Уютный трикотаж: интернет магазин белорусского трикотажа

Пол пот иенг сари – Патриотический и демократический фронт Великого национального союза Кампучии

Пол пот иенг сари – Патриотический и демократический фронт Великого национального союза Кампучии

Содержание

Иенг Сари — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

В этом кхмерском имени фамилия (Иенг) стоит перед личным именем.

Иенг Сари 1978 год.

Ие́нг Са́ри (кхмер. អៀង សារី [ʔiǝŋ saːriː]), урождённый Ким Чанг; 24 октября 1925 года, Лоеунгва (вьетн. Loeung Va), Чавинь — 14 марта 2013 года[6]) — один из наиболее влиятельных деятелей режима «красных кхмеров», в годы диктатуры Пол Пота (1975—1979) занимал посты заместителя премьер-министра и министра иностранных дел «Демократической Кампучии». В печати именовался «вторым человеком» кампучийского режима (в советской печати даже использовался термин «режим Пол Пота — Иенг Сари»). На деле же Иенг Сари был «номером третьим», поскольку имя «номера второго», Нуон Чеа, было практически неизвестно за рубежом и мало известно в самой Камбодже.

Иенг Сари родился на юго-западе Вьетнама. Кхмер-кром по отцу, китаец по матери[7]. Окончил Коллеж короля Сисовата в Пномпене. Вступив в ряды «красных кхмеров», изменил своё вьетнамское имя Ким Чанг на кхмерское Иенг Сари. Был свояком Пол Пота, вместе с ним учился в Париже в Институте политических исследований, встречался с деятелями французского левого движения (включая Ж.-П. Сартра).

Вернувшись в Камбоджу в 1953 году стал профессором истории в Коллеже Сисовата. В 1960 году был избран в ЦК Партии трудящихся Кампучии[8]. Во время гражданской войны 1971—1975 годов был членом Королевского правительства Национального единства Кампучии и специальным эмиссаром Национального объединенного фронта Кампучии. После прихода Красных кхмеров к власти в 1975 году — заместитель премьер-министра по международным делам, министр иностранных дел Кампучии.

После поражения красных кхмеров и их перехода к тактике партизанской войны продолжал сохранять руководящие позиции как член правительства в изгнании, но после создания Коалиционного правительства Демократической Кампучии в 1982 году передал свой пост министра иностранных дел Кхиеу Сампхану. В 1996 году вышел из рядов Красных кхмеров вместе с тысячами своих последователей в августе 1996 года в обмен на королевское помилование короля Нородома Сианука и королевскую амнистию от преследования по закону от 1994 года, который объявлял Красных Кхмеров вне закона. Учредил партию Движение демократического национального союза, заключившую альянс с правительством Хун Сена, получил фактический мандат на управление Пайлином. В 1996—2007 годах проживал под охраной на вилле в Пномпене, контролировал добычу драгоценных камней на границе с Таиландом.

12 ноября 2007 года арестован вместе с женой Иенг Тирит для привлечения к ответственности перед специальным судом[9].

16 декабря 2009 года трибунал предъявил ему официальное обвинение в геноциде за его участие в убийствах вьетнамского и мусульманского меньшинств в Камбодже[10].

  1. 1 2 3 Немецкая национальная библиотека, Берлинская государственная библиотека, Баварская государственная библиотека и др. Record #122488709 // Общий нормативный контроль (GND) — 2012—2016.
  2. 1 2 Munzinger Archiv — 1913.
  3. ↑ Ieng Sary, Former Official of Khmer Rouge, Dies at 87|nytimes.com
  4. ↑ http://www.liberation.fr/jour/0101115212-ieng-sary-ni-regrets-ni-remords
  5. ↑ http://www.lefigaro.fr/international/2007/11/13/01003-20071113ARTFIG00098-le-frere-n-du-regime-khmer-arrete-au-cambodge.php
  6. ↑ BBC News - Khmer Rouge senior leader Ieng Sary dies (неопр.). Дата обращения 17 марта 2013. Архивировано 21 марта 2013 года.
  7. ↑ Ieng Sary’s Brief Biography Архивная копия от 18 января 2008 на Wayback Machine; Ieng Sary, Howard J. De Nike, John B. Quigley, Kenneth J. Robinson, Cambodia Tribunal Populaire Revolutionnaire, Helen Jarvis, Nereida Cross. Genocide in Cambodia: Documents from the Trial from of Pol Pot and Ieng Sary (Pennsylvania Studies in Human Rights) (Hardcover) (англ.). — University of Pennsylvania Press (англ.)русск.. — P. 90. — ISBN 0812235398.; Jurisdictional and Definitional Issues
  8. ↑ Chandler, David P., Revising the Past in Democratic Kampuchea: When Was the Birthday of the Party?: Notes and Comments, in Pacific Affairs, Vol. 56, No. 2 (Summer, 1983), pp. 288—300.
  9. ↑ «Ex-official of Khmer Rouge and wife arrested for crimes against humanity», Associated Press (International Herald Tribune), November 12, 2007.
  10. ↑ «Genocide charges for two former Khmer Rouge Leaders»

Демократическая Кампучия. Товарищи Пол Пот и Иенг Сари.

Предыдущие рассказки тут

Прежде чем рассказать ещё об одной "достопримечательности" Пномпеня, а точнее о двух - тюрьме Туол Сленг (подразделение S 21) и о Полях Смерти, считаю своим долгом провести небольшой исторический экскурс. Перед посещением какой-либо страны я всегда стараюсь знакомиться с соответствующей литературой, но по режиму Пол Пота у нас практически ничего не выходило. Всё, что мы знаем - это лозунг "преступная клика Пол Пота и Йенг Сари", то, что они выгнали всё население из городов и уничтожили треть населения страныяза 4 года. Ну ещё и о том, что они все 90-е занимали кресло Кампучии в ООН при активной поддержке США и Китая. Так что пришлось мне закупать книги о красных кхмерах уже в Камбодже, благо пиратские копии крупнейших англоязычных трудов на эту тему там продаются на каждом углу. Я, в частности, приобрёл и осилил следующие издания:

Francois Ponchaud. Cambodia: Year Zero
Craig Etcheson. The Rise and Demise of Democratic Kampuchea
Michael Vickery. Cambodia 1975-1982

Первый автор много лет жил в Камбодже как миссионер, был свидетелем вторжения полпотовцев в Пномпень и его эвакуации, провёл несколько месяцев под домашним арестом вместе с другими иностранцами и в итоге был вывезен под конвоем в Таиланд. Второй сосредоточился в основном на предыстории вопроса, а также на государственном устройстве Демократической Кампучии. Третий опросил множество выживших как в лагерях беженцев в Таиланде, так и в самой Камбодже, составил подробную картину ситуации при Пол Поте по годам и дамбанам (территориальная единица Демократической Кампучии) и в конечном счёте пришёл к выводам, которые идут вразрез с некоторыми устоявшимися понятиями о том режиме. Я не буду подробно пересказывать историю режима "красных кхмеров", сосредоточусь только на вещах, которые показались мне интересными и малоизвестны публике.

В чём же уникальность режима красных кхмеров? Не только в жестокости (этого-то добра в 20 веке было выше крыши) и экстремизме; в первую очередь - в том, что верхушка "красных кхмеров", была, пожалуй, самой образованной группой среди руководства всех экстремистских режимов 20 века, а уж на фоне Азии того времени они вообще смотрятся каким-то ареопагом. В самом деле, посмотрим на образование членов ПолитБюро партии "Ангка" времён Демократической Кампучии:

Пол Пот - учился в Сорбонне, но недоучился по причине неуспеваемости (единственный из всей группы)
Нуон Чеа - выпускник университета в Бангкоке
Иенг Сари - выпускник Сорбонны
Та Мок - получил буддистское религиозное образование
Кхиеу Самфан - выпускник Сорбонны; защитил докторскую диссертацию по экономике
Сон Сен - выпускник Сорбонны, впоследствии директор Национального Педагогического Института в Пномпене.
Иенг Тирит (жена Иенг Сари) - выпускница Сорбонны; первая камбоджийка, получившая диплом по английской литературе.

Если добавить сюда директора пыточного центра Туол Сленг - Кханг Кека (в юности считался лучшим студентом-математиком страны), то картинка вообще получается преудивительная. Однако такое увлечение "сливок" образованной молодёжи левыми и ультралевыми идеями станет более понятно, если мы внимательно посмотрим на то, что представляла из себя Камбоджа 50-х и 60-х.

В годы французского протектората в Камбодже существовало чёткое разделение труда между нациями: кхмеры - крестьяне и монахи, китайцы - торговцы, вьетнамцы - чиновники и тоже торговцы.Такое положение в принципе устраивало всех, тем более что тогдашняя Камбоджа не знала аграрного перенаселения: земля родила трижды в год, население было относительно небольшим и те, кому не хватало земли, всегда могли отселиться и начать возделывать пустошь по соседству. Однако во второй половине 20 века в Камбодже начался резкий рост населения и земли стало не хватать. К тому же обретение независимости вызвало естественный подъём национального самосознания, и, как следствие, резкий рост интереса кхмеров к другим видам деятельности. Однако же экономика страны развивалась очень медленно, сфера торговли была прочно занята спаянными иноземными землячествами (вам это ничего не напоминает?), поэтому правивший тогда Нородом Сианук нашёл два гениально простых (как ему казалось) решения. Первое - начал раздувать административный аппарат, привлекая туда амбициозных молодых кхмеров, а во-вторых, начал вкладывать серьёзные деньги в образование и развивать эту сферу. Но совершенно естественно, что резко расплодившиеся выпускники школ не горели желанием возвращаться в деревню и по колено в жидком говне выращивать рис, а адекватных рабочих мест в экономике для них не было. Тогда Сианук поступил ещё "умнее" - наоткрывал университетов и колледжей, где самые одарённые недавние выпускники стали учить менее одарённых. Понятное дело, что эта военная хитрость была лишь отсрочкой, и через несколько лет страна получила армию молодых людей с сомнительного качества высшим образованием, которые столкнулись с проблемой несоответствия своих амбиций и реальности. К тому же система образования создавалась непродуманно и, например, специалистов по французской филологии выпускалсь в десятки раз больше, чем агрономов (вам это опять же ничего не напоминает?). В итоге к концу правления Сианука в стране сложилась преизрядная прослойка люмпен-интеллигенции, ставшая вполне естественной питательной средой для левацких идей, и к тому же способная нести эти идеи в массы.

