Уютный трикотаж: интернет магазин белорусского трикотажа

Города в африке: Крупнейшие города Африки, население, численность, карта, достопримечательности, фото

Города в африке: Крупнейшие города Африки, население, численность, карта, достопримечательности, фото

Содержание

Страны Африки и их столицы → карта, список по алфавиту, флаги

Страны Африки и их столицы на карте. Полный список — государства расположенные на Африканском континенте и карта их границ, местоположение в мире, на русском языке, флаги, по площади, субрегионы и субъекты, координаты
 

№ Флаги На букву Страна Столица Расположение Букв
1 А Алжир Алжир Север.Африка 5
2 А Ангола Луанда Центр.Африка 6
3 Б Бенин Порто-Ново Запад.
Африка
5
4 Б Ботсвана Габороне Южная Африка 8
5 Б Буркина-Фасо Уагадугу Запад.Африка 12
6 Б Бурунди Бужумбура Центр.Африка 7
7 Г Габон Либревиль Центр.Африка 5
8 Г Гамбия Банжул Запад.Африка 6
9
Г
Гана Аккра Запад.Африка 4
10 Г Гвинея Конакри Запад. Африка 6
11 Г Гвинея-Бисау Бисау Запад.Африка 12
12 Д Демократическая респ.Конго Киншаса Центр.Африка 32
13 Д Джибути Джибути Восточн.Африка 7
14 Э Экваториальная Гвинея Малабо
Центр.Африка
21
15 Е Египет — спутник Каир Север.Африка 6
16 З Замбия Лусака Центр. Африка 6
17 З Зимбабве Хараре Восточн.Африка 8
18 К Кабо-Верде Прая Запад.Африка 10
19 К Камерун Яунде Запад.Африка 7
20 К Кения
Найроби
Восточн.Африка 5
21 К Коморские острова Морони Восточн.Африка 17
22 К Конго Браззавиль Центр.Африка 5
23 К Кот-д’Ивуар Ямусукро Запад. Африка 11
24 Л Лесото Масеру Южная Африка 6
25 Л Либерия Монровия Запад.Африка 7
26 Л Ливия Триполи Север.Африка 5
27 М Маврикий Порт-Луи Восточн.Африка 8
28 М Мавритания Нуакшот Запад.Африка 10
29 М Мадагаскар Антананариву Восточн.Африка 10
30 М Малави Лилонгве Восточн. Африка 6
31 М Мали Бамако Запад.Африка 4
32 М Марокко Рабат Север.Африка 7
33 М Мозамбик Мапуту Восточн.Африка 8
34 Н Намибия Виндхук Южная Африка 7
35 Н Нигер Ниамей Запад.Африка 5
36 Н Нигерия Абуджа Запад.Африка 7
37 Р Руанда Кигали Центр.
Африка
6
38 С Сан-Томе и Принсипи Сан-Томе Центр.Африка 19
39 С Свазиленд Мбабане Южная Африка 9
40 С Сейшельские острова Виктория Восточн.Африка 19
41 С Сенегал Дакар Запад.Африка 7
42 С Сомали Могадишо Восточн.Африка 6
43 С Судан Хартум Север.Африка 5
44 С Сьерра-Леоне Фритаун Запад. Африка 12
45 Т Танзания Додома Восточн.Африка 8
46 Т Того Ломе Запад.Африка 4
47 Т Тунис — спутник Тунис Север.Африка 5
48 У Уганда Кампала Восточн.Африка 6
49 Ц Центр.Африк.Респ. Банги Центр.Африка 32
50 Ч Чад Нджамена Центр.Африка 3
51 Э Экваториальная Гвинея Малабо Центр. Африка 21
52 Э Эритрея Асмэра Восточн.Африка 7
53 Э Эфиопия Аддис-Абеба Восточн.Африка 7
54 Э Южно-Африканская Респ. Претория Южная Африка 27
55 Ю Южный Судан Джуба Север.Африка 11

 
Презентация на тему: столицы Африки 55 стран → для детей и взрослых. Возможность сортировать таблицу по алфавиту, выбрать необходимый регион и его центр. Перейти на схемы городов на русском языке, показать приграничные районы со спутника, панорамы и фото улиц. Перечислите названия континентов и покажите части света, окружающие моря и океаны, национальные флаги мировых держав. Пройти тест на знание столиц мира. Узнать сколько букв в названии и на какую букву начинается, где находится на карте мира и с кем граничит

 

Страны и столицы зарубежной Африки — список в алфавитном порядке:

  • Алжир, Алжир
  • Ангола, Луанда
  • Бенин, Порто-Ново
  • Ботсвана, Габороне
  • Буркина-Фасо, Уагадугу
  • Бурунди, Бужумбура
  • Габон, Либревиль
  • Гамбия, Банжул
  • Гана, Аккра
  • Гвинея, Конакри
  • Гвинея-Бисау, Бисау
  • Демократическая республика Конго, Киншаса
  • Джибути, Джибути
  • Египет, Каир
  • Замбия, Лусака
  • Зимбабве, Хараре
  • Кабо-Верде, Прая
  • Камерун, Яунде
  • Кения, Найроби
  • Коморские острова, Морони
  • Конго, Браззавиль
  • Кот-д’Ивуар, Ямусукро
  • Лесото, Масеру
  • Либерия, Монровия
  • Ливия, Триполи
  • Маврикий, Порт-Луи
  • Мавритания, Нуакшот
  • Мадагаскар, Антананариву
  • Малави, Лилонгве
  • Мали, Бамако
  • Марокко, Рабат
  • Мозамбик, Мапуту
  • Намибия, Виндхук
  • Нигер, Ниамей
  • Нигерия, Абуджа
  • Руанда, Кигали
  • Сан-Томе и Принсипи, Сан-Томе
  • Свазиленд, Мбабане
  • Сейшельские острова, Виктория
  • Сенегал, Дакар
  • Сомали, Могадишо
  • Судан, Хартум
  • Сьерра-Леоне, Фритаун
  • Танзания, Додома
  • Того, Ломе
  • Тунис, Тунис
  • Уганда, Кампала
  • Центральноафриканская Республика, Банги
  • Чад, Нджамена
  • Экваториальная Гвинея, Малабо
  • Эритрея, Асмэра
  • Эфиопия, Аддис-Абеба
  • Южно-Африканская Республика, Претория
  • Южный Судан, Джуба

 

Материк Африка является вторым в мире по численности населения и по количеству государств, первым Евразия. Находится в Восточном полушарии планеты Земля. С двух сторон омывается водами Атлантического (на западе) и Индийского (восток, юг) океанов. И двумя морями, северо-восток — Красное море, на севере — Средиземное море. По субрегионам делится на:

 

  • Северная — кол-во 6
  • Тропическая

 

В составе Тропической разделяют на субъекты:
 

  • Восточная — 18
  • Западная — 17
  • Южная — 5
  • Центральная — 9

Страны и столицы Африки — карта

 

Таблица по алфавиту, в ней собраны все зарубежные страны расположенные на Африканском континенте и прилегающих островах (список 55), которые объединены единой территорией Африканского материка, и связаны общими границами на суше и воде

 

Крупнейшие и самые большие государства со столицами на Африканской территории земного шара:

  1. Южно-Африканская Республика, Претория
  2. Алжир, Алжир
  3. Демократическая республика Конго, Киншаса
  4. Египет, Каир
  5. Эфиопия, Аддис-Абеба
  6. Ливия, Триполи

 

По списку 55 стран Африки — карта расположения их в мире. Для уточнения перейти на тип представления «КАРТА» или «СПУТНИК». Без труда найти Южно-Африканскую республику (ЮАР) или Египет, ближайшие государства с территориями вокруг: южные, северные, западные, восточные, центральные. Здесь весь список государств Азии

На английском карта Африки со странами

 

Теперь вы знаете, сколько всего и какие страны входят в состав Африканских держав в 2022 г., и расположены на материке. Сможете показать, какая самая большая по площади страна Африки — Алжир, и самая маленькая — Сейшельские острова (также по населению)

 

Площадь Африки без островов — 29,2 млн км². Около 30,3 млн км² c островами. Самая большая по численности населения — Нигерия, затем — Эфиопия

 

Нетрудно заметить, что десять стран Африки имеют одинаковое количество букв в названии: 6 и 7 букв. Также первое в таблице название совпадает с именем ее административного центра

 

Форма правления — все государства являются республиками, кроме трёх. Марокко, Лесото, Свазиленд — страны монархии Африки, где вся власть принадлежит одному монарху — королю

 

Почти у всех унитарная форма государственного устройства. Только четыре федерации — Нигерия, Коморские острова, Эфиопия, Южный Судан

 

Вы можете сами выбрать город и страну, на роль столица Африки — обычно называется вариантов несколько:

 

г. Алжир (Алжир) — самый большой по площади город и ВВП на душу населения
г. Кейптаун (ЮАР) — крупный морской порт и самый развитый город материка, первый по добычи золота
г. Лагос (Нигерия) — по численности населения, сосредоточена половина промышленности Нигерии
г. Аддис-Абеба (Эфиопия) — штаб-квартира Африканского союза (аналог Европейского союза)

 

Гибралтарский пролив разделяет Африку и Евразию, точнее Гибралтар отделяет от Европы. В районе Гибралтарского пролива расположены порты: марокканский порт Танжер, испанский порт Сеута

 

От Азии Африку отделяет Суэцкий канал и Баб-эль-Мандебский пролив

 

От Южной Америки Африка удалена пространством южной части Атлантического океана, от Северной Америки северной частью Атлантического океана. Между Австралией — Индийский океан

 

Все независимые страны Африки, кроме трёх территорий. Зависимые территории:

 

  • Реюньон — остров в Индийском океане на востоке от Мадагаскара (входит в состав Франции)
  • Майота — архипелаг между Мадагаскаром и северным Мозамбиком (Франция)
  • Западная Сахара (аннексирована Марокко)
  •  

    Координаты столиц стран Северной Африки +флаги африканских стран:
     

    30.05 с. ш.,31.25 в. д. — Каир (Египет)
    32.88 с. ш.,13.20 в. д. — Триполи (Ливия)
    36.75 с. ш.,3.03 в. д. — Алжир (Алжир)
    34.00 с. ш.,6.82 з. д. — Рабат (Марокко)
    15.55 с. ш.,32.53 в. д. — Хартум (Судан)
    36.85 с. ш.,10. 17 в. д. — Тунис (Тунис)
    4.85 с. ш.,31.59 в. д. — Джуба (Южный Судан)
    Координаты Южной Афр.
    24.65 ю. ш.,25.91 в. д. — Габороне (Ботсвана)
    29.30 ю. ш.,27.50 в. д. — Масеру (Лесото)
    22.55 ю. ш.,17.08 в. д. — Виндхук (Намибия)
    26.32 ю. ш.,31.15 в. д. — Мбабане (Свазиленд)
    25.73 ю. ш.,28.20 в. д. — Претория (ЮАР)

     

    В этих городах находятся известные достопримечательности. Каирский музей, где хранятся сфинксы и саркофаги (Каир, Египет), триумфальная Арка Марка Аврелия (Триполи, Ливия) и др.

     

    Китайцы построили в Африке город-призрак

    В Африке обнаружено невиданное ранее для этого континента явление — огромный «город-призрак». Речь идет о новом городе Киламба, построенном примерно в 30 км от Луанды, столицы Анголы.

    Киламба был возведен менее чем за три года корпорацией CITIC, принадлежащей правительству Китая, в рамках программы по строительству городов-спутников. Он является крупнейшим таким проектом в регионе. В новом городе, занимающем 5000 гектаров, построено 750 восьмиэтажных жилых зданий, десятки школ и более сотни торговых точек. Город стоимостью 3,5 млрд долларов рассчитан на полмиллиона человек, которые там, однако, вряд ли появятся, пишет BBC.

    — В Китае появились десятки «городов-призраков»

    Как отмечает издание, Киламба — словно драгоценный камень в послевоенной короне реконструкции Анголы. В снятом местным правительством рекламном ролике показаны улыбающиеся семьи, которые наслаждаются новым стилем жизни вдалеке от пыли и беспорядков центральной Луанды, где миллионы живут в трущобах. Но на видео всего лишь актеры. Несмотря на хитрый глянцевый обман, за год в городе было продано всего 220 квартир из первых 2800 выставленных на продажу.

    Такая непопулярность проекта, похоже, заключается в его стоимости для конечных потребителей — местных жителей. Квартиры здесь стоят от 120 тысяч до 200 тысяч долларов — а это не по карману минимум для двух третей жителей Анголы, которые живут менее чем на 2 доллара в день. Спасительная ипотека предлагается местными банками на кабальных условиях, на которые не могут согласиться даже хорошо оплачиваемые офисные работники. Сейчас власти Анголы подумывают сдать часть жилья в Киламбе по льготной долгосрочной аренде, но в реалистичность этого проекта пока мало кто верит.

    Киламба построен на китайский кредит в обмен на доступ к ангольской нефти. Если местные власти не смогут распродать дома — получается, что инвестиции были растрачены впустую.

    «Зато здесь тихо и намного спокойнее, чем в любом другом городе, нет никакой преступности. Есть автомобильная парковка, площадки для футбола, баскетбола и гандбола», — поделился впечатлениями с журналистами 17-летний Себаштьяу Антонио, который учится в школе Киламбы.

    Центр исследований Юга Африки | Федеральное государственное бюджетное учреждение науки

    Направления научных исследований Центра

    • Политическое развитие стран Юга Африки: процессы демократизации; изменения в балансе политических сил и характер внутриполитической борьбы; роль традиционных институтов власти и их интеграция в современную политическую структуру; внешнеполитические связи и роль стран Юга Африки в Африканском Союзе.
    • Экономические процессы в ЮАР и других странах Юга Африки, региональное сотрудничество и экономическая интеграция в рамках САДК.
    • Социально-политические процессы в странах региона: трансформация общества, роль этнического фактора, проблемы ликвидации бедности и безработицы.
    • Исторические связи, военно-политическое и экономическое сотрудничество СССР/России со странами Юга Африки. Препятствия на пути сотрудничества.
    • Проблемы португалоязычных стран Африки.


    Научные сотрудники Центра:

      ЯКОВЛЕВ АНДРЕЙ ВИКТОРОВИЧ, ассоциированный член — к. ф.н., 2-й секретарь 1-го класса
        • Внутренняя и внешняя политика Намибии
        • африканерская община ЮАР и Намибии
        • социолингвистика ЮАР и Намибии
        • язык африкаанс, койсанские языки
        • общая фонетика, стиховедение, интерлингвистика.
      ПОЛЕНКОВА МАРИНА НИКОЛАЕВНА, старший лаборант,


    Научные публикации

    Чернецов Е.П. Самые памятные дни. Устная история забытых войн. Мемуары ветеранов войны в Анголе. Воспоминания гвардии подполковника артиллерии в отставке Е. П. Чернецова о службе в Анголе в 1980-1982 гг.. — М. 2012, 144 стр. ISBN 978-5-904935-40-5

    Проблемы современного cоциально-экономического и политического развития ЮАР. Прокопенко Л.Я., Скубко Ю.С., Шубин Г.В — Москва: Издатель И.Б. Белый, 2013. — 112 с. ISBN 978-5-904935-39-9

    Англо-бурская война 1899-1902 годов глазами российских подданных. Сборник в 13-тт. М., Издатель И.Б. Белый, 2012 г. Редакторы-составители. Г.В. Шубин, Н.Г. Воропаева, Р.Р. Вяткина, В. Ю. Хритинин, Я. Либенберг

    Архангельская А.А. “Внешняя политика правительства АНК”.

    Токарев А.А. “Военно-политическое сотрудничество СССР/России с бывшими португальскими колониями”.

    Хаматшин А.Д. “Кризис в Зимбабве и пути выхода из него”.

    Скубко Ю.С. «Некоторые аспекты развития высшего образования в ЮАР» // Восток, №2, 2013.

    Скубко Ю.С. ЮАР на пути к экономике знаний: наука, университеты, инновация. ИАФР РАН. – М., – 2011 – 146 с. с иллюстрациями. ISBN 978-5-91298-082-4

    Скубко Ю.С. «ЮАР на пути к экономике знаний: съезд на обочину?» // Восток, № 1, 2011.

    Скубко Ю.С. «Политика либеральной модернизации правительства АНК в ЮАР и ее возможные изменения при новом руководстве страны» М., 2010

    Скубко Ю.С. «Инновационное развитие и человеческий фактор» // Мировая экономика и международные отношения, №6, 2008.

    Скубко Ю.С. «Переход к «экономике знаний» и перспективы НТП в ЮАР в предстоящем десятилетии» // Восток №4 — 2008.

    Скубко Ю. С. Очерк истории южноафриканской живописи. М., 2007,-151 с.

    Скубко Ю.С. «Новые явления в экономике ЮАР». М.,»Наука».1985.

    Ю.С.Скубко, Г.В.Шубин «Социально-экономическое и политическое развитие ЮАР в 2005-2009 гг.

    Участие в конференциях

    Скубко Ю.С. Доклад «National interests above ideology: Soviet diamond deals with South African De Beers cartel during the Cold War» на международной конференции «Spaces of interaction between the Socialist Camp and the Global South in the Cold War era:Knowledge Production,Trade, Scientific-Technical Cooperation» 26-27.10.2017,Leipzig University, SFB 1199

    Скубко Ю.С. Доклад «Cape Town and Crimean water resources crisis: some similar problems and possible solutions» на международной конференции BRICS-PLUS «Water, Food and Health nexus in BRICS-Plus: Problems, Progress and Prospects» 03-04.09.2018, Bloemfontain, UFS

    Архангельская А.А. Доклад “India-Africa, South-South cooperation in the framework of IBSA in agricultural sector” на международной конференции “South-South Cooperation India, Africa and food security: between the summits” (10-11 января, Мумбай, Индия)

    Публикации.

    а) В Сборнике «50 лет Года Африки. Судьбы национально-освободительных движений: взгляд из Африки, России и Западной Европы»:

    — Архангельская А.А. «Внешняя политика правительства АНК»;

    — Скубко Ю.С. «Политика либеральной модернизации правительства АНК в ЮАР и ее возможные изменения при новом руководстве страны»;

    — Токарев А.А. «Военно-политическое сотрудничество СССР/России с бывшими португальскими колониями»;

    — Хаматшин А.Д. «Кризис в Зимбабве и пути выхода из него».

    б) Скубко Ю.С. Статья в журнале «Восток», № 1, 2011 г.: «ЮАР на пути к экономике знаний: съезд на обочину?».

    Международные контакты:

    — Участие в международной конференции: “South-South Cooperation India, Africa and food security: between the summits” А.Архангельская. Доклад «India-Africa, South-South cooperation in the framework of IBSA in agriculturel sector». (10-11 января, Мумбай, Индия).

    Связь с вузовской наукой:

    — Преподавание, участие в Госкомиссии РГГУ (А. Токарев).

    карта, история, страны и города, все путешествия в Африке

    Конечно, не все из этих 55 стран доступны и безопасны для путешествий (да и, увы, для жизни), но и тех, куда поехать можно, в принципе хватит на долгие годы вояжей: в Северной, Западной, Восточной и Южной Африке найдутся и райские острова, и жаркие пустыни, и шумные города, и дикие леса, и морские побережья, и грохочущие водопады, и современные столицы, и удивительное разнообразие традиций. 

    Например, Алжир: гигантская территория, большую часть которой занимает пышущая жаром Сахара. В этой стране есть горы, море, древние финикийские, римские и мусульманские достопримечательности, а густонаселенная столица, тоже носящая имя Алжир, — чрезвычайно интересный в плане памятников и живописных видов город. Но главная жемчужина страны — это сама великая пустыня, путешествие по которой заставит почувствовать себя на другой планете — или наконец ощутить величие планеты родной.  

    А вот Ботсвана, куда, к сожалению, довольно трудно попасть, — зеленая и полная жизни страна, где обитает неимоверное количество экзотических животных, текут реки и шумят водопады. Здесь чуть ли не в каждой деревне можно познакомиться с наследием древних людей (наскальной живописью или предметами быта разных племен), купить современные поделки, сотканные вручную ткани, каменные скульптуры и драгоценные камни, а на сафари — увидеть слонов, гиппопотамов, бабуинов и других представителей местной фауны. 

    Цвета пейзажей Кении, кажется, невозможно передать с помощью изобретенных человеком красок и фотокамер, жители страны неизменно добры, веселы и приветливы, Индийский океан сияет спокойной синевой, а львы, зебры, антилопы, слоны и леопарды, на которых можно вдоволь налюбоваться во время сафари, — чувствуют себя отлично. Одних только национальных парков с великолепной флорой и фауной здесь множество, а есть ведь еще и города: например, Найроби, столица страны, где гигантские небоскребы уживаются со старинными храмами и мечетями, а находящаяся рядом с городом Великая Рифтовая долина, где среди вулканов обитают фламинго, — одно из самых красивых и необычных мест на Земле.  

    В Мозамбик стоит ехать за купанием и дайвингом, для знакомства с национальными парками — или ради экскурсий по местным древностям, ведь люди здесь живут более двух миллионов лет. Желто-оранжевые пустынные рельефы Намибии сливаются с синим простором океана. Здесь есть заповедник с окаменевшими деревьями, гигантский каньон, горы и скалы со следами наскальной живописи и альпинистскими маршрутами, кратер от падения гигантского метеорита и множество других интересных мест. В Зимбабве много синевы и зелени: дикая растительность и вода здесь в изобилии, а знаменитый, огромный и пугающий водопад Виктория — апогей всей этой природной красоты. 

    Мирные острова Кабо-Верде — идеальное место для райского отдыха, включающего в себя дайвинг и серфинг, с ними в этом соперничает остров Маврикий, а Канарские острова, споря с Сейшельскими, как бы говорят: «Нет, это мы — самое райское место на планете». 

    Девять провинций ЮАР — это абсолютно отличающиеся друг от друга места, где есть современная урбанистическая и при этом невероятно зеленая столица страны — Йоханнесбург, инопланетная пустыня Калахари, прекрасный Кейптаун, воспетый в приключенческих романах мыс Доброй Надежды, знакомая всем с детства Лимпопо и многое, многое другое.  

    Дикая природа Танзании и ее пляжи ждут туристов, а Сенегал манит их красотой и разнообразием ландшафтов. Египет привлекает пустыней и древностями, Эфиопия широко распростерла свои оранжево-голубые объятья, а дворцы и спа-курорты Туниса готовы встретить охотников за наслаждениями. Все это — Африка, и тут есть еще много чего. Приезжайте — убедитесь сами.

    Читать полностью

    Урбанизация — Материалы Всемирного банка для учащихся «А знаешь ли ты… ?»

    Урбанизация

    Что это такое?

    Урбанизация — это рост городов вследствие перемещения населения из сельских районов в поисках лучшей работы и лучших условий для жизни.

    Большие и малые города находятся в центре стремительно меняющейся мировой экономики —  они причина и следствие мирового экономического роста.

    Во всем мире города растут потому, что люди переезжают из сельских районов в поисках работы, возможностей улучшения условий жизни и ради лучшего будущего для своих детей.

    Впервые в истории человечества получилось так, что большая часть мирового народонаселения проживает в городах.

