Уютный трикотаж: интернет магазин белорусского трикотажа

Маргарита степун и галина кузнецова фото – Как Париж стал городом любви для русских писателей. История вторая. Иван Бунин и Галина Кузнецова — Статьи — Литература

Маргарита степун и галина кузнецова фото – Как Париж стал городом любви для русских писателей. История вторая. Иван Бунин и Галина Кузнецова — Статьи — Литература

Семейный ад Веры Буниной — ДЛЯ ВСЕХ И ОБО ВСЕМ — LiveJournal

В 1933 году Иван Бунин стал лауреатом Нобелевской премии по литературе. Во многом он был этому обязан своей супруге, Вере Муромцевой, которую называют идеальной писательской женой, создавшей все условия для творческой реализации мужа. Однако на церемонии награждения с ним рядом стояла не только она, но и ее молодая соперница, поэтесса Галина Кузнецова. Долгие годы Вера Бунина мирилась с ее присутствием в их доме, прекрасно понимая абсурдность и драматизм ситуации. Но у нее были на то свои причины…

Вера Муромцева стала третьей женой писателя. На тот момент ему было 36 лет, ей – на 10 лет меньше. Спокойная, рассудительная и уравновешенная Вера не была похожа ни на одну из тех женщин, которыми Бунин увлекался раньше.

Вера Николаевна Бунина (Муромцева).

Ее сдержанность многим казалась холодностью и отстраненностью, но на самом деле это было продиктовано воспитанностью – Вера выросла в аристократической семье и получила хорошее образование.

По ее признанию, она «никогда не хотела связывать своей жизни с писателем. В то время почти о всех писателях рассказывали, что у них вечные романы и у некоторых по нескольку жен».

Писатель, источником вдохновения для которого часто служили личные драмы.

Они познакомились в 1906 г., а в следующем году отправились вместе в путешествие по странам Востока – Египту, Сирии и Палестине. С этой поездки и началась их совместная жизнь, хотя официально они стали мужем и женой только в 1922 г.

Их первые годы были счастливыми и безмятежными – Бунин много писал, она всегда находилась рядом, умея при этом быть незаметной.

Вера и Иван Бунины.

Осень и зиму 1917-1918 гг. Бунины провели в Москве, где «мимо их окон вдоль Поварской гремело орудие», а весной уехали в Одессу. Революционных событий писатель не принял, и через полгода они отправились в Константинополь, а оттуда – в Париж.

Бунин говорил Вере Николаевне, что «он не может жить в новом мире, что он принадлежит к старому миру, к миру Гончарова, Толстого, Москвы, Петербурга; что поэзия только там, а в новом мире он не улавливает ее». Больше на родину он не вернулся никогда.

Вера и Иван Бунины.

Бунины поселились в Грассе, на юге Франции. Только здесь, спустя 16 лет совместной жизни, они наконец обвенчались. Однако в их отношениях наступило заметное охлаждение. А в 1927 г. разразилась драма, которая имела катастрофические последствия для всех ее участников.

Бунин познакомился с поэтессой Галиной Кузнецовой, которая была моложе него на 30 лет, и влюбился без памяти. Девушка ответила ему взаимностью, ушла от своего мужа и поселилась в доме писателя. Бунин тогда сказал супруге: «Галя – моя ученица. Я буду учить ее писать стихи».

Галина Кузнецова, 1934 и 1931 гг.

Вера Николаевна прекрасно понимала, какие отношения связывают ее мужа с Галиной Кузнецовой. Но она также знала и о том, что Бунин не может оставить ее саму и обходиться без ее молчаливого участия, заботы и дружеской поддержки.

Поэтому Вера поступила так, как в ее ситуации вряд ли бы повела себя хоть одна женщина: она гостеприимно приняла в своем доме молодую соперницу и стала жить с ней рядом под одной крышей.

Этот странный союз просуществовал 7 лет. В 1929 г. Вера Бунина записала в дневнике: «Я вдруг поняла, что не имею права мешать Яну любить, кого он хочет… Только бы от этой любви было ему сладостно на душе».

Писатель, источником вдохновения для которого часто служили личные драмы.

В эмигрантской среде эта скандальная ситуация вызывала много кривотолков. Многие обвиняли Бунина в безнравственности и сумасшествии. Некоторые укоряли Веру Николаевну, за то, что позволила так с собой обойтись и смирилась с таким положением вещей. Единицы могли понять ее и восхищались ее поведением.

Так, Марина Цветаева писала: «Вера стерпела – и приняла. Все ее судят, я восхищаюсь. Бунин без нее, Веры, не может – значит осталась: поступила как мать…». Сам же писатель на вопрос о том, любит ли он свою жену, отвечал: «Любить Веру? Это все равно, что любить свою руку или ногу». А для творчества нужны были совсем другие чувства.

И. Бунин, Г. Кузнецова, В. Бунина, Л. Зуров. Грасс, 1932.

Атмосфера в доме была очень нездоровой: все обо всем знали, но соблюдали внешние приличия. И так длилось до тех пор, пока Галина не ушла от писателя… к другой женщине. Ее сердце покорила оперная певица Марга Степун, и их отношения зашли так далеко, что они решили жить вместе. А поскольку ни денег, ни жилья у них не было, они поселились в доме Буниных.

С тех пор жизнь всех обитателей этого дома превратилась в сущий ад. Любовный треугольник стал многоугольником. К тому же с 1929 г. в доме Буниных жил писатель-эмигрант Леонид Зуров. Он был безответно влюблен в Веру Николаевну, она же воспринимала его, как сына, из-за чего он неоднократно пытался покончить с собой.

Бунин сходил с ума от ревности и был на грани помешательства, но именно тогда он создал прекрасный цикл рассказов «Темные аллеи».

Слева – Галина Кузнецова, Иван Бунин и Вера Муромцева. Справа – Иван Бунин, Марга Степун, Леонид Зуров, Галина Кузнецова (сидит).

Марга и Галя покинули Грасс только в 1942 г. Остаток жизни они провели вместе в Америке и Европе. А Вера Николаевна все так же преданно и нежно заботилась о своем постаревшем муже. Она оставалась с ним до самой его смерти в 1953 г. и однажды записала в своем дневнике:

«Ян третьего дня сказал, что не знает, как переживет, если я умру раньше него…» И добавила: «Господи, как странна человеческая душа».

Она пережила мужа на 8 лет и не переставала его любить до последних дней.

Иван Бунин с женой Верой

Этим событиям посвящен фильм А. Учителя *Дневник его жены*, 2000 г.

Письма его жены / / Независимая газета

Первый русский
нобелевский лауреат.
Иван Бунин. Фото 1901 года

Тяжелые и в то же время поразительные творческие и личные отношения Ивана Алексеевича Бунина и его жены Веры Николаевны с Галиной Кузнецовой и Маргаритой Степун беспрерывно перемалываются в самых разных изданиях. После выхода фильма «Дневник его жены» к этому подключились все кому не лень. Под микроскопом рассматривается все, что было связано с личной драмой писателя и его близких. Серьезным исследователям, конечно, можно махнуть на это все рукой и погрузиться в очередное бездонное плавание по прозе и письмам одного из самых талантливых людей, когда-либо рождавшихся на русской земле. Кстати, как раз в эти дни отмечается 145 лет со дня рождения этого писателя и поэта, яростного публициста.

Однако есть и другая дорога. Фундаментальная публикация источников, так или иначе помогающих пролить свет на жизнь Бунина и приблизиться к ответу на загадки истоков его необыкновенной прозы.

«Конечно, в конце концов, его архив должен быть в России», – писала Вера Николаевна о наследии мужа Галине Кузнецовой, доставившей ей столько горя и столько счастливых минут. Писала в 1956-м, уже после смерти Бунина. Однако получилось так, что материалы великого писателя и его близких оказались разбросанными по разным странам – Франции, Англии, Германии, России.

Большое количество переписки Веры Николаевны, Галины Кузнецовой и Маргариты Степун хранится в Историческом архиве Института Восточной Европы при Бременском университете. Попали туда эти письма с помощью диссидента и летописца самиздата Габриэля Суперфина. Он после всех ссылок и лагерей оказался в Германии, познакомился с одним из распорядителей архива Кузнецовой Василием Франком и после его смерти сумел организовать передачу бесценных бумаг в Бремен.

Теперь они поступят в полное распоряжение всех, кого так или иначе интересует судьба жизни и наследия первого русского нобелевского лауреата по литературе. Московское издательство «Русский путь» выпустило в свет третий том своей серии «Бунин. Новые материалы».

Материалы для книги взяты не только из Бремена. Один из составителей, ангел-хранитель архива Бунина в университете Лидса Ричард Дэвис также предоставил материалы из своего собрания. Некоторые письма публикуются по фотокопиям из Отдела рукописей Российской государственной библиотеки.

Итак, источники, выверенные Дэвисом и составителем тома, автором предисловия Евгением Пономаревым самым тщательным образом, с массой комментариев. Словом, по гамбургскому счету. Тем более что в конце книги приложен краткий, но очень важный биографический словарь «Круг общения семьи Буниных: Материалы к Бунинской энциклопедии». Научную редакцию осуществил Олег Коростелев.

И.А. Бунин.
Новые материалы. Вып. III.
«…Когда переписываются
близкие люди».
Письма И.А. Бунина,
В.Н. Буниной, Л.Ф. Зурова
к Г.Н. Кузнецовой и
М.А. Степун. 1934–1961.
– М.: Русский путь, 2014.
– 714 с.

Основной автор писем – Вера Николаевна. И перед читателями разворачивается целое полотно жизни русского зарубежья почти за 30 лет. Здесь и полные тревоги строки, написанные во время последних месяцев жизни Бунина, и описание его состояния после операции, и время после. Подготовка изданий, вечеров памяти великого мастера прозы, переписка с советским посольством. Нелишне напомнить, что она получала от СССР небольшую пенсию и очень радовалась письмам советских литературоведов.

Главным для нее оставалась публикация бунинского наследия. Буквально по частям ею была собрана книга, которую Иван Алексеевич так и не успел дописать, – «О Чехове». Работала над биографией мужа и в конце концов опубликовала «Жизнь с Буниным».

Человеком Вера Николаевна была поразительно добрым. Она все время о ком-то беспокоилась, пыталась помочь, хлопотала. Очень беспокоилась о Леониде Зурове, долгие годы жившем в ее семье и доставившем ей столько горьких минут. Письма наполнены тревогой за здоровье знакомых и близких, она беспрерывно интересуется результатами обследований, хлопочет о лекарствах в полуголодные послевоенные годы. Другие герои ее писем – Елена Жирова и ее дочь Ольга – бесприютные скиталицы, также жившие в семье Буниных.

Поражает душевная щедрость этой необыкновенной женщины и ее отношение к той, которая сломала на долгие годы ее жизнь.

«Дорогая Галя.

Спасибо за письмо, за газету и за листочек…

Наши письма встретились опять в дороге… Я именно поехала одна на кладбище и в одиночестве провела там полдня. Сидела и на нашей скамейке, обошла все дружеские могилы. День был именно такой, какой любил Ян, с безоблачным небом, с тишиной, что бывает особенно пронзительно осенью…» Эти доверительные строки направлены Галине Кузнецовой.

«Я же никуда не поеду, решила отдыхать дома. У меня хуже всего нервы, и надо пожить без всякого напряжения, а это можно только дома или при большом комфорте в первоклассном отеле, на что не имею средств. Мне необходим полный отдых от напряжения, пожить по своей воле, ни с кем не считаясь», – писала Вера Николаевна. Но реализовать ей это пожелание так и не получилось, как и не получилось передать весь бесценный архив своего великого мужа в Россию.

Комментарии для элемента не найдены.

Как Париж стал городом любви для русских писателей. История вторая. Иван Бунин и Галина Кузнецова — Статьи — Литература

Как Париж стал городом любви для русских писателей. История вторая. Иван Бунин и Галина Кузнецова

Обоих захватило страстное чувство. Не остановило их влечение друг к другу и то, что оба к тому времени состояли в браке: Бунин был женат на Вере Николаевной Муромцевой, а Галина была замужем за юристом Дмитрием Петровым, белым офицером, вместе с которым после длительного путешествия прибыла в Грасс. Отношения с ним у Галины не складывались, она упрекала супруга за «слабость характера», жили очень бедно. Она занималась переводами и писала, а Дмитрий не был востребован как юрист, отчего трудился таксистом и души не чаял в любимой жене. Однако этого оказалось недостаточно. Влюбленная в Ивана Алексеевича, Галина чаще стала задерживаться, возвращаясь домой все позже. Наконец, Дмитрий не выдержал и предложил жене раз и навсегда сделать выбор. Выбор оказался не в его пользу. За расставанием последовал скандал. Брошенный супруг намеревался даже убить Бунина, но, в конце концов, уехал из Франции навсегда. 

 

Началась страстная пора в жизни влюбленных. Они встречались в небольшой съемной квартирке с зелёным шёлком на стенах и окном на садовую ограду Тюильри в Париже, куда Бунин часто приезжал из Грасса. Вера Николаевна, конечно же, знала о любовных похождениях супруга, жаловалась на него всем знакомым, между ними даже случилось бурное выяснение отношений, после которых писатель уехал в Париж. Влюбленные продолжали встречаться: на вокзалах, в кафе, в Булонском лесу, театре, концертных залах. В Париже Бунин становился совсем другим. Охваченный как огнем, чувствами к своей пассии, Иван Алексеевич спешил радовать ее походами в кафе и рестораны. В Париже он молодел, растрачивал себя, путал день с ночью и делал именно то, что кажется в Париже таким естественным — любил.

Но их встречи были омрачены неизбежным расставанием, ведь писатель каждый раз возвращался домой в Грасс, к своей жене, которую и не думал бросать, к спокойной жизни, строгому писательскому режиму. Так продолжалось год. Не найдя лучшего решения, Бунин пригласил Галину жить вместе с ним и его женой в Грасс, а обескураженную Веру Николаевну поставил перед фактом. Последняя, искренне любя супруга и не мысля жизни без него, согласилась на это унизительное условие и приняла соперницу в свой дом в качестве «ученицы и приемной дочери» писателя.

 

Этот период был нелегким для всех. Все трое вели дневники, куда в весьма сдержанной манере записывали нюансы их общего быта. В отличие от дневников своих жен, Бунин не имел обыкновения записывать заметки ни об одной из них, тогда, как женщины изредка, но красноречиво жаловались то на безденежье, то на невозможность создать в доме уютную атмосферу. Кроме больших финансовых трудностей, они ежедневно испытывали всеобщее эмоциональное давление. Почти всё их окружение довольно неодобрительно относилось к создавшейся ситуации и ко всем участникам любовного треугольника. Бунину было на это все решительно наплевать, а дамам эти насмешки доставляли большие неприятности. Больше всего доставалось, как ни странно, Вере Николаевне за то, что она этой безнравственности так и не воспрепятствовала.

 

Ситуация становилась все более обременительной и в виду того, что Ивану Алексеевичу будучи дважды номинированному на Нобелевскую премию так и не удавалось заполучить долгожданную награду. Галина, уже давно освободившаяся от «магнетизма» глаз любимого с каждым днем осознавала свое незавидное положение и откровенно страдала от понимания того, что Иван Алексеевич никогда не бросит жену. Положение дел несколько выправилась, когда писателю, наконец, удалось стать нобелевским лауреатом в 1933 году. Щедрое денежное вознаграждение, конечно же, позитивно сказалось на общем настроении. Но это было лишь временной анестезией. Хирургическое же вмешательство для удаления тотальной зависимости от Бунина с Галиной случилось во время путешествия из Швеции во Францию, когда они остановились в доме друга Бунина — писателя Федора Степуна. Там Галина неожиданно заболевает и остается до выздоровления. Бунин с женой уехали без нее.


На вилле в Грассе: Кузнецова стоит, слева направо: Маргарита Степун, Иван Бунин, Вера Муромцева-Бунина

Именно в то время и случилось долгожданное освобождение и более того, новая, совершенно невероятная любовь Галины к сестре Федора — Маргарите Степун, которая последовала за любимой в Грасс после ее отъезда.  Говорить о том, что Бунин был в недоумении не нужно. С каждым днем расстояние между Галиной и ним становилось все большее, пока, наконец, он не понял, что эта привязанность у Галины к Марге отнюдь не простая.  Эта наконец разрешившаяся ситуация была совершенно невыносима для него, ведь он, знаток женских сердец, оказался лицом к лицу к явлению абсолютно ему непонятному. Говорить о том, что он был попросту взбешен не нужно. Ведь он потерял свою любовь и музу, да еще таким унизительным для него образом! Он так и не смог простить Кузнецову: «Главное — тяжкое чувство обиды, подлого оскорбления… Собственно, уже два года болен душевно — душевно больной».

 

Иван Бунин: Пленник тёмных аллей

Иван Бунин считался признанным знатоком женщин. Так, как он воспел любовь в своём цикле рассказов «тёмные аллеи», не удавалось сделать ещё никому из русских писателей. Именно там, в аллеях маленького французского городка Грасс, ему по иронии судьбы было суждено встретить свою последнюю любовь. Встретить, чтобы вскоре потерять навсегда…

Текст: Наталья Туровская

Осенью 1933 года в Стокгольме Нобелевскую премию по литературе вручали русскому писателю Ивану Алексеевичу Бунину, жившему в эмиграции в Париже. На торжественном приёме по случаю этого события было по традиции шумно и весело. Искрилось в хрустальных бокалах французское шампанское, радовали глаз декольтированные туалеты дам. Виновник торжества произнёс речь: «Ваше Высочество, милостивые государыни, милостивые государи. Девятого ноября, в далёкой дали, в старинном провансальском городе, в бедном деревенском доме телефон известил меня о решении Шведской академии. Я был бы неискренен, если бы сказал, как говорят в подобных случаях, что это было наиболее сильное впечатление во всей моей жизни… Однако твердо могу сказать я и то, что из всех радостей моей писательской жизни это маленькое чудо современной техники, этот телефонный звонок из Стокгольма в Грасс дал мне как писателю наиболее полное удовлетворение…»

Рядом с Буниным стояли две женщины. Одна, Вера Николаевна Муромцева, рано поседевшая, была одета скромно и то и дело рассеянно улыбалась. Вторая, Галина Николаевна Кузнецова, молодая девушка с причёской на прямой пробор и удивительными серыми глазами, с восхищением ловила каждое слово лауреата. «Кто это? — шушукалась публика. — Ведь, кажется, у господина Бунина нет дочери?» — «Та, что постарше, его жена, — угодливо просвещали любопытных сплетники из русских эмигрантов. — А другая — наверное, та, что «даёт ему как писателю наиболее полное удовлетворение»… Представьте, они так и живут — втроём…»

Увы, это было почти правдой.

Последняя любовь

В феврале 1920 года Иван Алексеевич Бунин вместе с женой Верой Николаевной эмигрировал во Францию. Здесь он напишет свои лучшие произведения, несмотря на то, что жили они очень скромно, а иногда и в откровенной нужде. Единственной отдушиной для писателя были воскресные поездки к морю.

Тёплым августовским днём 1926 года, во время прогулки по пляжу в уютном курортном городке Грасс, произошла встреча, изменившая всю его дальнейшую жизнь. Подходя к террасе летнего кафе на набережной, Бунин заметил писателя Михаила Гофмана в компании молодого офицера и дамы в лёгком белом платье. При беглом взгляде на эту женщину Иван Алексеевич поразился её смелости и непосредственности: было жарко, и незнакомка непринужденно сняла босоножки, водя голой ножкой по кафельному полу веранды. «О, Иван Алексеевич, какой приятный сюрприз! — обрадованно подскочил к нему Гофман. — Мы как раз говорили о вас! Познакомьтесь с моими друзьями — Дмитрий Петров и его супруга Галина». Бунин перебросился несколькими ничего не значащими вежливыми фразами с офицером, но уже не мог оторвать глаз от удивительной молодой женщины. «Можете звать меня просто Галя, — с милой застенчивой улыбкой сказала она. — Вы ведь мой кумир, я знаю наизусть почти все ваши стихи!» Почувствовала ли уже тогда смутную тревогу жена Бунина, разглядывая эту «милую девочку»? Неизвестно. Известно другое: в тот вечер в Париж Иван Алексеевич вернулся совершенно иным человеком — он влюбился не на шутку. На момент знакомства ему было пятьдесят шесть лет, а Галине Кузнецовой — именно своей девичьей фамилией подписывала стихи начинающая поэтесса — на каких-то тридцать лет меньше.

О, как на склоне наших лет
Нежней мы любим и суеверней…
Сияй, сияй, прощальный свет
Любви последней, зари вечерней!

Фёдор Тютчев

Уже на следующий день Бунин отыскал телефон Кузнецовой, и они до ночи гуляли по Парижу, не в силах наговориться. На эту необычную пару нельзя было не обратить внимания: он — в элегантном белом костюме и шляпе, стройный, сухощавый, она — маленькая, тоненькая, с глазами цвета пепла и прической на прямой пробор в стиле рафаэлевских мадонн. Почти целый год влюблённые тайно встречались в Париже в маленькой «гарсоньерке» в Пасси, которую сняла Галина. Практически сразу после того памятного уик-энда в Грассе она ушла из семьи. «Дима-муж», как она называла его в дневнике, никак не мог понять причину её внезапного ухода, а когда она всё честно объяснила, долго не мог поверить. «Ты променяла меня на этого старика? Невозможно! Немыслимо!» Но это было правдой. Дмитрий стал напиваться до беспамятства, устраивал жене страшные скандалы и угрожал застрелить счастливого соперника. Галина плакала, переживала, но в своём решении была тверда: «Я хочу быть с этим человеком». Первое время после её ухода обманутый муж ещё надеялся, что она вернётся. Он оставлял на пороге квартиры в Пасси огромные букеты роз и конверты с деньгами, умоляя одуматься. Галя ничего не принимала. Постепенно блестящий офицер спился, и,чтобы не пропасть с голоду, стал водителем такси, а вскоре окончательно затерялся среди русских эмигрантов в Париже…

Меж двух женщин

А что же Вера Николаевна? Конечно, она догадывалась о двойной жизни мужа, но предпочитала закрывать на это глаза. Когда Париж им стал совсем не по карману, 0 они были вынуждены перебраться в Грасс, где сняли старую виллу «Бельведер». Бунин поставил жену перед фактом: «Я хочу чтобы Галя поехала с нами». Вера Николаевна стоически перенесла и это. Всем знакомым она объяснила, что принимает в своём доме госпожу Кузнецову в качестве «литературной ученицы» мужа и своей «приёмной дочери».

Это известие мгновенно распространилось в русских кругах и произвело эффект разорвавшейся бомбы. Мужчины откровенно завидовали Бунину, женщины — открыто смеялись над Верой Николаевной. И только Иван Алексеевич и Галина ничего не замечали, наслаждаясь своим счастьем. Такая странная «жизнь втроём» продолжалась почти семь лет. До конца своих дней Бунин будет называть это время самым прекраснейшим в своей жизни. За этот период писатель, будто сбросивший лет двадцать, напишет удивительно проникновенные рассказы о любви. Он будет хлопотать и об издании сборника стихов Гали. Основное время после работы над очередной рукописью они проводят только вдвоём: то гуляя по набережной, то коротая время в модном в то время синематографе, то распивая дорогое шампанское в одном из уютных грасских кафе. И это в то время, когда в доме уже экономили продукты, а Вера Николаевна была вынуждена подолгу торговаться с рыбаками, покупая мелкую свежую рыбу к обеду… Но и это ещё не всё. Пикантность ситуации была в том, что её спальня находилась между комнатами Бунина и Гали. Нетрудно себе представить, что могла испытывать Вера Николаевна, когда Ян, так она всегда называла мужа, крался мимо её дверей по предательски скрипящему паркету в комнату Кузнецовой. Красноречивы её дневниковые записи, приходящиеся на канун 1933 года: «Мы так бедны, как, я думаю, очень мало кто из наших знакомых. У меня всего 2 рубашки, наволочки все штопаны, простыней всего 8, а крепких только 2, остальные в заплатах. Ян не может купить себе тёплого белья. Я большей частью хожу в Галиных вещах». Увы, никто из участников этой истории тогда не знал, что до прихода настоящей беды оставались считаные дни.

Трагедия на вилле «Бельведер»

Всё началось с приездом в гости Фёдора Степуна — философа, критика, писателя, отчаянного спорщика, близко знавшего таких великих писателей своей эпохи, как Александр Блок и Андрей Белый. Он был необычайно интересным рассказчиком, и под обаяние гостя быстро попали все обитатели виллы. 24 декабря 1933 года Вера Николаевна записала в дневнике: «Ян с Ф.А. (Степуном) перешли на «ты». У них живёт его сестра Марга. Странная большая девица — певица. Хорошо хохочет». Сестра Степуна — Маргарита Августовна — была неординарной личностью. Она родилась в 1895 году в семье главного директора известных на всю Россию писчебумажных фабрик. Её отец был выходцем из Восточной Пруссии, а мать принадлежала к древнему шведско-финскому роду Аргеландеров. Марга, как звали её близкие друзья, получила блестящее образование и от природы обладала великолепным контральто. Она много гастролировала по миру, прославившись блестящим исполнением Шумана, Сен-Санса и Чайковского. Высокая эффектная брюнетка неизменно притягивала жадные взгляды мужчин, но… у неё была страшная тайна: она отличалась нетрадиционной сексуальной ориентацией, что для начала прошлого века было ещё редкостью и «позором». Из воспоминаний современницы Бунина писательницы Ирины Одоевцевой становится ясно, что Кузнецова сразу же пала жертвой «неприличных чар» Маргариты Степун: «Галина влюбилась страшно — бедная Галина. Выпьет рюмочку — слеза катится: «Разве мы, женщины, властны над своей судьбой?» Степун властная была, и Галина не могла устоять». Все в доме заметили их странную «дружбу», и только Бунин до последнего оставался в неведении. Он плодотворно работал и первое время не придавал значения тому, что Галя всё чаще грустна и задумчива, избегает его на прогулках, а по ночам не отпирает свою дверь, ссылаясь на головную боль. Вот как деликатно пытается описать происшедший всё же скандал Вера Николаевна в дневнике 11 июля 1934 года: «В доме у нас нехорошо. Галя, того гляди, улетит. Её обожание Марги какое-то странное. Если бы у Яна была выдержка, то он это время не стал бы даже с Галей разговаривать. А он не может скрыть обиды, удивления и потому выходят у них неприятные разговоры, во время которых они, как это бывает, говорят друг другу лишнее». Лишнее — это мягко сказано. Прозревший Бунин рвал и метал. Он то умолял Кузнецову одуматься, то проклинал и ругался как сапожник. А главное — он никак не мог понять «такую» измену: когда женщина уходит к другому мужчине — это неприятно, но нормально. А вот когда она уходит к другой женщине — этого Бунин не мог представить даже в страшном сне. В октябре Кузнецова уехала вместе с Маргой в Германию. «Галя, наконец, уехала, — запишет Вера Николаевна. — В доме стало пустыннее, но легче. Она томилась здешней жизнью, устала от однообразия, от того, что не писала. Ян очень утомлен. Вид скверный. Грустен. Главное, не знает, чего он хочет. Живёт возбуждением и очень от этого страдает».

Мне крикнуть хотелось вослед:
«Воротись, я сроднился с тобой!»
Но для женщины прошлого нет:
Разлюбила — и стал ей чужой.

Иван Бунин

Почти до 1938 года Бунин не мог оправиться от предательства Кузнецовой. Он пребывал в жесточайшей депрессии. «Что вышло из Галины? — то и дело спрашивал он жену. — Какая тупость, какое бездушие, какая бессмысленная жизнь!» Он стал много пить и даже покушался на самоубийство. Но постепенно их жизнь вошла в привычную колею. Вот только место Галины в сердце Бунина так больше никто и не занял. Когда к власти в Германии пришли нацисты, Галина Кузнецова написала семье Буниных отчаянное письмо с просьбой приютить их с Маргой, иначе им может грозить смерть в застенках гестапо. Бунин поморщился, прочтя письмо, и сухо сказал Вере Николаевне: «Чёрт с ними, пусть приезжают!» На возврат былых чувств он уже не надеялся…

…Шёл по набережной, вдруг остановился. Да к чему же вся эта непрерывная, двухлетняя мука? Всё равно ничему не поможешь! К чёрту, распрямись, забудь и не думай! А как не думать? Всё боль, нежность. Особенно, когда слушаешь радио, что-нибудь прекрасное…

Из дневника Ивана Бунина

Кузнецова прожила с Маргой до конца своих дней. В 1949 году они эмигрировали в США, где работали в русском отделе ООН. Бунину после расставания со своей последней возлюблённой было суждено прожить ещё долгих 19 лет и скончаться на руках у преданной Веры Николаевны. Из её дневника: «Ян третьего дня сказал, что не знает, как переживет, если я умру раньше него. Господи, как странна человеческая душа!» Действительно — неисповедимы пути настоящей любви, но счастлив тот, кто хотя бы единожды её испытал.

«Только бы ему было сладостно на душе». Как жена Бунина терпела его измены

13 октября 1881 года родилась Вера Муромцева, вторая жена Ивана Бунина. В ее день рождения SPB.AIF.RU вспоминает, чем она была готова пожертвовать ради счастья писателя.

Высокая голубоглазая московская красавица, гладко причёсанная блондинка с узлом волос, сползающих на шею – так описывал Веру писатель Валентин Катаев. Племянница председателя Первой Государственной Думы, по воспоминаниям современников, была необычайно хороша собой. Одни отмечали ее леонардовские глаза, другие говорили о сходстве с Мадонной. Сам Бунин писал о ней: «Я влюбился в этот профиль камеи».

Юная дева из интеллигентной профессорской среды вошла в историю как муза известного писателя, удостоившегося Нобелевской премии по литературе. Она не боялась осуждения со стороны общества, живя долгие годы с Иваном Алексеевичем в гражданском браке, терпела многочисленные увлечения писателя и приняла ситуацию, когда 56-летний Бунин увлекся 26-летней поэтессой Галиной Кузнецовой.

В день рождения Веры Муромцевой SPB.AIF.RU вспоминает, каким было семейное счастье жены писателя, отмеченного Нобелевским комитетом за «строгое мастерство, с которым он развивал традиции русской классической прозы».

Встреча с судьбой

«Когда близкие люди говорили мне, что я жертвую собой, решаясь жить с ним вне брака, я очень удивлялась», — вспоминала в своих мемуарах Вера Николаевна.

До встречи с ней Бунин уже был женат. Его брак с Анной Цакни счастливым нельзя было назвать. Он отмечал холодность с ее стороны, и когда их единственный сын умер в 5-летнем возрасте, моментов, связывающих супругов, почти не осталось. Они разошлись.

В тихой красавице Вере он смог найти то, что ему так не хватало – трепетное сердце, ранимую душу и безграничное самопожертвование. Девушка из старой дворянской профессорской семьи не побоялась бросить вызов обществу, и, несмотря на осуждение со стороны родных, поехала вдвоем с Буниным в длительное путешествие. Это произошло в апреле 1907 года. Тогда Бунину было 37 лет, а ей – 25. Их отношения еще долгие годы оставались неоформленными. Лишь в 1922 году они обвенчались во Франции.

А тогда, в 1907 году, их отношения только начинались. Впереди их ждали новые страны — Сирия, Греция, Турция, Италия, Швейцария, Германия – и новые романы. Как писал Андрей Седых, литературный секретарь Бунина, Иван Алексеевич «любил видеть около себя молодых, талантливых женщин, ухаживал за ними, флиртовал, и эта потребность с годами только усиливалась». При этом, по воспоминаниям друга семьи, «жену Веру Николаевну он любил настоящей, даже какой-то суеверной любовью… ни на кого Веру Николаевну он не променял бы». Расставаться с ней Бунин не стал и когда на его жизненном пути появилась молодая поэтесса.

Портрет Ивана Бунина работы Леонарда Туржанского

«Пусть любит Галину …»

Встреча, изменившая уклад жизни писателя, проживавшего в небольшом городке на юге Франции, произошла в конце двадцатых годов. Знакомство Бунина с 26-летней Галиной Кузнецовой, женой белого офицера, произошло на пляже в Грассе. Восторженный взгляд юной девы заставил биться сильнее сердце 56-летнего мужчины. Девушка была готова на многое ради внимания своего кумира. Она заявила супругу, что влюблена, и что покидает его. Бунин же уходить от своей Веры не стал. Первое время он разрывался между Грассом и Парижем, где жила Галина. Но потом принял решение, удобное лишь ему одному, но с которым смирились его жена и любовница. Он перевез на свою виллу Галину, поставив Веру Николаевну перед фактом, что теперь молодая поэтесса будет жить с ним то ли на правах ученицы, то ли секретаря.

Портрет Ивана Бунина работы Леонарда Туржанского Фото: Commons.wikimedia.org
«Пусть любит Галину… только бы от этой любви ему было сладостно на душе…» —оставила в своем дневнике запись Вера.

Многие знакомые с недоумением смотрели на этот любовный треугольник. Даже в 1933 году, когда Ивану Бунину вручали Нобелевскую премию, рядом с ним были две женщины.

О том, как жили женщины в такой обстановке, можно судить по дневникам, которые они вели. В одних записях Вера Николаевна жаловалась, что денег очень мало и, что она даже вынуждена ходить в вещах Галины. В других Кузнецова описывала, как они ездили вместе с Буниным в Канны и забавлялись, якобы подыскивая себе виллы.

«С каким наслаждением карабкались мы по каким-то отвесным тропинкам, заглядывали в ворота чужих вилл, обходили их кругом и даже забрались в одну, запертую, необитаемую, с неубранным садом, где плавали в бассейне покинутые золотые рыбки и свешивались с перил крыльца бледные ноябрьские розы. Потом, стоя на высоте, смотрели на закат с небывалыми переходами тонов… Какая красота, какое томление…» — писала она в «Грасском дневнике».

«Галя наконец уехала»

Шли годы, но ситуация не становилась проще. Напротив, в истории появились новые действующие лица — молодой литератор Леонид Зуров и оперная певица Маргарита Степун, сестра писателя Федора Степуна. Теперь уже Ивану Алексеевичу пришлось принять правду — боготворившие его женщины имеют связи на стороне.

О «милом Ленечке», гостившем на вилле Буниных, с нежностью стала заботиться его официальная жена. А Маргаритой оказалась очарована его «ученица» Галина.

Вначале Степун даже жила вместе с четой Буниных, но постоянные конфликты сделали ее пребывание на вилле невозможным. Вместе с Галиной Марго уехала в Германию.

«Галя наконец уехала. В доме стало пустыннее, но легче», — написала Вера в дневнике. Бунин перевез на свою виллу Галину, поставив Веру Николаевну перед фактом, что теперь молодая поэтесса будет жить с ними. Фото: Commons.wikimedia.org
Бунин умер в ноябре 1953 года в Париже. Его жена пережила его на восемь лет. Вера Николаевна Муромцева-Бунина была похоронена в одной могиле с мужем на парижском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

Великие истории любви… — О ЛЮБВИ И ЖИЗНИ — LiveJournal

Иван Бунин и Галина Кузнецова…

Писатель, сумевший вывести формулу идеальной женщины, конечно, должен быть истинным ценителем женской красоты. «Черные, кипящие смолой глаза… черные, как ночь, ресницы, нежно играющий румянец, тонкий стан, длиннее обыкновенного руки, — понимаешь, длиннее обыкновенного! — маленькая ножка, в меру большая грудь, правильно округленная икра, колена цвета раковины, покатые плечи» — Иван Бунин, как завзятый Пигмалион, всю жизнь искал Галатею, из которой можно вылепить свой идеал. Он нашел ее уже на склоне лет.



Иван Бунин

Любовь писателя и Галины Кузнецовой, которая была моложе его на тридцать лет, стала настоящим вызовом обществу, тем более что образовался такой пикантный любовный треугольник: муж, его стареющая жена и новая пассия. «Представьте, они так и живут — втроем», — судачили окружающие. Но это был тот случай, когда мнение других меньше всего интересовало влюбленных. Все границы были стерты мощным наплывом чувств. «В нем есть какая-то волшебная сила», — писала Галина о Бунине в своем дневнике, признавая, что этой силе невозможно противостоять.

Женщины гения

«Истинная любовь не выбирает» — так Бунин раз и навсегда определил свое отношение к главной из «человеческих страстей». Ему, писателю и поэту, «певцу любви», требовалась постоянная подпитка чувств, поэтому в каждый новый роман он бросался с головой, словно в омут.

О женщинах Бунина можно писать целые тома. В истории остались самые значимые романы писателя, о которых стало известно благодаря письмам и дневникам. Сам же Бунин не имел привычки хвастаться своими победами на любовном фронте. Между тем его первая продолжительная связь началась, когда Бунину было всего 19 лет. С избранницей Варварой Пащенко он познакомился в газете «Орловский вестник», где работал корреспондентом. Родители девушки категорически воспротивились женитьбе, поэтому влюбленные жили, что называется, «гражданским браком». Однако спустя время Варвара влюбилась в друга Бунина и вышла за него замуж.

Через несколько лет Бунин женится на Анне Цакни. Но брак оказался коротким и несчастливым. Их с Анной единственный сын умер в пятилетнем возрасте. Кроме сына, супругов ничего не связывало, Бунин много раз жаловался на холодность со стороны жены: «Сколько раз я раскрывал ей душу, полную самой хорошей нежности, — ничего не чувствует, кол какой-то».

Иван Бунин и Вера Муромцева


После расставания с Цакни Бунин встретил ту женщину, с которой ему суждено было прожить до самой смерти. Веру Муромцеву, выросшую в дворянской, профессорской семье, друзья называли «прирожденной женой писателя». Высокая «с лицом камеи» блондинка приглянулась Бунину на одном из литературных вечеров. Они тайно начали встречаться. Повторилась давняя история — родители Веры выступили против ее романа, и девушка согласилась жить с Буниным «гражданским браком», без венчания. «Я придумал, нужно заняться переводами, тогда будет приятно вместе и жить, и путешествовать, — у каждого свое дело, и нам не будет скучно…» — такой Бунин видел их совместную жизнь, и Вера безропотно согласилась оставить родных, учебу, увлечения ради любимого. Следующие годы она занята лишь тем, что следит за домом и всеми силами обеспечивает комфорт и уют своему гению. Несмотря на бытовые трудности и тяжелые условия «кочевой жизни», супруги вполне счастливы. Но это безмятежное счастье, увы, уходит от них в Грассе, небольшом городке на юге Франции, где Бунин встречает свою последнюю страстную любовь — Галину Кузнецову.

Встреча с кумиром

Галина Кузнецова родилась в стародворянской семье, получила классическое образование в Киевской женской гимназии. Она довольно рано вышла замуж за юриста, белого офицера, и вместе с мужем уехала в Константинополь. Позже супруги перебрались в Прагу, а потом — во Францию.

Отношения с мужем не складывались, Галина пеняла ему на «слабость характера». Жили очень бедно. Чтобы как-то отвлечься от грустных мыслей, Галина начала писать стихи и прозу. Ее печатают в литературных журналах, критики дают благосклонные оценки. Галина постепенно входит в литературный круг и заводит новые, полезные знакомства. Одно из таких знакомств оказалось поистине судьбоносным. Филолог, поэт Модест Гофман познакомил начинающую поэтессу с Иваном Буниным. Произошло это в Грассе, на пляже, где Бунин делал традиционный заплыв. Писатель был очарован прекрасной незнакомкой, а она оказалась совершенно не в силах сопротивляться его магнетизму. «Вы мой кумир», — призналась Галина в тот вечер. Вернувшись из Грасса, она тотчас объявила мужу, что уходит от него. После бурного скандала, во время которого муж плакал и клялся убить соперника, Галина стала свободной женщиной. С этого момента начинается ее длинный и страстный роман с великим писателем.


Галина Кузнецова
Под одной крышей

Почти год влюбленные встречались в маленькой съемной квартирке в Париже. Бунин разрывался между Парижем и Грассом, женой и новой возлюбленной. Конечно, Вера догадывалась о страсти мужа. Знакомая поэтесса рассказывала, что Вера «сходила с ума и жаловалась всем знакомым на измену Ивана Алексеевича». У супругов даже состоялось бурное выяснение отношений, после которого Бунин уехал в Париж. Но разводиться с женой писатель не собирался, он не хотел лишаться налаженного быта, да и за годы жизни жена стала ему родным человеком. «Любить Веру? Как это? Это все равно что любить свою руку или ногу…» — однажды с удивлением сказал Бунин. В свою очередь Вера не могла уйти от своего обожаемого гения. «Я его люблю. И ничего не могу с этим поделать», — отвечала она на расспросы знакомых.




Галина Николаевна Кузнецова. В.Н. Бунина надписала: «У Гали 10 дек. 1931 г.»
 Фото предоставлено М.Золотаревым
Галина тоже страдала, ожидая очередного свидания с любимым, не зная, придет он в этот раз или нет. Кончилось все тем, что Бунин поставил жену перед фактом: Галина будет жить с ними в качестве секретаря, ученицы и приемной дочери. Вере ничего не оставалось, кроме как согласиться и закрыть глаза на отношения «учителя» и «ученицы».

Виктор Борисов-Мусатов «Прогулка при закате»

«Пусть любит Галину… только бы от этой любви ему было сладостно на душе…» — писала Вера в своем дневнике. Настолько жертвенной была ее любовь, что она согласилась терпеть рядом присутствие пассии мужа. Галине тоже приходилось несладко, но она пыталась поддерживать хрупкое равновесие в доме, надеясь на то, что со временем Бунин все же сделает выбор в ее пользу. Эта не совсем типичная история отношений затянулась на пятнадцать лет. Что творилось на душе у всех участников «любовного треугольника» все эти годы, остается только догадываться. В своих дневниках все трое делают осторожные записи, ни одного лишнего слова. Впрочем, иногда, нет-нет да и промелькнут какие-то странные подробности «совместной жизни». Например, Вера в записях жаловалась на бедность, говорила о том, что у нее всего две рубашки и она часто ходит «в Галиных вещах». У Галины же в «Грасском дневнике» периодически прорывается сдерживаемое недовольство: «приходится считаться с характером И.А., а она за все двадцать лет жизни рядом не может примириться с ним», — пишет она про Веру.

Запутанные связи

Со временем «треугольник» превратился в «квадрат». На вилле поселился литератор Леонид Зуров, которого Вера принялась усиленно опекать. Опека вылилась в преданную влюбленность Зурова в Веру, о чем Бунин, само собой, знал. Обстановка в доме накалилась до предела. «Я не знаю, как держаться, чтоб были хорошие отношения в доме», — пишет Галина в своем дневнике.



Иван Бунин, Леонид Зуров, Галина Кузнецова
Солнечный удар

Если первое время Галина словно была заколдована Буниным, то напряженные годы в «любовном треугольнике» помогают ей сбросить эти чары. Она наконец осмеливается признаться самой себе в том, что Бунин никогда не уйдет от жены. С этого момента она начала думать о будущем: «Нельзя же, правда, жить так без самостоятельности, как бы в «полудетях»». Жить на положении то ли секретаря, то ли ученицы, ловить на себе косые взгляды, преданно смотреть в глаза гению, отказываясь от собственных амбиций, — нет, не об этом она мечтала! В отличие от Веры Галина более решительна. К тому же она поняла, что ей больше не нравится вести затворническую жизнь, на которой настаивал Бунин. Такой образ жизни подпитывал писателя, но полностью лишал сил саму Галину. А тут еще подоспела Нобелевская премия, получать которую Бунин отправился вместе с обеими «женами».

Наверное, именно в тот момент Галина осознала, как грустно оставаться в тени великого писателя. Сколько сил ушло на перепечатку рукописей, литературные дискуссии, а в итоге, она даже не может претендовать на роль музы гения. Ведь «официальной музой» всегда будет Вера как жена писателя. После вручения премии, на пути из Швеции во Францию, чета Буниных вместе с Галиной останавливается погостить у писателя Федора Степуна. Там Галина заболела, и Бунины уехали домой, оставив молодую женщину на попечение писателя. Вдали от Бунина Галина окончательно освободилась от своей страсти к нему. Более того, в ее жизни наступает новый период. Она неожиданно влюбилась в сестру Степуна, оперную певицу Маргариту Степун. Когда она возвращается в Грасс, Маргарита следует за ней.




Иван Бунин. Портрет работы художника Леонида Туржанского

Счастье после разрыва

Судя по всему, переболев тяжелой любовью к Бунину, Галина не хотела и не могла влюбляться в мужчин. Какое-то время они с Маргой, как называли Маргариту Степун, живут в Грассе вместе с супругами Буниными. Но ссоры с Буниным в конце концов приводят к тому, что Галина начинает паковать чемоданы. Вместе с Маргаритой она уезжает в Германию. «Галя наконец уехала. В доме стало пустыннее, но легче», — с облегчением запишет Вера в дневнике.

Бунин, с одной стороны, очень переживал разрыв с Галиной. С другой — быстро смирился с потерей, как всегда, переключившись на творчество. После расставания со своим «последним романтическим призом» он написал знаменитый цикл рассказов «Темные аллеи». «Знаете, на свете так мало счастливых встреч», — скажет он в одном из рассказов. Зато, кажется, есть счастливые расставания. Во всяком случае, Вера до конца жизни была рядом с любимым мужем и больше его ни с кем не делила. Галина же нашла свое счастье с Маргой.

«До конца жизни своей Степун ее держала в лапках… они поступили на службу и жили довольно прилично… все было хорошо», — писала близкая подруга семьи. Любовь-зависимость осталась в прошлом. А Галина все же вошла в историю как муза великого писателя. По мотивам ее «Грасского дневника» сняли известный фильм «Дневник его жены», благодаря которому имя Галины Кузнецовой навсегда осталось связанным с именем Ивана Бунина.



Могила И.А. Бунина на кладбище Сен-Женевьев-де-Буа
Фото предоставлено М.Золотаревым

Источник Фото: East News, Legion-Media.ru, ИТАР-ТАСС

в Мюнхене говорили о роли Галины Кузнецовой в жизни Ивана Бунина

Литературно-музыкальный вечер, организованный 16-го марта Центром «Мир» в мюнхенской Зайдлвилле, был посвящен поэтессе Галине Кузнецовой — «лебединой песне» Ивана Бунина, первого русского лауреата Нобелевской премии по литературе.

 

 

Собравшиеся в зале услышали рассказ о вручении Нобелевской премии Ивану Бунину — изгнаннику, человеку без Родины, которому Франция срочно выдала паспорт апатрида (человека без подданства).

Публика в ходе вечера узнала и подробности «любовного треугольника» в жизни писателя, участниками которого стали супруга писателя  Вера Муромцева и молодая поэтесса Галина Кузнецова.

 

 

Именно Бунин, который был на 30 лет старше Кузнецовой, послужил причиной ее разрыва с мужем Дмитрием Петровым, юристом по образованию и шофером такси в Париже. В результате ежедневных встреч Бунина и Кузнецовой, ее возвращений домой заполночь, однажды на рассвете Петров сложил свои чемоданы и уехал навсегда.

 

Бунин потерял голову от любви к Кузнецовой, хоть и уверял, что их отношения — не более чем дружба между учителем и ученицей и в ней он видит только дочь. Он в итоге он пригласил Галину поселиться в своем доме (вилле Бельведер на французской Ривьере — двухэтажный белый, медленно разрушавшийся дом на горе, бедно обставленный, с трещинами в стенах, но с великолепным видом на окрестности).

 

Натянутые и непростые отношения Веры Муромцевой и Галины Кузнецовой вскоре переросли в дружбу, ибо в счастье и несчастье у каждой из них был свой рок. Бунин был влюблен в Кузнецову как мальчишка, требуя полного внимания к себе.

 

 

Но всему, как известно, приходит конец — и началом конца отношений между Буниной и Кузнецовой стала встреча Галины с сестрой друга семьи (Федора Степуна) — Маргаритой, у которой она осталась пожить, простудившись после поездки в Стокгольм.

 

Жизнь Бунина превратилась в ад — больной и стареющий, на грани отчаяния и умопомешательства от ревности, он закрывался в своей комнате и писал до рассвета.

 

Вскоре Галина и Маргарита переехали в Канны, а после Второй мировой войны поселились в Мюнхене. Они занимались издательскими делами Бунина, переводили и публиковали в немецкой печати его произведения. Здесь Кузнецова написала и издала книгу рассказов «Белый мак», продолжала публиковать стихи и прозу в разных эмигрантских изданиях.

 

Позже они уехали в США, а после десяти лет пребывания в там подруги вернулись в Европу и переехали в Женеву, затем в Мюнхен.

В последние годы жизни Кузнецова приступила к работе над книгой «Мои современники», но этот труд остался незавершенным.

 

Вскоре не стало Маргариты. Галина угасала, из дому почти не выходила — за исключением частых поездок на могилу подруги и редких посещений церкви. Из сострадания, ее изредка старались проведать знакомые и друзья, иногда приезжала близкая знакомая Федора Степуна — 99-летняя Герда Шульт.

 

Герда Шульт стала гостьей вечера 16 марта на Зайдлвилле и поделилась с публикой своими воспоминаниями о людях, с которыми имела счастье общаться — о Федоре Степуне и Маргарите Степун и о Галине Кузнецовой.

 

Музы Ивана Бунина не стало зимним утром 1976-го года… После смерти Кузнецовой исчезло многое из написанного ею, весь архив был разграблен.

Другу Галины — французскому слависту и профессору Рене Герра (которому Кузнецова устно завещала свой архив) удалось найти лишь «Грасский дневник» и в основном лишь то, что было ранее уже опубликовано.

 

Нужно отметить, что самое печальное заключается в том, что СССР не проявил никакого интереса к приобретению ни архива Ивана Бунина, ни Галины Кузнецовой. Сама Кузнецова предлагала передать или переслать письма Бунина, альбомы с фотографиями, целый портфель писем супруги писателя — Веры Муромцевой, но к сожалению, ее никто не услышал…

 

Обо всем вышесказанном поведали публике президент Общества «Мир» Татьяна Лукина и председатель фонда Александра Глазунова Николай Воронцов.

 

В этом, почти по-домашнему теплом вечере, принимали участие всеми нами любимые музыканты: певица Светлана Прандецкая и пианистка Екатерина Медведева, прозвучали романсы Сергея Рахманинова на стихи Ивана Бунина, а прочитал их для нас в немецком переводе Артур Галиандин.

 

На севере есть розовые мхи,

Есть серебристо-шелковые дюны…

Но темных сосен звонкие верхи

Поют, поют над морем, точно струны.

Послушай их. Стань, прислонись к сосне:

Сквозь грозный шум ты слышишь ли их нежность?

Но и она — в певучем полусне.

На севере отрадна безнадежность.

 

Ирина Манукян-Фридл

 

«Русское поле»

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.