Уютный трикотаж: интернет магазин белорусского трикотажа

Мартин скорсезе кинопоиск – Гид по фильмам Скорсезе, меломана, отступника и формалиста — Статьи на КиноПоиске

Мартин скорсезе кинопоиск – Гид по фильмам Скорсезе, меломана, отступника и формалиста — Статьи на КиноПоиске

Содержание

Гид по фильмам Скорсезе, меломана, отступника и формалиста — Статьи на КиноПоиске

Печально, но факт: живые классики редко остаются активными участниками современного кинопроцесса; сам их статус и определяется изрядной дистанцией по отношению к стремительным виражам трендов и конъюнктуры. За примерами далеко ходить не надо: то, чем занимаются сейчас Коппола, Малик или Феррара, воспринимается критикой и публикой как самобытное чудачество или автоцитирование, достигшее размеров мегаломании.

Но не таков Мартин Скорсезе. 77-летний ветеран, недавно разразившийся брюзжанием по поводу кинокомиксов и франшиз, вообще-то сам породил главный кинокомикс 2019-го: «Джокер» Тодда Филлипса куда больше цитирует классические работы Скорсезе, чем канонические комиксы DC. К тому же индустрии франшиз и засилью киноаттракционов Скорсезе противостоит не словом, а делом: его opus magnum «Ирландец», 3,5-часовое полотно о 50 годах жизни мафиози Фрэнка Ширана, после ограниченного проката в кино выходит на Netflix — главном конкуренте традиционной киносистемы, объекте ненависти оскаровского комитета, Каннского фестиваля и владельцев кинотеатров. В ролях — старая гвардия Нового Голливуда: Роберт Де Ниро, Аль Пачино, Харви Кейтель и вернувшийся с пенсии Джо Пеши. Гвардия настолько старая, что актеров приходилось дигитально омолаживать. Общий бюджет «Ирландца» — около 200 миллионов, это очень много для фильма про невеселых мужчин в старомодных шляпах.

На съемках фильма «Ирландец»

В центре фильма, как всегда у Скорсезе, тугой узел криминала, глубокого психологизма и религиозных подтекстов. Главный герой — киллер, убивший десятки людей; свою историю он рассказывает уже глубоким стариком, доживающим свои дни в доме престарелых. Фрэнк не раскаивается в содеянном, но можно ли считать отсутствие у антигероя чувства вины и раскаяния относительно счастливым финалом, учитывая католический бэкграунд режиссера?

В общем, чтобы ответить на этот и предупредить другие вопросы да и в целом лучше понять драму «Ирландца», вспомним, из чего состоят фильмы Скорсезе, какие темы не дают ему покоя, какие режиссеры его воспитали и как устроен его киноязык.

Реализм

Герои фильмов Скорсезе — преимущественно мужчины, на которых оказывают жесткий прессинг среда и социум, и это давление часто провоцирует насилие. Неудачники, живущие на дне, они ежеминутно мучаются комплексом неполноценности, испытывают фрустрацию и отчаянно стараются возвыситься. Эта цель — успех — оправдывает любые средства. Место действия — почти всегда Нью-Йорк, город, выглядящий как Готэм-Сити (до программ джентрификации, затеянных мэром Джулиани, он и был таким). По его грязным и злым улицам (этот оборот Реймонда Чэндлера превратился в журналистский штамп тоже благодаря фильму Скорсезе) колесит Трэвис Бикл («Таксист»), на Манхэттене, в Маленькой Италии, орудует мафия («Славные парни»), район Сохо становится синонимом ада, из которого нельзя выбраться просто так («После работы»). В этом городе ничего не меняется: полтора века назад англосаксы-протестанты убивали тут ирландцев из новой волны иммиграции («Банды Нью-Йорка»), в 1970-е молодые италоамериканцы пополняли мафиозные ряды под влиянием старших («Злые улицы»), а в 1990-е людей косил героин («Воскрешая мертвецов»).

«Таксист»

Для Скорсезе очень важны достоверность фактуры и реализм. Его герои почти всегда списаны с реальных людей («Казино» и «Славные парни» — экранизации нон-фикшен-книг Николаса Пиледжи), а актеры, работающие с ним, обычно придерживаются системы Станиславского в ее самой радикальной форме. Де Ниро для «Таксиста» получал реальную водительскую лицензию (сценарист картины Пол Шредер ночевал на улицах в машине!), а для роли боксера Джейка ЛаМотты («Бешеный бык») потолстел на пару десятков килограммов (задолго до трансформаций Кристиана Бэйла!). ДиКаприо, ставший фаворитом Скорсезе в XXI веке, десятки часов смотрел больничные видеозаписи, изучая поведение больных с обсессивно-компульсивным расстройством, чтобы точнее сыграть одержимого миллионера Говарда Хьюза («Авиатор»).

Диалоги у Скорсезе не просто звучат как речь на улице, но часто и просто сымпровизированы на площадке, как, например, эмоциональный разговор Чарли с братом в «Злых улицах». Эту страсть к несыгранной реальности Скорсезе перенял у любимых режиссеров своего детства, проведенного в Маленькой Италии — Витторио Де Сики и Роберто Росселлини. Их маленький Скорсезе смотрел по телевизору — семья, не желавшая отрываться от своих сицилийских корней, живо интересовалась современной итальянской культурой. Росселлини и Де Сика были неореалистами, а значит, включали в свои фильмы огромные фрагменты документалистики. Документальная фактура уличной жизни и быта часто была не только фоном для сюжета, но и активно вторгалась в само действие.

«Злые улицы»

Режиссерская манера самого Скорсезе, конечно, весьма далека от неореализма. Искусно пользуясь огромным арсеналом приемов и техник, от джамп-ката (то есть рваной монтажной склейки, при которой возникает ощущение скачущего изображения) до длинных кадров без единого монтажного стыка (или с тщательно замаскированными склейками), от стедикама до съемки с крана, он оказывается настоящим формалистом (показательно, что «Злые улицы», предельно натуралистический фильм о нью-йоркских италоамериканцах, Скорсезе почти полностью снял в… Лос-Анджелесе).

И все же цель Скорсезе — всегда максимальное погружение зрителя в экранную реальность. Любовь к длинным кадрам, стремление показать насилие максимально близко, отсутствие иллюзий по отношению к человеческой жизни, омраченной крахом иллюзий, полной страданий, испытаний и прегрешений, — все это идет оттуда, из итальянского кино (к списку влияний стоит добавить Антониони и шведа Бергмана, в фильмах которых экзистенциальный кризис всегда был едва ли не главной темой).

Впрочем, нетрудно услышать в фильмах Скорсезе и эхо классического Голливуда. Вестернов Хоукса — тот тоже видел Америку как проклятую землю, на которой нельзя жить, а только выживать, да и то лишь если ты мужчина (в фильмографии Скорсезе — только один фильм о женщине!). Или триллеров Хичкока — у него Скорсезе позаимствовал фишку, собственное камео почти в каждом фильме (см. фото ниже).

«Таксист»«Телевикторина»«Хранитель времени»«Король комедии»«Банды Нью-Йорка»«Цвет денег»

Первый триллер в фильмографии нашего героя — «Остров проклятых» — целиком выстроен как оммаж Хичу, многие сцены и мотивы тут прямо отсылают к работам мастера саспенса (к примеру, герой ДиКаприо страдает акрофобией, как Джеймс Стюарт в «Головокружении», и ползает по скалам, как Кэри Грант в «На север через северо-запад»). Скорсезе даже снял рекламу кавы «Ключ от Резервы», стилизовав ее под документальный фильм о том, как он якобы экранизирует обнаруженный им неизвестный сценарий Хичкока.

Музыка

Говоря об изображении в фильмах Скорсезе, нельзя умолчать и о звуках. Говорят, что Скорсезе и его постоянный монтажер Тельма Скунмейкер часто монтируют сцены под конкретный санудтрек — а выбор музыки в его фильмах всегда безупречен. Открывающие титры «Злых улиц» сопровождаются песней The Ronettes «Be My Baby», что намекает на дальнейшие события фильма (героя Кейтеля ждут запутанные отношения с девушкой).

В финале «Славных парней» звучит грязный кавер Сида Вишеза на песню Синатры «My Way» — путь главного героя привел его к предательству всех своих друзей. Вкусы Скорсезе многогранны — от соула Ареты Франклин до хардкорного звучания Bad Brains.

Интерес Скорсезе к популярной музыке вполне профессиональный: в начале карьеры он был одним из монтажеров оскароносного «Вудстока», позже делал документалки про Принса, Джорджа Харрисона, The Rolling Stones, Боба Дилана (даже две!) и заключительный концерт The Band. В 1977-м Скорсезе даже снял мюзикл (впрочем, по признанию самого режиссера, неудачный) «Нью-Йорк, Нью-Йорк», который был трибьютом эпохе джаза и сделал популярной одноименную песню — в фильме ее исполняла Лайза Минелли, после ее взял в свой репертуар Фрэнк Синатра). Один из лучших клипов в истории тоже снял Скорсезе — агрессивную песню Майкла Джексона «Bad» он превратил в 18-минутный мини-фильм про гетто в духе Спайка Ли c хореографическими намеками на «Вестсайдскую историю». Наконец, игровой сериал «Винил», который Скорсезе спродюсировал вместе со старым приятелем Миком Джаггером, посвящен звукозаписывающему лейблу 1970-х. Местом действия, конечно, снова стал Нью-Йорк.

«Bad»

Но работа Скорсезе со звуком, конечно, не ограничивается подбором хорошей песни. Кино — это искусство помещать одни вещи в кадр, а другие — размещать за кадром, часто повторяет режиссер. И звук помогает ему в этом. За кадром часто находится рассказчик (войсовер, позаимствованный из традиции классического нуара — излюбленный прием режиссера). Скорсезе также часто работает на контрасте: насилие в кадре сопровождается бодрым, жизнеутверждающим саундтреком — так фолк-баллада «Atlantis» группы Donovan звучит во время одной из самых жестких сцен «Славных парней».

И наоборот — мрачный «The End» Doors из песни сопровождает нежную постельную сцену в «Кто стучится в дверь ко мне?».

Работа Скорсезе со звуком включает в себя и мастерское использование… тишины. Да, Скорсезе — мастер неловких и тревожных пауз, который любит вдруг отключить звук в самый напряженный момент действия (как, например, в сцене распятия в «Последнем искушении Христа» или в сцене избиения Ла Мотты на ринге в «Бешеном быке»). Страсть Скорсезе к немым сценам отлично иллюстрирует эпизод из «Отступников», в котором герой Мэтта Деймона звонит герою ДиКаприо и молчит в трубку — в оригинальном гонконгском боевике Эндрю Лау и Алана Мака аналогиченая сцена сопровождалась саундтреком.

Религия

Скорсезе не было бы не только без итальянского кино — но и без итальянской жизни. Внутренние конфликты сложных людей из «Затмения» или «Приключения» находили свое куда более острое и драматическое воплощение в жизни простых парней из Маленькой Италии. И в их смерти — первые трупы Скорсезе увидел в детстве на

Итальянец в Нью-Йорке — Статьи на КиноПоиске

Бровастый и улыбчивый, выпаливающий по сотне слов в секунду, Мартин Скорсезе к семидесяти годам сохранил очарование кинематографом, присущее ему в молодости. Вспоминаем, как начиналась карьера одного из лучших американских режиссеров.

Когда у тебя за плечами творческая жизнь в 50 лет, зрители имеют тенденцию забывать, с чего все начиналось. Мы решили отследить фильмографию Мартина Скорсезе до его первой режиссерской номинации на «Оскар», узнать о родителях именинника, о его взрослении и о том, какие фильмы, постановщики и события повлияли на становление мастера, чьи работы стали синонимом настоящего кино.

Родители отца Мартина Скорсезе эмигрировали в Америку из провинции сицилийского города Палермо. Предки прибыли в Штаты в 1910 году. Говорили только по-итальянски, так и не став настоящими американцами. Родители Мартина родились, выросли и большую часть жизни провели на Манхэттене.

Чарльз Скорсезе — гладильщик, Кэтрин Скорсезе — швея. Пережили Великую депрессию, мыкались по чужим квартирам. Марти родился на Лонг-Айленде, но в пятидесятых родители снова вернулись на родную Элизабет-стрит в Маленькую Италию. Посетить родную Сицилию Скорсезе смогут только в начале семидесятых.

Между собой Чарльз и Кэтрин разговаривали на жгучей смеси итальянского (или, как говорит сам Скорсезе, сицилийского) и английского. Мартин унаследовал от родителей кустистые брови, но так и не сумел преодолеть ментальный барьер и заговорить по-итальянски.

Будущее светило мирового кинематографа рос болезненным ребенком, страдал от астмы. Можно сказать, что болезнь дважды сыграла важную роль в его жизни. Из-за астмы Марти увлекся кинематографом, поскольку не мог играть с друзьями во дворе и часть времени пропадал в кинотеатрах вместе с родителями или старшим братом Фрэнком (увиденный в восьмилетнем возрасте фильм Майкла Пауэлла «Красные башмачки» воздействует на юного Марти с невероятной силой). В 1978-м Скорсезе окажется на волоске от смерти из-за внутреннего кровотечения, переживет четыре самых страшных дня в жизни и решит, что пережил второе рождение.

Религия была важным аспектом жизни Скорсезе, но до того случая в 1978-м будущий режиссер не уделял ей должного внимания, несмотря на родителей-католиков. «Я чувствую вину, да, — говорил режиссер в интервью Cahiers Du Cinema в 1974 году. — Очень суеверен. Окружаю себя множеством ритуалов. Но ноги моей больше не будет в церкви, и со священниками я тоже больше не разговариваю».

В глубине души Скорсезе хотел быть святым. «Но я не знал, с чего начать! Может, стать миссионером? Когда мне было восемь лет, я мечтал отправиться на далекий-предалекий остров и лечить прокаженных. Но это было не очень-то удобно: оставить семью, уехать на край света, потом еще эти прокаженные... Короче, я решил, что должен быть иной путь. Я вырос по соседству со священником, обожал его и подражал ему. Решил рассказать ему про свое призвание, но он только посмеялся над ним».

Соседский пастырь был снобом — ходил только на европейское кино и постановки Шекспира. На американское кино смотрел свысока, современную музыку презирал, слушал только классику. Призывал детей заниматься спортом и требовал держаться подальше от девчонок. «

Для меня он был воплощением религии, — вспоминает Мартин. — Его влияние на детей было невероятно сильным. Но он обращался с нами, как с недоумками. Говорил: „Жалкие людишки! Думаете, ограбить банк — значит ввалиться внутрь и палить во все стороны!“ Я запомнил эту фразу и потом вставил ее в „Берту“. Но он был прав. Мы бы действительно палили во все стороны. Благодаря ему я начал думать. Он был практически идеальным священником, но, когда мне нужно было духовное напутствие, он никогда не оказывался рядом. Он не понимал меня и не воспринимал всерьез».

Другие служители церкви оказались такими же бюрократами исповедален. Скорсезе разочаровался. Впрочем, скепсис не помешал юному Мартину посещать подготовительную семинарию в Нью-Йорке на 86-й улице. Он начал учиться в 1956 году. Город содрогнулся под напором рок-н-ролла, захлестнувшего все радиостанции и завладевшего умами молодежи. Для 14-летнего подростка эта музыка стала своеобразным откровением, он буквально влюбился в нее. По району, где жила семья будущего режиссера, расхаживали парни в кожаных куртках а-ля Марлон Брандо, бегали симпатичные девушки. Мартин был очарован драмой Ричарда Брукса «Школьные джунгли» («Мы каждый день проживали в этом фильме!»), но девушки его интересовали еще больше. Какая семинария! «Меня очень быстро отчислили, — вспоминает Скорсезе. — Для них я был отморозком, будущим гангстером. Так что я пошел в католическую школу с намерением вернуться в семинарию потом, но так и не вернулся».

Мальчишке, росшему в квартале Нью-Йорка Маленькая Италия, прямая дорогая или в гангстеры, или в священники. Физически Марти никак не тянул на гангстера — его часто поколачивали на улице, — а с религией любовь не завязалась. «Чтобы выжить, мне нужна была определенная стратегия поведения. И я начал очень быстро говорить, выдавал здоровые монологи, смешил людей своим абсурдным поведением». Если на улице завязывалась драка, Мартин не спешил, прибегал на пару минут позже. Привычка опаздывать с ним и по сей день — режиссер приходит на площадку, как на драку, на несколько минут позже.

Как Мартин снимал абсурдное кино

Свой первый короткометражный фильм Мартин Скорсезе называет «девятью минутами визуальной бессмыслицы». Лента «Что такая красивая девушка делает в таком месте?», снятая в 1963 году, — остроумная история о паранойе, которую испытывает главный герой после приобретения загадочной картины с мужчиной, стоящим в лодке (в роли мужчины сам режиссер).

Скорсезе был 21 год, он учился в киношколе Нью-Йоркского университета, обожал французскую «новую волну», болел фильмами Ингмара Бергмана, Микеланджело Антониони, Сатьяджита Рея и Федерико Феллини, но при этом не забывал о юморе. Особенно начинающего режиссера увлекали работы Мела Брукса (да-да, того самого!) и Сида Сизара (комедийного актера и сценариста). «Помню, меня поразила история про еврея, которому 2000 лет, и он путешествует по всей истории человечества, встречаясь с разными персонажами вроде Шекспира. Ничего подобного мы раньше не видели. Поэтому я попытался напичкать свой студенческий фильм абсурдным юмором, всякими техническими трюками и спецэффектами, вместо того чтобы снимать в реалистичной манере».

За свой фильм «Дело не только в тебе, Мюррей!» Скорсезе получил премию имени Эдварда Л. Кингсли. Черно-белая девятиминутная картина начинается с подмигивания лысоватого мужчины в камеру. «Здрасьте, — с итальянским акцентом говорит он. — Галстук видите? 20 долларов. Ботинки видите? 50 долларов. Костюм видите? 200 долларов. Эта машина — 5000 долларов. Прокатимся?» Это и есть Мюррей. Затем вы познакомитесь с его другом Джо. Близкие друзья, они постоянно соперничают друг с другом, воруют друг у друга. По словам самого режиссера, Мюррей и Джо живут точно так же, как и многие его друзья. «Я одновременно любил и ненавидел такие отношения». Постепенно становится понятно, что мы следим за становлением гангстера-бутлегера.

Разминка перед «Злыми улицами», зарисовка о жизни двух друзей, короткометражка «Дело не только в тебе, Мюррей!» (1964) снималась при помощи приятелей самого Скорсезе. Они подыскивали места для съемок, костюмы, бутафорию. Мы еще встретимся с друзьями Мартина, а пока давайте досмотрим его вторую работу. Обратите внимание, как в финале Скорсезе копирует «Восемь с половиной» Феллини.

«Этот фильм ценен для меня как документальный, потому что мы снимали его в подвалах, барах и трущобах Маленькой Италии, — говорит Мартин. — Когда потом я искал натуру для „Злых улиц“, то оказалось, что практически все эти места уже снесены. Таким образом, „Мюррей“ стал записью уже не существующего мира».