    • Три миллиарда людей — половина мирового народонаселения — живут в городах
    • К 2050 году в городах будут проживать две трети жителей  Земли. (В 1800 году в городах проживали только 2% людей. В 1950 году лишь 30% мирового народонаселения считались горожанами).
    • Ежедневно в города переезжают почти 180 000 человек.
    • В развивающихся странах городское население ежегодно пополняется на 60 миллионов человек. Такой уровень роста городского населения сохранится в течение следующих 30 лет.
    • За следующие 15–20 лет многие города в странах Африки и Азии увеличатся вдвое.

    Почему это касается меня?

    Городское население растет быстрее, чем развивается инфраструктура.

    Многие городские зоны растут за счет упадка сельских регионов, что вынуждает обнищавших жителей сельских районов переезжать в города в поисках работы.

    Обычно вновь прибывшим не удается найти то, что было целью переселения, и они становятся городскими бедняками. При переезде в город они зачастую сталкиваются со следующими проблемами:

    • Отсутствие жилья. Вследствие отсутствия домов переселенцы нередко строят укрытия на окраине города, обычно на принадлежащих государству землях. Эти земли, как правило,  непригодны и опасны для проживания, Это поймы и берега рек, крутые склоны и земли после мелиорации.
    • Отсутствие необходимой инфраструктуры.  Нередко жители трущоб живут без электричества, водопровода, канализации, дорог и других коммунальных услуг.
    • Отсутствие имущественных прав. Жители трущоб, будучи нелегальными или незарегистрированными горожанами, не имеют имущественных прав на занимаемую ими землю, что делает невозможным использование земельных участков в качестве залога при получении кредита.

    За последние 50 лет число жителей трущоб увеличилось с 35 миллионов до более чем 900 миллионов. В течение следующих 30 лет оно может удвоиться.

    Жители трущоб составляют большинство городского населения в Африке и Южной Азии.  Согласно некоторым оценкам, к 2035 году в городах будет проживать более половины бедняков мира.

    Жители трущоб подвергаются высокому риску заболеваний. Помимо того, что они страдают от загрязнения, вызываемого сжиганием неочищенного топлива во время приготовления пищи, использования примитивных плит, имеют ограниченный доступ к воде и канализации, им приходится сталкиваться с такими современными экологическими опасностями, как загрязненный городской воздух, выхлопные газы и выбросы промышленных предприятий. 

    С ростом городов увеличивается количество экологических проблем:

    • Ухудшение качества воздуха  в городах. Каждый год один миллион людей умирает от загрязнения городского воздуха.
    • Увеличение количества транспорта, которое приводит к перегруженности дорог и увеличению числа аварий. По данным Всемирной организации здравоохранения, каждый год в развивающихся странах в дорожно-транспортных происшествиях  500 тысяч человек погибает, а 15 миллионов получают травмы. В основном жертвами являются пешеходы и велосипедисты из числа бедняков. Люди, которым удается выжить в авариях, зачастую становятся инвалидами. Например, в Бангладеш, согласно сообщениям, около 50% мест в больницах заняты жертвами дорожно-транспортных происшествий.

    Только факты

    Крупнейшие города мира

    Согласно данным ООН-Хабитат, в 2000 году в каждом из этих 19 городов проживало более 10 миллионов жителей

    Город Население в млн.
    1 Токио 26.4
    2 Мехико 18. 1
    3 Бомбей 18.1
    4 Сан-Паулу 17.8
    5 Нью-Йорк 16.6
    6 Лагос 13.4
    7 Лос-Анджелес 13.1
    8 Калькутта 12.9
    9 Шанхай 12.9
    10 Буэнос-Айрес 12.6
    11 Дакка 12.3
    12 Карачи 11. 8
    13 Дели 11.7
    14 Джакарта 11.0
    15 Осака 11.0
    16 Манила 10.9
    17 Пекин 10.8
    18 Рио-де-Жанейро 10.6
    19 Каир 10.6

    В 1950 году Нью-Йорк был единственным городом в мире, население которого превышало 10 миллионов жителей.

    Что делает международное сообщество?

    По мнению директора Института Земли Колумбийского университета Джеффри Сакса, городам всего мира следует двигаться по трем стратегическим направлениям, обеспечивающим приемлемые условия жизни для всех жителей города:

    • Городское планирование, которое включает хорошо продуманные системы водоснабжения и канализации, а также системы общественного транспорта и здравоохранения.
    • Стратегия развития города, т.е. постановка целей с учетом условий в том или ином региона.
    • Управление городом.

    Местные руководители и международные эксперты по вопросам развития пытаются найти ответы на следующие вопросы: «Где будут жить эти новые  горожане? Какие земли они должны использовать? В какие школы пойдут их дети? Где они будут брать воду? Как будет проводиться сбор мусора? Где они должны голосовать? Кто будет защищать их?».

    Международные агентства также сотрудничают с бедными странами для достижения следующих целей:

    • Создание адекватной инфраструктуры, включая дороги, жилые дома, сети электроснабжения, водоснабжения и канализации, школы и больницы.
    • Создание законных поселений на месте трущоб.
    • Укрепление городского управления.
    • Улучшение жизни бедняков и поощрение равенства.

    Что могу сделать я?

    Посетите сайт Idealist или Добровольцы ООН для получения информации о возможностях участия в движении добровольцев во всем мире в целях содействия  устойчивому развитию.

    Посетите следующие сайты:

    • ООН-Хабитат — агентство ООН, занимающееся изучением населенных пунктов во всем мире.
    • Союз городов — всемирное объединение городов и их партнеров в сфере развития, цель деятельности которого  заключается в улучшении условий жизни городских бедняков.

    Дополнительные ресурсы

     

    Дополнительная информация на веб-сайте Всемирного банка

    почему урбанистам придется обратить внимание на Африку — T&P

    В то время как в Европе все больше говорят о том, что города себя изживают, на африканском континенте сейчас наблюдается такой темп роста городского населения, какого еще не было в истории. При этом африканская урбанизация часто не вписывается в привычные схемы, по которым развиваются европейские города. «Теории и практики» публикуют отрывок из книги «Собственная логика городов: Новые подходы в урбанистике» издательства «НЛО». Сотрудник Института социально-экономических исследований во Франкфурте-на-Майне Седрик Янович объясняет, как Азия и Африка выглядят на фоне мировых (дез)урбанизационных процессов и почему урбанистам как можно скорее нужно обратить внимание на территории к югу от Сахары.

    Если присмотреться к дискуссиям, которые идут в западной социологии по поводу города как объекта познания, то обнаруживается еще одна их особенность, кажущаяся парадоксальной: широко распространены утверждения о «распаде города» (Siegel 1996), о «конце городов» (Tourraine 1996), о связанной с этим «дезурбанизации» (Herlyn 1998) — какой контраст с картиной непрекращающейся всемирной урбанизации!

    О причинах этого кажущегося противоречия еще будет сказано ниже. А сейчас вернемся к количественным параметрам демографической динамики: нет сомнения, что наблюдаемый ныне процесс роста городского населения представляет собой исторически беспрецедентную пространственную реорганизацию человеческого населения планеты. Поэтому в докладе экспертов по развитию городов мира содержится многозначительный вывод: «Будущее человечества — в городах» (Hall/Pfeiffer 2000). Его значительность, несомненно, связана с тем, что с исторической точки зрения упомянутый выше переломный 2006 год следует рассматривать как начало новой эпохи: впервые в человеческой истории в городах стало жить больше людей, чем в сельской местности (Cities Alliance 2006). Такое развитие городских центров в самом деле дает основание признать известную убедительность этого тезиса. Урбанизация представляет собой один из главных общественных процессов последних 150 лет, и во всем мире наблюдается неуклонная тенденция в сторону роста городского населения. С 1950 по 2000 год его численность возросла с 0,75 млрд до 2,9 млрд человек, доля его в населении земного шара увеличилась за это время с 29 до 48% (UN 2002b: 1). Если эти темпы роста сопоставить со среднегодовым темпом прироста населения мира за последние 50 лет, то нельзя не заметить, что число городских жителей увеличивалось на 2,68% в год, тогда как население Земли в целом — всего на 1,75% (Schulz/Swiaczny 2003: 37). На сегодняшний день количество горожан растет более чем на 60 миллионов человек в год, и, по расчетам ООН, в 2025 году около 60% человечества будут жить в городах или городских агломерациях (UN 2002a). Тот факт, что в начале века в урбанизованных условиях жило всего 7% населения (Berking 2002: 11), наглядно демонстрирует присущую этой социально-пространственной реорганизации головокружительную динамику. Похоже, что в XXI веке находит свое подтверждение гипотеза Лефевра, который еще в 1970-е годы предсказывал «полную урбанизацию общества» (Lefèbvre 2003: 11).

    • Лагос, Нигерия © http://nnedi.blogspot.ru/

    • Лагос, Нигерия © Fridah / iStock

    Если изучать урбанизационные процессы более обстоятельно, то неизменно обнаруживается, что одной из их важнейших характеристик является неравномерное географическое распределение (см. ил. 1). В то время как в развитых странах урбанизация стагнирует или обращается вспять, развитие городов в Азии, Африке и Латинской Америке — при всех различиях между отдельными странами — идет в неслыханных масштабах (ср. UN 2002a; UN-Habitat 2004; UN 2006). Доля городского населения в Азии с 2000 по 2020 год предположительно вырастет с 38 до 50%, в Латинской Америке, где самый высокий уровень урбанизации на Земле, 85% населения, согласно прогнозам, будет жить в городских агломерациях, а для Африки, где процесс переселения в города начался заметно позже, прогнозируется самый высокий в мире темп роста — 4% в год. Если в настоящее время в городах живет около 37% населения африканских стран, то к 2030 году этот показатель достигнет уже 53% (UN 2002b: 10).

    Таким образом, очевидна тесная взаимосвязь между паттернами развития населения планеты в целом и региональной динамикой урбанизационных процессов: как и рост населения вообще, рост населения городов имеет место практически только в малоразвитых и самых неразвитых странах. Поэтому почти весь прирост населения Земли в ближайшие десятилетия будет происходить исключительно в городских агломерациях (Population Information Program 2002; UN-Habitat 2004; UN 2006). За 80 лет с 1950 по 2030 год, по всей вероятности, сельское население во всем мире удвоится, городское же увеличится в шесть раз (Swiaczny 2005c: 25). По-прежнему около 83% этого роста будет приходиться на города Азии и Африки, причем в Африке, где сегодня доля городского населения составляет 27%, ожидаются самые высокие темпы его прироста.

    Медельин, Колумбия © piccaya / iStock

    В сельской местности, однако, все еще выше рождаемость, и поэтому следует ожидать непрекращающихся массовых миграций людей оттуда в города. Даже при том, что практически нет надежных источников данных об отдельных составляющих роста городского населения, предполагается, что ввиду неравномерного распределения естественного прироста между городом и деревней сохранится тенденция к преобладанию иммиграционной составляющей над естественным эндогенным ростом городского населения. В 1960-е годы доля мигрантов в росте числа городских жителей составляла всего 40%, в 70-е — уже 44%, а к концу 80-х годов достигла 64% (Swiaczny 2005c). При этом нельзя не упомянуть о том, что соотношение этих двух составляющих обнаруживает значительные региональные различия. Так, урбанизационные процессы в Африке по-прежнему обеспечиваются преимущественно естественным приростом, тогда как стремительный рост азиатских агломераций в большей мере объясняется миграцией (ibid.: 24).

    Таким образом, мы можем резюмировать, что в мире сосуществуют гетерогенные тенденции развития городских агломераций (ср. Swiaczny 2005c: 26). Для Европы общее демографическое развитие позволяет предсказать на период до 2030 года небольшой (около 0,1%) рост городов. В республиках бывшего СССР ожидается прирост от 0,5 до 1,5% в зависимости от региона, однако начиная с 2025 года в связи с общим сокращением прироста населения эти показатели пойдут резко вниз. Для Латинской Америки, где уровень урбанизованности уже сейчас высок, предсказывается незначительный положительный или даже отрицательный прирост. В Индии, Китае и на Африканском континенте темпы роста городов непропорционально высокие — от 2,5 до 4,5%.

    Историческому наследию Африки угрожает затопление

    На берегах Северной Африки древние города стояли тысячелетиями. Колонны Карфагена в современном Тунисе напоминают о некогда оживленном порте, а вдоль побережья на территории нынешней Ливии находятся величественные руины римского амфитеатра Сабрата, расположенного очень близко к морю.

    Под угрозой знаковые природные объекты Африки, еще более древние, чем коралловый риф атолла Альдабра на Сейшельских островах в Индийском океане, возраст которого, как считается, составляет около 125 тыс. лет. Но экстремальные погодные явления и повышение уровня моря означают, что все перечисленные и около 190 других объектов исторического наследия, расположенных вдоль побережья Африки, будут подвержены риску сильных наводнений и эрозии в ближайшие 30 лет. Об этом говорится в недавнем исследовании, опубликованном в журнале Nature Climate Change, сообщает CNN.

    За последние три десятилетия уровень моря повышался более быстрыми темпами, чем в предыдущие 100 лет, и такие природные катаклизмы, как наводнения, аномальная жара и лесные пожары, становятся все более распространенными. Согласно выводам ученых, 56 исторических объектов в настоящее время находятся в опасности, если к 2050 году выбросы парниковых газов продолжат расти по их нынешней траектории, это число может более чем утроиться: до 198 объектов.

    «Есть памятники, места и пространства, которые мы хотим сохранить для будущих поколений», — рассказывает автор исследования и научный сотрудник исследовательской группы Африканской инициативы по климату и развитию в Университете Кейптауна (ЮАР) Николас Симпсон. Симпсон считает, что полученные результаты исследования служат важным сигналом для активизации мер по адаптации к изменению климата. Симпсон отмечает, что это особенно актуально в Африке, где связи между климатическими рисками и наследием в основном игнорировались.

    Прошлые научные исследования выявили культурные объекты, находящиеся под угрозой изменения климата в Средиземноморье, Европе и Северной Америке, но это первая оценка Африки в масштабах всего континента. Ученый обратил внимание на то, что в период с 1990 по 2019 год исследования в Африке получили всего 3,8% глобального финансирования исследований, связанных с климатом.

    Симпсон и его коллеги отметили в общей сложности 284 объекта наследия, которые признаны или находятся на рассмотрении Центра Всемирного наследия ЮНЕСКО и Рамсарской конвенции о водно-болотных угодьях международного значения в 39 странах, составляющих африканское побережье. Они наложили географические данные на модель, прогнозирующую повышение уровня моря и уровни глобального потепления как при умеренном, так и при высоком уровне выбросов.

    Умеренный сценарий предполагает, что глобальные выбросы парниковых газов стабилизируются до конца столетия, в то время как в сценарии с высоким уровнем выбросов они продолжают расти в соответствии с текущими темпами до 2100 года. Исходя из этого, исследователи рассчитали вероятную площадь участка, подверженного экстремальному наводнению.

    Согласно выводам исследования, в Северной Африке находится наибольшее количество объектов, которым угрожает риск наводнения: например, древние руины Северного Синая, которые простираются между Суэцким каналом и Газой и которые когда-то посещали египетские фараоны по пути в Ханаан, до Типасы, древнего финикийского торгового поста в современном Алжире, который был завоеван Римом и превращен в стратегическую базу императором Клавдием во время завоевания Мавритании.

    Результаты исследования призваны помочь определить приоритетность объектов, подверженных риску, и подчеркнуть необходимость немедленных защитных действий. Это может включать инженерные решения, такие как стены и волнорезы, но Симпсон предупреждает, что подобные меры по смягчению последствий наводнений дорого стоят, и нет никакой гарантии, что они выдержат будущий уровень моря.

    Гораздо лучшим решением, по его словам, является посадка или восстановление экологической инфраструктуры, такой как солончаки, луга с водорослями и мангровые заросли, которые обеспечивают естественную защиту и действуют как поглотители углерода.

    Поиск крупных африканских городов на карте

    Аккра (Гана) — Абуджа (Нигерия)

    Аккра, Гана

    С такой большой площадью, которую нужно охватить, мы должны идти в каком-то порядке, поэтому давайте спланируем тур по Африке, двигаясь против часовой стрелки вокруг всего континента. Мы начнем с западноафриканской нации Ганы . Самый густонаселенный город Ганы — ее столица, Аккра . Вот куда мы пойдем.Итак, как мы туда доберемся?

    Чтобы найти Аккру, давайте начнем с вершины Африки, там, где Марокко почти соприкасается с Испанией. Проведите пальцем по побережью Атлантики. Заметили, как континент расширяется, а затем уходит на восток? Вот где находится Гана, прямо под этим большим выступающим куском континента. Аккра находится прямо на побережье Ганы, недалеко от места впадения реки Вольта в Гвинейский залив.

    Абуджа (Нигерия) — Претория (ЮАР)

    Абуджа, Нигерия

    Найти нашу следующую столицу не составит труда.Из Ганы пойдем на восток. Сначала мы проходим через небольшие (но важные) страны Того и Бенин, а затем прибываем в Нигерию , еще одну западноафриканскую страну в Гвинейском заливе.

    Столицей Нигерии является город под названием Абуджа , расположенный почти в самом центре Нигерии. Это не самый густонаселенный город страны, но именно здесь сосредоточено правительство, так что это очень важно. Абуджа была построена в 1980-х годах специально для того, чтобы быть столицей.

    Претория, Южная Африка, в Найроби, Кения

    Претория, Южная Африка

    Следующий этап нашего путешествия немного длиннее. Если мы пройдем немного к востоку от Абуджи, а затем резко повернем на юг и направимся примерно на 4000 миль до самого дна континента, мы окажемся в стране Южная Африка (которая была названа в честь действительно очевидные причины).

    Правительство Южной Африки фактически разделено между разными городами.Кейптаун — законодательная столица, а Блумфонтейн — судебная столица, но мы собираемся направиться в Претория , главную административную столицу, где проживает президент. Претория расположена в долине с умеренным климатом на северо-востоке страны. Это довольно близко к другому очень важному южноафриканскому городу под названием Йоханнесбург, который находится чуть южнее.

    Найроби, Кения, в Аддис-Абебу, Эфиопия

    Найроби, Кения

    Теперь пришло время начать наш путь вверх по восточной стороне Африки.От Претории примерно 2400 миль к северу до страны Кения , расположенной на восточном побережье Африки и касающейся Индийского океана. Многие из самых известных африканских сафари находятся в Кении.

    Столица Кении и ее крупнейший город: Найроби . Однако не позволяйте тому факту, что Кения находится на берегу океана, обмануть вас. Найроби находится внутри страны, в южной половине страны, и находится почти на высоте 6000 футов над уровнем моря.

    из Аддис-Абебы, Эфиопия в Каир, Египет

    Аддис-Абеба, Эфиопия

    Наша следующая остановка — северный сосед Кении, Эфиопия .Эфиопия — большая страна, окруженная Красным морем, Аденским заливом и Аравийским морем. Но, верьте или нет, страна полностью не имеет выхода к морю! Другие страны на протяжении многих лет претендовали на береговые линии, оставляя Эфиопию очень близко к трем крупным водоемам, но не касаясь ни одного из них.

    Крупнейший город Эфиопии также является ее столицей, Аддис-Абеба . Аддис-Абеба расположена прямо в центре Эфиопии, поэтому найти ее довольно легко. Его население составляет более 3 миллионов человек, что делает его одним из крупнейших городов Африки.

    Каир, Египет

    Аддис-Абеба — большой город, но это ничто по сравнению с нашей последней остановкой: Каир . Каир является столицей Египта и является домом для почти 10 миллионов человек. Это только в самом городе. Население большей части мегаполиса, включая все маленькие города и пригороды вокруг Каира, составляет 20 миллионов человек.

    Итак, как нам туда добраться? Из Эфиопии давайте направимся в Красное море, которое является одним из самых важных морских путей в истории мира.Если мы пойдем по Красному морю на север, мы доберемся до Суэцкого канала, который чем-то похож на Панамский канал в Африке и соединяется со Средиземным морем. Но мы не заходим так далеко. От Суэцкого канала нам нужно пройти на запад около 90 миль, и мы в Каире. Сам Каир расположен на реке Нил, недалеко от дельты Нила, где река начинает разветвляться и впадать в Средиземное море. Именно здесь когда-то жили древние фараоны, поэтому Каир — поистине город королей.

    Шесть городов, которые мы посетили сегодня

    Краткое содержание урока

    Континент Африка является домом для многих людей, и многих из них можно найти в крупных столицах. Вот какие города мы видели сегодня:

    • Аккра столица Ганы , расположена на побережье.
    • Абуджа — столица Нигерии , важной западноафриканской страны.
    • Претория — одна из столиц Южной Африки , где проживает президент страны.
    • Найроби — столица Кении , восточноафриканской страны, известной своими сафари.
    • Аддис-Абеба является столицей Эфиопии , которая находится недалеко от трех водоемов, но не имеет береговой линии.
    • Каир является столицей Египта и когда-то был столицей, где правили фараоны.

    На этом наше путешествие по Африке завершилось! Просто отправляйтесь на север к Средиземному морю и возвращайтесь туда, откуда вы родом. Однако в Африке есть на что посмотреть, так что в ближайшее время нам придется запланировать еще одну поездку. Счастливого пути!

    Какие самые большие города в Африке – сегодня и в 1800 году?

    На рис. 1 показаны страны с самой высокой долей крупнейших городов Африки за последние 220 лет. Учитывая масштаб и характер экономических, политических и городских изменений в Африке с 1800 года, возможно, существует удивительная степень преемственности.

    Примечательно, что в Нигерии было больше всего городов за все годы, хотя она столкнулась с изменениями, поскольку некоторые новые города стали более заметными, а некоторые старые города — ранее столицы королевств и империй, а также города на севере, в том числе участвующие в транссахарской торговле. – потерял значение.

    Марокко и Египет также были среди стран с наибольшим количеством городов за каждый год, но за 220 лет их число сократилось.

    Удивительно, но в НДР Конго до 1950 года не было ни одного из 100 крупнейших городов Африки, а к 2020 году их стало семь.Все семь городов были колониальными основаниями, многие из которых были основаны на добыче алмазов, золота и урана. Следовательно, ее часто называют страной с огромным богатством, но очень высоким уровнем бедности.

    Непрерывность и изменение

    Из 34 крупнейших городов Африки в 1800 году восемь по-прежнему входили в список 100 крупнейших городов Африки в 2020 году, но с более низким рейтингом, за исключением Каира и Кано. Девять из 34 городов не вошли в список городов 2020 года, но сегодня в них проживает более 300 000 человек.Таким образом, хотя города могут подниматься или опускаться в рейтинге, они редко полностью теряют свою значимость.

    Например, Сокото, возможно, выпал из второго по величине города в Африке в 1800 году и не входит в первую сотню в 2020 году, но это все еще крупный город с населением более полумиллиона человек. Точно так же Мекнес — столица Марокко до того, как она переехала в Рабат, — упал с третьего места за пределы первой сотни, но остается значительным.

    То же самое относится и к Oyo, Ife и Katsina в Нигерии.Города, которые должны были стать четырьмя крупнейшими городами Нигерии в 2020 году — Лагос, Ибадан, Порт-Харкорт и Абуджа — еще даже не были основаны в 1800 году. торговли, опустились в рейтинге, поскольку использование кораблей для торговли стало дешевле и быстрее.

    Только Каир не опустился в рейтинге, в то время как пять городов потеряли от 0 до 50: Кумаси, Эль-Джазаир (Алжир), Рабат, Тунис и Абомай.Из 100 лучших городов 2020 года выпали восемь, шесть из которых находились в Нигерии.

