Уютный трикотаж: интернет магазин белорусского трикотажа

Под покровом ночи райт остин – Книга: «Под покровом ночи» — Остин Райт. Купить книгу, читать рецензии | Tony & Susan | ISBN 978-5-17-100876-5

Под покровом ночи райт остин – Книга: «Под покровом ночи» — Остин Райт. Купить книгу, читать рецензии | Tony & Susan | ISBN 978-5-17-100876-5

Содержание

История создания фильма «Под покровом ночи» — Статьи на КиноПоиске

Почему Том Форд похож на героиню «Под покровом ночи»? Почему в драме нет ни одной вещи режиссера-модельера? КиноПоиск изучает один из самых элегантных фильмов года.

Модельер Том Форд семь лет назад попробовал себя в режиссуре. Драма «Одинокий мужчина» с Колином Фёртом пришлась по вкусу не только любителям красивого кино, но и критикам: у дебютной ленты Форда 85 % положительных рецензий на сайте Rotten Tomatoes.

Затем Форд надолго замолчал. «Признаться, я не собирался уходить из кино надолго, — говорит режиссер. — Но я открыл сотню магазинов, стал отцом и потратил некоторое время на поиски нужного материала. Когда он нашелся, то мне потребовалось три года для работы над ним».

Роман в романе

Нужным материалом оказалась книга Остина Райта «Тони и Сьюзен». Роман, опубликованный в 1993 году небольшим издательством, стал бестселлером, после чего 11 издательств Нью-Йорка, отвергших книгу, рвали на себе волосы. Студия Universal приобрела права на экранизацию, но не спешила с постановкой.

Райт, литературный критик и почетный профессор Университета Цинциннати, вел семинары писательского мастерства. По словам студентов, его больше всего интересовали технические аспекты работы над текстами. Рассматривая романы как под микроскопом, Райт относился к книгам так, будто они были живыми существами, способными выдать свою ДНК особо упорным ученикам.

Кадр из фильма «Под покровом ночи»

Проза писателя точно так же скрупулезно рассматривает отношения мужчин и женщин. «Тони и Сьюзен» — роман в романе, книга-матрешка, в которой заключены сразу две истории. Протагонистка, 49-летняя преподавательница английского Сьюзен Морроу, получает от своего бывшего супруга Эдварда Шеффилда рукопись под названием «Ночные животные». По сюжету будущей книги мягкий и скромный математик Тони Гастингс с семьей отправляется в загородный дом в штате Мэн. По дороге на машину нападают бандиты, убивают жену и дочь Тони, но сам он чудом остается жив. Сьюзен, читающая роман, вспоминает свои отношения с Эдвардом и переоценивает их. Она несчастна в браке, и сейчас у нее появляется надежда на возвращение в прошлое.

Том Форд прочитал «Тони и Сьюзен» по совету знакомого из Англии. «Я не мог оторваться. Книга захватила меня целиком. И я подумал: „Как перенести эту историю на экран?“ Тогда я еще не знал, но книга как будто говорила со мной. Но в итоге кино получилось совершенно другим».

Предыдущий фильм Форда тоже имел под собой литературную основу. «Одинокого мужчину» режиссер снимал по книге Кристофера Ишервуда. Для адаптации «Тони и Сьюзен» Форд выбрал ту же стратегию, что и для своего дебютного фильма: «Я изменил очень многое. Считаю, что кино и литература — это совершенно разные вещи. Для писателя его книга всегда останется книгой. Его детище идеально, оно всегда будет существовать в форме книги. Для меня, режиссера, важно донести до зрителя дух книги и сделать это наиболее подходящим визуальным образом. Иногда это одно и то же, иногда — нет».

На съемочной площадке фильма «Под покровом ночи»

Форд пишет сценарии, заранее продумывая сцены. Поскольку кино — это совершенно другой медиум, в отличие от литературы, режиссер подходит к нему так: даже при выключенной звуковой дорожке зритель должен понимать, что происходит на экране. Еще Альфред Хичкок подходил к звуковому оформлению своих фильмов, как в немом кино: если отключить звук в его картинах, все равно получится необходимый саспенс-эффект. «Хотя у меня есть привычка выдавать очень длинные разговорные сцены. По крайней мере актеры начинают намекать мне об этом!»

Модельер и смерть

В героине Сьюзен Форд нашел родственную душу. «У нее есть все материальные блага, но в какой-то момент она понимает, что они неважны для нее. То же самое случилось со мной лет шесть-семь назад. Сьюзен трудно жить в моем мире. Это мир абсурдно богатых людей и пустоты, — говорит режиссер. — Жизнь может быть бесконечным и ни к чему не приводящим квестом по поиску счастья. А оно, как известно, ускользает от нас. Потому что концепции счастья, пропагандируемой нашей культурой, попросту не существует. Никто не живет долго и счастливо. Можно купить дом, окружить себя разными вещами, но ты не будешь счастлив. Жизнь — совокупность разных моментов. Счастья, трагедии, скорби, несчастья. Но культура вбивает нам в головы совершенно другое».

Выросший в техасском Остине Том Форд не понаслышке знает, что такое иметь свое собственное мнение и собственный взгляд на мир. Он рос аутсайдером, запуганным своими чересчур заботливыми родителями. «Когда тебе в детстве постоянно говорят, что на дороге нельзя играть, а то убьет, а если упасть, то можно повредить голову, хочешь не хочешь, а в тебе поселится страх».

Том Форд c призом Венецианского фестиваля / Фото: Getty Images

В детстве Форд был невысоким и застенчивым мальчиком, ненавидящим игровые виды спорта, столь популярные в американских школах. Депрессия нагрянула к юному Тому рано и подружилась с ним надолго. Сейчас он утверждает, что с ним все в порядке, но в детстве Форду пришлось справляться не только с осознанием иной сексуальной ориентации, но и с родителями-алкоголиками. Мысли о самоубийстве посещали будущего модельера с восьми лет. Семейный алкоголизм добрался и до него, но, к счастью, Форд сумел взять эту часть жизни под контроль. С депрессией сложнее: «Я постоянно думаю о смерти. Не проходит и дня, а порой и часа, чтобы я не подумал о смерти. Наверное, таким уж я родился».

Какое-то время Форд хотел быть актером. Здесь режиссер всегда поправляет интервьюеров: «Я хотел быть кинозвездой!» Угловатый подросток вырос, стал симпатичным юношей и отправился покорять Нью-Йорк. Он изучал историю искусств, поступил в школу дизайна Parsons и однажды получил роль в рекламном ролике. К собственному удивлению, Форд обнаружил, что актером ему быть не нравится. «Я был ужасно застенчивым. И ничего не изменилось. До сих пор ненавижу, когда меня фотографируют. Окружающие не ожидают от меня такой реакции». В итоге Том Форд выбрал стезю модельера.

Кадр из фильма «Под покровом ночи»

Однако Форд всегда любил кино. Драма Фассбиндера «Горькие слезы Петры фон Кант» вдохновила его на несколько коллекций. «Мы, дизайнеры, поступаем так часто. Многим кажется, что мы просто набрасываем несколько тряпок на модель и отправляем ее на подиум, но это не так. В мире моды мы воруем образы из фильмов только так».

Уйдя из дома Gucci, Форд основал собственную продюсерскую компанию Fade to Black и принялся искать инвесторов. Поиски финансирования и разработка сценария для дебютного проекта оказались труднее, чем он ожидал. «В 2006-м я запаниковал и решил вернуться в мир моды. Решил, раз меня уже и так знают как дизайнера, нужно основать собственный бренд. Я вообще очень практичный человек». Голливуд принял Тома Форда с распростертыми объятиями. Энн Хэтэуэй, Райан Гослинг, Уилл Смит, Джонни Депп, Генри Кавилл с удовольствием надевали вещи Форда на премьеры и красовались в них на красных дорожках. Более того, Дэниэл Крэйг появляется в костюмах Тома Форда в трех последних фильмах о Джеймсе Бонде. Дьявол, может быть, и носит Prada, но агент 007 предпочитает Тома Форда.

В 2015-м Джулианна Мур получила BAFTA в платье от Форда / Фото: Getty Images

Однако желание снимать кино не покинуло модельера, и он решился вложить собственные финансы в экранизацию романа Кристофера Ишервуда «Одинокий мужчина». «Да, я потерял на этом фильме некоторые деньги, но картина стоила каждого пенни», — говорит Том Форд. А потом жизнь свела его с книгой Остина Райта.

Герои и героини

Интересно, что некоторое время «Под покровом ночи» был связан с Джорджем Клуни. Актер не собирался играть в фильме — его интересовали продюсерские функции. Однако, как говорит партнер Клуни по компании Smoke House Pictures Грант Хеслов, оказалось, что в проекте Форда им особо нечего делать. «Мы с Джорджем встретились с Томом, потому что нам понравился сценарий. Оказалось, что он ко всему готов. Финансирование, кастинг, съемочная группа — он знал все. Нам с Джорджем показалось глупо примазываться к проекту, который и без нас отлично складывался».

Первым делом Форд обратился к Эми Адамс. «Я с самого начала видел ее в этой роли, потому что мне очень хотелось, чтобы Сьюзен вызывала симпатию зрителя», — поясняет режиссер. Сьюзен — неоднозначная особа, которую можно было бы легко возненавидеть, окажись на ее месте другая артистка. «В Эми невозможно не влюбиться, — считает Форд. — В ее глазах есть такая задушевность, благодаря которой вы будете переживать за ее героиню».

Кадр из фильма «Под покровом ночи»

«Том создал целый мир для Сьюзен, — считает Адамс. — Это очень помогло мне с работой над персонажем. Кроме того, Том стал своего рода моей музой. В нем было что-то похожее на Сьюзен, а со временем я поняла, что он выписал в этой героине себя. Это очень личная история».

Затем появился Джейк Джилленхол. Актер вспоминает, что Форд позвонил ему и в первом же разговоре объяснил, насколько личной для него является эта история. «Поначалу я переживал, что Том поставит эстетику во главу угла, сфокусируется на внешнем виде фильма, а не на содержании, — говорит Джилленхол. — Такой у меня был стереотип. Но Том оказался совсем другим! Он показал мне тысячи фотографий, которые подобрал, пытаясь понять картину. У него была цветовая палитра для каждого персонажа. Он все продумал и детализировал».

Герои Адамс и Джилленхол, может, и проводят много времени вместе, но в реальности актеры провели на площадке в компании друг друга всего три дня. «Мы с Джейком идеально сработались. Даже мой муж чувствовал себя неуютно, — признается актриса. — Он сказал мне: „Кажется, мы с тобой дома примерно так же ссоримся!“ Тогда я поняла, что у нас с Джейком получаются очень реалистичные конфликты на экране».

Кадр из фильма «Под покровом ночи»

По мнению Эми Адамс, никто, кроме Тома Форда, не смог бы одолеть материал Райта. «С самого начала мне казалось, что Том взялся за невероятно сложный материал. Он ставил перед собой абсолютно невыполнимые задачи. Разумеется, меня это привлекло. Он рассказал, как будет ставить свет, какая будет звучать музыка, как будет отличаться настоящая история от романа, который читает моя героиня. Он настоящий мастер. И его картина — настоящее искусство».

Кино против моды

Бывший креативный директор дома Gucci, Том Форд до сих пор уверен, что мир моды гораздо тяжелее кино. Он сказал об этом однажды во время Нью-Йоркской недели моды. «Когда я говорю, что индустрия моды самая сложная в мире, то хочу сказать, что мы, модельеры, должны творить на протяжении всего календарного года. Безусловно, каждая индустрия сложна по-своему, и реализовать свои мечты очень трудно».

Если вам казалось, что «Одинокий мужчина» стал воплощением дизайнерских амбиций режиссера, то посмотрите «Под покровом ночи». Это кино буквально дышит модой, красотой и элегантностью. Даже показывая ужасные сцены из романа Эдварда, Форд усиливает их чудовищную сущность своим утонченным подходом. «Под покровом ночи» — кино несколько отстраненное, как модель на подиуме. При этом рассматривать его очень и очень интересно, но еще интереснее будет разобрать его на составляющие, как и хорошую конструкцию платья.

Джилленхол, Адамс и Форд на премьере фильма в Венеции / Фото: Getty Images

Казалось бы, что собственные фильмы могут помочь в продвижении дизайнерских идей режиссера. Но Том Форд не занимается эскизами костюмов для своих героев. «Мода не вдохновляет меня на кино, — говорит он. — Я разделяю эти индустрии. Мода, конечно, прекрасная вещь и прекрасный бизнес, но она скоротечна. Фильмы вечны. Рассказывая истории как режиссер, я записываю свою картину в вечность, несмотря на то что это всего лишь мой второй фильм. Мода и кино абсолютно разные».

Ни одного платья или костюма Тома Форда нет в «Под покровом ночи». «Это не реклама моих товаров. Посмотрите титры: там Prada,Карл Лагерфельд, Chanel». Одежду для героев двух картин Форда проектировала Арианна Филлипс, художница по костюмам фильмов «Убийцы на замену», «Поезд на Юму», «Переступить черту» и «Kingsman: Секретная служба». Несмотря на свою карьеру в кино, Филлипс лучше известна в мире как стилист Мадонны. Она работала с певицей над образами для пяти концертных туров.

Эми Адамс, играющая Сьюзен, в фильме Форда стала элегантной владелицей выставочной галереи. Режиссер сделал Сьюзен моложе, но, избавив героиню от лишних лет, он не избавил ее от груза несчастливой личной жизни. Филлипс должна была показать внешний успех Сьюзен, заботливо выписанный идеальный фасад, отличающийся от ее настоящего состояния. Для сцен в галерее она одела Адамс в струящиеся платья в о

"Под покровом ночи" Остин Райт: рецензии и отзывы на книгу | ISBN 978-5-17-100876-5

"- Надо ли тебе быть писателем? - спросила она.
Это было ошибкой. Он отреагировал так, словно она предложила ему покончить с собой.
- Ты с тем же успехом могла бы попросить, чтобы я себя ослепил. Писать - это как видеть, не писать - это слепота."

Захватывающе!
Таким эпитетом я бы наградила книгу, если бы решила поделиться эмоциями, отложив её на сотой или двухсотой странице. А вот дочитав до конца, я только и могу сказать, что "нууу...сойдёт".
Первую половину прочла за полдня, а это уже кое о чем говорит, ведь читаю я медленно. Аперитив и закуска были на высоте, и не терпелось узнать, что готовит автор в качестве основного блюда и десерта. Но...я не наелась.
Открытые финалы я, кстати, люблю, но здесь осталось много вопросов, либо это просто я не увидела целостную картину.

Главная героиня Сьюзен получает от первого мужа рукопись его первой книги. Надо сказать, что расстались они именно потому, что он начал писать (ради этого бросил учебу и работу), а она, филолог и преподаватель английского, не верила в него как в писателя, чем очень ранила, и тем более не собиралась его содержать. И вдруг, спустя четверть века, Сьюзен с удивлением обнаруживает, что была не права: она оказывается в плену у книги и по ходу чтения отмечает много удачных поворотов, сцен, диалогов и т.д. И в этом, кстати, одна из изюминок книги: сначала я сама анализирую текст, а потом сравниваю с анализом Сьюзен.
Роман в романе: повествование ведётся в двух плоскостях. Для любого писателя - это серьёзный эксперимент, вызов, ведь это должны быть 2 совершенно разные книги (авторы-то ведь как бы разные) и нужно уметь сделать их таковыми.
У них и жанры разные, и слог тоже должен отличаться. Вымышленная история - это динамичный триллер с жестокими убийствами (признаться, я не помню, когда последний раз читала что-то в этом духе, вздрагивая, ахая, нервно кусая губы, сжимая кулаки и даже зажмуриваясь), а реальная - вполне себе обыденная, неторопливая, тягучая, полная бытовых подробностей. У Райта, на мой взгляд, не вполне получилось это всё провернуть должным образом.
Смешанные чувства, странное послевкусие (оттого и мой текст сумбурный), но кое-что понравилось всё-таки.
От слога я не в восторге, но местами занятно. Ниже приведу пример, подобного в книге совсем немного, но встречается:
"У этого вопроса две стороны. С одной - что подумают соседи. С другой стороны, что будешь думать ты сама, и тут два варианта. Первый - не думать ничего. Стоит ли думать о том, что будет, раз всё совершенно невинно. Разумеется, Сьюзен старалась именно не думать. Другой вариант - наоборот, думать. Но это значит, что тут есть о чем думать. Она рассудила, что это проблема только в том случае, если они с Арнольдом будут считать, что это проблема. Само собой, они так не считали".

Фрагмент книги Остина Райта «Под покровом ночи» — Статьи на КиноПоиске

КиноПоиск совместно с издательством Corpus представляет фрагмент книги «Под покровом ночи», ставшей основой для фильма с Эми Адамс и Джейком Джилленхолом.

— Ты веди, — сказал мужчина по имени Лу.

— Я?

— Да, ты.

Непривычность чужой машины, раненый металл визжащей двери, водительское сиденье с драной спинкой, педали слишком близко. Мужчина дал ему ключ. Тони Гастингса била дрожь; обезумев от спешки, он стал нашаривать зажигание.


— Справа, — сказал Лу.


Машина не заводилась, наконец он включил сцепление — он давно не ездил с ручной передачей, — и машина заглохла.


Лу, мужчина с черной бородой, сидел рядом с ним и ничего не говорил. Когда Тони наконец 
тронулся с места, он поехал как мог быстро, сил у этой машины, трещавшей и стенавшей на ветру, было достаточно, но им владело отчаяние, потому что он понимал: чтобы настигнуть задние огни другой машины с ее форой, одной только скорости мало.


Светящийся зеленый указатель съезда с шоссе. Он замедлил ход. Следующий указатель направлял
 на Бэр-Вэлли и Грант-Сентер.


— Этот съезд? — спросил он.


— Не знаю, наверно.


— На Бэйли сюда? Почему на указателе не сказано «Бэйли»?


— А чего тебе Бэйли?


— Мы разве не туда едем? Мы разве не там сообщим?


— Ну да, точно, — сказал Лу.


— Так что, сюда?

Они доехали до съезда и почти 
остановились.


— Да, наверно.


Знак «стоп».


— Налево или направо?


Дорога была узкая. Темная заправка и сливающиеся с лесом черные поля. Мужчина решил не сразу.


— Давай направо, — сказал он.


— Я думал, Бэйли — ближайший город, — сказал Тони.

— Почему на указателях Бэр-Вэлли и Грант-Сентер, а не Бэйли?


— Странно, а? — сказал мужчина.

Кадр из фильма «Под покровом ночи»

Дорога была узкая, она вилась по полям и рощицам, вверх и вниз по холмам, мимо редких темных ферм. Тони ехал как мог быстро, резко тормозя на неожиданных изгибах, гнался за машиной, которой не видел, а разрыв между ними рос, счет шел на мили и еще мили. За все время им не встретилось ни одной машины. Они подъехали к знаку ограничения скорости, указателю «Каспер» и маленькому поселку, где все было темно и закрыто.


— Вот телефон, — сказал он.


— Да, — сказал Лу.


Он поехал медленнее.


— Слушайте, — сказал он. — Где этот чертов Бэйли?


— Едь давай, — сказал мужчина.

Перекресток, дорога пошире, указатель на Уайт-Крик, ряд автомастерских, придорожных закусочных, магазинчиков — все закрыто.


— Налево, — сказал Лу, и они проехали и этот поселок.


Прямая дорога, потом развилка, одна дорога уходила вниз, они поехали по другой, снова вверх, 
по холмам и лесу.


— Вон церковь, — пробормотал Лу.


— Что?

На прогалине была маленькая церковь с маленьким белым шпилем. К дороге с обеих сторон подступал лес. Там, где дорога заворачивала, стояла светлая машина. Она была похожа на его машину, потом он уверился, что это, ей-богу, она.

— Это моя машина.


Как бы то ни было, но в ней никто не сидел. В лес шла тропка, поднимавшаяся к трейлеру в деревьях; 
одно его окошко тускло светилось.


— Не твоя это машина, — сказал мужчина.
Тони Гастингс попытался сдать назад, чтобы посмотреть на номер, но затруднился с задним ходом.


— Не возвращайся на поворот, черт!


Тони подумал: я не встретил ни единой машины, с тех пор как съехал с шоссе.


— Не твоя это машина. У твоей машины четыре двери.


— А у этой нет?


— Ты совсем, что ли? Не видишь?


Приглядываясь, пытаясь рассмотреть машину за человеком, сидевшим справа от него, который говорил ему, что у этой машины не четыре двери, и предлагал ему посмотреть самому, он осознал, что паника туманит его разум и, возможно, зрение, и поехал дальше.


Извилистая дорога ведет через лес чуть вверх, потом спускается к Т-образному перекрестку. Они повернули направо и опять поехали в гору. Мужчина спросил:


— С чего ты взял, что это была твоя машина?


— Похожа.

— Без никого. Что думаешь, они там на гулянку по
шли в этот трейлер?

— Я не знаю, что думать.


— Чего, страшно, мистер?


— Мне хотелось бы знать, куда мы едем.


— Чего, боишься, мои кореша чего-то мутят?


— Мне хотелось бы знать, где Бэйли.


— Знаешь, мой кореш Рэй — его лучше не злить.


— О чем вы говорите?


— Вот тут, притормози вот тут.


Прямая дорога, по сторонам — лес и глубокие канавы.


— Смотри, тут повернуть надо.


— О чем вы говорите? Тут ничего нет.


— Вот тут вот, поворачивай тут.

Грязная дорога без указателя, не дорога даже, а дорожка, направо в лес. Тони Гастингс остановил машину.


— Что происходит? — спросил он.


— Поворачивай сюда, я сказал.


— Идите к черту, я туда не поеду.


— Слушай, мистер. Никто так не ненавидит насилие, как я.


Бородатый мужчина непринужденно развалился на пассажирском сиденье, закинув руку на спинку, и смотрел на Тони.


— Ты хочешь увидеть жену с ребенком?

Кадр из фильма «Под покровом ночи»


Дорога — дорожка — скоро превратилась в узкий проселок с травяной бороздкой посередине. Она змеилась лесом среди больших деревьев и валунов, и машина тряслась и дребезжала по камням и колдобинам. Я никогда не был в похожем положении, сказал себе Тони, ничего такого скверного никогда и близко не было. У него возникло слабое воспоминание о том, что такое набег больших соседских мальчишек, — воспоминание это он создал, для того чтобы убедиться: сейчас все совсем иначе, ничего подобного за всю его цивилизованную жизнь не случалось.


— Чего вы от нас хотите? — спросил он.


Фары осветили стволы деревьев, прошлись по ним полукругом — машина поворачивала. Мужчина ничего не сказал.

Тони спросил снова:


— Чего вы от нас хотите?


— Черт, мистер. Я не знаю. Рэя спроси.


— Рэя здесь нет.


— Это точно.

Мужчина хохотнул.

— Ну, мистер, вот что. Я ни хера не знаю, чего мы хотим. Сказал же: это Рэй решает.


— Это Рэй вам сказал завезти меня на эту дорогу?

Мужчина не ответил.


— Рэй — веселый парень, — сказал он. — Его уважать надо.


— Вы его уважаете? За что?


— За то, что кишка у него не тонка. Надо ему чего сделать — он сделает.

— Знаете что? — сказал Тони. — Я его не уважаю. Я его вот ни на столечко не уважаю.

Он подумал, оценит ли человек с бородой его кишку после этих слов.


— Не волнуйся. Он от тебя этого и не хочет.

— И правильно делает.


Он увидел в листве лису с цветными ювелирными глазами — попавшись на секунду в поток света, она повернулась и исчезла.


— Вряд ли тебе надо волноваться за жену с ребенком.


— О чем вы говорите?

Этой ночью отовсюду накатывало смятение.

— Почему я должен волноваться?


— Тебе не страшно?

— Конечно, страшно. Мне черт знает как страшно.


— Да уж понимаю.

— Что он с ними делает? Чего он хочет?

— Чтоб я знал! Он любит посмотреть, чего он может. Говорю же, нечего тебе волноваться.

— Вы хотите сказать, что это игра. Большой розыгрыш.

— Это не совсем игра. Я бы так не сказал.

— А что тогда?

— Черт, мистер, ты меня не спрашивай, что он придумал. Это всегда разное. Всегда что-то новое.

— Тогда почему вы говорите, что мне нечего волноваться?

— Он еще ни разу никого не убивал, я об этом. По крайней мере я не знаю, чтоб убивал.

Это заверение потрясло Тони.


— Убивал! Вы говорите об убийстве?

— Я сказал, что он не убивал, — сказал Лу. Говорил он очень тихо.

— Если б ты меня слушал, услышал бы, что я говорил.

Они выехали к полянке, где колея пропадала в траве.


Перевод с английского Дмитрия Харитонова

Книгу Остина Райта «Под покровом ночи» можно найти в продаже с 23 ноября 2016 года.

Экранизация Тома Форда стартует в российском прокате с 8 декабря.

Книга "Тони и Сьюзен" Остина Райта и "Под покровом ночи "

Книга внутри книги внутри фильма

Режиссер и известный модельер Том Форд экранизировал довольно интересное, если не сказать, примечательное, литературное произведение. К обычному для экранизаций уровню творческой вложенности, в книге Тони и Сьюзен шел дополнительный сюжетный слой, созданный автором оригинального произведения. Писатель Остин Райт не ограничился типичной детективной историей в мрачной стилистике, которая и сама по себе вызывает у читателя калейдоскоп разнообразных эмоций. Он поместил еще одну книгу и своих героев внутрь основного повествования Tony and Susan. Вместе с этим, проводя большую часть времени и вкладывая эмоции именно в сердцевинную историю, грань между двумя составляющими понемногу стирается.

Книга внутри книги внутри фильма Тони и Сьюзен

Главная героиня “настоящей” сюжетной линии книги Тони и Сьюзен, Сьюзен Морроу, читает книгу своего бывшего мужа. Повествование оказывается куда более личным, чем может показаться на первых страницах, отражая, в скрытой форме, их собственную историю взаимоотношений и разрыва четверть века назад. На протяжении четырехсот страниц книги “Тони и Сьюзен” Остина Райта, главная героиня, протагонист, наблюдает за судьбой выдуманного персонажа Тони Гастингса, который, на самом деле, является прямым художественным отражением ее собственного бывшего мужа Эдварда. В фильме Тома Форда это эмоциональное противоречие подчеркивается художественными формами, как в сюжете, так и в средствах визуальной и музыкальной реализации. Книга внутри фильма, история внутри истории, приобретает максимально личный характер аллегории.

В обоих произведения, как в книге Остина Райта Тони и Сьюзен, так и в экранизации Тома Форда «Под покровом ночи», внутренняя история приковывает максимум внимания. Однако в максимальной степени это реализуется именно через систему контрастов и эмоциональных маркеров, которые создатели расставляют в “настоящем”. К тому же, даже само название книги «Тони и Сьюзен» говорит о сюжетном противоречии. Женщина Сьюзен из условно реального мира (ведь это тоже художественный вымысел) является главным женским персонажем. Вторым протагонистом истории, в том числе в фильме “Под покровом ночи”, выступает не ее муж Эдвард, а выдуманный им герой книги – Тони Гастингс. Два героя из двух разных шаров истории внутри художественного вымысла, после адаптированного для кино.

Книга Тони и Сьюзен Остина Райта и фильм Под покровом ночи

 

Том Форд и “Под покровом ночи”

Фильм “Под покровом ночи” оказался чем-то большим, чем традиционная, пуская и сюжетно прилежная, экранизация литературного произведения. Том Форд известен своей эксцентричностью и, большинство людей, которым понравился фильм, пытаются найти ответ, почему он вышел таким визуально необычным. И не знают, что режиссером картины выступил один из самых известных модельеров современности. В его активе уже был один обласканный профессиональной критикой проект – «Одинокий мужчина» с Колином Фертом. При ближайшем рассмотрении, две картины визуально и эмоционально очень похожи, вплоть до схожего саундтрека. Таким образом, “Под покровом ночи” стал настоящим авторским проектом, пускай и основанным на книге. Том Форд сам адаптировал роман и написал сценарий к Nocturnal animals.

Том Форд и “Под покровом ночи” Nocturnal animals

Если в «Одиноком мужчине» во вступительной сцене титров мы видели голое тело мужчины в воде, то здесь это вызывающая и, для многих зрителей, шокирующая постановка танца от двух толстых до безобразия женщин. В “настоящей” линии Сьюзен Форд передал изысканность и сдержанность. Темный дизайн дома из стекла и камня в классических тонах. Необычная художественная галерея с работниками, одетыми с иголочки в вычурные наряды. Классический стиль одежды и яркая косметика Сьюзен, идеальный внешний вид ее теперешнего мужа, который оказывается, на поверку, почти банкротом и еще изменником. Визуально выверенная жизнь в роскоши – только оболочка того мира обыденности и невыразительности, который живет внутри героини, ее неудовольствия от собственной жизни.

Сьюзен в фильме и книге

Сцены с Тони происходят в американской глубинке, а герои одеты в повседневную одежду, часто не ухоженную и мятую. Идиллия семейной жизни для учителя математики разрушается до основания всего за одну ночь. Том Форд регулярно врывается в каждую из историй ее антагонистом, подчеркивая контраст. Напряженный саундтрек «Под покровом ночи» сопровождает зрителя не только в сценах смертельной опасности, но и в довольно неожиданных местах. «Под покровом ночи» (Nocturnal animals) неустанно работает со зрительскими эмоциями, не понижая градус напряжения даже в созерцательных сценах с минимальным действием в кадре.

Тони Гастингс в книге Тони и Сьюзен

 

Отличия книги «Тони и Сьюзен» и фильма «Под покровом ночи»

Возраст главных героев реальной сюжетной линии, Эдварда и Сьюзен, отличается в книге и фильме (где их играют Джейк Джилленхол и Эми Адамс). В романе четко указан возраст бывших супругов – им по 49 лет и они вот уже как 25 лет не живут вместе. Главная героиня описывает изменения в своей внешности, седину в волосах. В фильме «Под покровом» ночи несколько раз упоминается, что Эдвард и Сьюзен разошлись девятнадцать лет назад, хотя точный возраст и не озвучивают – предполагается около 40. Кроме того, в романе Сьюзен была просто домохозяйкой, которая подрабатывала преподаванием в колледже. В то время как в фильме «Под покровом ночи», героиня Эми Адамс — успешная хозяйка художественной галереи, которая крутиться в высших кругах. Также Том Форд ввел в сюжет историю с абортом, который совершает Сьюзен, убив общего с Эдвардом ребенка. Он косвенно передает это в своей книге Nocturnal animals. Фильм усиливает интроспективный взгляд Сьюзен на книгу, ее нарастающую паранойю во время чтения. В фильме Эдвард посвящает книгу бывшей жене и она воспринимает название, как приятную шутку по отношению к себе, так как часто не спит по ночам. Позже, Сьюзен понимает, что роман напрямую называет ночными существами убийц и насильников на ночной трассе, а через эту метафору — ее саму причиной их разрыва. В самом конце историй, книжная Сьюзен просто обижена, что Эдвард так и не позвонил, но она делает определенные выводы и смотрит в будущее. Героиня фильма Nocturnal animals же полностью поглощена прошлым и разбита тем фактом, что Эвард на пришел на встречу в ресторан.

Отличия книги "Тони и Сьюзен" и фильма "Под покровом ночи"

Сцена на ночном шоссе довольно точно передана в экранизации «Под покровом ночи», с той разницей, что в фильме сделан акцент лишь на одной проехавшей машине за время переделки – полицейской, которая не остановилась. В романе «Тони и Сюзен» машина проносится не одна. Один из водителей, пожилой мужчина с плохим слухом, даже останавливается и спрашивает, все ли хорошо. Плохой слух и бандиты не позволяют ему расслышать мольбы семьи о помощи. Позже, уже во время расследования, полиция пытается найти этого старика, как свидетеля, который может также опознать преступников.

Герои пытаются остановить автомобиль на шоссе

В фильме «Под покровом ночи», уже на рассвете, ошеломленный случившемся и сбитый с толку, Эдвард добирается до жилых домов и стучится в дверь – ему открывает молодая женщина. В книге «Тони и Сьюзен» Эдвард постучался в дом к пожилой паре, с которой связана целая глава. Супруги расспрашивают в недоумении мужчину о том, что же произошло, рассуждают о том, куда из правоохранительных органов есть смысл и толк звонить в такую рань. Когда Эдвард связывается с полицией штата, он называет фамилию четы, у которой находится и адрес.

Тони Гастингс просит помощи

В фильме «Под покровом ночи» тела убитых жены и дочери Тони были найдены на пустыре, на красном диване. В книге тела лежат, выброшенные в кустах и положение их другое – одна лежит на спине, другая на животе.

Сцена убийства в фильме Под покровом ночи

В книге у Сьзен от нового мужа целых три ребенка, в отличие от одной взрослой дочери в фильме «Под покровом ночи». Героиня, шокированная события в книге, рассуждает, что ее дочери через три года идти в колледж – стало быть, ей 15 лет. В фильме же она звонит дочери, которая лежит в постели со своим парнем в похожей позе, как в сцене убийства книжных персонажей.

Дочь главной героини

В обоих произведениях проходит год после убийства семьи Гастингсов, прежде чем детектив Андес решает серьезно взяться за преступников. За это время в книге Тони возобновляет общение со своей семьей, заводит общение с женщинами, даже любовные с одной. Таким образом частично возвращается к жизни, в отличие от фильма «Под покровом ночи», где герой Джейка Джилленхола и не умер и не живет полноценно.

Перерыв один год в расследовании убийства гастингсов

В книге «Тони и Сьюзен» Остина Райта отсутствовал конфликт между Сьюзен и ее матерью по поводу неблагонадежности мужа Эдварда, в которой ей бы пришлось его защищать. Более того, после смерти отца Эдварда в 16 лет, семья Сьюзен фактически его усыновила (они были соседями и друзьями), что они сблизило будущих супругов. Мать Сьюзен восхищалась Эдвардом и не стала катализатором их разрыва, среди прочих причин. Вместе с этим, сцена добавленная Томом Фордом в сценарий, показывает трансформацию Сьюзен от той, кем она была, в противовес мнения матери, и той богемной, элегантно одетой высокомерной женщиной, которой в итоге стала, как и предрекала мать двадцать лет назад.

Конфликт Сьюзен со своей матерью

Сцена, когда детектив Андес и Тони Гастинг встречают главного убийцу Рэя, отличается в двух версиях. В фильме «Под покровом ночи» они приезжают к преступнику домой, и тот сидит на улице на унитазе. В романе Остина Райата, Тони по наводке полицейского опознает убийцы на спортивном мероприятии, а уже после они приезжают к нему на допрос.

Встреча Тони с Рэйем

Заметно отличается и сцена, когда в одном месте оказываются детектив, Тони, Лу и Рэй в доме. В книге «Тони и Сьюзен» там еще были две женщины, знакомые детектива Андеса, которые, став свидетелем расправы над насильником, волновались по поводу своих будущих показаний.

Одна из последних сцен в доме детектива

Антон Долин про роман Остина Райта «Под покровом ночи»

Антон Долин — о незаметном бестселлере, который лег в основу нашумевшего фильма Тома Форда.

В основном новости о выходе романа Остина Райта «Под покровом ночи» обрадовались фанаты Тома Форда, модельера и режиссера, чей одноименный фильм в минувшем сентябре получил в Венеции заслуженный Гран-при: картина добралась до российского проката, самое время прочитать первоисточник. Но некоторые ликуют по другой причине: они заметили несколько лет назад выход в России романа Райта «Тони и Сьюзен», влюбились в него, а теперь приветствуют выход еще одной книги прекрасного писателя. Их придется разочаровать. Хотя информация об этом присутствует лишь в аннотации (внутри книги, а не на обложке), «Под покровом ночи» — тот же самый «Тони и Сьюзен», переизданный под новым названием к выходу фильма. Переименование тем более дико, что невыразительное словосочетание «Под покровом ночи» прокатчики придумали, не смотрев самой картины, наугад, почему-то сочтя его более привлекательным для зрителей, чем оригинальное название «Ночные животные».

Подробности по теме

День третий. «Ночные животные» Тома Форда: шоссе в никогда

День третий. «Ночные животные» Тома Форда: шоссе в никогда

Такая вот путаница. Она, впрочем, органично укладывается в легенду об этом романе, который был издан в Штатах в 1993-м и очень понравился критикам, но продавался так себе. После смерти автора в 2003-м и публикации «Тони и Сьюзен» в Великобритании в 2010-м книга вдруг стала бестселлером; тогда-то ее и решил экранизировать Том Форд. В России чуда при первом издании тоже не случилось. Не исключено, что теперь поможет кино: вот книгу и окрестили заново. Ирония в том, что «Тони и Сьюзен» среди прочего — текст о публикации книги, история писателя-неудачника, роман в романе. Именно «внутренний» текст и называется «Ночные животные». Его Эдвард, бывший муж Сьюзен — она не слышала о нем больше двадцати лет, — посылает ей в рукописи перед публикацией. Когда-то они расстались именно из-за того, что она не поверила в его способность быть писателем.

На поверхности здесь добротный психологический роман о расставании и его последствиях; эдакий сеанс психотерапии, к которому приглашают присоединиться читателя. Последовательно и постепенно мы подбираемся к причинам развода Эдварда и Сьюзен: выясняем их социальный бэкграунд, историю знакомства, детали совместного быта, причины мелких недомолвок и расхождений, вырастающих со временем в неразрешимый конфликт. При этом Сьюзен всегда рядом, здесь и сейчас, но мы (как и она) практически ничего не знаем об Эдварде и должны делать выводы из метафор, зашифрованных в его рукописи. Таким образом перед нами еще и своеобразный детектив.

Глубже — другой сюжет, тоже не во всем оригинальный, но все-таки парадоксальный. «Под покровом ночи» — история запутанных взаимоотношений читателя и персонажа, объекта и субъекта (кто есть кто, где Тони, а где Сьюзен, и кто кем манипулирует, становится ясно не сразу). Мы не только читаем «Ночных животных» вместе со Сьюзен, но так же останавливаемся на полуслове, отступаем в сторону, комментируем, возмущаемся, пугаемся. Текст-то довольно неуютный (дальше — некоторые спойлеры, будьте внимательны!). Главный герой, собственно, математик Тони, встречается на ночном шоссе с бандой хулиганов, которые похищают, насилуют и убивают его жену и дочь. Чем дальше читает Сьюзен рукопись — неслучайно посвященную именно ей, — тем меньше понимает, кто в этой истории она: потерянная навсегда женщина, которую герой так сильно любил, или та темная сила, которая отняла у него любовь и которой он теперь жаждет отомстить?

Если суммировать, то этот напряженный и нелинейный роман — о мужском и женском, их взаимном притяжении и столкновении. О пассивном и активном восприятии мира, об осознанном выборе оптики и траектории в этом мире. Его финал, который с известной долей условности можно счесть открытым, допускает разные толкования и обладает почти интерактивной силой, позволяющей читателю самому выбрать, с кем он — со страдающей Сьюзен, невидимым манипулятором Эдвардом или его аватаром, несчастным мстителем Тони.

Неожиданность (непонятно, насколько приятная) в том, что «Под покровом ночи» — редкий случай, когда фильм получился глубже, тоньше и актуальнее книги. Форд не только перенес действие в наши дни — в нем, например, появились мобильные телефоны, что очень важно для сюжета, — и свой родной Техас, но поменял бэкграунд центральных персонажей. Например, Сьюзен в его фильме стала галеристкой, и «Ночные животные» превратились еще и в притчу о выборе между бизнесом и искусством. В любом случае у потенциальных зрителей этой неординарной картины сегодня есть возможность выбора, с чего начать — сразу смотреть или сначала читать.

Издательство Corpus, Москва, 2016, пер. Д.Харитонова

Максимально образно о конкретном — в инстаграме «Афиши Daily».

«Под Покровом Ночи»/Nocturnal Animals — Читать Роман и Смотреть Фильм ⋆ BRW Журнал

Сегодня в новой рецензии разбираемся в романе Остина Райта «Под покровом ночи», который лег в основу нашумевшего фильма Тома Форда. Стоит ли читать книгу, если вы видели фильм? И в чем отличия двух версий одного сюжета?

Прежде чем мы начнем разговор о книге Остина Райта, необходимо обсудить несколько моментов относительно названий. «Под покровом ночи» — довольно безликое, избитое заглавие, под которым в маркетинговых целях объединили два произведения, роман «Тони и Сьюзен» и его киноадаптацию «Ночные животные». В рамках нашей статьи давайте восстановим справедливость, и будет назвать вещи своими именами: пусть «Тони и Сьюзен» остается «Тони и Сьюзен», а «Ночные животные» — «Ночными животными».

А теперь непосредственно о романе. Завязка его такова: некая Сьюзен Морроу получает бандеролью от первого мужа Эдварда рукопись его романа «Ночные животные» (отсюда и название фильма). Когда-то Эдвард мечтал стать писателем, Сьюзен вышла замуж за другого, а теперь, спустя двадцать лет молчания, экс-супруг просит ее высказать мнение о написанном. Героиня принимается за чтение напряженного триллера, в котором на семью профессора математики Тони нападают на ночном шоссе бандиты, все больше и больше увлекается книжкой, пока еще не подозревая, какие зашифрованные послания лично ей она содержит.

На этом схожести между оригиналом и экранизацией заканчиваются. И если сюжет романа Эдварда в фильме воспроизведен точно, хотя в «Тони и Сьюзен» он гораздо более разветвлен, изобилует большим количеством персонажей и событий, то окаймляющая линия отношений Сьюзен с ее мужьями во многом иная.

С «Тони и Сьюзен» вообще приключился довольно обидный казус. Отчасти роман можно назвать автобиографичным: его автор, Остин Райт, большую часть жизни проработал профессором английского языка и литературы в университете Цинциннати, совмещая преподавательскую деятельность с написанием романов. Их он создал целых семь, однако настоящей славы Райту ни один из них не принес. И только в 2010 году, когда каким-то чудом посмертно был переиздан его «Тони и Сьюзен», оставшийся в 1996 году незамеченным, на почившего литератора обрушилась слава. Его работа попала в списки бестселлеров, а в 2016 году успешно превратилась в кинофильм. До мирового признания Райт не дожил, но труд его все-таки не пропал зря.

«Тони и Сьюзен» — ладно, крепко, со знанием построения сюжета и чувством языка написанная книга. Две сюжетные линии – история брака Сьюзен и Эдварда и сюжет написанного Эдвардом романа — переплетаются в причудливую конструкцию, объединенную некоторой внутренней логикой, разгадать которую читателю предстоит самому. Читается роман легко, в напряжении держит, а стиль, хоть и скуп, но порою становится на удивление мягким, так что даже убаюкивает.

«Ночные животные» vs «Тони и Сьюзен»

Правило, согласно которому книга всегда лучше экранизации, подчас не срабатывает. Фильмы, созданные по мотивам литературных произведений, могут, как дополнять первоисточник и вносить в него новые акценты, так и превосходить его. В случае с «Тони и Сьюзен» и «Ночными животными» мы имеем скорее второй случай. Если фильм Тома Форда – сложное, виртуозно исполненное полотно, своеобразная видео-инсталляция, то книга Остина Райта — всего лишь неплохо написанный роман. Однако его прочтение все же может прояснить некоторые детали, которые в фильме остаются неясными, да и в целом погрузиться в эту историю на несколько вечеров – крайне занятно. Правда, чтобы не было претензий и лишних ожиданий, сразу оговорим то, что вы в нем не найдете.

Атмосферность. «Ночные животные» Тома Форда завораживают, обволакивают и обнимают сзади шершавыми лапками. Атмосферность фильма — одно из главных его достоинств. Оставшаяся одной в своем роскошном доме женщина, читающая посреди ночи остросюжетный роман. Шепоты и крики этой ночи, всматривающейся не то в нее, не то в зрителя. Мир погруженных во тьму шоссе и горящих окон мегаполисов. Ночь беспредельна. И человеческое одиночество в ней непреодолимо.

Смело помашите этому ручкой, взявшись за «Тони и Сьюзен». Героиня Райта читает роман в теплой, уютной и светлой спальне, вокруг нее постоянно возятся дети (ага, в книге она успела ими обзавестись), мелькают какие-то люди, да и в целом Сьюзен – типичная домохозяйка, вполне счастливая бытом, а не пресыщенная вращением в высшем обществе галеристка Форда. 

Загадочность. То, за что одни критики превозносили «Ночных животных», а другие поносили – неоднозначность интерпретаций. Этот нуарный триллер намерено снят так, чтобы задавать зрителю вопросы, на которые тот, возможно, никогда не получит ответов. Ради этого режиссер даже затеял оммаж стилистике Дэвида Линча. Да-да, снова Дэвида Линча. Форд даже напрямую использовал две главные визитные карточки Линча в фильме: мелькающие ночные шоссе и красные шторы. Обратите внимание, камера намерено задержится на красной шторе после того, как Тони выстрелит в Рэя. Форд постоянно запутывает зрителя, почти зеркально сопоставляет в некоторых сценах реальную Сьюзен и вымышленного Тони, одевает свою героиню в платье такого же цвета, какого была и машина бандитов, намеренно обрывает на полуслове сцену, когда во время разговора Сьюзен с ее новым мужем в автомобиле, рядом оказывается Эдвард и т.д. Одними словами, если вы вдумчиво смотрели «Ночных животных», вопросов у вас хоть парочка, но найдется.

Снова машите белым платочком. Роман Остина Райта не стремится к недосказанности и загадочности, он гораздо более прост и даже прямолинеен по сравнению с фильмом. Но в этом есть, конечно, и плюс: на некоторые вопросы вы ответы получите. Но – не на все.

Тема современного искусства и эстетизм. Чем еще цепляют «Ночные животные» — отполированной красотой видеоряда и темой современного искусства. К этой линии сюжета нас готовят уже знаменитые начальные титры, в которых обнаженные женщины сильно в теле отплясывают пип-шоу. Состояние современного искусства – один из фонов картины Форда. В ней не случайно процитированы работы двух наиболее прославленных и показательных для нашей эпохи художников, Дэмьена Хёрста и Джеффа Кунса. Если вы хоть немного разбираетесь в современном искусстве, и имена Хёрста, Кунса, Марины Абрамович и Бэнкси видите не в первый раз, просмотр «Ночных животных» доставит вам много удовольствия, а цитаты и аллюзии, мелькающие здесь, вы разглядите.

Например, копия знаменитой «Собаки из воздушных шариков» Кунса стоит перед домом Сьюзен в начале картины.

«Собака из воздушных шариков» (1994) — одна из наиболее узнаваемых и показательных работ современного искусства, созданная на стыке высокого искусства и китча. Известна тем, что продана в Нью-Йорке за 58 миллионов долларов. Что ж, новый муж Сьюзен и впрямь богатый человека.


Работа другого знакового художника современности, Дэмьена Хёрста будет показана во второй половине фильма. Основной темой своего творчества этот художник выбрал смерть, а наиболее узнаваемый объект его творений – мертвые животные. Вот и камера Форда ненадолго застывает на его «Святом Себастьяне». Прекрасного обнаженного юношу, пронзенного стрелами (один из центральных сюжетов живописи эпохи Возрождения), Хёрст превратил в… теленка. Цитата, издевка, жестокость – в этом многие черты современного искусства.

В романе этой линии, конечно же, нет. Главная героиня домохозяйка, а когда-то хотела стать преподавателем. Так что, читатели-эстеты и ценители современного искусства, даже не беритесь за «Тони и Сьюзен», если хотите что-то подчеркнуть для себя.

Что мы имеет в итоге сравнения фильма Форда с романом Райта: все, что так завораживает в «Ночных животных» при просмотре, почти полностью отсутствует в первоисточнике. Но о чем тогда пытается сказать нам роман? Каковы посылы оригинального произведения?

«Тони и Сьюзен»: темы, мотивы, проблематика

Одна из главных тем романа, отчетливо прослеживающаяся и в экранизации, — тема творческого человека в столкновении с социальными требованиями, конфликт идеализма и прагматизма. «Тони и Сьюзен» — прежде всего, история Эдварда и его мечты стать писателем. Из этого нужно исходить, пытаясь вникнуть в произведение и его смысл. То, что мы смотрим на происходящее глазами Сьюзен, ничего не говорит. Райт пишет произведение об Эдварде, хоть и делает его невидимым, отсутствующим. Помним ведь, что роман отчасти автобиографичный. Как и многие молодые люди, увлеченные ремеслом создавать собственную вселенную посредством букв на бумаге, Эдвард безраздельно погрузился в свою мечту. Писать для него оказалось равноценным понятию жить. И здесь-то он сталкивается с несколькими конфликтами, ставшими для него фатальными. Первый – вечная неудовлетворенность собой, нехватка опыта и неуверенность в себе. Второй – погруженность в работу сказываются на его личных отношениях с окружающими, и в первую очередь, со Сьюзен: для жизни попросту не остается времени. И третий – ожидания, который накладывает на человека общество, требуя достижения определенного материального благосостояния и социального положения. Здесь мы выходим на очень важный мотив РилРилвыбора жизненного пути между романтизмом творчества и прагматизмом материального достатка. Тема, которая сегодня вновь и вновь возникает в актуальной культуре. Поразмыслить над ней еще один раз лишним не будет. В конце концов, что есть писательство Эдварда – юношеское сумасбродство, идеалистическая мечта, в жертву которой приносится счастье жить здесь и сейчас, греза, отдаляющая от реальности? А может, искренний творческий порыв, который душим системой, эксплуатирующей человека, прививающей ему иллюзорные ценности успеха и потребления, чтобы обратить в послушный механизм добычи и сбыта денег? Эти два вопроса настолько сложны и в чем-то даже отражаются друг в друге, что истину отыскать, как всегда, бывает непросто. Эдвард, конечно, подобно большинству людей, сдается. Происходит, как это обозначает Райт, «постепенное превращение Эдварда-поэта в Эдварда-капиталиста». От стихов и рассказов он переходит к занятию журналистикой, затем к преподаванию журналистики, а после и вовсе к страхованию. От романтизма молодости ничего не остается, а деньги хоть немного залечивают утрату грез. Вечная история, не правда ли?

В «Ночных животных» Форда разрешение конфликта иное: Эдвард сохраняет отчасти верность идеалу и занимается преподаванием литературы, а вот Сьюзен отказывается от стремлений стать художницей, предпочитая сытый комфорт, брак с богатым человеком и работу галеристки. Стать всего лишь галеристкой, но не художницей – вот что ее внутреннее гложет. Уверенная в своей правоте и в том, что нужно идти на поводу реальности и прагматизма, а не растрачивать жизнь на несбыточные идеалы и наивные мечты, она вдруг колеблется: что если истина была на стороне Эдварда, а она — проиграла?

Следующая важная тема романа – конфликт, связанный с патриархальным восприятием маскулинности. Маскулинностью психологи называют комплекс тех или иных качеств, которыми должен обладать мужчина как представитель своего пола. Понятно, что социальные стандарты маскулинности в каждом обществе и в каждой эпохе варьируются. Сами по себе они относительны и зависят исключительно от места и времени. В патриархальном обществе нормативы маскулинности, определяющие мифический образ «настоящего мужчины», строго ограничены, превращены в своеобразное прокрустово ложе, на котором распинают все многообразие психологических характеристик.

Чтобы понять, как все это относится к «Тони и Сьюзен», обратимся к раннему творчеству Эдварда, которое так не нравилось его бывшей жене. В фильме, кстати, ничего не сказано, каково рода произведения писал герой раньше. Роман проливает на этот момент свет: «Пастельные впечатления. Короткие исповедальные стихи сплошь из умолчаний. Ностальгические зарисовки, утрата и печаль. Сцены в населенной призраками заводи». Иными словами, совсем не то, что требует социальный стереотип от мужчины, отказывающий ему в праве на тонкий внутренний мир, чувства, эмоции. Вот и Сьюзен постоянно третирует Эдварда, что никому не интересно будет читать, насколько тонко он может чувствовать. Она оказывается из тех людей, которые, по выражению Райта, «из кино или телевизора и от школьных хулиганов взяли это представление о том, что быть мужчиной значит гнобить других». И в этом смысле роман Эдварда, написанный для бывшей супруги двадцать лет спустя, действительно выглядит местью. Хотела брутальности? Получи кровь, жестокость, изнасилования и убийства, от которых тебя всю покорежит. Но в этой эволюции от ностальгических, полных утраты и печали творений Эдварда до пропитанного насилием триллера есть и трагический надлом: погибла душа героя, привнесенная в жертву социальным требованиям. И Сьюзен действительно сыграла в жизни Эдварда роль, какую в судьбе Тони сыграли ночные бандиты.

Том Форд в экранизации вновь расширяет заявленную тему, добавляя такие «нормы» маскулинности современного общества, как обязательная успешность, материальный достаток, высокое социальное положение. Эдвард, не соответствующий им, отбраковывается, а Сьюзен уходит к «настоящему мужчине» Арнольду. Естественно, она за это поплатится. По-своему.

В начале ХХI века перед человечеством стоит вопрос отказа от патриархальной модели, необходимости перехода к равноправию полов и пересмотра того, что есть маскулинность, а что есть фемининность. И роман Райта, и фильм Форда оказываются актуальными, хоть и не дающими окончательных ответов. Однако задуматься есть о чем.

Наконец, третий, очень важный и прочитывающийся между строк в романе Эдварда мотив – незащищенность цивилизации перед всесилием варварством. Остин Райт даже словами своего персонажа выводит следующую формулу: «Цивилизованность таит в себе великую слабость». И это ее необходимое свойство оказывается для цивилизованности роковым, делает ее всегда немного обреченной, незащищенной перед хаосом. Тони, герой романа Эдварда, вырос в исключительно интеллигентной семье. Его отец – профессор колледжа, мать — поэт. Женился он по любви, был счастлив со своей женой и дочерью, стал профессором, читал книги, слушал музыку, играл на пианино, развесил по стенам дома картины, вел дневник. Но встреча на ночном шоссе с бандой головорезов начисто перечеркивает и разрушает жизнь Тони. Он не только оказывается неспособным противостоять злу, но и когда, наконец, совершает убийство из мести, сам слепнет и гибнет. Выстрел в Рэя убивает какую-то очень важную составляющую сущности Тони, именно поэтому его участь оказывается предрешенной. Вопрос: что делать с этой незащищенностью цивилизации и как ей противостоять варварству, сохранив при этом свое лицо? По-моему, для человечества это один из главных вопросов сегодня, когда тоже происходит нападение разрушительных сил островки возведенной не так прочно, как казалось, цивилизации. Конфликт противостояния профессора Тони и ночных бандитов – в каком смысле здесь и сейчас глобален. Поэтому и роман Остина Райта, и фильм Тома Форда – важные к осмыслению произведения, ознакомиться с которыми стоит.

Под покровом ночи (фильм, 2016) — Википедия

«Под покровом ночи» (англ. Nocturnal Animals, рус. Ночные животные) — американский психологический триллер в жанре неонуар, снятый режиссёром Томом Фордом с Эми Адамс и Джейком Джилленхолом в главных ролях. Фильм основан на бестселлере Остина Райта «Тони и Сьюзен». Премьера в США состоялась 18 ноября 2016 года, в России — 8 декабря 2016 года.

Фильм завоевал награду «Серебряный лев» 73-го Венецианского кинофестиваля, а также получил множество других наград и номинаций, включая номинацию на премию «Оскар» за лучшую мужскую роль второго плана (Майкл Шеннон), премию «Золотой глобус» за лучшую мужскую роль второго плана (Аарон Тейлор-Джонсон), 9 номинаций на премию BAFTA и так далее.

Фильм получил в целом положительные отзывы от критиков и собрал более 30 миллионов долларов по всему миру.

Реальность[править | править код]

Директор картинной галереи Angeleno Сьюзан Морроу получает рукопись романа её бывшего мужа Эдварда Шеффилда вместе с приглашением на ужин во время предстоящего его визита в Лос-Анджелес. Её нынешний брак с бизнесменом Хаттоном Морроу несчастливый и мрачный. Пока он уезжает в Нью-Йорк «поправлять свои дела в бизнесе», Сьюзан начинает читать роман, который одновременно посвящен ей и назван по прозвищу Эдварда для неё «Ночные животные».

Роман[править | править код]

Тони Гастингс, мирный человек, жизнь которого переворачивается после встречи с тремя местными хулиганами — Рэем, Лу и Бесом — во время поездки на автомобиле с женой и дочерью через Западный Техас. Вынужденный съехать с дороги, Тони не в силах препятствовать хулиганам и остановить Рэя и Беса от похищения его жены Лауры и дочери Индии на его же машине. Он остается с Лу, который заставляет его вести машину Рэя до конца дороги, где он был выброшен из машины и оставлен. Тони сумел спрятаться от Рэя и Лу, когда они вернулись найти его, и убежать в соседний дом, чтобы позвонить в полицию.

Детектив Бобби Андес берется за дело Тони и обнаруживает тела Лауры и Индии рядом с заброшенной лачугой, где они были изнасилованы и убиты. Тони охвачен чувством вины. Он получает сообщение от Андеса через год, когда он просит Тони опознать Лу среди других преступников, который, возможно, является соучастником в убийстве Лоры и Индии.

При очередном грабеже Бес был смертельно ранен. Остается найти Рэя в качестве окончательного виновника убийства. Андес арестовывает Рэя, но за неимением доказательств его преступления, отпускают.

На грани отставки и смерти от рака легких, Андес решает взять дело Тони и завершить его справедливо. С помощью Тони он похищает Рэя и Лу и отвозит в хижину, где были убиты Лора и Индия. При попытке Рэя и Лу бежать, Андес стреляет в Лу, но Рэю удается сбежать.

Тони выслеживает Рэя самостоятельно и Рэй признается в изнасиловании и убийстве жены и дочери Тони, называя его слабым. Тони стреляет в него, но Рэй успевает ударить Тони по голове железным прутом, которым были убиты жена и дочь Тони. Тони Гастингс теряет сознание.

Тони приходит в сознание и натыкается на труп Рэя. Он выходит из хижины и пройдя некоторое расстояние стреляет в воздух, после чего падает, а затем пытаясь подняться выстреливает себе в живот, упав на свой же пистолет.

Реальность (продолжение)[править | править код]

Потрясённая тёмным содержанием и грубыми эмоциями романа, Сьюзен вспоминает о встрече с Эдвардом в колледже и их цветущих отношениях, что сильно раздражало властную мать Сьюзен Энн Саттон. Она утверждала, что Эдвард не достоин чувств Сьюзен и что из-за его романтического мировоззрения ему не хватит сил для достижения своих целей. Сьюзен проигнорировала возражения матери и вышла замуж за Эдварда.

Во время чтения рукописи она узнает об измене своего мужа Хаттона, параллельно продолжая вспоминать о своём беспокойном и непродолжительном браке с Эдвардом, который был напряжен её разочарованием и пренебрежительным отношением к его литературным устремлениям. Этот брак достиг кульминации, когда Сьюзен изменяет ему с Хаттоном и в итоге она и Эдвард разводятся. Эдвард попытался восстановить отношения, но окончательно разорвал их, узнав, что Сьюзен, будучи беременной их ребёнком, сделала аборт, чтобы ничто не препятствовало их разводу.

Сьюзен понимает, что роман является аллегорией потери Эдварда. То есть того, что перенёс Эдвард, когда потерял её и ребёнка. Она понимает, что он посвятил роман ей, выразив этим форму мести, отправив рукопись, чтобы доказать ей, что он был способен написать успешный роман. Сьюзан переоценивает своё поведение в прошлом с Эдвардом. Она организует встречу с ним в надежде исправить свои отношения, но Эдвард не приходит, давая понять, что он не простит её. По аналогии с книгой, Сьюзан для Эдварда была воплощением Лоры и Индии, но её поведение и прочее превратили её в «Рэя, Лу и Беса», единое в трёх лицах Ночное Животное.

Реальные[править | править код]

Вымышленные[править | править код]

Съёмки фильма начались 5 октября 2015 года в Лос-Анджелесе, Калифорния. Закончились 5 декабря 2015 года. Весь фильм снят на 35-мм киноплёнку, несмотря на всеобщую тенденцию перехода на цифровые технологии. Оператор Шеймас Макгарви выбрал такую технику из-за её гибкости в наиболее сложных съёмочных ситуациях[1].

Фильм получил позитивные отзывы критиков. На сайте-агрегаторе рецензий Rotten Tomatoes кинолента имеет рейтинг 72 % на основе 183 отзывов, со средним баллом 6.9/10. На сайте Metacritic фильм имеет 67 баллов из 100. Актёрские перевоплощения Джейка Джилленхола, Майкла Шеннона и Аарона Тейлора-Джонсона были встречены весьма восторженными откликами как критиков, так и зрителей.

Награды и номинации
Награда Категория Номинант Результат
Венецианский кинофестиваль «Золотой лев» Том Форд Номинация
«Гран-при жюри» Том Форд Победа
«Оскар» «Лучшая мужская роль второго плана» Майкл Шеннон Номинация
«Золотой глобус» «Лучший режиссёр» Том Форд Номинация
«Лучший сценарий» Том Форд Номинация
«Лучшая мужская роль второго плана» Аарон Тейлор-Джонсон Победа
«BAFTA» «Лучший режиссёр» Том Форд Номинация
«Лучший адаптированный сценарий» Том Форд Номинация
«Лучшая мужская роль» Джейк Джилленхол Номинация
«Лучшая мужская роль второго плана» Аарон Тейлор-Джонсон Номинация
«Лучшая музыка к фильму» Абель Коженёвский Номинация
«Лучшая операторская работа» Шеймас Макгарви Номинация
«Лучший монтаж» Джоан Собель Номинация
«Лучшая работа художника-постановщика» Мэг Эверист и Шейн Валентино Номинация
«Лучший грим и причёски» Дональд Моват и Йоланда Туссинг Номинация
«Спутник» «Лучший фильм» Номинация
«Лучший режиссёр» Том Форд Номинация
«Лучшая женская роль» Эми Адамс Номинация
«Выбор критиков» «Лучшая мужская роль второго плана» Майкл Шеннон Номинация
«Лучший адаптированный сценарий» Том Форд Номинация
«Лучшая операторская работа» Шеймас Макгарви Номинация
Премия Гильдии киноактёров США «Лучший каскадёрский состав в игровом кино» Номинация
Премия Гильдии сценаристов США «Лучший адаптированный сценарий» Том Форд Номинация

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о