Уютный трикотаж: интернет магазин белорусского трикотажа

Леонид парфенов книги намедни: Серия книг Намедни | издательство КоЛибри

Леонид парфенов книги намедни: Серия книг Намедни | издательство КоЛибри

Отрывки из книги «Намедни. 1931—1940» — Статьи на КиноПоиске

Чаплин мстит Гитлеру за то, что тот украл у него усы, а Ленин воскресает в кино как полуанекдотический живчик, восклицающий «архискверно, батенька!»

Очередная книга журналиста Леонида Парфенова из серии «Намедни. Наша эра» на этот раз посвящена советским 1930-м — годам, которые сам автор книги называет «античным периодом» в истории СССР. «Огосударствление любых сторон жизни, — характеризует это время Парфенов, — вождь, именем которого называют эпоху, принуждение населения к разным ударным кампаниям, назначаемые герои и злодеи, новое строительство старой империи. Это потом по-разному повторится снова и снова, каждый раз с оглядкой на „античный“ образец. И даже признавая: тогда творились ложь и насилие — оттуда будут вести отсчет „нашего славного прошлого“».

В списке важнейших явлений 30-х по версии Парфенова есть не только Большой террор, Павлик Морозов или «закон о трех колосках», но и десяток рассказов о событиях из мира кино. Снята первая в СССР музыкальная кинокомедия — «Веселые ребята», лучшее творение Григория Александрова, главного мастера жанра. Эталонный образец «Голливуда по-советски», фильм основывает в стране индустрию зрелищ и зажигает суперзвезд Любовь Орлову и Леонида Утесова. Создан абсолютный киношедевр «Чапаев» братьев Васильевых, от которого в восторге остаются несколько поколений зрителей. Вслед за Петром из романовской династии в фильме Эйзенштейна «Александр Невский» впервые реабилитирован Рюрикович: советская власть явно солидарна с главным героем ленты в том, что главная опасность грозит стране не с Востока, а с Запада.

С разрешения издательства «АСТ» КиноПоиск публикует избранные отрывки из книги, посвященные первому советскому звуковому фильму, экранным образам Ленина и Сталина и картине Чаплина «Великий диктатор».

Первый в стране звуковой фильм будут смотреть несколько поколений советских зрителей. В заграничный прокат «Путевка в жизнь» выходит как киноманифест СССР — технически передовая экранная повесть о превращении беспризорника в нового человека.

Про приход звука спорят все. Главная звезда немого кино Чарли Чаплин — против. Голливуд, германские и французские студии дебютируют со звуковыми фильмами почти одновременно, первый «говорящий» шедевр — «Под крышами Парижа» Рене Клера, снятый в 1930-м. В СССР теоретики и критики возражают: жизнеподобные голоса героев разрушают условность киноискусства. Практики-режиссеры Эйзенштейн, Пудовкин и Александров публикуют декларацию «Будущее звуковой фильмы».

«Под крышами Парижа»

Они ратуют за «контрапунктный метод» — чтобы у звука было «резкое несовпадение со зрительными образами». Но молодой постановщик «Путевки в жизнь» Николай Экк этому призыву не последовал. У него люди говорят, трамваи звенят, вода журчит. А самый большой успех имеет Михаил Жаров в роли бандита Жигана, исполнителя блатных куплетов «Один я, другой — Гаврила» и «Щи горячие, да с кипяточечком, / Слезы капают, да ручеёчечком». Благодаря этому новому экранному чуду — играет на гитаре и поет, совсем как в жизни, — отрицательное обаяние явно побеждает образцовый идеал. Случай типичный для советского кино, где положительные герои будут выходить скучноватыми.

«Путевка в жизнь»

Вот и организатор трудовой ребячьей коммуны Сергеев в исполнении Николая Баталова таков — даже звучит он небогато. Сначала актер по привычке немого жанра все играет на крупном плане мимикой, а потом подтверждает репликой. «Немым» рудиментом выглядит и обилие титров. Когда Сергеев-Баталов переживает, не разбегутся ли беспризорники, на экране трижды возникает надпись: «Уйдут или не уйдут?» Но хулиганы-малолетки, польщенные доверием взрослого наставника, в полном составе переезжают в бывший монастырь, приспособленный под приют. Понятно, что обитель — тоже пережиток, как и беспризорничество. Тут ребята получают ту самую путевку в жизнь — обучаются ремеслам, с которых будет существовать их коммуна.

В сценах перековки характеров в главные герои выходит бывший вор Мустафа. Щекастый узкоглазый улыбчивый парень — любимец каждого видевшего фильм. Йыван Кырла изображает, видимо, татарина, хотя сам актер — мариец. Ключевой эпизод: на уроке у мастера-сапожника Мустафе нужно выкроить из куска кожи заготовку для ботинка. Ученик вспоминает, как прежде он, подкрадываясь сзади к нэпманшам, срезал подолы каракулевых шуб. Опыт даром не прошел: взяв нож половчее, Мустафа одним движением в точности проводит линию кроя.