Росту напряжённости способствовал и Сианук, явно не отличавшийся большим государственным умом. В международной политике он изображал из себя ласкового телятю и пытался сосать всех маток, до которых мог дотянуться - от Франции и США до Китая и СССР; правда, как это обычно бывает, в конце концов выяснилось, что это были совсем не матки и сосал он не вымя, а совсем другое, так что пришлось идти в марионетки к Пол Поту. Экономическая политика у него была провальной, города при Сиануке стали не локомотивом роста, как везде, а наоборот, пылесосом, выкачивавшим из сельской местности ресурсы и деньги. Внутренняя политика тоже не отличалась мягкостью, напрмер, когда в середине 60-х крестьяне провинции Сисопхон взбунтовались против роста налогов, Сианук, несмотря на мирный характер бунта, послал в тот район войска, которые начали убивать несопотивляющихся крестьян направо и налево. Естественно, вскоре эта местность восстала уже по-серьёзному и стала первой базой "Красных Кхмеров". Кхиеу Самфан окончательно перешёл на сторону красных после того, как его заподозрили в левых взглядах, арестовали, избили до полусмерти и выкинули в голом виде на главной площади города. Кханг Кек провёл в тюрьме без суда и следствия два года и всё это время подвергался пыткам - так что подобная практика плодила Сиануку врагов в геометрической прогрессии.

А тут еще случилась война в соседнем Вьетнаме, и восточная Камбожда стала ареной войны между Вьетконгом и США со всеми вытекающими последствиями. Сианук, по-своему обычаю, продолжал двоежопничать и додумался до того, что одновременно поставлял через порт Сиануквиль оружие обоим воюющим сторонам, но тут сказочке пришёл конец - в 1970 году его сверг его собственный премьер-министр, генерал Лон Нол, и установил в стране откровенно проамериканский режим. Тут уж началось всё по полной программе: эскалация восстания, ковровые бомбёжки освобождённых районов американской авиацией, массовые репрессии с обеих сторон. В итоге к 1975 году комунисты контролировали примерно 90% территории Камбоджи, а около половины населения страны сосредоточилась в немногих занятых Лон Нолом городах, причём бежали они туда в первую очередь от бомб, а не от красного террора. Собственно Пномпень за пять лет увеличил своё население с 400 тысяч до более чем 2 миллионов; экономика страны при этом, понятное дело, просто не существовала и жители городов зависели исключительно от американской помощи. В такой вот обстановке американцы наконец потерпели поражение и красные кхмеры 17 апреля 1975 года вошли в Пномпень, население которого встретило их радостными криками и ликованием.

Правда, ликование быстро закончилось, потому что вечером того же дня красные кхмеры объявили об эвакуации всей столицы под предлогом американских бомбёжек. Что это такое, все знали не понаслышке, поэтому эвакуация прошла без эксцессов. Исследователи спорят, почему же Пол Пот пошёл на такие экстраординарные меры. Понятное дело, что он считал крестьянство самым передовым классом, но так же считали и Мао, и Хо Ши Мин. а они городов не эвакуировали. Сейчас сходятся на мнении, что мотивов было несколько

1) Экономический. Половина населения жила за счёт иностранной помощи. После падения Лон Нола ждать её было неоткуда (у китайцев у самих жрать было нечего), поэтому красные кхмеры были заинтересованы в том, чтобы население городов (90% - вчерашние крестьяне) вернулись к самообеспечению
2) Ликвидация всякого возможного сопротивления. Население было одним махом перемешано, социальные связи разорваны, что делало всякую оппозицию "Ангке" невозможной.
3) Деэлитизация. Напомню, что изрядная часть элиты имела иностранное происхождение. При этом истребления вьетнамцев и китайцев не было (как часто пишут), ибо это были единственные страны, с которыми полпотовцы поддерживали боле-менее дружеские отношения. Диаспора в свое массе была отправлена на историческую родину. Параллельно красные кхмеры обезопасили свой государственный аппарат (разместившийся в городах) от проникновения "контрреволюции".
Дальнейшая история более или менее известна. Население было согнано в коммуны, при этом было сделано чёткое разделение между "старыми" и "новыми" людьми. Первые жили в освобождённых зонах с начала 70-х и пользовались определёнными привилегиями. Из них рекрутировались "кадры" и "старых" людей никуда не перемещали. Вторые - те, кто до конца оставался в проамериканской зоне - пережили два массовых перемещения населения - в 1975 и 1976 годах. Второе перемещение имело целью более равномерное распределение населения в соответствии с наличием пахотных земель. Дальше был принудительный труд в коммунах, массовый голод, казни, безумная война с Вьетнамом, восстание полпотовских частей в Восточной зоне и вхождение войск СРВ в Пномпень 7 января 1979 года. Таким образом, вся история Демократической Кампучии уложилась в три с половиной года (если не считать "освобожденных зон", существовавших с 1968).

И в конце истории - несколько вещей, которые противоречат официальному взгляду на режим в Демократической Кампучии. Майкл Викери называет этот набор стереотипов Standard Total View (STV)

1) В течение всего этого периода так и не было установлено сколько-нибудь равномерного политического режима на территории Камбоджи; практически, политика в тех или иных зонах и "дамбанах" зависела от местных властей, пользовавшихся серьёзной автономией. Существовали т.н. "хорошие" и "плохие" зоны, причём и в тех, и в других массовые казни практически не проводились, а положение населения отличалось в первую очередь условиями труда и рационом; в "хороших" зонах смерти от голода и переработки были редкостью.
2) Не существовало централизованной политики уничтожения целых социальных и национальных групп. Проводившиеся массовые казни (если они вообще имели место), как правило, были местной инициативой. Например, в апреле 1975 года в Баттамбанге прошли расстрелы пленных офицеров лонноловской армии, в Пномпене же и других местах этого зафиксировано не было. Массовых казней или намерения полностью уничтожить всех образованных людей, всех учителей, врачей, служащих и т.д. не было зафиксировано ни в одной из зон Кампучии. Более того, в "хороших" зонах известны довольно многочисленные случаи. когда образованные люди выживали благодаря своему образованию - их привлекали на низшие административные должности. в школы и т.п.
3) Не было зафиксировано и систематического истребления лиц духовного звания. Примером обратного может служить судьба майора У Пхона, выжившего при расстреле лонноловских офицеров под Баттамбангом; впоследствии он почти год прятался в близлежащем действующем монастыре, выдавая себя за монаха.
4) Рассказы о том, что "красные кхмеры" занимались разрушением памятников древней архитектуры - Ангкора, Серебряной Пагоды и т.п. - тоже не соответствуют действительности. Зафиксированные после падения режима разрушения вызваны военными действиями в более ранний период.
5) Цифра в 2.5 миллиона человек, уничтоженных в период Демократической Кампучии и официально озвученная во время трибунала в Пномпене в 1980 году (журналист Дит Пран называл цифру в 3 миллиона, тоже получившую широкое распространение), тоже, скорее всего, сильно завышена. Во-первых, единственная довоенная перепись Камбоджи проходила в 1962 году и дала цифру в 5,74 миллиона; по оценкам, к 1970 году население составило 6.9-7.1 млн. а некритические оценки для 1975 года дают цифру, близкую к 8 миллионам. Ооднако подобные оценки не учитывают того, что с 1970 по 1975 года в камбодже шла широкомасштабная война, с бомбёжками, голодом, падением рождаемости и беженцами, те, кто эти факторы учитывают, опускают оценку населения 1975 года до 7.3 млн. человек. При этом надо учесть, что 200 тысяч из этого количества составляли вьетнамцы, которые сразу были депортированы на родину (совместная акция "красных кхмеров" и вьетконга)
Оценки населения после свержения Пол Пота тоже приблизительны, т.к. первая перепись после 1962 года проводилась лишь в 1998 и дала цифру в 11.4 миллиона человек. Оценки же на 1980 год дают цифру примерно в 6.2 - 6.5 миллионов (плюс полмиллиона беженцев в Таиланде). Т.е. общая убыль населения (без учета депортированных вьетнамцев) составляет порядка 100-400 тыс. человек. Экстраполируя на эти цифры довоенную рождаемость и смертность, исследователи в середине 80-х определяли т.н. "сверхсмертность" (т.е. смерность, вызванную именно условиями режима) в интервале от 700 тысяч до 1.3 млн. человек. Кстати, если сопоставить оценки населения на 1980 год с данными переписи 1998 года, то получится. что в 80-е и 90-е (голодные и военные) годы ежегодный прирост населения (2.7%) был выше, чем в относительно благополучные 60-е (2.2%) и 2000-е (2.1%). так что итоговая цифра жертв Пол Пота скорее ближе к 700 тысячам. чем к 1.3 миллионам.

Для чего я всё это написал? Не для того, чтобы как-то обелить Пол Пота и его клику: в конце концов, угробил ли он треть населения, или "всего" 10% - для его общей моральной оценки непринципиально. Просто по моему глубокому убеждению, дутые цифры, сочинённые недобросовестными исследователями и безграмотными журналистами, в конце в концов служат питательной средой для тотального ревизионизма, особенно когда в определённых кругах, а иногда и на государствнном уровне, эти цифры возводятся в разряд сакральных и неоспариваемых. 6 миллионов жертв Холокоста, 60 миллионов погибших в ГУЛаге, 40 миллионов погибших на войне - если вдруг по детальном рассмотрении выясняется, что эти цифры завышены или получены недобросовестным способом, у многих возникает соблазн перевернуть всё с ног на голову и объявить несуществующим само явление. Так что правда - самое лучшее лекарство от лжи.

Продолжение следует.

Виноват ли Пол Пот в геноциде?

Дмитрий ВЕРХОТУРОВ

Пожалуй, не найдется ни одного человека, который не слышал или не читал бы о Пол Поте и геноциде кампучийского народа. Люди постарше вспомнят «преступную клику Пол Пота — Иенг Сари», как она склонялась в советской прессе и публикациях. В них были нарисованы ужасающие картины истребления народа самими примитивными средствами и в некотором роде «полпотовщина» стала термином, обозначающим это бессмысленное истребление. Этот термин широко используется в соответствующей пропаганде. Не пересчитать статей, в которых «доказывается», что Кампучия при Пол Поте это была «большой зоной», «концлагерем».

Пол Пот (Салот Сар) во время войны с генералом Лон Нолом

Между тем, при первой попытке изучить вопрос более досконально, с целью ответить на вопрос: почему это произошло, сразу же возникают вопросы, на которые нет ответа в рамках общераспространенного представления о Кампучии и Пол Поте. Именно этим вопросам и посвящена эта статья.

Какие доказательства?

В этой истории мы начнём с конца — с судебного процесса над Пол Потом и Иенг Сари, который состоялся в Пномпене в августе 1979 года. Материалы этого процесса в настоящее время являются главным и, по сути дела, единственным источником сведений о геноциде, и потому надо начать дело с проверки обвинительной базы.

Чтобы обвинить людей в преступлении, а в особенности в столь серьезном как геноцид, надо иметь особо надёжные и веские доказательства. К счастью, в 1980 году в СССР вышла книга В.В. Шубина «Кампучия: суд народа», в которой описывается ход процесса, излагаются основные обвинительные материалы, приведены обширные цитаты. Между тем прочтение этой книги оставляет странное впечатление. Во-первых, бросается в глаза крайняя скороспелость проведения следствия и суда. Хронология событий такова. 7 января 1979 года Пномпень был захвачен силами вьетнамцев и Хенг Самрина. 15 июля 1979 года по указу Народно-Революционного совета Кампучии был создан специальный трибунал для расследования и проведения судебного процесса. Обвинительное заключение было составлено уже 30 июля 1979 года, то есть через 15 дней после создания трибунала. Процесс состоялся 15-18 августа 1979 года и завершился окончательным и не подлежащим обжалованию приговором.

Уже сама по себе такая скорость следствия и суда (занявших в общей сложности чуть более месяца) говорит о том, что обвинение вряд ли является достаточно обоснованным. Для того чтобы собрать доказательства умышленного и целенаправленного убийства около трёх миллионов человек, надо провести огромную работу: собрать показания десятков тысяч свидетелей, изловить и допросить непосредственных исполнителей, сверив их показания с показаниями свидетелей, вскрыть сотни могил и эксгумировать сотни тысяч трупов для обследования. На всё это нужно время гораздо большее, чем 15 дней. Год или два, не меньше.

Во-вторых, сколько было свидетелей на процессе? По идее их должно быть очень много, и ещё должны были быть просто горы свидетельских показаний. Однако В.В.Шубин даёт точный ответ на этот вопрос. Было опрошено 100 свидетелей и потерпевших, из которых 21 человек выступил на процессе. Показания этих свидетелей, как весьма откровенно замечает автор книги, были сочтены достаточными. Сведений о том, сколько было допрошено исполнителей и соучастников, которых тоже должно было быть много, не указывается. Хотя кое-где в приведённых в книге документах встречаются признания об участии в убийствах.

В земле Камбоджи находят множество черепов. Но когда и от чьих рук погибли люди — до конца неясно

В-третьих, как насчёт вскрытия могил и эксгумации тел убитых? В книге упоминаются два случая. Первый случай — раскопки двух из восьми рвов в коммуне Кампонгтхау, района Краланх, провинции Сиамреап в 57 километрах от Сиамреапа. Там описываются рвы, в которых сжигались трупы, и в одном из раскопанных рвов было обнаружено девять черепов, а в кострище рядом три обгоревших черепа и остатки еще 13 не обгоревших черепов. При этом выяснилось, что незадолго до приезда делегации иностранных участников процесса, там был построен мемориал, и много полуобгоревших человеческих останков было захоронено «чтобы приглушить горе». Итак, мы имеем частичные раскопки, давшие весьма скудные находки, и фактическое уничтожение улик. Второй случай — раскопки могил на плантации Чуп в девяти километрах от центра провинции Кампонгтям. Сколько там было могил, автор не указывает, говорит лишь, что по подсчётам комиссии в этом месте захоронено около 10 тысяч человек. Все бы хорошо, но кто-то толкнул его под руку написать: «При вскрытии второй ямы хлынула вода и стал выделяться зловонный запах, что помешало продолжать раскопки в связи с отсутствием необходимых санитарно-защитных приспособлений». То есть вскрытия могил и на плантации Чуп, которую часто упоминают в связи с полпотовским геноцидом, были частичными. Как они подсчитали количество жертв — неясно.

Непонятно, зачем надо было забираться так далеко и ехать в Сиамреап или Кампонгтям. Прямо в Пномпене была тюрьма Туолсленг, возле которой было, как утверждается, захоронено около 20 тысяч человек. В тюрьме был захвачен большой архив с делами заключенных. Достаточно было вскрыть эту могилу, чтобы получить надёжные доказательства, жертв можно было бы опознать и получить заключения судмедэкспертов. Всё это позволяет сделать вывод о том, что на процессе в 1979 году массовые жертвы геноцида кампучийского народа остались незасвидетельствованными и, вообще-то говоря, утверждение о геноциде не подкреплено надёжными фактами. Собранных свидетельств достаточно, чтобы обвинить конкретных людей в конкретных преступлениях, но для обвинений их в геноциде доказательная база очень слаба.

Куда делась целая война?

В изложении истории вступления полпотовских войск в Пномпень используется один и тот же штамп: мол, ранним утром 17 апреля 1975 года в относительно мирный город вступили юные солдаты в чёрной форме, которых население встречало с белыми флагами. Они тут же стали наводить свой порядок, принялись выгонять население из домов и отправили всех жителей Пномпеня в эвакуацию, которую многие не пережили. Этот рассказ, совпадающий в основных деталях, встречается во многих случаях и написан в духе незабвенного стиля советских учебников по истории, когда новая глава учебника начинается с чистого листа. Я много раз читал это описание, прежде чем понял, что у него полностью отсутствует предыстория вступления полпотовцев в столицу. Поиск сведений об этой предыстории быстро перевернул всю картину вверх дном и показал, что ситуация несколько отличалась от этого рассказа.

Пол Пот во главе колонны Кампучийских национальных народно-освободительных вооружённых сил (КННОВС)

Во-первых, почему-то в большинстве публикаций не упоминается или упоминается в двух словах тот факт, что вступлению полпотовцев предшествовала очень ожесточённая война камбоджийских и вьетнамских коммунистов против проамериканского режима генерала Лон Нола, свергшего в марте 1970 года Нородома Сианука. Не упоминается и тот факт, что с 16 августа 1973 года, то есть в течение более полутора лет, Пномпень был в осаде, город был переполнен беженцами и ранеными, в нём свирепствовал голод (по оценкам Всемирной организации здравоохранение за вторую половину 1973 года от голода умерло 15 тысяч человек) и эпидемия дизентерии. Части Кампучийских национальных народно-освободительных вооружённых сил (КННОВС) несколько раз подходили к городу. В январе-феврале 1974 года в северных пригородах Пномпеня было большое сражение между коммунистами и лонноловцами (pitched battles — генеральные сражения, пишет Крэйг Этчесон в своей книге «The Rise and Demise of Democratic Kampuchea»), а с марта 1975 года позиции лонноловских войск и сам город подвергались артиллерийскому и ракетному обстрелу.

Наконец, после поражения на подступах в столице в город отошли остатки четырех дивизий и трех бригад лонноловских войск, а также там было около четырёх тысяч бойцов Гражданских иррегулярных групп обороны, которые были сформированы американцами из камбоджийцев, проживавших во Вьетнаме, обучены на базе «зелёных беретов» и после переворота Лон Нола  переброшены в помощь новому проамериканскому режиму. Эти отборные и тренированные боевики использовались в качестве карательных частей и начали с того, что 29 марта 1970 года расстреляли колонну безоружных демонстрантов, шедших в столицу. Таким образом, ситуация в Пномпене в середине апреля 1975 года крайне отличалась от той идиллической картины, которая обычно рисуется. Город голодал, был заполнен истощёнными беженцами и ранеными, завален трупами, а в нём оставалось ещё около 10-15 тысяч лонноловских солдат и боевиков. Далеко не все из них пожелали сложить оружие. Скорее всего, стрельба и стычки на улицах столицы 17-19 апреля 1975 года — это были сражения красных кхмеров с этими группами, которым некуда было деваться.

В январе-феврале 1974 года в северных пригородах Пномпеня было большое сражение между коммунистами и лонноловцами

Во-вторых, война 1970-1975 годов отличалась высокой степенью ожесточённости, в которых подразделения камбоджийских и вьетнамских коммунистов и лонноловских войск часто уничтожались полностью. Например, завершающий эпизод сражения за шоссе № 6 в конце октября 1971 года, когда силы 9-й дивизии Армии Северного Вьетнама и Кампучийских национальных народно-освободительных вооруженных сил напали на размещенные вдоль этой дороги части Кхмерских национальных вооруженных сил, отрезав им путь к отступлению. «Это была резня. Целые бригады лучшей пехоты КНВС буквально исчезли в грязи», — описывает Крэйг Этчесон побоище. Генерал-лейтенант КНВС Сак Сутсакан признал потерю 10 батальонов (около 26 тысяч человек) в ходе этого разгрома.

В июне 1973 года части КННОВС предприняли попытку штурма Пномпеня, для чего командование выделило 75 батальонов — около 25 тысяч человек (в батальоне было примерно по 340 человек). Американские ВВС поддержали Лон Нола массированными бомбардировками штурмующих, в ходе которых красные кхмеры понесли ужасные потери — около 16 тысяч человек, 60% от общей численности. «Многие из подразделений исчезли», — замечает Этчесон. Наконец, решающий штурм Пномпеня в марте-апреле 1975 года. Красные кхмеры уже не полезли на рожон, а сначала полностью окружили столицу, заблокировали сообщение по Меконгу, заминировав фарватер, и подвергли позиции лонноловских частей сильному обстрелу. Этчесон уже не пишет о потерях, видимо, за неимением данных, но очевидно, что и тут красные кхмеры устроили истребление лонноловских частей.

Войска генерала Лон Нола жестоко расправлялись с неугодными

Это вовсе не исчерпывающий список боёв и сражений между коммунистами и лонноловцами в 1970-1975 годах. Однако, понятно, что после такой войны найти в Кампучии могилы и сложить черепа и кости в горку вовсе не составляло большого труда. Многие поля были буквально усеяны костьми павших солдат с обеих сторон. Так что когда показывают горы и кучи костей, найденных в Кампучии, это вовсе еще не доказательство геноцида. Скорее всего, это жертвы войны. Трупы в земле разлагаются за два-четыре года, и потому эти захоронения, вскрытые летом 1979 года, не могли быть могилами жертв репрессий красных кхмеров, поскольку все свидетели, опрошенные на процессе, указывали время казней — лето-зима 1978 года.

А как насчёт бомбардировок?

Генерал Лон Нол сверг Нородома Сианука и устновил в Кампучии проамериканский режим

В материалах про геноцид в Кампучии практически совершенно не упоминаются американские бомбардировки, которые продолжались с 1968 по август 1973 года. Между тем, американские бомбардировки Камбоджи сыграли большую роль, как в укреплении красных кхмеров, так и в увеличении жертв. По данным Крэйга Этчесона, американцы сбросили в Камбодже 539129 тонн бомб. Примерно 15400 фунтов на каждую квадратную милю территории. Поскольку интенсивным бомбардировкам подвергалось примерно 25% территории Камбоджи, то плотность ковровых бомбёжек должна была достигать 60000 фунтов на квадратную милю.

Карта бомбардировок, приведенная у Крэйга Этчесона, показывает, что вопреки распространённым представлениям, бомбёжке подвергались вовсе не дикие джунгли, а самые густонаселённые районы Камбоджи: юго-восточная часть и окрестности Пномпеня. Американцы бомбили не вьетнамские базы, расположенные вдоль вьетнамско-камбоджийской границы, а боевые порядки и районы дислокации северовьетнамской армии и КННОВС.

Только В-52 сбросили на Камбоджу 16527 боекомплектов бомб, обычно по 18 авиабомб Mk84. Бомбардировки с большой высоты мощными авиабомбами приводили и к многочисленным жертвам среди мирного населения. Сейчас уже трудно подсчитать, сколько американцы убили мирных жителей, но есть сведения, что в результате бомбардировок в феврале-августе 1973 года было убито и ранено около 200 тысяч человек.

Война и бомбардировки очень дорого обошлись Кампучии, и уже к моменту вступления полпотовцев в Пномпень, страна была основательно разорена и обескровлена. По мнению Этчесона, война 1970-1975 года стоила кампучийскому народу в 1 млн. убитыми, 15% от общей численности населения. Инженер из порта Кампонгсаом Унг Печ рассказал о том, что в июле 1975 года он возглавил бригаду по обучению рабочих: сварщиков, токарей, кузнецов и электромонтёров, которыми должны были стать неграмотные дети в возрасте от 10 до 16 лет. Ничего удивительного. По самым приблизительным прикидкам, во время войны было выбито около 25% трудоспособного мужского населения Кампучии.

Снимок, сделанный в Пекине во время встречи Мао Цзэдуна с Пол Потом и Иенг Сари

В Кампучии уже в 1974 году царили разруха и голод. Посевы риса сократились с 2,47 млн гектаров в 1969 году до 500 тысяч гектаров, сборы сократились с 3,8 млн тонн до 493 тысяч тонн, а Камбоджа в 1974 году импортировала 282 тысячи тонн риса. Говорят, что при Пол Поте Кампучия голодала. Однако этот голодный уровень в 500 тысяч риса тонн в год (столько собрали в Кампучии в 1976-1977 году) был достигнут задолго до того, как Пол Пот пришёл к власти. В последний год власти Лон Нола Пномпень выживал только за счёт американского снабжения.

Что это за странная коммунистическая война?

Наконец, один из главных вопросов — это странная коммунистическая война между Кампучией и Вьетнамом. Обычно про её начало рассказывается в духе историй для легковерных, что, мол, красные кхмеры напали на мирный Вьетнам, стали резать мирных вьетнамцев, что и закончилось войной в 1978 году и падением режима. Некоторые ссылаются на исторические противоречия между Вьетнамом и Камбоджей.

Во всё это можно поверить, если не знать о войне 1970-1975 годов. В ней северовьетнамские солдаты и красные кхмеры были не просто союзниками, а товарищами по оружию. 9-я дивизия Армии Северного Вьетнама и батальоны КННОВС вместе участвовали в операциях. Более того, удачный рейд вьетнамских коммандос 21-22 января 1971 года на авиабазу в Почентонге, лишил Лон Нола почти всей его военной авиации. Вклад вьетнамцев в формирование КННОВС и победу над Лон Нолом очень велик. Когда вьетнамцы сумели заставить американцев покинуть Южный Вьетнам, то сразу же прекратились ковровые бомбардировки Камбоджи, что и сделало победу Пол Пота возможной. По идее, после победы Пол Пота между двумя коммунистическими странами должно было установиться сотрудничество, несмотря на некоторые идеологические различия (Вьетнам был просоветским, а Кампучия — прокитайской). Это сотрудничество диктовалось обстановкой в регионе, в котором всё ещё присутствовали американские силы, способные на повторную попытку декоммунизации Индокитая, да и требовалась мирная передышка после ожесточённой и опустошительной войны.

Но две коммунистические страны стали воевать. Учитывая степень разорения и разгрома что в Кампучии, что во Вьетнаме после Второй Индокитайской войны, и угрозу вторжения американцев, можно сделать вывод, что были очень веские причины для этого конфликта, настолько веские, что перевесили все остальные соображения, перевесили былое товарищество по оружию и совместной борьбе. А тут ещё вмешался Китай: в феврале-марте 1979 года состоялась короткая китайско-вьетнамская война. Почему? Никто ответа на этот вопрос не предлагает. Все только априорно постулируют способность Пол Пота к совершению идиотских поступков. Между тем, как показывает исторический опыт, идиоты под ковровыми бомбардировками не выживают. История этой странной коммунистической войны — это белое пятно, ещё ждущее своего исследователя. И здесь могут быть самые неожиданные открытия.

АНГКА: ВСЯ ПРАВДА О КАМПУЧИИ ПРИ ПОЛ ПОТЕ

17 апреля 1975 года под восторженные приветствия столичных жителей подразделения "кхмае крохом" - красных кхмеров вошли в Пномпень - главный город Кампучии. Почти дети, с одухотворёнными лицами, закалённые партизанской жизнью в джунглях, этакие Маугли в чёрных рубашках с АК в руках, выгодно отличались от только что удравших из города Лон Ноловских вояк. Сочащиеся салом папики в опереточных униформах с ёлочными медалями за войну с собственным народом, конечно, не шли ни в какое сравнение с красными кхмерами. Красными не потому, что они были убеждёнными марксистами-ленинцами, а потому, что они были выходцами из красных земель - горных районов Кампучии, где "Ангка лоэу" - верховная организация имела давнюю поддержку мирного населения (Angkar — «Организация» на кхмерском языке).

Столичным жителям было чему радоваться, красные кхмеры в чёрных рубашках, у которых командиры отличались от рядовых только наличием часов и авторучки, торчащей в нагрудном кармане, положили конец Лон Ноловскому кошмарному правлению, длившемуся с 1970 года. Тогда крайне правые, проамериканские силы, выражающие интересы коррумпированного по самое некуда чиновничества и спекулятивного капитала, возглавляемые генералом Лон Нолом, бывшим шефом госбезопасности, и принцем Сирик Матаном, свергли незадачливого строителя "кхмерского социализма" принца Нородома Сианука. Сианук, находившийся в это время в Пекине, был заочно приговорён к смертной казни. Вспыхнула с новой силой гражданская война, не прекращавшаяся с 1945 года. Первое, что сделал генерал Лон Нол, чтобы подавить левую оппозицию, это обратился за помощью к Соединённым Штатам. Штаты с удовольствием помогли. На оснащение правительственных войск, ведущих войну совсем не с внешним агрессором, а с практически безоружными крестьянами, США было выделено 1,75 миллиардов долларов. В результате этой пятилетней войны, сопровождаемой американскими ковровыми бомбардировками, погибло и стало инвалидами более миллиона человек. Потом потери спишут на "кровавый режим Пол Пота и Иенг Сари".

Красные кхмеры вошли в Пномпень не встречая никакого сопротивления. Тридцать наиболее влиятельных чиновников, включая генерала Лон Нола, и восемьдесят два американских советника на 36 вертолётах в сопровождении морских пехотинцев США покинули столицу ещё 14 апреля. Операция по эвакуации носила красивое название "Игл пул". Вот, что писала по этому поводу "Нью-Йорк таймс": "...После того, как Америка в течении пяти лет помогала феодальному правительству, которое она презирала, и вела войну о которой было известно что она безнадёжна, Соединённым Штатам нечего было показать кроме грустной картины эвакуации с послом, держащим в одной руке Американский флаг, а в другой гигантский чемодан... Но есть седьмая часть населения убитых и раненых, сотни тысяч беженцев, есть опустошённая страна, дети, умирающие от голода".

Придя к власти "Ангка" поставила три простых задачи, требующие немедленного решения: - Прекратить политику разорения крестьянства - основы кампучийского общества, покончить с коррупцией и ростовщичеством; - Ликвидировать извечную зависимость Кампучии от зарубежных стран; - Навести порядок в стране, всё глубже погружающейся в анархию, для чего в первую очередь надо установить жесткий политический режим. Первое, что сделали "кхмае крохом" для осуществления своих планов, это взорвали Государственный Банк. Деньги - основа буржуазного строя - были уничтожены. Ни Ленин, ни Мао, ни Фидель не решились на такой радикальный шаг, хотя понимали его необходимость. Деньги сыграли роковую роль в послевоенной истории Кампучии. Именно иностранные кредиты превратили страну в полностью зависимую сначала от Франции, потом от США, лишённую собственного промышленного производства. Миллиарды франков и долларов, вложенные, якобы, в развитие экономики, на самом деле осели в карманах кучки чиновников, высших офицеров и особо талантливых фарцовщиков, оставив большинство населения нищими без всякой перспективы, и создав немногочисленную "элиту" из барменов, перекупщиков, проституток, чьё относительное благополучие на фоне отсутствия промышленного производства и развалившегося сельского хозяйства выглядело более чем странно. Эксперименты принца Сианука с "кхмерским социализмом", а затем режим генерала Лон Нола заставили утечь в города более 3,5 миллионов человек. Разорённое экономическими экспериментами и военными действиями сельское хозяйство не могло прокормить страну. Кредиты уходили на закупку продовольствия за границей. Знакомая картина, не правда ли?

Режим Лон Нола оставил после себя печальное наследство. Производство сельхозпродукции (риса) составляло только одну четвертую от уровня 1969 года, промышленной продукции - только одну восьмую. Было разрушено три четверти предприятий, уничтожено две трети каучуковых плантаций. Каучук был для Кампучии, что нефть для России - основной статьёй экспорта. На три четверти пришли в негодность железные и шоссейные дороги. Если сравнивать положение Кампучии в 1970 и положение России после гражданской войны, то молодая Советская республика показалась бы цветущим краем. Потом, разумеется, весь этот экономический декаданс свалят на "кровавую клику" Пол Пота и Иенг Сари.

После уничтожения Банка красные кхмеры провели в столице ряд массовых казней. Казнили не людей, казнили вещи. То, что олицетворяло в глазах партизан злой империализм. "Мерсы", "Шарпы", тостеры и миксеры публично разбивались кувалдами. Этакие перформансы, проводимые полуграмотными крестьянами, никогда не слышавшими ни о постмодернизме, ни об андеграунде.

Потом началось выселение, скорее возвращение горожан в сельские местности. Стране нужен был рис. Население Пномпеня составляло в 1960 году 350 тыс. человек, а в 1979 году уже 3 миллиона. Город был единственным местом, где как-то можно было прокормиться. Причём пролетариат в классическом смысле этого слова составлял ничтожный процент от общего количества горожан и был представлен в основном транспортными и ремонтными рабочими. В течении 72 часов "новые жители", так на языке "Ангки" именовались горожане, на автобусах и грузовиках, конфискованных именем "Ангки", были вывезены в сельские районы. Так в брежневские времена, примерно, вывозили "на картошку" сотрудников НИИ и музыкальных школ. Лозунги "Ангки" гласили: "Страна должна кормить себя сама"; "Отныне, если люди хотят есть - они должны сами добывать себе пропитание на рисовых полях".

"Город - обитатель порока". Навязчивый фантом города-спрута, требующего жертвоприношений, всепожирающий Молох, столь ненавидимый Батькой Махно и Эмилем Верхарном, был ликвидирован волевым решением "Ангки" всего за три дня. Население было разделено на три категории. "Старые жители" - в основном жители горных и лесных районов с самого начала борьбы поддерживающие красных кхмеров, сельские жители освобождённых районов и, разумеется, члены "Ангки". К "новым жителям" относились горожане, направленные в деревни, наёмные сельхозрабочие, убежавшие от войны в города, и жители территорий, попавших под власть "Ангки" в результате победы. Третья категория подлежала уничтожению. Это в первую очередь были Лон Ноловские жандармы и каратели. Пятьсотпятидесятитысячную армию генерала Лон Нола, армией и назвать-то нельзя было, так как уничтожали они собственный народ под руководством американских инструкторов. Не перешедшие на сторону красных кхмеров до 17 апреля 1975 года Лон Ноловцы расстреливались на месте. А как иначе было поступать с выродками, уничтожавшими пленных партизан путём сожжения заживо в автомобильных покрышках или накачивания через задний проход газа "Mehc"?

Чиновники-коррупционеры, биржевые гении, спекулянты всех мастей, продажные интеллигенты, обучавшие молодёжь по американским программам, были пощажены, хотя их служение режиму нанесло не меньший вред народу Кампучии, чем зверства жандармов. Большинство из них не выдержали испытания встречей с родной природой. Руки, покрытые кровавыми волдырями, привыкшие к телефонным трубкам и клавишам калькуляторов, жирные тела, искусанные тропическим гнусом, полная неадекватность к простому занятию выращивать рис, как бы напоминали бывшим хозяевам жизни: "ты чужой на этой земле. Лучше умри". И удар мотыгой, столь популярный впоследствии в репортажах о зверствах "кровавой клики пол Пота и Иенг Сари", был скорее ударом милосердия, избавлявшим лишнего человека от страшной участи быть заживо съеденным тропическими сколопендрами.

В третью категорию попали и буддийские монахи, хотя многие буддисты участвовали в борьбе против французских колонизаторов и американских оккупантов. Но их участие в проектах Сианука, попытки придать "кхмерскому социализму" этакую буддийскую окраску, сотрудничество с режимом Лон Нола, т.к. буддизм был государственной религией, начисто лишило кхмеров религиозного чувства. Простым крестьянам было непонятно, почему бог допускает весь этот беспредел, творящийся на их земле. Значит его нет. В постановлениях "Ангки" писалось: "Почему кхмеры должны следовать религии, пришедшей из-за границы? Наша революционная партия категорически отказывается почитать буддийскую религию. Братья, следующие за революционной "Ангкой", должны отказаться от буддизма, потому что он враждебен "Ангке" и является идеологией, выгодной империализму". Монахи, не согласные с этой установкой, так же расстреливались на месте.

Когда адепты абстрактного гуманизма с возмущением и слезами пишут об отправке пномпеньских тунеядцев на сельхозработы, они забывают, вернее попросту не знают о периоде в истории Кампучии с 1952 по 1955 год! Это было время "перегруппировки". Сельское население, поддерживающее тогдашнее антифранцузское и антимонархическое движение "Кхмер Иссарак", изгонялось из родных мест, привычных деревень и хуторов и переселялось в свежеотстроенные на американские деньги "образцовые деревни", расположенные вдоль шоссейных дорог. Домики-бараки в этих деревнях были собраны из листов гофрированной жести, что по мысли гуманистов из ЮНИСЕФ как нельзя лучше соответствовало условиям джунглей. Возможность выращивать рис начисто игнорировалась при постройке этих "островков спокойствия". На первое место ставилось удобство контроля со стороны локальной полиции и сельской жандармерии. Прежние посевы и деревни делались непригодными с помощью огнемётов. Выход для жителей жестяных деревень был либо в партизаны, либо в город на любую работу. Сколько было убито не желающих покидать родные места - неизвестно, только по официальной статистке около миллиона. На базе этих деревень принц Сианук пытался создать руками госчиновников так называемый "кхмерский социализм". Организация с красивым названием "Королевская служба кооперации" быстро разворовала выделенные кредиты. Крестьяне опять остались ни с чем, а кооперативы к середине 60-х годов были признаны "нерентабельными". Такой же фортель был проделан в России, которую к странам третьего мира вроде не отнесёшь, горбачёвской администрацией с фермерскими хозяйствами, которые должны были накормить Россию и ещё полмира... Дети и внуки тех, кого в пятидесятые сгоняли с родных мест, взялись за автоматы и проделали то же самое со своими обидчиками. Разве это не справедливо?

Что интересно, в Кампучии не существовало культа личности Пол Пота, в отличие от Маоистского Китая и Сталинской России. На первое, главенствующее место выдвигалась "Ангка". "Благосостояние Кампучии - дело рук Ангки, которая всегда рекомендовала твёрдую линию, призывала быть независимыми, опираться на собственные силы, никогда ни от кого не зависеть". "Не думайте ни о чём другом кроме как производить. В остальном за вас думает "Ангка". "Ангка - совершенна, абсолютно совершенна". "Каждый трудящийся должен испытывать радость оттого, что он является полезным инструментом в руках "Ангки". Идеология "Ангки лоэу" проста и не отягощена сложными теоретическими построениями. Буквально в двух словах её выразил Пол Пот в своей "Маленькой красной книжке": "С точки зрения нереволюционного мировоззрения жизнь даётся, чтобы иметь дом, семью, достаток, делать карьеру, вкусно есть и веселиться. С точки зрения революционного мировоззрения, жизнь дана для революции. Если не бороться за революционные идеи, жизнь не имеет смысла".

С уходом Пол Пота и Сари с большой политической арены, спокойствия в Кампучии не наступило. Опять возник, как чёрт из коробки, принц-социалист Нородом Сианук. Правительство коммуниста Хун Сена до 1984 проводило практически политику "Ангки", только вместо Китая переориентировавшись на Вьетнам и Советский Союз. "Ангка", возглавляемая доктором Сорбонны Кхиеу Самфаном, насчитывала 40 тысяч человек и вела успешные боевые действия против всех. В 1993 году при поддержке "голубых касок" ООН был установлен режим принца Нородома Ранарита, ничем не отличающийся от режима Лон Нола семидесятых годов. Та же продажность, финансовые аферы. Кредиты с Запада идут на закупку продовольствия и содержание супер-армии, которая при численности 60 тыс. человек имеет две тысячи генералов и десять тысяч полковников. Минобороны РФ отдыхает. Из Таиланда завезли модный СПИД. Выпущены новые красивые бумажные деньги с изображением взорванного красными кхмерами храма Анкгор.

В 1997 "Ангка" решила пожертвовать Пол Потом для укрепления международного престижа. Его торжественно судили. Никто не охранял диктатора, не было ни прокурора, ни адвокатов. Пол Пота приговорили к пожизненному заключению в собственной хижине с женой и дочерью, где он и умер 14 апреля 1998 года, не дожив 3 дня до официального праздника "Дня освобождения Кампучии". До сих пор историю восьмилетнего правления красных кхмеров представляют как какую-то аномалию. Дескать, появились из джунглей этакие "прирождённые убийцы", как бендеровцы из песен Лаэртского и стали убивать добрых финансистов, справедливых жандармов и мудрых чиновников. На самом деле это был бунт, кампучийский бунт, не такой уж бессмысленный и абсолютно беспощадный. Кхмеры всегда слыли добрыми, застенчивыми, несколько ленивыми людьми, склонными к созерцательности. Понадобились годы французской, потом японской, потом опять французской оккупации, годы "социалистических" экспериментов, американской оккупации, диктатуры наиболее коррумпированных и беспринципных кругов бюрократии и финансовой олигархии при Лон Ноле, чтобы вывести нового кхмера - красного, не рассуждающего "юберменша" с АК и стальными нервами. Ничего не возникает на пустом месте. Вчера это сегодня, сегодня это завтра. Робин Бэд, "Лимонка"

Красные кхмеры — Википедия

AsiaContour.svg Эта страница или раздел содержит текст на языках стран Азии.
Если у вас отсутствуют необходимые шрифты, некоторые символы могут отображаться неправильно.

«Кра́сные кхме́ры» (кхмер. ខ្មែរក្រហម, Kmae Krɑhɑɑm, Khmer Kror-Horm) — неофициальное название коммунистического[1] течения аграрного толка в коммунистическом движении в Камбодже. В подавляющем большинстве красные кхмеры действительно были этническими кхмерами. Их идеология базировалась на маоизме, а также неприятии всего западного и современного.

Течение создано Коммунистической партией Кампучии в 1968 году и являлось одной из сторон гражданской войны в Камбодже, в которую активно вмешивались Северный Вьетнам, Южный Вьетнам и США. Численность — около 30 тысяч человек. Первоначально членами этого движения были радикально настроенные кхмеры, обучавшиеся во Франции и Камбодже. Пополняли движение в основном подростки 12—15 лет, лишившиеся родителей и ненавидевшие горожан как «пособников американцев».

17 апреля 1975 года (то есть за две недели до вступления северовьетнамских войск в Сайгон) партизаны захватили столицу страны — город Пномпень. Прежде чем «красные кхмеры» взяли под свой контроль Пномпень, они казнили захваченных соратников Лон Нола и его брата, расстреляв их на стадионе Пном Пхень. Правивший режим (Кхмерская республика) был свергнут, а сам Лон Нол бежал. В течение года формально главой государства считался принц Нородом Сианук, а премьер-министром — Пенн Нут, однако оба находились под домашним арестом и политической роли не играли. Фактически власть перешла к коммунистам-маоистам «красным кхмерам».

14 апреля 1976 года первая сессия Совета народных представителей Демократической Кампучии избрала председателем государственного президиума — президентом страны Кхиеу Сампхана, премьер-министром — Пол Пота, тремя его заместителями Иенг Сари (он же ведал иностранными делами), Ворн Вета (ведал национальной экономикой) и Сон Сена (ведал национальной обороной), председателем Постоянного комитета Совета народных представителей был избран Нуон Чеа.

К концу 1978 года движение «Красные кхмеры» контролировало около 99 % территории страны. Оппозиция (Лон Нол) была вытеснена на север в джунгли, провьетнамская была малочисленна и разрознена.

Государство Камбоджа было переименовано в Демократическую Кампучию. Год прихода к власти «красных кхмеров» был объявлен нулевым.

AsiaContour.svg AsiaContour.svg

Красные кхмеры использовали с 1950-х гг. с различными вариациями красный флаг, на котором были изображены либо серп и молот (в центре флага), либо золотой силуэт храма Ангкор-Ват. Во многих публикациях и даже кинохудожественных произведениях повторяется ошибка, когда флаг движения MONATIO, запечатлённый на широко известных кадрах вступления красных кхмеров в Пномпень, принимается за символику красных кхмеров.

Народная республика Кампучия, основанная перешедшими на сторону Вьетнама бывшими «красными кхмерами», использовала их же флаг с модифицированным (геометрически упрощённым) силуэтом Ангкор-Вата.

AsiaContour.svg Униформа красных кхмеров

Внутренняя политика «красных кхмеров» была закрытой от внешнего мира, вся сущность режима выяснилась позже. В течение пяти лет истории Демократической Кампучии нарушения прав и свобод человека, включая право на жизнь, затрагивали значительную часть населения.

«Красные кхмеры» установили политическую диктатуру. Они объявили о начале «революционного эксперимента» для построения в Камбодже «стопроцентного коммунистического общества». В условиях Камбоджи создавалась специфическая форма «казарменного коммунизма» и «аграрного социализма», основанная на идеях Пол Пота.

Придя к власти, правительство Пол Пота поставило три тактические задачи, требующие немедленного решения:

  • прекратить политику разорения крестьянства — основы кампучийского общества, покончить с коррупцией и ростовщичеством;
  • ликвидировать извечную зависимость Кампучии от зарубежных стран;
  • навести порядок в стране, для чего в первую очередь надо установить жёсткий политический режим.

Стратегически на первом этапе состоялось выселение жителей городов в сельскую местность, ликвидация товарно-денежных отношений, многих институтов и служб государства, социальной сферы и жизнеобеспечения, преследование буддистских монахов и вообще полный запрет каких-либо религий, физическое уничтожение чиновников и военнослужащих прежнего режима всех уровней, бывших владельцев плантаций и крупных хозяйств.

Всё население страны было разделено на три основные категории. Первая — «основной народ» — включала в себя жителей областей. Вторая часть — «новый народ» или «люди 17 апреля». Это жители городов и деревень, находившихся долгое время на временно оккупированной американцами территории или под контролем марионеточных сил Лон Нола. Эта часть населения должна была быть подвергнута серьёзному перевоспитанию. Фактически же, эта группа населения оказалась на положении рабов, особенно те из них, кто был перемещён в северные и северо-западные районы страны. 99 процентов всех погибших от голода и болезней в 1975 году были как раз выходцами из городов, то есть принадлежали к «новому народу»[2]. Третья часть — интеллигенция, реакционное духовенство, лица, служившие в государственном аппарате прежних режимов, офицеры и сержанты лонноловской армии, ревизионисты, проходившие подготовку в Ханое. Эта категория населения должна была быть подвергнута широкомасштабной чистке, фактически — тотальному истреблению[3][нет в источнике].

Все граждане были обязаны работать. Вся страна была превращена в трудовые сельскохозяйственные коммуны, где продолжительность рабочего дня часто достигала 14 часов, в которых местное бедное и среднее крестьянство и согнанные из городов люди в тяжелейших условиях занимались малоквалифицированным физическим трудом — в основном высаживанием риса и прокладкой ирригационных каналов. В коммунах размещали горожан, вывозимых из городов при «эвакуации в связи с угрозой американского наступления»[4].

Обобществлённых детей изолировали в концлагеря[источник не указан 1425 дней], где им должны были привить любовь к действующему режиму и Пол Поту, а также заставить их ненавидеть своих родителей. В армию «красных кхмеров» забирали подростков — им выдавалось оружие и практически вся локальная власть оставалась за ними. Они патрулировали улицы, надзирали за работой на плантациях, жестоко пытали и уничтожали людей.

Были «отменены» (полностью уничтожены) системы медицины, образования, науки и культуры. Больницы, школы, вузы, библиотеки, все другие учреждения культуры и науки были закрыты. Были запрещены деньги, иностранные языки, иностранные книги. Было запрещено писать и читать что-либо, кроме указов и прочих документов командования. Ношение очков рассматривалось как неблагонадёжность и служило одним из пунктов обвинений вплоть до расстрелов.

Воров карали расстрелом без суда. Смертная казнь грозила и осуществлялась за малейшую провинность (например, рождение ребёнка без разрешения руководства коммуны, за «ностальгию» по дореволюционным временам, сорванный с дерева плод, собранный с поля после уборки урожая рис и т. п.), практиковался геноцид по национальным и социальным параметрам — физически уничтожались (с членами семей, включая детей) этнические китайцы, вьетнамцы, отдельные чамские народы, бывшие представители господствующих классов, буддийские монахи и другие священники, большая часть врачей, педагогов, студентов и даже просто имеющих высшее образование.

В Демократической Кампучии «красных кхмеров» была введена специфическая лексика, напоминающая новояз, литературные слова (вплоть до слов вроде «мать» или «отец») заменялись революционными жаргонно-конспиративными и диалектными, были отменены стандартные для языков Юго-Восточной Азии формы вежливости.

Имена и портреты руководителей страны (Пол Пот — официально Брат № 1, Нуон Чеа — Брат № 2, Иенг Сари — Брат № 3, Та Мок — Брат № 4, Кхиеу Сампхан — Брат № 5) держались в тайне от населения.

Демократическая Кампучия была почти полностью изолирована от внешнего мира, полноценные дипломатические контакты поддерживались только с Китаем, Албанией и Северной Кореей, частичные — с Румынией и Францией.

Длительная гражданская война, вторжение Вьетнама и США, массированные бомбардировки территории Камбоджи, обилие беженцев и принудительно перемещённых лиц, ангажированность свидетелей затрудняют оценку масштабов потерь гражданского населения от репрессивной деятельности красных кхмеров. Встречаются самые разные оценки: от десятков тысяч до нескольких миллионов.

Согласно идее Пол Пота, для строительства «светлого будущего» стране был необходим «один миллион преданных людей». Остальные шесть с лишним миллионов жителей подлежали жёстким ограничениям с перевоспитанием или физическому уничтожению как «неспособные» перевоспитаться. Например, из десятков тысяч человек, отправленных в одну из тюрем, Туол Сленг (ныне музей геноцида), лишь о двенадцати известно, что они выжили — по счастливому стечению обстоятельств их просто не успели расстрелять. На сегодняшний день один из пленных является главным свидетелем в суде по делу режима Пол Пота.

AsiaContour.svg «Поля смерти» — Мемориал жертв режима «красных кхмеров» в районе населённого пункта Тьэнгъаек вблизи Пномпеня. Здесь проводились массовые казни

Британские империалисты не имеют права говорить о правах человека. Всему миру хорошо известна их варварская сущность. Лидеры Британии утопают в роскоши, тогда как пролетариат имеет право только на безработицу, болезни и проституцию.

Представитель камбоджийского правительства в Комиссии ООН по правам человека

Из обвинительного заключения народно-революционного трибунала Кампучии по делу «преступной клики полпотовцев»:

«Полпотовцы:

— мотыгами, киркомотыгами, палками, железными прутьями они били своих жертв по голове; ножами и острыми листьями сахарной пальмы они перерезали своим жертвам горло, вспарывали животы, извлекали печень, которую съедали, и желчные пузыри, которые шли на изготовление „лекарств“;

— используя бульдозеры, они давили людей, а также применяли взрывчатку — чтобы убивать как можно больше за раз;

— они закапывали людей заживо и сжигали тех, кого подозревали в причастности к оппозиции режиму; они постепенно срезали с них мясо, обрекая людей на медленную смерть;

— они подбрасывали детей в воздух, а потом подхватывали их штыками, они отрывали у них конечности, разбивали им головы о деревья;

— они бросали людей в пруды, где держали крокодилов, они подвешивали людей к деревьям за руки или ноги, чтобы те подольше болтались в воздухе…»

Протокол о преступлениях клики Пол Пота — Иенг Сари — Кхиеу Сампхана по отношению к кампучийскому народу в период 1975—1978 годов

«1 160 307 человек представили доказательства преступлений полпотовцев. За период между 1975 и 1978 годами число погибших составило 2 746 105 человек, среди которых 1 927 061 крестьянин, 25 168 монахов, 48 359 представителей национальных меньшинств, 305 417 рабочих, служащих и представителей других профессий, около 100 писателей и журналистов, некоторое количество иностранных граждан, а также старики и дети. 568 663 человека пропали без вести и либо погибли в джунглях, либо погребены в массовых захоронениях, подобных тем, которые были обнаружены в районе аэропорта Кампонгчнанг, около Сиемреапа и вдоль склонов хребта Дангрек. Эти 3 374 768 человек были убиты ударами мотыг, дубин, сожжены, закопаны живьём, разрезаны на части, зарезаны с помощью острых листьев сахарной пальмы, отравлены, убиты ударами тока, они подвергались пыткам с вырыванием ногтей, были раздавлены гусеницами тракторов, брошены на съедение крокодилам, у них вырезали печень, которая служила пищей палачам, маленьких детей четвертовали живыми, подбрасывали в воздух и насаживали на штыки, били о стволы деревьев, женщин насиловали и сажали на колы. Режим Пол Пота оставил после себя 141 848 инвалидов, более 200 тысяч сирот, многочисленных вдов, которые не нашли свои семьи. Оставшиеся в живых были лишены сил, были неспособны к воспроизводству и находились в состоянии нищеты и полного физического истощения. Большое количество молодых людей потеряли своё счастье вследствие насильных браков, осуществлявшихся полпотовцами в массовых масштабах.

Было разрушено 634 522 здания, из них 5857 школ, а также 796 госпиталей, фельдшерских пунктов и лабораторий, 1968 храмов были разрушены или превращены в складские помещения или тюрьмы. Были также уничтожены 108 мечетей. Полпотовцы уничтожили несметное количество сельскохозяйственных инструментов, а также 1 507 416 голов крупного рогатого скота».

Преследования за религиозные убеждения[править | править код]

В конституции Демократической Кампучии было записано: «Категорически запрещаются реакционные религии, наносящие вред Демократической Кампучии, кампучийскому народу». В соответствии с этой статьей конституции происходило преследование и массовое истребление по религиозному признаку. Одним из первых был убит 18 апреля 1975 г. в пагоде Пранг (округ Удонг, провинция Кампонгспы) верховный глава буддийской организации маханникай Хуот Тат. Лишь немногим из 82 тыс. буддийских бонз удалось спастись. Уничтожались статуи будд и буддийские книги, пагоды и храмы были превращены в склады, не осталось ни одной действующей пагоды из 2800, имевшихся в прежней Камбодже[5].

С 1975 по январь 1979 гг. были убиты все 60 тысяч христиан Камбоджи: как священники, так и миряне. Все церкви были разграблены и большинство взорвано. Были зверски убиты после пыток глава мусульман Хари Рослос и его помощники хаджи Сулейман и хаджи Мат Сулейман. Из 20 тысяч мусульман, проживавших в округе Каммпонгсием (провинция Кампонгтям), в живых не осталось ни одного человека. Из 20 тысяч мусульман уезда Кампонгмеас той же провинции в живых осталось лишь четыре человека. Были разрушены и разорены все 114 мечетей, некоторые из них были превращены в свинарники, взорваны динамитом или снесены бульдозерами[5].

Оценки геноцида[править | править код]

В результате репрессий убито, по различным оценкам, от 1 до 3 миллионов человек, — точную цифру назвать невозможно в связи с отсутствием переписей; по отношению числа уничтоженных к общему количеству населения режим «красных кхмеров» — один из самых жестоких режимов в истории человечества.

Вышеприведённая официальная оценка правительства и народно-революционного трибунала Народной Республики Кампучия содержит число 2,75 миллиона человек, погибших от преступлений «красных кхмеров».

Во время существования режима красных кхмеров многие либеральные интеллектуалы Запада отрицали геноцид или утверждали, что число жертв значительно преувеличено. После вьетнамского вторжения, когда факты полпотовских преступлений стали широко публиковаться в западной прессе, многие из них раскаялись и пересмотрели свою точку зрения, однако произошёл поворот в другую сторону: теперь уже консервативная пресса стала преуменьшать преступления Пол Пота, так как в странах НАТО его рассматривали как естественного союзника против социалистического Вьетнама, победившего в войне против США. В связи с этим именно красные кхмеры продолжали представлять Кампучию в ООН до начала 1990-х гг. (с 1982 года в ООН было представлено коалиционное правительство, в которое, помимо красных кхмеров, входили сторонники Нородома Сианука и Сон Санна).

Современный и иностранный анализ политики «красных кхмеров», как правило, также сводится к утверждению о крайней форме геноцида кхмерского народа, хотя называются несколько меньшие оценки числа жертв. Всемирный банк приводит число потерь населения за 1975—1980 около полумиллиона человек[6]. Встречаются ещё меньшие оценки жертв — так, Milton Leitenberg утверждает, что непосредственно убито 80—100 тыс. человек[7].

В то же время, часть населения страны — не затронутое репрессиями беднейшее крестьянство — ностальгирует по временам режима «красных кхмеров». Так, примерно треть студентов назвала Пол Пота самой выдающейся личностью в истории Камбоджи[8].

Чрезвычайный трибунал Камбоджи, основанный в 2003 году при поддержке ООН, вёл обвинительные дела в отношении 4 наиболее высокопоставленных чиновников «красных кхмеров»[9]. В отношении Канг Кек Иеу вынесен приговор, он обвинен в убийстве 12 тысяч человек в тюрьме Туол Сленг[10]. Только один из 4 обвиняемых признал свою вину[11].

Война с Вьетнамом и свержение режима «красных кхмеров»[править | править код]

В результате гражданской войны и действий режима «красных кхмеров» страна пришла в упадок. Вскоре разразилась война с Вьетнамом, развязанная «красными кхмерами»: уже в мае 1975 года, сразу после окончания боевых действий во Вьетнаме, они провели первое нападение на вьетнамскую территорию (остров Фукуок)[12], а в дальнейшем периодически проводили такие нападения, при этом убивая мирное вьетнамское население; например, на острове Тхо-Чу они убили 500 человек[13].

В районах, приграничных с Вьетнамом («Восточная зона»), глава зоны Сао Пхим установил особо жестокий режим. В результате поднявшегося в мае-июне 1978 г. восстания он покончил жизнь самоубийством, а его родственники были убиты. Тем не менее, восстание было жестоко подавлено, в ходе репрессий было уничтожено более 100 тыс. местных жителей (включая всю родную деревню Сао Пхима), а уцелевшие участники бежали во Вьетнам[14].

В 1978 году вьетнамские войска перешли в наступление, причём на их сторону переходили большие группировки «красных кхмеров». В декабре 1978 года вьетнамские войска полностью заняли Камбоджу[источник не указан 3526 дней]. Один из бывших высокопоставленных полководцев, Хенг Самрин, возглавил провьетнамское правительство провозглашённой Народной Республики Кампучия (НРК).

Свержение режима Пол Пота вызвало резкое недовольство КНР. После нескольких недель непрерывных пограничных стычек, 17 февраля 1979 г. китайская армия вторглась во Вьетнам. Понеся тяжёлые потери, китайцы продвинулись лишь на 50 км вглубь Вьетнама. Через месяц Китайско-вьетнамская война завершилась. Ни одна из сторон не добилась решающих результатов.

После свержения вьетнамскими войсками «красные кхмеры», по-прежнему располагая поддержкой Китая, вели боевые действия против провьетнамски-просоветского правительства Хенг Самрина — Хун Сена.

AsiaContour.svg Карта активности красных кхмеров в 1989—1990.

В 1982 г. в эмиграции было сформировано Коалиционное правительство Демократической Кампучии (CGDK), которое представляло Камбоджу в ООН и других международных организациях вместо как режима «красных кхмеров», так и сменившей его Народной Республики Кампучия. В CGDK входила полпотовская Партия Демократической Кампучии, прозападный Национальный фронт освобождения кхмерского народа экс-премьера Сон Санна и сторонники принциа Сианука из партии ФУНСИНПЕК. Главой «Демократической Кампучии» был Сианук, премьер-министром — Сон Санн, но наиболее многочисленной и главной боевой силой коалиции оставались «Красные кхмеры». Их Национальная армия Демократической Кампучии значительно превосходила Вооружённые силы национального освобождения кхмерского народа и Национальную армию сианукистов.

Внутренние противоречия и упадок движения[править | править код]

Несмотря на жёсткую иерархию и репрессии, в руководстве красных кхмеров с самого начала существовали противоречия.

В 1971—1975 гг. в партизанском движении южных и восточных районов Камбоджи доминировали не красные кхмеры, а союзное им, но существенно более умеренное по своим взглядам движение Кхмер Румдо, поддерживавшее принца Сианука. Их униформа (вьетнамского образца) отличалась от одежды красных кхмеров (чёрного цвета). К 1975 г. движение Кхмер Румдо формально подчинилось красным кхмерам, которые вскоре начали репрессии против их лидеров. Одной из первых жертв стал весьма популярный среди рядовых сторонников Ху Юн, активно критиковавший чрезмерную жестокость; он был убит через несколько месяцев после захвата власти. В сентябре 1976 г. Пол Пот был вынужден уступить пост премьер-министра Нуон Чеа, который, однако, оказался его верным союзником, помог ему подавить путч и через месяц вновь уступил ему должность. В 1977 г. был казнён член высшего руководства Ху Ним.

Несмотря на разгром фракции Кхмер Румдо, деятели среднего звена продолжили борьбу и стали частью провьетнамского партизанского движения, лидер которого, Хенг Самрин, был поставлен у власти в Кампучии после победы вьетнамских войск.

На фотографиях жертв тюрьмы Туол Сленг многие из них носят характерную одежду и причёски «красных кхмеров», что также говорит о внутрипартийных репрессиях.

Иногда слухи о внутренних противоречиях распускались режимом намеренно. Так, несмотря на активную антивьетнамскую политику сразу после прихода к власти, Нуон Чеа удавалось выдавать себя за лоббиста вьетнамских интересов в руководстве «красных кхмеров» и даже получать материальную помощь от Вьетнама.

Изгнание «красных кхмеров» и образование правительства Хун Сена привело к изменению риторики «красных кхмеров». Без особой огласки были реабилитированы некоторые бывшие жертвы, в частности, Ху Юн, чьё имя стало упоминаться с положительными эпитетами.

Согласие лидера Кампучии Хун Сена на создание коалиционного правительства при участии ООН и вывод вьетнамских войск из страны привело к тому, что международное признание его правительства возросло, а влияние красных кхмеров стало падать. В конце 1980-начале 1990-х гг. продолжались переговоры между красными кхмерами, правительством Кампучии-Камбоджи и другими оппозиционными силами, в ходе которых красные кхмеры изначально ставили неприемлемые условия. В 1992 году под формальным председательством Кхиеу Самфана была создана Камбоджийская партия национального единства, ставшая политическим представительством «красных кхмеров» (характерно, что официальной идеологией новой партии была объявлена либеральная демократия). Партия сохранила вооружённое крыло и развернула партизанскую войну против правительства.

В середине 1990-х гг. в движении красных кхмеров наступил упадок. В августе 1996 года Иенг Сари (бывший Брат № 2) демонстративно порвал с «фашистским режимом Пол Пота», учредил партию Движение демократического национального союза и фактически вступил в альянс с правительством Хун Сена, получив мандат на управлением Пайлином.

В 1997 году внутренняя борьба продолжилась и обострилась. От движения откололся один из его влиятельных лидеров Кхиеу Сампхан (бывший Брат № 5), создавший собственную Кхмерскую партию национальной солидарности. Возросшая подозрительность Пол Пота стала причиной жестокой казни в июне 1997 г. Сон Сена вместе со всей семьёй. После этого Та Мок арестовал Пол Пота и провёл над ним показательный процесс, одновременно разрешив иностранным журналистам общаться с ним.

Современное состояние «красных кхмеров»[править | править код]

В 1998 году после смерти руководителя Пол Пота движение продолжило существовать. Формальный лидер движения, Кхиеу Сампхан, фактически лишён власти и живёт в уединении. Один из лидеров «красных кхмеров», Иенг Сари, подписал перемирие с правительством Камбоджи, которое признало его контроль над западными территориями страны. Бывший командующий войсками «красных кхмеров» Сон Сен был убит при попытке перебежать к противнику. Последний радикальный полевой командир «красных кхмеров» Та Мок был арестован в марте 2000 года. На 2005 год отряды «красных кхмеров» контролировали часть провинций Ратанакири и Стынгтраенг[15].

21 июля 2006 года умер последний командир «красных кхмеров» Та Мок. О новом руководстве движения ничего не известно.

19 сентября 2007 года был арестован 80-летний Нуон Чеа по прозвищу «Брат номер два», ему предъявили обвинения в преступлениях против человечности. В 50-е и 60-е годы Нуон Чеа помогал диктатору Пол Поту прийти к власти и затем стал главным идеологом движения. Спустя несколько недель последовали аресты и других ключевых фигур «красных кхмеров», ранее сдавшихся правительству Камбоджи (в том числе Иенг Сари и Кхиеу Сампхана). Их дела рассматривали Чрезвычайные палаты в судах Камбоджи.

В настоящее время остатки отрядов «красных кхмеров» продолжают скрываться в джунглях, промышляя разбоем и контрабандой[16].

Один из лидеров «красных кхмеров» Иенг Сари скончался в столице Камбоджи 14 марта 2013 года[17].

Многие бывшие красные кхмеры среднего звена легализовались в Партии национального спасения Камбоджи — крупнейшей оппозиционной партии страны, которую возглавляет политик-популист Сам Рейнгси. Партия выступает с популистскими националистическими лозунгами и время от времени устраивает погромы этнических вьетнамцев.

  1. Гурницкий В. Песочные часы. М.: Радуга, 1983.
  2. Самородний О. Тайны дипломатии Пол Пота. Таллинн, 2009. ISBN 978-9949-18-679-2.
  3. Самородний О. Пол Пот: Камбоджа — империя на костях?. Алгоритм, 2013. ISBN 978-5-4438-0502-3.
  4. Шубин В. В. Кампучия: суд народа. М., Юридическая литература, 1980.

Геноцид в Камбодже — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

«Поля смерти» — Мемориал жертв режима «красных кхмеров» в районе населённого пункта Тьэнгъаек вблизи Пномпеня. Здесь проводились массовые казни

Геноци́д в Камбо́дже (кхмер. របបប្រល័យពូជសាសន៍ — букв. «Режим расового геноцида») — геноцид, организованный и осуществленный леворадикальным режимом красных кхмеров, находившихся у власти в Камбодже (Демократической Кампучии) в период с 1975 по 1979 год. Всего погибло от 1,7 до 3 млн человек (от четверти до более чем трети населения).

Организаторами геноцида являются руководители Коммунистической партии Кампучии (КПК): Пол Пот, Иенг Сари, Нуон Чеа и др. Их правление характеризуется политическими репрессиями, депортациями и массовым истреблением людей. Мотивом этих преступных действий было намерение осуществить радикальные изменения камбоджийского общества в соответствии с идеологическими установками сталинизма[1] и маоизма. Жертвами геноцида оказалась большая часть камбоджийской интеллигенции (люди арестовывались даже за ношение очков и знание иностранных языков)[2], а также национальные меньшинства, представители духовенства. В результате репрессий, развязанных красными кхмерами, по разным оценкам погибли от 1,7 до 3 миллионов человек — примерно треть населения страны.

Арестовывались и впоследствии казнились практически все, подозреваемые в связях с предыдущим правительством, либо иностранными правительствами, а также профессионалы и интеллектуалы, уничтожавшиеся по классовому признаку. По этническому признаку уничтожались вьетнамцы, чамы, по религиозному — христиане, мусульмане[3] и буддийские монахи.

Согласно обвинительному заключению народно-революционного трибунала Кампучии по делу «преступной клики полпотовцев»[4][5]:

«Полпотовцы:

  • мотыгами, киркомотыгами, палками, железными прутьями они били своих жертв по голове; ножами и острыми листьями сахарной пальмы они перерезали своим жертвам горло, вспарывали животы, извлекали печень, которую съедали, и желчные пузыри, которые шли на изготовление „лекарств“;
  • используя бульдозеры, они давили людей, а также применяли взрывчатку — чтобы убивать как можно больше за раз;
  • они закапывали людей заживо и сжигали тех, кого подозревали в оппозиции режиму; они постепенно срезали с них мясо, обрекая людей на медленную смерть;
  • они подбрасывали детей в воздух, а потом подхватывали их штыками, они отрывали у них конечности, разбивали им головы о деревья;
  • они бросали людей в пруды, где держали крокодилов, они подвешивали людей к деревьям за руки или ноги, чтобы те подольше болтались в воздухе…».

К жертвам применялись разнообразные пытки, в том числе вырывание ногтей, принуждение к поглощению экскрементов и мочи, повешение и многие другие. Убитых хоронили в общих могилах. Для того, чтобы сэкономить патроны, казни часто проводились с использованием топоров, рукояток топоров, заостренных бамбуковых палок.[6]

Во время существования режима красных кхмеров многие левые интеллектуалы Запада отрицали геноцид или утверждали, что число жертв значительно преувеличено.

Черепа, найденные на полях смерти. Музей геноцида в Туол Сленг

Точное число погибших от рук красных кхмеров является предметом споров — правительство, установленное свергнувшими режим Пол Пота вьетнамцами, заявляло о 3,3 миллиона жертв, тогда как по ранним оценкам ЦРУ кхмеры казнили порядка 150 тысяч человек, а всего численность населения снизилось на 1,2-1,8 млн человек, в основном от голода (при принудительном выселении жителей из городов)[7]. Более поздние оценки дают примерно 1,7-2 миллиона жертв[8].

Геноциду в Камбодже посвящён фильм «Поля смерти» и Сингл «Holiday in Cambodia» американской хардкор-панк группы «Dead Kennedys».

  • Одна из арестованных

  • Документальное фото

  • Документальная зарисовка

  • Тюрьма Тоул Сленг

  • Одиночные камеры

  1. ↑ http://www.genocidewatch.org/images/Why_the_Khmer_Rouge_Murdered_Two_Million_People_by_Gregory_Stanton.pdf
  2. ↑ «Cambodia’s brutal Khmer Rouge regime». BBC News. September 19, 2007.
  3. ↑ Genocide charges for two former Khmer Rouge leaders, BBC, 16 декабря 2009 г.
  4. ↑ Е.Трифонов. Коммунизм каннибалов
  5. ↑ 31 год назад был свергнут режим Пол Пота
  6. ↑ ПОЛЯ СМЕРТИ В КАМБОДЖЕ, сайт Музея погребальной культуры.
  7. ↑ Kampuchea: A Demographic Catastrophe
  8. Heuveline, Patrick. The Demographic Analysis of Mortality Crises: The Case of Cambodia, 1970–1979 // Forced Migration and Mortality. — National Academies Press, 2001. — «As best as can now be estimated, over two million Cambodians died during the 1970s because of the political events of the decade, the vast majority of them during the mere four years of the 'Khmer Rouge' regime. This number of deaths is even more staggering when related to the size of the Cambodian population, then less than eight million.». — ISBN 9780309073349.

Кхиеу Сампхан — Википедия

В этом кхмерском имени фамилия (Кхиеу) стоит перед личным именем. Кхиеу Сампхан в 1978 году

Кхиеу Сампхан (ошибочно Кхиеу Самфан, кхмер. ខៀវសំផន [kʰiəw sɑmpʰɑːn]; род. 27 июля 1931) — один из лидеров движения «красных кхмеров» («брат номер пять»), занимал должность Председателя президиума (формального главы государства) «Демократической Кампучии» в 1976—1979 годах.

Родился в провинции Свайриенг старшим из пяти детей в семье местного судьи, имеет китайско-кхмерское происхождение. В детские годы лишился отца, арестованного и осуждённого за коррупцию, вырос на иждивении матери, торговавшей овощами и фруктами в провинции Кампонгтям.

С 1954 года учился в Париже, где в 1959 году защитил докторскую диссертацию по экономике (тема диссертации — «Экономика и промышленное развитие Камбоджи»[3]). Там же познакомился с Пол Потом, Иенг Сари, Ху Нимом и другими будущими лидерами «красных кхмеров» (позже две сестры Кхиеу Сампхана стали женами Пол Пота и Иенг Сари[4]), был одним из основателей и генеральным секретарём организации камбоджийских студентов.

После возвращения в 1959 году на родину стал преподавателем Пномпеньского университета и продолжил политическую деятельность, возглавив Народную партию («Прачеачон»), объединившую молодых радикальных интеллектуалов. В 1960 году был впервые арестован. В 1962 году избран в парламент страны и одновременно назначен министром экономики, однако через 8 месяцев освобождён с этого поста из-за разногласий с правителем страны принцем Сиануком. Позже был арестован за свою революционную деятельность. В 1966 году, будучи популярным в стране, снова избран в парламент. Однако Сианук, обвинив своего бывшего министра в «разжигании революции» после имевшего место восстания в провинции Баттамбанг, приказал вновь арестовать его и приговорить к смертной казни. Однако Сампхану удалось бежать и присоединиться к партизанскому движению «красных кхмеров».

После переворота 1970 года и прихода к власти правительства Лон Нола возглавил Народную Армию Камбоджи, которая через 5 лет добилась победы над правящим режимом, а также стал заместителем премьер-министра Пенн Нута и министром обороны правительства в изгнании (однако при этом подчинялся указаниям Пол Пота).

Выступая в качестве идеолога, он, в частности, говорил: «Нам надо подавить тягу интеллигенции к западному образу жизни. Интеллигенции как таковой вообще быть не должно. Её представители будут заниматься общественным трудом, жить совместно и учиться у народа»[5].

C 1976 года председатель Президиума Демократической Кампучии — формально глава государства.

После поражения в войне с Вьетнамом в 1979—1982 годах был министром иностранных дел «коалиционного правительство в изгнании», представлявшее Камбоджу в ООН (в 1982 году на этом посту его сменил не столь одиозный Сон Санн). В 1985 году стал официальным преемником Пол Пота в качестве главы движения «красных кхмеров». Формально возглавлял Партию Демократической Кампучии и Камбоджийскую партию национального единства — политические структуры «Красных кхмеров» 1980-х и 1990-х годов (первая партия декларировала своей идеологией демократический социализм, вторая — либеральную демократию).

В конце января 1994 года обнародовал так называемое «Обращение к согражданам». В этом документе он утверждал, что новоизбранная власть в стране незаконна, и призывал её свергнуть. В июле 1994 Кхиеу Самфан был объявлен главой подпольного Временного правительства национального единства и национального спасения Камбоджи, находившегося в контролируемом полпотовцами Пайлине.

В 1997 году вместе с Нуон Чеа отстранил Пол Пота со всех постов и предал его суду за «предательство революции» (приговорён к «пожизненному аресту»). Создал и возглавил Кхмерскую партию национальной солидарности. Выступал с жёсткой критикой «вьетнамских коммунистов и их марионеток»[6]. Поддерживал Нородом Ранарита в противостоянии с Хун Сеном, но не смог оказать ему существенной помощи в вооружённом конфликте июля 1997.

В 1998 году вместе с Нуон Чеа сдался камбоджийским властям, проживал в уединении в контролируемом «красными кхмерами» регионе на границе с Таиландом. В 2007 году, узнав об аресте за военные преступления бывшей правой руки Пол Пота Иенг Сари и его жены перенёс сердечный приступ, вскоре после освобождения из больницы арестован по обвинению в преступлениях против человечности.

С апреля 2008 года его дело рассматривает специальный суд (заседания начались 27 июня 2011 года) вместе с Иенг Сари (умер в марте 2013 года), его женой, бывшим министром Иенг Тирит (умерла в 2015 году) и Нуон Чеа (умер в 2019 году).

7 августа 2014 года приговорён специальным судом к пожизненному заключению за преступления против человечности. В ноябре 2018 года Кхиеу Сампхан был признан виновным в геноциде и получил второй пожизненный срок[7].

Автор книги «Размышления об истории Камбоджи до эры Демократической Кампучии» («Reflection on Cambodian History Up to the Era of Democratic Kampuchea»), вышедшей в 2007 г., в которой отстаивал свой вклад в борьбу за социальную справедливость и национальный суверенитет страны и отрицал ответственность за преступления «красных кхмеров»[8].

  • Д. В. Мосяков: История Камбоджи. XX век — ИВ РАН, 2010, 739 стр. ISBN 978-5-89282-404-0
  • Д. В. Мосяков. Камбоджийский вариант тоталитарной системы: зарождение, апогей, распад — Восток, 1997. № 2.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *