Уютный трикотаж: интернет магазин белорусского трикотажа

Обзор карточный домик – Обзор иностранной прессы по сериалу «Карточный домик» и фильму «Падение Лондона»

Обзор карточный домик – Обзор иностранной прессы по сериалу «Карточный домик» и фильму «Падение Лондона»

Рецензия на шестой сезон «Карточного домика»

2 ноября Netflix выложил 8 эпизодов шестого и последнего сезона «Карточного домика». Именно 8, а не 13, как во всех предыдущих сезонах. Заключительную главу первого крупного телешоу Netflix преследовали сложности на нескольких этапах производства, поэтому неудивительно, что результат вышел довольно спорным.

Рецензия на шестой сезон «Карточного домика»

По слухам, Netflix решил закрыть шоу еще до скандала с Кевином Спейси. Площадка, видимо, собирается уходить от формата дорогих сериалов в принципе, так что этот сезон так или иначе стал бы последним — и не потому, что история подошла к логическому концу, а исключительно из-за внешних факторов.

Вскоре после начала съемок этого сезона в октябре прошлого года Спейси получил первое обвинение в сексуальных домогательствах. Актер Энтони Рэпп заявил, что когда ему было 14, а Спейси — 26, тот отнес его на кровать и навалился сверху с явными сексуальными намерениями. Почему он ждал 30 лет, чтобы рассказать об этом? Потому что раньше признаться было невозможно. Поначалу его адвокат говорил, что дело не на чем строить, затем Рэпп рассказал об этом случае публично, но не упомянул имени Спейси, чтобы его самого не засудили, и только сейчас, после скандала с Вайнштейном, он решил, что настало, наконец, время, когда к его правде кто-то может прислушаться.

Сказать, что он врет, или что Спейси можно простить за одну пьяную выходку по молодости, не выйдет. Сам Кевин обвинений не отрицал, написал, что не помнит подобного, но если было — приносит глубочайшие извинения. К сожалению, это оказался не единственный случай — с того момента еще 14 (снова эта цифра) человек признались, что Спейси вел себя с ними крайне неподобающе, в том числе на съемочной площадке «Карточного домика».

Я прошу прощения, за то, что снова заставил вас освежать в памяти всю эту историю, но мне кажется важным разобраться в контексте создания сезона. Чтобы каждый раз, когда и если в вашу голову закрадется мысль «Ох, надо было оставить Спейси, и все было бы хорошо», вы бы вспоминали: четырнадцатилетний мальчик (то, что и Рэпп и Спейси — открытые геи — не делает попытку изнасилования менее жуткой и неестественной) и 14 человек с тех пор.

Рецензия на шестой сезон «Карточного домика»

Netflix решил максимально дистанцироваться от актера, заявив, что не примет новый сезон, если он будет хоть как-либо связан с Кевином Спейси. Съемки были остановлены для анализа ситуации и разработки плана дальнейших действий. Сценарий пришлось переписывать, а основную линию сезона — борьбу Клэр и Фрэнка — выкидывать полностью. Скорее всего из-за этого хронометраж и был сокращен с 13 до 8 эпизодов, хотя тут Netflix мог просто воспользоваться предлогом и продавить свое желание резать расходы на сериал, за который они уже не слишком горят желанием платить.

Сценаристам, безусловно, пришлось несладко. Мало того, что им нужно было придумать и написать полностью новый сезон в кратчайшие сроки, но, похоже, дело осложнялось еще и тем, что занятым в сериале актерам необходимо было прописать роли под старые квоты.

То есть, авторы не могли просто так выкинуть героя или написать ему линию вдвое короче той, что была в старой версии сценария. Персонажам пришлось придумывать равнозначные партии в совершенно новом сюжете — это должно было быть нелегко. Это забавно в виде литературного эксперимента — а напиши-ка мне стих пятистопным ямбом, чтобы первые буквы строк складывались в слово «параллелепипед», а в каждом четверостишии встречались слова «чайник», «красный» и «невтерпеж». Плюс не используй слова с мягким знаком, плюс во всех строках должно быть равное количество букв. Ах да, стих должен внятно и полно пересказывать сюжет «Игры престолов». В общем, задача стояла крайне сложная, а сроки сгорели еще до начала работы.

Учитывая все вышесказанное, я удивлен, что сезон вообще можно смотреть. Но даже принимая во внимание все очевидные сложности, нельзя искренне им наслаждаться. Это месиво и, пусть и по понятным причинам, достойной концовкой сериала оно не стало.

Рецензия на шестой сезон «Карточного домика»

Как ни странно, проблема сезона вовсе не в отсутствии Фрэнка Андервуда (он умирает еще до его начала, за кадром, о чем нам с порога и сообщают), не в том, что Клэр стала протагонистом, не в сокращенном на 5 эпизодов хронометраже, не в том, что этот сезон сделали последним. На мой взгляд, все это пошло сериалу только на пользу. Или пошло бы, если бы он смог воспользоваться предоставленным ему шансом.

Для меня Фрэнк уже давно изжил себя как персонаж, еще в рецензии на четвертый сезон я написал:

В начале сериала мы наблюдали за его леденящими душу манипуляциями и мирились с его ролью главного героя только потому, что изящество, легкость и мастерство, с которыми он проворачивал свои дела, вызывали невольное восхищение. В третьем же сезоне, стоило Фрэнку, наконец, достичь вожделенного поста президента, дальше ему лезть было уже некуда — он достиг потолка. Оставалось лишь бороться за сохранение того, чего он добился. И вот тут начались проблемы — он начал проигрывать. Неудачи преследовали его одна за другой и из супер-злодея он превратился в обычного политического мудака, который на самом деле не способен справиться даже с другими политическими мудаками. Они оказывались умнее, проворнее и откровенно сильнее характером. В конце он умудрился потерять даже своего ближайшего спутника — свою жену.

Надежда была на то, что, показав своего героя в позиции слабости, сериал в четвертом сезоне вернется к прежней формуле — Фрэнк расправляется с противниками благодаря уму и готовности пойти на все. Эта надежда также не оправдалась. В новом сезоне Андервуд продолжает получать оплеухи и далеко не на все ему удается хоть чем-то адекватно ответить. Это снова история умных многоходовок Фрэнка, которые впечатляют как хитроумное ограбление друзей Оушена, за исключением того, что все они с треском проваливаются в конце.

В финале пятого сезона Фрэнк звучит как медленно теряющий разум дедушка: «Власть не в Белом Доме, она снаружи, над ним, я уйду в частный сектор, и мы будем, наконец, править миром вместе». Все это вкупе с организацией собственного падения и надеждой на помилование от Клэр выглядело не хитроумной многоходовкой, а бредом полоумного. Фрэнк растерял энергию и убедительность. Он больше не приковывал к экрану, а его динамика с Клэр исчерпала себя окончательно.

Рецензия на шестой сезон «Карточного домика»

Клэр давно пора было выводить в центр истории. Сюжет буквально умолял об этом. Нам нужно было посмотреть на нее — одну. Не в паре с Фрэнком, не в молчаливой пассивно-агрессивной ссоре с Фрэнком, не в открытой конфронтацией с Фрэнком. На нее в свободном полете. И весь скандал со Спейси выкрутил сценаристам руки и вынудил их сделать то, что давно нужно было сделать, но на что не хватало смелости — вынуть топор из каши, он сыграл свою роль. К черту Фрэнка Андервуда.

Сериал подводил нас к идее равнозначности Фрэнка и Клэр уже давно. Финалы всех последних сезонов так или иначе заигрывали с идеей, что Клэр теперь главная, но каждый раз это оказывалось лишь трюком. В конце пятого она не отвечает на звонок Фрэнка, отказывает ему в помиловании, а в последней сцене и вовсе говорит прямо в камеру: «Мой черед». Если бы Спейси не уволили, уверен, это бы тоже оказалось обманкой — первую скрипку ей бы так и не отдали, по-прежнему морозя в тени Фрэнка.

К сожалению, сценаристы не сумели воспользоваться предоставленным шансом в выделенное им время. Первая половина сезона вышла совсем мертвой, ее откровенно тяжело смотреть, затем сюжет начинает, наконец, увлекать, что-то происходит, но если оступиться на секунду и вдуматься в происходящее, картина разваливается.

Казалось бы, есть четкая и яркая линия — первая женщина-Президент. Как ее управление страной будет отличаться, с какими предрассудками ей придется столкнуться, как она будет противодействовать им… Создатели шоу берутся за эти вопросы, но вскоре довольно неуклюже роняют их на пол, пытаясь удержать в воздухе все тарелки, которые крутятся уже несколько сезонов, и линию с новым главным оппонентом, который вышел крайне блеклым и лишенным четкой мотивации и характера.

Везде — и в линиях, и в героях — временами чувствуется проблеск интересных идей, ярких черт, но его быстро смывает побочными линиями или резкими сменами курса.

Рецензия на шестой сезон «Карточного домика»

Фрэнк мертв, но при этом его тень лежит на всем происходящем и не собирается никуда исчезать. Его поминают в каждой второй фразе, его действия и слова продолжают влиять на героев. Мы все еще разбираемся с его сомнительным наследием. С одной стороны — это оправданно и хочется даже похвалить сценаристов за то, что они не стали открещиваться от истории сериала и преемственности, но со временем начинает казаться, что они перегнули палку. Выходит, не так красиво, как с Недом Старком, который даже после смерти определял судьбу Вестероса. Фрэнк ощущается как грибок, который никак не вывести, он все еще не желает отпускать ни Клэр, ни мир сериала, ни зрителя на свободу.

Впечатление усугубляется тем, что шоураннеры не могли использовать ничего, связанного со Спейси, напрямую. Герои постоянно талдычат его имя, но мы не видим флэшбеков с ним, даже сцену его смерти, не видим его лица — даже в фотоальбоме с похорон президента, не слышим его голоса. Даже когда персонажи слушают его записи — они вынуждены делать это в наушниках, а затем повторять вслух слова Андервуда. Это выглядит как фарс.

Но больше всего меня расстроила Клэр, вернее та линия, что ей прописали. Сама Робин Райт великолепна как никогда, ее харизма вытягивает на себе даже совсем мертвые сцены, но весь потенциал соло миссис Андервуд, истории первого женщины-Президента, вылетает в трубу из-за нескладного сюжета и окончательно оторвавшихся от реальности поворотов.

Весь пласт отличия женского президентства от мужского остается неисследованным, потому что Клэр окружают призраки прошлого — она вынуждена воевать со своими личными демонами, поэтому это больше история «Клэр Андервуд против всех», чем женщины-президента.

Рецензия на шестой сезон «Карточного домика»

В какой-то момент Клэр начинает вести себя крайне странно, а затем, как и Фрэнк в прошлом сезоне, заявляет, что этот самосаботаж на самом деле — хитрый план. Вот только в чем была его хитрость, как он принес ей хоть что-то полезное, способное перевесить весь тот очевидный ущерб, что из него проистекал, так и остается неясным. Сериал просто заявляет — а, последствия этого идиотизма просто испарились, все снова нормально. Потому что это был хитрый план.

«Карточный домик» на старте подкупал хитросплетением политических интриг с примесью откровенно шокирующих безжалостных тактик — слежка, шантаж, убийство, отвлечение внимания любыми способами. Но все же крайности оставались именно этим — крайностями, вплетающимися в обычные политические игры. И поэтому шокировали, выделялись на общем фоне.

В последнем же сезоне сценаристы решили забить на какие-либо правила игры, нюансы и связи с реальным миром.

— Кто-то, может быть, есть шанс, слышал что-то, отдаленно напоминающее улику против нас.

— Замочить.

Мочат в следующей же сцене. Кто-то еще сфоткал того, кто, может быть, что-то слышал? И его замочить. И всех его одноклассников, соседей, родственников, собаку его тоже замочить — на всякий случай. На всех неугодных мгновенно и без усилий находится компромат. Любое сопротивление в собственном правительстве решается немедленным увольнением или вынужденным выходом в отставку.

В любой истории важно понимать, нутром чувствовать высоту ставок, опасность угроз и сложность, с которой их придется решать. Здесь же вся система мер, весов и противовесов вылетает к чертям. Все начинает разрешаться очень быстро, обычно посредством очередного рояля в кустах. Если какая-то проблема не исчезает за пять минут, переученный зритель начинает недоумевать — а почему источник проблемы еще не пристрелили? Из сериала про политику «Домик» превращается в сериал про мафию, крайне надуманный и неровный при этом.

Словно в честь Хэллоуина сериал решает выкопать и тащить на себе все свои трупы — не только Фрэнка. А помните вот этого, которого убила вот та? А вот эту, которую порешили три сезона назад? Наша фирма помнит. На нас вскользь роняют имена третьестепенных героев, которые померли года четыре назад и которых мы, по мнению сериала, должны помнить так же живо, как соседку по парте с неприлично глубоким вырезом.

Освежать нашу память — кто это вообще такие — флэшбэками или упоминаниями контекста «Домик» считает выше своего достоинства. Да, более-менее получается сообразить, о чем речь, но сам факт того, что сезон монотонно и самозабвенно гребет куда-то на этом плоту, связанном кишками чаек из разлагающихся тел, вместо того, чтобы сосредоточиться на новом сюжете, новых идеях и новых конфликтах, удручает. Он тонет в собственном мутном наследии, в котором уже сам не может до конца разобраться, не в силах дать нечто по-настоящему новое.

И концовка сезона выходит под стать общей картине — вроде громкая, но вызывающее недоумение после короткого вау-эффекта.

Большинство линий так и не разрешаются, обрываясь ни на чем, словно они должны были продолжиться в новом сезоне — но ведь авторы с самого начала знали, что это конец, занавес, что нужно завершить арки всех основных персонажей и свести все к какой-то четкой точке. Но нет, все повисает на громкой ноте, которая, впрочем, больше напоминает клиффхэнгер, заставляющий ждать нового сезона, которого никогда не будет.

Лучше сразу придушите в себе надежду, что этот финал ответит на все вопросы, ясно очертит будущее этого мира, подоткнет вам одеяло, нальет глинтвейна и уложит спать. Чтобы не так сильно разочароваться. Это лучшее, что они смогли выжать из себя в крайне непростой ситуации, и создателей можно понять. Но это не причина тратить свое время на столь разочаровывающий псевдофинал.

Рецензия на шестой сезон «Карточного домика»

Шестой, он же последний сезон «Карточного домика», — вышел и на русском языке. Все новые эпизоды уже сейчас доступны по подписке в онлайн-кинотеатре ivi.

По промокоду «houseofcards» можно посмотреть новый сезон «Карточного домика» и другие фильмы и сериалы в подписке ivi. Действует он две недели, так что не упустите ваш шанс!

Обзор иностранной прессы по сериалу «Карточный домик» и фильму «Падение Лондона»

Карточный домик

Итак, кандидат Фрэнк Андервуд. Он – демократ из республиканского штата. Как говорится, страна получает того лидера, которого заслуживает. Так вот, Андервуд убежден, что Америка заслуживает именно его. Он думает о будущем нации, он ставит интересы людей превыше всего, он не боится сказать то, что думает, и посмотреть в глаза своим избирателям.