«Путевка в жизнь»

Жиган, у которого беспризорники прежде были в подручных, пытается разложить коммуну, устроив возле нее «малину» с выпивкой и девками. Отпор уголовникам дают коммунары-активисты. С Мустафой Жиган поквитается: зарежет на рельсах построенной ребятами железной дороги. Но движение к новой жизни не остановить, и в большую коммуну — коммунизм — идет первый паровоз, на котором везут товарищи тело погибшего героя.

В первых звуковых кинотеатрах счет сеансам идет на тысячи, «Путевку в жизнь» к середине 1930-х увидит почти все городское население страны. В 1932 году фильм представляет СССР на первом в мире международном кинофестивале в Венеции, где Экка признают лучшим режиссером. Заграничный прокат — в десятках стран. После войны ленту отреставрируют, и по советскому ТВ она будет идти даже в 1960-х годах. Новатор Экк снимет и первый советский цветной фильм «Груня Корнакова» (1936), но он останется в истории кино экспериментом, опередившим свое время — эпоха цвета наступит гораздо позже.

1937. Ленин и Сталин в кино

К 20-летию революции сложился новый миф о вождях Октября. Они впервые появляются в художественных фильмах: один — простецкий чудак, другой — важный герой.

Первенец экранной ленинианы-сталинианы — фильм «Ленин в Октябре» (режиссер — Михаил Ромм, автор сценария — Алексей Каплер), вышедший в юбилейном году. Игра блестящего характерного актера Бориса Щукина надолго задает канон: Ленин — лысый коренастый господинчик в костюме-тройке, до смешного картавый, бешено энергичный, с размашистой жестикуляцией. Во все встревает, все подмечает, копается в любых мелочах. Так он соответствует тысячекратно повторяемому определению канонизированного Маяковского (см. 1935) «самый человечный человек». Сталин в исполнении Семена Гольдштаба — еще почтительный соратник, но держится степенно, как подобает начальнику.

«Ленин в Октябре»

В 1938-м выйдет «Человек с ружьем» Сергея Юткевича по пьесе Николая Погодина. Внешний рисунок роли Ленина у Михаила Штрауха поспокойнее, но быта тут даже больше: все вопросы войны и мира Ильич обсуждает, ведя солдата по коридорам Смольного за кипятком. Сталина впервые играет Михаил Геловани. На экране — импозантный пышноволосый и пышноусый брюнет, который годится первому вождю в сыновья, хотя разница у них девять лет.

В фильме того же 1938 года «Великое зарево» режиссера Михаила Чиаурели юркий Ленин действует уже с оглядкой на напарника, а величавый Сталин-Геловани будто снисходителен к суете старшего товарища. Чиаурели снимет ключевые ленты сталинианы, в том числе самую помпезную — «Падение Берлина» (см. «70-летие Сталина», 1949). Геловани изобразит все более монументального правителя аж в 15 фильмах. Режиссер получит пять, а актер — четыре Сталинские премии первой степени.

«Великое зарево»

После смерти Сталина не будет в кино долго (см. «Освобождение», 1970). Но и потом сохранятся прежние маски: Ленин — почти анекдотический живчик, восклицающий «архискверно!» или «архиважно, батенька!», а Сталин — медлительный и многозначительный, изрекает истины, будто диктует.

Выходит уникальный советский фильм — абсолютно беспроблемная и безыдейная кинокомедия. В ней москвичи соревнуются друг с другом в чудаковатости и заботливости к потерявшемуся ребенку.

«Подкидыш»

За чересчур самостоятельной малышкой оставили присматривать старшего брата, а он отвлекся, и девочка ушла из дома. Безбоязненно гуляя по Москве, она встречает множество взрослых недотеп, которые наперебой умиляются, беспокоятся, хотят помочь и даже удочерить, но беглянка каждый раз ускользает навстречу новым приключениям. Уморительные роли-типажи возникают по нарастающей: беспомощный холостяк Ростислава Плятта, тароватая домработница (см. 1933) Рины Зеленой с ее восклицанием «Хорошенькое дело!», громогласная дама Фаины Раневской, шпыняющая мужа-подкаблучника: «Муля, не нервируй меня!» Даже в «Веселых ребятах» (см. 1934) проглядывала сатира на бывших нэпманов как социальный пережиток. А «Подкидыш» населяют просто обыватели — благополучные, отзывчивые, хорошо одетые, с неограниченным досугом, просторными квартирами и съемными дачами. Среди них снуют сознательные пионеры и обходительные милиционеры, так что тревоги за судьбу девочки у зрителя не возникает ни на минуту.

«Подкидыш»

Все эти необыкновенные люди — москвичи — живут в прекрасной столице, целиком построенной за последние лет пять (см. «Сталинская архитектура», 1934; «Генплан Москвы», 1935). Городские декорации фильма — жилые громады у Чистых прудов, станции метро (см. 1935), гостиница «Москва», библиотека имени Ленина, ВСХВ (см. 1939). По улицам раскатывает весь отечественный автопарк: ГАЗ-АА, М-1 (см. «ГАЗ», 1932), ЗиС-101 (см. 1936). «Подкидыш» до того колоритное свидетельство эпохи, что, когда его раскрасят (см. 2009), покажется, будто предвоенно-линяло-цветным он был всегда.

Самый знаменитый кинематографист мира Чарли Чаплин создает на собственной студии в Голливуде фильм-памфлет — убийственную сатиру на Гитлера.

Германского фюрера Чаплин презирает и давно хочет высмеять. Обладатель киномаски, узнаваемой всем человечеством, Чарли к тому же считает, что Гитлер у него «украл усики» — отрастил себе такие же, щеточкой, какие приклеивают артисту в ролях его постоянного героя Бродяги. Это сходство используется как сюжетный ход «Великого диктатора»: правитель Томании (Германии) Аденоид Хинкель (Адольф Гитлер / Hitler) и безымянный еврей-цирюльник из геттотоманской столицы похожи, будто близнецы. Пока Чаплин пишет сценарий и ведет съемки про оккупацию войсками диктатора государства Остерлих (Австрия/ Österreich — см. 1938), Гитлер захватывает страну за страной (см. 1939; 1940), становясь правителем почти всей Европы. Но суперзвезду это не страшит: для него фюрер все равно «позер, одержимый манией величия».

«Великий диктатор»

Замысел фильма и отношение Чаплина к прототипу главного героя известны прессе. Голливудские коллеги отговаривают от затеи, германские дипломаты в США пытаются воздействовать по официальным каналам. У двух держав пока нейтральные отношения и большой товарооборот, а такой фильм может привести к запрету в рейхе всего американского кинопроката. Но независимый производитель Чаплин непреклонен: он и продюсер, и режиссер, и, конечно, исполнитель главных ролей.

Это дебютный чаплинский звуковой проект. В своей первой сцене диктатор Хинкель выступает перед толпой на огромной площади — Чаплин несет тарабарщину на пародийном немецком. Актер орет, рычит, стонет, квохчет, вытирает слезы галстуком, складывает руки на груди и на причинном месте. Мировое кино еще не знало такой издевки над действующим главой государства, к тому же могущественного. Другой ключевой эпизод — безмолвный: в своем огромном кабинете Хинкель самозабвенно играет с глобусом — воздушным шаром, пока тот не лопнет. В финале фильма происходит ожидаемая путаница: еврей-цирюльник, принятый нацистами за Хинкеля, должен произнести очередную речь диктатора. Чарли последний раз использует образ Бродяги: его маленький благородный герой предрекает конец всем узурпаторам власти и призывает людей к человечности.

«Великий диктатор»

Прокат в США начинается 15 октября. Изоляционисты порицают Чаплина за подталкивание Америки к войне в Европе. Профессиональной критике не по душе авторская тенденциозность. Спустя два месяца в Лондоне, на родине Чаплина, премьера приходится на разгар Битвы за Британию (см. 1940), и там фильм принимают с восторгом. В 1941-м в Америке настроения тоже начнут меняться, и Чаплин получит «Оскары» за лучшую главную роль и лучший сценарий. Двухчасовой фильм стоил $ 2 млн, а собрал кассу в $ 5 млн — огромные суммы по тем временам. В 1942-м союз

2014 Ноябрь | ЛЕОНИД ПАРФЕНОВ. Официальный сайт.

При поддержке Фонда содействия развитию Саткинского района 4 декабря в 19.00 в ДК “Магнезит” состоится показ фильма Леонида Парфенова “Цвет нации” о Сергее Михайловиче Прокудине-Горском, пионере цветной фотографии в России, который в начале двадцатого века заснял досоветскую Россию, включая Сатку … Читать далее →

Рубрика: Новости |

Минувшим вечером в ресторане "Поехали" было непривычно шумно. А как же иначе, ведь на просторах фешенебельного заведения Елена Чекалова и Леонид Парфенов собрали своих друзей и коллег, среди которых немало известных любителей авторской кухни. Повод для торжества? У нее - полное … Читать далее →

Рубрика: Новости |

Здравствуйте все! Близится Non/Fiction в Центральном доме художника - главное событие года в мире нехудожественной книги! Я на этот раз в ЦДХ 29 ноября - с 17:00 по поводу проекта "Российская империя", а с 18:00 - на том же месте … Читать далее →

