Уютный трикотаж: интернет магазин белорусского трикотажа

Питер джексон что снимает сейчас – Студии просят Питера Джексона вернуться в Средиземье — Новости на КиноПоиске

Питер джексон что снимает сейчас – Студии просят Питера Джексона вернуться в Средиземье — Новости на КиноПоиске

Содержание

«Сейчас каждый может снять фильм» — Статьи на КиноПоиске

Режиссер «Властелина колец» и «Кинг-Конга» — о работе со съемочной командой и спонсорами, а также о своем эгоизме и фильмах, которые его вдохновляют.

17 сентября в Москву приезжал режиссер Питер Джексон. В рамках празднования 10-летия бизнес-школы «Сколково» режиссер принял участие в открытой дискуссии под названием «Братство мечты: Как построить успешный бизнес, следуя за своей мечтой». В беседе также участвовали продюсер Александр Роднянский, глава совета директоров Mail.Ru Group Дмитрий Гришин, а также бизнесмены Вадим Дымов и Михаил Куснирович.

КиноПоиск побывал на дискуссии и выбрал самые интересные моменты из ответов Питера Джексона.

О мечтах и возможностях

Мне очень повезло, потому что мечта, которая у меня была в 18 лет, — это то, что я делаю сейчас. Сейчас же для меня мечта — это всегда фильм, который еще не существует и который я хочу создать. Я стараюсь представить, какой именно это будет фильм, и надеюсь, что я могу его снять и что его посмотрят. Я мечтаю об историях, которые хочу рассказать. И иногда мне удается их воплотить.

Мы живем в такое время, когда человек, который действительно мечтает снимать кино, может это делать. 30—40 лет назад у вас было не так много шансов. Все зависело от опыта, хорошей камеры. И, если честно, все, кто хотел делать фильмы тогда, делали это в основном из-за своей страсти, а не для того, чтобы заработать денег. Ты мечтал рассказать историю. А сейчас каждый может сделать это. Есть телефон в кармане? Снимаешь, выкладываешь это на YouTube — и все, ты режиссер. И если ты расскажешь действительно занимательную историю, то ты можешь начать собственную карьеру и заниматься ею всю жизнь. Я думаю, что сейчас просто изумительное время, потому что каждый может превратить свою мечту в фильм.

Фото: Элен Нелидова, КиноПоиск

О спонсорах и эгоизме

Я всегда стараюсь, чтобы на меня не оказывало влияние то, что спонсоры потенциально захотели бы профинансировать или увидеть. Это вообще очень важно для кинорежиссера. Когда я создаю фильм, я делаю его для себя. Я всегда стараюсь быть очень эгоистичным в этом отношении, поэтому думаю: «Окей, если бы я смотрел это кино и оно было снято кем-то другим, то что бы я хотел в нем увидеть?» Я не тот человек, который бы делал то, что мне говорят делать. Я делаю те фильмы, которые задумал.

Но я всегда знаю, для кого делаю фильм, несмотря на то что говорю, что делаю его для себя. Обычно я приношу сценарий студиям и рассказываю им, что хочу показать в фильме. Это помогает им увидеть то, что у меня в голове. Единственная вещь, которую студия всегда хочет знать: «Есть ли кто-то еще в мире, кто захочет посмотреть фильм?» Основная ответственность студии в том, чтобы точно решить, для кого создается фильм, найти его целевую аудиторию. Если непонятно, что фильм добьется успеха, его никогда не станут финансировать.

Нужно понимать, что если вы делаете фильм за 150 млн долларов, то у вас должна быть настолько широкая аудитория, насколько это возможно. Она должна состоять из множества людей — мужчин, женщин, молодых, старых. Однако если вы хотите сделать сумасшедший фильм ужасов за 5 миллионов долларов и хотите, чтобы такое же число людей посмотрело этот фильм, то это уже неважно. Вы все равно уже получите выгоду.

Фото: Элен Нелидова, КиноПоиск

О работе с командой

Чтобы делать такие фильмы, которые делал я, вам нужно 150—200 действительно увлеченных людей с совершенно разными способностями. Это должны быть не только люди, которые умеют обращаться с камерами и делают какие-то технические вещи, но и люди, которые могут все спланировать до мельчайших деталей, придумать декорации, положить ковры на пол или создать дизайн целой деревни.

Я люблю делать так, чтобы все люди, с которыми я работаю, просыпались по утрам и были счастливы приходить на площадку. Я не говорю каждому из них, что делать, но мне нравится, когда они приходят ко мне со своими идеями, показывают, что они спроектировали, спрашивают мое мнение. Как режиссер, я становлюсь таким фильтром, который решает, что эта идея хороша, но, чтобы ее добавить в фильм, ее надо доработать. То есть ты просто направляешь людей, стараешься пробудить в них креативность. Потому что в итоге это должно быть кино, которое запланировал ты. Не может быть фильма, который создается 200 разными ощущениями. Это должен быть фильм, который в итоге становится историей в едином мире, и этот мир должен чувствоваться как реальный.

Кстати, я всегда говорю, что члены моей съемочной группы могут прийти ко мне и сказать, если я делаю что-то не так, или сказать, что у них есть идея получше. Потому что я хочу слышать, как мне сделать фильм настолько хорошим, насколько возможно.

О работе с женщинами

Уже 27 лет я живу с Фрэн (Фрэнсис Уолш, жена Джексона, новозеландский продюсер и сценарист — Прим. ред.), которая также занимается продюсированием и пишет для меня сценарии. Мне очень повезло, что я живу и работаю с одним и тем же человеком. Вообще у меня несколько женщин в команде: продюсер, сценарист и ассистент режиссера. Мне действительно нравится работать с женщинами в кино, потому что у них эго меньше, чем у мужчин, при этом они больше полагаются на чувства. В целом женская команда для меня во время создания фильма более привычна, чем мужская.

Фото: Элен Нелидова, КиноПоиск

О начале работы над «Властелином колец»

Это был примерно 1996 или 1997 год, и мы с Фрэн обсуждали возможность создания фильма «Властелин колец». Мы позвонили продюсеру Харви Вайнштейну, сооснователю компании Miramax. Он финансировал фильм «Небесные создания», над которым мы недавно закончили работу. Идея фильма по «Властелину колец» показалась Харви очень интересной, но ни он, ни мы не знали, у кого были права на экранизацию книги.

После долгих поисков мы наконец выяснили, что права принадлежат продюсеру Солу Заенцу. Сол Заенц — это человек, который продюсировал фильм «Пролетая над гнездом кукушки», например. В тот момент он работал над проектом «Английский пациент». Изначально этот фильм должна была финансировать 20th Century Fox. Однако примерно за неделю до начала съемок студия вышла из проекта, поставив судьбу фильма под угрозу. И тут на пути «Английского пациента» оказался Вайнштейн с Miramax, которые и взяли на себя финансирование. Так что Сол Заенц оказался в большом долгу перед Вайнштейном.

Так благодаря стечению удачных обстоятельств мы и получили права на «Властелина колец». Конечно, это не было бесплатно, и мы заплатили Заенцу за права. А Харви согласился профинансировать работу над сценарием. Вот так все и началось.

Об опасности технологий

Мы всегда стараемся следить за тем, какие новые технологии можно использовать во время работы над фильмом. Но дело в том, что с технологиями надо быть очень осторожными. Они могут не только развивать воображение, но и, наоборот, ослаблять его, отнимать у людей способность мечтать и необходимость самим решать какие-то задачи. Поэтому, когда ты используешь в фильме технологии, важно с их помощью вдохновлять на мечты.

О фильмах, которые вдохновляют

Фильмы, которые меня вдохновляют, — это, например, первый «Кинг-Конг» 1933 года. Я увидел его, когда мне было восемь или девять лет. И этот фильм заложил в мою голову идею снимать фильмы. Так что он действительно изменил всю мою жизнь. Если бы тогда в Новой Зеландии я не увидел по телевизору «Кинг-Конга», то, возможно, я бы не был тем, кем сейчас стал.

«Сейчас каждый может снять фильм» — Статьи на КиноПоиске

Режиссер «Властелина колец» и «Кинг-Конга» — о работе со съемочной командой и спонсорами, а также о своем эгоизме и фильмах, которые его вдохновляют.

17 сентября в Москву приезжал режиссер Питер Джексон. В рамках празднования 10-летия бизнес-школы «Сколково» режиссер принял участие в открытой дискуссии под названием «Братство мечты: Как построить успешный бизнес, следуя за своей мечтой». В беседе также участвовали продюсер Александр Роднянский, глава совета директоров Mail.Ru Group Дмитрий Гришин, а также бизнесмены Вадим Дымов и Михаил Куснирович.

КиноПоиск побывал на дискуссии и выбрал самые интересные моменты из ответов Питера Джексона.

О мечтах и возможностях

Мне очень повезло, потому что мечта, которая у меня была в 18 лет, — это то, что я делаю сейчас. Сейчас же для меня мечта — это всегда фильм, который еще не существует и который я хочу создать. Я стараюсь представить, какой именно это будет фильм, и надеюсь, что я могу его снять и что его посмотрят. Я мечтаю об историях, которые хочу рассказать. И иногда мне удается их воплотить.

Мы живем в такое время, когда человек, который действительно мечтает снимать кино, может это делать. 30—40 лет назад у вас было не так много шансов. Все зависело от опыта, хорошей камеры. И, если честно, все, кто хотел делать фильмы тогда, делали это в основном из-за своей страсти, а не для того, чтобы заработать денег. Ты мечтал рассказать историю. А сейчас каждый может сделать это. Есть телефон в кармане? Снимаешь, выкладываешь это на YouTube — и все, ты режиссер. И если ты расскажешь действительно занимательную историю, то ты можешь начать собственную карьеру и заниматься ею всю жизнь. Я думаю, что сейчас просто изумительное время, потому что каждый может превратить свою мечту в фильм.

Фото: Элен Нелидова, КиноПоиск

О спонсорах и эгоизме

Я всегда стараюсь, чтобы на меня не оказывало влияние то, что спонсоры потенциально захотели бы профинансировать или увидеть. Это вообще очень важно для кинорежиссера. Когда я создаю фильм, я делаю его для себя. Я всегда стараюсь быть очень эгоистичным в этом отношении, поэтому думаю: «Окей, если бы я смотрел это кино и оно было снято кем-то другим, то что бы я хотел в нем увидеть?» Я не тот человек, который бы делал то, что мне говорят делать. Я делаю те фильмы, которые задумал.

Но я всегда знаю, для кого делаю фильм, несмотря на то что говорю, что делаю его для себя. Обычно я приношу сценарий студиям и рассказываю им, что хочу показать в фильме. Это помогает им увидеть то, что у меня в голове. Единственная вещь, которую студия всегда хочет знать: «Есть ли кто-то еще в мире, кто захочет посмотреть фильм?» Основная ответственность студии в том, чтобы точно решить, для кого создается фильм, найти его целевую аудиторию. Если непонятно, что фильм добьется успеха, его никогда не станут финансировать.

Нужно понимать, что если вы делаете фильм за 150 млн долларов, то у вас должна быть настолько широкая аудитория, насколько это возможно. Она должна состоять из множества людей — мужчин, женщин, молодых, старых. Однако если вы хотите сделать сумасшедший фильм ужасов за 5 миллионов долларов и хотите, чтобы такое же число людей посмотрело этот фильм, то это уже неважно. Вы все равно уже получите выгоду.

Фото: Элен Нелидова, КиноПоиск

О работе с командой

Чтобы делать такие фильмы, которые делал я, вам нужно 150—200 действительно увлеченных людей с совершенно разными способностями. Это должны быть не только люди, которые умеют обращаться с камерами и делают какие-то технические вещи, но и люди, которые могут все спланировать до мельчайших деталей, придумать декорации, положить ковры на пол или создать дизайн целой деревни.

Я люблю делать так, чтобы все люди, с которыми я работаю, просыпались по утрам и были счастливы приходить на площадку. Я не говорю каждому из них, что делать, но мне нравится, когда они приходят ко мне со своими идеями, показывают, что они спроектировали, спрашивают мое мнение. Как режиссер, я становлюсь таким фильтром, который решает, что эта идея хороша, но, чтобы ее добавить в фильм, ее надо доработать. То есть ты просто направляешь людей, стараешься пробудить в них креативность. Потому что в итоге это должно быть кино, которое запланировал ты. Не может быть фильма, который создается 200 разными ощущениями. Это должен быть фильм, который в итоге становится историей в едином мире, и этот мир должен чувствоваться как реальный.

Кстати, я всегда говорю, что члены моей съемочной группы могут прийти ко мне и сказать, если я делаю что-то не так, или сказать, что у них есть идея получше. Потому что я хочу слышать, как мне сделать фильм настолько хорошим, насколько возможно.

О работе с женщинами

Уже 27 лет я живу с Фрэн (Фрэнсис Уолш, жена Джексона, новозеландский продюсер и сценарист — Прим. ред.), которая также занимается продюсированием и пишет для меня сценарии. Мне очень повезло, что я живу и работаю с одним и тем же человеком. Вообще у меня несколько женщин в команде: продюсер, сценарист и ассистент режиссера. Мне действительно нравится работать с женщинами в кино, потому что у них эго меньше, чем у мужчин, при этом они больше полагаются на чувства. В целом женская команда для меня во время создания фильма более привычна, чем мужская.

Фото: Элен Нелидова, КиноПоиск

О начале работы над «Властелином колец»

Это был примерно 1996 или 1997 год, и мы с Фрэн обсуждали возможность создания фильма «Властелин колец». Мы позвонили продюсеру Харви Вайнштейну, сооснователю компании Miramax. Он финансировал фильм «Небесные создания», над которым мы недавно закончили работу. Идея фильма по «Властелину колец» показалась Харви очень интересной, но ни он, ни мы не знали, у кого были права на экранизацию книги.

После долгих поисков мы наконец выяснили, что права принадлежат продюсеру Солу Заенцу. Сол Заенц — это человек, который продюсировал фильм «Пролетая над гнездом кукушки», например. В тот момент он работал над проектом «Английский пациент». Изначально этот фильм должна была финансировать 20th Century Fox. Однако примерно за неделю до начала съемок студия вышла из проекта, поставив судьбу фильма под угрозу. И тут на пути «Английского пациента» оказался Вайнштейн с Miramax, которые и взяли на себя финансирование. Так что Сол Заенц оказался в большом долгу перед Вайнштейном.

Так благодаря стечению удачных обстоятельств мы и получили права на «Властелина колец». Конечно, это не было бесплатно, и мы заплатили Заенцу за права. А Харви согласился профинансировать работу над сценарием. Вот так все и началось.

Об опасности технологий

Мы всегда стараемся следить за тем, какие новые технологии можно использовать во время работы над фильмом. Но дело в том, что с технологиями надо быть очень осторожными. Они могут не только развивать воображение, но и, наоборот, ослаблять его, отнимать у людей способность мечтать и необходимость самим решать какие-то задачи. Поэтому, когда ты используешь в фильме технологии, важно с их помощью вдохновлять на мечты.

О фильмах, которые вдохновляют

Фильмы, которые меня вдохновляют, — это, например, первый «Кинг-Конг» 1933 года. Я увидел его, когда мне было восемь или девять лет. И этот фильм заложил в мою голову идею снимать фильмы. Так что он действительно изменил всю мою жизнь. Если бы тогда в Новой Зеландии я не увидел по телевизору «Кинг-Конга», то, возможно, я бы не был тем, кем сейчас стал.

«Сейчас каждый может снять фильм» — Статьи на КиноПоиске

Режиссер «Властелина колец» и «Кинг-Конга» — о работе со съемочной командой и спонсорами, а также о своем эгоизме и фильмах, которые его вдохновляют.

17 сентября в Москву приезжал режиссер Питер Джексон. В рамках празднования 10-летия бизнес-школы «Сколково» режиссер принял участие в открытой дискуссии под названием «Братство мечты: Как построить успешный бизнес, следуя за своей мечтой». В беседе также участвовали продюсер Александр Роднянский, глава совета директоров Mail.Ru Group Дмитрий Гришин, а также бизнесмены Вадим Дымов и Михаил Куснирович.

КиноПоиск побывал на дискуссии и выбрал самые интересные моменты из ответов Питера Джексона.

О мечтах и возможностях

Мне очень повезло, потому что мечта, которая у меня была в 18 лет, — это то, что я делаю сейчас. Сейчас же для меня мечта — это всегда фильм, который еще не существует и который я хочу создать. Я стараюсь представить, какой именно это будет фильм, и надеюсь, что я могу его снять и что его посмотрят. Я мечтаю об историях, которые хочу рассказать. И иногда мне удается их воплотить.

Мы живем в такое время, когда человек, который действительно мечтает снимать кино, может это делать. 30—40 лет назад у вас было не так много шансов. Все зависело от опыта, хорошей камеры. И, если честно, все, кто хотел делать фильмы тогда, делали это в основном из-за своей страсти, а не для того, чтобы заработать денег. Ты мечтал рассказать историю. А сейчас каждый может сделать это. Есть телефон в кармане? Снимаешь, выкладываешь это на YouTube — и все, ты режиссер. И если ты расскажешь действительно занимательную историю, то ты можешь начать собственную карьеру и заниматься ею всю жизнь. Я думаю, что сейчас просто изумительное время, потому что каждый может превратить свою мечту в фильм.

Фото: Элен Нелидова, КиноПоиск

О спонсорах и эгоизме

Я всегда стараюсь, чтобы на меня не оказывало влияние то, что спонсоры потенциально захотели бы профинансировать или увидеть. Это вообще очень важно для кинорежиссера. Когда я создаю фильм, я делаю его для себя. Я всегда стараюсь быть очень эгоистичным в этом отношении, поэтому думаю: «Окей, если бы я смотрел это кино и оно было снято кем-то другим, то что бы я хотел в нем увидеть?» Я не тот человек, который бы делал то, что мне говорят делать. Я делаю те фильмы, которые задумал.

Но я всегда знаю, для кого делаю фильм, несмотря на то что говорю, что делаю его для себя. Обычно я приношу сценарий студиям и рассказываю им, что хочу показать в фильме. Это помогает им увидеть то, что у меня в голове. Единственная вещь, которую студия всегда хочет знать: «Есть ли кто-то еще в мире, кто захочет посмотреть фильм?» Основная ответственность студии в том, чтобы точно решить, для кого создается фильм, найти его целевую аудиторию. Если непонятно, что фильм добьется успеха, его никогда не станут финансировать.

Нужно понимать, что если вы делаете фильм за 150 млн долларов, то у вас должна быть настолько широкая аудитория, насколько это возможно. Она должна состоять из множества людей — мужчин, женщин, молодых, старых. Однако если вы хотите сделать сумасшедший фильм ужасов за 5 миллионов долларов и хотите, чтобы такое же число людей посмотрело этот фильм, то это уже неважно. Вы все равно уже получите выгоду.

Фото: Элен Нелидова, КиноПоиск

О работе с командой

Чтобы делать такие фильмы, которые делал я, вам нужно 150—200 действительно увлеченных людей с совершенно разными способностями. Это должны быть не только люди, которые умеют обращаться с камерами и делают какие-то технические вещи, но и люди, которые могут все спланировать до мельчайших деталей, придумать декорации, положить ковры на пол или создать дизайн целой деревни.

Я люблю делать так, чтобы все люди, с которыми я работаю, просыпались по утрам и были счастливы приходить на площадку. Я не говорю каждому из них, что делать, но мне нравится, когда они приходят ко мне со своими идеями, показывают, что они спроектировали, спрашивают мое мнение. Как режиссер, я становлюсь таким фильтром, который решает, что эта идея хороша, но, чтобы ее добавить в фильм, ее надо доработать. То есть ты просто направляешь людей, стараешься пробудить в них креативность. Потому что в итоге это должно быть кино, которое запланировал ты. Не может быть фильма, который создается 200 разными ощущениями. Это должен быть фильм, который в итоге становится историей в едином мире, и этот мир должен чувствоваться как реальный.

Кстати, я всегда говорю, что члены моей съемочной группы могут прийти ко мне и сказать, если я делаю что-то не так, или сказать, что у них есть идея получше. Потому что я хочу слышать, как мне сделать фильм настолько хорошим, насколько возможно.

О работе с женщинами

Уже 27 лет я живу с Фрэн (Фрэнсис Уолш, жена Джексона, новозеландский продюсер и сценарист — Прим. ред.), которая также занимается продюсированием и пишет для меня сценарии. Мне очень повезло, что я живу и работаю с одним и тем же человеком. Вообще у меня несколько женщин в команде: продюсер, сценарист и ассистент режиссера. Мне действительно нравится работать с женщинами в кино, потому что у них эго меньше, чем у мужчин, при этом они больше полагаются на чувства. В целом женская команда для меня во время создания фильма более привычна, чем мужская.

Фото: Элен Нелидова, КиноПоиск

О начале работы над «Властелином колец»

Это был примерно 1996 или 1997 год, и мы с Фрэн обсуждали возможность создания фильма «Властелин колец». Мы позвонили продюсеру Харви Вайнштейну, сооснователю компании Miramax. Он финансировал фильм «Небесные создания», над которым мы недавно закончили работу. Идея фильма по «Властелину колец» показалась Харви очень интересной, но ни он, ни мы не знали, у кого были права на экранизацию книги.

После долгих поисков мы наконец выяснили, что права принадлежат продюсеру Солу Заенцу. Сол Заенц — это человек, который продюсировал фильм «Пролетая над гнездом кукушки», например. В тот момент он работал над проектом «Английский пациент». Изначально этот фильм должна была финансировать 20th Century Fox. Однако примерно за неделю до начала съемок студия вышла из проекта, поставив судьбу фильма под угрозу. И тут на пути «Английского пациента» оказался Вайнштейн с Miramax, которые и взяли на себя финансирование. Так что Сол Заенц оказался в большом долгу перед Вайнштейном.

Так благодаря стечению удачных обстоятельств мы и получили права на «Властелина колец». Конечно, это не было бесплатно, и мы заплатили Заенцу за права. А Харви согласился профинансировать работу над сценарием. Вот так все и началось.

Об опасности технологий

Мы всегда стараемся следить за тем, какие новые технологии можно использовать во время работы над фильмом. Но дело в том, что с технологиями надо быть очень осторожными. Они могут не только развивать воображение, но и, наоборот, ослаблять его, отнимать у людей способность мечтать и необходимость самим решать какие-то задачи. Поэтому, когда ты используешь в фильме технологии, важно с их помощью вдохновлять на мечты.

О фильмах, которые вдохновляют

Фильмы, которые меня вдохновляют, — это, например, первый «Кинг-Конг» 1933 года. Я увидел его, когда мне было восемь или девять лет. И этот фильм заложил в мою голову идею снимать фильмы. Так что он действительно изменил всю мою жизнь. Если бы тогда в Новой Зеландии я не увидел по телевизору «Кинг-Конга», то, возможно, я бы не был тем, кем сейчас стал.

«Сейчас каждый может снять фильм» — Статьи на КиноПоиске

Режиссер «Властелина колец» и «Кинг-Конга» — о работе со съемочной командой и спонсорами, а также о своем эгоизме и фильмах, которые его вдохновляют.

17 сентября в Москву приезжал режиссер Питер Джексон. В рамках празднования 10-летия бизнес-школы «Сколково» режиссер принял участие в открытой дискуссии под названием «Братство мечты: Как построить успешный бизнес, следуя за своей мечтой». В беседе также участвовали продюсер Александр Роднянский, глава совета директоров Mail.Ru Group Дмитрий Гришин, а также бизнесмены Вадим Дымов и Михаил Куснирович.

КиноПоиск побывал на дискуссии и выбрал самые интересные моменты из ответов Питера Джексона.

О мечтах и возможностях

Мне очень повезло, потому что мечта, которая у меня была в 18 лет, — это то, что я делаю сейчас. Сейчас же для меня мечта — это всегда фильм, который еще не существует и который я хочу создать. Я стараюсь представить, какой именно это будет фильм, и надеюсь, что я могу его снять и что его посмотрят. Я мечтаю об историях, которые хочу рассказать. И иногда мне удается их воплотить.

Мы живем в такое время, когда человек, который действительно мечтает снимать кино, может это делать. 30—40 лет назад у вас было не так много шансов. Все зависело от опыта, хорошей камеры. И, если честно, все, кто хотел делать фильмы тогда, делали это в основном из-за своей страсти, а не для того, чтобы заработать денег. Ты мечтал рассказать историю. А сейчас каждый может сделать это. Есть телефон в кармане? Снимаешь, выкладываешь это на YouTube — и все, ты режиссер. И если ты расскажешь действительно занимательную историю, то ты можешь начать собственную карьеру и заниматься ею всю жизнь. Я думаю, что сейчас просто изумительное время, потому что каждый может превратить свою мечту в фильм.

Фото: Элен Нелидова, КиноПоиск

О спонсорах и эгоизме

Я всегда стараюсь, чтобы на меня не оказывало влияние то, что спонсоры потенциально захотели бы профинансировать или увидеть. Это вообще очень важно для кинорежиссера. Когда я создаю фильм, я делаю его для себя. Я всегда стараюсь быть очень эгоистичным в этом отношении, поэтому думаю: «Окей, если бы я смотрел это кино и оно было снято кем-то другим, то что бы я хотел в нем увидеть?» Я не тот человек, который бы делал то, что мне говорят делать. Я делаю те фильмы, которые задумал.

Но я всегда знаю, для кого делаю фильм, несмотря на то что говорю, что делаю его для себя. Обычно я приношу сценарий студиям и рассказываю им, что хочу показать в фильме. Это помогает им увидеть то, что у меня в голове. Единственная вещь, которую студия всегда хочет знать: «Есть ли кто-то еще в мире, кто захочет посмотреть фильм?» Основная ответственность студии в том, чтобы точно решить, для кого создается фильм, найти его целевую аудиторию. Если непонятно, что фильм добьется успеха, его никогда не станут финансировать.

Нужно понимать, что если вы делаете фильм за 150 млн долларов, то у вас должна быть настолько широкая аудитория, насколько это возможно. Она должна состоять из множества людей — мужчин, женщин, молодых, старых. Однако если вы хотите сделать сумасшедший фильм ужасов за 5 миллионов долларов и хотите, чтобы такое же число людей посмотрело этот фильм, то это уже неважно. Вы все равно уже получите выгоду.

Фото: Элен Нелидова, КиноПоиск

О работе с командой

Чтобы делать такие фильмы, которые делал я, вам нужно 150—200 действительно увлеченных людей с совершенно разными способностями. Это должны быть не только люди, которые умеют обращаться с камерами и делают какие-то технические вещи, но и люди, которые могут все спланировать до мельчайших деталей, придумать декорации, положить ковры на пол или создать дизайн целой деревни.

Я люблю делать так, чтобы все люди, с которыми я работаю, просыпались по утрам и были счастливы приходить на площадку. Я не говорю каждому из них, что делать, но мне нравится, когда они приходят ко мне со своими идеями, показывают, что они спроектировали, спрашивают мое мнение. Как режиссер, я становлюсь таким фильтром, который решает, что эта идея хороша, но, чтобы ее добавить в фильм, ее надо доработать. То есть ты просто направляешь людей, стараешься пробудить в них креативность. Потому что в итоге это должно быть кино, которое запланировал ты. Не может быть фильма, который создается 200 разными ощущениями. Это должен быть фильм, который в итоге становится историей в едином мире, и этот мир должен чувствоваться как реальный.

Кстати, я всегда говорю, что члены моей съемочной группы могут прийти ко мне и сказать, если я делаю что-то не так, или сказать, что у них есть идея получше. Потому что я хочу слышать, как мне сделать фильм настолько хорошим, насколько возможно.

О работе с женщинами

Уже 27 лет я живу с Фрэн (Фрэнсис Уолш, жена Джексона, новозеландский продюсер и сценарист — Прим. ред.), которая также занимается продюсированием и пишет для меня сценарии. Мне очень повезло, что я живу и работаю с одним и тем же человеком. Вообще у меня несколько женщин в команде: продюсер, сценарист и ассистент режиссера. Мне действительно нравится работать с женщинами в кино, потому что у них эго меньше, чем у мужчин, при этом они больше полагаются на чувства. В целом женская команда для меня во время создания фильма более привычна, чем мужская.

Фото: Элен Нелидова, КиноПоиск

О начале работы над «Властелином колец»

Это был примерно 1996 или 1997 год, и мы с Фрэн обсуждали возможность создания фильма «Властелин колец». Мы позвонили продюсеру Харви Вайнштейну, сооснователю компании Miramax. Он финансировал фильм «Небесные создания», над которым мы недавно закончили работу. Идея фильма по «Властелину колец» показалась Харви очень интересной, но ни он, ни мы не знали, у кого были права на экранизацию книги.

После долгих поисков мы наконец выяснили, что права принадлежат продюсеру Солу Заенцу. Сол Заенц — это человек, который продюсировал фильм «Пролетая над гнездом кукушки», например. В тот момент он работал над проектом «Английский пациент». Изначально этот фильм должна была финансировать 20th Century Fox. Однако примерно за неделю до начала съемок студия вышла из проекта, поставив судьбу фильма под угрозу. И тут на пути «Английского пациента» оказался Вайнштейн с Miramax, которые и взяли на себя финансирование. Так что Сол Заенц оказался в большом долгу перед Вайнштейном.

Так благодаря стечению удачных обстоятельств мы и получили права на «Властелина колец». Конечно, это не было бесплатно, и мы заплатили Заенцу за права. А Харви согласился профинансировать работу над сценарием. Вот так все и началось.

Об опасности технологий

Мы всегда стараемся следить за тем, какие новые технологии можно использовать во время работы над фильмом. Но дело в том, что с технологиями надо быть очень осторожными. Они могут не только развивать воображение, но и, наоборот, ослаблять его, отнимать у людей способность мечтать и необходимость самим решать какие-то задачи. Поэтому, когда ты используешь в фильме технологии, важно с их помощью вдохновлять на мечты.

О фильмах, которые вдохновляют

Фильмы, которые меня вдохновляют, — это, например, первый «Кинг-Конг» 1933 года. Я увидел его, когда мне было восемь или девять лет. И этот фильм заложил в мою голову идею снимать фильмы. Так что он действительно изменил всю мою жизнь. Если бы тогда в Новой Зеландии я не увидел по телевизору «Кинг-Конга», то, возможно, я бы не был тем, кем сейчас стал.

Питер Джексон о «Хоббите» и своих планах — Новости на КиноПоиске

Режиссёр «Властелина колец» приехал в Сан-Диего в компании Элайджи Вуда и Доминика Монахэна, но бывшие хоббиты предпочли остаться в тени. Зато продюсер дилогии Гильермо Дель Торо рассказал о предстоящей работе по «Хоббиту», о своём новом проекте «Милые кости» и показал «Район №9».

Фантастический триллер «Район №9» выходит в ближайшем будущем и уже заработал славу «Монстро» 2009 года. Джексон представил режиссёра фильма Нила Бломкампа и актёра Шарлто Копли. Свою тираду о Новой Зеландии, откуда родом он сам и режиссёр «Района», Питер закончил словами: «Новозеландский акцент понять гораздо проще, а ещё мы играем в регби лучше всех!» Последовала пауза, затем Копли произнёс: «Да, мистер Джексон!»

Фильм, показанный в Сан-Диего, получил тёплый приём. При сравнительно небольшом бюджете – 30 миллионов долларов – у Бломкампа получилась свежая, интересная и, как многие отмечают, необычная картина о злоключениях пришельцев на Земле.

После показа Питер Джексон отправился в отель, где пообщался с журналистами. В частности, сайту журнал Empire он рассказал, что только что провёл три дня в Диснейлэнде, куда возил дочку отмечать день рождения. «Это счастливейшее место на земле», — утверждает режиссёр. Впрочем, это не совсем то, ради чего стоит читать подобные новости.

«Примерно через три недели мы сдадим первую версию сценария «Хоббита», — говорит режиссёр. Речь идёт только о первой части дилогии, вторая пока что существует лишь на стадии сюжета. Больше всего ему и Дель Торо понравилось писать сцены с участием гномов. «Нам нужно будет набрать 13 актёров на роли гномов – будет очень весёлое занятие! Хотя, с другой стороны, этим 13 беднягам предстоит лазать по горам летом в тяжеленных костюмах и потеть под гримом. Нелегко им придётся. Каждое утро одеваться-гримироваться, потом сниматься… Они будут отрубаться от жары». Увы, Джексон так и не сообщил, кто станет играть молодого Бильбо Бэггинса – по всей видимости, сказываются проблемы, связанные с наследниками писателя.

6 августа в сети появится трейлер на новую картину режиссёра «Милые кости». Экранизация романа Элис Сиболд заняла у Джексона почти два года, но оно того стоило: журналисты увидели первые 4 минуты фильма и пришли в полный восторг. Главную роль играет Сирша Ронан – когда она получила эту роль у Джексона, то была неизвестной актрисой, теперь же после «Искупления» её имя стало узнаваемым.

Творческие планы Питера Джексона, как режиссёра, включают в себя экранизацию серии романов Наоми Новик о наполеоновских войнах с участием драконов. «Нефритовый трон» и «Дракон Его Величества» выходили в России, хотя речь идёт о книге Temeraire. «О, это очень занятно! У меня уже есть несколько эскизов того, как будет выглядеть фильм. Сейчас я пытаюсь понять, как бы лучше поступить с этой историей. Может, сделать мини-сериал – всё-таки там шесть книг? Но мне точно не нравится мысль снимать первую часть, как многобюджетный фильм и, если он хорошо пройдёт в прокате, доснимать остальные. Все шесть книг настолько захватывающие, что формат мини-сериала будет в самый раз».

Что же тогда с «Тинтином»? Стивен Спилберг недавно завершил съёмку своей части, и Джексон увидит её, как только вернётся в Новую Зеландию. «В мои задачи входит контроль за производственным процессом и за спецэффектами. Второй фильм начнём снимать во второй половине 2010 – за год до релиза первого. Сначала мне надо разобраться с «Хоббитом», а потом приниматься за «Тинтина».

В заключение Джексон показал фрагменты своих новых короткометражек Crossing The Line и Over The Front, в каждой из которых есть битва бипланов. Таким образом, режиссёр отдаёт дань своему давнему увлечению старинной авиацией. Заодно сообщил, что собирается продюсировать ремейк «Взрывателей», который будет снимать его протеже Кристиан Риверс. Возможно, фильм будет снят в 3D: «По-моему, бомбёжка времён Второй Мировой войны будет потрясающе смотреться в 3D».

«Сейчас каждый может снять фильм» — Статьи на КиноПоиске

Режиссер «Властелина колец» и «Кинг-Конга» — о работе со съемочной командой и спонсорами, а также о своем эгоизме и фильмах, которые его вдохновляют.

17 сентября в Москву приезжал режиссер Питер Джексон. В рамках празднования 10-летия бизнес-школы «Сколково» режиссер принял участие в открытой дискуссии под названием «Братство мечты: Как построить успешный бизнес, следуя за своей мечтой». В беседе также участвовали продюсер Александр Роднянский, глава совета директоров Mail.Ru Group Дмитрий Гришин, а также бизнесмены Вадим Дымов и Михаил Куснирович.

КиноПоиск побывал на дискуссии и выбрал самые интересные моменты из ответов Питера Джексона.

О мечтах и возможностях

Мне очень повезло, потому что мечта, которая у меня была в 18 лет, — это то, что я делаю сейчас. Сейчас же для меня мечта — это всегда фильм, который еще не существует и который я хочу создать. Я стараюсь представить, какой именно это будет фильм, и надеюсь, что я могу его снять и что его посмотрят. Я мечтаю об историях, которые хочу рассказать. И иногда мне удается их воплотить.

Мы живем в такое время, когда человек, который действительно мечтает снимать кино, может это делать. 30—40 лет назад у вас было не так много шансов. Все зависело от опыта, хорошей камеры. И, если честно, все, кто хотел делать фильмы тогда, делали это в основном из-за своей страсти, а не для того, чтобы заработать денег. Ты мечтал рассказать историю. А сейчас каждый может сделать это. Есть телефон в кармане? Снимаешь, выкладываешь это на YouTube — и все, ты режиссер. И если ты расскажешь действительно занимательную историю, то ты можешь начать собственную карьеру и заниматься ею всю жизнь. Я думаю, что сейчас просто изумительное время, потому что каждый может превратить свою мечту в фильм.

Фото: Элен Нелидова, КиноПоиск

О спонсорах и эгоизме

Я всегда стараюсь, чтобы на меня не оказывало влияние то, что спонсоры потенциально захотели бы профинансировать или увидеть. Это вообще очень важно для кинорежиссера. Когда я создаю фильм, я делаю его для себя. Я всегда стараюсь быть очень эгоистичным в этом отношении, поэтому думаю: «Окей, если бы я смотрел это кино и оно было снято кем-то другим, то что бы я хотел в нем увидеть?» Я не тот человек, который бы делал то, что мне говорят делать. Я делаю те фильмы, которые задумал.

Но я всегда знаю, для кого делаю фильм, несмотря на то что говорю, что делаю его для себя. Обычно я приношу сценарий студиям и рассказываю им, что хочу показать в фильме. Это помогает им увидеть то, что у меня в голове. Единственная вещь, которую студия всегда хочет знать: «Есть ли кто-то еще в мире, кто захочет посмотреть фильм?» Основная ответственность студии в том, чтобы точно решить, для кого создается фильм, найти его целевую аудиторию. Если непонятно, что фильм добьется успеха, его никогда не станут финансировать.

Нужно понимать, что если вы делаете фильм за 150 млн долларов, то у вас должна быть настолько широкая аудитория, насколько это возможно. Она должна состоять из множества людей — мужчин, женщин, молодых, старых. Однако если вы хотите сделать сумасшедший фильм ужасов за 5 миллионов долларов и хотите, чтобы такое же число людей посмотрело этот фильм, то это уже неважно. Вы все равно уже получите выгоду.

Фото: Элен Нелидова, КиноПоиск

О работе с командой

Чтобы делать такие фильмы, которые делал я, вам нужно 150—200 действительно увлеченных людей с совершенно разными способностями. Это должны быть не только люди, которые умеют обращаться с камерами и делают какие-то технические вещи, но и люди, которые могут все спланировать до мельчайших деталей, придумать декорации, положить ковры на пол или создать дизайн целой деревни.

Я люблю делать так, чтобы все люди, с которыми я работаю, просыпались по утрам и были счастливы приходить на площадку. Я не говорю каждому из них, что делать, но мне нравится, когда они приходят ко мне со своими идеями, показывают, что они спроектировали, спрашивают мое мнение. Как режиссер, я становлюсь таким фильтром, который решает, что эта идея хороша, но, чтобы ее добавить в фильм, ее надо доработать. То есть ты просто направляешь людей, стараешься пробудить в них креативность. Потому что в итоге это должно быть кино, которое запланировал ты. Не может быть фильма, который создается 200 разными ощущениями. Это должен быть фильм, который в итоге становится историей в едином мире, и этот мир должен чувствоваться как реальный.

Кстати, я всегда говорю, что члены моей съемочной группы могут прийти ко мне и сказать, если я делаю что-то не так, или сказать, что у них есть идея получше. Потому что я хочу слышать, как мне сделать фильм настолько хорошим, насколько возможно.

О работе с женщинами

Уже 27 лет я живу с Фрэн (Фрэнсис Уолш, жена Джексона, новозеландский продюсер и сценарист — Прим. ред.), которая также занимается продюсированием и пишет для меня сценарии. Мне очень повезло, что я живу и работаю с одним и тем же человеком. Вообще у меня несколько женщин в команде: продюсер, сценарист и ассистент режиссера. Мне действительно нравится работать с женщинами в кино, потому что у них эго меньше, чем у мужчин, при этом они больше полагаются на чувства. В целом женская команда для меня во время создания фильма более привычна, чем мужская.

Фото: Элен Нелидова, КиноПоиск

О начале работы над «Властелином колец»

Это был примерно 1996 или 1997 год, и мы с Фрэн обсуждали возможность создания фильма «Властелин колец». Мы позвонили продюсеру Харви Вайнштейну, сооснователю компании Miramax. Он финансировал фильм «Небесные создания», над которым мы недавно закончили работу. Идея фильма по «Властелину колец» показалась Харви очень интересной, но ни он, ни мы не знали, у кого были права на экранизацию книги.

После долгих поисков мы наконец выяснили, что права принадлежат продюсеру Солу Заенцу. Сол Заенц — это человек, который продюсировал фильм «Пролетая над гнездом кукушки», например. В тот момент он работал над проектом «Английский пациент». Изначально этот фильм должна была финансировать 20th Century Fox. Однако примерно за неделю до начала съемок студия вышла из проекта, поставив судьбу фильма под угрозу. И тут на пути «Английского пациента» оказался Вайнштейн с Miramax, которые и взяли на себя финансирование. Так что Сол Заенц оказался в большом долгу перед Вайнштейном.

Так благодаря стечению удачных обстоятельств мы и получили права на «Властелина колец». Конечно, это не было бесплатно, и мы заплатили Заенцу за права. А Харви согласился профинансировать работу над сценарием. Вот так все и началось.

Об опасности технологий

Мы всегда стараемся следить за тем, какие новые технологии можно использовать во время работы над фильмом. Но дело в том, что с технологиями надо быть очень осторожными. Они могут не только развивать воображение, но и, наоборот, ослаблять его, отнимать у людей способность мечтать и необходимость самим решать какие-то задачи. Поэтому, когда ты используешь в фильме технологии, важно с их помощью вдохновлять на мечты.

О фильмах, которые вдохновляют

Фильмы, которые меня вдохновляют, — это, например, первый «Кинг-Конг» 1933 года. Я увидел его, когда мне было восемь или девять лет. И этот фильм заложил в мою голову идею снимать фильмы. Так что он действительно изменил всю мою жизнь. Если бы тогда в Новой Зеландии я не увидел по телевизору «Кинг-Конга», то, возможно, я бы не был тем, кем сейчас стал.

«Сейчас каждый может снять фильм» — Статьи на КиноПоиске

Режиссер «Властелина колец» и «Кинг-Конга» — о работе со съемочной командой и спонсорами, а также о своем эгоизме и фильмах, которые его вдохновляют.

17 сентября в Москву приезжал режиссер Питер Джексон. В рамках празднования 10-летия бизнес-школы «Сколково» режиссер принял участие в открытой дискуссии под названием «Братство мечты: Как построить успешный бизнес, следуя за своей мечтой». В беседе также участвовали продюсер Александр Роднянский, глава совета директоров Mail.Ru Group Дмитрий Гришин, а также бизнесмены Вадим Дымов и Михаил Куснирович.

КиноПоиск побывал на дискуссии и выбрал самые интересные моменты из ответов Питера Джексона.

О мечтах и возможностях

Мне очень повезло, потому что мечта, которая у меня была в 18 лет, — это то, что я делаю сейчас. Сейчас же для меня мечта — это всегда фильм, который еще не существует и который я хочу создать. Я стараюсь представить, какой именно это будет фильм, и надеюсь, что я могу его снять и что его посмотрят. Я мечтаю об историях, которые хочу рассказать. И иногда мне удается их воплотить.

Мы живем в такое время, когда человек, который действительно мечтает снимать кино, может это делать. 30—40 лет назад у вас было не так много шансов. Все зависело от опыта, хорошей камеры. И, если честно, все, кто хотел делать фильмы тогда, делали это в основном из-за своей страсти, а не для того, чтобы заработать денег. Ты мечтал рассказать историю. А сейчас каждый может сделать это. Есть телефон в кармане? Снимаешь, выкладываешь это на YouTube — и все, ты режиссер. И если ты расскажешь действительно занимательную историю, то ты можешь начать собственную карьеру и заниматься ею всю жизнь. Я думаю, что сейчас просто изумительное время, потому что каждый может превратить свою мечту в фильм.

Фото: Элен Нелидова, КиноПоиск

О спонсорах и эгоизме

Я всегда стараюсь, чтобы на меня не оказывало влияние то, что спонсоры потенциально захотели бы профинансировать или увидеть. Это вообще очень важно для кинорежиссера. Когда я создаю фильм, я делаю его для себя. Я всегда стараюсь быть очень эгоистичным в этом отношении, поэтому думаю: «Окей, если бы я смотрел это кино и оно было снято кем-то другим, то что бы я хотел в нем увидеть?» Я не тот человек, который бы делал то, что мне говорят делать. Я делаю те фильмы, которые задумал.

Но я всегда знаю, для кого делаю фильм, несмотря на то что говорю, что делаю его для себя. Обычно я приношу сценарий студиям и рассказываю им, что хочу показать в фильме. Это помогает им увидеть то, что у меня в голове. Единственная вещь, которую студия всегда хочет знать: «Есть ли кто-то еще в мире, кто захочет посмотреть фильм?» Основная ответственность студии в том, чтобы точно решить, для кого создается фильм, найти его целевую аудиторию. Если непонятно, что фильм добьется успеха, его никогда не станут финансировать.

Нужно понимать, что если вы делаете фильм за 150 млн долларов, то у вас должна быть настолько широкая аудитория, насколько это возможно. Она должна состоять из множества людей — мужчин, женщин, молодых, старых. Однако если вы хотите сделать сумасшедший фильм ужасов за 5 миллионов долларов и хотите, чтобы такое же число людей посмотрело этот фильм, то это уже неважно. Вы все равно уже получите выгоду.

Фото: Элен Нелидова, КиноПоиск

О работе с командой

Чтобы делать такие фильмы, которые делал я, вам нужно 150—200 действительно увлеченных людей с совершенно разными способностями. Это должны быть не только люди, которые умеют обращаться с камерами и делают какие-то технические вещи, но и люди, которые могут все спланировать до мельчайших деталей, придумать декорации, положить ковры на пол или создать дизайн целой деревни.

Я люблю делать так, чтобы все люди, с которыми я работаю, просыпались по утрам и были счастливы приходить на площадку. Я не говорю каждому из них, что делать, но мне нравится, когда они приходят ко мне со своими идеями, показывают, что они спроектировали, спрашивают мое мнение. Как режиссер, я становлюсь таким фильтром, который решает, что эта идея хороша, но, чтобы ее добавить в фильм, ее надо доработать. То есть ты просто направляешь людей, стараешься пробудить в них креативность. Потому что в итоге это должно быть кино, которое запланировал ты. Не может быть фильма, который создается 200 разными ощущениями. Это должен быть фильм, который в итоге становится историей в едином мире, и этот мир должен чувствоваться как реальный.

Кстати, я всегда говорю, что члены моей съемочной группы могут прийти ко мне и сказать, если я делаю что-то не так, или сказать, что у них есть идея получше. Потому что я хочу слышать, как мне сделать фильм настолько хорошим, насколько возможно.

О работе с женщинами

Уже 27 лет я живу с Фрэн (Фрэнсис Уолш, жена Джексона, новозеландский продюсер и сценарист — Прим. ред.), которая также занимается продюсированием и пишет для меня сценарии. Мне очень повезло, что я живу и работаю с одним и тем же человеком. Вообще у меня несколько женщин в команде: продюсер, сценарист и ассистент режиссера. Мне действительно нравится работать с женщинами в кино, потому что у них эго меньше, чем у мужчин, при этом они больше полагаются на чувства. В целом женская команда для меня во время создания фильма более привычна, чем мужская.

Фото: Элен Нелидова, КиноПоиск

О начале работы над «Властелином колец»

Это был примерно 1996 или 1997 год, и мы с Фрэн обсуждали возможность создания фильма «Властелин колец». Мы позвонили продюсеру Харви Вайнштейну, сооснователю компании Miramax. Он финансировал фильм «Небесные создания», над которым мы недавно закончили работу. Идея фильма по «Властелину колец» показалась Харви очень интересной, но ни он, ни мы не знали, у кого были права на экранизацию книги.

После долгих поисков мы наконец выяснили, что права принадлежат продюсеру Солу Заенцу. Сол Заенц — это человек, который продюсировал фильм «Пролетая над гнездом кукушки», например. В тот момент он работал над проектом «Английский пациент». Изначально этот фильм должна была финансировать 20th Century Fox. Однако примерно за неделю до начала съемок студия вышла из проекта, поставив судьбу фильма под угрозу. И тут на пути «Английского пациента» оказался Вайнштейн с Miramax, которые и взяли на себя финансирование. Так что Сол Заенц оказался в большом долгу перед Вайнштейном.

Так благодаря стечению удачных обстоятельств мы и получили права на «Властелина колец». Конечно, это не было бесплатно, и мы заплатили Заенцу за права. А Харви согласился профинансировать работу над сценарием. Вот так все и началось.

Об опасности технологий

Мы всегда стараемся следить за тем, какие новые технологии можно использовать во время работы над фильмом. Но дело в том, что с технологиями надо быть очень осторожными. Они могут не только развивать воображение, но и, наоборот, ослаблять его, отнимать у людей способность мечтать и необходимость самим решать какие-то задачи. Поэтому, когда ты используешь в фильме технологии, важно с их помощью вдохновлять на мечты.

О фильмах, которые вдохновляют

Фильмы, которые меня вдохновляют, — это, например, первый «Кинг-Конг» 1933 года. Я увидел его, когда мне было восемь или девять лет. И этот фильм заложил в мою голову идею снимать фильмы. Так что он действительно изменил всю мою жизнь. Если бы тогда в Новой Зеландии я не увидел по телевизору «Кинг-Конга», то, возможно, я бы не был тем, кем сейчас стал.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.