Как Скорсезе обидел своих друзей

На протяжении трех лет Мартин Скорсезе корпел над своим первым полнометражным фильмом «Кто стучится в дверь ко мне?» (1967). Разумеется, он был автобиографическим. Режиссер и по сей день считает, что кино должно быть личным. «Если это не так, я утром из кровати не вылезу!» Сначала сценарий назывался «Вызывайте танцовщиц» (Bring on the Dancing Girls). Мартин начал снимать фильм на 35-миллиметровую пленку еще в университете.

Вместе со своими друзьями Скорсезе снимал фильм в Маленькой Италии. Главный герой фильма — молодой человек по имени Джей Ар (разумеется, итальянского происхождения) — тусовался с приятелями, пил в барах, дрался и весело проводил время. Протагониста, в котором легко узнавался сам Мартин, играл начинающий актер Харви Кейтель. В 1967-м бывший преподаватель Мартина Хэйг Манугян посоветовал режиссеру дописать некоторые эпизоды с целью разработки внутреннего конфликта героя. Скорсезе был вынужден сменить актрису, заново вызвать Кейтеля и провести с ним еще четыре недели на съемках. В целях экономии средств снимали на 16 миллиметров. «Разница прямо глаз режет!» — сокрушался впоследствии режиссер.

В «Кто стучится в дверь ко мне?» нет сюжета, как считает Скорсезе. Джей Ар влюбляется в девушку, но его друзья ревнуют. Чувствуя вину, герой отказывается заниматься с девушкой сексом в постели своей матери (эту сцену снимали в заставленной статуэтками Мадонны спальне матери Мартина). Когда Джей Ар узнает, что девушка уже не девственница, он называет ее шлюхой и пытается вернуться в компанию друзей, но уже поздно. Все, что когда-то имело ценность в жизни героя, потеряно. «Тогда я чувствовал себя так же, был совершенно разбит, — говорит Скорсезе. — Наверное, поэтому не получилось снять понятный для зрителя фильм».

Критик Роджер Эберт с Мартином не согласился. Он написал восторженную рецензию на фильм, показанный на Чикагском кинофестивале в ноябре 1967 года: «Работа настоящего гения. Фильм сопоставим с лучшими картинами всех времен и народов, причем как в актерском, так и в техническом плане. Вне сомнений, этот фильм одно из величайших достижений американского кинематографа». Спустя два года, когда картина наконец-то выйдет в прокат, Эберт напишет уже другие слова, указав на наличие в фильме «серьезных структурных недочетов».

Лента «Кто стучится в дверь ко мне?» никак не могла обзавестись прокатчиком. Этот факт, безусловно, удручал молодого режиссера. Вдобавок он поссорился со своими друзьями, посмотревшими фильм в Чикаго. Скорсезе взял настоящие имена своих товарищей, не предупредив их. «Им понравился только Джей Ар, но им фактически был я! Я показал только один процент настоящей натуры своих друзей, причем выставил их в наихудшем свете. А ведь я всего-то хотел показать парня-католика и его отношения с девушкой, к которой он испытывает синдром Мадонны и блудницы. Эта проблема стара, как Сицилия! Показал фильм своему преподу, а он сказал, что это совсем неактуально, мол, тема стара как мир, а сейчас надо снимать про наркотики и свободную любовь. Но людям, выросшим в гетто — полякам, евреям, ирландцам, итальянцам, — эта тема понятна и близка. На мой взгляд, Роберт Редфорд живет на другой планете, в какой-то другой Америке, которую я вижу где-то там, вдалеке».

Как правильно бриться

Поскольку первый полнометражный фильм нашего героя не получил признания зрителей из-за проблем с прокатом, режиссер впал в уныние. Он только что развелся со своей первой супругой (вы же помните, что Марти любил девушек?) и обретался в пустой квартире без гроша в кармане.

Забегая вперед, отметим, что первый полнометражный фильм свел Мартина с монтажером Тельмой Шунмейкер, которая станет его постоянной спутницей на протяжении всей карьеры. Вот вам откровенное признание мэтра, сделанное во время одного из интервью в 1976 году: «Съемки фильма — для меня очень неприятное занятие. Приятны только моменты работы с людьми, которые тебе небезразличны. Иногда случается какое-нибудь волшебство, но оно длится несколько секунд, и снова начинается пытка! Гораздо больше я люблю монтаж. Как раз в этот момент фильм начинает обретать форму, даже несмотря на депрессию, затаившуюся за углом, когда ничего не получается. Во время монтажа рядом с тобой меньше людей и меньше вопросов. Как же меня добивают эти вопросы на съемках! Актеры, техники, продюсеры — вечно все что-то спрашивают! Даже простейший вопрос „Хотите кофе?“ приводит меня в ступор! И так далее. Тысячи вопросов день за днем. В монтажной комнате я, слава Богу, наедине с монтажером. Но потом настает время новой пытки: надо перерезать пуповину, отделить себя от фильма и передать его продюсерам и прокатчикам. Поймут ли они его? Смогут ли продать? Мои фильмы очень личные, поэтому их сложно продавать».

Но вернемся в конец 1960-х. Пустая комната, пустые карманы. Скорсезе снова сосредотачивается на себе и вспоминает о своей необычной черте — сложности с бритьем. Режиссер начал писать сценарий короткометражки, которая получила название «Бритье по-крупному». «Пока писал, все было серьезно. Начали снимать — обхохотались!»

Шестиминутная короткометражка начинается как обычная реклама пены для бритья или бритвенного станка. Молодой человек начинает бриться под лирическую композицию 1939 года «I Can’t Get Started» и забривает себя до смерти.

Пародия на рекламу? Не угадали. Это высказывание режиссера против войны во Вьетнаме. «Парень, перерезающий себе глотку, символизирует американского обывателя, — поясняет Мартин. — Я даже хотел в финале вклеить кадры из Вьетнама, но передумал».

Опять забежим вперед и отметим, что «Бритье по-крупному» оказалось в сериале «Американский папаша». В эпизоде The Best Christmas Story Never Told Стэн Смит попадает в 1970 год и встречает Мартина Скорсезе. «Обожаю ваши фильмы!» — радуется Стэн. «О, вы видели мою шестиминутную короткометражку про бреющегося парня?» — радуется молодой Скорсезе.

Пока Марти ждал появления прокатчика своего полнометражного дебюта, его позвали снимать картину «Убийцы медового месяца». В основе триллера лежала история стокилограммовой медсестры Марты Бек и смазливого испанца Реймонда Фернандеса, порешивших немало женщин в сороковых годах прошлого столетия и закончивших жизнь на электрических стульях. Франсуа Трюффо называл «Убийц» своим любимым американским фильмом.

Скорсезе разработал картину, подготовил ее к съемкам, провел неделю на съемочной площадке и… был уволен. Его заменил сценарист Леонард Кастл. «Он слишко

Мартин Скорсезе разъяснил свои слова о фильмах Marvel — Новости на КиноПоиске

В новом интервью Entertainment Weekly Мартин Скорсезе прокомментировал собственные слова о фильмах студии Marvel, ставшие причиной высказываний именитых постановщиков против супергеройской киновселенной. Режиссер объяснил, что лично ничего не имеет против супергероев. Его, скорее, волнует современная модель кинобизнеса, и он уверен: большинство современных студий просто не согласились бы делать картину вроде «Ирландца».

«По вполне понятым причинам обычная студия нацелена на зарабатывание максимального количества денег, — говорит Скорсезе. — Мне кажется, пошел перекос. Осталось очень мало места для подобных фильмов (как «Ирландец» — Прим. ред.). Они говорят: „Да ты можешь снимать независимое кино“. Но это загоняет людей за рамки. Загоняет искусство за рамки».

«Фильмы-тентполы, большие проекты по комиксам — это фильмы-парки аттракционов, как бы хорошо они ни были сделаны, — продолжает постановщик. — Это другая форма кино или вообще новая форма искусства. Мы надеемся, что есть кинотеатры, показывающие другие фильмы. И если они не собираются их показывать, то у кинематографистов есть шанс со стримингом. Он меняет опыт просмотра, но в противном случае через два или три года такие фильмы вообще перестанут снимать. Хороший режиссер приезжает из Италии или Франции, приходит к студии, но они больше не хотят делать фильм, только если он не часть франшизы».

Скорсезе также заметил, что переживает из-за современного скоростного ритма жизни. Режиссер считает, что современный человек привык получать быструю дозу развлечений и двигаться дальше. Он надеется, что зрители найдут время спокойно посмотреть трехчасового «Ирландца» и проникнуться размеренным повествованием криминальной драмы.

Спор вокруг фильмов Marvel начался 3 октября, когда Скорсезе признался, что не смотрит фильмы студии и не считает их настоящим кино. Впоследствии к нему присоединились Фрэнсис Форд Кополла и Кен Лоуч, хотя нашлись и защитники киновселенной. Как на протяжении двух недель разворачивалась история, КиноПоиск рассказал в материале «Марвелгейт: Хроника атаки на супергеройское кино».

Источник: EW

Нажмите «Буду смотреть», и мы предупредим вас, когда проект станет доступен для просмотра.

Мартин Скорсезе перестал смотреть современные фильмы — Новости на КиноПоиске

Режиссер присутствовал на мероприятии вместе с актерами Адамом Драйвером, Лиамом Нисоном и Иссэем Огато. Для постановщика «Молчание» — так называемый проект мечты. Впервые к экранизации одноименной книги Сюсаку Эндо классик пытался подступиться еще 26 лет назад, а сам текст японца Скорсезе прочитал во второй половине 1980-х.

Постановщик несколько раз за вечер упомянул свой ранний фильм «Злые улицы», заявив, что именно он стал первой его попыткой в исследовании вопросов христианства в кино (в дальнейшем в карьере режиссера были такие религиозные ленты, как «Последнее искушение Христа» и «Кундун»). Но, возможно, самым ярким высказыванием на пресс-конференции были слова Скорсезе о том, что такой страстный киноман, как он, практически перестал смотреть новые фильмы.

Как он заявил, кино просто перестало быть чем-то особенным и утонуло в море информационного шума.

«В современном мире все обесценено. Ничего в действительности сейчас не имеет смысла. Например, изображения теперь повсюду. Когда-то кино специально смотрели в кинотеатрах или даже по телевидению, только там можно было увидеть фильм. Должен сказать, что многие известные мне картины, вышедшие в последние два-три года, я не видел. Я перестал следить за новым кино, потому что изображения в наше время не несут никакого смысла. Мы слишком ими пресыщены. Слова больше тоже ничего не значат. Они перевраны и поставлены с ног на голову. Так где же смысл? Где правда? Нам нужно избавиться от ненужной шелухи. Это напоминает тот вопрос, который я рассматривал в „Злых улицах“: что такое хорошая жизнь? Хорошая жизнь наполнена состраданием и уважением к другим. От всего сердца скажу, что это применимо как к сегодняшнему дню, так и к тому времени, в которое я вырос», — сказал режиссер на мероприятии.

Также он рассказал, что первый этап кастинга фильма прошел еще в 2009 году в Японии. Тогда Скорсезе намеревался вернуться в Страну восходящего солнца и начать съемки «Молчания». Однако обстоятельства сложились так, что режиссер был вынужден отложить проект. Вместо этого он занимался лентами «Остров проклятых», «Хранитель времени» и «Волк с Уолл-стрит».

«Молчание» сейчас вовсю получает положительные отклики от критиков (рейтинг на Rotten Tomatoes — 100 % при 18 рецензиях) и, как ожидается, может стать одним из главных фигурантов грядущей оскаровской церемонии. Впрочем, в списке номинантов «Золотого глобуса», часто во многом совпадающем с перечнем оскаровских претендентов, «Молчание» отсутствует.

В российский прокат новый фильм Мартина Скорсезе выйдет 26 января 2017 года.

Heyuguys

«Молчание» Мартина Скорсезе — Статьи на КиноПоиске

Режиссер потратил 27 лет на подготовку сценария, поиск финансирования и съемки фильма о тайных христианах в Японии XVII века.

На съемочной площадке фильма «Нью-Йорк, Нью-Йорк»

Верующий с некоторыми сомнениями

В 1978 году Мартин Скорсезе чуть не погиб. «После завершения фильма „Нью-Йорк, Нью-Йорк“ я искушал судьбу, — вспоминал режиссер. — Я ничего не успевал, чувствовал себя не в своей тарелке, в смятении, бросался в опасные авантюры. В какой-то момент я оказался в больнице, с удивлением обнаружив, что нахожусь при смерти. Я весил 50 килограммов. Причин было множество: злоупотребление наркотиками, но не только; астма сильно меня истощала. Я пролежал в больнице 10 дней и понял, что не хочу умирать, не хочу впустую тратить свою жизнь». Так в 35 лет Скорсезе обнаружил, что борется за свою жизнь. Выжить ему помогла вера. «Я верующий с некоторыми сомнениями, — говорит он. — Эти сомнения толкают меня вперед, заставляют искать ответы на вопросы: каковы окружающие меня люди; что такое Бог».

Через 40 лет 74-летний режиссер — католик из Маленькой Италии в Нью-Йорке, который когда-то хотел поступать в семинарию, киноман, изо всех сил борющийся за сохранение старого кино — вновь обратился к темам и проблемам, волновавшим его всю жизнь, и решился дать голос «Молчанию». Проекту, находившемуся в производстве более 27 лет. Экранизации одноименного романа 1966 года японского католического писателя Сюсаку Эндо о двух португальских священниках-иезуитах, которые в XVII веке отправляются в Японию в период жестокого гонения на христиан, чтобы найти своего пропавшего учителя, когда-то прибывшего сюда проповедовать христианство, и проверить на прочность собственную веру.

Мартин Скорсезе

Десятилетия, ушедшие на понимание книги

Конкретная идея пришла к Мартину посреди хаоса, царившего вокруг «Последнего искушения Христа» (1988), когда еще во время съемок и после ему поступали угрозы от религиозных фанатиков, недовольных еретическим обращением режиссера с библейским сюжетом (хотя стоит только посмотреть фильм до конца, чтобы понять, что ничего кощунственного в нем нет). Скорсезе находился под постоянным давлением, даже нанял себе охрану. Некоторые церковные организации предлагали 10 млн долларов, чтобы выкупить все пленки (и уничтожить). Случилось и нечто еще более ужасное: французские католики-фундаменталисты были в такой ярости, что подожгли несколько кинотеатров в Париже и Безансоне, где показывался фильм. Один человек погиб, несколько зрителей получили тяжелые ранения. Фильм до сих пор запрещен для показа в ряде стран.

«Молчание»

Но тогда же Скорсезе получил неожиданный подарок в виде романа «Молчание», который захватил его на следующие десятилетия. «Мы показали черновой монтаж „Искушения“ разным религиозным сообществам и другим, кто жаловался на фильм еще до показа. Присутствовал архиепископ Пол Мур, которому фильм понравился. Когда он уходил, то протянул мне книгу Эндо: „Вот роман, который я бы хотел, чтобы вы прочитали“». Скорсезе тогда был совершенно измучен съемками, книгу не прочел и вернулся к ней только через год, хотя истинный смысл истории все еще ускользал от него.

Роман «Молчание» Скорсезе прочитал в августе или сентябре 1989 года в скоростном поезде между Токио и Киото (где его ждал Акира Куросава, страстно желающий снять его в своем фильме «Сны» в роли Ван Гога). «Тогда я не мог по-настоящему понять смыслы книги. Я думаю, для этого потребовались все эти годы», — говорит Скорсезе.

«Кундун»

После того как стало известно, что режиссер проявил интерес к экранизации «Молчания», подразделение итальянской компании Cecchi Gori Pictures заплатило около 700 тыс. долларов и наняло Мартина и его давнего соратника Джея Кокса («Злые улицы») разработать сценарий. Первый вариант появился в 1991 году. Недовольные результатом, будучи не в состоянии найти эмоциональное ядро, они в итоге переписывали его следующие 15 лет. Кокс рассказывает: «Я был растерян, пережил невероятный творческий кризис. Бился изо всех сил и не мог найти основополагающий стержень истории. Но сделка была уже заключена. Пришлось садиться писать».

Когда он закончил, то понял, что сценарий никуда не годится: «Марти не критикует окончательно и бесповоротно. „Это достойная попытка“, — говорит он. И в этот момент понимаешь, что ты в дерьме». Было ясно, что сценарию не хватает сердца. Кокс занялся другими проектами, а режиссер ушел снимать «Казино» (1995), а затем «Кундун» (1997) — еще одну часть из своеобразной религиозной трилогии, еще один фильм с непростой судьбой, сценарий которого переделывали 14 раз.

В 1998 году в первоначальный договор были внесены поправки: Скорсезе согласился, что «Молчание» станет его третьей картиной после «Кундуна». Тем временем Джанни Нуннари, президент Cecchi Gori, пригласил еще двух сценаристов: «Мы тогда пытались оживить идею, найти другие пути. Но все это было гораздо позже того, как Джей написал свой вариант». Попробовали Майкла Гордона («300 спартанцев») и Николаса Казана («Изнанка судьбы»), сына Элиа Казана. Последний согласился работать за стандартную почасовую оплату, но при условии, что ему доплатят позже.

Их участие впоследствии еще больше осложнило положение фильма из-за правоустанавливающей последовательности. Но Скорсезе пока об этом не подозревал, для него все шло тихо и мирно, и только в 2003-м они с Коксом ненадолго снова возвратились к возможности взяться за проект. «Мне нужно было заново убедить Джея. В тот вечер, на „Оскаре“ [когда «Банды Нью-Йорка» номинировались на лучший фильм], помню, как мы обнялись. Я — с чувством огромного облегчения. Потом я набрал воздуха и сказал: «Хорошо. Теперь „Молчание“. И мы оба засмеялись».

«Молчание»

Смех оказался преждевременным. В том же 2003 году компания Hollywood Gangs Productions, владельцем которой являлся Нуннари, подала в суд на Скорсезе за нарушение сделки 1990 года и ее дополнительного соглашения 1998-го. Удалось добиться повторного дополнительного соглашения, согласно которому режиссер «поставит один или более фильмов до „Молчания“». Позднее эта первоначальная сделка редактировалась и в третий, и в четвертый раз. Каждый раз, заставляя студию ждать, Скорсезе выплачивал неустойки.

Параллельно начались споры, кто же на самом деле владеет правами на первоисточник, что усложнялось еще и тем, что роман уже был экранизирован в 1971 году японским режиссером Масахиро Синодой (соавтором сценария выступил сам Эндо). Вопрос о правах стал причиной страшного спора между Нуннари и Cecchi Gori. Их пути позже разошлись, и в 2008 году они судились, кто кому больше навредил за годы работы. Скорсезе, готовый к этому времени сесть в режиссерское кресло, предпочел не иметь дела с судящимися компаниями. Ситуация усугубилась тем, что компания столкнулась с финансовыми проблемами, и стала еще хуже, когда одного из владельцев, Витторио Чекки Гори, в связи с банкротством компании посадили в тюрьму.

В 2009-м Скорсезе казалось, что они снова могут подступиться к проекту: «Грэм Кинг (продюсер «Отступников» — Прим. авт.) заплатил за поиск натуры в Японии, мы поехали в Нагасаки и встретились с тайными христианами — их осталось, наверное, двести или триста. Они практикуют христианство, основываясь на том, что им оставили в наследство тайные собратья из XVII века, а их язык — это смесь португальского, японского и латыни».

Однако проект оставался совершенно несбыточным до сентября 2010-го, когда продюсер Ирвин Уинклер («Славные парни») навестил Марти на съемках «Хранителя времени» и спросил о «Молчании». Марти предложил продюсеру сделать его вместе. Уинклер: «Три или четыре года мы искали финансирование. Все говорили „нет“. Я обзвонил все студии и независимые компании. Французская MK2 выразила большой интерес, полгода мы вели с ними переговоры, но безрезультатно. Все это было очень-очень обескураживающе».

На съемочной площадке фильма «Волк с Уолл-стрит»

В декабре 2011 года Скорсезе заявил, что «Молчание» станет его следующим фильмом, но к этому времени он уже потерял троих главных актеров — выбыли Дэниэл Дэй-Льюис, Бенисио дель Торо и Гаэль Гарсиа Берналь, позже Кен Ватанабе, который должен был играть японского переводчика. А в марте суд подтвердил, что Cecchi Gori является держателем прав. Таким образом, стороны в пятый раз изменили договор: «Скорсезе обязуется поставить „Молчание“ следующим за „Хранителем времени“, если в его распоряжении будет достаточно средств, чтобы закончить формальный препродакшен не позднее апреля 2012 года». Позже адвокаты Скорсезе подчеркивали именно это (невыполненное) условие. И хотя в январе 2012-го режиссер даже обсуждал возможность 3D-версии для «Молчания» и будущего байопика Синатры, через некоторое время он подписался на съемки «Волка с Уолл-стрит» (2013). Денег на «Молчание» не было.

«Молчание»

3,5 миллиона неустоек за право постановки

Компания Cecchi Gori воспользовалась ситуацией, когда узнала, что режиссер готовит еще один фильм (снова не «Молчание»), и поспешила подать в суд на Мартина Скорсезе и его компанию Sikelia Productions за «намеренное и неумышленное введение в заблуждение». Согласно иску, Скорсезе несколько раз откладывал производство и снял громадное количество фильмов («Отступники», «Остров проклятых», «Хранитель времени»). Студия потребовала 1,5 млн долларов. Но к этому времени, по словам адвоката Скорсезе, он уже заплатил компании за все годы более 3,5 миллиона. Тут же сделал заявление Нильс Юль, в то время президент Cecchi Gori: «Скорсезе выплатил 3,5 миллиона не нашей компании, а лично Нуннари». Слово Скорсезе: «Я не помню всех подробностей. Все, что я знаю, — это то, что, когда случалось что-то непредвиденное, я просил своего менеджера, агента и адвокатов сделать все возможное, чтобы не потерять проект. И они погружались в это болото сложностей, пытаясь что-то решить». С полной версией этого интересного судебного протокола можно познакомиться здесь.

В апреле 2013-го снова было объявлено, что Скорсезе возьмется за «Молчание» в 2014-м. А в январе режиссер и представители Cecchi Gori все-таки заключили мирное соглашение. Компания согласилась освободить права на роман, режиссер пообещал взяться за «Молчание» сразу после «Волка». Скорсезе и Кокс написали сценарий, который их удовлетворил. Проект ме

«Красные башмачки» Мартина Скорсезе — Статьи на КиноПоиске

Борис Лермонтов, красный цвет, винтовые лестницы и другие образы, которыми оказался одержим на всю жизнь Мартин Скорсезе под влиянием фильма «Красные башмачки».

КиноПоиск запускает новую рубрику «Мое кино». В ней мы будем рассказывать о фильмах, которые повлияли на жизнь и творчество известных кинематографистов. Первый ее герой — Мартин Скорсезе, чей новый фильм «Молчание» только что вышел в российский прокат.

Мартин Скорсезе известен не только как большой режиссер, но и как большой киноман. Его страсть к кино — это все еще изумление ребенка, который впервые смотрит фильмы с широко распахнутыми от удивления глазами в крошечном кинотеатре Нью-Йорка в начале 50-х. Свою любовь он практически в неизменном виде пронес через всю жизнь. Мало кто из режиссеров может похвастаться такими обширными кинознаниями и таким длинным списком любимых фильмов.

Одно время Скорсезе читал курс истории кино под названием Sight and Sound в Нью-Йоркском университете, слушателями которого были многие молодые кинематографисты, например Спайк Ли и Оливер Стоун. Последний вспоминал: «Мартин всегда выглядел невыспавшимся, потому что наверняка действительно всю ночь не спал, пытаясь углядеть какой-нибудь очередной старый шедевр по телевизору. Видео тогда не было. Он все время по ночам вылавливал старое кино на каких-то местных телеканалах».

«Красные башмачки»

Вероятно, ни один из тех фильмов, что Скорсезе посмотрел в детстве и пересматривал потом всю жизнь, не повлиял на него больше, чем «Красные башмачки» (1948) Майкла Пауэлла и Эмерика Прессбургера — дуэта английских режиссеров, также известных как Арчеры (по названию их продюсерской компании). Мартин влюбился в «Красные башмачки», когда в восемь или девять лет (в разных интервью он говорит по-разному) впервые увидел ленту со своим отцом в Академии музыки на 14-й улице в Нью-Йорке. Тогда он понял, что сам хочет снимать кино. Показ положил начало страсти длиною в жизнь. И много позже привел к дружбе с самим Майклом Пауэллом.

«Моему отцу фильм тоже очень понравился, — говорит Скорсезе. — Мы часто его обсуждали. Ему нравилась загадка, особенно загадка главного персонажа и то, как убедительно показано само устройство искусства. Он не говорил такими словами, но чувствовал это. Фильм так отличался от того, к чему мы привыкли в Америке, в том числе своей темной стороной. Это было нечто уникальное, особенно учитывая, как мастерски картина снята. Не думаю, что отец понимал, какое впечатление на меня произвел фильм тогда. Он осознал это, только когда через много лет мы познакомились с самим Пауэллом. Мы стали чем-то вроде семьи — мой отец, моя мать, Пауэлл и я».

Лермонтов и Скорсезе

«Красные башмачки»

«Красные башмачки» рассказывают о гении и диктаторе, главе балетной кампании Борисе Лермонтове (Антон Уолбрук). О герое, вдохновленном одновременно и Сергеем Дягилевым, и продюсером Александром Кордой, и режиссером Джозефом фон Штернбергом в период его непростых отношений с музой Марлен Дитрих. Ведущая балерина Лермонтова, Вики (Мойра Ширер), влюбляется в композитора Джулиана (Мариус Горинг). Для Лермонтова, посвятившего всю свою жизнь искусству, единственной возможной страсти, и требующего этого от других, это самое настоящее предательство. Он прогоняет Джулиана, Вики уходит вместе с ним. Центральным в фильме становится балет «Красные башмачки», который раздвигает границы искусства и воображения.

Жестокость и красота главного героя фильма взбудоражили воображение и во многом импонировали Скорсезе: «Многие годы мне говорили, как я похож на Лермонтова. Наверное, я соглашусь. Я всегда обращаюсь к нему за поддержкой, наблюдая за таинством искусства, его светлой и темной сторонами. Меня (и большинство моих героев) эта тема всегда будет завораживать». Слишком много тем и мотивов в «Красных башмачках» оказались созвучны тому, что так волновало и продолжает волновать Мартина Скорсезе. Что такое художник в искусстве и в жизни, как она пересекается с творчеством, что происходит за сценой в самом широком смысле? Откуда берется эта всепоглощающая творческая страсть, на какие жертвы и компромиссы ради нее приходится идти?

Больше всего Скорсезе потрясло то, как «Башмачкам» удалось передать самоощущение художника, который не может не творить (снимать, рисовать, танцевать). Ведь это вопрос не того, что он хочет, а того, без чего он не может жить даже ценой саморазрушения: «Моя любимая сцена, когда Лермонтов спрашивает Вики: „Почему вы хотите танцевать?“ А она отвечает: „Почему вы хотите жить?“»

Майкл Пауэлл и Эмерик Прессбургер

Режиссер пересматривает фильм как минимум раз в год («Если я прихожу домой после съемок в 3 часа ночи, а по телевизору идут „Башмачки“, я не смогу уснуть, обязательно буду смотреть не отрываясь»). И каждый раз находит что-то новое: «Балет в фильме — это энциклопедия истории кино. Там использованы все возможные выразительные средства, начиная с приемов немого кино». Для Скорсезе это не мюзикл, а чистая музыка, кино как музыка. И визуально один из самых красивых фильмов из когда-либо снятых: «Пересмотрите сцену, в которой героиня Мойры Ширер поднимается по лестнице, как будто она плывет по мерцающему воздуху и свету».

«Режиссеры французской Новой волны в 60-е пытались заново изобрести кино. Пауэлл и Прессбургер делали это еще в 40-е», — утверждает Скорсезе в аудиокомментарии к DVD-изданию фильма от Criterion.

Микки и Марти

Сейчас трудно представить, как еще совсем недавно, до эпохи видеокассет и DVD, непросто было посмотреть старое кино. Английский студийный босс Артур Рэнк не верил в коммерческий потенциал «Красных башмачков» и послал в США единственную копию. До того как фильм номинировали на «Оскар» в 1949 году за музыку и художественное оформление, его крутили только в одном кинотеатре в Нью-Йорке.

«Красные башмачки»

Скорсезе увидел фильм впервые в цвете в кинотеатре, но после этого единственной возможностью его пересмотреть было телевидение, а там фильм показывали черно-белым. «Даже с перерывами на рекламу, будучи черно-белым, обрезанным до полутора часов, фильм все равно обладал для меня сильнейшей магией. Мы все равно видели его в цвете. Мы прекрасно знали его цвет. Чувствовали эту особенную страсть, как мазки кистью, то, как Пауэлл камерой создавал кино». Впоследствии важнейшей задачей для него было найти кинотеатр, в котором крутили 16-миллиметровую техниколоровскую пленочную копию. «Несколько раз у меня получалось», — с гордостью вспоминает Скорсезе.

Постепенно, фильм за фильмом, режиссер открывал для себя остальные работы Пауэлла и Прессбургера. После просмотра «Подглядывающего» (1960) — невероятно смелой картины о природе кинематографа, ленты, которая во многом осложнила, если не убила, дальнейшую карьеру Пауэлла — Скорсезе все никак не мог прийти в себя и успокоиться. «Мы годами пытались узнать хоть что-нибудь о Пауэлле и Прессбургере. Едва ли что-то можно было найти в книгах того времени. Мы все думали, как тот же человек, что снял „Лестницу в небо“, „Красные башмачки“, „Черный нарцисс“ и „Жизнь и смерть полковника Блимпа“, мог создать „Подглядывающего“? Одно время мы даже думали, что Майкл Пауэлл — это коллективный псевдоним».

Майкл Пауэлл в окружении группы фанатов

Режиссеры познакомились в 1975 году. Скорсезе приехал в Великобританию на Эдинбургский фестиваль с «Таксистом». Пауэлл узнал, что какой-то молодой американец пытается его разыскать. Они условились встретиться в ресторане в Лондоне. «Майкл был очень сдержан, не понимал, что со мной делать. Наверное, я много болтал и жестикулировал. Я объяснил, что его работы стали важнейшим источником вдохновения для целого поколения режиссеров — меня самого, Спилберга, Пола Шредера, де Пальмы, Копполы (в фильме Копполы „Тетро“ один из персонажей утверждает, что „Красные башмачки“ — кино, которое нужно обязательно увидеть перед смертью — Прим. КиноПоиск). В Лос-Анджелесе мы часто обсуждали эти фильмы. Для нас они стали источником жизненной энергии. Он обо всем этом даже не подозревал», — вспоминает Скорсезе.

Вклад Пауэлла и Прессбургера в историю мирового кино действительно невозможно переоценить. Они тем или иным образом повлияли буквально на всех крупных режиссеров современности. Джин Келли показывал «Башмачки» продюсерам MGM, чтобы убедить их взяться за мюзикл «Американец в Париже» (1951). В «Кордебалете» (1985) Ричарда Аттенборо один из персонажей признается, что из-за этой ленты и начал танцевать. Британская певица Кейт Буш создала прекрасный фильм-клип «Линия, крест и кривая», вдохновленный поэтикой «Башмачков». Уэс Андерсон признавался, что открывающий титр «Семейки Тененбаум» (2001) посвятил Пауэллу и Прессбургеру и их фильму-балету. Аллюзия на фильм Арчеров есть даже в «Детективном агентстве „Лунный свет“» (5-й сезон, 7-й эпизод).

Эльфы Пауэлл и Прессбургер из сериала «Сабрина, маленькая ведьма»

В одной из серий «Сабрины, маленькой ведьмы» (3-й сезон, 13-й эпизод) появляется персонаж по имени Борис Лермонтов, в другом (4-й сезон, 12-й эпизод) — два эльфа, которых зовут Пауэлл и Прессбургер. А в недавнем киноманском фильме «Я, Эрл и умирающая девушка» (2015) молодые герои, режиссеры-любители, изобретательно переснимают все шедевры мирового кино и выбирают своим логотипом знаменитую мишень со стрелами Арчеров.

Все уже было в 1913 году

Для Скорсезе любой старый фильм — это живая история. Огромную часть своей жизни он посвятил восстановлению и сохранению старого кино, ведь оно, уверен режиссер, удовлетворяет в широком смысле извечную потребность коллективного бессознательного — потребность людей в общих воспоминаниях. «Главная радость, — считает Скорсезе, — это когда ты смотришь один и тот же фильм сперва в 10 лет, потом в 25, потом в 40, и он все время меняется. А уж в 60 ты наконец все понимаешь и думаешь: ух ты, занятно как».

В 1978 году Скорсезе предложили финансово поучаствовать в перевыпуске «Подглядывающего». Он согласился добавить 5 тыс. долларов при условии, что на постере и самой пленке будет указано: «Мартин Скорсезе представляет». «Для меня это стало такой честью. К тому же я получил собственную копию на пленке». Так Скорсезе начал вовсю привлекать внимание общественности к наследию английских классиков.

Мартин Скорсезе и Майкл Пауэлл

Пауэлла пригласили в Америку, где он стал читать лекции. Коппола предложил ему место в своей компании Zoetrope Studios, начали проводиться ретроспективы фильмов Арчеров. А Скорсезе тем временем заказал себе у Berman’s & Nathan рубаху в русском стиле, как у Лермонтова, и пришел в ней на открытие большой ретроспективы в 1980 году в Музее современного искусства в Нью-Йорке. Говорят, впоследствии он пересматривал «Красные башмачки» только в ней.

Скорсезе не только инициировал физическое восстановление копий фильмов Пауэлла и Прессбургера, многие из которых были в плачевном состоянии. Он постоянно рассказывал всем вокруг о любимом кино и даже познакомил Пауэлла с его будущей женой — своим неизменным начиная с «Бешеного быка» монтажером Тельмой Шунмейкер.

«Мартин подарил мне лучшую на свете работу и лучшего в мире мужа! — говорит Тельма. — Первым, что Марти вообще мне сказал, было: „Я только что нашел новый шедевр Пауэлла и Прессбургера! Ты должна посмотреть его прямо сейчас“. На видеокассете у него был фильм „Я знаю, куда я иду!“. Кого бы он ни встречал, с какими актерами бы ни работал, он тут же начинал бомбардировать их информацией и фильмами Пауэлла и Прессбургера».

Мартин Скорсезе и Тельма Шунмейкер

«Когда Майклу становилось одиноко, он звонил Марти, — вспоминает она в другом интервью. — Иногда трубку брала я. Однажды Марти спросил: „Пойдем поужинаем? Я пригласил Майкла“. Я пошла и влюбилась в него с первой минуты». Тельма Шунмейкер и Майкл Пауэлл поженились в 1984 году.

С озорством влюбленного школьника Скорсезе добавляет посвящения Арчерам во многие свои картины. В фильме «Нью-Йорк, Нью-Йорк» герой Роберта Де Ниро, пытаясь вселиться в отель, использует имя Майкл Пауэлл. В ранней картине «Берта по прозвищу Товарный Вагон» (1972) в титрах указано два персонажа — Эмерик Прессбургер (роль которого исполнил Грэм Пратт) и М. Пауэлл (исполнитель — Цыпленок Холлеман). Ни таких персонажей в фильме, ни таких актеров в жизни не существует. А сце

Скорсезе, Мартин — Википедия

Мартин Скорсезе
англ. Martin Scorsese

Скорсезе в 2010 году
Имя при рождении Мартин Чарльз Скорсезе
Дата рождения 17 ноября 1942(1942-11-17)[1][2][…](77 лет)
Место рождения Куинс, Нью-Йорк, США
Гражданство
Профессия
Карьера 1959 — н. в.
Награды
IMDb ID 0000217
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Ма́ртин Чарльз Скорсе́зе (англ. Martin Charles Scorsese, род. 17 ноября 1942, Куинс, Нью-Йорк, США) — американский кинорежиссёр, продюсер, сценарист и актёр.

Фильмам Скорсезе присущи выразительная жестокость и насилие, в кинематографических кругах он известен как мастер гангстерских лент. Огромное влияние на режиссёра оказали картины Кинга Видора, Джона Хьюстона, Майкла Пауэлла и Эмериха Прессбургера, Джона Форда, Элиа Казана, Бернардо Бертолуччи и многих других[5]. Скорсезе предпочитает не менять создателей своих проектов, постоянно работая с Робертом Де Ниро, Леонардо Ди Каприо и монтажёром Тельмой Шунмейкер.

Наиболее примечательные картины режиссёра — «Злые улицы», «Таксист», «Бешеный бык», «Последнее искушение Христа», «Славные парни», «Мыс страха», «Казино», «Банды Нью-Йорка», «Авиатор», «Отступники», «Остров проклятых», «Хранитель времени» и «Волк с Уолл-стрит». 28 февраля 2003 года Скорсезе стал обладателем звезды на Голливудской аллее славы[6]. Он является обладателем ряда наград, включая премии «Оскар», «Золотой глобус», «Эмми», «Грэмми», «Золотой пальмовой ветви», «Золотого медведя», «Сезар», «Серебряного льва» и премии Гильдии режиссёров Америки.

Скорсезе неоднократно признавался одним из величайших и наиболее влиятельных кинорежиссёров современности: так, опрос, проведённый в 2010 году популярным американским журналом Paste, показал, что жители США считают Скорсезе лучшим ныне живущим режиссёром, он оставил позади Жана-Люка Годара и Стивена Спилберга[7]. Составитель официальной биографии режиссёра Винсент Лобрутто сравнивает его с ещё одной легендой мира кино — Стэнли Кубриком, «только Кубрик холоден и аналитичен, а Скорсезе — горяч и эмоционален»[8].

Родители[править | править код]

Франческо Скорсезе, дедушка Мартина по отцу, родился в Италии в коммуне Полицци-Дженероза в начале 1880-х годов[9]. Мать Франческо умерла, когда ему было шесть или семь лет, поэтому после ещё одной женитьбы отца мальчик чувствовал себя брошенным[9]. Вскоре он был усыновлён фермером, жившим по соседству[9]. Работая в полях, Франческо начал думать об Америке, стране свободы, стране возможностей[9]. В то время юноша был так называемым итал. contadino — членом крестьянского класса фермеров, рыбаков и ремесленников[10]. Он усердно работал на земле своего приёмного отца, у которого были большие планы на Франческо[10]. Он желал, чтобы сын помогал ему ещё и по дому и когда-нибудь женился на одной из его дочерей, однако девятнадцатилетний Франческо был непреклонен: с каждым взмахом косы его желание отправиться в США всё увеличивалось[10]. Отклонив предложение отца, он сел на судно и прибыл в Америку в начале XX века[10].

Что же до бабушки Мартина по отцу, Терезы, то она, как и её будущий супруг, родилась в Полицци-Дженероза[10]. Тереза была великолепной кухаркой, создававшей классические блюда этого региона Италии[10]. Маленькая, но волевая женщина покинула родину на небольшой лодке[10]. После месяца странствий, голода и болезней Тереза увидела знаменитую зелёную леди с факелом — она наконец-то попала в США[10].

Дедушка Скорсезе по матери, Мартин Каппа, в честь которого позже назвали маленького Мартина, родился в коммуне Чиминна[10]. Как и Франческо, Мартин почти не знал собственную мать и воспитывался приёмной семьёй[10]. С достижением совершеннолетия высокий энергичный и элегантный молодой человек с необычными усами стал солдатом кавалерии[10].

Его будущая супруга, бабушка Скорсезе по матери, Доменика Каппа также родилась в Чиминне[10]. Однажды она услышала стук копыт кавалерийских лошадей, проезжавших мимо её дома[10]. Девушка выбежала на низкий балкон, откуда увидела солдат, восседавших на изнемогавших животных[10]. Внезапно её глаза пересеклись с глазами симпатичного молодого воина в голубой униформе, на голове которого красовалась шляпа с большим белым пером[10]. Они посмотрели друг другу в глаза и сразу же влюбились[10]. После двадцати двух дней ухаживаний Мартин и Доменика поженились[10]. В 1912 году родилась их дочь Сара[10]. Мартин отправился в Америку, дабы найти новую жизнь для своей семьи[10]. Оттуда он писал Доменике письма с просьбами приехать к нему, но она попросту боялась поездки и продолжала отказывать[10]. Разочарованный Мартин сочинил последний призыв, угрожая уйти от неё, если она не приедет в срочном порядке[10]. Доменика и Сара попали на следующее же судно, но только потому, что вместе с ними плыл родной брат девушки[10]. Когда корабль уже был готов к отправке, Доменика обнаружила, что брат пропал — она была обманута[11]. Путешествие было долгим и тяжёлым[11].

В конце концов, две совершенно разные семьи поселились в Нью-Йорке на Элизабет-стрит[12]. Франческо, гордый мужчина безо всякого официального образования, устроился в Нью-йоркскую промышленную компанию (англ.)русск., в верфях которой работал разнорабочим[12]. Он, как и сотни других работников, находился под руководством вышестоящих, что совершенно его не устраивало[13]. Мужчина покинул компанию и открыл десять продуктовых лавок[13]. В начале 1900-х годов он обручился с Терезой в старой церкви святого Патрика[12]. Скорсезе переехали на Элизабет-стрит, 241, а Каппа выбрали четвёртый этаж 232 дома через улицу[12].

Мартин Каппа работал на строительных лесах в небольшом городке Спрингфилд (англ.)русск., что в штате Нью-Джерси, и возвращался домой только по выходным[12]. Этот тяжёлый труд приносил ему сорок пять долларов в неделю — хорошие деньги для того времени[12]. Не обходилось и без производственных травм — когда Мартин серьёзно повредил руку и выпал из рабочего графика, Доменика, профессиональная швея, приступила к работе, дабы уменьшить убытки[12]. Как и многие итало-американки, женщина трудилась на дому, пытаясь выжить в демократическую эру свободного предпринимательства[12]. Этому ремеслу она также обучала и дочерей, с интересом наблюдавших за её работой[12].

Мать Мартина Скорсезе, Кэтрин, родилась в 1912 году, а отец Чарльз (настоящее имя — Лучано) годом позже[12]. Росли они в Маленькой Италии, где Кэтрин ходила в среднюю школу, которую бросила, так и не окончив[13]. Вместо учёбы она устроилась на фабрику по производству одежды для детских кукол, проработав там до семнадцати лет[13]. С наступлением совершеннолетия девушка перешла на другой завод на Второй Авеню[13]. Незадолго после этого брат Чарльза пригласил её к мистеру Силверману, «королю Нью-Джерси», как его называли в народе, обрабатывавшему одежду, сделанную на фабриках Нью-Джерси[14]. Кэтрин проработала у Силвермана тридцать девять лет[14].

Детство[править | править код]

Мартин Скорсезе родился в Нью-Йорке. Скорсезе вырос в очень набожной католической семье. В детстве он болел астмой с частыми приступами и поэтому не мог играть с другими детьми, из-за чего его родители или старший брат брали маленького Мартина с собой в кинотеатр. Именно в этот период жизни у него и стала развиваться страсть к кино, особенно он полюбил исторический жанр, так как, по меньшей мере, два фильма этого жанра — «Земля фараонов» и «Эль Сид» — имели глубокое и долгое влияние на него. Также в это время у него развивается интерес к неореалистическому кино. Он рассказывал про влияние на него документальных фильмов на итальянском, а также то, как «Похитители велосипедов» и «Рим, открытый город» вдохновляли его и повлияли на его взгляды, возможно, и благодаря его сицилийским генам. В документальном фильме My Voyage to Italy Скорсезе отмечает сицилианский эпизод фильма Роберто Росселини «Пайза», просмотренный им вместе с родственниками, иммигрантами из Сицилии, который значительно воздействовал на его жизнь. Также он признаёт большое влияние на него Французской Новой Волны и заявил:

«Французская Новая Волна повлияла на всех режиссёров, работавших с тех пор, невзирая на то, смотрели они фильмы или нет»

Он также отмечает таких режиссёров, как Ингмар Бергман, Федерико Феллини, Рай Сатьджит, Микеланджело Антониони как наиболее повлиявших на его карьеру.

Изначально Мартин Скорсезе хотел стать священником, посещая среднюю школу Кардинала Хайза (Cardinal Hayes High School) в Бронксе, но выбрал кино и поступил в Нью-Йоркский колледж наук и искусства (сейчас известный как New York University College of Arts and Science), где получил звание бакалавра искусств в 1964 году.

Первые короткометражные фильмы[править | править код]

После увольнения с военной службы учится в Нью-Йоркском университете, где снимает два короткометражных фильма: «Что такая симпатичная девушка, как ты, делает в таком месте, как это?» и «Это не только ты, Мюррей». Более известный короткометражный фильм Скорсезе — «Конкретная стрижка», снятый в 1967 году. Фильм критикует вторжение Американского правительства во Вьетнамский конфликт, из-за этого второе название фильма — «Вьет’67».

Полноценный дебют[править | править код]

Первый полнометражный фильм Мартина Скорсезе носил рабочее название «Я позвоню первым» (I Call First) и снимался в 1967 году, после того, как режиссёр закончил работу над своим короткометражным фильмом «Конкретная стрижка». Главную роль в картине исполнил начинающий актёр Харви Кейтель, который позже снялся в нескольких других работах Скорсезе. Фильм рассказывал историю любви Джей Р. и его девушки, живущих на улицах Нью-Йорка. К концу съёмок Скорсезе решил переименовать фильм в «Кто стучится в мою дверь?» (Who’s That Knocking at My Door?). После этого он снимает ещё две картины: полудокументальный фильм «Уличные сценки» и «Берта по прозвищу „Товарный вагон“» (Boxcar Bertha), основанный на реальной истории.

Злые улицы[править | править код]

В 1973 году на экраны вышел фильм «Злые улицы». В фильме, помимо Харви Кейтеля, сыграл начинающий актёр Роберт Де Ниро, ранее работавший с Брайаном Де Пальмой. В центре сюжета фильма четыре парня, находящихся в тени своих родственников старшего поколения: Тони, итальянец около 30 лет от роду, заправляет местным баром; Майк претендует на звание серьёзного мафиозного воротилы, не роняет ни на секунду маску серьёзности, при том, что единственный из всей компании действует, исходя из понятий мафиози старого поколения; Джонни Бой занимает деньги у всех без всякого намерения вернуть, ему абсолютно наплевать на все понятия, законы и связи этого общества, ему просто нужно выпить, снять девочек, набить кому-нибудь рожу; и Чарли, племянник местного босса мафии, стремится воплотить в жизнь идеи великого Франциска Ассизского, но делает это «на улицах», по своей недальновидной мерке. Чарли очень религиозен, он испытывает своё терпение и веру: пытается спасти Джонни Боя, при том, что покидает свою подругу в момент приступа эпилепсии. В результате снятый Скорсезе фильм был высоко оценён публикой[15].

Алиса здесь больше не живёт[править | править код]

В 1974 году Эллен Бёрстин решилась на съёмки в новой картине Мартина Скорсезе «Алиса здесь больше не живёт». Фильм не получил особых наград, кроме «Оскара» за лучшую женскую роль 1975 года. Фильм рассказывает историю Алисы, у которой умер муж, оставив её, безработную, с ребёнком на руках.

Таксист[править | править код]

Любимые фильмы Скорсезе

В 1976 году Скорсезе снимает фильм «Таксист», в котором впервые был полностью раскрыт талант Мартина Скорсезе как режиссёра. Также, помимо режиссёрской работы, критики высоко оценили актёрскую работу Роберта Де Ниро и работу оператора Майкла Чэпмена. Премьера состоялась 8 февраля 1976 года в США. Повторный выход состоялся 16 февраля 1996 года в США. В фильме Роберт Де Ниро играет таксиста, бывшего морского пехотинца Тревиса Бикла.

«Золотая пальмовая ветвь» Каннского кинофестиваля (1976), две премии BAFTA. В общем итоге фильм получил 18 кинопремий, номинировался на четыре «Оскара» и девять других премий.

Фильм был задействован в деле о попытке убийства президента США Рональда Рейгана. В 1970-х годах Джон Хинкли посмотрел фильм «Таксист» не менее 15 раз и, по-видимому, отождествлял себя с главным героем фильма[17][18]. Несколько последующих лет Хинкли преследовал Джоди Фостер (игравшую в фильме малолетнюю проститутку) по стране и дошёл даже до того, что, узнав из журнала, что она учится в Йельском университете, поступил туда же на курс писательского мастерства[19]. В конце 1980 г. Хинкли написал Фостер множество писем[20], а также дважды говорил с ней по телефону. Получив вежливый, но однозначный отказ, он, тем не менее, не стал отказываться от своих намерений[18]. Хинкли был уверен, что, прославившись на всю страну, он может добиться равного социального статуса с Фостер. Подобно герою фильма Тревису Биклу, Хинкли начал преследовать президента Джимми Картера с целью его убийства[21]. В марте 1981 г. Хинкли написал Фостер ещё несколько записок. Их тон заметно отличался от предыдущих и побудил её передать их декану. Декан, в свою очередь, передал записки в полицию, однако местонахождение Хинкли установить не удалось[22][23]. Вскоре Хинкли попытался убить Рональда Рейгана и был арестован.

Нью-Йорк, Нью-Йорк и Последний вальс[править | править код]

«Нью-Йорк, Нью-Йорк» (англ. New York, New York) — лирическая драма с элементами комедии и большим количеством музыкальных номеров. Съёмки проходили в Нью-Йорке и Лос-Анджелесе, США. Фильм вышел на экраны в 1977 году. В главных ролях заняты Роберт де Ниро и Лайза Миннелли. Заглавная музыкальная тема New York, New York позднее стала чрезвычайно популярной в исполнении Фрэнка Синатры.

«Последний вальс» (The Last Waltz) — документальный фильм Мартина Скорсезе (1978), запечатлевший заключительный концерт канадо-американской рок-группы The Band, который прошёл в День благодарения 26 ноября 1976 года в концертном зале «Уинтерлэнд», Сан-Франциско. Звуковая дорожка к фильму вышла отдельной пластинкой[en]. Работу Скорсезе принято считать эталоном «концертного кино».

Бешеный бык[править | править код]

В 1978 году, когда Мартин Скорсезе едва не умер от передозировки наркотиков (он нюхал кокаин), Роберт Де Ниро, навестив режиссёра в больнице, попытался уговорить его никогда больше не употреблять наркотики и высказал пожелание, чтобы Скорсезе снял фильм о боксёре. Сначала Скорсезе отказался (он не любил картины о спорте), но Де Ниро в конце концов сумел его переубедить. Многие утверждают, что Де Ниро спас режиссёру жизнь, сумев настоять на его возвращении к работе.

В результате Скорсезе снял фильм «Бешеный бык» об известном американском боксёре итальянского происхождения, чемпионе мира Джейке Ла-Мотта. Сюжет построен как воспоминания постаревшего Джейка в 1960-х годах о расцвете и конце своей блестящей карьеры на боксёрском ринге. Своё прозвище Джейк получил за неукротимый бойцовский дух и бешеный нрав, который также испытали на себе его близкие. Фильм повествует о непростых взаимоотношениях Джейка со своим братом, промоутером и тренером Джоуи и женой Викки. Фильм был высоко оценен критиками и получил Оскар за лучшую мужскую роль и за лучший монтаж (фильм имел номинации ещё в шести категориях).

Цвет денег[править | править код]

Действие фильма начинается в баре, где уже пожилой и закалённый в бильярдных баталиях катала (Пол Ньюман) встречает молодого и талантливого, но недостаточно амбициозного игрока (Том Круз). После чего начинается их совместное турне по штатам Америки. Старик учит молодого тонкостям игры, получая процент от его выигрышей. Сопровождает их молодая подружка героя Тома Круза. В конце концов компаньоны расходятся, чтобы встретиться через некоторое время за столом в финале крупного турнира.

За роль в картине Скорсезе легендарный Пол Ньюман был удостоен единственного в жизни «Оскара» за актёрскую работу.

Последнее искушение Христа[править | править код]

В 1987 году Мартин Скорсезе приступает к постановке фильма с рабочим названием «Страсть». Интересно отметить, что свой вклад в создание картины внесли представители самых разных христианских конфессий: католик Скорсезе, который в молодости собирался принять церковный сан, Казандзакис — православный христианин Греческой церкви, автор сценария Поль Шредер — последователь кальвинизма[24].

К работе привлекли серьёзный ансамбль исполнителей, и картина бы не состоялась, если бы актёры, которые почли за честь работать с мастером, не согласились сниматься за скромный гонорар[25]. Предварительно планировалось, что съёмки пройдут в Израиле, но это оказалось дороже с точки зрения бюджета и не столь безопасно. В картине нет масштабных спецэффектов — чудеса Спасителя изображены весьма скромно. Также в картине нет многолюдной массовки — это опять-таки последствия ограниченного бюджета. В октябре 1987 года съёмки начались в Марокко[24].

В январе 1988 года Скорсезе вернулся в Нью-Йорк, чтобы закончить постпродакшн-фазу картины. Режиссёр очень торопился закончить монтаж, так как предчувствовал, что выпуск картины в массовый прокат будет сопровождаться серьёзными трудностями[26].

В августе 1988 года состоялась премьера фильма в США и Канаде.

Мартин Скорсезе (в центре), Леонардо Ди Каприо и Камерон Диас в 2002 году

Отступники[править | править код]

В 2006 году Мартин Скорсезе снял ремейк популярного гонконгского криминального триллера «Двойная рокировка», вышедшего в 2002 году, фильм носил название «Отступники». В главных ролях снялись Леонардо Ди Каприо, Мэтт Дэймон и Джек Николсон. Фильм рассказывал про двух лучших выпускников полицейской академии, которые оказались по разные стороны баррикады: один из них — агент мафии в рядах правоохранительных органов, другой — «крот», внедрённый в мафию. Каждый считает своим долгом обнаружить и уничтожить противника, но постоянная жизнь в искажённых реалиях меняет внутренний мир героев.

В первый уикенд после своего выхода на экраны «Отступники» заняли первое место по дебютным кассовым сборам в США, заработав 26 887 467 $ и опередив ленты «Свидание моей мечты» и «Техасская резня бензопилой: Начало». В Великобритании в дебюте фильм уступил только картине «Дьявол носит Prada», однако в следующую неделю вышел на первое место. По состоянию на 15 декабря 2006 года фильм собрал 118,7 млн $ в США и 219,5 млн $ по всему миру, став самым коммерчески успешным фильмом Скорсезе. Также фильм получил отличные отзывы кинокритиков и ряд наград, включая шесть номинаций на «Золотой глобус» в категориях «лучший фильм», «лучший режиссёр», «лучший актёр» (Леонардо Ди Каприо), две «лучший актёр второго плана» (Джек Николсон и Марк Уолберг) и «лучший сценарий». Однако лишь в одной номинации, за лучшую режиссуру, фильму удалось получить приз.

Именно 26 февраля 2007 года Мартин Скорсезе получил долгожданную премию «Оскар». Номинирован он был восемь раз: в 1981 году за фильм «Бешеный бык», в 1989 году за работу «Последнее искушение Христа», в 1991 за фильм «Славные парни», в 2003 году за «Банды Нью-Йорка», в 2005 году за фильм «Авиатор», в 2007 году за фильм «Отступники», в 2012 за фильм «Хранитель времени» и в 2014 за фильм «Волк с Уолл-стрит».

Ирландец[править | править код]

Фильм рассказывает историю Фрэнка «Ирландца» Ширана (Де Ниро), водителя-дальнобойщика, который становится киллером и связывается с гангстером Расселом Буфалино (Пеши) и его криминальной семьёй, а также работает на влиятельного профсоюзного лидера Джимми Хоффу (Пачино). Премьера картины состоялась 27 сентября 2019 года на 57-м Нью-Йоркском кинофестивале[27]. В декабре 2019 года Скорсезе заявил, что «Ирландец» может стать его последним фильмом[28].

Звезда Мартина Скорсезе на Аллее Звезд в Голливуде, Лос-Анджелес

Большинство фильмов Скорсезе основано на реальных событиях. Часто он исполняет небольшую эпизодическую роль в своих фильмах. Выступает в качестве разнопланового режиссёра[29].

В 2018 году производное прилагательное от фамилии режиссёра Scorsesean было включено в Оксфордский словарь английского языка[30].

Скорсезе вступал в брак пять раз, четырежды разводился. Его первой женой была Ларейн Мари Бреннан (англ. Laraine Marie Brennan), у них есть дочь Кэтрин. В 1976 году Скорсезе женился на писательнице Джулии Кэмерон. В этом браке родилась вторая дочь режиссёра — Доменика Кэмерон-Скорсезе (англ. Domenica Cameron-Scorsese), ставшая актрисой и снявшаяся в фильме отца «Эпоха невинности». Однако брак продлился лишь год. Развод лёг в основу первого фильма Кэмерон, чёрной комедии God’s Will[31], в котором также сыграла их дочь Доменика[32][33].

С 1979 по 1983 год Скорсезе был женат на актрисе Изабелле Росселини. Затем его женой в 1985 году стала продюсер Барбара де Фина (англ. Barbara De Fina), их брак также закончился разводом в 1991 году. С 1999 года женат на Хелен Моррис (англ. Helen Morris). У них есть дочь Франческа, которая снялась в фильмах Скорсезе «Отступники» и «Авиатор».

Ныне Скорсезе проживает в родном Нью-Йорке.

Мартин Скорсезе практикует трансцендентальную медитацию. В декабре 2010 года он выступил на благотворительном вечере Фонда Дэвида Линча в поддержку обучения трансцендентальной медитации молодёжи из группы риска, ветеранов, страдающих посттравматическим стрессовым расстройством, и других людей, подверженных сильному стрессу[34].

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о