Рубрика: Новости |

Леонид Парфёнов — личность, как выяснилось, среди сибиряков очень популярная. На творческой встрече, которая проходила в рамках Красноярской ярмарки книжной культуры, желающих увидеть и послушать телезвезду не вмещала самая большая аудитория делового центра “Сибирь”. А новый том “Намедни”, который он … Читать далее →

Рубрика: Новости |

Мария Парфенова с мамой Еленой Чекаловой // Фото: "Фейсбук" Елены Чекаловой Ресторан Леонида Парфенова и его супруги, кулинарного блогера Елены Чекаловой, открылся лишь месяц назад. Звездное заведение «Поехали» семья создавала на протяжении полугода, шаг за шагом двигаясь к заветной цели. Елена Чекалова … Читать далее →

Рубрика: Новости |

Журналист Леонид Парфенов представил свою новую книгу из серии «Намедни. Наша эра». Автор посвятил издание периоду с 1946 по 1960 годы. Именно в это время происходит передача Крыма Украине. Презентация книги серии «Намедни. Наша эра» о середине XX века состоялась … Читать далее →

Рубрика: Новости |

Презентация новой книги "Намедни. Наша эра. 1946-1960".

Рубрика: Видео, Новости |

Фото: Елена Добрякова В «Буквоеде» на Невском с читателями встретился известный журналист, актер, режиссер, в прошлом ведущий и автор телепроекта «Намедни» Леонид Парфенов. Телепередачи уже нет в эфире десять лет, и публицист переключился на съемки фильмов и издание книг, которые … Читать далее →

Рубрика: Новости |

Известный телеведущий и журналист Леонид Парфенов несколько дней провел в Красноярске. В кинотеатре «Киномечта» он представил свой документальный фильм «Цвет нации» – о русском фотографе и изобретателе Сергее Прокудине-Горском. На следующий день в МВДЦ «Сибирь» на книжной ярмарке презентовал седьмой … Читать далее →

Рубрика: Новости |

Намедни | ЛЕОНИД ПАРФЕНОВ. Официальный сайт.

"Здравствуйте все! Пришла пора подводить итоги конкурса "Намедни-XXI". В финал вышли двадцать ваших текстов, которые так или иначе созвучны нашему выбору. Теперь дело за вами. Посмотрите на эти тексты и примите решение: какой именно феномен является наиболее репрезентативным, максимально характерным … Читать далее →

Рубрика: Намедни, Новости |

На YouTube появились, наконец, отрывки эфира про 90-е. Что сделали нарезку по сюжетам - это правильно: возникло подобие структуры передачи. Вот, например, фрагмент беседы с А.В. Руцким, где бывший вице-президент РФ блеснул откровенным афоризмом на свой счет.

Здравствуйте все! Подумали, посовещались и решили: пятому тому - быть! А это значит, что многое придется увидеть и сформулировать заново, по горячим следам. Здесь нам точно понадобится ваша помощь.

Рубрика: Видео, Намедни |

Атипичная пневмония - "болезнь года", 10-серийный эксперимент - "Идиот", Абрамович покупает "Челси", фильм дебютанта Андрея Звягинцева "Возвращение" побеждает в Каннах, затонул атомоход К-159, скандал в Большом с Волочковой, евро обгоняет доллар, "оборотни в погонах", 300 лет Питеру, шахидки-смертницы в Москве, … Читать далее →

Скандалы на Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити, Заложники "Норд-Оста", Закрытие ТВ6, Открытие ТВС, Разбился Александр Лебедь, Наводнения и лесные пожары в России и в Европе, Успех "Тату" на Западе, Всероссийская перепись населения, Вашингтонский снайпер, Кармадонский ледник, Сергей Бодров-младший, Россия выиграла Кубок Дэвиса, … Читать далее →

11-е сентября, Бен Ладен - враг №1, Контртеррористическая война в Афганистане, ировая "поттеромания", Подъем подводной лодки "Курск", Эпидемия ящура в Европе, Движение "Идущие вместе", Дело полковника Буданова, Турне Ким Чен Ира по России, Программа "За стеклом", Затоплена станция "Мир", Российский … Читать далее →

«Брат 2». Архиерейский собор и канонизация Николая II. Раздел «Microsoft». Украина ворует российский газ. 100 лет королеве-матери. Разбился «Конкорд». Николай Басков. Вторая чеченская война. Крамник - чемпион мира по шахматам. Взрыв под Пушкинской. Первый год Путина. Бешеные цены на футболистов. … Читать далее →

«Улицы разбитых фонарей». Смерть арабских королей. Кафельников был первым. Курды, Оджалан. «Generation «П». Война в Югославии. Скуратов. «Сибирский цирюльник». Пожар в Самарском УВД. Землетрясения в Греции и Турции. 200 лет Пушкину. Футбольные радости и огорчения. Бензиновый кризис. Станция «Мир». Год … Читать далее →

Леонид Парфенов о 3-ем томе книги «Намедни. Наша эра»

Декабрь 1991 года стал точкой невозврата: подписаны Беловежские соглашения о создании СНГ, перед самым Новым годом ликвидируются все советские органы власти. Накануне годовщины журналист-«летописец» выпустил очередной, 3-й, том «Намедни. Наша эра», посвященный последнему советскому десятилетию.

В одной книге у Леонида Парфенова джинсы-«варенки» и первые «мыльные оперы» на ТВ, плеяда последних вождей и первый Президент СССР, стаи советских челноков-первопроходцев и первые бунты в «братских» республиках... Сам Парфенов насчитал 304 феномена десятилетия. Что же было определяющим в 80-х? Об этом наши корреспонденты Елена АФОНИНА и Андрей РЯБЦЕВ поговорили с самим автором в эфире радиостанции «Комсомольская правда» (97,2 FM).

- Леонид, вот вы пишете «про радость освобождения от уроков в связи с кончиной очередного генсека». А моя мама, например, в 1982-м рыдала, когда умер Брежнев...

- Не встречал людей плачущих...

- Я тоже плакала. Мне тогда было 14. Прекрасно помню ощущение катастрофы...

- Нет, я понимаю, что в 53-м плакали: «как без Сталина жить». Но «как без Брежнева жить»... Да, он правил 18 лет. И вы в свои 14 лет других вождей не знали.

- Было ощущение надежности и крепости...

- Ну какая надежность и крепость! В этом человеке, которого водили под руки?!. Мне казалось, что все готовы были к его кончине. Это же не во цвете лет случилось. Вы еще скажите, что верили в построение коммунизма...

- Вы, мягко говоря, не ностальгируете по тем временам...

- Во мне больше желания рассказать. Мне кажется, что мы это время не так представляем. Мы очень много и быстро забываем, у нас страшно коротка историческая память.

Вожди вымирали...

Намедни. Наша эра (1981 - 1990)

- И что же это было? С одной стороны, гласность, СССР открывался остальному миру. Но с другой - фактически начался развал великой страны...

- Развал СССР состоял не в том, что три мужика поехали в Беловежскую Пущу и что-то там подписали. Коррозия советской системы началась еще с 60-х годов, с хрущевской оттепели, когда ушел страх. 80-е - это вообще непонятно что. Это была страна вымирающих вождей. Все это чередование Брежнева - Андропова - Черненко. Это еще и Суслов, и Кириленко, и Пельше, и Устинов - все умирают. Не просто так же был анекдот: «Не приходя в сознание, приступил к обязанностям Генерального секретаря ЦК КПСС».

- Но СССР - это не только вожди. Вам не было жалко страну, когда она начала раскалываться, как льдина на части?

- Я при советской власти изъездил всю страну вдоль и поперек. Я до падения социализма не был только в Анадыре и в Ашхабаде. Везде был. И никогда не чувствовал, что Таджикистан или Эстония - моя родина. Было ощущение, что это с трудом пригнанные друг к другу и толком не сросшиеся куски. Есть люди с каким-то там внутренним имперским величием. У меня не было такого ощущения, что я - господин и носитель титульной нации: мол, я из Вологодской области, соль земли русской, и я тут укажу и таджику, и эстонцу, научу их родину любить... Нет! Жалости к тому, что распадается, не было. Но когда Украина и Беларусь стали уходить - это другое дело.

...а народ выкручивался

- Думаете, сегодня вместе с вами так же считает и большинство бывших граждан СССР?

- Когда я собирал материал для тома о 1981 - 1990 годах, люди писали мне не о ностальгии, а о том, как они отоваривали талоны, выкручивались: советская власть дает талоны на два кило сахара, а они находят, как отоварить четыре. Советская власть борется с нетрудовыми доходами - частники как-то шмотки продают, опасаясь. Варят джинсы-«варенки», леггинсы строчат, отрезают снизу, чего-то приметывают... Это главный подвиг советского человека - он все время выгораживал пространство частной жизни, как только разрешали.

- А сами вы этим не подрабатывали? Не фарцевали?

- Такой я урод. Я рано начал работать журналистом и считал, что лучше лишнюю трешку заработаю и водопроводчика вызову. Он приходил и говорил: «А че, сам не смотрел? Может, там прокладка полетела?» Он так считал: чего треху тратить?.. Я на двух работах работал, халтурил, но все время - ведением перышком по бумажке.

Цинизма было меньше

- Сегодня многие сетуют: вот в советское время вес у журналистов был побольше. В газете пропесочили - сто процентов будет проверка, чиновника снимут...

- Поймите, это тоже были поддавки. Сначала партия должна была сказать: это мы отмечаем «в отрицательные минусы», а это - «в положительные плюсы». Ну журнал «Фитиль» выходил. Там всегда были как максимум замминистры легкой промышленности. Не было проблем в тяжелой индустрии. Не было недостатков в армии. «Как-то криво шьют», «лес сплавляют не так», «гибнет рыба»... Более серьезных объектов для критики не находили партийно-советские журналисты.

- А власть ответственнее была?

- Безответственности хватало и тогда, и сейчас. Тогда, может быть, цинизма было меньше. Михаил Суслов (до 1982 года - член Политбюро ЦК КПСС, «серый кардинал» советского строя. - Прим. ред.) что проповедовал, то и исповедовал. Сегодняшние идеологи проповедуют одно - исповедуют другое.

Леонид Парфёнов в начале 80-х

Сорок процентов стружки

- Вспоминаются лозунги типа «Экономика должна быть экономной». Масло масляное...

- Андропов сам говорил: мы не знаем общества, в котором живем. Они все не знали, что им досталось в наследство. Им казалось, что это система, которая работает. Она внешне выглядела более или менее уверенно, хотя все больше и больше покупали зерна за границей, зависели от иностранного оборудования, сидели на трубе, тогда - еще нефтяной. В мире уже давно закончилась всякая индустриализация, а советская система все продолжала копать и копать котлованы под новые заводы, чтобы стало больше чугуна и стали на душу населения в стране, как пел Высоцкий. Ежели у тебя из этой стали сорок процентов стружки выходит - плавь ее еще больше...

- Но разве вожди не понимали, что это глупость?

- По-моему, они питали некие иллюзии, у них было какое-то идеалистическое представление: вот мы сейчас будем улучшать социализм. И он возьмет и улучшится. Оно, конечно, и тогда воспринималось уж как-то слишком благодушно. А если смотреть из сегодняшнего времени - тем более.

Господи, как это люди пьют! Чистая кислятина!

- Почему вы пишете о Брежневе, Черненко, Андропове с неприкрытым стебом, а к Горбачеву питаете явную симпатию?

- Вы не до конца, наверное, прочитали. Был Горбачев - носитель свободы в 1985 - 1987 годах, когда он явно опережал события. Он говорил больше, чем говорили сами люди. Тогда была хохма: «Тут сейчас такое говорят по телевизору! Но это не телефонный разговор». А потом было то, что перехлестывало Горбачева, - в Баку, Тбилиси (имеются в виду первые всплески сепаратизма в СССР, подавленные войсками. - Прим. ред.). А потом будут события в Прибалтике 91-го года (когда в Вильнюс были введены десантники и группа «Альфа». - Прим. ред.). События отменяли Горбачева, и он уже не поспевал за ними.

- А личные отношения с Михаилом Сергеевичем у вас сейчас какие?

- Очень хорошие. Я несколько раз его снимал. Он всегда по-отечески беспокоится (Парфенов начинает пародировать южный выговор Горбачева): «Вот который раз мы с тобой выпиваем, и все время ты что-то берешь страшно сухое! Проверься насчет кислотности. Я очень за тебя беспокоюсь». «А мы привезли какое-то вполне себе французское шампанское». - «Господи, как это люди пьют! Чистая кислятина!»

Супруга последнего президента СССР

Наманикюрена, и волосики уложены...

- Горбачев начинал ярко, но не очень понятно для народа. Раису Максимовну, например, в свет вывел...

- Да, первая леди. Я убежден, что это историческое событие. Это тоже часть свободы, какие-то границы преодолевались этим. И было раздражение у людей: чего она с ним ездит? А чего он так ее обшивает?

- А она по Кремлю с Нэнси Рейган разгуливает...

- Полы паркетные, врачи анкетные - поди хорошо жила-то... И наманикюренная, и волосики уложены... Это все понятно, это раздражение - часть вызова времени. А когда Раиса Максимовна скончалась, тогда Горбачевых в широком-то народе и простили. Пожалели. И такой страшной ценой к Михаилу Сергеевичу вернулась симпатия среднестатистического россиянина. Кто бы мог подумать, что будет такой кульбит отношения к этой царствующей чете.

Почему только восторг?!

- Сегодня вообще происходит переоценка 80-х и советского периода в целом...

- Да, все чаще говорят «ах, какое сладкое все!», «славно вспоминаем!» и так далее. Я никого не хочу ни в чем переубеждать. Но и вы-то меня не пытайтесь переубедить! Очень странная позиция: если секретарь ЦК КПСС товарищ Долгих (имеется в виду дважды Герой Соцтруда Владимир Иванович Долгих, сын И. И. Долгих, начальника ГУЛАГа в 1951 - 1953 гг. - Прим. ред.) проезжал и видел шашлычную «Антисоветская», так это - уважайте его воззрения.

- Ветераны, понятно, воспринимают развал СССР как личную трагедию, конец дела жизни...

- А я, например, не могу перенести названия «Советская». Но меня никто не спрашивает. Вон Большую Коммунистическую переименовали в Солженицына, который был забубенным антисоветчиком, - и ничего. Давайте приучаться как-то жить. Вы меня не заставляйте родину любить так, как вы ее любите. Почему патриотизм предполагает только бравурность, счастье? Почему не может быть горечи по поводу проблем твоей страны? Боли за ее судьбу, о жертвах, которые она принесла на алтарь истории? Почему только восторг?! Это патология. Человеку, который все время ржет по поводу себя, провериться у психиатра надо.

- Но и только ругать, видимо, тоже неправильно. Ведь тогда же в первых кооперативах начинали многие бизнесмены. Унизительным распределением еды по талонам 80-е годы не ограничиваются...

- Да, мы в большинстве своем не относимся к 80-м годам как к первой ступени ракеты «Свобода», которая вывела нас в сегодняшнее состояние. А это так. Это же начало создания тех условий, при которых они смогли реализовать свой жизненный сценарий! Сделать карьеру, начать бизнес, ездить за границу, покупать недвижимость, ездить на нормальных автомобилях, а не на тех, что предлагаются, да и то в очередь, и прочее. Я говорю о бытовых и элементарных вещах. Мы не усвоили собственных жизненных уроков. Они вроде бы еще не исторические. Это еще не остыло, еще с нами.

Источник: Комсомольская Правда
Фото из 3-го тома «Намедни» и Владимира Веленгурина

Похожие записи

90000 'The Parthenon of Books', Marta Minujín, 1983 90001 90002 90003 The Parthenon of Books 90004 1983 is the documentary record of a project by Marta Minujín in which she reconstructed the classical Greek temple of the Parthenon from the Acropolis in Athens out of books. In its current form the work consists of five black and white photographs showing various stages of the construction of the temple and a video recording the event and public reaction to it. The photographs are unique prints.90005 90002 Realised in the busy Avenue 9th of July in Minujín's native Buenos Aires, the central artery of the city, 90003 The 90004 90003 Parthenon of Books 90004 was built using a tubular structure measuring fifteen metres across, thirty metres long and twelve metres high. To this structure were attached more than 20,000 books, fully covering the columns, frieze and pediments of the temple. Minujín chose books which had been banned during the Argentinian military dictatorship (1976-83), including works by Sigmund Freud, Karl Marx, Jean-Paul Sartre, Adam Smith, Ernesto Sábato, Antonio Gramsci, G.W.F. Hegel, Ernest Hemingway, Jorge Luis Borges, Marguerite Yourcenar and Michel Foucault, as well as reference volumes such as the 90003 Salvat Encyclopedia 90004 and children's stories including 90003 The Little Prince 90004 by Antoine de Saint-Exupéry. The books were donated by more than thirty-five publishing houses, which had been keeping many of them in storage thanks to the coordination of the Argentine Book Chamber. A monument to the restoration of democracy in her native country, Minujín's public project was inaugurated on 19 December 1983, only one week after the restitution of democracy.90005 90002 Minujín's replica of the major icon of the democratic Athenian 90003 polis 90004 became a national symbol of the restoration of democracy in Argentina. Rather than a conventional monument, however, her ambitious project was conceived as a participatory work in a public space. It was also devised as a temporary intervention, to be eventually dismantled. On 24 December 1983, with the help of two cranes, the structure was leant over to one side, allowing the public to remove the books.Around 12,000 volumes were distributed among those present, while the remaining 8,000 or so were later sent to public libraries. Minujín's intention was, as she put it, to 'return the work to the public' (quoted in Noorthoorn 2011, p.37). 90005 90002 In тисячу дев'ятсот шістьдесят шість Minujín had relocated from Argentina to New York thanks to a Guggenheim Fellowship. Her immersion in the psychedelic and hippie culture of the city contrasted with a period of repressive dictatorship in her home country. Back in Argentina in 1976, Minujín turned her attention to the notion of the public monument, reconsidering the tradition of classical sculptures and architectural elements with the introduction of ephemeral or edible material, such as bread or cheese (see, for instance, 90003 El 90004 90003 Obelisco de Pan Dulce 90004 1979 [Sweet Bread Obelisk]).Such projects were an attempt to address symbols of national identity through the lens of everyday life. With the return of democracy to Argentina in 1983, Minujín's interest in revisiting the conventions and authority of public sculpture and architecture motivated her to create her own monument to freedom of expression. 90005 90002 Minujín's initial idea had been to build a Parthenon out of 90003 turrón 90004, a local sweet eaten at Christmas. However, driven by the recollection of her own fears during the dictatorship (which had led her to throw away more than three hundred books from her own library, as well as witnessing friends doing the same) she soon decided to use books instead.90005 90002 90031 Further reading 90032 90033 Victoria Noorthoorn, 'El vértigo de la creación', in 90003 Marta Minujín: Obras 1959-1989 90004, exhibition catalogue, Museo de Arte Latinoamericano de Buenos Aires, Buenos Aires 2011. 90005 90002 Iria Candela 90033 September 2013 90005 90002 90041 Does this text contain inaccurate information or language that you feel we should improve or change? We would like to hear from you. 90042 90005.90000 The Parthenon is Blown Up 90001 90002 90003 90002 The 15-year 'Great Turkish War', an effort to oppose the expansion of the Ottoman Empire into Europe, was made up of many smaller conflicts, including the Morean War between Venice and the Ottomans, in which the future Venetian doge and fêted Captain-General Francesco Morosini was given orders to seize Athens and its environs from the Turks. 90003 90002 The Acropolis, however, proved a troublesome target. The Turks were dug in on the summit, having heavily fortified the precipitous site, and much of the Turkish population now lived on and around the monuments and in various ancient buildings.Pericles 'Propylaea was still in ruins following the explosion of a powder magazine kept there in 1656, while the Erectheum was a harem. Instead, it was the Parthenon that presented Morosini with the most logical target as he pulled up his artillery on the Philipappus Hill. 90003 90002 Despite the earlier destruction of the Propylaea, the Parthenon was being used by the Turks as a gunpowder store, possibly in the belief that this extraordinary survivor from the Classical Age was protected by the sheer weight of history.90003 90002 This was not the case. On 26 September 1687 Morosini fired, one round scoring a direct hit on the powder magazine inside the Parthenon. The ensuing explosion caused the cella to collapse, blowing out the central part of the walls and bringing down much of Phidias 'frieze. Many of the columns also toppled, causing the architraves, triglyphs and metopes to come tumbling down. 90003 90002 Morosini later described the shot as 'fortunate'. Over 300 defenders were killed and fire swept through the Turkish settlement, leading to his recapture of the city.A year later, however, the Venetians were forced to abandon the site as a new Turkish army approached. They considered blowing up the remains of the Parthenon to prevent its further military use, but, thankfully, decided against the plan. 90003 .90000 meaning in the Cambridge English Dictionary 90001 Parthenon | meaning in the Cambridge English Dictionary 90002 Thesaurus: synonyms and related words .90000 definition of Parthenon by The Free Dictionary 90001 90002 On the morning of the sixth day the postman brought him a thin letter from the editor of THE PARTHENON. A glance told him that "Ephemera" was accepted. 90003 90002 The acceptance of THE PARTHENON had recalled to him that during his five days 'devotion to "Overdue" he had not heard from Brissenden nor even thought about him. 90003 Away off, across the undulating Plain of Attica, could be seen a little square-topped hill with a something on it, which our glasses soon discovered to be the ruined edifices of the citadel of the Athenians, and most prominent among them loomed the venerable Parthenon.So exquisitely clear and pure is this wonderful atmosphere that every column of the noble structure was discernible through the telescope, and even the smaller ruins about it assumed some semblance of shape.It was after an hour or so of this that he dropped into the bar of the Parthenon for one last drink before going to dinner.A woman's arm touched the soul of a great sculptor two thousand years ago, so that he wrought an image of it for the Parthenon which moves us still as it clasps lovingly the timeworn marble of a headless trunk.Thus of the genius of one remarkable people we have a fourfold representation: and to the senses what more unlike than an ode of Pindar, a marble centaur, the peristyle of the Parthenon, and the last actions of Phocion? Further on, some remains of a gigantic aqueduct; here the high base of an Acropolis, with the floating outline of a Parthenon; there traces of a quay, as if an ancient port had formerly abutted on the borders of the ocean, and disappeared with its merchant vessels and its war-galleys.Since he had been at Lynn's he had often gone there and sat in front of the groups from the Parthenon; and, not deliberately thinking, had allowed their divine masses to rest his troubled soul.Its emblems and symbols have been found in the Catacombs of Paris and Rome, on the stones of the Parthenon and the Chinese Great Wall, among the temples of Karnak and Palmyra and in the Egyptian Pyramids - always by a Freemason.He met me at Athens, one day, in the Parthenon, and told me he was distressed for an idea.But not the Parthenon, not the frieze of Phidias at any price; and here comes the victoria. "The young man thought of the little sister frisking over the Parthenon and the Mount of Olives and sharing for two years, the years of the school-room, this extraordinary pilgrimage of her parents; he wondered whether Goethe's dictum had been justified in this case. .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *