto/ O Fim do Estado Português da Índia – Lisboa, Tribuna, 2007
  • Jagan Pillarisetti. The Liberation of Goa: 1961 / Bharat-Rakshak.com.
  • V.S. Kore. Liberation of Goa: Role Of The Indian Navy / Bharat-Rakshak.com.

как Португалия покоряла Индию с помощью казней, пыток и грабежей — РТ на русском

29 декабря 1508 года португальский экспедиционный корпус разграбил и сжёг индийский портовый город Дабул. По свидетельству историков, население города, включая женщин, младенцев и даже домашних животных, было полностью уничтожено. Учёные подчёркивают, что такой подход был характерен для большинства колонизаторов XV—XVI столетий. Однако, как отмечают эксперты, выстроенная португальцами система «морского рэкета» оказалась нежизнеспособной. Лиссабон, не выдержавший конкуренции с Лондоном и Мадридом, не только не смог покорить Индию, но и достаточно быстро лишился большей части тех азиатских владений, которые успел захватить.

О том, что далеко на Востоке находятся богатые страны, в Европе знали ещё со времён Античности. Так, определённые представления друг о друге имели власти Рима и Пекина, также существовали контакты между Китаем и Византией. В XIII веке западную и восточную части Евразии связали монголы. Существуют предположения, что до территории современного Китая могли добираться купцы из Скандинавии или Новгорода. В конце XIII столетия на Востоке побывал Марко Поло.

Европейцы были крайне заинтересованы в индийских и китайских товарах, в частности в пряностях. Путь по суше или вдоль южного побережья Азии, а затем через страны Ближнего Востока был долгим и сложным. Кроме того, мусульманские посредники и итальянские государства, контролировавшие Средиземноморье, многократно завышали стоимость товаров, привозившихся из Южной и Восточной Азии. У жителей Западной Европы был единственный способ избавиться от посредников — самостоятельно найти морской путь в Индийский океан.

Также по теме

«Целый субконтинент стал жертвой насилия»: какую роль Британская Ост-Индская компания сыграла в мировой истории

2 августа 1858 года парламент Великобритании принял Акт о лучшем управлении Индией. В результате Британская Ост-Индская компания,…

С начала XV столетия на юг вдоль западного побережья Африки начали отправляться экспедиции. Однако из-за лишений, которые претерпевали их участники, а также отсутствия уверенности в том, что путь вокруг Чёрного континента вообще существует, дело продвигалось медленно. Только в 1490 году португальский офицер Перу да Ковильян через Египет добрался до Индии и юго-восточной Африки, после чего со ссылкой на восточных мореплавателей уведомил Лиссабон, что морской путь в Южную Азию существует. Незадолго до этого, в 1488 году, путешественник Бартоломеу Диаш достиг мыса Доброй Надежды, но углубиться далеко в Индийский океан не смог из-за протестов со стороны команды.

Путешествия Васко да Гамы

29 сентября 1460 года в семье алкайда (коменданта крепости) португальского города Синиш — рыцаря Эштавана да Гама родился третий сын — Васко. Род да Гама был древним и знатным. Молодой Васко получил хорошее образование и поступил на военно-морскую службу. В 1492 году он по поручению короля совершил рейд против французских кораблей, чтобы заставить Францию вернуть захваченное ранее португальское судно.

С учётом информации, поступившей от Диаша и Ковильяна, португальские власти в конце XV века занялись подготовкой морской экспедиции в Индию. Эскадру из четырёх кораблей поручили возглавить Васко да Гаме. 8 июля 1497 года загруженные провиантом и оружием суда вышли из Лиссабона. Обогнуть мыс Доброй Надежды экспедиция смогла только в конце ноября. Здесь её участники произвели необходимый ремонт и сожгли грузовой корабль, пришедший за время плавания в негодность.

Двигаясь на север, Васко да Гама обстрелял из пушек прибрежные населённые пункты Мозамбика, с султаном которого у него возник конфликт, и захватил в рабство 30 человек с арабского судна в районе Момбасы. В городе Малинди да Гама смог найти себе опытного лоцмана и с его помощью 20 мая 1498 года достиг города Каликут в Индии.

  • Португальские корабли XVI века
  • © National Maritime Museum in Greenwich, London

Португальцев встретили приветливо, но слишком «бедные» подарки (ткани и оливковое масло), которые они планировали отправить местному правителю, озадачили чиновников. Кроме того, до Индии дошли слухи, чем португальцы занимались у берегов Африки. Это смутило местные власти, которые заподозрили, что да Гама на самом деле не посланник короля, а пират и самозванец. Тем не менее правитель не захотел ссориться с гостями. Он выкупил имевшиеся у них товары и загрузил их корабли пряностями, но при этом потребовал покинуть город.

Однако домой португальцы не торопились. Как написал в своей книге «Пираты, корсары, рейдеры» востоковед, доктор исторических наук Игорь Можейко (известный также под творческим псевдонимом Кир Булычёв), Васко да Гама занялся морским разбоем, а также захватил в заложники и подверг пыткам прибывшего к нему на корабль пожилого адмирала из Гоа. Прикрываясь пленником, португальцы захватили экипажи нескольких кораблей. Часть пленных сделали рабами, остальных убили.

В Португалию Васко да Гама вернулся героем и богатым человеком: за счёт продажи пряностей прибыль от экспедиции была сказочно высокой. Ему пожаловали титул дона.

Покорение Индии

Вскоре после возвращения да Гамы в Индию направилась экспедиция Кабрала. Новый адмирал оказался ещё менее сдержанным, чем его предшественник. С населением Каликута он вёл себя грубо и грабил корабли прямо перед городским портом. А когда местные жители возмутились — обстрелял и поджёг город. Основав в Кочине факторию, Кабрал вернулся в Португалию. Но из-за высоких потерь и низкой прибыльности его экспедиции в Индию решили снова отправить да Гаму.

Также по теме

Мужество и способность учиться военному искусству: почему испанцы несколько веков не могли покорить индейцев мапуче

465 лет назад индейцы мапуче разгромили конкистадоров в битве у форта Тукапель. Это было одно из первых крупных сражений в Латинской…

Приближаясь к Индостану, португальцы перехватили в море судно с паломниками на борту, возвращавшееся из Мекки в Каликут. Да Гама приказал ограбить его и сжечь вместе с людьми. Капитан пообещал щедрый выкуп, если португальцы дадут им вернуться домой, но европейский адмирал не пожелал его слушать. Подчинённые да Гамы загнали в трюм 700 индийцев и арабов, подожгли судно и отошли на безопасное расстояние. Люди сумели выломать люки, выбрались на палубу и начали бороться с огнём. Женщины показывали португальцам своих маленьких детей, моля о милости. Но когда жертвы нападения почти погасили пожар подручными средствами, да Гама отдал приказ расстрелять судно. Бросившихся в море людей добили копьями.

Подойдя к Каликуту, португальцы потребовали изгнать из города всех мусульман, а получив отказ, открыли огонь из корабельных орудий. Параллельно они ограбили находившиеся в бухте суда и захватили на них 800 пленных. Им отрубили руки, носы и уши, после чего сбросили в лодки и направили к берегу.

Как писал Игорь Можейко, нескольких индийцев да Гама приказал повесить на реях вниз головой, чтобы поупражняться в стрельбе из арбалета. Когда подчинённые указали ему на то, что схваченные люди — христиане, он приказал священнику исповедовать их и продолжил своё занятие. Устроив побоище в Каликуте, да Гама загрузил награбленное на корабли и вернулся в Европу.

Когда о зверствах португальцев в Индии стало известно в других странах, на Ближнем Востоке и в Южной Азии была создана широкая коалиция для борьбы с ними. Этот союз поддержали также венецианцы. Мало того что португальцы были их конкурентами, так они ещё и дискредитировали христианский мир в глазах людей Востока.

  • Франсишку ди Алмейда
  • © Harvard University

В 1505 году вице-королём Португальской Индии был назначен родственник супруги да Гамы, влиятельный вельможа Франсишку ди Алмейда. Он направился в Индийский океан во главе эскадры из 21 корабля.

Вскоре после прибытия ди Алмейды антипортугальская коалиция решила изгнать колонизаторов. Силы португальцев в это время были разобщены. Союзники встретили только часть флота под командованием сына ди Алмейды — Лоуренсу. В заливе Чаула погибли шесть из восьми португальских кораблей. На одном из них утонул и Лоуренсу ди Алмейда.

В это время в Индию прибыл новый наместник португальской короны, у которого, правда, не было вице-королевского титула, — Афонсу де Албукерке, ранее успешно действовавший в Ормузском проливе. Однако Франсишку ди Алмейда не хотел покидать Азию, не отомстив за сына. Он посадил своего сменщика под арест и продолжил кампанию.

  • Крепость города Диу
  • © Wikipedia

В декабре отряд португальцев вёл разведку в районе города Дабул султаната Биджапур. Непрошеные гости были уничтожены местными войсками. По свидетельству историков, 29 декабря 1508 года силы Франсишку ди Алмейды обстреляли город, а затем ворвались в него и полностью вырезали всё население — от грудных младенцев до стариков. Уничтожили они даже домашних животных, а разорённый Дабул сожгли. В начале февраля в морском сражении возле города Диу ди Алмейда разгромил флот азиатских государств. Всех пленников он повесил. Только после этого, а также после разорения Каликута ди Алмейда передал полномочия де Албукерке.

Взлёт и падение

В 1510 году португальцы овладели Гоа и основали возле него город европейского типа. Позже они перешли к массовому захвату индийских портов. Несмотря на эти успехи, в 1515-м тяжело заболевший де Албукерке был отстранён от исполнения наместнических обязанностей и вскоре скончался. После его смерти дела в колониях некоторое время шли плохо. В 1524 году Лиссабон назначил новым вице-королём 64-летнего да Гаму, но тот вскоре после приезда заболел малярией и умер. Сменившим его наместникам удалось распространить в середине XVI века власть португальской короны на достаточно обширные территории на Западе и Юге Индостана. Однако их успех оказался недолгим.

«В XVI веке Португалия была владычицей Индийского океана, но к середине XVII столетия совершенно утратила военно-политические и экономические позиции в регионе в пользу англичан и особенно голландцев», — рассказал в интервью RT старший научный сотрудник Института стран Азии и Африки МГУ имени М.В. Ломоносова, кандидат исторических наук Кирилл Фурсов.

По его словам, к снижению влияния Португалии привёл целый ряд причин.

Также по теме

«Этап в установлении мировой гегемонии»: как американская Доктрина Монро стала символом политики неоколониализма

195 лет назад президент США Джеймс Монро в своём ежегодном послании к конгрессу призвал не допустить давления европейских держав на…

«Во-первых, это окостеневшая и пронизанная коррупцией административная структура португальского Estado da Índia, тогда как предприимчивые конкуренты — Нидерланды и Англия — вели дела посредством заряженных на прибыль частных Ост-Индских компаний, пионеров капиталистического бизнеса. Португальцы делали ставку даже не на торговые операции, а на морской рэкет и сбор пошлин, оседлав традиционную экономическую систему Индийского океана. Во-вторых, подъём мануфактурного производства в двух странах Северо-Западной Европы и их включение в многостороннюю международную торговлю, что принесло им стремительное накопление капиталов. Содействовало этому и финансовое сотрудничество Венеции. Она была заинтересована в противодействии испано-португальской экспансии, которую в основном финансировала Генуя — соперник венецианцев. В-третьих, относительная бедность материальных и людских ресурсов Португалии: в какой-то момент страна просто выдохлась», — пояснил Фурсов в беседе с RT.

В конечном итоге на Индостане Португалия сохранила за собой всего несколько анклавов. Однако, когда после Второй мировой войны была образована независимая Индия, Лиссабон отказался освобождать свои заморские владения, а вместо этого за счёт дотаций попытался сделать из них «витрину» сытой и благополучной жизни. Тем не менее, когда в 1961 году на подконтрольные Португалии территории зашли индийские войска, они не встретили активного сопротивления. Местные индийцы, наоборот, приветствовали своих соотечественников. Передача бывших колоний Индии официально была оформлена после революции 1974 года в Португалии.

«Действия Португалии в Индии — это один из характерных примеров европейского колониализма», — подчеркнул в интервью RT историк и публицист Армен Гаспарян.

По его словам, согласно традициям эпохи Великих географических открытий, представители страны, открывшей для Европы какую-то землю, устанавливали на ней свою власть и выкачивали из неё все возможные ресурсы.

«Это считалось нормальным и естественным. Однако через некоторое время идеология колониализма изменилась. Англия и Франция заговорили о так называемом бремени белого человека, о том, что они несут цивилизацию в дикие места, и, прикрываясь этим, постепенно вытесняли из колоний испанцев и португальцев. Хотя по факту их методы мало чем отличались.

Если мы начнём разбираться с тем, что творили европейцы в колониях, то обнаружим много совпадений с описанным в материалах Нюрнбергского трибунала. Об этом на Западе знают, но не очень любят обсуждать неудобные факты в СМИ, ограничиваясь общими рассуждениями», — подытожил Гаспарян.

от путешествия Васко да Гамы до колониального Гоа

Сегодня Гоа — один из наиболее популярных индийских курортов. Кто-то едет сюда ради банального пляжного отдыха, кому-то более интересно соприкоснуться с культурой Индии, пусть и в ее «туристическом» варианте. Между тем эта территория имеет богатую на события и во многом уникальную историю. Ведь именно здесь португальцы в XVI веке делали попытки проникновения на полуостров Индостан, стремясь закрепиться в Южной Азии и утвердить свое господство в Индийском океане. Времена меняются. Современная Португалия представляет собой небольшую европейскую страну, не играющую существенной роли в мировой политике. Но пять столетий назад это была крупнейшая морская держава, делившая с Испанией лидирующие позиции в колониальных захватах в южных морях.

Португальская морская экспансия

Одной из причин, побудивших Португалию к экспансии в заморских землях, стала небольшая площадь государства, ограничивавшая возможности экономического и социально-демографического развития страны. Сухопутную границу Португалия имела только с более сильной Испанией, тягаться с которой в попытках расширения своей территории она просто не имела возможности. С другой стороны, аппетиты португальской политической и экономической элиты в XV-XVI вв. значительно возросли. Понимая, что единственным способом превращения страны в сильное государство, обладающее серьезными позициями в мировой политике и экономике, является морская экспансия с утверждением монополии в торговле определенными товарами и создании опорных пунктов и колоний в наиболее значимых для заморской торговли регионах, португальская элита приступила к подготовке экспедиций в поисках морского пути в Индию. Начало португальских колониальных завоеваний связывают с именем принца Энрике (1394-1460), вошедшего в историю как Генрих Мореплаватель.

При его непосредственном участии в 1415 г. была взята Сеута — важный торговый и культурный центр Северной Африки, находившийся в тот период в составе марокканского государства Ваттасидов. Победа португальских войск над марокканцами открыла страницу многовековой колониальной экспансии Португалии в южных морях. Во-первых, для Португалии завоевание Сеуты имело сакральное значение, поскольку в этой битве христианский мир, с которым олицетворял себя Лиссабон, нанес поражение мусульманам Северной Африки, еще не столь давно господствовавшим на Пиренейском полуострове. Во-вторых, появление форпоста на территории современного Марокко открыло португальскому флоту дальнейший путь в южные моря. По сути дела, именно захват Сеуты ознаменовал начало эпохи колониальных завоеваний, в которой, вслед за Португалией и Испанией, приняли участие практически все более-менее развитые европейские государства.

После взятия Сеуты началась отправка португальских экспедиций на поиск морского пути в Индию, ведущего в обход Африканского континента. С 1419 года Генрих Мореплаватель направлял португальские корабли, которые постепенно продвигались все южнее и южнее. Азорские острова, остров Мадейра, острова Зеленого Мыса — первые в списке приобретений португальской короны. На западноафриканском побережье началось создание португальских форпостов, практически сразу же открывших столь выгодную статью дохода как торговля невольниками. «Живой товар» первоначально вывозился в Европу. В 1452 г. Николай V — тогдашний римский папа — особой буллой разрешил португальской короне колониальную экспансию в Африке и торговлю рабами. Однако вплоть до конца XV века дальнейших серьезных изменений в продвижении Португалии по морскому пути в Индию не наблюдалось. Некоторому застою способствовали: во-первых — поражение под Танжером в 1437 г., которое португальские войска потерпели от армии марокканского султана, а во-вторых — смерть в 1460 году Генриха Мореплавателя, который долгое время был ключевой фигурой в организации морских экспедиций португальской короны. Тем не менее, на рубеже XV-XVI вв. португальские морские экспедиции в южных морях вновь активизировались. В 1488 г. Бартоломеу Диаш открыл мыс Доброй Надежды, первоначально названный мысом Бурь. Это стало серьезнейшим продвижением португальцев в направлении к открытию морского пути в Индию, так как спустя 9 лет — в 1497 г. — другой португальский мореплаватель Васко да Гама все же обогнул мыс Доброй Надежды.

Экспедиция Васко да Гамы нарушила существовавший уже несколько столетий торговый и политический порядок в акватории Индийского океана. К этому времени на восточноафриканском побережье, на территории современных Мозамбика, Танзании, Кении, Сомали существовали мусульманские султанаты, поддерживавшие тесные взаимоотношения с арабским миром. Осуществлялась трансокеанская торговля между восточноафриканским побережьем, портами Персидского залива и Западной Индии. Естественно, что внезапное появление здесь такого нового и весьма опасного фактора как европейские мореплаватели не вызвало позитивной реакции со стороны местных мусульманских властителей. Тем более, учитывая тот факт, что торговые пути в Индийском океане в рассматриваемый период контролировали арабские торговцы из Маската и Ормуза, которые совершенно не хотели видеть в сфере своего влияния новых соперников.

Флот Васко да Гамы подверг обстрелу из пушек селения на побережье современного Мозамбика, в районе Момбасы (современная Кения) захватила и разграбила арабское торговое судно, взяв в плен около 30 арабских моряков. Однако в городе Малинди, шейх которого находился в неприязненных отношениях с правителем Момбасы, Васко да Гама встретил хороший прием. Более того, здесь он нашел опытного арабского лоцмана, который и провел его судно через Индийский океан. 20 мая 1498 г. корабли флотилии Васко да Гамы подошли к индийскому городу Каликут на Малабарском берегу (ныне — город Кожикоде, штат Керала, Юго-Западная Индия). Первоначально Васко да Гама был встречен с почетом местным правителем, носившим титул «заморин». Заморин Каликута провел парад трехтысячного войска в честь прибывших европейцев. Однако вскоре заморин разочаровался в португальском посланнике, чему способствовали, во-первых, влияние арабских торговцев, а во-вторых — недовольство привезенными из Европы подарками и товарами на продажу. Европейский мореплаватель поступил в духе обычного пирата — отчаливая из Каликута, португальцы похитили около двадцати местных рыбаков с целью обращения их в рабство.

Каликутско-португальские войны

Тем не менее, своей цели путешествие Васко да Гамы достигло — был найден морской путь в Индию. Привезенные в Португалию товары многократно превысили стоимость расходов Лиссабона на снаряжение экспедиции. Оставалось закрепить свое влияние в Индийском океане, на чем и сосредоточило свои усилия португальское правительство в первое десятилетие XVI века. В 1500 году последовало плавание 2-й Индийской армады Португалии под командованием Педру Алвариша Кабрала. 9 марта 1500 года Кабрал во главе флотилии из 13 кораблей и 1200 моряков и солдат отплыл из Лиссабона, однако сбился с пути и достиг берегов современной Бразилии. 24 апреля 1500 г. он высадился на бразильском побережье и объявил прибрежную полосу территорией Португалии под названием «Вера Круш». Отправив одного из капитанов в Лиссабон со срочной депешей королю об открытии нового заморского владения, Кабрал возобновил морской путь в Индию. В сентябре 1500 г. флот Кабрала прибыл в Каликут. Здесь правил уже новый заморин — Манивикраман Раджа, который принял подарки португальского короля и дал разрешение на создание португальской фактории на малабарском побережье. Так появился первый португальский форпост на территории полуострова Индостан.

Однако создание португальской торговой фактории в Каликуте было крайне негативно встречено местными арабскими купцами, которые прежде контролировали всю индийскую трансокеанскую торговлю. Они приступили к использованию тактики саботажа и португальцы не смогли полностью загрузить товарами корабли для отправки в Лиссабон. В ответ 17 декабря Кабрал захватил арабский корабль со специями, собиравшийся отплывать из Каликута в Джидду. Реакция арабских купцов последовала незамедлительно — толпа из арабов и местных жителей напала на торговую факторию. Погибло от 50 до 70 (по разным данным) португальцев, остальные сумели спастись и бежали на стоявшие в порту португальские суда. В знак мести Кабрал захватил десять арабских кораблей в порту Каликута, убил всех находившихся на кораблях торговцев и моряков. Товар, находившийся на кораблях, был захвачен португальцами, а сами арабские суда сожжены. После этого португальская флотилия открыла огонь из корабельных пушек по Каликуту. Обстрел шел целый день и в результате карательной акции погибло по меньшей мере около шестисот местных мирных жителей.

24 декабря 1500 г., завершив карательную операцию в Каликуте, Кабрал отплыл в Кочин (ныне — штат Керала, Юго-Западная Индия). Здесь была создана новая португальская фактория на индийском побережье. Примечательно, что в Кочине еще с начала нашей эры существовала достаточно активная община местных кочинских евреев — потомков переселенцев с Ближнего Востока, частично ассимилировавшихся с местным населением и перешедших на особый язык «жудео-малаялам», представляющий собой иудаизированную версию дравидийского языка малаялам. Открытие на Малабарском берегу португальской торговой фактории привело к тому, что здесь появились и европейские, точнее пиренейские евреи — сефарды, спасавшиеся от преследований в Португалии и Испании. Установив контакты с местной общиной, называвшей их «парджеши» — «чужеземцы», сефарды стали также играть важную роль в морской торговле с Португалией.

За открытием фактории в Кочине последовало расширение португальской колониальной экспансии в Индийском океане. В 1502 г. португальский король Мануэл снарядил повторную экспедицию в Индию под командованием Васко да Гамы. 10 февраля 1502 г. из Лиссабона вышло 20 кораблей. В этот раз Васко да Гама действовал еще более жестко в отношении арабских купцов, поскольку перед ним стояла цель всеми возможными способами препятствовать трансокеанской торговле арабов. Португальцы основали форты в Софале и Мозамбике, подчинили эмира Килвы, а также уничтожили арабское судно с паломниками-мусульманами на борту. В октябре 1502 г. армада да Гамы прибыла в Индию. В Каннануре была заложена вторая на Малабарском берегу португальская фактория. Затем да Гама продолжил начатую Кабралом войну против заморина Каликута. Португальская флотилия обстреляла город из корабельных орудий, превратив его в развалины. Захваченные в плен индийцы были повешены на мачтах, некоторым отрубили руки, ноги и головы, отправив расчлененные тела заморину. Последний предпочел бежать из города. Собранная с помощью арабских купцов флотилия заморина была практически сразу разгромлена португальцами, корабли которых были оснащены артиллерией.

Таким образом, начало португальского присутствия в Индии сразу же ознаменовалось войной с местным государством Каликут и насилием против мирного населения. Тем не менее, соперничавшие с заморином Каликута раджи других малабарских городов предпочли сотрудничать с португальцами, разрешив им построить свои фактории и вести торговлю на территории побережья. Вместе с тем, португальцы нажили себе и могущественных врагов в лице арабских купцов, прежде имевших едва ли не монопольные позиции в трансокеанской торговле пряностями и другими дефицитными товарами, доставлявшимися с островов Малайского архипелага и из Индии в порты Персидского залива. В 1505 г. королем Португалии Мануэлом была учреждена должность вице-короля Индии. Тем самым, Португалия фактически заявила о своем праве на владение важнейшими портами западного побережья Индостана.

Первым индийским вице-королем стал Франсишку ди Алмейда (1450-1510). На его двоюродной сестре был женат Васко да Гама, а сам ди Алмейда принадлежал к знатнейшей португальской аристократической фамилии, восходившей к герцогам Кадаваль. Молодость ди Алмейды прошла в войнах с марокканцами. В марте 1505 г. он во главе флотилии из 21 корабля был направлен в Индию, вице-королем которой его назначил король Мануэл. Именно Алмейда приступил к планомерному утверждению португальского владычества на индийском побережье, создав ряд укрепленных фортов в Каннануре и Анджадиве, а также на восточноафриканском побережье — в Килве. Среди «разрушительных» акций Алмейды — артиллерийский обстрел Момбасы и Занзибара, уничтожение арабских факторий в Восточной Африке.

Португало-египетская морская война

Политика Португалии в Индии и присутствие португальцев в акватории Индийского океана способствовали росту антипортугальских настроений в мусульманском мире. Арабские купцы, чьи финансовые интересы прямо страдали вследствие действий португальских завоевателей, обращались с жалобами на поведение «франков» мусульманским властителям Ближнего Востока, обращая особое внимание на великую опасность самого факта утверждения христиан в регионе для ислама и исламского мира. С другой стороны, Османская империя и мамлюкский султанат Египта, через которые вплоть до появления португальцев в Индийском океане, проходили основные потоки торговли пряностями и иными дефицитными товарами из южных стран, также несли ощутимые убытки вследствие действий Португалии.

На стороне турок и мамлюков находилась и Венеция. Эта итальянская торговая республика, игравшая важную роль в средиземноморской торговле, также тесно контактировала с мусульманским миром и была одним из звеньев цепочки по поставкам заморских товаров из Индии в Европу через Египет и Малую Азию. Поэтому венецианские торговые круги, которые не решались идти на открытый конфликт с Португалией, тем более опасаясь ссориться с католическим миром в целом, выставляя себя сторонниками мусульман, действовали посредством скрытого влияния на турецкого и египетского султанов. Более того, Венеция оказывала финансовую и техническую помощь египетским мамлюкам в создании и оснащении военного флота.

Первыми среди мусульманских властителей Ближнего Востока на поведение португальцев отреагировали египетские мамлюки. В 1504 г. султан Кансух ал-Гаури потребовал от Папы Римского немедленно повлиять на португальскую военно-морскую и торговую деятельность в Индийском океане. В случае, если Папа Римский не окажет султану поддержки и не надавит на Лиссабон, султан обещал начать преследования коптской христианской общины в Египте, а затем и уничтожить христианские монастыри и церкви в Палестине. Для большей убедительности во главе посольства был поставлен настоятель Синайского монастыря. Одновременно в Каире побывало венецианское посольство Франческо Тельди, который советовал султану Кансуху ал-Гаури разорвать торгово-дипломатические отношения с португальцами и вступить в военный союз с индийскими правителями, пострадавшими от действий португальских армад, прежде всего — с заморином Каликута.

В следующем 1505 г. султан Кансух ал-Гаури, последовав советам венецианского посольства и арабских купцов, создал экспедиционный флот против португальцев. С помощью Османской империи и Венеции была снаряжена флотилия под командованием Амира Хусейна ал-Курди. Строительство кораблей обеспечивалось венецианскими купцами, которые поставляли лес из черноморского региона в Александрию. Затем лес перевозился караванами в Суэц, где шло строительство кораблей под руководством венецианских специалистов. Первоначально в состав флотилии входило шесть больших кораблей и шесть галер с 1500 солдатами на борту. При штабе Амира ал-Курди, который занимал пост губернатора Джидды, находился и посол заморина Каликута Мехмед Маркар. В ноябре 1505 г. флот отплыл из Суэца в Джидду, а затем — в Аден. Здесь следует отметить, что сильные в кавалерийских сражениях мамлюки никогда не отличались склонностью к мореплаванию и плохо понимали в морском деле, поэтому без привлечения венецианских советников и инженеров создание мамлюкского флота вряд ли стало бы возможным.

Тем временем, в марте 1506 г. военно-морской флот Каликута был разгромлен португальцами у порта Каннанур. После этого каликутские войска предприняли сухопутную атаку на Каннанур, однако в течение четырех месяцев так и не смогли взять город, после чего штурм был отбит с помощью подоспевшей португальской эскадры с острова Сокотра. В 1507 г. на помощь Каликуту выдвинулся мамлюкский флот Амира ал-Курди. В союзе с мамлюками выступил султан Гуджарата, обладавший крупнейшим в Западной Индии флотом, которым командовал губернатор города Диу мамлюк Малик Айяз. Причины вступления султаната Гуджарат в войну с португальцами также лежали на поверхности — султан вел основную торговлю через Египет и Османскую империю и появление в Индийском океане португальского флота снижало его финансовое благосостояние.

В марте 1508 г. в заливе Чаула флотилия Мамлюкского Египта и султаната Гуджарат вступила в бой с португальским флотом, которым командовал Лоуренсу ди Алмейда — сын первого вице-короля Индии Франсишку ди Алмейда. Крупное морское сражение длилось два дня. Поскольку мамлюки и гуджаратцы значительно превосходили португальцев по количеству кораблей, исход битвы был предрешен. Флагманский корабль португальцев, которым командовал Лоуренсу ди Алмейда, был потоплен на входе в залив Чаула. Португальцы потерпели сокрушительное поражение. Из 8 португальских кораблей, принимавших участие в морском сражении, лишь двум удалось уйти. Мамлюко-гуджаратская флотилия вернулась в порт Диу. Однако португальцы не отказались от дальнейших планов по покорению Индии. Более того — взять реванш для вице-короля Франсишку ди Алмейды стало делом чести, поскольку в битве при Чауле погиб его сын Лоуренсу.

3 февраля 1509 года у города Диу состоялось повторное морское сражение португальской армады против египетско-индийского флота Мамлюкского султаната, султаната Гуджарат и заморина Каликута. Португальским флотом командовал лично вице-король Франсишку ди Алмейда. В этот раз португальские каравеллы, оснащенные артиллерией, смогли одержать верх над египетско-индийской коалицией. Мамлюки потерпели поражение. Желая отомстить за смерть сына, Франсишку ди Алмейда распорядился повесить всех пленных из числа мамлюкских, гуджаратских и каликутских моряков. Победа в битве при Диу фактически поставила основные морские пути в Индийском океане под контроль португальского флота. Вслед за победой у берегов Индии португальцы приняли решение перейти к дальнейшим действиям по нивелированию арабского влияния в регионе.

В ноябре 1509 г. Франсишку ди Алмейда, получивший отставку с поста вице-короля и передавший полномочия новому вице-королю Афонсу ди Албукерки, отправился в Португалию. В районе современного Кейптауна у побережья Южной Африки, португальские корабли пришвартовались в бухте Столовой горы. 1 марта 1510 г. отряд во главе с ди Алмейдой отправился для пополнения запасов питьевой воды, но подвергся нападению местных туземцев — готтентотов. Шестидесятилетний первый вице-король Португальской Индии погиб во время столкновения.

Создание Португальской Индии

Афонсу ди Албукерки (1453-1515), сменивший Алмейду на посту вице-короля Португальской Индии, также был выходцем из знатного португальского рода. Его дед и прадед по отцовской линии служили доверенными секретарями португальских королей Жуана I и Дуарти I, а дед по материнской линии был адмиралом португальского флота. С ранних лет Албукерки начал службу в португальской армии и на флоте, участвовал в североафриканских походах, во взятии Танжера и Асилы. Затем он участвовал в экспедиции в Кочин, в 1506 г. принимал участие в экспедиции Триштана да Куньи. В августе 1507 г. Албукерки основал португальский форт на острове Сокотра, а затем непосредственно руководил штурмом и захватом острова Ормуз — стратегического пункта на входе в Персидский залив, господство над которым давало португальцам неограниченные возможности по установлению своего контроля над товарооборотом в Индийском океане и над торговлей между Индией и Ближним Востоком, осуществлявшейся через порты Персидского залива.

В 1510 году именно Афонсу ди Албукерки возглавил следующую крупную колониальную операцию Португалии на территории полуострова Индостан — завоевание Гоа. Гоа был крупным городом на западном побережье Индостана, значительно севернее португальских факторий на Малабарском берегу. К описываемому времени Гоа контролировался Юсуфом Адиль-Шахом, впоследствии ставшим основателем султаната Биджапур. Нападению португальцев на Гоа предшествовало обращение за помощью со стороны местных индуистов, которых не устраивало мусульманское правление в городе и регионе. Индуистские раджи издавна враждовали с мусульманскими султанами и воспринимали португальцев как желанных союзников в борьбе с давним противником.

Раджа Тиммарусу, прежде правивший в Гоа, но изгнанный оттуда мусульманскими правителями, рассчитывал вернуть свою власть над городом с помощью португальских войск. 13 февраля на совете капитанов португальского флота было принято решение о штурме Гоа и 28 февраля в устье реки Мандови зашли португальские корабли. Первым делом португальцы овладели фортом Панджим, гарнизон которого не оказал завоевателям сопротивления. После захвата Панджима мусульманское население покинуло Гоа, а индуисты встретили португальцев и торжественно вручили вице-королю Албукерки ключи от города. Комендантом Гоа был назначен адмирал Антонио ди Норонья.

Однако радость по поводу легкого и фактически бескровного завоевания столь крупного города была преждевременной. Юсуф Адиль-Шах во главе 60-тысячной мусульманской армии 17 мая подошел к Гоа. Он предложил португальцам любой другой город взамен Гоа, однако Албукерки отказался и от предложения Адиль-Шаха, и от советов своих капитанов, которые предлагали отступить на корабли. Тем не менее, вскоре выяснилось, что капитаны были правы и против 60-тысячной армии отряды Албукерки не смогут удержать Гоа. Вице-король приказал португальским войскам отступить на корабли и 30 мая уничтожил арсенал города. Одновременно были казнены 150 заложников из числа представителей мусульманского населения Гоа. На протяжении трех месяцев португальский флот стоял в бухте, так как непогода не позволяла ему выйти в море.

15 августа флот Албукерки наконец вышел из бухты Гоа. К этому времени сюда подошли 4 португальских корабля под командованием Диогу Мендеса де Васконселлоса. Чуть позже раджа Тиммарусу предложил вновь атаковать Гоа, сообщив об уходе из города войск Адиль-Шаха. Когда под началом Албукерки оказалось 14 португальских кораблей и 1500 солдат и офицеров, а также малабарские корабли и 300 солдат раджи Тиммарусу, в ноябре 1510 г. вице-король вновь принял решение о наступлении на Гоа. К этому времени Адиль-Шах действительно покинул Гоа, а в городе квартировал гарнизон из 4 000 турецких и персидских наемников. 25 ноября португальские войска предприняли атаку Гоа, разделившись на три колонны. В течение дня португальцам удалось подавить сопротивление защитников города, после чего Гоа пал.

Несмотря на то, что король Португалии Мануэл долгое время не одобрял захват Гоа, в поддержку этого поступка вице-короля Албукерки выступил совет фидальго. Для португальского присутствия в Индии завоевание Гоа имело основополагающее значение. Во-первых, Португалия не только расширила свое присутствие в Индии, но и перевела его на качественно новый уровень — вместо прежней политики создания факторий началась политика колониального завоевания. Во-вторых, Гоа как торговый и политический центр в регионе имел большое значение, что также позитивно отразилось на росте португальского влияния в Индийском океане. Наконец, именно Гоа стал административным и военным центром португальского колониального завоевания в Южной Азии. Фактически именно с захвата Гоа началась история европейской колонизации Индостана — именно колонизации, а не торгово-экономического присутствия и единичных карательных операций, которые имели место прежде, во время экспедиций Васко да Гамы и Педру Кабрала.

Гоа — «португальский рай» в Индии

Португальцами в Гоа фактически был выстроен новый город, ставший оплотом португальского и католического влияния в регионе. Помимо крепостных сооружений, здесь были построены католические храмы, школы. Португальские власти поощряли политику культурной ассимиляции местного населения, в первую очередь посредством обращения в католическую веру, но также и заключения смешанных браков. В результате, в городе образовалась значительная прослойка португало-индийских метисов. В отличие от тех же негров или мулатов в английских или французских колониях, португало-индийские метисы и принявшие католицизм индусы не подвергались в Гоа серьезной дискриминации. Они имели возможность духовной или военной карьеры, не говоря уже о занятии торговой или производственной деятельностью.

Начало массовым смешанным бракам португальцев с местными женщинами было положено вице-королем Афонсу ди Албукерки. Именно он, уничтожая мужскую часть мусульманского населения Гоа и окрестных районов (индуистов не уничтожали), отдавал вдов убитых индийских мусульман замуж за солдат португальских экспедиционных войск. При этом женщины проходили обряд крещения. Солдаты наделялись участками земли и, таким образом, в Гоа формировался слой местного населения, воспитанного в португальской культуре и исповедовавшего католицизм, но адаптированного к южноазиатским климатическим условиям и образу жизни индийского общества.

Именно в Гоа португальцы «обкатывали» те политико-административные модели, которые впоследствии применялись в других регионах Южной и Юго-Восточной Азии при создании там португальских колоний. Здесь следует отметить, что в отличие от африканских или американских колоний, в Индии португальцы столкнулись с древней и высокоразвитой цивилизацией, которая обладала собственными богатыми традициями государственного управления, уникальной религиозной культурой. Естественно, требовалась и выработка такой модели управления, которая бы позволяла сохранять португальское господство в этом дальнем регионе, в окружении многомиллионного индийского населения. Несомненным приобретением португальцев было существование налаженных на протяжении многих столетий торговых маршрутов, связывавших Гоа со странами Юго-Восточной Азии, Персидского залива и Аравийского полуострова, Восточной Африки. Соответственно, в Гоа проживало большое количество опытных и подготовленных купцов, мореплавателей, специалистов в сфере судостроения, что также не могло не использоваться португальцами при дальнейшем расширении своего колониального господства в регионе.

Длительное время португальцы не спешили отказываться от той административной системы, которая была создана еще в доколониальный период, так как она отвечала подлинным потребностям местной экономики.

Несмотря на то, что в XVII веке колониальная экспансия Португалии в Индийском океане существенно сократилась, в том числе и по причине выхода на поле боя за заморские территории и доминирование в морской торговле новых игроков — Нидерландов и Англии, ряд территорий Индии находился под управлением португальских колониальных властей несколько столетий. Гоа, Дадра и Нагар-Хавели, Даман и Диу продолжали оставаться португальскими колониями даже после того, как Британская Индия получила независимость, распавшись на два государства — Индию и Пакистан. Лишь в 1961 году эти территории были заняты индийскими войсками.

Вторжение индийских войск на территорию португальских колоний стало завершающим этапом в национально-освободительной борьбе местного населения, которая активизировалась после провозглашения независимости Индии. На протяжении 1946-1961 гг. в Гоа периодически организовывались акции протеста против португальского господства. Португалия отказывалась передать свои территории индийскому правительству, утверждая, что они являются не колониями, а частью португальского государства и были основаны тогда, когда Республики Индия не существовало как таковой. В ответ индийские активисты предпринимали вылазки против португальской администрации. В 1954 г. индийцами была фактически захвачена территория Дадру и Нагар-Хавели на гуджаратском побережье, однако контроль над Гоа португальцы смогли сохранить еще на семь лет.

Португальский диктатор Салазар не был готов уступать колонию индийскому правительству, предполагая возможность вооруженного сопротивления попыткам аннексии. В конце 1955 г. в Индии дислоцировался португальский контингент колониальных войск общей численностью в 8 тыс. военнослужащих (включая португальских, мозамбикских и индийских солдат и офицеров). В их состав входили 7 тыс. военнослужащих сухопутных войск, 250 моряков, 600 сотрудников полиции и 250 сотрудников налоговой полиции, несших службу в Гоа и Дамане и Диу. Естественно, что данный военный контингент был слишком малочисленным для оказания полноценного сопротивления действиям вооруженных сил Индии. 11 декабря 1961 г. индийская армия при поддержке ВВС и ВМС напала на Гоа. 19 декабря 1961 г. губернатор Гоа генерал Мануэль Антонио Вассала-и-Сильва подписал акт о капитуляции. Однако вплоть до 1974 г. Португалия продолжала рассматривать Гоа, Даман и Диу и Дадру и Нагар-Хавели как свои законные территории, лишь сорок лет назад окончательно признав над ними индийский суверенитет.

Индийский штат Гоа — Иллюстрированный журнал Владимира Дергачёва «Ландшафты жизни» — ЖЖ

Владимир Дергачев, фотографии Антона Дергачева


Гоа — бывшая португальская колония и самый маленький по площади индийский штат с населением 1,5 млн. жителей. В 1961 году португальская колония Гоа была оккупирована индийскими властями и объявлена «союзной территорией». Суверенитет Индии над Гоа был признан Лиссабоном после  португальской революции 1974 года.

Столица Панаджи (Новый Гоа, 59 тыс. жителей) расположена в устье реки Мондови и немного уступает по численности населения  самому крупному городу — Васко-да-Гама. Старый Гоа (Гоа-Велья,5,7 тыс. жителей)  был столицей португальской Индии, здесь сохранилось множество памятников колониальной эпохи.

Символ столицы Гоа – статуя аббата Фария, родившегося на Гоа и умершего в замке Иф (Марсель, Франция)Этот португальский  католический монах был родом из Гоа, откуда отправился в Лиссабон,  где  занимался целительством и гипнозом. Заодно принял участие в Великой Французской революции, выступая за независимость Гоа и других колоний. В результате оказался в Марселе в тюремном замке на острове Иф. Широкую известность приобрел благодаря роману Александра Дюма «Граф Монте-Кристо». Невымышленный персонаж романа Эдмон Дантес рассказал товарищу по  несчастью в  замке Иф про клад на острове Монте-Кристо.   

Среди памятников архитектуры Панаджи необходимо упомянуть церковь Непорочного Зачатия, построенную в 1541 году и временно служившую «маяком» для конкистадоров и купцов, приплывающих из Лиссабона. В храме португальцы  благодарили  всевышнего за  успешное морское путешествие.

http://www.indostan.ru/blog/foto-video/2879/80865_2_o.jpg

Основой экономики Гоа  служит туристический бизнес. Этому благоприятствует  субэкваториальный климат с сухим сезоном с середины декабря по  февраль. Гоа — жемчужина  побережья  Индийского океана с бесконечными песчаными пляжами. В 60-е годы пляжи облюбовали европейские хиппи, которые в поисках  исключительной свободы и любви нашли настоящий рай в Гоа. Здесь зародилось одно из направлений в электронной музыке (гоа-трас). В последние годы Гоа пользуется особой популярностью среди российских туристов.

Пляжный отель

Братья славяне на отдыхе в Гоа дегустирует дары моря с местным вином и пивом

Местные рыбаки вышли в море

Прогулочные катера

Упитанные и довольные жизнью чайки

В приморские курорты Гоа индусы везут бананы

Индийская кошка-мама с ребёнком

Индия — памятка о стране

 

  

 

Памятка о стране 

 

Гоа занимает юго-западную часть полуострова Индостан на побережье Аравийского моря и является одним из самых маленьких штатов Индии. Это «европейская» часть Индии — до 1961 года Гоа бывшая португальская колония, поэтому половина населения здесь — католики. Большинство российских туристов едут на Гоа из-за золотых пляжей, протянувшихся на 110 км и ласкового тропического солнца, но очаровываются богатейшей природой влажных тропиков, древними памятниками, где смешение стилей, культур и рас сделали Гоа уникально  непохожей  ни на одну из индийских провинций. В Гоа много красивых индуистских храмов, поражающих своей архитектурой

Ещё в 1-ом тысячелетии до н.э. Малабарское побережье было известно всему Востоку специями — перец, имбирь, кардамон, куркуму и ещё несколько десятков всевозможных пряностей, которые выращивали на территории нынешних штатов Гоа и Керала. В те времена в Европе за мешочек с горошинками черного перца давали такой же мешочек  с драгоценными камнями.

Первым европейцем, пришедшим в «страну пряностей»  в 1497 году был тверской купец Афанасий Никитин. А вот португальцы во главе с Васко да Гама на два десятилетия  позже открыли морской путь в Индию и вскоре весь Малабарский берег стал их колонией.

Столица — Панаджи (10 км от Старого Гоа и 29 км от местного аэропорта Даболим).

Климат — тропический муссонный, сезон дождей с конца мая по октябрь. Средняя температура — 30 градусов круглый год.

Валюта — индийская рупия, 48 рупий = $ 1 США.

Язык — официальные хинди и английский.

Религия — индуизм, христианство, ислам

Прививки — обязательных прививок для вьезда в Индию не требуется, но ОБЯЗАТЕЛЬНО строгое соблюдение правил личной гигиены.

Пляжи Гоа. Гоа делится на три части: — фешенебельный Южный Гоа с белым побережьем, Центральный Гоа с насыпным песком желтого цвета и тусовочный Северный Гоа с бело-желто-серыми пляжами, который называют «хипповым» — он сравнительно недорогой, шумный и демократичный с множеством ресторанчиков, кафе и баров.

 ВНИМАНИЕ !!

— все пляжи — собственность государства, а значит вход бесплатный, но лежаки и зонтики закреплены за пляжными ресторанами и могут быть «условно бесплатными» для туриста, делающего какой-то заказ (сумма заказа значения не имеет) и в придачу получающего лежак.

на пляже Анджуна в 15 км к северу от Панаджи каждый четверг после захода солнца открывается блошиный рынок. На блошиных рынках собираются хиппи и продают туристам поделки, которые отличаются от гоанских сувениров.

на пляже Мапуса — главный базар всей Южной Индии, где за копейки предлагают всевозможные морские деликатесы, диковинные фрукты и пряности. Работает по пятницам с 8 утра до 2 ночи.

Аюрведа — самый древний способ врачевания, при котором используется массаж, ароматические масла и благовония. Массажист должен быть одного пола с пациентом.

 

Гоа, Индия в морском круизе с АТЛАНТИС ЛАЙН МОРСКИЕ КРУИЗЫ

Гоа (порт. Goa) — штат на юго-западе Индии, самый маленький среди штатов по площади и один из последних по населённости. Бывшая португальская колония в Индии. Население — 1 457 723 человек (26-е место среди штатов; данные 2011 года). Столица — Панаджи. Крупнейший город — Васко-да-Гама.

Площадь Гоа составляет всего 3702 км², протяженность с севера на юг 105 км, с запада на восток максимально 65 км. Таким образом, Гоа является самым маленьким из двадцати восьми штатов Индии. Гоа расположен в средней части западного побережья Индии. На севере он граничит со штатом Махараштра, на юге и востоке — с Карнатакой, на западе омывается Аравийским морем. Длина береговой линии составляет 101 км.

Узкая полоса побережья отделяет море от горного плато, на востоке переходящего в отроги Западных Гат. Горная цепь Западные Гаты (Сахьядри) представляет собой западную возвышенную окраину Деканского плоскогорья длиной около 1800 км. Западные Гаты занимают около 15 % площади страны, их средняя высота 1500—2000 м. Самая высокая точка Гоа достигает 1167 м над уровнем моря. Береговая линия Гоа изрезана устьями рек, большинство которых берет своё начало в Западных Гатах. Крупнейшими реками являются Мандови, Зуари и Чапора.

Гоа имеет типичный субэкваториальный климат с резко выраженным сухим и влажным сезоном. На протяжении половины года в регионе (с мая по октябрь) господствует жаркая и влажная погода. Наиболее высокая температура наблюдается в мае, средний максимум составляет 33 °C[1], и даже в это время сохраняется высокая влажность воздуха (в марте — 73 %). Период муссонов начинается в июне и заканчивается в сентябре. В это время становится прохладнее, температура около 25—30 °C. Муссонный период также характеризуется наибольшим количеством осадков (в июле — около 1000 мм, для сравнения, в Москве за год выпадает в среднем 700 мм).

Сухой сезон в Гоа длится с середины декабря по февраль. Суточные колебания увеличиваются и составляют 10—15 °C. Ночью температура составляет около 20 °C, днём — около 31 °C. Осадки в этот период чрезвычайно редки.

Португальский Гоа — Энциклопедия всемирной истории

Гоа, расположенный на западном побережье Индии, был португальской колонией с 1510 по 1961 год. Небольшой прибрежный район был завоеван Афонсу де Альбукерке (ок. 1453-1515) и стал важным торговым центром. центр торговли восточными специями. Гоа был столицей всей Португальской империи к востоку от мыса Доброй Надежды в течение 450 лет.

Вице-король Португальской Индии проживал в Гоа, и корабли из порта плыли через империю из Восточной Африки в Японию, доставляя лошадей, специи, рабов и другие товары, которые затем можно было продать в других азиатских портах или отправить обратно в Лиссабон.Население Гоа состояло из меньшинства европейцев, большого количества смешанных европейцев и азиатов и, безусловно, большинства из фермеров-индуистов. Город, ныне известный как Старый Гоа, переместился на 10 км (6,2 мили) на восток в 17 веке и стал известен как Новый Гоа (он же Панаджи, ныне Панаджи). Город, как и остальная часть империи, пришел в упадок после нападений голландцев и англичан, которые серьезно ограничили португальскую торговлю и доходы. Гоа получил независимость в 1961 году и стал штатом в составе Республики Индия в 1987 году.

Португальская империя

Португальская корона успешно колонизировала три необитаемых архипелага: Мадейру (1420 г.), Азорские острова (1439 г.) и Кабо-Верде (1462 г.) в Атлантическом океане у берегов Западной Африки. Это были первые ступени в серии морских исследований, направленных на то, чтобы проплыть вдоль побережья Западной Африки и достичь Азии по морю.

Вскоре был построен форт, чтобы гарантировать, что португальцы удержат свой приз, ценимый за его стратегическое положение в азиатской торговой сети.

В 1497–1499 годах Васко да Гама (ок. 1469–1524) обогнул мыс Доброй Надежды в южной части Африки, поднялся вдоль побережья Восточной Африки и пересек Индийский океан, чтобы прибыть в Каликут (ныне Кожикоде) на юге Африки. западное побережье Индии. Таким образом, был открыт прямой морской путь из Европы в Азию, и теперь португальцы могли обходить сухопутные и морские торговые пути Ближнего Востока, которые контролировались исламскими государствами. Кроме того, была надежда, что в Азии вполне могут быть христианские государства, которые могли бы стать полезными союзниками в продолжающихся битвах христианства с исламскими халифатами.Дополнительными мотивами для колонизации были поиск новых ресурсов драгоценных товаров, таких как золото, освоение новых сельскохозяйственных угодий и завоевание престижа Короны и тех, кто путешествовал по открытым морям.

Португальская колониальная империя в эпоху географических открытий

Симеон Нетчев (CC BY-NC-SA)

За да Гамой последовали другие, более крупные экспедиции, когда португальцы попытались монополизировать восточную торговлю специями, которая веками процветала в Азии. Частично добившись успеха в этом начинании в первой половине 16 века благодаря своим превосходным кораблям и пушкам, европейцы разместили свою штаб-квартиру в португальском Кочине (ныне Кочи), дальше по побережью от недружественного Каликута. От западного побережья Индии португальцы пошли еще дальше на восток.

Франсиско Серрао совершил плавание к островам Пряностей (они же Малуку/Молуккские острова) в 1512 году, а Фердинанд Магеллан (1480-1521) совершил первое кругосветное плавание в 1519-22 годах. Вскоре была основана цепочка колоний, особенно блестящими жемчужинами были Малакка в Малайзии, Коломбо в Шри-Ланке, Макао в Китае и Нагасаки в Японии. Сначала Кочин, а затем Гоа стали центрами этой многоконтурной империи торговых постов и крепостей.В 1505 году король Португалии Мануэль I (годы правления 1495–1521) назначил первого вице-короля Индии Франсишку д’Алмейду. Идея о том, что португальцы действительно могут контролировать Азию, была чрезмерно амбициозной, но с самого начала у них было намерение не колонизировать земли или народы, а монополизировать торговлю.

История любви?

Подпишитесь на нашу бесплатную еженедельную рассылку по электронной почте!

Европейский захват

Гоа был портом с бурной историей во второй половине 15 века. Сначала он был частью индуистской империи Виджаянагара, а затем, после завоевания в 1472 году, стал частью мусульманского султаната Бахмани. Незадолго до прибытия португальцев султанат Бхамани распался на ряд государств-преемников. Государством, которое тогда управляло Гоа, был Биджапур. Город был отвоеван у местных правителей в 1510 году, когда войска во главе с Афонсу де Альбукерке захватили порт. Альбукерке был наместником короля (1509-1515) и получил ценные внутренние знания о враге благодаря помощи Тиммайи (он же Тимоджа), индуистского авантюриста.Мусульмане дали отпор и отбили город в течение трех месяцев, но Альбукерке вернулся с большим флотом военных кораблей и завоевал Гоа во второй раз. На этот раз это было навсегда, но в конфликте погибли тысячи мирных жителей. Взгляд с индийской стороны на эти события, как и на жизнь Гоа в последующие века, в индийских источниках подробно не задокументирован. Европейцы упоминаются здесь и там в местных исторических записях, но обычно только для того, чтобы прокомментировать их странную одежду и поведение.

Афонсу де Альбукерке

Неизвестный художник (общественное достояние)

География

Вскоре был построен форт, чтобы гарантировать, что европейцы удержат свой приз, ценный за его стратегическое положение между торговлей, ведущейся в Гуджарате на севере, и Малабарским побережьем на юге. Территория, контролируемая португальцами, на самом деле представляла собой ряд островов, расположенных в лабиринте водных путей, образованных оттоком рек Тиссуари и Зуари. Эти водные пути сделали защиту от внутренних атак относительно легкой.Было два хороших глубоководных порта, хотя один не работал в сезон дождей (с июня по сентябрь). Хотя здесь имелись земли, пригодные для земледелия, контакты с внутренними районами, которые все еще контролировались биджапури, были ограничены, и большую часть своего существования колония зависела от импортируемых продуктов питания.

Европейцы разделились на три класса: европейцы, европейцы, родившиеся в колониях, и европейцы смешанной расы.

Общество

Население Гоа до европейского завоевания неизвестно.Первые несколько сотен португальских поселенцев в течение следующих нескольких десятилетий стали населением почти 2000 домашних хозяйств, в которые входили европейцы и смешанные европейско-индейские семьи. К середине 16 века насчитывалось около 4000 португальцев (и других европейских поселенцев, таких как итальянцы, французы, англичане и фламандцы), 10 000 обращенных индийских христиан и не менее 50 000, в основном индийцев-индуистов. К 1600 году население составляло около 75 000 человек, а к 1630-м годам, возможно, 250 000 человек. Для сравнения, в городе Дели в начале 17 века проживало около 500 000 человек, а в Лиссабоне — около 100 000 человек.Гоа мог бы быть еще больше, если бы не высокая смертность иностранцев от таких болезней, как холера и малярия.

Город был очень похож на любой другой город в Индии под властью португальцев с окружающей оборонительной стеной, фортом, резиденцией губернатора, базарами, различными жилыми кварталами в зависимости от религии и рода занятий, лабиринтом маленьких извилистых улочек и одним значительным бульваром, Руа Дирейта. Были построены церкви и другие здания в европейском стиле, хотя те, что можно увидеть сегодня, относятся к 17 веку.Первоначально проводились как христианские, так и индуистские религиозные праздники, но с 1540 г. росла религиозная нетерпимость, а в 1560 г. из Европы прибыла инквизиция. Вследствие этого были разрушены храмы, запрещены все индуистские церемонии, включая бракосочетания и кремации, и даже виды традиционных одежда и продукты питания были запрещены. Неудивительно, что успех в обращении населения в христианство был ограниченным. Реформы и конец инквизиции в 1774 году привели к более терпимому отношению к нехристианам — политике, в значительной степени обусловленной территориальной экспансией Гоа в середине 18 века, в результате которой гораздо больше индуистов попало в управление городом.

Христианские организации имели значительное присутствие в колонии, поскольку португальцы стремились обратить местных жителей. Было около 70 церквей и большое количество мужских и женских монастырей. Иезуиты создали образовательный фонд, крупнейший подобный колледж в Азии, и управляли королевской больницей (хотя уровень смертности в ней был ужасающим). У братства Мизерикордия было отделение, которое также предлагало некоторые основные социальные услуги.

Как и следовало ожидать в колонии, европейцы имели самый высокий статус, а социальная демонстрация обычно достигалась экстравагантной одеждой и количеством слуг и вооруженных людей, которые были на буксире.Европейцы разделились на три класса: европейцы, европейцы, родившиеся в колониях, и европейцы смешанной расы. Вдобавок к этому были еще четыре слоя, основанные на принадлежности к дворянству, духовенству, армии и всем остальным (подразделяющимся на женатых и неженатых). Были также приезжие европейцы, такие как морские торговцы и мусульманские купцы из других портов в Индийском океане и за его пределами.

Следующую ступень ниже европейцев составляли местные жители, принявшие христианство, а затем были все остальные, то есть большинство населения, состоявшее в основном из индуистов и говорившее на конкани. У индусов была своя вековая социальная структура, которую возглавляли брамины. Гуджаратские торговцы были еще одной значительной группой, не входящей в европейскую социальную структуру.

Между этими группами существовали контакты, смешанные браки, как уже упоминалось (в Гоа было очень мало европейских женщин), но также и в повседневной жизни, когда поселенцы нанимали врачей-индуистов, местные женщины жили с европейцами в качестве наложниц, а местные художники были наняты для рисования религиозных картин. сцены для интерьеров церквей или даже писать официальные портреты наместников.Тем не менее, нет никаких сомнений в том, что, как и в других европейских колониях, чисто белые европейцы держали реальную власть в Гоа, даже несмотря на то, что деревенская жизнь во многом продолжалась, как и на протяжении столетий. Внизу общества находились рабы, большинство из которых были выходцами из Мозамбика. Рабы были еще одним символом статуса для европейских поселенцев: у самых богатых их было до 300, в то время как у типичного ремесленника их могло быть 20.

Столица Португальской Индии

В 1530 году, через 20 лет после своего основания, Гоа заменил португальский Кочин в качестве административной столицы не только португальской Индии, но и Estado da India , то есть (в самом широком смысле) всех португальских колоний к востоку от мыса Доброго. Надеяться.Чиновники в тех частях Восточной Африки и Японии, которые контролировались португальцами, например, подчинялись приказам вице-короля Гоа. В 17 веке Гоа, наряду с горсткой других колоний, было разрешено посылать представителей для заседания в португальском парламенте, Cortes .

Карта Гоа, ок. 1750

Викторкоуто (общественное достояние)

В Гоа вице-король фактически был как гражданским, так и военным губернатором Estado da India, , и теоретически он был подотчетен только королю.Религиозными делами руководил епископ из Гоа (с 1538 г., затем архиепископ с 1560 г.), при этом первый собор был построен в 1539 г. Массивный собор Санта-Катерина был построен между 1562 и 1630-ми годами. Юридические вопросы находились в ведении Высокого суда с португальским языком в качестве официального. Законы европейского типа применялись только к европеоидному населению или населению смешанной расы, а индусам оставалось использовать свои собственные традиционные правовые механизмы. Местные деревни, как и всегда, были оставлены на самоуправление в большинстве вопросов.

Торговля лошадьми в Гоа была настолько важной, что корабли, перевозившие десять или более арабских лошадей, освобождались от таможенных пошлин на остальную часть своего груза.

Капитан возглавлял военные силы Гоа, которые располагались в форте и насчитывали около 500 человек в определенное время года. Фактор отвечал за королевскую торговлю и взимал прибыльные таможенные пошлины с других видов торговли. Наместнику помогал правящий совет, но в первой половине 16 века это был неформальный орган, созванный всякий раз, когда наместнику требовался конкретный совет, и его состав варьировался в зависимости от требуемого опыта. Только с 1604 г. будет сформирован формальный Государственный совет. Каждая португальская колония, в том числе и Гоа, имела свой местный совет, который избирался португальцами и евразийскими гражданами европейского поселения. Наконец, Гоа имел собственный монетный двор и стал первой португальской колонией, отчеканившей собственные серебряные монеты.

Торговля в и из Гоа

Гоа, таким образом, был сердцем Португальской империи на Востоке, и доки приветствовали товары всех видов, но особенно ценные специи, такие как перец, имбирь, гвоздика, мускатный орех и корица.Эти специи пользовались огромным спросом в Европе и стоили очень дорого. Товары, обмениваемые на специи из Индии, Шри-Ланки, Индонезии и Юго-Восточной Азии, включали индийские хлопчатобумажные изделия, сухие продукты и медь. В Азии специи и другие товары обменивались на золото, серебро, прекрасные ткани и рис. Корабли с лицензией Короны курсировали со своими товарами между Гоа и Лиссабоном, Гоа и португальским Макао, Гоа и португальским Нагасаки, а также из Гоа в португальский Мозамбик.

Другие важные торговые товары включали лошадей из Персидского залива, около 1000 в год на пике торговли в середине 16 века и в основном предназначались для султанов Декана в южной Индии.Торговля лошадьми в Гоа была настолько важной и прибыльной, что корабли, перевозившие десять или более арабских лошадей, были освобождены от таможенных пошлин на остальную часть своего груза, даже груз из пяти лошадей получил некоторые тарифные скидки. Гоа также был главным центром региона по добыче алмазов, которые поступали из южной Индии, положение, которое он удерживал до 18 века и подъема контролируемого британцами Мадраса (ныне Ченнаи) на восточном побережье Индии.

Португальские корабли Carrack

Неизвестный художник (общественное достояние)

Португальцы попытались установить монополию на торговлю в Индийском океане, в частности на специи.Торговцы, пойманные без лицензии или португальского паспорта ( cartaz ), были арестованы, а их корабль и груз конфискованы; многие торговцы-мусульмане были казнены. Тем, кому разрешено торговать, часто разрешалось делать это только на ограниченной основе, например, торговать только одной специей, а затем в ограниченных количествах. Часто паспорта были действительны только для двух портов. Затем таможенные пошлины должны были быть оплачены в порту назначения. Чтобы ограничить незаконную торговлю, судам часто приходилось следовать в конвоях, контролируемых португальцами ( cafilas ), и заходить только в избранные порты, такие как Гоа.Следовательно, таможенные пошлины составляли около 60% всех доходов Португалии на Востоке.

Угрозы со стороны других сил

К 17 веку отношения с соседними султанами Биджапури были в основном дружественными или нейтральными, но португальцы старались сохранить свое технологическое преимущество в вооружении. В 1620 году, когда один португальский специалист по литью пушек попытался продать свои знания султану, вице-король Гоа подослал убийцу, чтобы убедиться, что знания перебежчика умрут вместе с ним.

С начала 17-го века другие европейские державы, особенно венецианцы и голландцы, захотели напрямую участвовать в восточной торговле. Голландцы прибыли в Юго-Восточную Азию в 1596 году и оттуда неуклонно захватили многие португальские торговые центры, такие как Малакка (1641 год) и Коломбо (1656 год). Они захватили Кочин в 1663 году после четырехлетней осады. Атаки голландцев на Гоа были отбиты в 1603 и 1610 годах, но затем они блокировали острова с 1638 по 1644 год. Гоа устоял.

Португалия изо всех сил пыталась контролировать обширную территорию своей империи, и многие форты страдали от отсутствия обслуживания, что делало их относительно легкой мишенью. Затем была дорогостоящая война с Испанией с 1640 по 1668 год и нападения голландцев на португальскую Бразилию. Потерпев поражение в Южной Америке, голландцы снова обратили свое внимание на Восток и во второй раз блокировали Гоа с 1656 по 1663 год, когда наконец был подписан мирный договор между двумя европейскими народами. К этому времени у португальцев осталось всего пять фортов, помимо Гоа, в Индии.Гоа выдержал осаду благодаря продовольствию, доставляемому издалека вдоль побережья на небольшой лодке. Индуистские маратхи, контролировавшие центрально-западную Индию вокруг Гоа, представляли угрозу с середины 17 века. Они напали прямо на Гоа в 1698 году и стали еще одним серьезным препятствием для португальской торговли.

Собор Санта-Катерина, Гоа

Ондржей Жвачек (CC BY-SA)

Торговля в португальском Гоа так и не восстановила былую славу. Возрастала конкуренция со стороны сухопутных и морских путей Ближнего Востока за доставку товаров в Европу.Кроме того, голландцы и англичане создали в Азии высокоэффективные торговые компании. Все эти факторы привели к уменьшению торговых доходов Гоа и других португальских центров. Место, которое теперь называется Старым Гоа, пришло в упадок и было заброшено. Новое поселение было создано в 10 км к востоку, Новый Гоа (ныне Панаджи), которое процветало и стало столицей Estado da India в 1827 году. Основной причиной переезда, по-видимому, было низкое качество местных жителей. воды, что вызвало недопустимый рост и без того высокой смертности от холеры и малярии.

Новое поселение не обошлось без проблем, и во время наполеоновских войн оно было оккупировано британцами с 1799 по 1815 год. Британцы были обеспокоены тем, что Франция может получить порт; после войны они даже предлагали купить его у португальского правительства, но получили отказ. К настоящему времени Гоа был колониальной заводью, о которой сообщали только тогда, когда вспыхивали беспорядки из-за законов о расовом равенстве или ошибочных и безуспешных попыток некоторых губернаторов навязать португальский язык и запретить конкани.В середине 20-го века Португалия в последний раз добыла ресурсы Гоа, когда наконец была развита добыча железной руды и марганца, но ничего из этого нового богатства не досталось простым людям. Наконец, в 1961 году, после десятилетия дипломатического давления со стороны уже свободной Индии, Гоа был оккупирован индийской армией и почти не встретил сопротивления. Португальское правление, которое пережило большинство других колониальных держав в регионе, наконец закончилось. В марте 1962 года Гоа был официально включен в состав Индийского Союза, а в 1987 году стал одним из самых маленьких штатов Индии.С архитектурной точки зрения от португальцев в Гоа осталось очень мало, за исключением нескольких церквей и двух великих зданий собора Санта-Катерина и базилики Бом-Иисус.

Перед публикацией эта статья прошла проверку на точность, надежность и соответствие академическим стандартам.

Индийский Гоа избавляется от колониального наследия спустя 60 лет после португальского правления | Новости истории

Лоррейн Альберто преподает португальский язык в университете Гоа, но в этой бывшей колонии не хватает студентов.

В Гоа, крошечном прибрежном государстве, когда-то находившемся под управлением Лиссабона, мало интереса к 450-летнему европейскому наследию этой территории.

Колониальные дома, которые приходят в упадок, и растущее культурное доминирование Болливуда предвещают исчезновение местной истории в месте, где португальский язык когда-то был пропуском к статусу и власти.

Туристы в базилике Бом-Иисус перед началом процессии с останками святого Франциска Ксавьера в Гоа [Файл: Punit Paranjpe/AFP]

«Мои дети вообще не говорят на нем», — сказал Альберто информационному агентству AFP.«Они просто не видят смысла этому учиться».

Те, кто жил в 1961 году, когда индийские войска вошли в Гоа и присоединили его к остальной части страны, вспоминают одно мгновение преображения.

Выход Индии из состава Британской империи в 1947 году побудил многих гоанцев потребовать прекращения португальского правления, но мало кто ожидал, что так много изменится так быстро.

«Это было очень странное чувство… Изменения произошли так быстро», — сказал Онорато Велью, директор школы на пенсии.

Лоррейн Альберто, профессор португальского языка в Университете Гоа, беседует со своими студентами во время онлайн-занятия [Индранил Мукерджи/AFP]

78-летняя женщина, которая когда-то жила по соседству с дедушкой премьер-министра Португалии Антониу Костой, с любовью вспоминает детство, приправленное европейскими и местными влияниями.

Но его энтузиазм не передался следующему поколению.

«Мы с женой по привычке все еще говорим по-португальски, но не с нашими детьми», — сказал Велью AFP.

По всему штату дома, на которые повлияли старые тенденции португальского дизайна, приходят в негодность или сносятся, чтобы освободить место для многоквартирных домов.

По словам автора Хеты Пандит, только горстка традиционных домов была предназначена для защиты от застройки или разрушения.

По ее словам, постепенное исчезновение крытых террас и перламутровых оконных раковин, предназначенных для рассеивания резкого солнечного света, — это не просто потеря для архитектуры.

«Эти дома — свидетельство истории Гоа, капсулы нашей культуры».

 

Альберто начинает уроки португальского языка; мало студентов из бывшей колонии [Индранил Мукерджи/АФП]

«Мне просто было неинтересно»

Некоторые гоанцы, тем не менее, оказались втянутыми в отношения со своим наследием, даже вопреки своим ранним наклонностям.

На недавнем концерте под открытым небом в прибрежной деревне десятки людей собрались, чтобы послушать гоанскую певицу Соню Ширсат, искусную исполнительницу традиционной португальской музыки фаду.

40-летний музыкант специализируется на меланхоличном гитарном жанре, зародившемся на рубеже 19-го века и в последние годы признанном ЮНЕСКО «нематериальным культурным наследием».

Ширсат делал паузы между песнями, чтобы терпеливо объяснить смысл каждого трека, зная, что многие в восхищенной аудитории почти не говорят по-португальски.

Это роль, для которой она хорошо подходит, прослеживая свой путь от подростка, отказавшегося учить португальский, до артистки фаду, которая теперь обучает других идти по ее стопам.

«Моя мать пыталась научить меня языку, но мне это было просто неинтересно», — сказала она AFP.

Альберто разговаривает со своими учениками во время онлайн-класса в Панаджи в Гоа [Индранил Мукерджи/AFP]

Все изменилось, когда Ширсат встретила португальского гитариста, который сказал ей, что ее богатый, бархатистый голос идеально подходит для этого жанра.

Она решила переехать в Лиссабон для обучения, став первой индийкой, давшей там сольный концерт фадо в 2008 году.

С тех пор

Ширсат выступает по всему миру, иногда включая кросс-культурный элемент с использованием индийских инструментов, таких как ситар.

Все песни фаду пронизаны чувством тоски по прошлому, но в Гоа они также служат мостом между двумя эпохами.

«Фадо говорит не только о том, что потеряно, но и о том, что грядет, — сказала она.

«Он живет в Гоа более 100 лет. Если мы не сохраним его, мы как будто убьём часть себя».

Гоа, Колониальный город | Encyclopedia.com

Колониальный портовый город Гоа соответствует современному Велья Гоа (Старый Гоа), расположенный на левом берегу реки Мандови в районе Тисвади Талука индийского штата, известного как Гоа. Расположенный примерно в 400 километрах (249 миль) к югу от Бомбея, город Гоа раньше был столицей Португальской Индии, границы которой простирались от мыса Доброй Надежды до Японии. Хотя баснословное богатство этого города когда-то принесло ему прозвище Золотой Гоа, а его изящные и великолепные церковные учреждения сделали его достойным называться Римом Востока, на протяжении веков он был городом в руинах.

Когда Афонсу д’Альбукерке (ок. 1460–1515) завоевал Гоа в 1510 году, город был известен как Эла. Процветание Элы до прихода португальцев во многом зависело от торговли лошадьми, привезенными из Аравии для удовлетворения военных нужд индийского королевства Виджаянагара.С ростом торговли различные торговые группы покинули Гопакапаттанам (современный Гоа-Велья), расположенный на берегу реки Зуари, и к середине четырнадцатого века обосновались в Эле, что привело к его превращению в важный портовый город в Южный Конкан. В конце концов город перешел из владений правителей Виджаянагара под контроль мусульманских правителей, сначала в руки султанов Бахмани в 1471 году, а затем в руки правителя Биджапури Юсуфа Адил Шаха (ум. 1510) в 1498 году. В одном только портовом городе правитель Биджапури зарабатывал один миллион пардао (разновидность португальской монеты) ежегодно в первое десятилетие шестнадцатого века.

Гоа находился под контролем Юсуфа Адил Шаха, когда португальцы захватили город 17 февраля 1510 года. Португальские завоеватели воспользовались помощью многих, кто хотел восстановить власть Виджаянагара над территорией, включая таких личностей, как индуистский вождь Тиммайя. . Условия, царившие в Гоа, благоприятствовали вторжению. Юсуф Адил Шах был занят борьбой с королем Виджаянагара Нарасимхой (годы правления 1505–1509), чтобы закрепить свое недавнее завоевание, и доверил управление Гоа Юсуфу Гурги, который со своими турецкими солдатами жестоко обращался с местным населением.Это жестокое обращение вызвало недовольство местных жителей, которые приветствовали вторжение португальцев.

НАЧАЛЬНЫЙ ЭТАП: 1510–1540

Взяв под свой контроль Гоа, португальцы надеялись установить контроль над азиатской торговлей посредством осуществления и продвижения своей торговой политики. Тимайя был назначен Афонсу д’Альбукерке на пост вождя танадара (капитана) всего народа Гоа при условии, что Тимайя будет ежегодно платить правительству 60 000 золотых пардао . Альбукерке также основал монетный двор и чеканил новые золотые, серебряные и медные монеты номиналом 480, 40,5 и 2,25 реалов соответственно.

Португальцы были вынуждены отступить из Гоа, когда правитель Биджапури Юсуф Адил Шах осадил город 23 мая 1510 года. Португальцы отвоевали Гоа 25 ноября 1510 года, в день памяти Святой Екатерины.

До 1543 года Гоа не имел значительных внутренних районов, за исключением цепи островов, окружающих город.Однако Афонсу д’Альбукерке предпочел Гоа Кочину в качестве португальской базы в Индии, потому что последний находился слишком близко к территории, контролируемой заморином (правителем) Каликута, главного врага португальцев. Португальцы решили разместить свои операции в Гоа в первую очередь потому, что он оставался вне досягаемости повторяющихся атак zamorin . Гоа также находился на равном расстоянии от индийских штатов Керала и Гуджарат, что позволило португальцам нарушить торговлю обоих регионов.Более того, Гоа предоставил португальцам выгодное положение, с которого они могли перекрыть поток товаров в порты Красного моря.

Афонсу д’Альбукерке украсил город новыми зданиями, в том числе часовней в честь Святой Екатерины и прилегающей больницей. Он преобразовал старый дворец Гоа Сабаио во дворец губернатора, сформировал муниципальное правительство по образцу Лиссабона и сохранил преобладающую в регионе систему сельскохозяйственных общин (система коммунидаде ).Был восстановлен монетный двор для чеканки португальских денег, и поощрялись браки между португальскими мужчинами и женщинами из числа коренных народов. В 1517 году в Гоа был основан первый францисканский монастырь с девятью членами; в 1583 году он стал резиденцией францисканской провинции Сент-Томас из Ост-Индии.

Тем временем население Гоа достигло двух тысяч человек, а количество государственных и частных зданий в Гоа увеличилось настолько, что во время правления Лопе Соареса де Альбергариа (1515–1519) земли для нового строительства стало не хватать.В результате границы города были расширены за счет заполнения большой траншеи, окружающей городскую стену, и возведены новые здания.

В 1530 году столица Португальской морской империи была перенесена из Кочина в Гоа. Вся империя со столичной столицей Гоа подчинялась португальскому вице-королю (или губернатору), чья резиденция находилась в городе Старый Гоа до 1696 года, когда она была перенесена в Панелим, пригород Гоа, после эпидемий в город. Под наблюдением наместника находились пять губернаторов, правивших Мозамбиком, Малаккой, Ормузом, Маскатом и Цейлоном.Их поддерживали капитаны крепостей, обладавшие гражданской и военной властью. Срок полномочий вице-короля, как правило, ограничивался тремя годами, но его полномочия были почти абсолютными и распространялись на все ветви администрации

Альбукерке (1478–1553) возглавил собор и епархию Гоа в 1538 году. Ранее церковное управление Гоа находилось в ведении епархии Фуншала, откуда периодически отправляли генеральных викарий для удовлетворения духовных потребностей людей.Последним генеральным викарием был отец Мигель Вас, который продолжал работать в Гоа в 1540-х годах, даже после учреждения епископства и прибытия первого епископа. Юрисдикция епархии Гоа простиралась от мыса Доброй Надежды до крайнего востока.

РАСШИРЕНИЕ ГОРОДА: 1540–1600

В 1543 году вице-король Мартим Афонсу (ок. 1500–1564) получил от Адил-шаха бессрочное пожертвование Сальсете и Бардеза португальской короне. Сальсете и Бардез были двумя важными сельскохозяйственными территориями, прилегающими к Гоа.Владение этими провинциями дало португальцам доступ к богатству сельскохозяйственного производства. Часть этого богатства и значительная часть положительного сальдо торгового баланса, полученного от внутриазиатской торговли, которую вели португальские торговцы, были использованы для украшения города Гоа и строительства церквей и общественных сооружений. К 1548 году в городе и его окрестностях насчитывалось четырнадцать церквей и часовен, большинство из которых были построены после 1540 года.

Первая группа иезуитов достигла Гоа под предводительством Франциска Ксаверия (1506–1552) 6 мая 1542 года.Около десяти лет Ксаверий предпринял длинную череду путешествий, проповедуя Евангелие в основном в периферийных районах империи и в местах, неподконтрольных Португалии. Первоначальной базой иезуитов в городе Гоа была семинария Санта-Фе, которая позже стала знаменитым Колледжем Святого Павла, где местные мальчики обучались, чтобы стать священниками, переводчиками, катехизаторами и миссионерами. Иезуиты отвечали за евангелизацию недавно полученной территории Сальсете, а францисканцы отвечали за Бардез; оба ордена пытались стереть остатки индуизма в этих областях.

Эти религиозные учреждения также предоставили платформы для внедрения элементов европейской культуры в Гоа. В 1553 году иезуиты привезли в город первый печатный станок, и его первая листовка, Conclusões publicas , и первая книга, катехизис Ксаверия (1557), были напечатаны в Колледже Святого Павла. В 1553 году тело Ксаверия, умершего на острове Санчиан у побережья Китая 3 декабря 1552 года, было перевезено в Гоа, где оно и сегодня остается в центре религиозного поклонения.

В 1557 году церковный статус Гоа был повышен до архиепископии, в подчинении которой находились Кочин и Малакка. С этим переездом собор Гоа, который до 1542 года был единственной приходской церковью в городе, стал архиепископской митрополичьей церковью в Индии. К этому времени в Гоа уже развился городской рост, ориентированный на церковь. Доминиканцы начали строительство монастыря в 1550 году, завершенного в 1564 году, у подножия холма под названием Монте. Это сооружение стало штаб-квартирой доминиканцев на Востоке.Августинцы, приехавшие в Гоа в 1572 году, основали на Холи-Хилл свой монастырь и возвели церковь в стиле ренессанс под названием Богоматерь Благодати. Рядом с ним находился монастырь Санта-Моника, построенный доном Алексисом де Менезесом в 1606 году как единственный женский монастырь на Востоке.

Большинство церквей, монастырей и общественных зданий Гоа были построены между 1570 и 1600 годами, когда португальский король Себастьян (1554–1578) либерализовал торговлю. Индоевропейская торговля, которая до этого велась из Гоа как королевская монополия, была передана на договорной основе немецким, итальянским и португальским частным торговцам. Габриэль Хольцшухер, представляющий Конрада Ротта из Аугсбурга (1579–1585), Фердинанд Крон, представляющий Фуггеров и Вельзеров Германии (1586–1592), Филиппо Сассетти, представляющий Джованни Ровальеску из Милана (1580–1592), и братья Хименес, представляющие новых христиан. Португальские торговцы Лиссабона (1592–1598) были главными торговыми агентами, организовавшими индоевропейскую торговлю в Гоа и из Гоа между 1570 и 1600 годами. создали собственные торговые сети для товародвижения в Индийском океане с базой в Гоа.Об увеличении частной торговли Гоа также свидетельствуют резкие изменения ставок таможенных пошлин (налогов на импорт и экспорт) в Гоа между 1540 и 1600 годами. Сбор пошлин на пряности в 1540-х годах составил 1350 пардао ; к 1590-м годам пошлина на специи увеличилась до 7755 португальских xerafins (разновидность монет), что свидетельствует о более чем 500-процентном увеличении частной торговли специями в Гоа за этот период. Между тем, продовольственное зерно принесло 2500 пардао в 1540-х годах и 11 630 ксерафинов в 1590-х годах, что указывает на более чем 450-процентный рост торговли рисом в Гоа.

В период контрактной торговли, когда существовала благоприятная коммерческая атмосфера для частного предпринимательства, стало появляться значительное число торговых капиталистов из португальцев casados ​​ и частных торговцев. Этот период также соответствует увеличению попыток португальских частных торговцев строить церкви и элегантные жилые помещения. Значительная доля положительного сальдо торгового баланса от casados ​​ и богатства fidalgos (дворян) была направлена ​​​​на строительные проекты в Старом Гоа.Основными постройками, построенными на это финансирование, были монастырские дома доминиканцев и августинцев, а также базилика Бом-Жезус, собор Се и Колледж Святого Павла. Новые эпитеты, такие как «Рим Востока», были применены к Гоа, чтобы придать легитимность этому строительному процессу и мобилизовать его поддержку.

Холмистые склоны Старого Гоа были увенчаны элегантными зданиями, а земля под ними была усеяна великолепными дворцовыми зданиями и частными домами, окруженными садами и фруктовыми садами. По словам Педро Баррето де Резенде, в городе Гоа было 3500 португальских домов; 800 из них были сделаны из камня и извести. В португальских домах Гоа были красивые окна и балконы, они были покрыты плиткой и отличались очаровательными фасадами, граничащими с улицей с красивой симметрией. Население Гоа в начале семнадцатого века составляло около 225 000 человек. Самой красивой улицей города была Rua Direita (Прямая дорога), по обеим сторонам которой стояли гранильщики, ювелиры, дома богатых, а также лучших торговцев и ремесленников.Каждый класс ремесленников и торговцев проживал вместе в местах Гоа.

Город Гоа оказал гостеприимство таким выдающимся личностям, как португальский писатель Луис Вас де Камоэнс (1524–1580), автор книги «Лузиады» ; Гарсиа да Орта (ок. 1500–1568), чья книга Colloquios dos simples e drogas da India была опубликована в Гоа в 1563 году; и голландский путешественник и историк Ян Гюйген ван Линсхотен (1563–1611), который в качестве личного секретаря архиепископа Гоа оставался в городе с сентября 1583 г. по ноябрь 1588 г. и передавал голландцам информацию о морском пути на Восток. через его работу Itinerario .

В 1597 году олдермены Гоа повесили портрет Васко да Гамы в зале заседаний Камара де Гоа или городского совета Гоа, а позже построили арку над воротами, через которые люди входили в город. На вершине арки была установлена ​​большая мраморная статуя Гамы. Около 1598 года в Гоа был основан официальный архив под названием Torre do Tombo (Башня Картулярия), и Диогу ду Коуту был назначен его главным хранителем.

ГОРОД В КРИЗИСЕ: 1600–1750

Семнадцатый век принес Гоа ряд проблем, наиболее серьезными из которых были повторяющиеся нападения голландцев на навигационные линии торговцев Гоа casado и частые эпидемии, вызванные загрязнением воды.В 1603 году голландцы, изгнанные из Амбойны, впервые блокировали Гоа, но через месяц были вынуждены снять осаду. Хотя Двенадцатилетнее Антверпенское перемирие (1609–1621) принесло временное облегчение, Гоа снова был заблокирован англичанами и голландцами на два месяца в 1623 году. На этом фоне в 1629 году новый вице-король Мигель де Норонья (1629–1635) Граф Линьярес, укрепил Гоа и Бардез и начал работы через солончаки на длинном мосту Панаджи-Рибандар, который часто называют Понте-де-Линарес.

Для возрождения ориентированной на Европу торговли Гоа португальские власти учредили в 1628 году Португальскую индийскую компанию со штаб-квартирой в Гоа и филиалом в Кочине по образцу других европейских коммерческих компаний. Однако эта компания была ликвидирована в 1634 году после того, как много денег было потрачено впустую на дублирование договоренностей, сделанных для компании. Различные звания и ранги португальских чиновников, учрежденные ранее для ведения торговых и политических дел, продолжали существовать даже после назначения отдельных должностных лиц для ведения административных и повседневных дел Компании, что привело к дублированию договоренностей.Кроме того, компании приходилось отдельно организовывать транспортировку товаров, что означало дополнительные транспортные расходы помимо обычных расходов, связанных с рутинной навигационной деятельностью короны. Большую часть дополнительных расходов должна была оплатить корона, которая продвигала идею компании. Осознав этот факт, корона ликвидировала компанию.

В этот период в Гоа также были построены новые религиозные сооружения кармелитами в 1630 году, театинцами в 1640 году и ораторианцами в 1683 году.Джозеф Ваз (1651–1711), священник, родившийся недалеко от Гоа в Санкоале, присоединился к ораторианцам в 1685 году и теперь считается святым покровителем Шри-Ланки из-за его евангелизации там.

В 1639 году Гоа поразила серьезная эпидемия, поразившая самого вице-короля Педро да Силва. Ситуация ухудшилась из-за неоднократных нападений голландцев на город с 1637 по 1643 год. Торговля с Гоа и обратно резко сократилась, а потеря португальских владений Коромандела и Малабара голландцами к 1663 году лишила Гоа доступа к помощи в чрезвычайных ситуациях. .Эта проблема обострилась, когда маратхи из западно-центральной Индии начали нападать на Гоа в 1668 году. За этим нападением Шиваджи (1630–1680), принца маратхов, последовало нападение Шамбаджи, лидера маратхов, сменившего Шиваджи и контролировавшего дела Конкан и территория маратхов в 1683 году убедили португальские власти в слабости системы обороны Гоа.

Во избежание дальнейших вторжений маратхов и спасаясь от частых вспышек эпидемий, вице-король Франсиско де Тавора (1681–1686) решил перенести столицу в Мормугао, что только ускорило упадок города Гоа.Многие богатые семьи уже переехали в пригороды и в такие города, как Батим (Гуадалупе), Сан-Лоренко, Нароа и Чорао. Частные постройки, украшавшие Гоа, начали рушиться. В 1693 году вице-король Педро Антонио де Норонья (1661–1731) прибыл в Индию с приказом ускорить работы Мормугао и даже перенести церковные и гражданские учреждения из города Гоа в новую столицу. Но ему было трудно выполнить приказ, и он разместил свою резиденцию в Панелиме. Его примеру последовали архиепископ Гоа и большая часть знати.

Вплоть до первого десятилетия восемнадцатого века из Португалии неоднократно поступали приказы снести общественные постройки старого города Гоа и использовать материал для строительства новых построек в Мормугао, куда вице-королю было приказано перенести свою резиденцию. Однако под разными предлогами наместник не двинулся с места. На данном этапе государство выделило 160 000 xerafins на строительство новой столицы в Мормугао. Захват Бассейна маратхами в 1739 году оказал большое влияние на многих деятелей и учреждения города Гоа, включая монастырь Санта-Моники, которые прямо или косвенно участвовали в торговле Бассейном.Эти события истощили оставшуюся экономическую жизнеспособность города Гоа.

ЭТАП ТЕРРИТОРИАЛЬНОЙ РАСШИРЕНИЯ И СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ИЗМЕНЕНИЙ: 1750–1961

К 1750 г. город Гоа вступил в фазу деурбанизации из-за массового исхода людей и упадка торговли. Город потерял свое привилегированное положение центра политической и церковной жизни в португальской Индии. Португальские власти пытались компенсировать убытки, понесенные спадом в торговле, за счет дополнительных обрабатываемых площадей, что привело к завоеванию новых территорий.

Эти усилия начались с завоевания Понды у маратхов в 1763 году, за которым последовала оккупация в 1764 году Сангема, Кепема и Канаконы правителями Сонды, которые искали убежища у португальцев во время вторжения в Майсорский правитель Хайдер Али (1722–1782). Пернем, Саттари и Бихолим были захвачены у Бхонлесов Савантвади между 1781 и 1788 годами. Эти недавно приобретенные территории позже стали называться Новыми завоеваниями, а более ранние владения (Тисвади, Бардез и Салчете) были известны как Старые завоевания.Новые завоевания были в два раза больше, чем старые завоевания, и были в основном индуистскими, тогда как население старых завоеваний было преимущественно христианским.

Во времена Старых завоеваний традиционная система gauncaria или communidade , которая подразумевала общинную собственность на землю, была продолжена с необходимыми изменениями, чтобы соответствовать португальским колониальным замыслам. Communidade стал основным сельским институтом, вокруг которого вращались общество и экономика Гоа.Согласно этой системе, право собственности оставалось за потомками или представителями тех, кто в какой-то отдаленный период завоевал или вернул деревню из развалин. Около 12 процентов земель Гоа находились во владении различных общин . Контроль над деревенской землей, деревенским хозяйством и деревенской социально-религиозной жизнью принадлежал коммунидадам .

Новые завоевания, напротив, поддерживали систему dessaidos , согласно которой феодальным вождям разрешалось владеть личным имуществом вместе с обязанностью собирать налоги, пошлины и другие взносы.Эта система проложила путь к размыванию системы communidade и возникновению частной собственности на землю в период Новых завоеваний. dessais , или феодальные вожди, контролировали около 2650 гектаров (около 10,23 квадратных миль) земли в этом регионе. В течение девятнадцатого века они получали годовой доход около 110 000 ксерафинов . Между 1750 и 1800 годами значительная часть пустырей и низменных районов Гоа была освоена и превращена в пригодные для возделывания земли.Департамент сельского хозяйства был создан (1776-1834) для поддержки сельскохозяйственного производства. Хотя департамент пытался внедрить в Гоа новые товарные культуры и увеличить площадь посевных площадей, чтобы решить проблему дефицита зерновых в регионе, успех был лишь частичным. Эти усилия никоим образом не помогли вдохнуть жизнь в старый город Гоа, полностью покинутый властями Панелима.

Тем временем Общество Иисуса было изгнано из Португалии и ее колоний, включая Гоа, в 1759 году маркизом де Помбаль (1699–1782).Иезуиты были изгнаны из Португалии и ее колоний, поскольку они сформировали сильное лобби, вмешивающееся даже в административные дела государства в качестве «исповедников» (слушателей исповеди) правителя. Дома иезуитов в городе Старый Гоа были преобразованы в военные склады, и после этого за ними мало ухаживали, что ускорило процесс упадка в городе. Однако земельные владения иезуитов были распределены между частными собственниками и предприимчивыми людьми, что увеличило количество частных владений в Старых завоеваниях.После изгнания иезуитов началась практика периодического публичного выставления тела святого Франциска Ксавьера в городе Старый Гоа, сначала в первую очередь для того, чтобы продемонстрировать гоанскому народу, что иезуиты не вывозили тело святого из Гоа. .

Между 1760 и 1850 годами торговля Гоа была возрождена частными торговцами, которые развили более крупные торговые сети для перевозки товаров на большие расстояния в Макао, Мозамбик, Баию и Лиссабон. Богатство, накопленное в результате этой торговли, в значительной степени пошло на создание города Панаджи, который вскоре стал новой столицей Estado da India .В 1835 г. сенатские палаты были перенесены в Панаджи, а к 1843 г. перевод правительственных учреждений в новый город был более или менее завершен.

Между тем, город Старый Гоа был заброшен и все больше разрушался. Крыша дворца вице-короля рухнула в 1812 году, а оставшаяся часть дворца была снесена в 1830 году. Окончательный удар по оставшимся городским учреждениям Гоа был нанесен в 1835 году, когда все португальские религиозные ордена были подавлены, а их имущество конфисковано после учреждения конституционное либеральное правительство в Португалии при королеве Марии II (1819–1853).С этим шагом члены религиозных орденов Гоа были вынуждены покинуть страну, а монастыри, а также религиозные дома Старого Гоа превратились в безжизненные здания. Эти постройки оставались без присмотра в течение девяноста одного года, когда некоторые из них были вновь введены в эксплуатацию в 1926 году Антониу Салазаром (1889–1970), впоследствии ставшим премьер-министром Португалии.

Промежутка в девяносто один год без обслуживания и ухода было достаточно, чтобы полностью стереть многие постройки из Старого Гоа. И церкви, и общественные строения начали рушиться одна за другой.Некоторые из них были даже снесены по приказу наместника. В 1829 году правительство разрушило здание, в котором располагался иезуитский колледж Святого Павла. Церковь Святого Фомы была снесена в 1831 году. Точно так же доминиканская обитель в Старом Гоа была разрушена в 1841 году по приказу губернатора Лопеса де Лимы. Свод монастыря августинцев и пристроенная к нему церковь рухнули в 1842 г. Колледж августинцев в старом городе Гоа был снесен в 1846 г. полученный во второй половине восемнадцатого века, оставался в основном индуистским, что возникло из-за нехватки миссионеров и религиозных людей для проведения там евангелизации. Эта ситуация в конечном итоге привела к культурному разграничению на религиозной основе между старыми завоеваниями (преимущественно христианскими) и новыми завоеваниями (преимущественно индуистскими).

Конституционное либеральное правительство, созданное в Португалии при Марии II, впервые назначило гоанца Бернарду Переса да Силву префектом Гоа, пост, эквивалентный должности губернатора, в 1834 году. Но вскоре ему пришлось уйти вниз, потому что офицеры португальской армии взбунтовались, так как они не хотели служить под началом Гоа.Общее экономическое состояние Гоа также начало ухудшаться, особенно после 1840-х годов. Торговля резко упала. Из-за устаревших технологий и устаревших методов производства основная часть обрабатываемых земель использовалась недостаточно, а доходы от сельскохозяйственного сектора резко упали. Цены на товары первой необходимости, включая продукты питания, выросли в три-четыре раза, а рост заработной платы был минимальным.

Все эти проблемы побудили гоанцев эмигрировать в такие места, как Мозамбик, Карачи, Бомбей, Мадрас и Калькутта. Железнодорожная линия, построенная англичанами для соединения Мормугао с Бомбеем в 1881 году в результате англо-португальского договора 1878 года, была основным транспортным средством для гоанских эмигрантов в Британскую Индию. К 1910 году более 63 000 гоанцев эмигрировали в различные города Британской Индии в поисках работы. Годовой объем денежных переводов, отправленных гоанскими эмигрантами со всего мира с 1905 по 1914 год, составлял 1 253 318 реалов.

Тем временем исход рабочего класса Гоа в города Британской Индии и Восточной Африки создал нехватку трудоспособных людей для работы на фермах и рисовых полях в Гоа.Следовательно, произошел рост заработной платы и сокращение производства, а затем увеличение ввоза продовольственных материалов. В конце концов Гоа, который сначала поддерживался торговлей, а затем сельским хозяйством, должен был все больше полагаться на денежные переводы из-за рубежа, чтобы сбалансировать растущий дефицит иностранной валюты, вызванный импортом зерновых.

Тоталитарный режим Салазара, характеризовавшийся царством террора и слабым экономическим ростом, в сочетании с вдохновением движения за независимость в Британской Индии породил среди гоанцев сильное желание освободить Гоа от ига иностранного господства.Однако Салазар рассматривал Гоа как неотъемлемую часть Португалии, в результате чего отказался передать его Индии даже после того, как британцы даровали Индии свободу. Когда дипломатия не смогла решить эти проблемы, индийская армия вошла в Гоа и «освободила» его от португальцев в 1961 году, понеся как можно меньше потерь.

Этот инцидент на некоторое время обострил отношения между Португалией и Индией. Однако Гоа выиграл от своей интеграции в Индию, сначала как союзная территория, а затем как штат.Его экономика получила импульс благодаря диверсификации производственной деятельности и особому поощрению горнодобывающей промышленности и судоходства. Инфраструктурные объекты, в том числе мосты через реки Мандови и Зуари, железнодорожные пути, аэропорт и дороги, связывающие Гоа с остальной частью Индии, облегчили перемещение товаров и людей.

Однако старый город Гоа остался в руинах. В 1964 году Археологическая служба Индии выступила за сохранение объектов наследия Гоа, и многие из старых зданий в настоящее время обслуживаются Археологической службой и несколькими португальскими фондами, включая Fundação Oriente и Fundação Calouste Gulbenkian в Лиссабоне.

см. также Альбукерке, Афонсу де ; Колониальные портовые города и поселки, Южная и Юго-Восточная Азия ; Империя, Португальский ; Малабар, европейцы и морская торговля .

БИБЛИОГРАФИЯ

Борхес, Чарльз Дж., Оскар Г. Перейра и Ханнес Стуббе, ред. Гоа и Португалия: история и развитие . Нью-Дели: Concept Publishing, 2000.

Коттино де Клогуэн, Денис Л. Исторический очерк Гоа .Нью-Дели: Laurier Books, 1995.

да Силва Грасиас, Фатима. За пределами себя: Санта-Каса-да-Мизерикордия де Гоа . Панаджи, Индия: Surya Publications, 2000.

Gomes, Olivinho. Деревня Гоа: исследование социальной структуры и изменений Гоа . Нью-Дели: С. Чанд и компания, 1987.

Малекандатил, Пий. «Влияние торговли в Индийском океане на экономику и политику раннесредневекового Гоа». Deccan Studies II (1) (2004): 3-22.

Пирсон, М.N. Прибрежная часть Западной Индии: исследования из португальских источников . Нью-Дели: Concept, 1981.

Пинто, Сельса. Торговля и финансы в португальской Индии: исследование португальской провинциальной торговли, 1770–1840 гг. . New Delhi: South Asia Books, 1994.

Португальское наследие живет в его архитектуре и культуре

Местный рыбак упаковывает рыболовную сеть на закате на пляже Бага в Бардезе, Гоа, Индия, 9 марта 2016 г. 

Санджит Дас | Блумберг | Getty Images

Гоа — самый маленький штат Индии — находится примерно в 300 милях к югу от Мумбаи.

Будучи португальской колонией до 1961 года, этот прибрежный регион теперь известен своей музыкой, ночной жизнью и пляжами.

Красивое побережье Гоа привлекает посетителей с 1960-х годов. Однако за последние пять лет количество туристов, приезжающих на курорт, увеличилось почти втрое.

Этот впечатляющий рост привлек к его берегам отельеров и рестораторов, а также бизнес со всей Индии, которые стремятся инвестировать в крошечный штат.

Высокий сезон в Гоа длится с октября по январь.Но если вы не любите вечеринки и предпочитаете пустынные пляжи, то лучшее время для посещения — низкий сезон. Хотя в период с февраля по сентябрь вы можете столкнуться с ливнем, стоимость номера также будет намного дешевле.

Гоа разделен на два отличительных района: север привлекает более оживленную толпу, а юг предлагает более медленный ритм жизни. В обоих есть прекрасные пляжи с золотым песком и дороги, которые петляют среди покрытых листвой зеленых холмов.

По Гоа лучше всего путешествовать на скутере.Аренда одного на день будет стоить около 300 рупий — или менее 5 долларов.

Но если вы любите приключения и хотите исследовать остальную часть штата, отправляйтесь вглубь страны, в Старый Гоа. Здесь можно найти некоторые из самых известных колониальных строений региона и католические соборы, которые отражают самобытное португальское наследие этого района.

На протяжении всей истории Гоа сменилось много разных правителей, но наследие португальцев живет до сих пор.

За 450 лет своего правления португальцы построили больницы и школы и горячо обращали местных жителей в христианство.Благодаря особнякам колониальной эпохи, церквям, кухне и даже языку португальское правление оставило здесь яркий исторический след.

Путешественники на вечеринке на пляже в индийском штате Гоа.

Ами Витале | Новости Гетти Изображений | Getty Images

Музыка также является синонимом культуры Гоа. По всему региону, но особенно на севере, вы можете увидеть живые выступления самых разных исполнителей, от традиционного конкани до гоа-транса — стиля электронной музыки, зародившегося в конце 1980-х годов.В то время как крупные фестивали проходят в разгар сезона, в кафе и барах выступают местные музыканты в течение всего года.

Для многих людей Гоа является местом отдыха для любителей пляжного отдыха, которые хотят повеселиться. Но это и многое другое. История и архитектура Гоа делают его уникальным.

А если вам случится приехать сюда в низкий сезон, это может быть идеальное время, чтобы оценить непринужденную культуру индийского штата и окунуться в настоящую гоанскую жизнь.

Португалия все еще отрицает Гоа

Президент Португалии Анибал Каваку Силва в конце этого года посетит Восточный Тимор, чтобы принять участие в праздновании независимости страны.Такой дипломатический жест не будет распространяться на Гоа, где начались торжества по случаю 50-летия присоединения Гоа к Индии в 1961 году. |

Португальские историки Пауло Варела Гомес и Теотонио де Соуза утверждают, что эти два случая не выдерживают сравнения. Восточный Тимор, часть небольшого острова индонезийского архипелага между Южно-Китайским морем и Индийским океаном, был колонизирован португальцами в 16 веке. Голландские колонизаторы захватили запад острова. В 1975 году Португалия в одностороннем порядке вышла из состава Восточного Тимора, начав процесс распада своей колониальной империи.За уходом вскоре последовало вторжение Индонезии в Восточный Тимор. В отчете, спонсируемом ООН, говорится, что по меньшей мере 100 000 тиморцев были убиты во время 25-летней индонезийской оккупации, которая закончилась после референдума в 1999 году. Дипломатическое вмешательство Португалии помогло проложить путь к независимости Восточного Тимора в 2002 году, и с тех пор две страны поддерживают прекрасные отношения. .

Вскоре после обретения Индией независимости Неру инициировал попытки дипломатического решения дела Гоа. Португалия, находившаяся тогда под властью диктатора Антониу де Оливейра Салазара 90 423, отвергла все подобные подходы, вынудив Индию принять участие в военной интервенции, начавшейся 17 декабря 1961 года.Тридцать шесть часов спустя Индия владела Гоа, Даманом, Диу, Дадра и Нагар-Хавели, которые в течение 451 года были частью «Эстадо да Индия» (колониальные владения Португалии в Индии). Вопрос о вступлении Гоа в Совет Безопасности ООН звучал так же резко, как и на местах.

Советский Союз наложил вето на инициированную США резолюцию, поддержанную Великобританией, Францией и Турцией, которая требовала вывода индийских войск. Советский шаг подвергся резкой критике на Западе, и Португалия фактически погрузилась в траур, сократив в том году рождественские празднования.В сообщениях СМИ также говорится, что правительство Салазара назначило награду в размере 10 000 долларов за поимку индийского бригадного генерала Сагата Сингха, командира Красных беретов, парашютного полка, которые первыми индийскими войсками вошли в Панаджи.

Португалия разорвала дипломатические отношения с Индией и отказалась признать деколонизацию своих индийских территорий. Дипломатические отношения между двумя странами возродились лишь в 1975 году, когда сама Португалия превратилась в демократию. В 1992 году Марио Соареш стал первым главой португальского государства, посетившим Гоа.

Резкий критик португальского режима, Соареш провел долгие годы в тюрьме при Салазаре и имел много друзей в движении за свободу Гоа. В Гоа его встретили как героя. После его визита португальское правительство открыло консульство в Гоа, а культурная организация Fundacao Oriente открыла здесь офис.

Юрист Мигель Рейс, возможно, принадлежит к небольшому меньшинству в сегодняшней Португалии, которое считает, что Португалия должна была проявить больше дипломатического суждения в официальном праздновании золотого юбилея Гоа, так же как она отпраздновала возвращение Макао Китаю.По его словам, португальцы должны признать тот факт, что освобождение Гоа стало первым серьезным ударом по диктатуре Салазара. «В каком-то смысле это была преамбула к португальской революции 24 апреля 1974 года, — говорит он.

«Процесс деколонизации Estado da India, несмотря на то, что он произошел в результате военной оккупации, был гораздо более мирным, чем те, которые происходили на других колониальных территориях, которые сегодня превратились в страны, с которыми у Португалии прекрасные отношения», — говорит он.

50-летие деколонизации Гоа по иронии судьбы совпадает с 500-летием прибытия сюда португальцев в 1910 году. Католический университет. В ноябре прошлого года португальское учебное судно Sagres, совершавшее рейс в ознаменование 500-летия прибытия португальцев на Восток и Дальний Восток, вызвало резкие протесты со стороны борцов за свободу и группы шафрана после того, как оно пришвартовалось в гавани Мормугао.

«Если визит португальского судна «Сагреш» должен был состояться в ознаменование 500-летия прибытия португальцев в Гоа, это было бы предосудительно», — говорит Эдуардо Фалейро, бывший министр иностранных дел Союза.


Перед тем, как зайти в Гоа, Sagres пришвартовался в Джакарте, где посол Португалии в Индонезии Карлос Мануэль Лейтао Фрота сказал, что путешествие корабля было «не только для того, чтобы отпраздновать ностальгию, но и для того, чтобы смотреть вперед в будущее». Португалия могла бы начать с золотого юбилея освобождения Гоа, но предпочла этого не делать.

Результаты поиска для «Португальская Индия»

  • … до военного переворота, и поскольку пожелания народа Португальской Индии никогда не принимались во внимание (как того требует резолюция ООН . ..

    22 КБ (3184 слова) — 18:56, 26 мая 2015

  • … для увеличения сфер своего влияния. В 1954 году Индия вторглась в Дадра и Нагар-Хавели, а в 1961 году Португальской Индии пришел конец, когда Гоа, Даман и …

    34 КБ (5195 слов) — 01:09, 14 июня 2019 г.

  • … первые европейские колонии в Индии Европейские колониальные поселения в Индии. Он оставался столицей Португальской Индии до 1530 года, когда Гоа…

    43 КБ (5945 слов) — 20:44, 21 апреля 2018

  • … лет. Пондичерри и Гоа »См. также: Французская Индия, Португальская Индия» В 1950-х годах Франция все еще содержала регионы …

    40 КБ (5899 слов) — 20:25, 30 марта 2019

  • … Христианская вера в Азии. Португальское колониальное правительство в Гоа поддерживало миссию в Индии, поощряя крещеных христиан.Они…

    24 КБ (3451 слов) — 16:57, 25 февраля 2020 г.

  • … ) облигация, выпущенная Голландской Ост-Индской компанией, датированная 7 ноября 1623 г. … остров Амбон ) в антипортугальском союзе , взамен чего…

    19 КБ (2839 слов) — 18:48, 24 августа 2020

  • … к нему. Точки опоры в Индии Торговцы часто вступали в боевые действия со своими голландскими и португальскими коллегами в Индийском океане…

    39 КБ (6072 слова) — 15:42, 20 декабря 2016 г.

  • … 1498 проложил путь для Европы торговли с Индией. Португальцы создали базы в Гоа, Дамане, Диу и Бомбее. Поддерживали…

    65 КБ (9678 слов) — 16:53, 28 декабря 2019 г.

  • … такие языки, как персидский, португальский или французский, и английский язык … ī сценарий истории Индии древней Индии, который, возможно, имел общий …

    32 КБ (4356 слов) — 23:33, 25 марта 2020 г.

  • … 1960-е гг. В декабре 1961 года португальская армия потерпела поражение в вооруженных действиях против индийского вторжения в своей колонии Португальская Индия…

    89 КБ (12 759 слов) — 01:09, 14 июня 2019 г.

  • … в ноябре 1509 г. Рикардо Боналуме Нето, «Громоотвод португальской Индии» »MHQ: Ежеквартальный журнал военной истории » (Энтузиаст Коулза…

    14 KB (2194 слова) — 17:43, 27 января 2021

  • … правил с 1510 года и стал административным центром Португальской Индии, хотя вице-король перенес свою резиденцию в 1759 году в будущее…

    15 КБ (2220 слов) — 18:42, 30 августа 2021 г.

  • … силы обороны. Индийские вооруженные силы вырвали контроль над португальской Индией, в частности, Гоа, Даман и Диу, в ходе операции «Вижай»…

    25 КБ (3735 слов) — 08:29, 3 июня 2019 г.

  • … Христиане святого Фомы Христианство в Индии Португальский Индия Религия в Индии Примечания <ссылки/> использованная литература Гиббон ​​…

    9 КБ (1502 слова) — 04:31, 2 января 2020 г.

  • … .Джеймс Миллс, «Летний футбол в Гоа: спорт, политика и португальцы в Индии», «Футбол и общество» » 2 (2) (2001): 75-88 Его происхождение в . ..

    39 КБ (5 889 слов) — 18:39, 30 августа 2021

  • … и коммерция, и 450 лет португальского колониализма в Индии, которые принесли богатство и власть португальскому престолу. toc В его истории есть элементы…

    13 КБ (2095 слов) — 07:27, 5 мая 2020 г.

  • … ; из Красного моря они совместно атаковали португальские корабли, торговавшие с Индией. Португальцы разбили эти корабли у Диу в 1509 году.

    29 КБ (4465 слов) — 23:58, 31 марта 2021 г.

  • … До появления португальцев в 1500-х годах, протоеврейско-… старейшего христианского ордена в Индии, христиане Святого Фомы имели …

    32 КБ (4560 слов) — 20:25, 31 августа 2019 г.

  • … = Мумбаи находится на западном побережье Индии, примерно на одной трети пути вниз … Гипотеза Баия, утверждающая, что португальские записи упоминание о наличии …

    39 КБ (5731 слово) — 18:24, 11 ноября 2020 г.

  • … часть континента. Для португальцев мыс Доброй Надежды был просто ориентиром на пути в Индию, а мореплаватели других народов, которые…

    64 КБ (9792 слова) — 15:11, 10 января 2018

  • … много общего с Гоа в Индии. Наличие португальской католической церкви, португальских фортов, правительственных зданий и …

    19 КБ (2797 слов) — 16:04, 9 января 2018 г.

  • Прогулка по Фонтаньясу, красочной португальской колонии Гоа — Фоторассказ

    Штат Гоа , безусловно, наделен удивительным географическим положением, а также разнообразием культуры и архитектуры.Государство когда-то было португальской колонией и до сих пор имеет много красивых мест, напоминающих о португальской эпохе . Одно из таких мест находится в столице Панаджи. В районе Фонтайнхас , недалеко от Урем-Крик в Панаджи, находятся латинские кварталы португальских колонистов. Португальская архитектура  Таким образом, лучше всего можно насладиться в Фонтейньяс Гоа, португальской колонии в Гоа.

    Желтые и красные дома — мои любимые из всех в этой красочной португальской колонии в Гоа

    Изучение маленькой Португалии по имени Фонтаинхас в этом крошечном штате Индии — это, безусловно, эксцентричный опыт.Индуистские брамины района Мала сосуществуют здесь с индийскими христианами. Хотя большинство этих красочных домов в этой португальской колонии превращены в отели и кафе наследия, многие дома до сих пор заселены гоанскими христианами.

     

    Холм Алтиньо и природный источник в Фонтейньяс, Гоа

    Fontainhas — это , расположенный у подножия холма Алтинью. Таким образом, он получает естественное водоснабжение ручья в основании.Поэтому он был метко назван Фонтаинхас, постоянно текущий фонтан Феникса. Фонтан все еще существует в конце кварталов на пути к храму Марути. Вы можете начать прогулку, войдя на любую из улиц вдоль знаменитого ручья Оурем. Я начал с Geetanjali Art Café на одной из улиц перед отелем Panjim Inn.

     

    Кафе Panjim Inn

    Красивое старинное здание превращено в кафе с прекрасными картинами на стенах.Гостиница Panjim также открыта для посетителей. Вы можете насладиться видом на красочные кварталы из прекрасного кафе на террасе отеля. Исторический отель также сохранил часть мебели из розового дерева ушедшей эпохи и несколько вековых бутылок из-под виски. Таким образом, это историческое здание является обязательным местом для посещения каждым любителем наследия.

    Интерьер отеля Panjim Inn; не забудьте обратить внимание на эти стулья в уникальном стиле. Специально создано для бесед с глазу на глаз 😉Кафе отеля Panjim Inn — одно из лучших, где можно насладиться этим районом наследия и вкусно позавтракать в Фонтаньясе

     

    Хотите остановиться в одном из этих домов-студий в Фонтаньясе? Ищите предложения здесь.

     

     

    Встреча на улицах Фонтеньяса у часовни Святого Себастьяна

    Прогуливаясь дальше по улице, вы увидите красивые желтые здания, превращенные в сувенирные магазины. Улицы могут удивлять вас новым изумлением каждый раз, когда вы посещаете их. Поэтому не ограничивайте свои ожидания тем, что вы читаете об этом в блогах. Пересекающиеся улочки района с красочными кварталами сходятся на перекрестке, который когда-то был местом сбора и местом, устроенным для общественных застолий или торжеств, как в любой старой португальской колонии.На этом перекрестке находится единственное белое здание — часовня. В часовне находится распятие, которое когда-то находилось во дворце Гоа. Одной из необычных особенностей изображения Иисуса на распятии является то, что его глаза открыты.

    Это одно из редких белых зданий в красочной португальской колонии Фонтаинхас в Гоа.

    Часовня Святого Себастьяна расположена на перекрестке, предназначенном для общественных собраний и праздников. Несмотря на то, что часовня очень старая, она содержится в очень хорошем состоянии.

     

    Украшенные красочные домики

    Дома обычно строятся с красочными стенами и крестом на передней стене. Во многих из них есть старинные деревянные скамейки и мебель, которые гордо выставлены в комплексе, а балконы украшены красивейшими растениями. Удивительно видеть таблички домов и названия магазинов, написанные на латыни. Еще одно блестящее использование изобилия морских ракушек — это их использование для украшения окон.

    Geetanjali Art Cafe — одно из выдающихся двухэтажных зданий, непохожих на другие домики.

     

     

    Почти во всех домах много зелени, которая придает домам оттенок.И этот дом цвета индиго — цинизм фотографов. Это также одно из знаковых и популярных мест в Instagram.

     

    Красный, пастельно-зеленый, бледно-желтый или оранжевый и светло-голубой — основные цвета домов.

     

    Я видел украшения из морских раковин, но использовать их для украшения окон, безусловно, уникально.
    Колодец желаний и петухи
    Колодец желаний Фонтейньяса, португальской колонии в Гоа

    Хотя колодец больше не используется, он придает этому месту образ старого сказочного города. Петухи — наиболее распространенные элементы на столбах и стенах домов. Вы можете наблюдать их даже на этом снимке колодца. Недавно я узнал, что петух является одним из неофициальных национальных символов Португалии. Итак, есть что-то очень португальское в этих постройках в Фонтейньясе. С другой стороны, петухи также являются благоприятными символами для христиан этой колонии.

    Лестница к старомодному дому, который сейчас является гостевым домом в рамках проекта «Наследие туризма» компании Goa Tourism.
    31st Janeria, старейшая пекарня португальских колоний в Гоа

    Двигаясь к южной оконечности, вы можете расспросить местных жителей о пекарне 31 st Janeria (31 st января), которая так же исторична, как Fontainhas . Пекарня поставляет свежую выпечку, хлеб и печенье со времен основания Фонтейньяса . Далее главная дорога приведет вас к церкви Сан-Томе, широко известной как церковь Панаджи.

    Эти милые дети наслаждались своим днем ​​в качестве маленьких поваров в пекарне 31st January. Разве они не выглядят очень мило в этих огромных кепках? 🙂

     

    Индуистский храм и дома, обозначающие конец квартала

    Северный конец области обозначен колонией индуистских браминов, преимущественно отождествляемой с домами, в центре которых растет священный базилик. На холме также есть красивый храм, посвященный лорду Хануману. Вы должны подняться, чтобы получить потрясающий вид на столицу.

    Из храма Марути, посвященного лорду Хануману, открывается лучший вид на город, окруженный пальмами на берегу. Хотите узнать больше о храмах Гоа? Читайте здесь.

    100-летняя библиотека имени Шри Махалакшми Прачин Хинду Вачан Мандир является еще одной уникальной особенностью этого района. Местные жители до сих пор посещают библиотеку для чтения старинных книг.

    Если вы хотите узнать о жизни в Гоане до колонизации, вы должны посетить Музей снежного человека в Понде, который известен своей самой большой монолитной резьбой Святой Миры на скальном полу.

    Также читают

    10 необычных занятий в Гоа за пределами пляжей

    Музей больших ног в Гоа – потерянная культура Гоа

    Советы путешественникам:

    • Начинайте рано утром, чтобы избежать дневной жары.
    • самое бюджетное место для проживания рядом с Фонтеньясом — Old Quarter Hostel by The Hostel Crowd.
    • лучший сезон для посещения — зима. (с октября по март)
    • Лучший способ исследования — либо пешком, либо на велосипеде, так как по узким улочкам нельзя добраться на двухколесном транспортном средстве.
    • Велосипеды можно арендовать по минимальной цене в хостеле Old Quarter.
    • Вкусно пообедать можно в кафе B&B, которое находится в переулке Старого квартала в сторону главной дороги.
    • Не забудьте пообщаться с дружелюбными местными жителями, которые могут поделиться интересной информацией об этом месте.
    B & B Cafe — это место, где вы должны попробовать пиццу и пасту со свежим арбузным соком.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.