Четвертый сезон «Карточного домика» стартовал и тут же закончился (Netflix, если вы вдруг забыли, выбрасывает весь сезон целиком) 4 марта. Сервис, совершивший революцию в мире телевидения и интернет-контента, предложил нам почти на 13 часов погрузиться в мир американской политики, наполненный интригами, кознями, предательством, шантажом и прочей людской мерзостью. При этом главы с 40-й по 52-ю выходили после противоречивого третьего сезона. Когда Фрэнк Андервуд вышел на международную арену в третьем сезоне и познакомился с Путиным… простите, Петровым, он несколько подсдал. В целом третий сезон приняли хорошо, однако были и те, кто положительных эпитетов не находил. Некоторые и вовсе окрестили третий сезон «позором», хотя очевидных причин для этого явно не наблюдалось.

Как бы то ни было, четвертый сезон ждали все, кто наслаждается не кончающимся золотым веком телевидения. Правда, фанатов смутило то, что человек, чувствующий себя в политических триллерах, будто рыба в воде, уходит – перед четвертым сезоне о своем уходе заявил шоураннер Бо Уиллимон.

«Пусть Фрэнк уже не так коварен, как когда-то был, он все еще не тот человек, которому стоит переходить дорогу. Покидающий сериал шоураннер Бо Уиллимон показал, что, хоть он и уходит, делает это, громко хлопая дверью», – пишет Нэд Эрбар (Ned Ehrbar/The Wrap).

Чтобы громко хлопнуть дверью, Бо Уиллимону понадобилось вернуться в свою стихию. Он профан в плане международной политики, и некоторые эпизоды четвертого сезона это лишь подтвердили, однако на поле американских праймериз Уиллимон бесподобен. Предвыборный этап его кандидат Фрэнк Андервуд проходит под слоганом «Неравенство, нечестность, нечестивость». Именно об этом заявляет сайт Андервуда – fu2016.com. К слову, даже на нем Кевин Спейси ломает «четвертую стену», поглядывая на вас с экрана.

«Быстрый, яростный забег по первым шести эпизодам должен порадовать любителей сериалов и фанатов “Домика”», – убеждает Верн Гэй (Verne Gay/Newsday).

Кадр из сериала "Карточный домик"

Кадр из сериала "Карточный домик"

Критикам посчастливилось устроить запойный просмотр House of Cards еще до 4 марта. Чтобы они могли настрочить позитивных отзывов, им предоставили 6 эпизодов. И знаете, Уиллимон почти так же коварен, как и его протагонист. Первая половина сериала неплоха, и история, которая в ней рассказывается, цепляет. Да и пару твистов Уиллимон заготовил для зрителя в самом дебюте, но десерт он оставил на вторую половину. Забавно, что шоураннер начинает подавать этот самый десерт аккурат с седьмой серии.

«Новые эпизоды – корыстные маленькие инъекции допамины, каждый так же поражает и сбивает с толку, как и грязная кампания. “Вкусный” сценарий, отточенные фразочки, обращения к зрителю прилагаются», – расхваливает ленту Кэти Уолдмэн (Katy Waldman/Slate).

«”Карточный домик” решил сделать тусклее центральную фигуру и дать выступить другим героям», – бросает еле заметный спойлер Кен Такер (Ken Tucker/Yahoo TV).

«Сложно требовать от одного из самых популярных телесериалов о политике привязки к реальности. Однако “Карточный домик” идет на реальные риски – как по части стилистики, так и в плане сюжета… Приятно видеть, что сериал демонстрирует новые амбиции, ведь Фрэнк это так одобряет», – заключила Лиза Уайденфельд (Lisa Weidenfeld/The A.V. Club).

Как уже говорилось, «Карточный домик» с 40-й по 52-ю главу появился 4 марта. На пятый сезон сериал уже продлен. Как проглотите четвертый сезон, будете с вожделением ждать 2017 года и новых глав рассказа о президентстве Андервуда.

Падение Лондона

А вот «Падение Лондона» вряд ли кто-то ждал с вожделением. О том, что в 2013 году вышел боевик «Падение олимпа», мало кто вспомнит. Фильм тогда был вполне сносным – получился олдскульный боевик в стиле «Крепкого орешка», от которого особо не требовали сюжета, а по части перестрелок и динамики он почти всех устроил. Вдобавок «Падение олимпа» заработал себе на сиквел.

В этот раз президент Бенджамин Ашер, за которого куда лучше бы голосовали, будь он Харви Дентом (даже слоган готовый есть), подвергает опасности Великобританию. Он приехал в Лондон и одним своим присутствием спровоцировал террористическую атаку, гибель пяти мировых лидеров и погромы в столице Объединенного королевства.

Кадр из фильма "Падение Лондона"

Кадр из фильма "Падение Лондона"

Если вы думаете, что по сравнению с первым фильмом изменился только пейзаж, то вы ошибаетесь. С сюжетом все стало еще хуже, а вот экшен остался на том же уровне. В целом «Падение Лондона» шагнул назад по сравнению с «Олимпом», а ведь, казалось бы, сложно было облажаться относительно самого себя.

«По части экшен-триллера “Падение олимпа” предлагает то, чем дразнит в превью. Может быть, этого и хватит для вечернего бездумного просмотра, но сложно не разочароваться, глядя на то, как создатели вместо того, чтобы привнести нечто новое, утюжат истоптанные тропы», – пишет Джеймс Берадинелли (James Berardinelli/ReelViews).

«Никакой прорисовки персонажей. Сюжет вы сможете описать на листке туалетной бумаги. Садистское насилие, видимо, должно нас радовать. В общем, те, кто вышел из зала после начальных титров и вернулся на последние 10 минут, ничему не удивятся», – ехидничает Лоуренс Топпман (Lawrence Toppman/Charlotte Observer).

«Во второй части “Падения олимпа” Джерард Батлер и новый режиссер Бабак Наджафи (“Банши”) смогли добиться стабильного тона – стабильной тупости», – категоричен Том Руссо (Tom Russo/Boston Globe).

Кадр из фильма "Падение Лондона"

Кадр из фильма "Падение Лондона"

«”Падение Лондона” отличителен тем, насколько он получился хуже своего безумного предшественника», – считает Стефани Мерри (Stephanie Merry/The Washington Post).

Впрочем, то, что сценарий проблемный, было ясно задолго до начала съемок. От него вначале отказался режиссер оригинала Антуан Фукуа, подчеркнувший, что ему не понравился сюжет сиквела. На его место пришел Фредрик Бонд, однако и он покинул проект с формулировкой «творческие разногласия». На все согласным оказался Бабак Наджафи. Экшен ему удался, мертвый скрипт он оживить не смог. Если перестрелок, взрывов и мордобоя вам хватает, то можете идти в кино – в прокате с 17 марта.

Чем разочаровывает шестой сезон «Карточного домика» — Wonderzine

Дмитрий Куркин

Шестой и заключительный сезон сериала «Карточный домик» вышел на Netflix в минувшие выходные. Итоговые восемь серий вместо точки ставят размазанную кляксу в истории династии Андервуд, и причиной тому вовсе не увольнение Кевина Спейси, обвинённого в многочисленных случаях сексуальных домогательств. Реальная американская политика за последние несколько лет явно превзошла фантазию сценаристов.

Фрэнк Андервуд мёртв, но дело его живёт. Его супругу Клэр (Робин Райт), унаследовавшую президентский трон почти как вдовствующая королева, со всех сторон обступают враги. Олигархический клан Шепардов в главе с Аннет (Дайан Лейн), с которой Андервуд знакома ещё со времён учёбы, и её наследником Данканом (Коди Ферн, как будто сбежавший прямиком из нынешнего сезона «Американской истории ужасов» — и тут и там он играет примерно одного и того же антихриста) хозяйничает в Белом доме, как в своём собственном. Проблема с исламскими фундаменталистами до сих пор не решена. Ко всему прочему, цепной пёс Даг Стемпер (Майкл Келли), всё ещё преданный своему усопшему боссу, вырвался на свободу, и контролировать эту блуждающую пулю — та ещё задача. Но Клэр знает, за какие рычаги потянуть — как-никак не один год была замужем за Фрэнком.

О том, чья она вдова, новому «лидеру свободного мира» в заключительной главе «Карточного домика» не дают забыть ни минуты: одни из большой лояльности к её покойному мужу, другие — оттого, что им, кажется, неприятен сам факт того, что во главе страны оказалась женщина, третьи, вроде эпизодического персонажа, обращающегося к Клэр «господин президент», просто с непривычки. От Кевина Спейси, обвинённого в домогательствах, Netflix избавился без особых колебаний, но вычеркнуть из сериала Фрэнка Андервуда оказалось на порядок сложнее.

Производство шестого сезона пришлось останавливать на ходу, а сценарий, судя по всему, переписывать полностью или почти полностью. И даже после этого неупокоившийся дух Фрэнка, скончавшегося при подозрительных обстоятельствах, продолжает кошмарить сериальную политическую элиту. В первую очередь саму Клэр — иногда буквально, мистическими приветами из загробного мира.

Идея перенести в самый центр истории сильную героиню — а заодно поспекулировать на тему того, на какое отношение может рассчитывать первая в истории США женщина-президент, — у Бо Уиллимона и его команды созрела явно не вчера: Клэр ещё в пятом сезоне начала оборачиваться к зрителям, как это делал Фрэнк. Но скандал со Спейси, похоже, только спутал им карты. Шоураннеры и режиссёры искусно вырезали опозоренного актёра (и сумели обойтись не только без его изображений, но даже без голоса), но свалившаяся на их головы необходимость утяжелила и без того неуклюжее повествование.

Появившись в эфире пять лет назад, политический триллер Уиллимона первые годы уверенно опережал события, показывая подковёрную возню мирка, в котором узаконено триязычие: один язык — для официальных речей и протокольных мероприятий; другой, более прямой и жёсткий, — для переговоров при закрытых дверях; на третьем, языке правды, говорят крайне редко, да и то чаще всего на манер театральных солилоквиев, повернувшись к зрительному залу. Державшая в напряжении интрига сериала строилась во многом на трудностях перевода с одного языка на другой — а ещё, конечно, на сложных, изумительно выписанных персонажах, один из которых из ценного игрока вдруг превратился в труп не особенно приятного родственника, которого, тем не менее, нужно срочно кремировать (просто закрыть сериал не позволяли контрактные обязательства перед съёмочной группой).

Заключительный сезон «Карточного домика» напоминает оркестр на «Титанике», музыкантам которого раздали разные ноты: часть из них исполняет шекспировскую драму, часть — «Крёстного отца», часть — халтурный выпуск «Saturday Night Live», часть — чуть ли не мексиканскую мыльную оперу (во всём, что касается семейных и дружеских отношений). И главная проблема настигла сериал не прошлой осенью, когда пришлось выгонять Спейси, а чуть пораньше, с ноября 2016 года, когда реальная американская политика стала интереснее наигранной. Одну только трансляцию сенатских слушаний по делу Кристин Форд и Бретта Кавано посмотрели двадцать миллионов телезрителей (причём в прямом эфире, а не в удобное время на Netflix) — таким цифрам сериал мог бы позавидовать. Выяснилось, что тягаться с этим реалити-шоу шоураннеры не в состоянии. «Карточный домик» рассыпался на тематические фельетоны с заранее предсказуемыми тегами: «Кембридж Аналитика», ИГИЛ (чья деятельность, разумеется, запрещена и в России, и в вымышленной Америке), «Это сделали русские».

К ним примешиваются рассуждения о гендерной солидарности: в условиях массированной информационной атаки госпоже президенту не на что положиться, кроме созданного ею же женского батальона и девичьей фамилии. Но учитывая весь бэкграунд главной героини, собранный за пять предыдущих сезонов (если кто забыл, Клэр Андервуд не только лицемерный политик, но и хладнокровная убийца), тема выходит фальшивой и посылает не совсем однозначный сигнал. Его вполне можно расшифровать и так: если в Белый дом и может въехать независимая женщина, то непременно на мужнином горбу; если она даст власть другим женщинам, то исключительно назло политическим соперникам; а если она станет полноправным лидером нации, ждите третьей мировой, не меньше. Мнение имеет право на жизнь, на то она и художественная культура, чтобы предполагать худшее и предостерегать об этом. Вот только в реальной американской политике уже происходит по-другому, и состоявшиеся на днях промежуточные выборы это подтверждают.

ФОТОГРАФИИ: Netflix

Карточный домик

Фрэнк Андервуд (Кевин Спейси) - конгрессмен от Демократической партии. Он активно помогает однопартийцу Гаррету Уокеру (Майкл Гилл) стать президентом, а тот обещает в случае своей победы сделать Фрэнка госсекретарём. Однако после избрания Гаррета глава администрации президента сообщает Фрэнку, что не видать ему госсекретарства как своих ушей.

Фрэнк, который с необычайной легкостью может "кинуть" кого угодно и запросто отказывается от любых своих обещаний, возмущён вероломством и предательством Уокера, поэтому начинает целую серию различных интриг, с тем чтобы, во-первых, все-таки получить вожделенную должность, а во-вторых, отомстить Гаррету.

Впрочем, аппетит приходит во время еды, так что даже если Андервуд и добьется своей должности, то на этом он не остановится: амбиции Фрэнка простираются до самых зияющих вершин американского политического истеблишм... истеблишем... тьфу, в общем, до самых вершин глубин американского политического, как бы это ни называлось.

***

Один из самых знаковых американских сериалов последних лет. 145 номинаций на различные премии разной степени престижности, 23 выигранные премии, из которых два "Золотых глобуса" и несколько "Эмми". Об этом сериале все говорят, Барак Обама в твиттере просил не спойлерить ему о событиях вышедшего сезона, многие зрители уверены, что теперь Кевин Спейси запросто может выдвигать свою кандидатуру на пост президента Соединенных Штатов, так как искусство политической интриги он освоил в полной мере.

Я этот сериал начал смотреть с большим удовольствием. Кевин Спейси - актер замечательный, обаятельные мерзавцы получаются у него просто отлично, за бесконечными интригами Фрэнка Андервуда было смотреть очень интересно, тем более что там и кроме Фрэнка было немало интереснейших персонажей.

Да и персонаж его жены, Клэр Андервуд, которую играет Робин Райт, вышел ничуть не менее интересным, чем Фрэнк. Причем у них там получилось движение в противоположные стороны: чем менее интересным и чем более ожидаемым становился Фрэнк, который довольно быстро продемонстрировал, что он принципиально предельно беспринципен, тем более яркой становилась Клэр, которая где-то к четвертому сезону уже явно обошла Фрэнка по всем статьям.

Меня, если честно, Робин Райт в этом сериале просто поразила. Нет, я знал о существовании этой актрисы и видел её в каких-то ролях, но там она настолько никак не запоминалась, что я с большим удивлением выяснил, что, оказывается, она играла в "Форесте Гампе". А более или менее запомнил я её только в одном-единственном фильме "Переполох", где она играла с тогдашним своим мужем Шоном Пенном.

Но тут - это что-то потрясающее! Мощнейший персонаж, женщина, обладающая изумительным чувством стиля, способная добиваться своего любой ценой, причем это все подчеркивается нарочитой безэмоциональностью и холодностью Клэр - она эдакая Снежная Королева.

Совершенно замечательная героиня, причем, как я уже сказал, чем дальше, тем ярче она раскрывалась и тем менее интересен мне становился Фрэнк, который в первом-втором сезоне еще более или менее зажигал, а где-то с третьего сезона заметно сдал и только паскудил в своём обычном стиле, но как-то совсем без огонька. И мне намного интереснее было наблюдать за Клэр и другими персонажами, а Фрэнк... Ну, не знаю, пристрелили бы его, что ли? Тем более что он этого вполне заслужил.

Очень понравилась Кейт Мара, сыгравшая журналистку Зои Барнс, которую Фрэнк использует в своих корыстных интересах. С ней вся линия была отличная, за исключением финала, в котором сценаристы показали, что они берегов не видят вообще и о какой-то достоверности происходящего заботятся совсем не всегда.

Очень яркая линия была с конгрессменом Питером Руссо, сыгранным Кори Столлом: мне было очень жаль, когда она закончилась.

Ну и классно получился Даг Стампер, сыгранный Майклом Келли, - руководитель аппарата Андервуда и его ближайший помощник. Даг продержался все четыре сезона, и с ним было немало ярких эпизодов.

Первый и второй сезоны были очень интересными и довольно ровными, а разонравился мне сериал в тот момент, когда Фрэнк стал президентом (вряд ли это спойлер, тем более что об этом прямо говорится в знаменитой рекламе со Спейси) и когда на горизонте появился рюсський президент Петров, на роль которого пригласили датчанина Ларса Миккельсена, который сильно похож на Путина, только выше его раза в два.

И с этим Петровым в третьей серии третьего сезона пошла ТАКАЯ ПУРГА (а они еще и Pussy Riot туда засунули), что я, если честно, вообще это дело забросил смотреть, ибо меня эта третья серия раздражала безмерно от первого до последнего кадра. Всё это, конечно, очень мило, но когда российский президент поит почтенное общество, как там сказано, уникальной славянской водкой по 750 тысяч долларов бутылка, причём поит по-русски, не останавливаясь, так что некоторые сенаторы слегка проблевались, потом поёт на русско-датском про какую-то зазнобушку с молодецкого плеча, затем целует взасос президентшу и гасит сигарные бычки о стены президентского дворца - оно, конечно, вполне забавно бы смотрелось в комедии Саши Барона Коэна, но как-то несколько снижает градус впечатления в серьезном вроде бы сериале.

Так что мне пришлось отдохнуть пару месяцев, перевести дух. Впрочем, так как все вокруг говорили о "Карточном домике", пришлось вернуться и досмотреть, чтобы понять, как оно там дальше развивалось.

Так вот, третий сезон они добили ни шатко ни валко, а вот в четвертом сезоне резко пошли вверх, и там все стало очень даже интересно и эффектно, когда пошло противостояние Фрэнка с Клэр и Клэр окончательно вышла на первый план. (Кстати, чуть ли не половину серий четвертого сезона ставила Робин Райт как режиссер.)

В третьем сезоне была одна серия, почти целиком посвященная Петрову и американскому педерасту, который устроил гей-пропаганду у стен Кремля и Петров его посадил в тюрьму, откуда его мужественно вызволяла сама президентша, и эту серию тоже лучше не смотреть, потому что градус пурги там снова резко подошел к 750 тысячам долларов за бутылку, но потом они забыли про Петрова и все снова стало в порядке.

Также Даг Стампер снова вернулся в строй после очередной алкоголизации, а это очень даже интересный персонаж.

Ну и еще в третьем сезоне появился писатель и журналист Том Уэйтс, которого наняли написать книгу об Андервудах. Его играет Пол Спаркс - очень интересный актёр, который играл Микки Дойла в "Подпольной империи". Любопытный персонаж, который играет всё большую и большую роль в сериале, очень понравился.

Да, признаю, что сценаристы работают достаточно неровно и некоторых персонажей откровенно "сливают" - особенно это касается безнадежно влюбленных Рэми и Джеки, - однако ни в одном сериале без этого, к сожалению, не обойтись. А тот факт, что четвертый сезон смотрелся намного лучше третьего (по крайней мере, для нас с котом Бубликом), говорит о том, что потенциал у них еще есть, так что ждём пятого сезона.

В общем, милый сериал, действительно милый. Сплошные мерзавцы, негодяи и убийцы, люди абсолютно беспринципные, все друг друга продают и покупают, все друг друга предают, а главное - все насквозь подлые лицемеры. То есть, другими словами, настоящие политики и элита общества. (Любого, вообще говоря, общества, далеко не только американского.)

Наблюдать за этим довольно интересно, и я думаю, что Клэр в конце концов должна стать президентшей. Впрочем, они ей в противовес могут подогнать какого-нибудь клоуна с идиотской причёской, ну и тогда сериал окончательно догонит саму жизнь. Недаром его смотрят в Белом доме, набираются уму-разуму.

Карточный домик | Карточный домик Вики

«Карточный домик» (англ. House of Cards) — американский телесериал в жанре тёмной политической драмы, повествующий о члене Палаты представителей США и его восхождении на пост президента США.

Действие разворачивается в столице США Вашингтоне в наши дни. Амбициозный конгрессмен Фрэнк Андервуд взамен на обещание сделать его Государственным секретарём США помогает Гаррету Уокеру стать президентом США, но в конце концов последний отказывается назначить Андервуда на эту должность, и Фрэнк со своей женой Клэр Андервуд решают отомстить новому президенту и захватить власть в свои руки.

Сериал был разработан сервисом Netflix на основе одноимённого сериала BBC по роману Майкла Доббса. Создателем сериала выступил американский драматург и сценарист Бо Уиллимон.

Сериал получил положительную критику и был номинирован на девять номинаций за выдающийся драматический сериал, выдающегося актёра в главной роли (Кевин Спейси), выдающуюся актрису в главной роли (Робин Райт), выдающуюся режиссёрскую работу Дэвида Финчера и другие.

Обложка Название Релиз
Сезон 1 1 февраля 2013
Преданный Гарреттом Уокер, которому он помог стать прездентом США, конгрессмен Фрэнсис Андервуд встаёт на тропу политической войны и личной мести. Он готов использовать шантаж, обольщение и любые другие средства, легальные и нелегальные, для достижения своих целей.
Сезон 2 24 февраля 2014
Карабкаясь по лестнице власти, Фрэнк и его жена Клэр сталкиваются новыми опасностями. Их преследует как и прошлые события, так и хрупкие новые союзы. Предатели все.
Сезон 3 27 февраля 2015
Власть, которой всегда жаждали Фрэнк и Клэр, наконец-то в их руках, но кто что угодно от друзей до врагов может разрушить их политическую идиллию.
Сезон 4 4 марта 2016
Сезон 5 30 мая 2017
Их жажда власти неутолима. Выдуманные рассказы и давно забытые союзники - всего лишь часть игры Андервудов.
Сезон 6 2 ноября 2018

Сериал «Карточный домик»: обзор нового сезона без Кевина Спейси

Если вы бывали на заброшенном заводе, вам знакомо это чувство: некогда это мощнейшее производство кипело жизнью, выдавало тонны готовой продукции, обеспечивало работой тысячи человек и привлекало к себе внимание всякого, кто проходил мимо. А сейчас это удручающее полуразвалившееся месиво из автомойки, задрипанного продуктового и наркопритона, на которое больно смотреть. Лучше бы снесли и забыли. Примерно такие же чувства вызывает шестой сезон «Карточного домика».

Когда в феврале 2013 года вышел первый сезон, кажется, все только и обсуждали, что карьеру и кулуарные интриги Фрэнка Андервуда, словно в Государственной думе РФ появился реальный взбалмошный политик, добивающий нашу пресловутую демократию. Неизбежно, как и любой проект, продлеваемый на новые сезоны прибыли ради, в какой-то момент «Карточный Домик» начал проседать (третий и четвертый сезон нагоняли тоску), зато к пятому воскрес – мы все-таки получили президента Андервуда.

А потом получили насильника-педофила-гомосексуалиста Кевина Спейси. Обладателя двух «Оскаров», актера, принявшего участие почти в сотне проектов, убили так быстро, что Netflix ничего не оставалось, как прикончить и Фрэнка Андервуда. Посмотрев шестой сезон, мы задались вопросом: а кто после всех этих «харассментов» остается в плюсе?

Свежие восемь серий «Карточного домика» – зрелище скучнейшее, досмотреть которое возникает желание разве что из-за нарастающего с геометрической прогрессией театра абсурда в сюжете. Чтобы помочь вам смириться с тем, что вы наблюдаете за медленной смертельной агонией некогда великолепного сериала, мы нашли пять самых интересных моментов в сезоне.

Лучше будете понимать феминисток

Шестой сезон «Домика» – это настоящая ода феминизму, начи

Карточный домик — 5 сезон (обзор)

fox_mulder 

Ссылка на сообщение4 июня 2017 г. 00:51Ссылка на сообщение цитировать
Традиционно отличный обзор :cool!:
Главная проблема ремейка «Домика» в сравнении с оригиналом заключается в смене ракурса и частично даже жанра самого сериала. У британцев тамошний прототип Андервуда — просто интриган, манипулятор и ловкий делец от мира политики. Автор романа и оригинального сериала пытался показать зрителям облик типичного современного политика, который ловко жонглирует предвыборными обещаниями, но делает это в собственных корыстных интересах. Виллман же с самого первого сезона решил, что этого недостаточно и превратил Фрэнка в аналог Доктора Зло, который каждый сезон кого-нибудь хладнокровно убивает, но это ему всегда сходит с рук. В результате, история Андервуда потеряла связь с реальностью уже в конце первого сезона, да и сами интриги, которые помогли Фрэнку занять кресло сперва вице-президента, а потом и Оранжевый кабинет, выписаны на уровне детского сада. Складывается впечатление, что все, кто окружает персонажа Спейси в этой вымышленной вселенной сплошь слепые, глухие и невообразимо тупые.
:cool!: свернуть ветку
Мой ответ[X]

загрузка формы...

Мой ответ[X]

загрузка формы...

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *