Уютный трикотаж: интернет магазин белорусского трикотажа

Мне бы не хотелось разочароваться в своей профессии – (1)Мне хотелось быть студентом. (2)Хотелось весёлой интересной жизни, хотелось, чтобы учиться было не скучно.(3) В университете разные факультеты устраивали дни открытых дверей для будущих студентов. (4)Можно было прийти, посмотреть, где и как учатся студенты, послушать увлекательную лекцию о том, что изучают студенты, какие получают специальности и какие существуют жизненные перспективы.(5) Первым делом я пошёл на день открытых дверей биологического факультета. (6)Мне казалось, что, коли я приду на биофак, моя детская любовь к жучкам и паучкам, увлечение биологией проснётся во мне с прежней силой и я пойму, что лучшего выбора сделать просто нельзя. (7)А если ещё мне скажут, что в перспективе будут экспедиции, научные эксперименты, и если мне помогут дорисовать образ учёного-биолога, который мною был почти нарисован, а этот образ сильно напоминал жюльверновского Паганеля, то я отброшу всякие сомнения.(8) Нас собралось в маленькой аудитории человек пятнадцать. (9)В назначенное нам время никто не пришёл. (10)Мы ждали минут двадцать. (11)Мы — это десять тихих девчонок и пять, в том числе и я, разнокалиберных во всех смыслах парней выпускного школьного возраста.(12)Через двадцать минут к нам в аудиторию зашла дама в белом халате, наброшенном на плечи. (13)Она поздоровалась, искоса, недружелюбно осмотрела нас и улыбнулась одними губами. (14)Ничего рассказывать нам она не стала, попросила следовать за ней. (15)Она провела нас по нескольким лабораториям. (16)Там были белые крысы и мыши в клетках, а в углу одной лаборатории стояла небольшая ванна, в которой копошились лягушки. (17)Были там ещё и террариумы с какими-то ужами, ящерицами и даже один с большущими тараканами. (18)Были там большие аквариумы с мутной водой и карасями, кажется. (19)В одной лаборатории группа студентов препарировала лягушек, а преподаватель, как заведённый, ходил и смотрел, как они это делают, наклоняясь над каждым, как в школе делают учителя во время написания сочинения или контрольной работы.(20)— Вот и всё! — сказала она после беглого показа всех возможностей биологического факультета. — (21)В зоологический музей нашего университета можете сходить самостоятельно. (22)Вот вам программа для поступающих. (23)Там же есть краткая программа того, что вы будете изучать у нас, если поступите. (24)Приходите. (25)Мы вас очень ждём, и у нас вам будет очень интересно.(26) Я был весьма озадачен. (27)Я очень хотел поступить именно на биофак, но ехал домой на автобусе и думал о том, что же мне не понравилось? (28)Что мне показалось не тем? (29)Чего я ожидал? (30)Что же не то?(31) И я понял, что я не встретил там, в лабораториях и аудиториях, ни одного человека, который бы совпадал с моим образом и моим представлением о том, как должен выглядеть учёный. (32)Там не было никого, похожего на Паганеля. (33)Всё было нормально, тихо и деловито. (34)И я закрыл для себя вопрос о поступлении на биофак.(По Е. Гришковцу)Евгений Валерьевич Гришковец (род. в 1976 г.) — драматург, режиссёр, актёр, писатель.

Мне бы не хотелось разочароваться в своей профессии – (1)Мне хотелось быть студентом. (2)Хотелось весёлой интересной жизни, хотелось, чтобы учиться было не скучно.(3) В университете разные факультеты устраивали дни открытых дверей для будущих студентов. (4)Можно было прийти, посмотреть, где и как учатся студенты, послушать увлекательную лекцию о том, что изучают студенты, какие получают специальности и какие существуют жизненные перспективы.(5) Первым делом я пошёл на день открытых дверей биологического факультета. (6)Мне казалось, что, коли я приду на биофак, моя детская любовь к жучкам и паучкам, увлечение биологией проснётся во мне с прежней силой и я пойму, что лучшего выбора сделать просто нельзя. (7)А если ещё мне скажут, что в перспективе будут экспедиции, научные эксперименты, и если мне помогут дорисовать образ учёного-биолога, который мною был почти нарисован, а этот образ сильно напоминал жюльверновского Паганеля, то я отброшу всякие сомнения.(8) Нас собралось в маленькой аудитории человек пятнадцать. (9)В назначенное нам время никто не пришёл. (10)Мы ждали минут двадцать. (11)Мы — это десять тихих девчонок и пять, в том числе и я, разнокалиберных во всех смыслах парней выпускного школьного возраста.(12)Через двадцать минут к нам в аудиторию зашла дама в белом халате, наброшенном на плечи. (13)Она поздоровалась, искоса, недружелюбно осмотрела нас и улыбнулась одними губами. (14)Ничего рассказывать нам она не стала, попросила следовать за ней. (15)Она провела нас по нескольким лабораториям. (16)Там были белые крысы и мыши в клетках, а в углу одной лаборатории стояла небольшая ванна, в которой копошились лягушки. (17)Были там ещё и террариумы с какими-то ужами, ящерицами и даже один с большущими тараканами. (18)Были там большие аквариумы с мутной водой и карасями, кажется. (19)В одной лаборатории группа студентов препарировала лягушек, а преподаватель, как заведённый, ходил и смотрел, как они это делают, наклоняясь над каждым, как в школе делают учителя во время написания сочинения или контрольной работы.(20)— Вот и всё! — сказала она после беглого показа всех возможностей биологического факультета. — (21)В зоологический музей нашего университета можете сходить самостоятельно. (22)Вот вам программа для поступающих. (23)Там же есть краткая программа того, что вы будете изучать у нас, если поступите. (24)Приходите. (25)Мы вас очень ждём, и у нас вам будет очень интересно.(26) Я был весьма озадачен. (27)Я очень хотел поступить именно на биофак, но ехал домой на автобусе и думал о том, что же мне не понравилось? (28)Что мне показалось не тем? (29)Чего я ожидал? (30)Что же не то?(31) И я понял, что я не встретил там, в лабораториях и аудиториях, ни одного человека, который бы совпадал с моим образом и моим представлением о том, как должен выглядеть учёный. (32)Там не было никого, похожего на Паганеля. (33)Всё было нормально, тихо и деловито. (34)И я закрыл для себя вопрос о поступлении на биофак.(По Е. Гришковцу)Евгений Валерьевич Гришковец (род. в 1976 г.) — драматург, режиссёр, актёр, писатель.