    Рост городского населения с течением времени

    В 1800 году Каир был крупнейшим городом Африки с населением 260 000 человек. В 2020 году Каир оставался крупнейшим городом континента, но с населением более 20 миллионов человек. В Кайруане, 34-м по величине городе в 1800 году, проживало 20 000 жителей, а в 34-м по величине городе в 2020 году, Браззавиле, проживало 2,4 миллиона жителей.

    Рисунок 2 показывает не только то, как резко изменился средний размер крупнейших городов Африки с 1800 по 2020 год, но и то, как этот средний размер – 2.77 миллионов в 2020 году — относительно немного по сравнению со средним мировым показателем в 9,5 миллионов.

    Рисунок 2: Средняя численность населения крупнейших городов Африки (с 1800 по 2020 год)

     

    Как Африка станет центром мирового городского будущего

    Лагос

    Неповторимый мегаполис

    Фото Эндрю Эсибо Аболаджи Сураджуддин толкает свой битком набитый микроавтобус вперед в пробке.Затем он выключает зажигание в 10-й раз за 10 минут. Ему потребуется три часа, чтобы проехать 15 миль.

    Он водит один из почти 100 000 ветхих автобусов «данфо» в Лагосе — основного средства общественного транспорта — все они десятилетней давности из более богатых стран.

    Старинный Volkswagen Transporter Сураджуддина с голыми деревянными скамейками, набитыми 20 усталыми пассажирами, вздрагивает, когда он выключает его.

    История продолжается под рекламой

    Влажность.

    Окружающие торговцы продают маленькие пластиковые пакеты с водой.

    Пассажиры вздыхают.

    Почти 100 000 ярко-желтых автобусов «данфо», перевозящих плотно упакованных пассажиров, служат основным средством общественного транспорта на загруженных улицах Лагоса.

    «Это каждый день», — говорит одна, когда репортер оборачивается и смотрит на нее с сочувствующим лицом. «Этот. Является. Каждый. день, — повторяет она.

    Движение транспорта является проявлением того, чего лагосцы больше всего боятся за свой город: плана нет.Лагос раздуется до 30 миллионов, затем до 50 миллионов, может быть, даже до 100 миллионов человек, а тем временем правительство будет продолжать обнародовать новые видения города, которые никогда не воплотятся в жизнь. Многие сомневаются даже в его самых простых обещаниях, таких как предстоящее открытие единственной линии метро, ​​которое должно было открыться десять лет назад.

    Вот почему светская беседа в этом городе не о погоде. Речь идет о трафике. Страшилки не о плохих джемах; они из тех времен, когда «медленно двигаться» стало «не идти», и все просто оставляли свои машины на дороге, рассчитывая, что они заберут их после дневных препятствий — затопленного участка дороги, сломанного грузовика. — были очищены.

    Ежедневный маршрут Сураджуддина по одной из самых сильно закупоренных артерий Лагоса показывает опасно высокое кровяное давление в городе. По его словам, в поездке между Аджей — недавно развивающимся пригородом на восточной окраине Лагоса — и центром города он обычно становится свидетелем полдюжины драк между водителями, пытающимися вывести себя из себя после нескольких часов, проведенных на месте.

    Пассажиры пытаются урегулировать спор между дорожным инспектором и водителем автобуса на скоростной автомагистрали Лекки-Эпе в Лагосе.

    «Возможно, правительство пыталось улучшить трафик, но мы этого не видим», — говорит Сураджуддин.«Потому что какая польза от дороги, если все, что вы делаете, это боретесь каждый день за дюйм пространства на ней?»

    Он снова включает транспортер и сосредотачивается на текущих задачах: маневрировать с умом, не повредить кого-то, экономить топливо.

    «Да, я устал. Мой мозг устал, мои руки устали, моя душа устала. Я устал от этого города», — говорит 39-летний мужчина. — Но я кормлю свою семью.

    W Когда демографы предсказывают размер города в далеком будущем, они стремятся создать модели роста, учитывающие такие переменные, как изменение уровня образования, планирование семьи, изменение климата и миграция.

    Другими словами, значения политического выбора могут быть включены в алгоритмы роста населения, чтобы изменить результат.

    Как бы ни изменялись значения, Лагос становится самым густонаселенным городом в мире в какой-то момент между настоящим и 2100 годом, в исследовании за исследованием. Изменение входных данных влияет только на то, как скоро и насколько.

    2015

    ЛАГОС Плотность населения

    Лагос уже огромен, но никто точно не знает, сколько там живет людей. Городские власти говорят, что здесь проживает не менее 20 миллионов человек; Организация Объединенных Наций оценивает цифру в более скромные 15 миллионов человек, что почти вдвое превышает население Нью-Йорка.

    У каждого нового лагоса есть своя причина приехать сюда: бегство от нищеты, бегство от конфликтов, бегство от семейного бремени, возможно. Уровень рождаемости в Нигерии — один из самых высоких в мире — означает, что город также быстро растет сам по себе.

    Пешеходы перемещаются между автобусами и мотоциклами вдоль рынка Идумота на острове Лагос, в коммерческом районе Лагоса. Многим из данфо уже несколько десятков лет, и они нуждаются в ремонте в пути.

    «Нет точной науки» для определения численности населения города, сказал Тайбат Лоуэнсон, профессор городского планирования Лагосского университета.Она объяснила, что большинство нигерийцев отправляются в родовые деревни для проведения переписи, хотя большую часть времени они живут в Лагосе. Огромная часть жителей города — бродячие рабочие, которые каждую неделю ночуют в разных местах, что делает вопросы переписи о размере домохозяйства неактуальными.

    «Во всяком случае, население Лагоса, вероятно, больше, чем кто-либо думает», — сказала она.

    Исследование, опубликованное в прошлом году в журнале Lancet, прогнозирует, что к концу века Нигерия станет более густонаселенной, чем Китай, поскольку рождаемость быстро сокращается в некоторых частях мира — Восточной Азии, Восточной и Южной Европе, Карибском бассейне — и уровне в других странах, таких как Соединенные Штаты, население которых, по прогнозам, в 2100 году будет таким же, как и сейчас.

    В этом столетии население Африки продолжит быстро расти. Согласно прогнозам, к 2100 году Эфиопия, Демократическая Республика Конго и Танзания присоединятся к Нигерии в числе 10 самых густонаселенных стран. Северная и южная части Африки, хотя и продолжают расти, будут расти гораздо более низкими темпами, чем остальная часть континента.

    В отличие от Китая и Вьетнама, которые ввели ограничения на количество детей в семьях в периоды быстрого роста, ни одно африканское правительство не предпринимало попыток широкомасштабного контроля над рождаемостью, хотя многие из них продвигают планирование семьи.

    По трем прогнозам Института глобальных городов Университета Торонто, в 2100 году на долю Африки приходилось не менее 10 из 20 самых густонаселенных городов мира. читайте о таких городах, как Ниамей, Нигер и Лусака, Замбия, затмевающих Нью-Йорк по темпам роста.

    D Лагос в новостях часто фокусируется на бедности; городской пейзаж часто сводится к Макоко, своеобразной трущобе, которая стоит на сваях над огромной городской лагуной, где члены местного рыбацкого сообщества коптят свой улов перед его раздачей.

    Но Макоко составляет менее 1 процента населения Лагоса. Более половины жителей города живут в домах, которые лагосцы называют «лицом ко мне, я лицом к тебе», где пространство настолько тесно, что несколько человек спят в одной комнате либо спиной к спине, либо лицом друг к другу.

    Это то, что может себе позволить большинство лагосцев — отчасти потому, что такие услуги, как водоснабжение и канализация, которые в других странах субсидируются государством, в Лагосе контролируются частными компаниями, которые часто завышают цены за то, что они предоставляют.

    Даже общественный транспорт — неправильное название: Danfos и мототакси, известные как okadas, все находятся в частной собственности. Это облегчает элитам в правительстве их рутинный запрет.

    39-летний Аянделе Олушола чуть не лишился средств к существованию, когда окады были запрещены в 2020 году. Каждый губернатор Лагоса за последние два десятилетия пытался ввести запрет.

    «Люди, которые управляют этим городом, — звери, запрещающие то и другое налево и направо», — сказал Олушола, который, как и многие другие, платит полицейским за то, чтобы они продолжали работать.«Мы предоставляем услугу, в которой миллионы людей нуждаются круглосуточно и без выходных. Альтернативы нет, кроме как идти пешком, а нам запрещают».

    Линдси Сойер, исследователь Института урбанистики Университета Шеффилда, много писавшая о Лагосе, говорит, что многие проблемы города связаны с тем, что в нем нет ничего публичного.

    «Можем ли мы смириться с тем, что централизованных служб, скорее всего, никогда не будет? Зачем настаивать на строительстве линий метро, ​​если вы можете работать с организациями данфо? Зачем криминализировать надежные услуги вместо того, чтобы их формализовать?» Сойер сказал в недавнем телефонном звонке. «Они не работают с городскими реалиями, возможно, потому, что не живут в них».

    Олушола и его сосед по комнате Самсон Одунлами, 30 лет, пекарь, делят комнату «лицом ко мне, я смотрю на тебя» с тремя другими в относительно обычном порядке: все мужчины, все платят немного разные тарифы в зависимости от того, кто спит в комнате. один матрас против дивана или коврик из ротанга на полу.

    Аянделе Олушола, 39 лет, таксист-мотоциклист, и еще четверо мужчин живут в крошечной комнате в тесном общежитии «лицом ко мне, лицом к тебе» в Мушине, рабочем районе Лагоса.

    Цель состоит в том, чтобы накопить и выбраться.

    «Я очень уверен в своих сбережениях — 5 процентов каждый год. Через девять лет я смогу позволить себе жилье со своей семьей в Сурулере», — сказал Одунлами, имея в виду относительно благополучный район, где семьи, а не группы мужчин, часто занимают одноместные комнаты.

    Но разве через девять лет в Лагосе не будет на миллионы людей больше, и не будет ли он дороже — вы это учитывали?

    Его прежний оптимизм исчез, и он переключился на нигерийский пиджин-инглиш, более удобный для него язык.

    — Бог не обещает будущего, — сказал он. «Если вы дадите мне билет, чтобы покинуть эту страну, я исчезну. Я даже не зайду домой, чтобы забрать свою сумку».

    Вид на апартаменты Lagos 1004 на острове Виктория, престижном районе Лагоса.

    Преобладание жилья «лицом ко мне, я лицом к тебе» означает, что главы многих лагосских семей живут отдельно в однополых кварталах. Это также означает, что дети часто живут за городом с бабушкой и дедушкой, в то время как их родители работают, чтобы позволить себе целую комнату, которую они могут разделить.

    «Я вижу своих детей каждые три месяца, — говорит 37-летний Саидат Бунми Аянволе, который продает пластиковую посуду на улице в центре Лагоса. Она платит примерно 3 доллара в неделю за то, чтобы спать в соседней комнате. Она сказала, что ее муж никогда не навещает детей, которые находятся с ее матерью.

    37-летний Саидат Бунми Аянволе — уличный торговец пластиковой посудой на рынке Идумота. Она делит соседнюю комнату с пятью другими женщинами и редко видит своих детей, которые находятся с ее матерью.

    Несмотря на трудности, миллионы людей продолжают прибывать в Лагос из остальной части Нигерии.

    «Вы можете начать работу в Лагосе практически ни с чем, если готовы жить на улице», — сказал Лоуэнсон. «Приезжайте на грузовике. Купите сломанную корзину. Используйте его для перевозки грузов. Используйте деньги, чтобы купить тачку — для такого труда есть готовый рынок».

    История продолжается под объявлением

    Но Лоуэнсон и другие исследователи предостерегают от полной веры в прогнозы 80 миллионов или даже 100 миллионов человек в Большом Лагосе. Не потому, что это невыполнимо, а потому, что город уже настолько напряжен, что нет никакой гарантии, что люди будут продолжать находить те экономические возможности, которые привлекают их сюда сейчас.

    «Эти прогнозы основаны на том, что люди не покидают Лагос, когда он разваливается», — сказал Лоуэнсон. Сама застряв в пробке, она отменила личное собеседование и вместо этого говорила по видеосвязи из своей машины, ревя в гудки и крича разносчики прямо за ее окном.

    T Городское правительство уверяет жителей Лагоса, что — это план — на самом деле несколько «генеральных планов», «планов развития», «образцовых планов» и различных концепций, таких как Лагос 2030 и Лагос 2050.

    «Мы не беспокоимся», — сказал Идрис Салако, уполномоченный Министерства городского развития правительства штата Лагос.

    Салако рассказывает о строительстве новых пристаней, чтобы облегчить переправы через лагуну на пароме, и воодушевляется удалением надоедливых кольцевых развязок, построенных в менее густонаселенные времена.

    Виды на остров Лагос, а также Эко-мост, ведущий к нему.

    Но в городе, где десятилетия назад был построен первый и единственный крупный мост через лагуну, многие лагосцы насмехаются над его заверениями в том, что планируется построить не один, а еще пять — как и четыре линии метро, ​​которые, по его словам, « в трубопроводе.

    «Данфо и окада представляют собой угрозу, и мы постепенно избавимся от них», — сказал Салако о транспорте, который не только перевозит почти все миллионы жителей города, но и дает работу миллионам.

    Неизбежная проблема — бюджет. Нигерия тратит 75 процентов своего годового бюджета на заработную плату государственных служащих и другие расходы, оставляя мало средств на инфраструктурные проекты. В штате Лагос налоговые поступления выше, чем в любом другом штате Нигерии, но собираемость по-прежнему крайне низка.

    Без новой инфраструктуры, чтобы идти в ногу с ростом, сейчас требуется больше времени, чтобы пересечь Лагос из одного края в другой на данфо, чем лететь в Лагос из Европы.Слова, написанные полвека назад Фелой Кути, легендарным лагосским королем афробита, до сих пор звучат правдоподобно: «До-до Лагоса трафик особенный, а / Особенный номер один во всем мире / Иди и получай докторскую степень по вождению в Лагосе, а ».

    Уличный торговец на скоростной автомагистрали Лекки-Эпе, известной своими пробками.

    Чтобы удержать Лагос от взрыва, потребуется нечто большее, чем генеральный план, говорит Лоуэнсон. И, как и Сойер, она говорит, что решения уже существуют в творческих способах, которые лагосцы приспособили к городу, где движение и «лицо-я-я-лицо-ты» являются фактами жизни. По ее словам, вместо того, чтобы ограничивать эти методы, в центре плана должна быть их адаптация к быстрому росту, а не имитация системы метро или земля, на которой можно построить роскошные апартаменты.

    «Требуется творческое мышление, а также сострадание», — сказал Лоуэнсон. «Мы не можем быть такими, как Дубай, что является утопическим стремлением некоторых наших лидеров. Мы должны быть лучшим Лагосом, каким можем быть».

    Хартум

    Созданный катастрофой

    Фотографии Мухаммеда Салаха

    F Из окружающей пустыни город Хартум песочного цвета возвышается подобно миражу.

    Караван, направляющийся внутрь от его края, будет проезжать мимо сцен, которые миля за милей повторяются, как жалобная народная песня: квадратные кладки сырцового кирпича, простирающиеся до самого горизонта, пространство время от времени прерывается чуть более высокими, в основном недостроенными скелетами из железа и бетона. , на полпути между руинами и сбывшейся мечтой.

    История продолжается под рекламой

    Вот уже полвека перемещение в результате катастрофы является основным фактором роста Хартума. Это самый большой клуб заброшенных африканских городов, где люди сбрасывают свои жизни на повозках с ослами или в шатких грузовиках, вдали от родных городов, покинутых из-за конфликта или изменения климата — или того и другого вместе.

    Эти города, такие как Гома в раздираемом войной восточном Конго или Банги, столица глубоко обедневшей Центральноафриканской Республики, как правило, настолько велики, насколько глубоки проблемы их стран.

    Всплески роста по мере вспышки кризиса; в некоторых городах, в том числе в Могадишо в Сомали, наблюдается последняя из последовательных волн прибытия, в то время как другие, такие как Пемба на севере Мозамбика, где правительство недавно потеряло контроль из-за повстанцев, внезапно приспосабливаются к добавлению сотен тысяч перемещенных лиц, ищущих убежища по номерам на окраинах городов.

    2015

    ХАРТУМ Плотность населения

    Безопасность: Без нее нет исцеления в странах, раздираемых стихийными бедствиями, как природными, так и техногенными. Город, предоставляя убежище, является местом исцеления. Население Большого Хартума увеличилось в восемь раз, в то время как череда войн, голода, засух и наводнений опустошила сельскую местность Судана.

    «Скажи мне: Чего хочет человек?» — сказала Азиза Идрис Ахмед, одна из миллионов новоприбывших в Хартум за последние десятилетия, когда она сидела со своей семьей на их пыльном участке.

    «Мир и безопасность. Остальное после».

    Слева: мечеть в Кафури, престижном районе на севере Хартума, где живут политики и богатые жители. Справа: сцена в центре Хартума.

    E оценить долю населения города, оказавшегося там из-за внутреннего перемещения, сложно по ряду причин; одно исследование, проведенное десять лет назад в Хартуме, назвало это «невыполнимой задачей».

    «Перемещенные лица» — это термин с расплывчатым определением: если кто-то решает покинуть свой дом, является ли он перемещенным лицом? И как только этот человек поселится в новом городе, в какой момент он перестанет считаться перемещенным лицом?

    Также почти нет регистрации или отслеживания перемещенных лиц в мире в городах. Эта работа, в основном возложенная на Международную организацию по миграции, орган ООН, в основном выполняется в лагерях для перемещенных лиц, которые обычно находятся в зонах конфликтов или вблизи них и лишь изредка встречаются в крупных городах.

    «Вся энергия в гуманитарном мире направляется на чрезвычайные ситуации, и поэтому мы не говорим о том, что происходит в результате — в основе нашей работы лежит большой поток, который представляет собой массовый приток в города», — сказал Бернард Лами, Заместитель главы МОМ в Судане.

    Миллионы суданцев покинули свои дома в сельской местности за последние два десятилетия.В 2011 году одна из многих войн закончилась отделением Южного Судана. Хартум, который оставался столицей Судана, и Джуба, столица недавно созданного Южного Судана, стали притягивать перемещенных лиц.

    Земельные споры между арабоязычными кочевыми и неарабскими аграрными племенами в Дарфуре уходят в прошлое на десятилетия. В 2003 году разразился более широкий конфликт, и правительство Судана поддержало кочевые группы в кампании этнических чисток. Конфликт все еще тлеет и вызывает массовые перемещения по сей день.

    Аналогичная динамика разыгралась в районе Нубийских гор в штате Южный Кордофан. Суданские силы без разбора бомбили тысячи деревень. Позже, в 2011 году, Южный Кордофан и Голубой Нил, два региона, культурно схожие с основными общинами Южного Судана, были жестоко лишены права голосовать за то, оставаться ли частью Судана, что привело к перемещению огромного числа перемещенных лиц в Джубу.

    Миллионы суданцев покинули свои дома в сельской местности за последние два десятилетия.В 2011 году одна из многих войн закончилась отделением Южного Судана. Хартум, который оставался столицей Судана, и Джуба, столица недавно созданного Южного Судана, стали притягивать перемещенных лиц.

    Земельные споры между арабоязычными кочевыми и неарабскими аграрными племенами в Дарфуре уходят в прошлое на десятилетия. В 2003 году разразился более широкий конфликт, и правительство Судана поддержало кочевые группы в кампании этнических чисток. Конфликт все еще тлеет и вызывает массовые перемещения по сей день.

    Аналогичная динамика разыгралась в районе Нубийских гор в штате Южный Кордофан. Суданские силы без разбора бомбили тысячи деревень. Позже, в 2011 году, Южный Кордофан и Голубой Нил, два региона, культурно схожие с основными общинами Южного Судана, были жестоко лишены права голосовать за то, оставаться ли частью Судана, что привело к перемещению огромного числа перемещенных лиц в Джубу.

    В целом, по оценкам Организации Объединенных Наций, четверть населения Хартума перемещена или была перемещена только в результате конфликта — около 1.5 миллионов человек, но исследователи говорят, что это число не включает огромную группу, которая никогда не проходила через лагеря для перемещенных лиц и никогда не классифицировалась как перемещенные лица. Реальная доля, по их словам, намного превышает половину населения города с населением 6 миллионов человек.

    Эти цифры свидетельствуют о том, насколько нестабильным был Судан на протяжении десятилетий.

    Как и многие африканские страны, Судан был неуклюже нарисован на карте мира европейскими колонизаторами, его границы объединяли соперничающие группы, в то время как другие устоявшиеся общества раскалывались пополам.У власти осталась новая элита, обученная подавлению и эксплуатации. Это было историческое руководство по созданию конфликтных государств.

    Вид на район Кафури в северном Хартуме. Хартум пережил бессистемное развитие на фоне демографического бума в последние десятилетия.

    Согласно последнему отчету Центра мониторинга внутренних перемещенных лиц, около 40 процентов внутренне перемещенных лиц в мире находятся в Африке, и это число растет. В 2020 году почти 9 миллионов человек стали новыми перемещенными лицами на континенте.Как и в случае с оценками численности населения, эти цифры считаются значительно заниженными.

    Цикл войн, переворотов и бедствий в Судане после обретения им независимости только повысил значение Хартума, его единственного крупного города.

    История продолжается под рекламным номером

    «На самом деле в стране не происходит большого прогресса в развитии — все сосредоточено в Хартуме», — говорит Май Абусалих, архитектор и градостроитель. «И тогда это усиливается, особенно если этот город остается единственным местом, где можно получить безопасность и работу в стране.

    «Вот почему, когда вы смотрите на карты Хартума с течением времени, кажется, что это взрыв», — сказала она. «И вы смотрите на это сейчас, и это похоже на то, куда мы идем отсюда?»

    I В долине Вади-Азум, сезонной реки в западном Дарфуре недалеко от современной границы с Чадом, несколько поколений семьи Азизы Идрис Ахмеда пасли коров, коз и овец.

    Ее деревня была разрушена в начале 2003 года, когда Дарфур погрузился в ужасную войну, характеризующуюся поджогами домов, этническими чистками и массовым перемещением.

    Под командованием диктатора Омара Хасана аль-Башира суданские силы и связанные с ними ополченцы поджигали и бомбили деревню за деревней, конфликт, который, по данным Организации Объединенных Наций, привел к гибели около 300 000 или более человек. Три миллиона выживших бежали.

    «Мы прятались днем ​​и бежали ночью». — Азиза Идрис Ахмед

    Ее дядя и пятеро его сыновей были убиты; она и ее мать добрались до лагеря.

    «У меня заболела мама, и лечить ее там было некому, — сказала Азиза.«Вот почему мы приехали в Хартум. Мы приехали в кузове небольшого грузовика, и это заняло много дней. Она все равно умерла, и с тех пор я более или менее живу в Собе.

    Соба, названная в честь древнего города, расположенного, как и Хартум, в месте слияния рек Голубого и Белого Нила, стала тем, что правительство называет «лагерем скваттеров», в основном для жителей Дарфура. Другие, подобные этому, окружают город тем, что иногда уничижительно называют «черным поясом», потому что его жители родом из зон конфликтов в Дарфуре, Кордофане и на территории современного Южного Судана, где кожа людей имеет тенденцию быть более темной.

    Район Соба в Хартуме, где проживают в основном люди, бежавшие от конфликта в Дарфуре, считается правительством Судана «лагерем скваттеров» и не подключен к водопроводу или линиям электропередач.

    Некоторые лагеря были названы так, что намекали на переселение (например, арабские эквиваленты слов «Нас заставили» или «Они нас бросили»), в то время как другие были названы по их наиболее заметным характеристикам («Мусор» или «Хрущобы») .

    По мере того, как мешанина лагерей развивала свои собственные миниатюрные экономики, они объединялись в районы.Неудивительно, что их жители ощетинились гневом и оппозицией режиму Башира, изгнавшему их из своих домов. Соба трижды разрушалась при Башире, что жители сами по себе называют войнами. Он никогда не был подключен к воде или линиям электропередач.

    «Миллионы нас живут в этих местах, куда политики никогда не ступали, кроме как для того, чтобы снести их, чтобы они могли построить промышленную зону или новые большие дома», — сказала Зулеха Мохамед Абубакр, 26 лет, учитель в бесплатной, частная вечерняя школа, в которой обучают английскому языку около 400 детей.

    «Все в дефиците — вода, топливо, еда, но особенно деньги», — сказал ее коллега Ахмед Иса Юсуф, которому тоже 26 лет. Туалеты или телевизоры общие. Если вы стоите в очереди за хлебом шесть часов, у вас будут друзья, которые займут ваше место, пока вы пользуетесь туалетом». — Ахмед Иса Юсуф

    Это ненадежное существование, но это лучше, чем тратить каждый день на беспокойство за свою жизнь в Дарфуре, где все еще тлеет конфликт.

    «Даже когда придут наводнения и разрушат Собу, мы восстановим ее», — сказала Азиза, которая зарабатывает на жизнь завариванием чая на маленькой угольной печи, продавая его покупателям, которые сидят на пластиковых табуретках на обочине дороги.

    «Люди с моей историей разбросаны по всему городу. Многие из них также являются чайными дамами. Некоторые продают овощи. Мужчины перемещают вещи: цемент, кирпичи, песок, трубы», — сказала она. «Бизнес ужасен. Но если ваша дочь торгует овощами, а дела идут плохо, ну, по крайней мере, вы можете есть овощи.

    Улица в районе Аль-Зухур на востоке Аль-Диюм, где проживает много мигрантов из Эфиопии, Эритреи и других мест в Судане.

    S ome say Башир посеял семена собственного падения, переселившись в Хартум, сосредоточив растущее недовольство своим неправильным управлением в лагерях, окружавших город со всех сторон.

    В лагерях, превращенных в районы, такие как Хадж-Юсиф, давно угнетаемые группы из внутренних районов Судана обнаружили общие истории и общее дело. Город, обеспечив безопасность, стал организующей площадкой для групп, которые хотели обеспечить долгосрочную безопасность.В Судане это означало сначала избавиться от Башира.

    Район Хадж-Юсиф начинался как неофициальный лагерь для людей, перемещенных из внутренних районов Судана, а затем был поглощен как отдаленный район Северного Хартума. Это было одно из мест протестов в Хартуме в начале 2019 года, призывавших к смещению президента Омара Хасана аль-Башира.

    Из-за роста цен на хлеб в конце 2018 года Хартум вспыхнул уличными протестами. Неделю за неделей тысячи людей маршировали по таким местам, как Соба и Хадж-Юсиф, и даже по центру города, бросая вызов жестоким силам безопасности.

    К апрелю 2019 года сидячая забастовка, в которой ежедневно участвовало более миллиона человек, собралась у штаба вооруженных сил. В режиме самосохранения военные свергли Башира, и начался долгий и напряженный процесс ослабления военной власти над экономикой и правительством.

    «Революция заставила суданцев кое-что понять: мы все вместе», — сказал 30-летний Таха Абдалла, студент-экономист, работающий садовником, участвовавший в протестах в Хадж-Юсифе, куда его родители переехали из Дарфура еще до его рождения. .

    «На какое-то время в нашей стране не каждый был сам за себя». — Таха Абдалла

    Но революция была лишь началом преобразований, которые должны пройти Судан, чтобы остановить цикл перемещений. 25 октября высокопоставленный военный чиновник страны генерал-лейтенант Абдель Фаттах аль-Бурхан совершил переворот, возобновив протесты на улицах Хартума и вызвав тревогу в тех частях Судана, где военные в прошлом совершали зверства.

    Конфликт также вернулся на большую часть Дарфура и Южного Кордофана в 2021 году, и всего за восемь месяцев почти 420 000 человек были перемещены. Стресс для и без того стремительно растущего населения Хартума растет день ото дня.

    История продолжается ниже рекламного объявления

    «У нас есть проблема масштаба. Мы не думаем масштабно, мы не думаем о том, как ассимилировать столько людей», — сказал архитектор Абусалих. «У нас есть, типа, один парк на миллион человек. Или одна главная дорога на миллион человек. Такое ощущение, что мы планируем на основе уменьшенной карты».

    Абдалла сказал, что изучает экономику отчасти потому, что хочет помочь решить эти проблемы.

    «Город не поспевает за населением, поэтому вместо этого все ухудшается, и это также приводит к росту цен, потому что все дороже производить и доставлять», — сказал он.

    «Во время революции мы частично боролись против этого. Были большие политические проблемы, но это также касалось бесхозяйственности», — добавил он. «Сколько времени потребуется, чтобы потребности людей стали частью нашего управления? Десять, 20 лет — или после того, как нас уже давно нет? Я думаю, это всегда будет зависеть от нас, людей, нас самих.

    Мужчины отдыхают в водах Нила в Хартуме.

    Киншаса

    Неравномерный рост

    Видео Томаса Фретера и Алексы Джулианы Ард

    I В этом крайне неравном мире жители Запада часто считают Африку воплощением бедности. Демократическая Республика Конго, в частности, имеет печальную репутацию: через шесть десятилетий после обретения независимости три четверти конголезцев живут менее чем на 2 доллара в день. Продолжительность жизни колеблется около 60 лет.

    2015

    Плотность населения КИНШАСА

    Но бедность является симптомом систем, которые укореняют неравенство. В Киншасе, столице Конго, где проживает не менее 15 миллионов человек, эти системы, возведенные уходящими колонизаторами, все еще прочно работают.

    Город был построен с учетом расовой и классовой сегрегации; только богатые получали общественные услуги. Менее 1 из 10 конголезцев имеют дома электричество. В Киншасе это число ближе к половине, но поездка по ночному городу — один из способов убедиться в его неравенстве. Похожая динамика наблюдается в Браззавиле, столице Республики Конго, которая видна за рекой Конго.

    Сменявшие друг друга поддерживаемые Западом конголезские правительства были озабочены самообогащением, игнорируя растущую бедность, за исключением периодов выборов и восстаний. Без расширенных экономических возможностей для бедных вертикальная мобильность в Киншасе остается далекой перспективой, и будущая пригодность для жизни города и других подобных городов в Африке будет зависеть от того, насколько легко будет следовать по пути Алена Нзенги.

    Нажмите или коснитесь, чтобы насладиться звуком

    Момбаса

    Переделано иностранными державами

    Фотографии Сары Вайсвы

    I На площади сгущались сумерки, и истории сливались воедино в тусклом свете.

    Десятки мужчин собрались под деревьями китайской ягоды, чтобы поговорить о политике и пожевать кат, мягкий стимулятор, любимый в общинах, расположенных на западе Индийского океана. Призыв к молитве исходил из соседней мечети, построенной оманскими торговцами более 450 лет назад.

    Осыпающийся форт, построенный португальцами, отвоевавшими этот портовый город у оманцев в 1600-х годах, маячил за деревьями, среди которых был и памятник командиру британского полка, погибшему во Второй мировой войне.

    Продолжение истории под рекламой

    Мимо промчалась авторикша, кратко переплетая исламскую декламацию и бормотание сплетен с ностальгическим музыкальным выбором: хитом Болливуда 2012 года «Hookah Bar».

    Как и многие портовые города, Момбаса пронизана далекими культурами.Из его многовекового ядра его расширение стимулировали султанаты, мореплаватели-меркантилисты и великие мировые державы, которые все видели экономические возможности в его защищенных бухтах.

    Каждый оставил неизгладимый след в кенийском городе. За последнее десятилетие самые большие из них были сделаны за счет кредитов, обеспеченных правительством Китая.

    Растущая экономическая мощь Пекина способствовала инфраструктурному буму по всему континенту, в таких городах, как Джибути; Луанда, Ангола; и Лубумбаши, Конго.

    • Китайские учреждения инвестировали более 200 миллиардов долларов в транспортный и энергетический секторы по всей Африке в период с 2000 по 2017 год, согласно инициативе AidData в William & Mary, колледже Вирджинии.
    • По меньшей мере 46 портов и 34 аэропорта в Африке получили прямые инвестиции из Китая, согласно AidData и отдельному набору данных Центра стратегических и международных исследований в Вашингтоне.
    • По крайней мере, 13 000 миль железных дорог, автомагистралей и мостов были построены или отремонтированы за счет инвестиций двух китайских государственных банков, согласно третьему набору данных из базы данных по финансированию зарубежных проектов Бостонского университета в Китае.
    Узкие улочки в Старом городе Момбасы, Кения, с редкими отремонтированными зданиями. Постройки в Старом городе редко сносят, и разрешение дается только в том случае, если здание ветхое и опасное.

    Растущая роль Китая в формировании африканских городов обусловлена ​​неудовлетворенными местными потребностями в торговой и транспортной инфраструктуре. Но экспансия также служит потребности Китая в экспорте рабочей силы и товаров, а также его желанию получить дипломатическое влияние в десятках стран.

    Последствия для городского будущего Африки очень заметны и ощутимы — резкое отличие от более тонкого воздействия денег на помощь, которые представляют собой крупнейшие односторонние инвестиции западных стран на континенте.

    С тех пор как в 1960-х годах закончилась колониальная эпоха, африканские страны изо всех сил пытались собрать налоговые поступления, остановить коррупцию и накопить сбережения, что привело к зависимости от грантов, займов и помощи. Простая, но жизненно важная инфраструктура, особенно транспортная, отсутствует даже в некоторых крупнейших городах Африки.

    Китайские кредиты позволили африканским городам обновить свою инфраструктуру, упростив и удешевив транспорт для людей и товаров.

    Государственные кредитные учреждения Китая за последнее десятилетие вложили в правительства африканских стран больше денег, чем вся западная помощь вместе взятые, и Китай стал крупнейшим торговым партнером для большинства африканских стран. Многие выплаты по кредиту обеспечены ресурсами, что означает, что заемщик вносит будущие доходы от бокситов, нефти или других ресурсов в качестве залога.

    Изменение динамики стало источником беспокойства в западных столицах, которые столкнулись со снижением своего престижа на континенте. И эти изменения породили предупреждения из тех же столиц африканским правительствам о том, что их обманывают в долговых ловушках, которые оставляют стратегические ресурсы и инфраструктуру уязвимыми для захвата Китаем.

    Ученые все чаще отвергают эту точку зрения, отчасти потому, что китайские кредиторы не реквизировали какие-либо крупные инфраструктурные проекты, даже несмотря на то, что долги продолжают расти. Китайские кредиты Африке также сократились после пика в 2013 году, когда Китай запустил свою амбициозную инициативу «Один пояс, один путь», чтобы связать свои рынки с остальным миром.

    История продолжается под рекламой

    «В частности, Вашингтон заинтересован в том, чтобы представить действия Китая в как можно более зловещем свете», — сказал У. Гьюде Мур, бывший министр общественных работ Либерии, ныне сотрудник Центра глобального развития в Вашингтоне. «США изо всех сил пытаются наметить позитивное видение того, каким должен быть мир. Самый простой способ, который они нашли, — это сравнение с врагами: «Мы свободны, Китай — нет; мы помогаем, Китай вымогает».

    Многие из старых зданий в центральном деловом районе Момбасы были выкрашены в белый и синий цвета в соответствии с правительственной директивой 2018 года; цвета были выбраны для представления океана.Неофициальные продавцы открыли магазины во многих переулках, сразу за торговыми витринами.

    A После того, как движения за независимость охватили Африку в 1950-х и 60-х годах, превратив десятки стран в мир, раздираемый холодной войной, Кваме Нкрума, первый лидер Ганы, провозгласил: «Мы не смотрим ни на Восток, ни на Запад, мы смотрим вперед».

    На самом деле, африканские правительства столкнулись как с Востоком, так и с Западом, и эти отношения были глубоко нарушены.

    Теперь вместо государств, обладающих властью с помощью силы, корпорации, банки и крупнейшие в мире кредитные учреждения используют кредиты, обремененные оговорками о конфиденциальности.

    Их отношения с африканскими правительствами остаются неравноправными, и в некоторых случаях результаты напоминают годы выхода Африки из колониальной эпохи. Непрозрачные кредиты и более тесные связи с Пекином укрепили африканские правительства, которые мало заботятся о демократии, правах человека или экономическом равенстве.

    В Момбасе китайцы заменили инфраструктуру колониальной эпохи своей собственной: огромный контейнерный терминал, сверкающую новую железнодорожную ветку до столицы Кении Найроби и новые автомагистрали, соединяющие небольшое количество особых экономических зон.Бум оставил стране миллиарды долларов долга, но также и некоторые инструменты, которые ей могут понадобиться, чтобы выбраться из нее.

    Влажным утром в сезон дождей Сильван Мганга, представитель администрации порта Кении, едва успел вылететь из Момбасы в Ламу, еще один тысячелетний портовый город на побережье Кении, где китайцы профинансировала дополнительный порт, который будет обслуживать северную Кению, Эфиопию и Южный Судан.

    Вид на старый порт Момбасы, который на протяжении веков был главным портом города.Хотя большая часть товаров в настоящее время поступает в страну через новый порт, некоторые из старых судов, особенно деревянные доу, продолжают использовать старый порт.

    «В наших прибрежных городах раньше были деревянные доу», — сказал он, имея в виду парусные суда, курсирующие по Индийскому океану. «Теперь мы загружаем 10 100-контейнерных поездов в хороший день, и они заканчиваются так далеко, как Конго».

    Старый порт Момбасы, интенсивно использовавшийся на протяжении столетий, пока британские военные корабли колониальной эпохи не потребовали нового в более глубоких водах, до сих пор принимает около одного доу в неделю.Это закрывающееся окно в прошлое все еще оставалось открытым в мае, когда рабочие тащили мешки с рисом и специями по деревянным доскам на направлявшееся в Индию доу под названием «Нур-э-Мустафа», украшенное замысловато раскрашенной решеткой. Гуджаратский бригадир выкрикивал приказы потным кенийским матросам.

    «У нас глубокая вода, мы на экваторе, мы на пути отовсюду ко всему остальному», — сказал Каландар Хан, историк кенийского побережья, чьи предки были привезены из Белуджистана, на территории современного Пакистана. в Момбасу четыре века назад оманскими султанами, которые использовали их в качестве наемников.

    «Китай — растущая держава, но кто бы он ни был и кем бы он ни был, он найдет Момбасу». — Каландар Хан

    Китайцы не новички в Момбасе. Чжэн Хэ, великий путешественник эпохи исследований Китая, путешествовал здесь вдоль побережья в начале 1400-х годов. Его статуя приветствует пассажиров на новой построенной и профинансированной Китаем железной дороге между Момбасой и Найроби.

    Экипаж и пассажиры готовятся к посадке на утренний поезд из Момбасы в Найроби на новой построенной и финансируемой Китаем железнодорожной линии между двумя городами.В терминале пассажиров встречает статуя Чжэн Хэ, китайского исследователя, проплывшего вдоль кенийского побережья в начале 1400-х годов.

    Однако нынешнее влияние Китая в Африке трудно анализировать. В эпоху после 2013 года «Пояса и пути» почти все китайские кредитные контракты включали обширные положения о конфиденциальности, которые не позволяли гражданам как Китая, так и африканских стран, получающих кредиты, исследовать условия, на которых взаимодействуют их правительства.

    Железная дорога Момбаса-Найроби тому пример. Его цена более 4 миллиардов долларов вызывает вопросы, учитывая, что по некоторым оценкам стоимость ремонта старой линии, построенной в Великобритании, составляет четверть от этой суммы.

    Ожидается, что Момбаса, второй по величине город Кении, будет быстро расти, поскольку он ускоряет свое превращение из устаревшего пункта маршрута специй в крупный глобальный город, который доставляет товары во всю Восточную Африку, регион с одним из самых быстрых в мире — растущее население.

    2015

    Плотность населения МОМБАСЫ

    «Китайцы, по сути, строят еще один слой — самый дальний от Старого города Момбасы», — сказал Хан. «Что это будет означать? Я думаю, [город] станет менее эклектичным. Да, белуджи, сомалийцы, арабы, индийцы, местные жители, но теперь все больше и больше жителей Кении захотят здесь жить. Мы начнем больше походить на остальную Кению».

    M Большинство кредитов Китая в Африке еще не принесли огромных финансовых доходов, и большая часть долга африканских правительств перед китайскими банками остается невыплаченной. Эксперты говорят, что во многих случаях получение долга не является главным приоритетом кредиторов.

    «Кредиты создают рабочие места для китайских фирм и рабочие места для китайских менеджеров», — сказал Мур.«Долги заставляют африканские правительства поддерживать тесные связи с Пекином. Им не нужно получать буквальную отдачу от инвестиций, чтобы победить».

    Обширная глобальная сеть кредитов позволила Китаю напрячь свои мускулы в качестве глобальной сверхдержавы, сказал Говард Френч, написавший две книги об амбициях Китая, в том числе одну конкретно об Африке.

    «Когда Китай захотел запустить собственный процесс избавления от бедности, его лидеры внимательно осмотрели весь мир, чтобы увидеть, где для них могут быть возможности» и остановились на Африке среди других менее развитых регионов. мира, таких как Пакистан и Венесуэла, сказал он.

    На контейнерном терминале в Момбасе контейнеры выгружаются с грузового судна MSC Gina с помощью кранов китайского производства, а затем досматриваются сотрудниками Управления портов Кении.

    Конкуренция в Африке была низкой, но население росло и урбанизировалось быстрыми темпами, а китайские лидеры всегда серьезно относились к демографии, сказал Френч. Они знали, что тот же самый материал, который им был нужен для их собственной урбанизации — жестяные листы, черепица, цемент, бытовая электроника — найдет готовые рынки сбыта в Африке.И они могли создать лояльность к бренду в местах, где люди все еще покупали свои первые автомобили и мобильные телефоны.

    И наоборот, западные страны придерживаются модели, которая, возможно, столь же чувствительна к проблемам, на которые они ссылаются, критикуя Китай: миллиарды долларов помощи, направляемой часто не подотчетным государственным учреждениям, и частные инвестиции в добывающие отрасли, такие как горнодобывающая и нефтяная.

    Соединенные Штаты, в частности, стремились противопоставить подъему Китая в Африке вопросы об уважении прав человека и окружающей среды в проектах, связанных с Китаем.Такой подход не помешал продвижению ни одного из этих проектов.

    «Китай дал деньги и сказал: «Мы хотим помочь вам интегрироваться в мировую экономику, в которой мы сейчас находимся на переднем крае», — сказал Мур.

    Можно понять, что африканские правительства следуют призыву Нкрумы не смотреть ни на Запад, ни на Восток, а смотреть вперед, сказал Мур, даже если оба эти отношения создали новые формы зависимости.

    Продолжение истории ниже объявления

    Сами африканцы в опросах выражают в основном положительное отношение к китайским инвестициям.

    «Истории о залоге хорошо известны на данный момент, но они простят наш долг», — сказал Хан, отражая распространенную точку зрения в Кении. «Как всегда, Момбаса — стратегическая жемчужина. Это дверь в большой регион. Но китайцы не проявляют неуважения. Они не скажут: «Теперь эта дверь полностью моя». для рядового гражданина.

    Вид на старый пирс, соединенный с административным зданием Управления портов Кении.

    Отвечая на скептицизм по поводу намерений Китая, многие африканцы просто спрашивают: в чем проблема получить помощь, чтобы достичь того же уровня развития, что и другие? И кто такие западные правительства, чтобы поднимать вопросы о правах человека и ответственности в Африке, когда их собственный послужной список ужасен?

    «Я не могу поверить, что способ завоевать сердца и умы состоит в том, чтобы говорить о том, что африканцев обманывают, но вы слышите это снова и снова», — сказал Френч.«Китай не все сделал правильно, но у Китая было позитивное видение того, как Африка могла бы вписаться в свою собственную историю экономического роста и подъема. Конечно, они споткнулись. Но это была тренировочная площадка для их более широких амбиций в мире».

    Абиджан

    Маршруты внутренней миграции в Африке

    Фотографии Айчи Фолл

    A Во-первых, внезапная слава, которую она обрела, сыграв главную роль в «Любовнице женатого мужчины», сенегальской мыльной опере, ставшей неожиданно популярной, была кое-что для Халимы Гаджи, чтобы насладиться.

    Были поездки в Европу и Америку. На улицах Дакара, столицы Сенегала, она встречала льстивых поклонников, чье обожание подтверждало то, что она так часто слышала: ты великая актриса. Она уверенно защищала противоречивую идею телешоу, которая вызвала раздражение у некоторых слоев ее консервативного общества.

    «Люди говорят, что я развращаю молодежь, но я так не думаю, — цитирует ее слова New York Times в 2019 году. их собственная сексуальность.”

    История продолжается под рекламой

    Но священнослужители становились все громче и громче, и ее образ в глазах публики менялся. Гламур уступил место взглядам.

    Ее охватила глубокая депрессия, и она обнаружила, что повторяет вопрос, который ежегодно задают десятки миллионов африканцев: Должен ли я покинуть свою страну?

    Когда Гаджи решила, что ответ должен быть положительным, она, как и большинство африканских мигрантов, сделала то, чего многие на Западе не могли ожидать, особенно после десятилетия нагнетания страха политиками-популистами и неустанного внимания СМИ к самым отчаянные, опасные путешествия в поисках убежища.

    Гаджи легально иммигрировал в другую африканскую страну.

    Сенегальская актриса Халима Гаджи переехала в Абиджан, Кот-д’Ивуар, чтобы продолжить там свою карьеру, после того как снялась в скандальной мыльной опере «Любовница женатого мужчины» в Сенегале.

    Данные миграционного агентства ООН предлагают четкое опровержение ошибочного представления о том, что прогнозируемый рост населения в этом столетии неизбежно приведет к потоку африканцев, покидающих континент.

    • Большинство африканских мигрантов, как богатых, так и бедных, не пересекают океаны, а пересекают границы в Африке.
    • Девяносто четыре процента миграции африканцев через океаны имеют законную легальную форму.
    • По меньшей мере 80 процентов африканцев, рассматривающих возможность миграции, говорят, что они не заинтересованы в том, чтобы покинуть континент.

    Гаджи, как и 2,5 миллиона других западноафриканцев, выбрал Кот-д’Ивуар, где иностранцы в настоящее время составляют почти 20 процентов экономики страны, больше, чем где-либо еще в Африке.

    Подобно Нью-Йорку или Парижу, крупнейший город Берега Слоновой Кости, Абиджан, представляет собой космополитическое лоскутное одеяло из кварталов, где пересекаются вкусы, языки и истории.По мере роста населения Африки Абиджан, Найроби, Йоханнесбург и другие города на всем континенте, полные возможностей, будут пожинать плоды этого роста, особенно если западные страны продолжат подавлять африканские миграционные потоки с континента.

    «Мне не нужно было идти в какой-то незнакомый мир, чтобы обрести покой — я все еще здесь, в Западной Африке», — сказал Гаджи. «Может, я и знаменит, но да, я тоже мигрант — в этом нет ничего постыдного. Как и все, я предпочел бы жить там, где мне комфортно, где меня принимают.

    Люди смотрят футбольный турнир в районе Вриди Сите в Абиджане.

    W est Африка — один из наиболее интегрированных регионов мира. Отчасти это пережиток колониального господства Франции в регионе, которое оставило после себя лингва-франка и общую валюту, все еще поддерживаемую французскими резервами.

    Но до прихода французов это был также регион обширных торговых империй и кочевников, которые пересекали его в поисках пастбищ. В современной Западной Африке, где проживает 17 стран, местные жители часто видят в границах помеху — или даже заблуждение — более полезное для создавших их европейцев, чем для африканцев, которым приходится их преодолевать.

    Несмотря на относительно низкий исторический уровень миграции африканцев в Европу, государства-члены Европейского Союза за последнее десятилетие выплатили правительствам западноафриканских стран миллиарды долларов в обмен на строгое соблюдение пограничного контроля, направленного на предотвращение проникновения африканских мигрантов к берегам Европы.

    «Здесь много уровней иронии. Европа объединилась в союз, и все же они платят нам за то, чтобы мы изолировались», — сказал Иссиака Конате, высокопоставленный чиновник министерства Кот-д’Ивуара, которое продвигает региональную интеграцию.«Поступая таким образом, они создают возможность для преступных сетей заниматься торговлей людьми, что привело к обилию вооруженных групп и нестабильности. Миграция не является политическим громоотводом в Западной Африке, как в Европе. Мы приветствуем это».

    Иммигрант из Нигера, работающий носильщиком, которого в Кот-д’Ивуаре называют «пусс-пусс» или «вотротигуи», бредет по району Трейчвиль в Абиджане.

    В период с 2000 по 2019 год количество международных мигрантов в Африке подскочило с 15 человек.По данным Международной организации по миграции, с 1 миллиона до 26,6 миллиона, рост на 76 процентов, самый резкий рост среди всех регионов мира. На всем континенте только в Южной Африке, население которой превышает население Берега Слоновой Кости более чем в два раза, а экономика гораздо крупнее, больше мигрантов.

    На протяжении большей части периода после обретения независимости Кот-д’Ивуар стремился заманить мигрантов относительно высокой заработной платой, особенно в своей отрасли производства какао, крупнейшей в мире. Уже одно это привлекло миллионы людей из Гвинеи, Мали, Буркина-Фасо, Нигера и других стран и продвинуло Кот-д’Ивуар как страну с самой эффективной экономикой в ​​регионе.

    2015

    Плотность населения АБИДЖАН

    Соседние страны, такие как Нигер, с самой высокой в ​​мире рождаемостью и самым низким уровнем жизни, полны причин уехать. Для 20-летнего Гаду Амаду это была не просто бедность или тот факт, что фермы нигерского региона Тахуа высыхают, поскольку изменение климата расширяет Сахару на юг — это то, чем занимались все его друзья. Из детей, с которыми он вырос, он последним добрался до Абиджана. Он прибыл сюда с 8000 западноафриканских франков (около 15 долларов) и рюкзаком.

    «Моя цель, и я думаю, что смогу достичь ее всего за несколько лет, — уйти с 2 миллионами. С 2 миллионами вы идете домой, строите дом, женитесь, все в порядке», — сказал Амаду.

    Иммигрант из Нигерии Гаду Амаду, 20 лет, стоит перед «гарбадромом» в Абиджане, где он продает популярную уличную еду, известную как гарба.

    По его словам, он ни дня не учился в школе и совсем не говорил по-французски, пока не попал в Абиджан, где работает в киоске по продаже гарбы, чрезвычайно популярной уличной еды, которую в основном готовят нигерийские иммигранты.

    Он подает свой фирменный жареный тунец на подушке из нарезанных помидоров, лука и чили, с аттике, основным продуктом ивуарийской маниоки. На сбивчивом французском языке он флиртовал с двумя молодыми покупательницами. Они восхищались новой шляпой, которую он купил на свои заработки, с английской надписью «Не сдавайся».

    Владелец продуктового киоска сказал, что всего за пять лет 15 молодых людей, таких как Амаду, пришли и ушли, заработав достаточно, чтобы вернуться домой с комфортом.

    «Гарба делает нас здесь популярными.Это дешево, это быстро, это вкусно. Люди ценят нас», — сказал Амаду, объясняя, почему он выбрал Абиджан, а не Европу.

    «Европа для меня невообразима. Откровенно говоря, очень немногие люди мечтают о Европе — и можно сказать, что это люди, которые мечтают слишком много».

    Молодой человек, который работает учеником в gbaka, или общественном микроавтобусе, бежит к посадке после посадки пассажиров в транспортное средство в Трейчвилле.

    W Хотя количество мигрантов, переезжающих из Западной Африки в Европу, ничтожно мало по сравнению с миграцией внутри континента, Европа, тем не менее, реорганизовала свои исторические отношения с регионом, ограничив число африканцев, которые могут добраться до ее берегов. При этом Европа ограничила поток исключительно волевыми мигрантами, которым трудно поколебать приманку Европы.

    «Как только вы доберетесь до Европы, все готово — это гарантия», — сказал 21-летний Аладжи Канде, который прибыл в Абиджан из Сенегала два года назад и для которого Абиджан является путевой точкой, а не пунктом назначения. «Меня не волнуют «возможности» или маленькие деньги. Я ищу гарантию. В Европе заработать 10 миллионов франков — вопрос времени. Так что это просто вопрос того, как добраться туда.

    Мечта Канде о Европе имеет мало общего с самой Европой. Настоящая мечта — смысл его существования — построить дом для своей матери. Она была подростком, когда он родился, а его отец, пожилой мужчина, вскоре умер. С тех пор они нищие.

    21-летний Аладжи Канде, приехавший в Абиджан из Сенегала пару лет назад, считает Абиджан промежуточным пунктом на пути в Европу.

    Мечта должна была быть реализована его старшим братом Адамой, но Адама оказался в руках торговцев людьми во время транзита через Ливию в 2015 году, судьба постигла десятки тысяч других потенциальных мигрантов. Его большая семья собрала 1 миллион франков для его освобождения, но после того, как они отправили его, им сообщили, что Адама был убит, а его похитители потеряли надежду на получение выкупа.

    «Риск стоит того — я до сих пор в это верю. Я принял решение. Я уезжаю в январе», — сказал Канде, чей волоф был переведен на французский тетей. Она покачала головой, когда он передал свои слова. Несколько месяцев она показывала ему видео ужасов в Ливии и массовых утоплений в Средиземном море.

    Для старшего поколения мигрантов зацикленность на Европе и убеждение, что это единственное место, где можно заработать достаточно денег для хорошей жизни, — зловещий миф, основанный на нескольких историях успеха.

    История продолжается под рекламой

    Это также отказ от политической идеологии, часто называемой панафриканизмом, наиболее популярной в годы сразу после обретения независимости, которая выступает за укрепление африканского единства и разрушение навязанных колониями границ. Движение угасло, поскольку национализм оказался столь же могущественной политической силой на континенте, как и в других частях мира.

    Абиджан является домом для многих ярых панафриканистов. Главным среди них является 71-летний Пате Уэдраого, более известный как Пате’О, который подростком приехал из сельской местности Буркина-Фасо в Абиджан через плантации какао и в конечном итоге стал одним из самых известных кутюрье Африки.

    Недавно в своем ателье он сидел на шикарном кожаном диване с измерительной лентой на шее в окружении портретов знаменитостей, которых он облачил в свою фирменную африканскую одежду высокой моды: Нельсон Мандела; король Марокко Мохаммед VI; Алико Данготе, самый богатый человек Африки; и еще десятки.

    Модельер Пате Уэдраого, который на протяжении многих лет одевал африканских лидеров, включая Нельсона Манделу и Лорана Гбагбо, в своей студии в Трейчвилле. 71-летний Уэдраого переехал из Буркина-Фасо в Кот-д’Ивуар подростком и с тех пор живет там.

    «В моей юности не было слова «иммиграция» — сказать, что африканец — иностранец, само по себе иностранное понятие», — сказал он. «Ну, это заразная концепция и политический инструмент — игра с обвинением, создание различий, классический западный менталитет «разделяй и властвуй», не так ли? Это неправильное воспитание, навязанное нам.

    «Зачем кому-то тратить тысячи долларов, заработанные годами пота, чтобы попытаться уехать в Европу, когда на такие деньги можно построить достойную жизнь в Африке?» он спросил. «Я есть благодаря этому городу, этой стране. Я уже 10 лет подряд одеваю Мисс Кот-д’Ивуар. Я, деревенский парень из-за границы.

    Женщина проходит мимо салона под открытым небом на рынке в Абиджане.
    Об этой истории

    Рассказ Макса Беарака. Графика Дилана Мориарти и Джулии Ледур.Графический редактор Тим Меко. Дизайн и разработка Madison Walls. Редактирование дизайна Мэтью Каллахана. Фотографии Эндрю Эсиебо, Аичи Фолл, Мухаммеда Салаха, Лей Уверы и Сары Вайсвы. Обработка фотографий Оливье Лоран. Видео Томаса Фретера. Монтаж видео Алекса Юлиана Ард. Редактирование Дженнифер Амур и Рим Аккад. Редактирование текста Ванессой Ларсон и Мартой Мердок. Редактирование проекта Кортни Кан. Дополнительная графическая обработка Гарри Стивенса.

    Источники

    Данные прогноза численности населения, использованные в статье, взяты из «Прогнозов численности населения крупнейших городов мира в 21 веке», опубликованных Дэниелом Хоорнвегом и Кевином Поупом в журнале Environment & Urbanization в сентябре 2016 года.

    Данные о плотности населения, отображаемые в трехмерных моделях пяти городов, взяты из публикации «Projecting Global Population Grids to 2100: Final Report», , Брайана Джонса, Деборы Балк, Стефана Лейка, Марка Монтгомери и Хасима Энгина. по номеру Европейской комиссии в декабре 2020 года.

    Данные о зданиях взяты из Google Research. Данные о дорогах взяты из OpenStreetMap. Данные о биомассе Хартума взяты из снимков Sentinel-2, сделанных 23 сентября 2021 года. Данные о биомассе Момбасы взяты из снимков Sentinel-2, сделанных 6 марта 2021 года. Данные о биомассе поступают из снимков Sentinel-2, НАСА или Всемирного центра мониторинга охраны окружающей среды Программы ООН по окружающей среде. Сравнительные снимки со спутников, полученные через Google Earth Pro, но предоставленные MAXAR. Границы Абьея установлены Управлением Организации Объединенных Наций по координации гуманитарных вопросов (УКГВ). Данные о разрушенных деревнях взяты из отдела гуманитарной информации (HIU). Включены только деревни, разрушенные в 2003 и 2004 гг. Данные об африканских озерах предоставлены Продовольственной и сельскохозяйственной организацией Объединенных Наций.

    Методология

    Прогнозы численности населения

    В исследовании Даниэля Хорнвега и Кевина Поупа проанализированы городские районы, в которых к 2100 году ожидается более 5 миллионов человек. район, в который люди обычно ездят на работу.

    The Washington Post использовала эталонные прогнозные цифры исследования. До 2050 года они основаны на оценках Мировых перспектив урбанизации Организации Объединенных Наций. Оценки на последующие годы до 2100 года были рассчитаны Дэниелом Хорнвегом и Кевином Поупом на основе анализа ООН, а также текущих данных о соотношении городских и сельских районов и уровне урбанизации, национальном уровне рождаемости и смертности.

    В дополнение к эталонному сценарию в исследовании представлены прогнозы для трех различных общих социально-экономических траекторий (SSP), сценариев развития, которые рассчитываются на основе коэффициентов рождаемости, смертности, миграции и образования.

    Данные о плотности населения

    Окончательный набор данных учитывает только SSP2, сценарий развития «среднего пути».Он включает данные о населении за 2015 год и за каждые 10 лет с 2020 по 2100 год.

    В исследовании для прогнозирования данных использовались две модели: модель населения и модель застроенной территории. Они спроецировали период с 2010 по 2100 год с интервалом в 10 лет на глобальной сетке площадью 1 км². Обе модели были применены на национальном уровне и откалиброваны с использованием исторических данных из Глобальной сетки населения населенных пунктов. Для каждой сетки модели использовали тип популяционного потенциала, взвешенную по расстоянию меру любой точки в пространстве, которая показывает, насколько доступна эта точка.Например, более высокий потенциал населения означает, что точка доступна для большего числа людей. Это, в сочетании с текущим населением ячейки сетки, ее построенной инфраструктурой и прогнозами изменения населения страны, привело к прогнозам населения.

    Анимированные трехмерные модели населения основаны на данных Европейской комиссии о глобальном населении по сетке размером 1 км². Каждый показанный город обрезан до 100 км вокруг города, чтобы дать представление о росте метро и пригородов.

    Открытие дверей в мир

    ОБЗОР :

    В городах Африки к югу от Сахары наблюдается быстрый рост населения. Однако их экономический рост не поспевает за ними. Почему? Одним из факторов может быть низкий уровень капиталовложений, отчасти из-за относительной бедности Африки: другие регионы достигли аналогичных стадий урбанизации при более высоком ВВП на душу населения. Это исследование, однако, указывает на более глубокую причину: африканские города закрыты для мира. По сравнению с другими развивающимися городами города в Африке производят мало товаров и услуг для торговли на региональных и международных рынках.Чтобы расти экономически по мере роста размеров, африканские города должны открыть свои двери миру. Им необходимо специализироваться на производстве, а также на других товарах и услугах, которые можно продавать на региональном и глобальном уровнях. А чтобы привлечь глобальные инвестиции в производство ходовых товаров, города должны развивать эффект масштаба, который связан с успешным городским экономическим развитием в других регионах. Такой эффект масштаба может возникнуть в Африке, и он произойдет, если руководители городов и стран предпримут согласованные усилия для обеспечения агломерации. воздействия на городские территории.Сегодня потенциальные городские инвесторы и предприниматели смотрят на Африку и видят многолюдные, разрозненные и дорогостоящие города. Такие города вызывают низкие ожидания относительно масштабов городского производства и отдачи от вложенного капитала. Как эти города могут стать экономически плотными, а не просто многолюдными? Как они могут приобрести эффективные связи? И как они могут привлечь фирмы и квалифицированных рабочих в более доступную и пригодную для жизни городскую среду? С точки зрения политики ответ должен заключаться в решении структурных проблем, затрагивающих африканские города.Главными среди этих проблем являются институциональные и нормативные ограничения, которые нерационально распределяют землю и рабочую силу, фрагментируют физическое развитие и ограничивают производительность. До тех пор, пока в африканских городах не будет функционирующих земельных рынков и правил, а также ранних, скоординированных инвестиций в инфраструктуру, они останутся локальными городами: закрытыми для региональных и глобальных рынков, попавшими в ловушку производства только местных товаров и услуг и ограниченными в своем экономическом росте.
    Загрузить полный отчет | Обзор на английском языке | французский | Португальский

    Глава 1: Многолюдно, не плотно с капиталом

    Урбанизация приносит пользу людям и предприятиям за счет увеличения экономической плотности.Работник в экономически густонаселенном районе может легче добираться до работы и потреблять более широкий ассортимент продуктов. Фирмы, сгруппированные в городах, могут получить доступ к более широкому рынку факторов производства и покупателей. Экономия от масштаба снижает производственные издержки фирм, что, в свою очередь, приносит пользу потребителям.
    Скачать PDF Глава 1 — Многолюдно, не плотно с капиталом | Полный отчет

    Глава 2: Отключенные земли, люди и рабочие места

    Несмотря на то, что африканские города перенаселены жителями, но не переполнены капиталом, они физически раздроблены и рассредоточены.Они развиваются как совокупность небольших разрозненных кварталов. Без надлежащих дорог или транспортных систем поездки на работу медленны и дорогостоящи, поэтому рабочие не имеют доступа к рабочим местам в крупных городских районах. Многие люди и фирмы оторваны друг от друга и от экономических возможностей.
    Загрузить PDF-файл. Глава 2. Земля, люди и рабочие места без связи | Полный отчет

    Глава 3: Дорого для домохозяйств, дорого для фирм

    Африканские домохозяйства несут более высокие расходы по отношению к их ВВП на душу населения, чем домохозяйства в других регионах.Согласно новому исследованию индексов уровня цен на городском уровне, основанному на данных, собранных в рамках Программы международных сопоставлений, городские домохозяйства в 39 странах Африки к югу от Сахары платят в целом на 20–31% больше, чем городские домохозяйства в других странах с аналогичным уровнем дохода. (Накамура и др., 2016 г.). Аналогичное сравнение городских цен, основанное на данных из 125 городов, в том числе девяти в странах Африки к югу от Сахары (Всемирное исследование стоимости жизни, проведенное Economist Intelligence Unit), показывает, что африканские города обходятся домохозяйствам примерно на 31 процент дороже, чем города с низким уровнем дохода. и страны со средним уровнем дохода в других странах (Nakamura and others 2016).
    Загрузить PDF Глава 3. Дорого для домохозяйств, дорого для фирм | Полный отчет

    Глава 4: Городская ловушка Африки

    Городской район, который является трудным для пассажиров и фирм из-за фрагментарной планировки, отсутствия доступного транспорта и неожиданно высокой стоимости рабочей силы, также может иметь табличку «Закрыто для бизнеса». Тот, который выглядит нежилым, без приличного жилья и благоустройства, тоже может поставить табличку «Не обслуживается».
    Загрузить PDF Глава 4. Африканская ловушка городского развития | Полный отчет

    Глава 5. Разъяснение прав собственности и укрепление городского планирования

    В течение следующих 20 лет рост городского населения Африки вызовет новый спрос на инфраструктуру, жилье и другие физические сооружения, а также удобства.Чтобы удовлетворить этот новый спрос, городским лидерам и планировщикам потребуются адаптируемые стратегии. Планы и правила должны обеспечивать наилучшее использование земли, но они также должны позволять изменять использование и пользователей с течением времени по мере дальнейшего развития спроса.
    Загрузить PDF Глава 5 — Уточнение прав собственности и укрепление городского планирования | Полный отчет

    Глава 6: Увеличение масштабов и координация инвестиций в физические структуры и инфраструктуру

    Одновременно с выполнением рекомендаций, изложенных в главе 5, африканские города остро нуждаются в улучшении двух групп городских структур — физических и инфраструктурных — учитывая, что они хронически не обслуживают их.Охват инфраструктуры фактически снижается по некоторым показателям в регионе. Например, в 2010 году, когда городское население составляло 37 процентов, только 34 процента городских жителей имели доступ к водопроводной воде по сравнению с 43 процентами в 1990 году, когда уровень урбанизации составлял 30 процентов. В 2006 году Диагностика инфраструктуры Африки (AICD) подсчитала, что для устранения отставания в инфраструктуре потребуется 68–93 миллиарда долларов в год в течение следующих трех десятилетий, треть из которых будет приходиться на техническое обслуживание.
    Загрузить PDF Глава 6. Увеличение масштабов и координация инвестиций в физические структуры и инфраструктуру | Полный отчет

    городов будущего Африки | Погружение в умные города

    АРХИВЫ. Это устаревший контент, созданный до того, как в начале 2017 года компания Sustainable Cities Collective была перезапущена под названием Smart Cities Dive. Некоторая информация, например даты публикации или изображения, могла быть не перенесена. Чтобы быть в курсе последних новостей об умных городах, посетите новый сайт Smart Cities Dive или подпишитесь на нашу ежедневную рассылку новостей.

     Новая утопия для Африки?

     «Новые города» – это африканский городской феномен, который появляется по всему континенту. Однако их социальное влияние неясно. События не способствуют приверженности городскому равенству и гражданству.

    На африканском континенте начинают появляться новые города. Рекламный материал — это уникальные, многообещающие блестящие, вдохновляющие пространства для жизни, работы и развлечений. Эти новые города отражают прошлые тенденции в Европе, взяв за основу проект городов-садов сэра Эбенезера Ховарда в Англии. Социальное воздействие этих городов в настоящее время неизвестно. Однако есть опасения, что города являются предприятиями, ориентированными на получение прибыли, и это понравится привилегированному меньшинству. Эти видеоролики пытаются продвигать утопический образ, но, похоже, игнорируют множество проблем, таких как бедность и плохое здоровье, от которых страдает континент. Правительства, поддерживающие этот проект, демонстрируют непоколебимую приверженность капитализму и пренебрежение справедливыми решениями.Городское равенство и гражданственность должны быть в центре внимания Новых городов.

    Эко Атлантик, Нигерия

    Эко Атлантик представляет собой смешанный жилой и коммерческий комплекс, построенный на земле, отвоеванной у Атлантического океана.

    Konza Techno City, Кения

    Konza Techno City стремится стать глобальным технологическим центром и расположен в 60 км от Найроби, столицы и крупнейшего города Кении.

    CIGALI City

    Моддерфонтейн — это инфраструктурный комплекс жилых, промышленных и коммерческих площадей стоимостью 84 миллиарда рандов. Комплекс расположен на 1 600 га земли к северу от Йоханнесбурга.

    какое место для технологических инноваций?

    1Скорость урбанизации в Африке очевидна: население всех африканских городов удвоится или утроится за одно поколение. На континенте возникает около двадцати мегаполисов, три из которых являются абсолютными гигантами: Каир, Лагос и Киншаса.Однако впечатляющее распространение этих столиц не должно скрывать столь же быстрый рост второстепенных городов Африки. Малые и средние города и города по всему континенту растут с такой же скоростью, поэтому вся городская структура фактически растет. Необходимы огромные усилия для поддержки и управления этой урбанизацией. Два фундаментальных фактора обобщают истоки проблем, с которыми сталкиваются города Африки, и недостатки с точки зрения расширения доступа к городским услугам: трудности в управлении быстрорастущей территорией; и трудности с финансированием услуг, учитывая, что бюджет городов и поселков в Африке примерно в 100 раз меньше, чем у их коллег на севере.

    2Земельные кадастры с точным и актуальным управлением землепользованием имеют важное значение для надлежащего планирования, поскольку они позволяют идентифицировать все участки, которые вместе составляют город. Но землепользование в Африке не контролируется: структурированные районы соседствуют с неформальными, застраиваются зоны риска наводнений и так далее. Сами по себе технологические инструменты никогда не будут единственным определяющим фактором в изменении методов планирования, потому что ключом являются люди и деньги. Однако инновационные решения, доступные в настоящее время для решения текущих проблем, позволяют обеспечить больше за меньшие деньги при планировании и управлении африканскими городами.

    3Без общих служб нет города. Объединение ресурсов для создания крупномасштабной инфраструктуры лежит в основе первых городов древности. Больницы, университеты, энергетические, водные, информационные сети, общественный транспорт и так далее требуют капитала для их строительства и эксплуатации. Предоставление этого капитала является естественной ролью местных органов власти. Услуги определяют качество окружающей среды, общественных услуг, информации и экономических возможностей, ожидаемых от города.

    4 Но урбанизация в Африке в настоящее время не контролируется и не поддерживается муниципалитетами континента. Все больше и больше людей переезжают в города, но они не развивают те городские функции, которые нужны людям и территориям. В каком-то смысле у нас есть город, но без ожидаемого от него городского образа жизни. Особенно это касается систем канализации или переработки отходов, которые доступны далеко не всем жителям.Почти 700 миллионов человек, более половины всего населения континента, не имеют доступа к системе санитарии1

    .

    5 Отсутствие планирования в африканских городах объясняется тремя факторами: отсутствием пригодной для использования актуальной информации и данных, неадекватным управлением земельным кадастром и нехваткой финансов в результате слабой фискальной системы. Они неразрывно связаны друг с другом, усиливая друг друга: без информации невозможно построить систему земельного кадастра, а без земельного кадастра невозможно собирать налоги, необходимые для финансирования инфраструктуры и общих услуг.

    1. Отсутствие информации о городе и его жителях: без доступа к простым данным, таким как количество жителей или состояние существующих зданий, успех в разработке государственной политики может быть очень случайным. Эта информация необходима для выявления потребностей людей, предотвращения рисков и оценки затрат. Можно сказать, что африканские города работают вслепую из-за отсутствия базовых данных. В Демократической Республике Конго последняя всеобщая перепись населения проводилась в 1984 году, и каждое последующее правительство представляло собой непрекращающуюся сагу.Сбор данных не сложный, но дорогой. Для инвентаризации, обновления и проверки исчерпывающей базы данных требуются значительные технические и человеческие ресурсы. В администрациях, которые, как правило, сильно разделены, существующие данные редко оцифровываются и передаются между различными муниципальными департаментами, не говоря уже о том, чтобы поддерживать их в актуальном состоянии.

    2. Неадекватное управление земельными ресурсами : без основной информации невозможно управлять землепользованием или вести земельный кадастр.Но земля всегда была топливом для городского развития, причем земля и налогообложение неразрывно связаны. Древние города Вавилон и Басра были предшественниками, установившими земельные кадастры для разрешения споров между гражданами, регулирования роста городов и повышения налогов. При системе земельного кадастра граждане должны платить местные налоги, пошлины или, в некоторых случаях, взносы в натуральной форме. Компромисс заключается в том, что отдельные лица извлекают выгоду из богатства коллективного предприятия в виде общих услуг и инфраструктуры. Это верно для всех «развитых» городов. Но землепользование в Африке не контролируется, за исключением Южной Африки и Магриба. И даже если правила существуют, урбанизация носит преимущественно неформальный характер. Земельные кадастры обычно устарели из-за нехватки данных, а также людских и финансовых ресурсов, а это означает, что города не могут создать эффективные системы налогообложения.

    3. Отсутствие средств для реализации вариантов планирования: как прямое следствие отсутствия земельного кадастра и управления землепользованием, большинство городов в Африке не имеют финансовых ресурсов для реализации политики долгосрочного планирования.В то время как бюджет французских муниципалитетов составляет от трех до четырех тысяч евро на одного жителя в год, в Африке эта сумма в сто раз меньше. В Котону на одного жителя приходится около 18 евро в год, в Дакаре — 100 евро, а в Киншасе — всего два или три евро. Создание налоговой системы может быть дорогостоящей операцией, но это также единственная область, в которой отдача от инвестиций является ощутимой и поддается количественному измерению в долгосрочной перспективе. Подсчитано, что для сбора 100 евро требуется 10 евро, потраченных на человеческие и технические ресурсы.Часть этого финансирования может поступать из внешних источников, таких как международные кредиторы, но в действительности такие организации будут предоставлять финансирование только для капитальных вложений и связанных с ними расходов (поддержка, техническая помощь и укрепление потенциала, и все же с точки зрения капитальных вложений и строго сверх установленного срока). в ближайщем будущем). Помощь в целях развития не покрывает операционные расходы, которые в равной степени ложатся финансовым бременем. Операционные расходы несут сами города, несмотря на их крайне ограниченные средства.

    Программный интерфейс Wexity

    Zoom Original (jpeg, 528k)

    © Wexity-Logiroad

    6Качество информации о городском хозяйстве и землепользовании не зависит ни от какой технологии — помните, что земельные кадастры существовали с тех пор, как появились города около 7 000 лет назад. Более совершенные технологии не являются самоцелью, но могут помочь в сборе, обработке и обмене данными.Переход к цифровым технологиям может обеспечить ряд технологических новшеств, позволяющих собирать и обрабатывать данные быстрыми, точными и недорогими способами. Для управления землепользованием новые технологии позволяют разрабатывать альтернативные формы управления землевладением и адресации, хранения данных в режиме онлайн, обмена информацией и работы в сетях. Цифровизация позволяет перейти непосредственно к цифровым технологиям без необходимости создавать бумажные записи земельного кадастра.

    7 Градостроители теперь имеют в своем распоряжении ряд новых цифровых инструментов, в том числе:

    • спутниковая картография, которая произвела революцию в географической информации.В течение многих лет необходимо было арендовать самолет, если вам нужны были виды города с высоты птичьего полета. Сегодня это практически мгновенно и бесплатно благодаря базам данных Google Earth и Open Street Map.

    • Программа для дешифрирования фотографий

      , которая преобразует спутниковые снимки в плановые изображения.

    • Операции адресации

      и сбора данных «от двери до двери» можно проводить с помощью планшета или смартфона и геолокации.Интернет делает возможным проведение общегородских количественных исследований, так как можно легко рассылать анкеты жителям.

    • Методы краудсорсинга

      с участием жителей также могут быть неоценимы для градостроителей. Например, кампания «Знай свой город», разработанная организацией Shack/Slum Dwellers International, пропагандирует совместное картирование в неформальных поселениях.

    8Существует огромное поле возможностей, которые открывают новые перспективы для градостроителей. В 2017 году Groupe Huit в партнерстве с Orange и Французским агентством развития (AFD) провела исследование мобильности в агломерации Дакара. Используя данные мобильных телефонов, предоставленные Orange, планировщики смогли составить карту ежедневных поездок от дома до работы и обратно тысяч людей. Затем данные были смоделированы для экстраполяции закономерностей на весь город. Это позволило точно и исчерпывающе отобразить основные потоки поездок.

    9Препятствия для планирования не в технических средствах, как они существуют; препятствия заключаются, скорее, в способности муниципалитетов надолго присвоить эти инструменты и предоставить их персоналу, отвечающему за управление территорией и ее услугами.Многие городские советы в Африке не имеют средств для найма планировщиков и специалистов, способных обрабатывать городские данные и обмениваться ими, или имеют ограниченный доступ к таким специалистам, поскольку эти навыки относительно редки на местных рынках труда.

    доменов, обслуживаемых Wexity

    Zoom Original (jpeg, 200k)

    © Wexity-Logiroad

    10Платформа Wexity от Logiroad началась с осознания того, что одним из тормозов планирования является не технология, а обмен знаниями.Wexity — это ИТ-инструмент, используемый для сбора всех городских данных на единой платформе и управления всеми связанными компонентами (коммунальные сети, среда обитания, окружающая среда, местная экономика, налоговая система и т. д.). Раньше единственными доступными системами ИТ-планирования были сложные и требовались квалифицированные штатные сотрудники, которых было трудно найти, и инструменты типа ГИС, для которых также требовались опытные пользователи, которых также трудно найти и дорого нанять. Иногда решения по моделированию городов могут быть настолько сложными, что требуют постоянного контроля со стороны международных экспертов, даже после обширного обучения на местах.

    11Первое новшество, предлагаемое Wexity, — это полный отказ от этой чрезмерно сложной модели с простым в использовании интерфейсом. Платформа адаптируется к разным уровням знаний пользователей, будь то выборные должностные лица, городские руководители или муниципальные служащие. Основная цель состояла в том, чтобы создать инструмент, который было бы легко освоить для всех жителей муниципалитета, которым необходимо его использовать. Это подразумевало предложение решения, которым люди могли бы быстро научиться пользоваться и затем были бы счастливы продолжать использовать его.Wexity — это готовое к использованию решение, которое можно настроить, просто указав административные границы города, загрузив существующие данные и создав учетные записи пользователей. Это делает его очень быстрым и недорогим в настройке, но, что наиболее важно, это означает, что полезная работа по городскому планированию может начаться быстро, со сбором данных и получением результатов. Wexity позволяет выбирать совместные и совместные методы работы. Платформа дает муниципальным служащим возможность работать в сети, а не изолированно, что до сих пор имеет место слишком часто.Эта практика, отсутствующая в других доступных ИТ-системах городского планирования, восстанавливает согласованность в городском планировании, позволяя всем лицам, принимающим решения, работать на единой платформе в одно и то же время и с одними и теми же данными. Затем его можно использовать для установления связи между данными и потребностями, с которыми может столкнуться муниципалитет. Это означает, в частности, что программное обеспечение способно производить ориентированный на результат анализ: сколько жителей проживает в зонах затопления? Какие установки подвержены экологическим рискам? Где находятся районы, где нет доступа к безопасной питьевой воде? Какие жилые районы наиболее удалены от школ? и т.д.Все это простые вопросы, но муниципалитеты не всегда могут ответить на них, не обращаясь к консультантам, что обычно является длительным и дорогостоящим процессом. Алгоритмы, используемые Wexity, автоматически определяют потребности в различных районах и передают эту информацию в муниципальные департаменты, которые затем могут принять быстрые меры по исправлению положения.

    Вид на риск наводнения в районе

    Увеличить Оригинал (jpeg, 280k)

    © Wexity-Logiroad

    12Конкретно платформа Wexity от Logiroad включает в себя следующие функции:

    • готовая к использованию ГИС (географическая информационная система)

    • городская база данных, включая некартографические данные (демографические, социально-экономические)

    • библиотека городских объектов, используемая для классификации всех элементов города

    • аналитический модуль для перекрестных ссылок на все городские данные

    • База данных SaaS (программное обеспечение как услуга)

    • Стандарты

      , адаптируемые к любому городу в любой точке мира

    • Модуль

      для управления устареванием данных.

    13Помимо цифрового инструмента, специально разработанного для городов Африки, Wexity представляет собой проект, направленный на укрепление потенциала. Команды Wexity обязательно создают местную группу по сбору данных о городе, которая служит лабораторией для переосмысления города. Эта местная команда обучена так, чтобы она могла быстро и надолго стать автономной.

    14 Технологические или управленческие инновации сами по себе никогда не произведут подлинную революцию в планировании и управлении городами.Нельзя игнорировать способность городов финансировать эти изменения, что подразумевает увеличение налоговых поступлений. Если налоговые системы остаются неадекватными в большинстве африканских городов, это происходит потому, что политические лидеры не в состоянии провести далеко идущие фискальные реформы. Фискальная реформа контрпродуктивна с точки зрения политических расчетов, которыми руководствуются местные лидеры и внешние кредиторы. Улучшение системы — чрезвычайно долгий и сложный процесс, в котором всегда указываются только недостатки, а краткосрочные преимущества трудно различить.Этот процесс определенно будет непопулярен, поскольку люди, которые уже бедны, очень мало склонны соглашаться на повышение налогов для финансирования общественных услуг, к которым у них еще нет доступа. Для кредиторов поддержка реформы налоговой системы является мелкомасштабным проектом, который требует небольших расходов по сравнению с масштабом необходимых инвестиций и требует конкретной поддержки в долгосрочной перспективе.

    15Города имеют широкий спектр доступных им налоговых инструментов (сборы, налоги на предприятия, сборы за эксплуатацию природных ресурсов, земельные налоги и т.д.). Учитывая, что Риму и Вавилону удалось финансировать свой рост за счет повышения налогов две-три тысячи лет назад, возникает вопрос не столько технологический, сколько институциональный: как заставить измениться всю местную административную систему? Роль технологий заключается в том, чтобы выступать в качестве катализатора, оптимизируя системы сбора налогов, предъявляя налоговые требования или, возможно, используя мобильные телефоны для осуществления платежей. Нет технических причин, препятствующих развертыванию этих типов решений.

    16Вышеприведенный план показывает урбанизацию в африканских городах как причинное явление, обремененное неизбежными социальными, политическими и экологическими проблемами.Но есть причины для оптимизма в отношении достижений в области городского планирования и доступа к основным услугам в городе.

      • 2 Департамент по экономическим и социальным вопросам, ООН, 2015 г.

      Во-первых, люди хотят видеть перемены и сами являются очагом инициатив. Молодость африканцев — 60% африканцев моложе 242 лет — представляет собой прекрасную возможность и источник динамизма на годы вперед.

    • Далее, было бы ошибкой недооценивать политическую волю мэров по всей Африке изменить подходы к городскому планированию. В рамках усилий по коммерческому продвижению Wexity мы столкнулись с явным энтузиазмом местных политиков в отношении новых инструментов городского планирования и явным стремлением использовать их для улучшения спектра услуг, предлагаемых жителям. В Сенегале, например, многие муниципалитеты реализуют амбициозные проекты по землепользованию и налогообложению.Возможно, они еще не готовы к развертыванию, но широко признается необходимость улучшения управления системами землепользования и налогообложения.

    • Глобальные геополитические сдвиги и появление новых держав могут изменить баланс сил в отношениях между Севером и Югом и предвещать установление новых связей между полушариями с точки зрения развития.

    • Новое признание международным сообществом необходимости создания и развертывания местных систем городского планирования имеет значение. Например, Новая программа развития городов ООН-Хабитат, принятая осенью 2016 года, предполагает, что городское планирование является основным инструментом и компонентом городского развития.

    17Вопрос только в сроках. Это долгосрочные изменения: требуется 10 или более лет, чтобы земельные и налоговые реформы принесли ощутимые выгоды. Вероятно, это будет ближе к 2040 году, прежде чем на местах станут очевидны серьезные изменения.

    Управление и учреждения

    18Ничего нельзя сделать без подлинной политической воли.Бюджетная реформа не может проводиться администрациями, которые колеблются или скованы конфликтами интересов. Для городских данных, необходимых для создания общих служб, улучшение способов сбора и обработки данных также является политическим вопросом. Слишком часто некоторые муниципалитеты умалчивают о сборе качественных городских данных, потому что это может пролить свет на истинные масштабы их недостатков с точки зрения предоставления общественных услуг. Наращивание местного потенциала должно происходить вне ограничений избирательных мандатов.

    Управление изменениями

    19Успех городского плана в значительной степени зависит от готовности местных лидеров брать на себя долгосрочные обязательства, сотрудничать, менять свои рабочие привычки и идти на риск. Планирование – это, по сути, политический процесс, требующий решения вопросов, связанных с консультациями и участием заинтересованных сторон. Городское планирование поднимает множество вопросов управления изменениями. Это означает, что местным командам нужна поддержка и время, чтобы привыкнуть к новым инструментам и процедурам.Ключевым моментом является приверженность долгосрочному процессу и активная поддержка команд из местной администрации, без которых ничего не добиться.

    Планирование должно быть реалистичным, чтобы отражать доступные средства

    • 3 ООН-Хабитат, Доклад о городах мира, 2015 г.

    20Муниципалитеты африканских стран разрабатывают городские планы уже более 50 лет, слишком часто без заметных результатов с точки зрения социального и экономического развития.Планы, как правило, очень хорошо разработаны, но в большинстве случаев их провал при развертывании происходит из-за отсутствия реализма в отношении средств, доступных мэриям. Поскольку 56% населения больших и малых городов в странах Африки к югу от Сахары проживает в неформальных поселениях, проблемы городского развития являются колоссальными 3 . Без доступа к надежным данным трудно расставить приоритеты и выбрать ключевые секторы или кварталы, на которые следует ориентироваться. Городское планирование должно адаптироваться к городу, а не наоборот.

    21Управление городом и финансирование общих служб стоит больших денег; где бы вы ни находились в мире, так было всегда.У африканских городов есть два приоритета, если они хотят перейти от вынужденной к контролируемой урбанизации: оптимизировать управление землепользованием и улучшить местные налоговые системы, чтобы дать им возможность управлять эффективной местной администрацией. Инструменты для улучшения управления землепользованием существуют и известны уже много лет (земельная книга, адресация, план зонирования и т. д.), но прежде всего необходимо получить доступ к основным данным и управлять ими. Однако сбор и обновление данных является дорогостоящим мероприятием. Именно здесь представляют интерес новейшие технологии, предлагающие ряд новых инструментов в помощь планировщикам.Задача состоит в том, чтобы помочь местным властям взять на себя ответственность и внедрить эти инструменты на всех уровнях, в частности, на человеческом и организационном. Инновации, которые помогут добиться реальных изменений в африканских городах, — это те, которые сочетают технологии с укреплением потенциала для распространения опыта в городах и разработки решений, соответствующих местным условиям. Эти технические и технологические инструменты никогда не будут единственным решением для успешного городского планирования, но они являются незаменимым дополнительным ресурсом в свете глобальной проблемы, связанной с ростом городов на Глобальном Юге. Они могут играть двойную роль посредника и детектора, одновременно оптимизируя управление землепользованием и местными налоговыми системами, которые лежат в основе развития городских служб.

    Как африканцы строят города будущего

    Энн Стрейнчемпс ( 00:00 ):

    Насколько нам известно, я Энн Стрейнчемпс, и сегодня мы отправляемся в особое место с кем-то особенным, моим мужем.

    Стив Полсон ( 00:08 ):

    Это я, Стив Полсон.

    Энн Стрейнчемпс ( 00:16 ):

    Это звук Аддис-Абебы, столицы Эфиопии. Уже за полночь, и мы бодрствуем. Это наша первая ночь здесь, и мы стоим на балконе нашего отеля. В воздухе чувствуется запах эвкалиптового дыма и что-то сладкое и какое-то затхлое, что оказывается ладаном.

    Стив Полсон ( 00:40 ):

    Потом мы вспомнили, что сегодня 6 января. В эфиопской православной церкви это канун Рождества.

    Энн Стрейнчемпс ( 00:49 ):

    Эфиопы исповедуют одну из древнейших форм христианства в мире. Это восходит к четвертому веку.

    Стив Полсон ( 00:55 ):

    Значит, эти песни и песнопения древние.

    Энн Стрейнчемпс ( 01:07 ):

    Пару дней спустя мы едем по центру Аддис-Абебы.

    Стив Полсон ( 01:11 ):

    Повсюду идет капитальное строительство.

    Дежен Одес ( 01:16 ):

    На самом деле мы сейчас в финансовом районе. Как видите, строится много больших зданий.

    Энн Стрейнчемпс ( 01:22 ):

    Все эти многоэтажки покрыты лесами.

    Дежен Одес ( 01:26 ):

    Тот, что перед нами, самый высокий, будет головным офисом Национального банка, который строят китайцы.

    Энн Стрейнчемпс ( 01:32 ):

    Все строят китайцы.

    Дежен Одес ( 01:37 ):

    Да.

    Энн Стрейнчемпс ( 01:37 ):

    Вот в чем дело. Такой быстрый, почти взрывной рост городов происходит по всей Африке. На континенте расположены самые быстрорастущие города мира. По прогнозам, через 30 лет будет 14 мегаполисов с населением более 10 миллионов человек.

    Стив Полсон ( 01:57 ):

    Лагос, Нигерия, этот город растет на 77 человек в час.Он находится на пути к тому, чтобы стать городом с населением 100 миллионов человек.

    Энн Стрейнчемпс ( 02:07 ):

    Урбанизация такого масштаба и скорости исторически беспрецедентна, поэтому Аддис-Абеба — часть гораздо более крупной истории. Континент, где родилось человечество, строит города нашего будущего.

    Стив Полсон ( 02:23 ):

    Эти города не похожи на Дубай, Сингапур или Лос-Анджелес, это уникальные африканские города, и они заставляют всех нас, жителей Запада, африканцев, граждан мира, переосмысливать, что делает город современным и как и почему города процветают.

    Энн Стрейнчемпс ( 02:40 ):

    Мы в Аддис-Абебе на этой удивительной встрече африканских ученых-гуманитариев и художников, приехавших со всего континента.

    Стив Полсон ( 02:47 ):

    Это первая серия нового сериала «Идеи из Африки». Подготовлено в партнерстве с CHCI, глобальным консорциумом из 270 гуманитарных центров и институтов. В этот час думаем и думаем в африканских городах.

    Энн Стрейнчемпс ( 03:15 ):

    Итак, мы здесь впервые, но мы поговорили с людьми, которые родились в Аддис-Абебе, с людьми, которые постоянно возвращаются.И первое, о чем они все говорили, это то, как быстро меняется этот город.

    Дагмави Вубшет ( 03:27 ):

    Я был здесь в декабре прошлого года. Только за один год количество действительно высоких зданий, которые выросли за последние 10 лет, возвращаются сюда почти каждый год. Удивительно, как быстро изменился городской пейзаж. Это было экспоненциально.

    Энн Стрейнчемпс ( 03:45 ):

    Это Дагмави Вубшет. Он изучает культуру в Университете Пенсильвании, и он здесь со своей подругой Джули Мехрету, художницей, лауреатом премии Макартура.

    Джули Мехрету ( 03:55 ):

    Сегодня, когда я ехал в дом своих тети и дяди, мне стало ясно, насколько это другой город.

    Стив Полсон ( 04:04 ):

    Как так?

    Джули Мерету ( 04:05 ):

    Он настолько загружен, что находится на другом уровне с точки зрения инфраструктуры. Тип строящихся зданий, скорость, с которой строятся эти здания, количество людей, которые находятся здесь, трафик и население, это просто другое время.

    Стив Полсон ( 04:18 ):

    Мы сидим с Джули и Дагмави в отеле «Хилтон», который является чем-то вроде легенды, потому что Африканский союз базируется в Аддис-Абебе, и в этом отеле раньше останавливались его члены.

    Дагмави Вубшет ( 04:31 ):

    Аддис-Абеба раньше был городом, где в одном районе, на одной улице жили вместе люди из разных социальных слоев, из разных социальных слоев.Теперь, на самом деле, то, что вы видели в прошлом, я не знаю, 10, 15 лет, бедняки были перемещены на периферию города, жилая сегрегация по классовому признаку. В Аддис-Абебе, где мы выросли, такого не было.

    Джули Мерету ( 04:57 ):

    Аддис-Абеба уникальна в Африке тем, что является городом, органически не являющимся колониальным городом.

    Стив Полсон ( 05:05 ):

    Уникальность, о которой говорят Джули и Дагмави, заключается в том, что Эфиопия никогда не была колонией.Фактически, это единственная африканская страна, которая никогда не была колонией.

    Энн Стрейнчемпс ( 05:14 ):

    Хотя Муссолини пытался и потерпел неудачу.

    Стив Полсон ( 05:16 ):

    Правильно, что является предметом гордости эфиопов.

    Дагмави Вубшет ( 05:20 ):

    Покойный критик, [Саламударессо 00:05:21], говорит, что Аддис-Абеба — единственный африканский город, спроектированный африканцами, предназначенный для африканцев, ведущих традиционный африканский образ жизни.Если вы отправитесь, скажем, в Йоханнесбург, или Кейптаун, или Найроби, где есть белая элита, живущая в очень изолированной части города, а затем черные массы, проживающие в разных частях города, это не так. дело здесь. Но я все чаще думаю, что то, что вы получаете, похоже на другие города, в которых наблюдается своего рода быстрая урбанизация. Вещи делятся по классовому признаку.

    Джули Мехрету ( 05:59 ):

    Но я думаю, мы должны четко понимать, что это прогресс, это своего рода эволюция.Город, что интересно-

    Дагмави Вубшет ( 06:05 ):

    Вы не можете заморозить его там, где он был в детстве.

    Джули Мехрету ( 06:07 ):

    Его нельзя заморозить. Да, но есть действительно интересные способы справиться с чем-то таким уникальным и особенным, как коренной город на континенте.

    Эмили Каллачи ( 06:26 ):

    Я думаю, что имело место неправильное представление, основанное, как мне кажется, на старом колониальном высокомерии, что в африканских городах происходит то, что они догоняют остальной мир, а не признают, что у них есть свои собственные формы организации. .Они не обязательно находятся на единственном пути к единственной современности.

    Энн Стрейнчемпс ( 06:44 ):

    Это Эмили Каллачи, историк современной Африки. Так что давайте сместим фокус и поговорим не только об Аддис-Абебе, но и об африканских городах в целом. Большая часть работы Эмили сосредоточена в Дар-эс-Саламе в Танзании, который в настоящее время является вторым самым быстрорастущим городом на планете.

    Стив Полсон ( 07:02 ):

    Эмили говорит, что массовая урбанизация, происходящая сегодня по всей Африке, на самом деле началась в постколониальный период.

    Энн Стрейнчемпс ( 07:10 ):

    Именно тогда молодые люди начали покидать свои деревни, чтобы начать новую жизнь в городах, которые затем начали расти. Но не в том смысле, в каком люди на Западе привыкли видеть рост городов.

    Эмили Каллачи ( 07:22 ):

    Когда вы думаете о том, как градостроители и социологи обычно понимали традиционный путь к современной урбанизации, мы думаем, например, о викторианском Лондоне. У вас есть промышленная революция, люди переезжают в город по мере расширения рабочих мест. У нас есть люди, которые приезжают в город на работу. Наряду с этим происходит расширение городской инфраструктуры, жилья и рабочих мест, а экономический рост становится основным стимулом для роста городов.

    Но для многих городов Африки второй половины 20-го века эти две вещи несовместимы. У вас есть массовая городская миграция и рост городов без экономического роста, без расширения государственной инфраструктуры.На самом деле, часто рост городов происходит в контексте экономического спада. Так что это совсем другая модель или траектория, о которой, я думаю, люди обычно думали, а затем думали о том, как растут города и почему они растут.

    Стив Полсон ( 08:09 ):

    Итак, я думаю, вопрос в том, является ли это признаком успеха того, как растет город, или это проблематично?

    Эмили Каллачи ( 08:16 ):

    Хороший вопрос. Одна концепция, которая показалась мне действительно интересной, разработана урбанистом Абду Маликом Симоном, который работал во многих африканских городах, люди как инфраструктура. Он имеет в виду, что обычно, когда мы думаем об инфраструктуре, мы думаем о дорогах, трубах, проводах и железных дорогах. Но во многих городах, где он работал, эта форма инфраструктуры не была преобладающей.

    Вместо этого он утверждает, что мы должны рассматривать людей как инфраструктуру. Глядя на города, которые в основном растут из низов, таким неформальным образом, из людей, которые впервые мигрируют в города в таком большом количестве. То, что позволяет городу быть продуктивным, иметь сети и системы, в которых вещи могут двигаться, — это люди, имеющие отношения друг с другом.

    Стив Полсон ( 08:59 ):

    Об этом интересно подумать, потому что, по крайней мере, я так не думаю об инфраструктуре. Это совершенно другой способ подключения к просто человеческим отношениям.

    Эмили Каллачи ( 09:10 ):

    Может быть, об этом можно рассказать и на примере Дар-эс-Салама. Одним из сленговых слов для описания Дар-эс-Салама является название «Бонголенд», а в Дар-эс-Саламе есть жанр музыки, называемый бонго флава. Бонго на суахили означает мозг, и идея Bongoland и bongo как своего рода прилагательного в основном предполагает, что для того, чтобы жить здесь, требуется своего рода уличный ум. Жизнь в таком городе, где экономика нестабильна, где политика нестабильна, где все меняется изо дня в день, требует ловкости, гибкости и интеллекта, которые отличаются от книг, которые отличаются от традиционного способа достижения экономического успеха в жизни, который нужно чувствовать себя комфортно в нестабильности, это должно быть хорошо в этом.

    Стив Полсон ( 09:54 ):

    И все же мы склонны думать, ну, я склонен думать, что город нуждается в физической инфраструктуре. Электричество, электрические сети, хорошее водоснабжение, транспорт, жилой фонд, все такое, не говоря уже о функционирующем местном самоуправлении.

    Эмили Каллачи ( 10:11 ):

    Да. Ну, конечно, эти вещи тоже нужны, понимаете? Я не хочу сказать, что нам нужны люди как инфраструктура вместо электричества, чистой питьевой воды, дорог. Очевидно, это действительно важные вещи. Одна из опасностей чрезмерной романтизации неформальной сети, людей как инфраструктурных видов урбанизма заключается в том, что мы как бы освобождаемся от ответственности за то, что у нас есть части мира, где у нас нет таких вещей, как водопровод, и мы не можем думать о системных причинах. почему.

    Стив Полсон ( 10:37 ):

    Очевидно, что будут проблемы, если у вас нет такой физической инфраструктуры, но вы также предполагаете, что есть разные способы построить город.

    Эмили Каллачи ( 10:46 ):

    Конечно. Один из примеров, который я нахожу действительно интересным, — это тематическое исследование индустрии матату в Кении. Об этом недавно вышла действительно фантастическая книга Кенды Мутонги, она называется Матату. Если вы отправитесь в Найроби сегодня, то увидите огромную, очень хорошо организованную систему общественного транспорта, автобусы, называемые матату. Подавляющее большинство города обходит. Бедные люди, люди среднего класса, так вы передвигаетесь по городу.Он идет в любую часть города.

    И тем не менее, это началось как своего рода инновация африканских предпринимателей. Найроби — город, который, в отличие от многих других африканских городов, изначально был колониальным изобретением. Таким образом, инфраструктура этого города предназначалась для обслуживания колониального населения белых поселенцев. Например, транспортные сети должны были доставить богатых белых колониальных администраторов и фермеров из центра города обратно в их богатые пригороды. Таким образом, на самом деле не было построено инфраструктуры для африканских рабочих, которые составляли большинство людей, живущих в городе.

    Итак, во второй половине 20-го века африканские предприниматели в основном поняли, что мы можем построить систему, которая действительно обслуживает африканское население города. Поэтому они начинают перепрофилировать подержанные автомобили, фургоны и автобусы в своего рода инновационную предпринимательскую систему общественного транспорта, которая становится системой, которую использует для передвижения подавляющее большинство жителей города.

    Стив Полсон ( 12:03 ):

    Вы в какой-то степени говорите о другом пути, другом процессе, о том, как может расти город в Африке, и мне интересно, можно ли извлечь какие-то уроки из других мест?

    Эмили Каллачи ( 12:14 ):

    Я думаю, что существует тенденция думать об Африке как о месте, которое нуждается в западном вмешательстве.Но я думаю, что мы видим примеры этих невероятных отраслей промышленности, этих экономических успехов, которые были доморощенными. В Мататусе никогда не было ни копейки западных инвестиций, и тем не менее это самая успешная транспортная система в Кении. Поэтому я думаю, что любой разговор, будь то экономическое развитие или что-то в этом роде, должен вестись африканцами, которые на самом деле сами строят города, а не посторонними людьми, которые приходят, чтобы рассказать людям, что нужно делать. Я думаю, что это должно быть направлено на все эти невероятные успехи, которые уже происходят там, на земле.

    Стив Полсон ( 12:59 ):

    Говоря о земле, мы снова в Аддис-Абебе.

    Энн Стрейнчемпс ( 13:03 ):

    Итак, где мы сейчас?

    Дежен Одес ( 13:04 ):

    Мы на стадионе, но собираемся в центр. [Амхарский 00:13:11].

    Стив Полсон ( 13:14 ):

    Когда вы посещаете новый город, полезно иметь гида, и вот наш.

    Дежен Одес ( 13:20 ):

    Дежене Ходес, эфиопский предприниматель, кажется.Сейчас я занимаюсь туризмом и искусством, но скоро появятся и другие вещи.

    Энн Стрейнчемпс ( 13:29 ):

    Стив и я провели утро, катаясь по Аддис-Абебе с Дежене. Ему чуть за 20, средний возраст в Африке, кстати, 19 лет. Дежен вырос в Аддис-Абебе. Он поступил в колледж в Бостоне, проработал год или около того в инвестиционной фирме, прежде чем вернуться сюда, где финансовые перспективы ему кажутся лучше.

    Дежен Одес ( 13:49 ):

    В любой отрасли, на которую вы хотите обратить внимание, есть много возможностей для роста.В США я бы, наверное, сидел в кабинке и где-нибудь работал. Прямо сейчас мы приближаемся к Меркато, нашему крупнейшему рынку. Вы можете найти все, от буквально продуктов питания до автомобилей и всего, что вы хотите. Отдельные люди продают рюкзаки, тележки, небольшие киоски, такси, люди ведут переговоры. Это безумие. Кругом ходят полицейские, ничего толком не делая, только разговаривая сами с собой. Осел несет, я не знаю, что он несет на самом деле. Знаете, хаос, но это движущийся хаос. [Амхарский 00:14:37].

    Энн Стрейнчемпс ( 14:37 ):

    Это больше мили? Насколько оно большое?

    Дежен Одес ( 14:40 ):

    Не знаю, он огромный. Мы не смогли бы покрыть его, объезжая.

    Энн Стрейнчемпс ( 14:44 ):

    Подождите, это кто-то нес кучу матрацев?

    Дежен Одес ( 14:48 ):

    Ага. Раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь, девять, 10.

    Энн Стрейнчемпс ( 14:53 ):

    У него на голове 10 матрасов.

    Стив Полсон ( 14:56 ):

    Мы могли бы добавить, что идя навстречу движению.

    Энн Стрейнчемпс ( 14:57 ):

    Он только что пересек пять, шесть полос движения.

    Дежен Одес ( 15:01 ):

    Такова жизнь меркато.

    Энн Стрейнчемпс ( 15:04 ):

    Для таких посетителей, как мы, заманчиво сначала заметить бедность.Груды щебня и разбитые тротуары. Люди продают вещи из колясок и тачек или брезент на земле. Дети просят. Вы можете обозначить это, как ООН и Всемирный банк на протяжении десятилетий, как на стадии разработки, или вы можете думать об этой улице как о рассказе, тексте, который, возможно, вы просто не умеете читать.

    Дежен Одес ( 15:34 ):

    Особенно понять, как они взаимодействуют, кто покупает, кто продает, все. Приходить классно, я обычно иногда прихожу по воскресеньям, чтобы пофотографировать и рассказать небольшие истории для публикации в социальных сетях.

    Энн Стрейнчемпс ( 15:47 ):

    Какие маленькие истории? Какой пример?

    Дежен Одес ( 15:49 ):

    Я имею в виду, даже чистильщики обуви. Многие из них живут дома и пытаются содержать свои семьи. Каждый раз, когда мне чистят туфли, я пытаюсь спросить их: «Как долго вы здесь? Где ваша семья?» Обычно это что-то вроде: «О, я делаю это, школьные каникулы, чтобы я мог заплатить за форму, потому что мои родители не могут себе этого позволить» или «Я могу заплатить за учебу.»

    Я имею в виду, истории столь же различны для людей, у которых нет семьи в Аддис-Абебе, они просто приехали сюда, думая: Аддис, они могут все. Это похоже на то, как люди во всем мире говорят: «Я хочу поехать в Америку, и я могу быть кем угодно». Приехать в Аддис для людей в селе — это большое дело, а потом они не могут найти поддержки, да еще и город, так что жизнь суровая, и тогда они делают все, что могут. Кто-нибудь купит им набор для чистки обуви, и тогда они начнут этим заниматься.

    Энн Стрейнчемпс ( 16:35 ):

    Сколько они могут заработать чистильщиками обуви?

    Дежен Одес ( 16:37 ):

    Они могут зарабатывать на жизнь, несколько долларов в день. Рядом с моим домом есть несколько детей, за которыми я наблюдал, у них все хорошо. Они делают это вместе. Их 10. Теперь у них есть маленькая машина и прочее. Так что они изобретают вместе, что довольно круто. Теперь они стали водителями такси и продвигаются вверх. Итак, мы идем к старым вещам.[Амхарский 00:17:06].

    Стив Полсон ( 17:13 ):

    Интересно, Дежен Ходс и Эмили Каллачи говорили об очень разных африканских городах. Дар-эс-Салам, Найроби, Аддис-Абеба. Но они оба выделили общую основную характеристику — социальные сети.

    Энн Стрейнчемпс ( 17:28 ):

    Представьте себе город, скрепленный не только сетью улиц, волоконно-оптическими кабелями и стальными рельсами, но и невидимой паутиной социальных отношений.

    Джеймс Огуде ( 17:38 ):

    В Южной Африке это называют черным налогом. Первое, что вы делаете, когда приезжаете в город в другом месте, вы идете к своему следующему двоюродному брату, и вы остаетесь с ним, пока не получите работу, а затем можете двигаться дальше. Мы всегда несем эту ответственность перед нашими братьями и сестрами. Вы заканчиваете университет, и вы должны дать образование своему двоюродному брату, не только своим братьям, но и своим двоюродным братьям. Так что эти сети сохраняются, и они сохраняются именно благодаря осознанию, осознанию того, что у вас есть моральное обязательство поддерживать тех, кто вас окружает.

    Энн Стрейнчемпс ( 18:18 ):

    Это Джеймс Огуде. Он уроженец Кении, профессор африканской литературы и культуры в Университете Претории, а также исследователь глубоко гуманистической африканской философии, известной как убунту.

    Стив Полсон ( 18:31 ):

    Архиепископ Десмонд Туту фактически использовал это как способ сформулировать Комиссию правды и примирения Южной Африки после апартеида.

    Энн Стрейнчемпс ( 18:40 ):

    Но когда мы со Стивом разговаривали с Джеймсом Огуде, он сказал, что Ubuntu имеет еще более глубокую историю на континенте как коммунитарная этика и как способ познания.

    Джеймс Огуде ( 18:50 ):

    Убунту — южноафриканская концепция. Это означает, что Ubuntu коренится в том, что я называю реляционной формой личности, что означает, что вы существуете благодаря другим, по отношению к другим людям.

    Стив Полсон ( 19:06 ):

    Итак, это полностью отличается от западного представления о себе, которое коренится в индивидуализме.

    Джеймс Огуде ( 19:11 ):

    Да. Это отличается.Хотя, надо это квалифицировать. Когда мы говорим об африканском коммунитарном духе, всегда существует тенденция утверждать, что он стирает индивидуальность. Это не так. Люди будут спорить, люди будут не согласны. Не то чтобы напряжения не было. Миф о том, что люди все делят, эгоистичных людей не бывает, нет. Это не то, что представляет собой коммунитаристский дух. Это в основном о том, что вы собираетесь как сообщество, выстраиваете консенсус относительно того, что влияет на сообщество, и как только вы обсудите и поймете, что это лучше для сообщества, тогда вы должны принять это.

    Стив Полсон ( 19:56 ):

    В этот процесс встроено сочувствие.

    Джеймс Огуде ( 19:58 ):

    Эмпатия, да. Есть эмпатия, есть построенное доверие, и для меня это моральное обязательство, которое иногда отсутствует в этом чрезмерном акценте на индивидуализме и себе. Некоторые из этих ценностей не записаны, но вы чувствуете их в своей повседневной практике. Ты не просто сын своего отца. Вы также принадлежите к сообществу.Когда мы росли, вы могли есть где угодно. Ты иди к соседу, сосед позаботится о тебе, если ты голодаешь. Если есть рождение, ребенок родился, все сообщество приносит то, что у них есть, и люди празднуют. Это способ утверждения жизни.

    Стив Полсон ( 20:37 ):

    Также звучит так, что если у кого-то беда, или беда в семье, есть такое ощущение, что соседи, деревня, вмешаются и помогут.

    Джеймс Огуде ( 20:45 ):

    Да, конечно, да.Не будучи дуалистами, есть и девианты. Вы отклоняетесь от норм общества. Например, вы эгоистичны, вас подвергают остракизму, люди говорят о вас, они говорят: «Такой-то очень эгоистичный». Они даже говорят: «Это не человек».

    Энн Стрейнчемпс ( 21:05 ):

    Итак, это система и философия, уходящая далеко в прошлое. Так много городов в Африке сейчас действительно сосредоточены на том, чтобы стать гиперсовременными. Вас вообще беспокоит Ubuntu как забытая философия? Или вы чувствуете, что есть способ возродить его и работать в гиперсовременном обществе?

    Джеймс Огуде ( 21:31 ):

    Это очень интересный и сложный вопрос, потому что один из аргументов, который у нас есть против Убунту или многих африканских писателей, если на то пошло, заключается в том, что в постколониальный момент мы космополитичны, общество становится все более индивидуалистичным, вы входите в город, и это место выживания сильнейших.Как вы все это практикуете, если у вас самого даже крыши нет? Как выжить?

    И все же, напротив, одна из самых захватывающих вещей, то, как они воспроизводят некоторые из этих сетей поддержки, они приходят издалека, они переезжают в города Эфиопии, или Йоханнесбурга, или Найроби, и они осознают это острое чувство отчуждения, так что же делать? Вы строите сеть поддержки между собой.

    Стив Полсон ( 22:22 ):

    Итак, мы говорили об Ubuntu как о философской идее и о том, как она проявляется в различных сообществах.Мне интересно, как это проявляется в вашей собственной жизни? Те конкретные вещи, которые произошли с вами или решения, которые вы делаете, которые вы делаете из-за этой традиции Ubuntu.

    Джеймс Огуде ( 22:40 ):

    Да. Не столько потому, что у меня в голове была концепция Ubuntu, сколько потому, что я вырос в сети, где меня поддерживали другие. Меня отправил в школу мой брат. Мой отец умер, когда мне не было и пяти. Мой брат взял на себя ответственность отправить меня в школу.

    Стив Полсон ( 23:01 ):

    Что сделал твой брат?

    Джеймс Огуде ( 23:03 ):

    Он перевез меня из сельской местности и отвез в город, где он остановился, заплатил за меня обучение в частной школе, а это большие деньги, которые нужно платить ежемесячно, и я всегда оглядываюсь назад и говорю, что если это Если бы не его вмешательство, возможно, я был бы просто пастухом в деревне, ухаживал за коровами, получал деньги и занимался физическим трудом. Но это также означало, что у меня тоже была ответственность. Мне также приходилось обучать окружающих. Дети моего брата, дети моей сестры. Слава богу, у меня было это место. В то время у меня был большой дом. Я мог себе это позволить. Если я скажу вам, что мы используем более пяти литров молока в день, вы мне не поверите. Но если мои дети едят каши, я не могу сказать им, что они не будут есть каши, понимаете. Я не знаю, происходит ли это на западе.

    Стив Полсон ( 24:03 ):

    Бывает, но не до такой степени.

    Джеймс Огуде ( 24:06 ):

    Вот почему я говорю, что некоторые из этих ценностей пересекаются между культурами. По сути, в глубине души у нас есть элемент Ubuntu.

    Стив Полсон ( 24:22 ):

    Джеймс Огуде изучает африканскую литературу и культуру в университете Претории.

    Энн Стрейнчемпс ( 24:29 ):

    Итак, если Ubuntu нас чему-то и учит, так это тому, что взаимосвязь индивидуальна, но с 4G и хорошим Wi-Fi вы можете чувствовать себя на связи где угодно. Далее мы совершим прыжок от объединенных в сеть городов к объединенным в сеть идентичностям. Диаспора, космополитизм, новый смысл дома

    Ато Кайсон ( 24:48 ):

    Что значит не быть дома, но думать о доме и чувствовать себя дома и скучать по дому каждый день? Я начал понимать, что, возможно, у меня слишком романтизированное представление о том, что может означать возвращение домой.

    Энн Стрейнчемпс ( 25:06 ):

    Насколько нам известно.

    Стив Полсон ( 25:07 ):

    От общественного радио штата Висконсин.

    Энн Стрейнчемпс ( 25:09 ):

    И PRX. Привет, я Энн Стрейнчемпс.

    Стив Полсон ( 25:24 ):

    А я Стив Полсон.

    Энн Стрейнчемпс ( 25:25 ):

    Сегодня мы начинаем новый проект. Идеи из Африки. Это сотрудничество с CHCI, глобальным консорциумом из 270 гуманитарных центров и институтов.Прямо сейчас мы снова в Аддис-Абебе в отеле Hilton, где персонал столовой готовится к ужину. Мы поймали столик в задней части с парой людей, которых мы встретили ранее.

    Джули Мехрету ( 25:51 ):

    Я Джули Мерету.

    Дагмави Вубшет ( 25:52 ):

    Я Дагмави Вубшет.

    Стив Полсон ( 25:54 ):

    Джули — художница, лауреат премии Макартура, а Дагмави — культуролог и писатель.

    Энн Стрейнчемпс ( 26:00 ):

    И мы уже говорили о невероятных темпах роста таких городов, как Аддис, которые происходят по всему континенту. Десятки миллионов людей переезжают из сельской местности в города, что является одним из крупнейших демографических сдвигов в истории человечества.

    Стив Полсон ( 26:13 ):

    И эти цифры были бы еще больше, если бы вы включили теневое население континента. Несколько сотен миллионов человек в африканской диаспоре.

    Энн Стрейнчемпс ( 26:21 ):

    Некоторые из них родились за пределами своих стран, некоторые уехали в детстве или чтобы пойти в школу. Некоторые, как Джули и Даг, бежали от политических репрессий.

    Стив Полсон ( 26:30 ):

    Независимо от того, почему они уехали или где живут сейчас, большинство африканцев в диаспоре чувствуют глубокую, постоянную связь со своей родиной.

    Джули Мехрету ( 26:39 ):

    Я родился здесь в 1970 году.Мой отец эфиоп, он был профессором здесь, в университете, а моя мать была здесь из США. Они только что закончили строить свой дом, они действительно взяли на себя обязательство здесь, и это был дом. А потом тем летом 1977 года, когда дела действительно пошли в гору, американцев попросили уйти. Моя мать, поскольку у нас были американские паспорта, смогла взять меня и моего брата в сестрицы, и мы уехали. Думая, что это временное решение, мой отец смог уехать через несколько месяцев, но они не могли вернуться до 1992 года, когда они вернулись впервые.

    Стив Полсон ( 27:13 ):

    А Дагмави, какая у тебя была история?

    Дагмави Вубшет ( 27:16 ):

    Я родился в 1976 году и ушел, когда мне было 13 лет. Была неделя, когда школу приостановили. Мои родители решили, что, у меня есть старший брат, нам пора переезжать в штаты.

    Стив Полсон ( 27:28 ):

    А для наших слушателей, не знакомых с Дергом, можете вкратце объяснить, что это сделало со страной?

    Дагмави Вубшет ( 27:33 ):

    Да.Это военно-коммунистическая хунта, которая пришла к власти в 1974 году, свергнув императора Хайле Селассие. В течение 17 лет это был жестокий режим. Я вырос в условиях комендантского часа. Я помню времена, когда мы возвращались, скажем, из дома тети или дяди, и мы просто пропустили полночный час, и нас останавливали солдаты с автоматами наготове. Это абсолютно полицейское государство.

    Джули Мехрету ( 28:05 ):

    Нас обыскивают, когда мы возвращаемся из школы.Иногда нас разлучали с семьями. Были моменты, когда в то время на улицах было много насилия.

    Дагмави Вубшет ( 28:14 ):

    Да. Это также время гражданской войны между Эритреей. Так что мальчиков, особенно определенного возраста, конфисковывали и отправляли в зону боевых действий, чтобы мы прятались. Я помню, как полгода прятался у своего двоюродного брата. Помню, отец два дня сидел в тюрьме, а жизнь еще продолжалась, несмотря на тот режим, который пытался задавить жизнь, люди еще жили и любили.

    Стив Полсон ( 28:45 ):

    Итак, вы оба, ваши жизни, ваши семьи были полностью изгнаны из Эфиопии, переехали в США на долгие годы. Прошло много времени, прежде чем вы впервые вернулись сюда?

    Джули Мехрету ( 28:57 ):

    Для меня это было давно. Моя первая поездка назад была в 1999 или 2000 году.

    Стив Полсон ( 29:04 ):

    Ты помнишь, как это было? В смысле первый раз?

    Джули Мехрету ( 29:06 ):

    О да, я все помню.

    Стив Полсон ( 29:07 ):

    Расскажите мне о своем возвращении. Как это было?

    Джули Мерету ( 29:10 ):

    Я просто помню запах воздуха в ту минуту, когда ты отрываешься, и я думаю, что он супер уникальный, из-за горящих повсюду эвкалиптов и запаха специй. В нашем повествовании, в нашем семейном повествовании, Эфиопия и те дни были золотыми днями. Это были дни всех возможностей, когда можно было увидеть холмы, увидеть закат, услышать звуки.Куда бы вы ни пошли, все носят эту белую хлопчатобумажную шаль. Все эти прекрасные лица смотрят на тебя со всех сторон каждой улицы. Было так приятно снова увидеть все это.

    Стив Полсон ( 29:42 ):

    Ну, впрочем, вы довольно ностальгируете по утраченному образу жизни, можно сказать. Это справедливо сказать?

    Джули Мерету ( 29:47 ):

    Да, думаю, думаю. Но я думаю так, как большинство людей думают о своем детстве или о более раннем времени.

    Стив Полсон ( 29:47 ):

    Это правда.

    Джули Мехрету ( 29:52 ):

    Но я думаю, что у многих африканцев, и я не думаю, что только у эфиопов, особенно если вы ребенок 70-х или конца 60-х, есть своего рода ностальгия по возможностям, которая действительно затмилась в конец 70-х, по всему континенту. Это было десятилетие реальных возможностей и надежд, постколониальных амбиций и панафриканских проектов. Это действительно опустошило.Я думаю, что всегда есть та форма, которая задерживается в любом из нас, чьи родители тоже были вовлечены в эти проекты.

    Стив Полсон ( 30:20 ):

    Получается, что могла быть альтернативная история, которой не было?

    Джули Мерету ( 30:23 ):

    Да, да. А потом я думаю, что мы действительно переместились в антиутопические 80-е. Весь континент перешел в совершенно другое место.

    Энн Стрейнчемпс ( 30:35 ):

    Политическое насилие, массовые протесты, разрушение городов.Это темы, к которым Джули Мерету снова и снова возвращается в своем творчестве художницы-абстракциониста. У нее и Дагмави карьерный путь, характерный для многих африканских ученых и интеллектуалов. Выходите из дома, идите на запад. Найдите работу в Европе или США.

    Стив Полсон ( 31:01 ):

    Люди, идущие по этому пути, имеют уникальный взгляд на африканские и западные города, своего рода двойную линзу. А еще они живут постоянным вопросом, где дом?

    Ато Кайсон ( 31:12 ):

    Раньше я чувствовал себя разбитым, особенно в начале своей карьеры.Раньше я всегда думал о том, что мне нужно досрочно выйти на пенсию из западной системы и вернуться домой. Однако представление о доме также начало меняться.

    Энн Стрейнчемпс ( 31:26 ):

    Это ганский литературовед и постколониальный теоретик Ато Кьяйсон.

    Ато Кайсон ( 31:31 ):

    Я много раз возвращался в Гану для сотрудничества и так далее, но все чаще мои друзья были за границей. Представление о доме начало меняться.Итак, спустя 15 лет я начал понимать, что, возможно, у меня было слишком романтизированное представление о том, что может означать возвращение домой. Одним из способов решить эту проблему было написать книгу об Аккре.

    Стив Полсон ( 31:56 ):

    Не только в Аккре, но и на одной улице в самом сердце самого оживленного и локализованного коммерческого района города, Оксфорд-стрит. И, кстати, вы слушаете это прямо сейчас. Помните ранее, когда мы говорили о стоянии на углу улицы и попытке прочитать улицу?

    Энн Стрейнчемпс ( 32:15 ):

    Что ж, Ато Кьяйсон — крупная фигура в африканистике.Он много пишет и думает о глобализации, диаспоре, транснационализме. И поскольку он литературовед, он решил сделать Оксфорд-стрит своим текстом.

    Ато Кайсон ( 32:29 ):

    У меня есть очень, очень дорогой друг, который тоже любит читать. Он никогда не покидал страну. Он жил недалеко от Оксфорд-стрит. Когда я возвращаюсь к нему, мы собираемся пообедать, я говорю ему: «Знаешь, его зовут [Джиба 00:32:50], это есть в книге. «Джиба, ты знаешь [неразборчиво 00:32:53], Оксфорд-стрит — это место, где находится глобализация», — и Джиба смеется, у него очень заразительный смех, он смеется очень громко, и он говорит: «Ато, ты проблема в том, что вы думаете, что Оксфорд-стрит — это улица из «Ромео и Джульетты».»

    Итак, он так говорит, и меня это немного сбивает с толку, и я начинаю думать об этом: что он имеет в виду под улицей в «Ромео и Джульетте»? Тогда на ум приходят две вещи. Во-первых, я знаю больше о Шекспире, чем об Аккре. Я преподавал Шекспира в Кембридже в течение 10 лет, которые я преподавал там. Я фактически каждый год читал курс по Шекспиру. Но во-вторых, у меня было слишком романтизированное представление о глобализации. Вот как на самом деле зародилась книга, вот как она началась.

    Стив Полсон ( 33:40 ):

    В наши дни много говорят о глобальных городах, и некоторые африканские города упоминаются в этом обсуждении глобальных городов, Аккра является одним из них. Лагос — еще один. Как африканские города вписываются в эту дискуссию о том, что такое глобальный город?

    Ато Кайсон ( 33:56 ):

    С технической точки зрения, глобальные городские дебаты связаны с финансами и финансовыми инструментами. Нью-Йорк, Лондон.

    Стив Полсон ( 34:06 ):

    Токио.

    Ато Кайсон ( 34:07 ):

    Токио. Это явно глобальные города, потому что они являются узлами и центрами, расчетными палатами финансового капитала по всему миру. Однако есть еще один аспект глобализации, связанный с подключением. Это также связано с культурным обменом. Циркуляция — это культура, циркуляция разных представлений о том, что значит быть в мире, и так далее, и тому подобное.

    Стив Полсон ( 34:33 ):

    Если вы идете по улицам Аккры, чувствуете ли вы, что это глобальный город?

    Ато Кайсон ( 34:38 ​​ ):

    Некоторые его части напоминают глобальный город. Во-первых, теперь все подключены через свой мобильный телефон. Вы можете вести беседы, чтобы быть очень подробными о том, что происходит в других странах мира. Но вы также видите много брендов. Это на уровне бутикового космополитизма. Космополитизм стиля.Нет почти ничего, что вы не смогли бы найти, если бы захотели.

    Стив Полсон ( 35:03 ):

    Интересное определение. Вы почти предполагаете, что глобализация может быть другим словом для коммерческого города. Силы капитализма превратили его в глобальный город.

    Ато Кайсон ( 35:15 ):

    Не только силы капитализма, но и силы диаспорного обращения. Произошло увеличение количества путешествий, туда-сюда, туда-сюда и так далее.Например, и Аккра, и Лагос несут ответственность за многих ганцев или африканцев диаспоры, которые имеют особую связь с Лагосом или Аккрой, или даже с Найроби. И которые несут с собой несколько миров в любом пространстве, которое они пересекают. Так вот, эти люди думают об Аккре совсем не так, как те, кто никогда не уезжал.

    Стив Полсон ( 35:53 ):

    Так где теперь твой дом? Как вы это определяете?

    Ато Кайсон ( 35:57 ):

    Я должен отвечать очень осторожно.Дом там, где моя жена. Дом там, где моя жена.

    Стив Полсон ( 36:03 ):

    Это может быть в Гане, может быть в Нью-Йорке.

    Ато Кайсон ( 36:03 ):

    Это может быть где угодно, да.

    Теджу Коул ( 36:10 ):

    Я считаю Бруклин своим домом, потому что там моя жена, там живет мой брат. Мои друзья там. Мои книги там, так что это дом.

    Энн Стрейнчемпс ( 36:23 ):

    Это писатель Теджу Коул.

    Теджу Коул ( 36:25 ):

    Я считаю Лагос своим домом. Мои родители живут там. Здесь я вырос. Если я поеду в Нигерию, моя комната будет там. Это место, где два самых распространенных языка в Лагосе, йоруба и английский, — это языки, которыми я свободно владею. Но дом там, где есть хороший Wi-Fi. Это дома. Это связывает меня с миром таким образом, что это неразрывно и необходимо для моего восприятия мира.

    Стив Полсон ( 36:57 ):

    На самом деле, Теджу Коул недавно снова переехал.Сейчас он живет в Бостоне и преподает творческое письмо в Гарварде. Он вырос в Лагосе. Учился в колледже и аспирантуре в США, построил карьеру писателя, критика, фотографа, а также много времени размышлял о диаспоре и городской идентичности, а также о том, что значит быть космополитом в мир сегодня.

    Теджу Коул ( 37:24 ):

    Я, конечно, не прибыл в США как отчаянный и нетерпеливый иммигрант. Денег у нас не было, очень мало, но привилегия выбора была.Я мог уехать в США, а мог остаться в Нигерии. Я приехал в США, получил несколько стипендий, взял кредиты. И тогда я должен был начать понимать, что значит быть здесь. Как американец нигериец, я как будто впервые узнал, что я черный. Не нужно было указывать в Нигерии, потому что все остальные вокруг меня были черными. Я сейчас в США, мне пришлось изучить расовую политику США.

    Для многих вещей у меня не было повествования. Что это значит, если я прогуливаюсь по маленькому городку в Мичигане, и машина тормозит, окно закрывается, и кто-то кричит мне слово на букву Н? Я должен был понять, что думать об этом.

    Динамик 10 ( 37:24 ):

    Америка. Америка рулит.

    Теджу Коул ( 38:34 ):

    Но кроме того, что это значит, если я нахожусь в социальном пространстве в университетской среде, и кто-то говорит мне: «О, ты не такой, как те другие черные»? Я американский африканец, но я также афроамериканец. Я чувствую себя очень заинтересованным в будущем Нигерии. Это то, к чему я мысленно возвращаюсь все время. Я долго работал над книгой о Лагосе, а я американец.Америка сейчас в кризисе. Я чувствую себя вложенным, я всегда чувствовал. Я чувствую, что заинтересован в том, какой должна быть эта страна. Как мы относимся к другим людям? Чьи права нужно защищать? И, знаешь, отвечай всем.

    Города — это места, где вам легче найти людей, с которыми вы можете поговорить. Это опыт космополитизма, который для меня является, пожалуй, четвертым определением дома. Рестораны, клубы, книжные магазины, торговые центры, трафик. Сумасшедшие люди на улице.Высокая мода. Города как разновидность технологии решения проблем. Если нас 60 миллионов в одном месте, то мы должны использовать ресурсы таким образом, чтобы это имело смысл в таком сжатом пространстве. Лагос – столица Африки. Не позволяйте людям в Каире и Йоханнесбурге говорить вам другое. Это все ложь. Лагос это место.

    Стив Полсон ( 40:10 ):

    Здесь говорит домашний парень.

    Теджу Коул ( 40:12 ):

    Да, но Лагос — это место.Где создается поп-культура Африки. Конечно, многое из моды и отношения. Лагос — столица Африки, а Нью-Йорк — столица мира. И способ, который способствует этому обширному, сложному разговору о совместной жизни, в Нью-Йорке излагается неизбежным образом, так что Нью-Йорк почти не американский город, это город, который представляет собой видение того, как выглядит мир, если эти границы не такие, как сейчас?

    Стив Полсон ( 40:57 ):

    Впереди, если Африка строит города будущего, как они должны выглядеть?

    Энн Стрейнчемпс ( 41:03 ):

    Мы собираемся сделать небольшой перерыв, а когда мы со Стивом вернемся, поговорим об фантастической африканской архитектуре.Это, насколько нам известно, от Wisconsin Public Radio и PRX. Я Энн Стрейнчемпс.

    Стив Полсон ( 41:24 ):

    А я Стив Полсон.

    Энн Стрейнчемпс ( 41:26 ):

    И в этот час мы говорили с африканскими художниками, писателями и представителями интеллигенции о городах и городской жизни. Надеюсь, мы ясно показали, что Африка — это место, изобилующее идеями. Это континент с долгой и богатой историей производства знаний.

    Стив Полсон ( 41:43 ):

    Например, вернемся в Аддис-Абебу. В старом промышленном квартале на другом конце города художник и куратор построили фантастическую модель будущего города, используя древние эфиопские методы строительства.

    Энн Стрейнчемпс ( 41:57 ):

    Доказательство того, что современное развитие не обязательно должно происходить в виде высотных зданий из железобетона.

    Мескерем Задержанный ( 42:04 ):

    Я приехал в Эфиопию путешествовать.Я жил в США, и мой отец умер, поэтому я вернулся в Эфиопию, взял своих детей, и мы путешествовали по стране.

    Энн Стрейнчемпс ( 42:15 ):

    Знакомьтесь, Мескерем Ассегед.

    Мескерем Задержанный ( 42:21 ):

    Мы ездили посмотреть исторические места, такие как Лалибела и Гондар, и все эти невероятные здания, но прямо рядом с ними есть все эти древние здания, в которых живут люди. Каменные здания, может быть, с земляным раствором, толстые стены.Вы видите их повсюду. Боже мой, эти здания, кто-нибудь знает, насколько они ценны? Многому ли мы можем у них научиться? Здания, построенные таким образом, простояли тысячи лет. Тогда я подумал, что единственный способ убедить кого-либо в важности этих зданий — создать музей.

    Энн Стрейнчемпс ( 43:03 ):

    Так это было видение?

    Мескерем Задержанный ( 43:04 ):

    Это было видение. А у меня в тот момент ничего не было.Честно говоря, у меня не было никакой подсказки, кроме мечты. Я не знаю как, я не знаю где, что-то должно произойти.

    Энн Стрейнчемпс ( 43:17 ):

    20 лет спустя Музей Зомы случился. Зома спрятался в углу города, за лабиринтом маленьких улочек. Наш таксист несколько раз заблудился, пытаясь найти его, но в конце концов мы подошли к гофрированным металлическим воротам и пробрались сквозь пыль и потрескавшийся бетон в зеленый оазис. Какой обширный сад.Что вы тут все выращиваете?

    Мескерем Задержанный ( 43:45 ):

    Либо лекарственные растения, либо овощи. Мы [перекрестные помехи 00:43:51].

    Энн Стрейнчемпс ( 43:51 ):

    Террасные сады спускаются по склону холма. Там небольшой ручей, маленькие водопады, повсюду птицы. И пение.

    Мескерем Задержанный ( 43:59 ):

    Да. [неразборчиво 00:44:03].

    Энн Стрейнчемпс ( 44:02 ):

    Это было накануне Тимката, Крещения, одного из самых больших праздников в году.Все время, пока мы шли, мы могли слышать это непрерывное пение и пение на заднем плане. Все очень празднично.

    Мескерем Задержанный ( 44:14 ):

    Нет проблем, вы хотите начать с…

    Стив Полсон ( 44:17 ):

    Zoma не похож ни на один музей, который мы когда-либо видели. Это живой экологически чистый комплекс с кафе и кухней. Вся еда выращивается здесь.

    Энн Стрейнчемпс ( 44:27 ):

    А это банановые деревья?

    Мескерем Задержанный ( 44:28 ):

    Это ложные банановые деревья.

    Стив Полсон ( 44:29 ):

    Есть еще детский сад.

    Мескерем Задержанный ( 44:31 ):

    Это очень активный детский сад. У нас есть сад детского сада, это съедобный школьный двор. У нас есть коровы, которых они доят.

    Энн Стрейнчемпс ( 44:42 ):

    У тебя тоже есть коровы?

    Мескерем Задержанный ( 44:43 ):

    Да, есть. У нас есть козы, у нас здесь есть овцы.Я могу проводить вас вокруг.

    Энн Стрейнчемпс ( 44:48 ):

    Zoma также производит собственное электричество.

    Мескерем Задержанный ( 44:50 ):

    Здесь есть биогазовая установка. Здесь проходит коровий навоз, попадает в трубу и образует газ, который мы используем для освещения и всего такого.

    Энн Стрейнчемпс ( 44:58 ):

    И они даже придумали, как очищать ручьи, вытекающие из ближайшей загрязненной реки.

    Мескерем Задержанный ( 45:03 ):

    Мы выращиваем тростник для детоксикации воды или используем солнце, открывая каналы для уничтожения всех бактерий.

    Стив Полсон ( 45:14 ):

    Самое удивительное — это сами здания. Они построены вручную из глины кофейного цвета, отлитой в извилистые, сладострастные, почти биологические формы, и выглядят так, будто их испекли.

    Мескерем Задержанный ( 45:26 ):

    Это называется мазня.Там деревянная рама, прошитая ниткой. Деревянный каркас — это то место, куда вы бросаете грязь и солому, и вам приходится ферментировать грязь и солому.

    Энн Стрейнчемпс ( 45:37 ):

    он должен ферментироваться?

    Мескерем Задержанный ( 45:38 ):

    Ах да, да, да, да. Хорошо, вы всегда должны использовать недра. Вы добавляете солому, а затем добавляете воду. Вы смешиваете его каждые три дня. Затем, в конце концов, примерно через месяц, он начнет пахнуть вином.Он становится каким-то липким. И становится как скала. Это древняя техника, и эти здания, построенные таким образом, простояли тысячи лет.

    Энн Стрейнчемпс ( 46:04 ):

    Расскажите о местной, естественной, органической архитектуре.

    Мескерем Задержанный ( 46:08 ):

    Так почему же мы отказываемся от этой техники? Почему бы нам не перейти к следующему шагу вместо использования цементных или бетонных зданий, которые так вредны для окружающей среды.Наша мечта — построить четырехэтажное здание из глины, и в то же время сделать его современным, и сделать его очень современным.

    Энн Стрейнчемпс ( 46:29 ):

    Партнером Мескерема в этом проекте является Элиас Сайм.

    Мескерем Задержанный ( 46:32 ):

    Это Элиас.

    Энн Стрейнчемпс ( 46:33 ):

    Это потрясающе.

    Элиас Сайм ( 46:35 ):

    Спасибо.

    Энн Стрейнчемпс ( 46:36 ):

    Эфиопский скульптор и коллажист.Его работы находятся в десятках международных музеев, но здесь, на этих основаниях, он превратил сам музей в произведение искусства.

    Мескерем Задержан ( 46:47 ):

    Знаешь, что он иногда говорит рабочим?

    Энн Стрейнчемпс ( 46:50 ):

    Что?

    Мескерем Задержанный ( 46:51 ):

    Представьте, что вы прикасаетесь к своей девушке или жене. Итак, ты прикасаешься к грязи, ты прикасаешься к ней. Так что просто чувствуйте это, когда вы работаете над этим.

    Энн Стрейнчемпс ( 47:01 ):

    Творить из любви.

    Элиас Сайм ( 47:02 ):

    Да, да.

    Энн Стрейнчемпс ( 47:06 ):

    Куда ни глянь, кажется, что все оживает. Черепахи и ящерицы вырезаны на дорожках. Сухие каменные стены имеют форму павлиньих хвостов. Целые здания складывались в узоры из волн, спиралей и насекомых. Все переходит из одной формы жизни в другую.

    Мескерем Задержанный ( 47:24 ):

    И коровы здесь, если хочешь их увидеть.

    Стив Полсон ( 47:27 ):

    О, вау.

    Энн Стрейнчемпс ( 47:27 ):

    Конечно.

    Мескерем Задержанный ( 47:30 ):

    [неразборчиво 00:47:30].

    Энн Стрейнчемпс ( 47:33 ):

    Коровы! Ой!

    Мескерем Задержанный ( 47:36 ):

    Мы должны доить их, чтобы их не доили машинным способом.

    Энн Стрейнчемпс ( 47:39 ):

    О, милый.

    Мескерем Задержанный ( 47:41 ):

    Извини, что не принес тебе морковки.

    Энн Стрейнчемпс ( 47:43 ):

    Я тут подумал, наверное, найдутся люди, которые скажут: «Ну, хорошо, что у тебя есть коровник, коровы и все такое, но это не искусство».

    Мескерем Задержанный ( 47:50 ):

    О, это искусство.Жизнь — это искусство.

    Энн Стрейнчемпс ( 47:55 ):

    Теперь, когда вы сделали музей, вы хотите перейти к строительству деревни?

    Мескерем Задержанный ( 48:00 ):

    Знаешь, я уже старею. Что я делаю, так это хочу мотивировать людей, я хочу видеть мотивацию молодых людей.

    Энн Стрейнчемпс ( 48:09 ):

    Не для этого ли детский сад и вся эта работа с юными художниками и подмастерьями?

    Мескерем Задержанный ( 48:14 ):

    Абсолютно, абсолютно.Детский сад особенно, потому что вы должны сделать их молодыми. То, что вы видите здесь, на самом деле — это земля, которая дает вам пищу независимо от того, что мы с ней делаем. Сколько бы мы его ни уничтожали, оно продолжает нас кормить. Так вот, у тебя есть дети, и ты знаешь, я мать, дерево криво выросло, его не выправишь. Ребенок, ты действительно можешь посадить туда семя. Итак, видение, о котором вы говорите, это любовь.

    Энн Стрейнчемпс ( 48:50 ):

    Если вы не понимаете, мы тоже влюбились в это место.

    Стив Полсон ( 48:53 ):

    Это было невероятно.

    Энн Стрейнчемпс ( 48:55 ):

    Это Мескерем Ассегед, она основала Zoma вместе с Элиасом Саймом. Музей открылся в начале этого года.

    Стив Полсон ( 49:08 ):

    Итак, это был наш последний день в Эфиопии. Мы покинули этот райский уголок посреди Аддис-Абебы, сели в такси и поехали обратно в отель по оживленным улицам и праздничным фестивалям.Мимо уличных торговцев и всех людей, разговаривающих и собирающихся. Мы уехали с видением того, как мог бы выглядеть город будущего, и как Африка будет играть центральную роль в этой истории.

    Энн Стрейнчемпс ( 49:35 ):

    В ближайшие месяцы у нас будет больше историй о современном мышлении в Африке и об Африке. С участием ученых, писателей и художников, чьи работы помогают всем нам представить себе будущее. Этот час посвящен памяти одного из них.Теджу Оланиян. Великий мыслитель африканской жизни и культуры. Он ушел от нас слишком рано, но его работа продолжит вдохновлять.

    Стив Полсон ( 50:04 ):

    Вот и закончилось наше сегодняшнее шоу. «Насколько нам известно» производится на общественном радио Висконсина Чарльзом Монро-Кейном, Шеннон Генри Клайбер, Анжелой Батиста и Марком Ричерсом. Нашим звукорежиссером и техническим директором является Джо Хардке. Я Стив Полсон.

    Энн Стрейнчемпс ( 50:19 ):

    А меня зовут Энн Стрейнчемпс.Сегодняшнее шоу — часть нового проекта «Идеи из Африки».

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.