Содержание

10 раздражающих недостатков партнера, которые может исправить мудрый человек

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

Семейная жизнь — дело непростое, требующее гибкости, уступчивости и компромиссов. При этом общее настроение и гармония в доме зависят от обоих супругов. Мудрые люди умеют сохранить баланс в отношениях, преодолеть трудности и уладить любой семейный конфликт. Более того, если выбрать правильную модель поведения, то вы сможете мягко направить действия вашей половинки в нужное русло.

AdMe.ru решил разобрать некоторые распространенные недостатки партнеров и выяснить, каким образом настоящая мудрость в семейных отношениях может помочь сделать совместную жизнь пары лучше для обоих.

1. Не помогает в домашней работе, игнорирует уборку и прочие бытовые вещи

Решение: так как ведение домашнего хозяйства — это большой труд, не стоит обесценивать его самому и позволять делать это партнеру. Важно подчеркивать, что вы сделали по дому, как это было непросто и как вы устали. Тогда все начнут ценить ваш вклад в общий быт.

Помните, что чистота и порядок в доме находятся в зоне ответственности всех, кто в нем проживает, поэтому воспринимайте партнера не как помощника по ведению домашнего хозяйства, а как полноценного участника. Распределите домашние обязанности или, если у вас нет времени на уборку, попробуйте выделить в бюджете отдельную сумму на клининговую службу.

2. Мало участвует в воспитании детей

Решение: часто мужчины уклоняются от родительских обязанностей не потому, что им это неинтересно, а потому, что они просто не знают, что делать с детьми. Кроме того, бывает так, что жены не подпускают мужей к ребенку, поскольку думают, что сами справятся лучше. Психологи называют это «охраной матери». Поэтому чем раньше супруг будет вовлечен в процесс воспитания, тем лучше.

Постарайтесь держать его в курсе того, что происходит с ребенком, чтобы муж не выпал из вашего жизненного цикла, распределите роли и вместе выберите ту часть родительской ответственности, которую он возьмет на себя.

3. Часами зависает в гаджетах

Решение: если ваш партнер буквально одержим соцсетями или компьютерными играми, то это не повод на него злиться, возможно, таким образом человек компенсируют недостаток чего-то. Например, ласки или внимания. Также обращение к видеоиграм или соцсетям может быть способом справиться с чувством депрессии или беспокойства. В этом случае виртуальную реальность можно заменить чем-то другим, скажем, спортзалом, прогулками, бассейном.

При этом лучше не предлагать альтернативу компьютерным играм и гаджетам во время или сразу после очередного спора на эту тему. Дождитесь какого-то приятного совместного времяпрепровождения и отметьте, какой хороший сегодня был день и как было бы здорово повторять такие моменты почаще.

4. Не хочет принимать важные совместные решения

Решение: обычно с такими проблемами сталкиваются семьи, где один из партнеров — властный и сильный человек, который любит руководить. Часто за нежеланием человека принимать решение и отвечать за последствия стоит страх неудачи и последующего стыда. А если он не участвовал в решении проблемы, он как бы «в домике». Поэтому психологи советуют не упрекать партнера за возможные неудачи, а говорить, что вы верите в него и всегда готовы поддержать.

Попробуйте поступать так, как он решил, даже если это кажется вам неправильным, — вам ведь важно показать, что вы будете его слушать. Также в данном случае хорошо работает техника позитивного подкрепления — не забывайте хвалить вашу половинку за любое совершенное дело.

5. Сравнивает с мамой или отцом

10 раздражающих недостат

(1)Мне хотелось быть студентом. (2)Хотелось весёлой интересной жизни, хотелось, чтобы учиться было не скучно.(3) В университете разные факультеты устраивали дни открытых дверей для будущих студентов. (4)Можно было прийти, посмотреть, где и как учатся студенты, послушать увлекательную лекцию о том, что изучают студенты, какие получают специальности и какие существуют жизненные перспективы.(5) Первым делом я пошёл на день открытых дверей биологического факультета. (6)Мне казалось, что, коли я приду на биофак, моя детская любовь к жучкам и паучкам, увлечение биологией проснётся во мне с прежней силой и я пойму, что лучшего выбора сделать просто нельзя. (7)А если ещё мне скажут, что в перспективе будут экспедиции, научные эксперименты, и если мне помогут дорисовать образ учёного-биолога, который мною был почти нарисован, а этот образ сильно напоминал жюльверновского Паганеля, то я отброшу всякие сомнения.(8) Нас собралось в маленькой аудитории человек пятнадцать. (9)В назначенное нам время никто не пришёл. (10)Мы ждали минут двадцать. (11)Мы — это десять тихих девчонок и пять, в том числе и я, разнокалиберных во всех смыслах парней выпускного школьного возраста.(12)Через двадцать минут к нам в аудиторию зашла дама в белом халате, наброшенном на плечи. (13)Она поздоровалась, искоса, недружелюбно осмотрела нас и улыбнулась одними губами. (14)Ничего рассказывать нам она не стала, попросила следовать за ней. (15)Она провела нас по нескольким лабораториям. (16)Там были белые крысы и мыши в клетках, а в углу одной лаборатории стояла небольшая ванна, в которой копошились лягушки. (17)Были там ещё и террариумы с какими-то ужами, ящерицами и даже один с большущими тараканами. (18)Были там большие аквариумы с мутной водой и карасями, кажется. (19)В одной лаборатории группа студентов препарировала лягушек, а преподаватель, как заведённый, ходил и смотрел, как они это делают, наклоняясь над каждым, как в школе делают учителя во время написания сочинения или контрольной работы.(20)— Вот и всё! — сказала она после беглого показа всех возможностей биологического факультета. — (21)В зоологический музей нашего университета можете сходить самостоятельно. (22)Вот вам программа для поступающих. (23)Там же есть краткая программа того, что вы будете изучать у нас, если поступите. (24)Приходите. (25)Мы вас очень ждём, и у нас вам будет очень интересно.(26) Я был весьма озадачен. (27)Я очень хотел поступить именно на биофак, но ехал домой на автобусе и думал о том, что же мне не понравилось? (28)Что мне показалось не тем? (29)Чего я ожидал? (30)Что же не то?(31) И я понял, что я не встретил там, в лабораториях и аудиториях, ни одного человека, который бы совпадал с моим образом и моим представлением о том, как должен выглядеть учёный. (32)Там не было никого, похожего на Паганеля. (33)Всё было нормально, тихо и деловито. (34)И я закрыл для себя вопрос о поступлении на биофак.(По Е. Гришковцу)Евгений Валерьевич Гришковец (род. в 1976 г.) — драматург, режиссёр, актёр, писатель.

(1)Мне хотелось быть студентом. (2)Хотелось весёлой интересной жизни, хотелось, чтобы учиться было не скучно.(3) В университете разные факультеты устраивали дни открытых дверей для будущих студентов. (4)Можно было прийти, посмотреть, где и как учатся студенты, послушать увлекательную лекцию о том, что изучают студенты, какие получают специальности и какие существуют жизненные перспективы.(5) Первым делом я пошёл на день открытых дверей биологического факультета. (6)Мне казалось, что, коли я приду на биофак, моя детская любовь к жучкам и паучкам, увлечение биологией проснётся во мне с прежней силой и я пойму, что лучшего выбора сделать просто нельзя. (7)А если ещё мне скажут, что в перспективе будут экспедиции, научные эксперименты, и если мне помогут дорисовать образ учёного-биолога, который мною был почти нарисован, а этот образ сильно напоминал жюльверновского Паганеля, то я отброшу всякие сомнения.(8) Нас собралось в маленькой аудитории человек пятнадцать. (9)В назначенное нам время никто не пришёл. (10)Мы ждали минут двадцать. (11)Мы — это десять тихих девчонок и пять, в том числе и я, разнокалиберных во всех смыслах парней выпускного школьного возраста.(12)Через двадцать минут к нам в аудиторию зашла дама в белом халате, наброшенном на плечи. (13)Она поздоровалась, искоса, недружелюбно осмотрела нас и улыбнулась одними губами. (14)Ничего рассказывать нам она не стала, попросила следовать за ней. (15)Она провела нас по нескольким лабораториям. (16)Там были белые крысы и мыши в клетках, а в углу одной лаборатории стояла небольшая ванна, в которой копошились лягушки. (17)Были там ещё и террариумы с какими-то ужами, ящерицами и даже один с большущими тараканами. (18)Были там большие аквариумы с мутной водой и карасями, кажется. (19)В одной лаборатории группа студентов препарировала лягушек, а преподаватель, как заведённый, ходил и смотрел, как они это делают, наклоняясь над каждым, как в школе делают учителя во время написания сочинения или контрольной работы.(20)— Вот и всё! — сказала она после беглого показа всех возможностей биологического факультета. — (21)В зоологический музей нашего университета можете сходить самостоятельно. (22)Вот вам программа для поступающих. (23)Там же есть краткая программа того, что вы будете изучать у нас, если поступите. (24)Приходите. (25)Мы вас очень ждём, и у нас вам будет очень интересно.(26) Я был весьма озадачен. (27)Я очень хотел поступить именно на биофак, но ехал домой на автобусе и думал о том, что же мне не понравилось? (28)Что мне показалось не тем? (29)Чего я ожидал? (30)Что же не то?(31) И я понял, что я не встретил там, в лабораториях и аудиториях, ни одного человека, который бы совпадал с моим образом и моим представлением о том, как должен выглядеть учёный. (32)Там не было никого, похожего на Паганеля. (33)Всё было нормально, тихо и деловито. (34)И я закрыл для себя вопрос о поступлении на биофак.(По Е. Гришковцу)Евгений Валерьевич Гришковец (род. в 1976 г.) — драматург, режиссёр, актёр, писатель.

почему не нравится даже престижная работа с хорошей зарплатой?

По данным опроса, который Служба исследований HeadHunter провела в июне среди 7865 соискателей, 28% респондентов не нравится деятельность, которой они занимаются. У 39% процентов часто бывают мысли: «Как же я устал(а)», «Как же мне всё это надоело». И 56% опрошенных хотели бы поменять сферу деятельности. Это средняя цифра, а в некоторых профессиональных областях доля желающих сменить сферу гораздо выше. Например, среди административного персонала, специалистов по продажам и управленцев высшего уровня таких желающих по 72, 65 и 64% соответственно.

Причины недовольства работой, конечно, бывают разными. Кто-то не видит зарплатных и карьерных перспектив в своей сфере, а кто-то страдает «всего лишь» от того, что не получает удовлетворения от работы и ее результатов (39% опрошенных) и от отсутствия интересных задач (27% опрошенных). Со стороны это даже может казаться блажью. Но тому, у кого есть такая проблема, от этого не легче.

Почему тема смены профессии стала такой модной в наше время? Всего каких-то лет 50 назад и даже меньше вопрос получения удовольствия от работы не стоял. Работа есть — и этого достаточно. А сейчас мы хотим чего-то большего, мы бываем недовольны даже работой с высокой зарплатой и престижной должностью, в стабильной известной компании и отличной команде. Правда, те, кому такая работа кажется пределом мечтаний, по-прежнему смотрят на желающих отказаться от всего этого по причинам «скучно» и «не вижу смысла в работе» как на каприз и блажь. Тем не менее проблема существует.

С чем это связано? Этот вопрос интересует и психологов, и экономистов, и даже современных философов.

Еще относительно недавно единственной мотивацией к работе считались деньги. Но в XX веке исследователи мотивации к труду стали отмечать неэкономические факторы мотивации и разделять мотивы на внутренние и внешние. Проще говоря, дело не только в деньгах. И чем дальше, тем большее значение приобретают именно неденежные мотивы.

Это связано с тем, что уровень и образ жизни людей за последние лет сто сильно изменился. Многим уже не приходится выживать, как людям прошлых эпох, базовые материальные потребности более-менее удовлетворены. И, как только это происходит, на первый план выходят потребности высшего порядка (вспомним знаменитую пирамиду Маслоу).

Это проявляется в стремлении не просто зарабатывать, а делать что-то, что вызывает всеобщее одобрение, признание, восхищение. Или удовлетворять собственный исследовательский интерес. Так появляется желание приносить очевидную пользу — заняться социально одобряемой деятельностью (например, благотворительностью, педагогикой). Или уйти в творчество — нести людям красоту, заняться чем-то, что вызывает восхищение (дизайном, архитектурой, живописью, музыкой и так далее). Либо погрузиться в сферу, которая вам просто интересна, например в искусствоведение, научные исследования, продюсирование творческих проектов.

С другой стороны, работа представителей офисных специальностей становится всё более абстрактной. Поэтому люди порой теряют ощущение ценности своего труда, он начинает казаться бессмысленным им самим или окружающим. С этим может быть связано желание заняться ручным трудом, чтобы был конкретный осязаемый результат. Например, специалист по ценным бумагам может бросить успешную карьеру в банке ради того, чтобы стать столяром и делать мебель своими руками, PR-менеджер — уйти в кондитеры, бухгалтер — стать парикмахером-стилистом.

Вот что сказал об этом Мэтью Крофорд, американский писатель и доктор философии, который однажды оставил научную работу в университете и открыл мастерскую по ремонту мотоциклов:

«Современная управленческая культура хочет, чтобы работники были гибкими, открытыми и всегда способными к обучению: потенциал ценится выше осязаемого готового продукта. Но это может привести к чувству неуверенности, очень некомфортному для некоторых типов темперамента. А ремесленник работает по определенным стандартам. Плотник в ответ на претензии своего начальника всегда может сказать: «Просто взгляните — это хорошая работа, красиво и аккуратно сделанная...». Без таких конкретных стандартов вам не на что опереться. Всё, что вы делаете, открыто для интерпретации, и вы тратите половину своего времени, стараясь управлять тем впечатлением, которое складывается о вас. Поскольку всё, что вы делаете, открыто для критики, вы всегда ищете одобрения. В то время как электрики не нуждаются в этом: свет включается — чего еще можно желать?»

Желание кардинально поменять профессию может быть следствием выгорания или психологического кризиса среднего возраста. Причины выгорания обычно связаны с переработками и стрессами. А про желание сменить профессию в связи с психологическим кризисом можно прочитать в нашем интервью с психологом. Кризис всегда бьет по самому слабому месту. Если слабое место — профессиональная самореализация, то вам захочется начать всё с нуля в профессии, наверстать что-то, что кажется упущенным, что-то доказать самому себе и окружающим.

Какими бы ни были ваши мотивы, возможны разные варианты дальнейших действий. В каждом случае решать только вам. Но всегда лучше не рубить с плеча, а действовать взвешенно: если у вас сейчас объективно хорошая работа, вам есть что терять.

Вы ставите точку в прежней карьере, прощаетесь с надоевшей профессией и в буквальном смысле начинаете всё с нуля на новом поле.

Плюсы. Возможность начать новую жизнь, с головой окунуться в новую профессию, среду и знакомства, полностью отключиться от того, в чем вы разочаровались или от чего устали, — всегда как глоток свежего воздуха. Первые шаги в новой профессии обычно вызывают восторг и прилив энтузиазма. Потому что всё в новинку, а всё новое кажется интересным.

Примеры успешных переходов бывают, а некоторые люди вообще склонны менять профессии по несколько раз за жизнь, как только теряют интерес к предыдущей.

Минусы. Вы отказываетесь от преимуществ, которые заслужили прежними достижениями, — хорошей зарплаты, статуса и стабильности.

Нет никаких гарантий, что в новой профессии вы достигнете такого же уровня заработка и статуса (уровня должности, веса, признания в профессиональном сообществе). Либо на это может уйти довольно долгий период.

Не исключено, что по части заработка тот уровень, который был у вас в прежней профессии, в новой профессии недостижим в принципе. Вы готовы снизить свой уровень жизни ради любимой профессии?

На начальных этапах одновременно с удовольствием от новой профессии, возможно, придется испытать психологический дискомфорт. Потому что вы начинаете путь на незнакомом поле, где вас еще никто не знает, и ваши прежние достижения не имеют большого значения. Вы снова в роли новичка. Но одно дело — начинать такой путь в 20 лет и совсем другое — в 30–40 лет, когда вы уже привыкли к определенному статусу.

Есть вероятность разочарования в новой сфере. Она кажется привлекательной со стороны, но, когда вы окажетесь внутри, выяснится, что и там есть своя рутина и свои недостатки. Еще неизвестно, захотите ли вы с ними мириться.

Советы. Постарайтесь действовать осторожно и максимально взвешенно. Если так накипело, что хочется навсегда порвать с прежней профессией и даже не вспоминать о ней, хорошо бы разобраться сначала в причинах — иначе те же самые причины могут вскоре догнать вас и в новой профессии.

Для перехода в новую сферу с нуля лучше сначала создать финансовую подушку и подготовить к переменам близких. Путь к новому успеху может быть долгим и трудным.

Прекрасно, если у вас есть понимание, чем вы хотите заняться дальше. Часто бывает, что острое желание проститься с прежней профессией уже созрело, а с выбором нового дела нет никакой ясности. Шаг в никуда — не лучшая идея. Стоит пройти хотя бы серьезный подробный тест по профориентации или посоветоваться с карьерными консультантами. Кстати, бывает, что для удовольствия от работы достаточно поменять тип карьеры или деловую роль, оставаясь в той же профессии.

Но уж если решились на переход, не бойтесь провала. Не получится, не понравится — всегда можно вернуться туда, где вы признанный профи. Это не стыдно: вы просто разведывали новую сферу и заодно получили новый опыт.

Вы уже знаете, чем хотели бы заниматься, что вас привлекает. Попробуйте это дело сначала в виде хобби, не расставаясь с привычной профессией.

Плюсы. Вы не отказываетесь от стабильности и хорошей зарплаты, статуса, но в то же время пробуете интересное вам дело.

Если дело понравится, то хобби может постепенно перерасти в профессию — так, что вы войдете в нее не совсем новичком и даже с набором нужных контактов. Это гораздо проще, чем начинать совсем с нуля.

В любом случае новое увлечение позволит вам переключаться и может придать энергии, чтобы пережить выгорание и разочарование от привычной работы.

Минусы. Подходит не для любого вида деятельности. Например, вести любительские лекции по истории искусств в каком-то локальном культурном центре еще можно, а вот заниматься психологическими консультациями, не будучи профессиональным психологом, или вести занятия с детьми, не будучи педагогом, — вряд ли.

Советы. Начните учиться, посещайте тематические мероприятия, найдите в соцсетях группы по этой тематике и вступите в них, подпишитесь на звёзд профессионального сообщества.

Вы обретете круг знакомств в новой профессиональной среде и сможете узнать у тех, кто уже там работает, какие есть минусы и перспективы. Это позволит принять взвешенное решение, стоит ли вам переводить это дело в формат профессии или лучше оставить его в режиме хобби.

Вы занимаетесь новым любимым делом профессионально параллельно с привычной основной работой: например, по вечерам, по выходным или договариваетесь ради этого на основной работе о сокращенной рабочей неделе.

Обычно вторая профессия постепенно «вырастает» из хобби. И приглашение на первую работу по новой специальности тоже часто поступает от знакомых по хобби. Мы писали про такие истории. Но можно попробовать начать параллельную профессию совсем с нуля — например, пойти учиться и сразу искать работу.

Плюсы. Вы совмещаете приятное с полезным: поднадоевшую профессию, которая дает вам стабильный доход и статус, с профессией, которая вам более интересна или кажется более полезной, чем основная. Это хороший компромисс: можно не переживать о деньгах и потере статуса.

Если в новой профессии ничего не получится, вы ничем не рискуете, потому что не бросали прежнюю работу. Если в новой профессии всё сложится, вы сможете постепенно полностью переключиться на нее, когда станете в ней уже опытным специалистом, а не новичком.

Опыт работы в двух разных профессиях позволяет в каждой из них взглянуть на рабочие процессы с неожиданной стороны. У вас могут появиться идеи, как совместить преимущества обеих профессий в какой-то одной деятельности.

Минусы. У вас почти не останется свободного времени, а обязанностей и ответственности прибавится. Одно дело заниматься чем-то в качестве хобби, чисто ради удовольствия и ни за что не отвечать, другое — делать это на профессиональной основе и нести ответственность. Как следствие — возможны усталость и стрессы. У кого-то вполне хватает энергии на две профессии, у кого нет.

Советы. Трезво оцените свои силы и загруженность на основной работе: позволяют ли они взять на себя новую дополнительную нагрузку? Учитывайте, что первое время параллельная работа будет забирать много энергии, даже если вы будете заниматься ею всего пару дней в неделю. Просто потому, что вам придется погружаться во всё новое.

Подумайте, как освободить время для второй работы и выделить хотя бы один день на полноценный отдых для восстановления сил. Вариант: договориться на основном месте о сокращенном рабочем дне или сокращенной рабочей неделе. Если это невозможно на текущей работе, стоит найти более щадящий вариант, прежде чем начинать работать по второй профессии.

У вас сразу несколько идей, чем бы вам хотелось заниматься параллельно с основной работой? Попробуйте выбрать тот, который подходит вам больше всего, с помощью подробного теста по профориентации

Удачного выбора! В работе должно быть место для удовольствия.

«Я запуталась в своей профессии»

2 908

Сколько себя помню, я всегда жила с ощущением, что должна к чему-то стремиться, и страхом, что я отстану, не успею. Я все время себя подгоняю, виню, что мало успеваю. Особенно остро я это переживаю в последнее время.

Каждый месяц один из читателей Psychologies получает возможность пройти консультацию с психотерапевтом Александром Бадхеном. Беседа записывается на диктофон: это дает возможность понять, что на самом деле происходит в кабинете психотерапевта. В этот раз на прием пришла Ксения.

Ксения, 29 лет, журналист

«Сколько себя помню, я всегда жила с ощущением, что должна к чему-то стремиться, и страхом, что я отстану, не успею. Я все время себя подгоняю, виню, что мало успеваю. Особенно остро я это переживаю в последнее время. Сейчас мои мысли и тревоги вращаются в основном вокруг работы — я ведущая утреннего эфира на одной из самых популярных радиостанций. Но недавно я вдруг задумалась о том, что не знаю, хочу ли и дальше заниматься журналистикой, засомневалась, что смогу в этой профессии добиться того, о чем мечтала. Чтобы серьезно двигаться дальше, мне надо переходить работать на телевидение, а я не могу решиться. И не понимаю почему. А топтаться на прежней работе, как мне кажется, нет смысла. Я запуталась, а может, просто испугалась, потеряла веру в себя».

Александр Бадхен:  

Вы сказали, что особенно остро переживаете разлад с собой в последнее время. Что-то произошло с вами в эти последние месяцы?

Ксения:  

(Говорит очень быстро.) Да. Я перестала понимать, чего хочу от своей работы. Я пришла на радио, еще учась на третьем курсе журфака, долго стажировалась там бесплатно и знала, что это даст мне возможность стать сначала корреспондентом, потом ведущей, а потом, набравшись опыта, я смогу перейти на телевидение. Три года я проработала корреспондентом в совершенно чудовищном графике и стала утренней ведущей. Сейчас я встаю в 4 утра, провожу утренний эфир, а потом еще сижу до вечера в редакции и готовлюсь к следующему рабочему дню, утреннему эфиру. Неделя через неделю. Я так себя измотала, что у меня уже вообще ни на что не осталось сил. С половины свободной недели у меня портится настроение, потому что я начинаю думать о том, что скоро опять надо идти на работу.

А. Б.:  

Работая, вы постоянно совершаете над собой насилие.

Ксения:  

Да, и в таком режиме я работаю уже три года. И два года думаю о том, что надо что-то менять, может быть, даже вообще сменить профессию. Хотя я всегда считала, что журналистика — лучшая из всех. (Плачет.) Ну вот, пожалуйста! Может быть, я просто болею?

А. Б.:  

Вы сказали: «Может быть, болею»?

Ксения:  

Ну да. Это же ненормально, когда человек все время плачет.

А. Б.:  

Вас расстраивает, что вы вложили столько сил в свою работу, а сейчас вдруг перестали видеть перспективы и не понимаете, ради чего вы себя мучаете.

Ксения:  

Да, именно так. Вы знаете, раньше мне казалось, что на радио работают боги и что, если меня возьмут корреспондентом, это будет чудо. В то, что можно стать ведущей, я долго не верила. А недавно осознала: если я буду пахать в таком режиме еще несколько лет, то стану дневной ведущей, а потом вечерней, но я не уверена, что именно на это я хочу потратить всю свою жизнь.

читайте такжеКак выбрать профессию: первые шаги А. Б.:  

То есть теперь это не является той целью, к которой вы готовы двигаться, чем-то ради нее жертвовать.

Ксения:  

Да. И еще ситуация осложняется тем, что у меня во время прямого эфира начал садиться голос. Каждый раз, когда это случается, я начинаю ужасно нервничать. И может быть, еще и из-за этого я стала бояться своей работы. Я обошла многих врачей, они ничего у меня не находят, говорят, что зажим возникает на нервной почве. И я совершенно не понимаю, что мне делать дальше. С одной стороны, я думаю, что если все-таки оставаться в профессии, то нужно расти дальше, например перейти на телевидение. Но, с другой стороны, я тут же думаю: «Как же я буду там работать, если у меня садится голос?»

А. Б.:  

Вы не можете принять решение, потому что не понимаете, разочаровались ли вы в своей профессии и вам ее лучше сменить, или из-за проблем с голосом вы просто стали неуверенно себя чувствовать.

Ксения:  

Да, это так. А телевидение меня просто пугает. Я боюсь, что, когда начну работать там, у меня ничего не получится и надо мной просто будут смеяться. Кроме того, я не уверена, что хочу снова начать все с нуля. Ведь нет никакой гарантии, что там будет другой режим работы. И опять придется не есть, не спать, доказывать, что я что-то собой представляю. А я устала доказывать. Я хочу, чтоб у меня было что-то помимо работы, оставалось время на то, чтобы заниматься собой, общаться с друзьями, просто получать от жизни удовольствие. А сейчас я вообще ничего не успеваю. Я не хочу через 20 лет оглянуться и понять: свои лучшие годы я потратила на то, что билась головой в телевизионные стенки. Еще бы знать, что это даст стопроцентный результат! Причем я даже не знаю, какой результат мне нужен, вот что печально.

А. Б.:  

Вот! Еще бы знать, что это действительно ваша цель.

Ксения:  

Да. В том-то и дело. Я в этом не уверена. Иногда мне очень хочется все бросить и заняться бизнесом, например открыть маленький ресторан. Может быть, я стану счастливее, если буду сама себе хозяйкой. Потому что мне хочется вставать с утра не ради чего-то, что уже не приносит никакого удовлетворения, а ради любимого дела.

А. Б.:  

А что это за любимое дело?

Ксения:  

В том-то и дело, что я пока не могу этого понять. Но знаю — если я чем-то увлечена, то могу этим заниматься хоть круглые сутки.

А. Б.:  

А на радио вы выкладываетесь, но это уже не приносит вам удовлетворения.

Ксения:  

Да. Мне хотелось бы как-то развиваться в профессии, видеть, что есть прогресс. А его нет. Я все больше чувствую, что топчусь на месте. И что делать дальше, не знаю. Но понимаю, что делать что-то надо.

АЛЕКСАНДР БАДХЕН, психотерапевт, один из основателей Института психотерапии и консультирования «Гармония» (Санкт-Петербург). Соавтор книги «Мастерство психологического консультирования» (Речь, 2006). А. Б.:  

Вы говорите, нужно как-то изменить ситуацию, в которой вы сейчас оказались. И у вас есть разные планы: открыть собственный бизнес, перейти на телевидение. Значит, какой-то выход из ситуации вы все-таки видите.

Ксения:  

Теоретически — да.

А. Б.:  

Что значит «теоретически»?

Ксения:  

(После паузы.) Я не знаю.

А. Б.:  

Вы сомневаетесь? Мне кажется, это важно прояснить.

Ксения:  

Я правда не знаю. Я запуталась. Мама говорит, что я бешусь с жиру, когда переживаю и плачу из-за работы. У нас с ней просто разные характеры: она вообще ни о чем не переживает. А я три раза проверяю, закрыла ли дверь в квартиру, перед тем как лечь спать. Сажусь смотреть телевизор и полчаса стараюсь принять удобную позу, чтобы она была идеальной. Составляю план на день и, когда что-то идет не так, просто жутко расстраиваюсь.

А. Б.:  

Вы хотите, чтобы все было идеально.

Ксения:  

Да. И самое главное, что к себе я предъявляю такие же требования. Все, что я делаю, должно быть идеальным.

А. Б.:  

Я обратил внимание, что во время нашей встречи вы очень быстро говорите, так, как будто куда-то торопитесь.

Ксения:  

Я и живу так, как будто куда-то все время спешу. У меня постоянное ощущение, что к своим 29 годам я могла бы сделать значительно больше. Меня очень пугает, что время идет, а я еще практически ничего в жизни не достигла. (Задумчиво.) Знаете, о чем я сейчас подумала? Наверное, неприятнее всего то, что я себя все время гоню, мучаю, но это не дает той отдачи, которой мне хотелось бы.

А. Б.:  

А какой отдачи вам хотелось бы?

Ксения:  

Я, наверное, хотела бы с гордостью сказать: «Да, я это сделала!» Но у меня никогда не было повода для этого. И в то же время я не уверена, что даже если открою свой бизнес, то удовлетворенно скажу: «Да, я это смогла!» Скорее всего, тогда я начну думать: «Вот, у кого-то нефтяная компания, а у меня всего лишь маленький ресторан».

А. Б.:  

С одной стороны, вы говорите, что для вас важно видеть результат своей работы, а с другой стороны — вы, зная себя, предполагаете, что любой свой результат вы обесцените тем, что будете сравнивать его, например, с успехом нефтяного гиганта.

Ксения:  

Да. Так же, как сейчас я сравниваю себя с теми моими коллегами, кто перешел на телевидение, и понимаю, что до них я еще не дотягиваю. С одной стороны, я не уверена, что сама хочу там работать, но, с другой стороны, я им очень завидую, потому что они сделали следующий шаг, а значит, они сильнее и талантливее меня. И тут начинается очень нездоровое самоедство: я все время себя критикую и виню.

А. Б.:  

Вы сравниваете себя со своими коллегами не в свою пользу, полагая, что они сильнее, успешнее, талантливее вас.

Ксения:  

Да. И не только с коллегами. У меня всегда было такое отношение к себе. Меня ведь в детстве никогда не хвалили. Что бы я ни сделала, мне все время говорили, что можно было сделать лучше. Это, наверное, принципы советского воспитания. Например, я ходила в изостудию. Что бы я ни нарисовала, мне преподаватель показывал: «Смотри, если бы ты здесь за-красила этим, а здесь этим, то было бы совсем хорошо». Может, именно поэтому я перестала заниматься рисованием. А уж сколько в школе было таких ситуаций!

«МАМА НЕ ПОНИМАЕТ, КОГДА Я ПЛАЧУ ИЗ-ЗА РАБОТЫ. У НАС РАЗНЫЕ ХАРАКТЕРЫ: ОНА ВООБЩЕ НИ О ЧЕМ НЕ ПЕРЕЖИВАЕТ»

А. Б.:  

То есть вы все время слышали критику в свой адрес.

Ксения:  

Да это даже не критика, просто мои учителя и преподаватели всегда делали акцент на том, что надо улучшить. Наверное, они хотели помочь мне.

А. Б.:  

Вы учителей своих понимаете. А себя сами вы хвалите?

Ксения:  

(Удивленно.) Не знаю. Похоже, что нет.

А. Б.:  

Знаете, иногда так бывает: когда человек живет в атмосфере критики, когда другие, может быть из лучших побуждений, обращают внимание только на его недостатки, замечают только нереализованные ресурсы, ему становится очень сложно научиться самому видеть свои ценные качества, уметь самого себя поддерживать.

Ксения: 

(Молчит.)

читайте также«Никогда не поздно! Я начал все сначала в 49 лет» А. Б.:  

И может так произойти, что эта внешняя критика превращается во внутреннего критика, который, что бы мы ни сделали, начинает нас подгонять, не одобрять, не поддерживать. И мне кажется, вам важно даже просто осознать: есть внутри вас что-то, что вас постоянно критикует, и нет чего-то, что вас поддерживает, понимает, любит и хвалит. Нет чего-то такого, что вас принимает и на что вы могли бы полагаться.

Ксения:  

Наверное, вы правы. Я безумно завидую людям, которые живут с ощущением, что они лучшие. А на самом деле они такие же, как и все.

А. Б.:  

Но вы понимаете, что они искренне так чувствуют.

Ксения:  

Да. И я понимаю, что при таком отношении к себе можно горы свернуть. Но можно ли этому научиться?

А. Б.:  

Изменить свое отношение к себе — это вполне может стать целью психотерапии. Мне кажется, это было бы для вас полезным.

Станьте участником «Первого сеанса»: вы можете отправить ваш рассказ и вопросы в редакцию по электронной почте [email protected]

В интересах конфиденциальности имя и некоторые личные данные были изменены.

Через месяц

Ксения: «Встреча с психотерапевтом дала возможность понять, что моя проблема заключается не столько в работе, сколько в моем отношении к самой себе. На сеансе я осознала, как часто бываю несправедлива к себе, а порой и жестока. И даже смогла понять причину такого самоедства: с детства я привыкла мерить себя по каким-то очень высоким стандартам, приблизиться к которым практически невозможно. И мне поэтому трудно получать удовлетворение от того, что я делаю. После первого сеанса я начала курс психотерапии и теперь учусь принимать и любить себя, стараюсь разобраться в том, чего я хочу помимо работы».

Александр Бадхен: «Установка на внешние достижения, поддерживаемая современной культурой, превращает жизнь многих из нас в нескончаемый марафон. Успех стал главным критерием собственной ценности, и все, что представляет угрозу для его достижения, вызывает сильную тревогу. Но понятия «внутреннего» и «внешнего» для психики весьма условны. Темп жизни и карьера парадоксальным образом могут оказаться не снаружи, а в глубине души, где-то по соседству с бессилием и самобичеванием. Постоянное насилие над собой приводит к подавленности и моральному истощению, усиливается тревога, и в какой-то момент наступает кризис. Приходит пора признаться себе: со мной что-то не так. Сейчас перед Ксенией встает непростая задача — изменить отношение к себе, подружиться со своими чувствами. Не отвергать, не уклоняться от собственных переживаний, а открыться им и научиться их принимать и понимать скрытый в них смысл. В этом внутреннем путешествии Ксении понадобится профессиональный проводник».

читайте также«Не бойся!» с Анной Аркатовой: Не бойся поменять профессию

История хирурга, которая провела более 10 тыс. операций и в свои 92 года даже не думает о пенсии

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

Если вы испытываете искреннюю любовь к своей профессии, то времени не скоро удастся вас остановить. Живым доказательством этого утверждения является Алла Ильинична Левушкина — практикующий хирург-проктолог из Рязани, которой в мае 2019 года исполнилось 92 года.

Коллектив AdMe.ru восхищается трудолюбием человека в столь почтенном возрасте и хочет, чтобы вы разделили наши впечатления от истории жизни по-настоящему легендарной женщины.

Алла Ильинична родилась 5 мая 1927 года в Рязани в семье учительницы и лесника. Из всех родственников лишь ее тетка была терапевтом, но не она привила девочке страсть к медицине. Да и появилась эта страсть не сразу. В свои юные годы Алла мечтала стать геологом. Ее привлекала романтика походов и возможность постоянно преодолевать трудности. Но все изменилось после прочтения одной книги:

«Я прочла „Записки врача“ Викентия Вересаева. И так меня это увлекло, что я решила, что тоже стану врачом. Ведь врач — профессия, тоже связанная с преодолением: болезни пациентов, собственная усталость, нужно постоянно учиться новому...»

Алла Ильинична Левушкина

Тяжелые годы войны и послевоенного периода не повлияли на желание будущего хирурга. Окончив школу в победном 1945-м, Алла Ильинична отправилась поступать в московский медицинский. Но там ее ждало разочарование: в университет брали только столичных студентов. Чтобы не терять времени, девушка поступила в педагогический институт, но через год вновь вернулась в Москву. Помогли с пропиской.

Время учебы Алла Ильинична вспоминает с теплотой:

«Знаете, а я любила то время. В первые послевоенные годы было очень голодно. Мы, студенты, еле выживали. А уже года через два все наладилось. То нам хлеба не хватало, а тут уже и пирожные появились. Мы, молодые девчонки, любили себя ими баловать. Хулиганили, ездили на трамвае зайцем, а сэкономленные деньги на сладости тратили. Нас ловили контролеры и вели в милицию. А там журили: «Ну что, опять деньги на пирожные спустили? А ну марш домой заниматься!»

Алла Ильинична Левушкина

На 3-м курсе девушке представилась возможность ассистировать знаменитому хирургу Борису Петровскому, который в будущем станет министром здравоохранения СССР. Миниатюрной студентке пришлось взять табуретку, чтобы достать до операционного стола. С подставкой она работает по сей день. Коллеги в шутку называют приспособление Аллы Ильиничны «каретой», не упуская возможности сказать перед операцией: «Карета подана!»

После окончания вуза Алла Ильинична 3 года проработала в Туве. Работа в глубинке манила ее своей сложностью. Но потом она все равно вернулась в Рязань. И начала работу в санитарной авиации, при помощи которой решали проблемы с недостатком врачей в отдаленных поселениях. Алла Ильинична благодарна тому времени за богатый опыт: операции были сложные, и работать иногда приходилось даже в полях и сараях. А однажды ей и вовсе довелось прорываться к больному через стаю волков.

«Самолет все кружил над полем, но не садился. Оказалось, пилот увидел стаю волков. А вокруг — пустошь, ну как сесть? „Не могу же я вас, доктор, на волков высадить!“ — кричал пилот. Я сказала: „Сажайте самолет! Никто меня не тронет!“ Пришлось летчику подчиниться, ведь больной ждет, срочная операция! Мы сели, а там уже и машина санитарная подъехала. Я не боюсь волков. Они никогда первые не бросятся. Вообще мне всегда даже жалко волков, зря их обижают».

Алла Ильинична Левушкина

После суровой «школы молодого медика» Алле Ильиничне предложили

10 жестких, но честных фактов, которые помогают лучше понять этот мир

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

Психологи-эволюционисты считают мотивом большинства наших поступков человеческую природу. Люди и правда порой принимают решения, никак не связанные с сознательным мышлением. Наша склонность к риску или покупке дорогих вещей — это развитый психологический механизм. Мы не выбираем опасность и престиж сознательно — нам просто кажется, что они делают нашу жизнь ярче.

В этой статье AdMe.ru хочет подчеркнуть биологические и социальные факторы, которые влияют на поведение человека. Некоторые выводы могут показаться аморальными, лишенными здравого смысла или даже оскорбительными. Мы ни в коем случае не призываем вас соглашаться с авторами всех исследований, а только хотим показать, что существуют разные точки зрения, которые объясняют мотивы наших поступков.

1. Неприятный человек кажется нам больше и сильнее, чем он есть на самом деле

Антропологи из Калифорнии Дэниел Фесслер и Колин Холбрук считают, что важнейшим критерием оценки врага для наших предков был его размер. Большой враг — сильный враг.

Они провели интересный эксперимент. Часть испытуемых привязали к тяжелому сиденью, якобы изучая психологические эффекты паралича конечностей. Затем людям показали фото агрессивных мужчин и попросили оценить их рост и мускулатуру. Оказалось, беспомощные испытуемые оценивали размеры предполагаемого противника гораздо выше, чем те, кто не был привязан.

Неприятный вам человек может показаться больше, чем он есть, по причине вашего нежелания (или невозможности) поставить его на место. Поэтому вы и не спешите лезть на рожон, оценивая все возможные риски.

2. Мы склонны верить во всякие пророчества, когда у нас дурное настроение

Рассказ о том, как я долго выбирала профессию

Как кто-то когда-то сказал «Все профессии нужны, все профессии важны». С самого детства я так считала и продолжаю считать по сей день. Я никогда не разделяла род человеческой деятельности на полезный и бесполезный, на хороший и на плохой. Я считаю, что человек должен заниматься тем, что действительно ему нравится, от чего он получает положительные эмоции, но, к сожалению, реальность такова, что приоритеты в выборе будущей профессии выставляются в пользу той, которая принесет как можно больше денег. Ничего не имею против тех людей, которые идут к своей цели, но когда этой целью является лишь что-то материальное, и когда эти люди живут этой работой, когда у них не остается времени на семью, отдых, развлечения, в конце-концов, на себя любимого, когда жизнь становится похожа на замкнутый круг, мне становится искренне жаль таких людей. Больше всего на свете я боялась стать одной из них. Когда передо мной встал вопрос о выборе профессии, я боялась, что он будет неправильным.

ya-dolgo-vybirala-professiyu

Расскажу немного о себе. Когда я была совсем-совсем маленькой, я рано научилась говорить и так же быстро научилась читать. Сначала я читала вместе с родителями по слогам книжки для детей, но никто в семье и глазом моргнуть не успел, как я уже одна без запинки в возрасте около двух лет читала «Сказку о царе Султане». Пока я росла, я прочитала огромное количество книг. Сначала я читала все подряд, но позже я заинтересовалась рассказами о животных. Я читала сутки напролет. Мама с трудом укладывала меня спать, я не хотела останавливаться и всегда говорила: «Сейчас, сейчас. Мамуль, подожди еще немножко. Еще пару страниц и идем спать». В то время все мои сверстники с горем пополам и под родительским контролем еле еле читали пару страниц, а у меня было все совсем наоборот.

Читая книги о животных, мне вдруг захотелось стать ветеринаром, лечить кошек и собак, делать им прививки и перематывать лапы. Я, разумеется, поделилась с родителями этими мыслями. Бабушка мне тогда сказала о том, что мне придется лечить еще коров и свиней, мне стало так страшно и мерзко, что я сразу же передумала.

В то время я жила в частном доме в поселке сельского типа и большую часть своего времени проводила на улице. Я любила ковыряться в песке, в земле, да и вообще везде, где можно что-то найти, меня это увлекало. Как-то так совпало, что как раз в этот период моей жизни мама мне купила огромную хрестоматию с красочными иллюстрациями, которая называлась «История древнего мира». Именно из этой книги я узнала о такой профессии, как археолог. Я смотрела на картинки и восхищалась находками этих людей, я подумала: «А вдруг и я смогу найти что-то подобное. Начну пока со своего огорода, а когда вырасту, то уеду в Египет на раскопки». Египет зацепил меня больше, чем другие древние цивилизации, меня привлекли их Боги-животные, таинственные мумии, обряды и легенды, я очень увлеклась этим. Но я снова передумала. Когда я рассказывала друзьям о том, что копаю куриные кости в огороде и мечтаю стать археологом, они смеялись надо мной. Я очень зависима от людей и от их мнения, что я ради этого отказалась от своей мечты, лишь бы только не быть объектом насмешек.

Когда я пошла в школу, родители сразу же отдали меня на все кружки в местной художественной школе. Рисование, народный хор, вокал, танцы, игра на фортепиано, лепка из глины, сольфеджио, музыкальная литература. Мне давались с легкостью все эти направления, но со временем мне стало надоедать учить ноты до поздней ночи, выступать в народном костюме, потому что тогда я считала, что это как-то позорно. Я вновь попала под влияние толпы. Я завидовала ребятам, которые после школы идут сразу домой, а не возвращаются под вечер и сразу же садятся делать уроки. И я все бросила, кроме занятий рисованием, мне это нравилось больше всего. Мои работы преподаватели отправляли на выставки. Мои родители гордились мной, рассказывали обо мне всем своим знакомым, а гостям показывали мои работы и грамоты. Тогда все вокруг поняли, что я ни в коем случае не должна зарывать в землю свой талант. Я окончила детскую школу искусств, получила аттестат и благополучно забыла о своем любимом деле. Меня стали больше интересовать прогулки, мальчики, вечеринки и дискотеки. Не хватало времени даже на то, чтобы делать уроки, а о рисовании речи уже и быть не могло.

ya-dolgo-vybirala-professiyu-2

И вот, наконец, наступило то время, когда уже пора определиться, кем я буду. Моя успеваемость оставляла желать лучшего, я постоянно прогуливала и не делала домашнюю работу, родители уже никому не показывали мой дневник из-за столбика троек. Среди троек стояли только четыре пятерки – русский язык, литература, английский язык и, разумеется, рисование. Тогда я подумала, что ни на что не способна, кроме как рисовать, и вместе с родителями я приняла решение стать художницей, но далеко не от того, что я талантливая, и это моя мечта, а скорее от безысходности. 

Безусловно, многим хочется получать много денег и при этом делать минимум действий. Я как раз из таких людей. Я уверена, что если я не буду получать удовольствие от того, чем я занимаюсь, то я просто сойду с ума. На сегодняшний день я не могу сказать, что меня наполняет то, чем я занимаюсь, потому что по сей день мне больше хочется развлекаться, я ленюсь что-то делать, хоть и осознаю, что от этого зависит моя дальнейшая жизнь.

Это так странно. Мечтать найти дело по душе, а в конечном итоге понять, что высшее образование нужно для того, чтобы потом выбрать более-менее нормальную работу с более-менее нормальным заработком, становится по большей степени уже все равно, кем стать, главное не умереть от голода. Замкнутый круг реальности. На сегодняшний день для меня она такова. Печально, конечно, а куда деваться. Жизнь есть жизнь и каждый строит ее сам, своими руками. Жизнь сделала меня слишком циничной, я уже давно ни о чем не мечтаю и ничего не хочу. Я не знаю, когда ко мне вернется желание заниматься искусством, когда я снова смогу получать от рисования удовольствие и смогу ли вообще. Я всего лишь делаю то, что могу, назад пути нет. Я невольно сама себя внесла в список людей, о котором писала в самом начале своего сочинения, хоть и жутко этого боялась.

А вы смогли разобраться в себе и найти работу по душе?


Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о