Уютный трикотаж: интернет магазин белорусского трикотажа

Реклама левайс: LEVI`S Buy Better, Wear Longer — . |

Реклама левайс: LEVI`S Buy Better, Wear Longer — . |

Содержание

Музыка из рекламы Levi’s — Buy Better. Wear Longer (2021) The Blaze

Levi’s напомнил о проблеме перепотребления в новой рекламной кампании

 


С помощью рекламной кампании бренд напоминает о коллективной ответственности потребителей и производителей за пагубное воздействие на окружающую среду
Levi Strauss & Co запускает новую весеннюю кампанию «Покупай осознанно. Носи дольше», цель которой состоит в том, чтобы привлечь внимание общества к коллективной ответственности за воздействие процессов производства и перепотребления одежды на окружающую среду. 

Определяя свой ДНК как «одежда вне времени, которую можно передавать из поколения в поколение, а не менять каждый сезон», Levi’s решил выпустить проект, который подтолкнет покупателей к более осознанному выбору вещей. Видеоролик с посылом «Buy Better, Wear Longer» будет транслироваться на всех платформах Levi’s и на ТВ по всему миру. В течение следующих нескольких месяцев бренд поделится историями молодых участников проекта, которые стремятся изменить мир к лучшему.

 

Героями проекта стали единомышленники бренда ― молодые активисты Ксия Бастида из Мексики и хип-хоп исполнитель Сюхтезкатль, представляющий американское климатическое движение, 20-летняя социальная предпринимательница из Индонезии Мелати Вийсен, английский футболист и член ордена Британской империи Маркус Рашфорд и другие. «Как компания, поддерживающая новаторов в сфере устойчивого развития и стремящаяся вывести на рынок инновационные способы решения экологических проблем, мы транслируем наши идеи через героев кампании, которые разделяют наши ценности. Перемены к лучшему возможны, если мы все будем сотрудничать и двигаться в направлении к одной цели — уменьшить коллективное воздействие на планету», — рассказывает Дженнифер Сей, Levi Strauss & Co. 

Название кампании «Покупай осознанно. Носи дольше» кратко передает основной смысл производственной политики бренда в рамках устойчивого курса развития. Levi’s работает над тем, чтобы сократить собственный экологический след и неблагоприятное воздействие модной индустрии на ресурсы планеты: предпринимает активные действия в области предотвращения климатических изменений и экономии водных ресурсов, инвестирует в инновационные материалы («котонизированное» конопляное волокно и органический хлопок) и техники производства.

Например, более 70% всей продукции бренда создано с использованием технологии по повторному использованию воды Water.

 

Levi’s запустил кампанию о важности осознанного потребления с участием Джейдена Смита

Бренд Levi’s запустил кампанию «Покупай осознанно. Носи дольше» («Buy Better, Wear Longer»), направленную на то, чтобы рассказать о коллективной ответственности мирового сообщества за воздействие процессов производства и перепотребления одежды на окружающую среду. В ней снялись музыканты Джейден Смит и Сюхтезкатль, активистки Ксия Бастида и Мелати Вийсен, ютьюб-блогер Эмма Чемберлен и футболист Маркус Рашфорд. Каждый из выбранных героев по-своему меняет мир к лучшему и продвигает идеи устойчивого развития. 

«Всем известно, что деним Levi’s — это модели вне времени. Их можно передавать из поколения в поколение, а не менять каждый сезон. Поэтому мы решили создать кампанию, которая сможет побудить покупателей быть более осознанными в выборе одежды: носить каждую вещь дольше или пользоваться сервисом Levi’s Tailor Shop в магазинах бренда, чтобы увеличить срок службы одежды, — отметила директор по маркетингу Levi Strauss & Co. Дженнифер Сей. — Перемены к лучшему возможны, если мы все будем сотрудничать и двигаться в направлении к одной цели

уменьшить коллективное воздействие на планету».

Сейчас Levi’s активно инвестирует в инновационные материалы, такие как «котонизированное» конопляное волокно и органический хлопок. Применяемая брендом технология WaterLess позволяет значительно сократить расход пресной воды при производстве одежды. 

Ранее Levi’s выпустил новую весенне-летнюю экоколлекцию Wellthread. 

Levis – История бренда, каталог товаров

Каталог мужская одежда Levi’s
Каталог женская одежда Levi’s


Компания Levis основана в 1853 году в Сан-Франциско, США, Леви Страуссом.
В 1849 году в Калифорнии начали добывать золото. В 1853 году Леви Страусс везёт на корабле галантерейные товары в Сан-Франциско. Весь товар был раскуплен ещё на корабле, не заходя в порт. Осталась только парусина. Леви Страусс заказал у портного штаны из этой ткани. Штаны были мгновенно раскуплены. Леви Страусс скупил паруса на 700 кораблях, стоявших в гавани. Моряки бросили эти суда, и отправились искать золото.

В 1853 году Леви Страусс и его двоюродный брат Дэвид открыли галантерейный магазин «Levi Strauss & Co.». Леви Страусс шил штаны из любой прочной ткани. Он разносил готовые штаны и другие товары в лагеря золотоискателей и в ближайшие городки. Вместо парусины штаны начали шить из более мягкой французской ткани, на рулонах которой было написано «Serge de Nime». Золотоискатели называли её — «деним».

    

В 1872 году латышский эмигрант Джэкоб Дэвис из города Рино, Невада, который шил одежду и покупал у Страусса разные нитки, иголки, крючки, пуговицы, ножницы и т. д., закрепил карманы на брюках своего клиента, который их часто отрывал, металлическими заклёпками. Брюки с заклёпками понравились его клиентам, и Дэвис решил запатентовать эту идею. Собрать $68 на патент он не смог, поэтому обратился к своему партнеру Леви Страуссу, написав ему письмо. 20 мая 1873 года Леви Страусс и Джэкоб Дэвис получили патент на применение металлических заклёпок на одежде.  После получения патента, каждый занялся тем, что у него получалось лучше: Дэвис контролировал производство на двух фабриках, которые компания вскоре открыла в Сан-Франциско, а Леви Страусс взялся за коммерческую сторону дела.

Продукцию шили из денима цвета индиго, который закупали в Amoskeag Mill в Манчестере, и, помня о том, что срок действия патента заканчивается в 1890 году, старались выделить свои джинсы среди других предложений. Поэтому в 1886 году появился знаменитый кожаный лейбл с двумя лошадьми, безуспешно пытающимися разорвать брюки.

Известно, что в 90-е годы 19 века, как раз в то время, когда действие патента Levi Strauss & Co подошло к концу, компания начала нумеровать свои модели. Родом из этих лет – 501 Levi’s с медными заклепками. Заклёпки на задних карманах позднее пришлось заменить усиленным швом — они царапали седло и портили мебель. Однако, что на самом деле обозначали тогда эти трехзначные номера, сейчас неизвестно – опять же по причине потери записей в 1906 году.

    

Леви Страусс умер 26 сентября 1902 года. Компания Levi Strauss & Co перешла по наследству племянникам, а в 1906 году случился знаменитый пожар в Сан-Франциско, в огне которого сгорели не только архивы, но и фабрики Levi Strauss & Co. Правда для компании, которая прочно стояла на ногах, это не стало катастрофой – уже в ноябре 1906 года фабрики Levi’s возобновили свою работу, и в 20-х годах 20 века 

мужские джинсы Levis были одним из самых популярных продуктов для мужчин в Западных штатах. А потом наступили 30-е годы, когда, благодаря вестернам, ковбои в джинсах стали почти синонимом свободной и независимой жизни, и реклама Levi’s также эксплуатировала этот образ, заставляя жителей Восточных штатов покупать частичку Дикого Запада. Во времена второй мировой войны джинсы Levi’s были официальными джинсами американской армии. В послевоенные годы представление о джинсах изменилось. Теперь они меньше ассоциировались с рабочей одеждой, а стали просто удобной одеждой на каждый день, в том числе – для отдыха, но до полного признания джинсов, как достойной одежды, еще должно было пройти немало времени. Например, известен случай, когда певец Бинг Кросби (Bing Crosby) в своих любимых Levi’s не смог остановиться в одной из гостиниц Ванкувера только потому, что в джинсах он не показался менеджеру достойным клиентом заведения.
Правда, через несколько минут служащий все-таки разглядел в Кросби популярного исполнителя, и проблема была решена, однако, этот эпизод хорошо описывает, как долго джинсы и их производители боролись за свое признание. Кстати, в память об этом случае, Levi’s подарил Кросби, специально созданную для него джинсовую куртку, в которой певец часто появлялся на публике.

       

Levi Strauss & Co стала крупной компанией с хорошей репутацией. В 1990-х годах компания утратила более половины принадлежавшей ей доли рынка джинсовой одежды. Levi Strauss & Co продолжала выпускать классические узкие джинсы, тогда как среди молодежи в моду вошли широкие штаны. С 1996 по 1999 год объем продаж сократился на 28%. На сегодняшний день продукция компании реализуется более чем в 160 странах мира. Визитной карточкой фирмы является модель джинсов Levi’s 501. Первые экземпляры этой модели появились в 1873 году, а в 1890 данной модели был присвоен номер – 501.

Вот уже на протяжении более чем ста лет, неизменными особенностями модели джинсов Levi’s 501 являются:

  1. Пять карманов
  2. Вышивка в виде двойной галочки на задних карманах
  3. Кожаный лейбл с изображенными на нем двумя лошадьми
  4. Красный флаг-этикетка с надписью

Как мужские, так и женские джинсы Levis распределены по ценовым категориям. Для удобства покупателей качество продукции можно определить по цвету флажков, расположенных на бирке.

  • «Красный флажок» — гарантирует, что всем операциям производства было уделено повышенное внимание.
  • «Оранжевый флажок» — продукция ориентирована на людей с низкими доходами.
  • «Серебряный флажок» — изделия, изготовлены с применением новых цветов  и новых заключительных операций.

Сегодня Levi’s – это самая продаваемая джинсовая марка в мире.

Купить джинсы Levis Вы можете без труда и не выходя из дома, просто выбрав интересующую модель и оформив заказ.

комиксы, гиф анимация, видео, лучший интеллектуальный юмор.

Реклама Levi’s с межрасовой парой привела россиян в ярость

Американский бренд джинсов Levi’s своей публикацией в социальной сети «ВКонтакте» в честь 14 февраля вызвал негатив со стороны аудитории. На момент написания заметки под постом бренда в соцсети опубликовано свыше 15 тыс. 18 V С Днём всех влюбленных! ф 5166 £] 15032 192 О 162К
Владимир Ачкас Мерзость. Межрасовая мерзость. Когда через безобидную публикацию толкают свои левые идеи. И вряд-ли теперь куплю продуцкцию 1еуРз. Отличная антиреклама 14 фев в 15:46 Ответить Ч 1 773 £5 LEVI’S® ✓ Владимир, любовь шире всех предрассудков 14 фев в 16:58 Ответить Ч 1 892 Боксер Перчаткин ответил Сообществу пойду выкину джинсы, а когда буду проходить мимо магаза- буду плеваться 14 фев в 16:20 Ответить Ч 130 £5 LEVI’S® ✓ ответил Боксеру Джинсы вы можете сдать на переработку. Это лучше ,чем выбрасывать. 14 фев в 16:37 Ответить Ч 159 Николай Егоров Эта открытка больше похожа-С днём чернильницы 14 фев в 15:33 Ответить Ч 1053 В v Кот Баюн Не буду покупать джинсы левайс. 14 фев в 15:27 Ответить Денис Денисов После такого поста точно не куплю джинсы ЕЕУГв 14 фев в 15:31 Ответить Ч 636 Ч 545 Илья Гретницкий Админы а почему именно белая женщина с черным, а не наоборот? 14 фев в 15:39 Ответить Ч 285 £5 LEVI’S® ✓ Илья, в следующий раз исправим. 14 фев в 16:47 Ответить Ч 207
Святослав Денисов ДАННАЯ ФОТОГРАФИЯ ЯВЛЯЕТСЯ ОСКОРБЛЕНИЕМ ЛЮДЕЙ С БЕЛОЙ КОЖЕЙ If fill 15 фев в 16:05 Ответить * 72 Alexander Peiper А на это можно кинуть репорт как экстремизм? Я кинул, мне не жалко. И ведь даже сердечко голубое не забыли)) на день Святого Валентина дарят обычно красные, держу в курсе админа Пс. Админ, удаляй пост, не в той стране выложил этот мусор. 14 фев в 15:35 Ответить Ч 604 Александр Глухов Увольте сммщика. Он оскорбляет мои чувства и чувства миллионов жителей Рф такими картинками. 14 фев в 15:49 Ответить V 879 Егор Масленников Великое замещение. Не покупайте у этих глобалистов 14 фев в 15:28 Ответить X *2154
14 февраля,приколы про день святого валентина,праздник,levi’s,расизм,бугурт,все плохо,Вк,интернет,комменты

Еще на тему

Джинсовый гений из BBH .

Всемирная история рекламы

Не только агентство Saatchi & Saatchi привлекало в 1980-х внимание СМИ. Еще одно, менее крупное агентство поразило всех яркой телевизионной рекламой джинсов Levi’s 501. В рекламе имели место фантастические пейзажи 50-х в стиле ретро – на экране появлялись жеманные девушки в мохеровых свитерах и остроскулые молодые люди с напомаженными волосами. Эти глянцевые картинки сопровождались музыкальными хитами того времени, которые, вновь открытые молодежью 80-х, вскоре заняли первые строчки хит-парадов. Самый популярный рекламный ролик этой серии назывался «Прачечная». Сюжет его таков. Под песню Марвина Гея одетый в джинсы и черную футболку молодой человек вбегает в прачечную самообслуживания. Не говоря ни слова, он снимает с себя джинсы и, оставшись в белых трусах-боксерах, кладет джинсы в стиральную машину. Затем он присаживается на стул и начинает читать какой-то журнал – присутствующие в прачечной девушки не скрывают своего восторга.

Этот минутный рекламный ролик оказал большое влияние на британскую поп-культуру. Популярными снова стали не только джинсы Levi’s, но также мода 1950-х и музыка в стиле «соул». Реклама принесла и неожиданный результат – мужчины сменили нелепые трусы на «элегантные» боксеры, что не могло не порадовать прекрасную половину человечества. «И по сей день я не знаю, чего мы продали больше – джинсов или этих трусов. Забавно, но поначалу мы хотели надеть на нашего молодого человека традиционные трусы-плавки, но специалисты пришли к выводу, что это может оказаться слишком рискованным ходом. Боксеры были менее открытыми, и они добавили рекламному ролику достоверности», – вспоминает Джон Хегарти.

Когда в конце 1980-х годов в журнале Campaign велись споры по поводу того, кого следует назвать «человеком десятилетия», многие склонялись в пользу Джона Хегарти. Журнал писал: «Из всех высеченных в камне правил рекламиста, глубже всего высечено именно это правило: “Вы не создаете тенденции, вы лишь следуете существующим”. В 1980-х этот камень раскололся на две части… Агентство BBH рассказывало нам, какие джинсы лучше всего носить, поднимало песни на самую вершину хит-парадов, создавало рекламу, которая становилась настоящим событием для национальных СМИ, внезапно проявивших почти маниакальный интерес ко всему, что связано в рекламой и рекламистами» («Кто же он, человек десятилетия?» – Campaign, 6 января 1990 г. ).

Хегарти жаловался, что фотографы придают его образу излишнюю монументальность («Я смотрю на все эти фотографии и думаю про себя: “Кто же этот человек?”). Однако для нас Хегарти, с его копной непокорных волос, с широкой обаятельной улыбкой и приятным голосом – воплощение харизматичного рекламиста. Как мы знаем, Хегарти начал свою карьеру в агентстве Benton & Bowles. В юности он мечтал стать художником: «Сначала я посещал занятия в художественной школе Хорнси, но там я с грустью обнаружил, что еще одного Пикассо из меня, скорее всего, не получится. Один из моих замечательных преподавателей, Питер Грин, сказал, что у меня много хороших идей и что мне следует стать графическим дизайнером. Тогда я продолжил обучение на дизайнерском факультете Лондонского колледжа печати (LCP), где с удивлением узнал, что все тамошние студенты мечтали стать художниками».

К счастью, следующим преподавателем Хегарти стал Джон Гиллард, который взял под свою опеку группу подающих надежды студентов: «Он познакомил меня с работами агентства Doyle Dane Bernbach, и это предопределило мою судьбу. Вдруг все, о чем я думал, сошлось воедино, и я понял, что хочу заниматься только рекламой. Как будто бы кто-то нажал на выключатель, и в комнате внезапно зажегся свет. Гиллард показал мне, что реклама может быть остроумной и при этом наполненной смыслом».

Многие задаются вопросом, какой была бы рекламная индустрия Великобритании, не окажи на нее влияния творчество Бернбаха. Хегарти считает, что «основная заслуга Бернбаха заключалась в том, что благодаря его творчеству целое поколение молодых людей начало мечтать о карьере в рекламном бизнесе. Раньше же рекламисты втайне мечтали стать либо художниками, либо писателями. Но мы хотели быть частью революции в музыке, моде и дизайне 60-х и, по нашему мнению, могли добиться наших целей, уйдя в рекламный бизнес».

Однако поначалу революция в мире рекламы отставала от бурных событий в других сферах. «В то время рекламный бизнес по-прежнему контролировался крупными корпорациями. Вы не могли просто взять, и открыть бутик на Карнаби-стрит, как, например, поступали дизайнеры модной одежды. Вам нужно было идти в какое-нибудь агентство, где вы говорили: «У меня есть потрясающие рекламные идеи!», а вам отвечали: «О чем это вы, юноша?» – делился впечатлениями Хегарти.

К счастью, Хегарти устроился на работу в качестве помощника арт-директора в агентство Benton & Bowles. Одним из его начальников стал креативный директор Джек Стэнли. Но уже спустя 18 месяцев Хегарти уволили из этого агентства: «Конечно же, я был крайне неудобным человеком, потому что, если я видел, что что-то делается не так, я сразу же говорил об этом. Но никто и слушать ничего не желал от двадцатидвухлетнего сотрудника. Я даже спорил с клиентами, а в то время это было строго-настрого запрещено. Я хотел убедить коллег, что их работа может быть не просто хорошей, а выдающейся с точки зрения креативности. Моя проблема заключалась в том, что в начале шестидесятых агентство Doyle Dane Bernbach уже создавало современную рекламу в Нью-Йорке, однако в Великобритании тогда не было ничего подобного. Мысль о том, что вам нужно завлекать, удерживать и развлекать аудиторию, пока еще не посетила умы британских рекламистов. Они стремились лишь к тому, чтобы вбить ту или иную рекламу в головы потребителей за счет многократных повторений одного и того же рекламного текста».

Затем в течение непродолжительного периода Хегарти работал в небольшом агентстве в Сохо. Клиентом, с которым работал Хегарти, стала авиакомпания El Al, для которой агентство Doyle Dane Bernbach уже провело несколько выдающихся кампаний в США. Работа Хегарти нравилась, но в 1967 г. он без колебаний принял приглашение Чарльза Саатчи и Росса Крамера войти в коллектив их нового агентства: «Мы переехали в то знаменитое здание на Гудж-стрит, в котором помимо нас офисы снимали рекламисты из нового агентства BMP, Дэвид Паттнем (фотостудия), дизайнеры Лу Кляйн (автор дизайна желтого карандаша D&AD) и Михаэль Питерс. Это был настоящий эпицентр креативности. Каждый из нас делал всего понемногу – писал рекламные тексты, готовил иллюстрации, придумывал концепции для рекламных роликов. Мы намного опережали свое время, потому что тогда считалось, что сотрудники рекламного агентства не должны были выходить за строгие рамки своих обязанностей».

Так Хегарти стал одним из основателей агентства Saatchi & Saatchi, в котором он проработал до 1973 г., когда его пригласили в лондонское представительство компании TBWA, позиционировавшей себя как «первое многонациональное европейское агентство» (см. главу 8). Там он познакомился со своими будущими партнерами – специалистом по планированию Джоном Бартелом и эккаунт-менеджером Найджелом Боглом: «Честно говоря, несмотря на то что мы входили в сетевую структуру, мы работали как британское агентство, создавая великолепный рекламный продукт для таких брендов, как Ovaltine, Lego и Johnson & Johnson. В 1980 г. издание Campaign назвало нас агентством года».

Им троим все меньше нравились внутренние правила компании, в соответствии с которыми определенный процент от доходов каждого агентства должен был уходить в общий фонд: «Позже ситуация изменилась, однако в то время мы считали, что лучшие агентства сети, вроде нашего, необоснованно поддерживали агентства, которые работали из рук вон плохо. Поэтому мы решили основать собственное дело».

Офис агентства Bartle Bogle Hegarty открылся на Wardour Street в 1973 г. Еще не вся мебель была расставлена по местам, когда агентству, уже через месяц после открытия, предложили принять участие в тендере очень известной компании. Агентство получило письмо с предложением об участии в тендере от компании Levi’s: «В письме сообщалось, что руководители Levi’s подготовили список агентств, которые они хотели бы пригласить для участия в тендере на создание рекламы для европейского рынка, и они хотели встретиться с нами. Сначала мы подумали, что это была чья-то шутка». Но представители Levi’s заверили их, что никто и не думал шутить: «Очевидно, нас рекомендовал специалист по рыночным исследованиям, который вместе с нами работал в TBWA над продвижением Ovaltine, а затем перешел в Levi’s.

Трое наших героев были в панике. Первая встреча должна была пройти «в самом ужасном зале для заседаний, который только можно себе представить – стены, оклеенные безвкусными обоями, украшали не менее ужасные фотографии». Вряд ли это был правильный имидж для молодого динамичного агентства. Основатели Bartle, Bogle and Hegarty попытались спасти положение, заклеив стены работами, которые они создавали в свою бытность в TBWA. Встреча прошла отлично, и когда представители Levi’s уже ушли, сотрудники BBH сняли репродукции, и обои отклеились вместе с ними. «Нам пришлось заплатить за новые обои, будь они неладны», – смеется Хегарти.

Руководители BBH даже и не помышляли о том, чтобы заполучить такого клиента. Каково же было их удивление, когда они узнали, что агентство оказалось в списке финалистов тендера. Политика агентства заключалась в том, что сначала должна быть разработана правильная стратегия проведения рекламной кампании, и уже только потом следует приступать к созданию рекламной продукции. Главной задачей на стадии тендера было убедить клиента в том, что у агентства имеется полное понимание всех особенностей бренда и направления, в котором нужно будет двигаться в будущем – просто прийти с кучей рекламных плакатов было бы дурным тоном: «Мы стали нервничать, узнав о том, что агентство BMP сняло для Levi’s рекламный ролик и что работавшее тогда на Levi’s агентство McCann тоже подготовило к конкурсу сильное портфолио. Мы уже готовы были отказаться от участия в тендере, однако это показалось нам проявлением слабости, и мы решили продолжать борьбу до самого конца, каким бы он ни был».

В то время для более активного продвижения своих товаров компания Levi’s нуждалась в новом подходе к рекламным кампаниям. Из-за так называемого «постпанковского феномена» джинсы вышли из моды – достаточно просмотреть ранние видеоклипы Spandau Ballet[20], чтобы убедиться в этом. Расположившись в своем новом офисе, агентство BBH стало готовиться к борьбе за Levi’s: «У нас уже был свой зал для заседаний, однако сам офис был готов лишь наполовину. Настоящим его украшением стали сделанные по индивидуальному заказу итальянские кресла». Презентационная идея была простой: никаких пилотных рекламных роликов, главное – правильная стратегия: «Мы сказали, что следует вернуться к нашим истокам. Джинсы – это американский продукт, и нужен новый способ заявить об этом».

Хегарти считал, что презентация прошла успешно, однако он был несколько обеспокоен присутствием Ли Смита, тогдашнего главы Levi Strauss Europe: «Он был одним из тех симпатичных американских парней с твердым рукопожатием. Я думал, что он примет нас за кучку любителей. В конце встречи я с дрожью в голосе спросил у него, желает ли он что-либо прокомментировать. Внезапно его лицо расплылось в улыбке, и он сказал: “Господа, на таком роскошном стуле я еще ни разу не сидел – так что вы выиграли”».

Данная история показательна – Хегарти всегда критично относился к себе, и многие справедливо считают его самым «мягким» рекламистом в истории. Он признается, что в самом начале сотрудничества с Levi’s агентство было вынуждено разработать повторную презентацию рекламной компании: «Мы подготовили печатную рекламу, использовав заклепки и характерные “джинсовые” швы, чтобы создать атмосферу аутентичности вокруг бренда. Мы сняли телевизионный рекламный ролик, в котором рассказывается о молодом человеке, тайно провезшем несколько джинсов в Россию. Затем внезапно в компании клиента изменилась ситуация, и нам все пришлось начинать с самого начала».

Уровень продаж Levi’s продолжал оставлять желать лучшего, однако компания согласилась дать BBH больше времени, сосредоточившись на продаже классического популярного бренда Levi’s 501. Рекламная кампания «Прачечная» была проведена уже на втором этапе продвижения бренда. Спустя более чем 20 лет агентство BBH продолжает представлять на рынке компанию Levi’s. В течение этого времени агентство создало ряд блестящих, всемирно известных рекламных роликов, аккомпанементом для которых стали хиты известных поп-групп.

BBH, конечно же, это не только реклама джинсов. Именно этому агентству принадлежит слоган «Превосходство за счет технологий» («Vorsprung Durch Technik», нем.) для продвижения продукции автомобильного концерна Audi. Только вдумайтесь, какую смелость нужно было иметь, чтобы продавать автомобили британским потребителям, прибегая к слогану на немецком языке, который мало кто понимал, но который звучал как надо. Еще одним из основных клиентов агентства была компания Johnnie Walker, для которой BBH разработало слоган «Не останавливайтесь» («Keep Walking»). Совсем недавно агентство бросило вызов политкорректности целой серией провокационных рекламных роликов, снятых для продвижения бренда дезодоранта Axe, производимого компанией Unilever (в Великобритании этот бренд известен под маркой Lynx). В рекламе утверждается, что ни одна женщина не может устоять перед запахом обычного мужского дезодоранта. Знаменитый Axe-эффект действует на красавиц как магнит.

Во время бурного развития фондового рынка в 1980-х агентство BBH не проявляло активности, решив, что независимость и креативная свобода – неразрывные понятия. В 1997 г. BBH продало миноритарный пакет акций агентству Leo Burnett, что позволило профинансировать создание небольшой сети рекламных агентств. Агентство открыло международные офисы, которые были связанными один с другим региональными центрами и действовали самостоятельно, а сотрудничали лишь при реализации совместных проектов. До недавнего времени функции регионального офиса выполнялись лондонским офисом в Европе, нью-йоркским офисом в Северной Америке, токийским офисом в Азиатско-Тихоокеанском регионе и офисом в Сан-Паулу для стран Латинской Америки. В декабре 2006 г. к этому списку добавился Шанхай (см. главу 19).

Возможно, именно за счет своего относительно небольшого размера и, без сомнения, за счет усилий никогда не унывающего Хегарти, агентство BBH до сих пор остается более креативным и актуальным, чем многие его конкуренты. Как все бывшие яппи, создатели BBH просто отказываются стареть.

Винтажные постеры Levi’s

20 мая день своего создания празднует легендарная модель 501-х Levi’s. Они были изобретены компанией Levi Strauss & Co в 1853 году и стали самыми первыми джинсами в мире. Культовая модель занимает почетное место в истории моды и на долгие годы закрепила за собой статус must have. По этому поводу мы сделали подборку рекламных плакатов Levi’s из прошлого века.

Их носили все, начиная от простых рабочих и заканчивая президентами, звездами кино и рок музыкантами, — они всегда были и остаются неотъемлемой составляющей гардероба и модным атрибутом людей искусства, пионеров и первооткрывателей.

Мерлин Монро в джинсах Levi’s

Джеймс Дин в Levi’s 501 на постере фильма «Гигант» (1956 г)

За свою долгую историю 501-ая модель джинсов Levi’s постоянно эволюционировала, сохраняя при этом свою аутентичность и верность своему оригиналу: и в наши дни классические 501-е — это неизменно качественный деним фабрики Cone Mills, лаконичный крой, аркообразная отстрочка, металлические пуговицы, заклепки и пять карманов. Кожаный пэтч с эмблемой «Две лошади» («Two Horses») и знаменитый ярлычок Red Tab Levi’s до сих пор являются определяющими знаками родства с original blue jeans.

В честь дня рождения 501-х Levi’s дарит скидку 15% на любую модель джинсов в период с 20 мая по 22 мая. Скидка действует во всех магазинах Levi’s.

20. 05.16 09:00 автор: manyface

История создания бренда Levi’s (Ливайс) — Реальное время

Воскресный спецпроект «Реального времени» — удивительные истории мировых торговых марок

За всю историю моды, пожалуй, не так много вещей и моделей одежды претендуют на звание «культовых». К их числу можно отнести твидовый костюм Шанель, сумки дома Hermes, поло Lacoste и, конечно, вещи от Levi’s. Куртки и джинсы из денима носили золотоискатели всей Калифорнии, фермеры, ковбои Дикого Запада, феминистки, хиппи, панки, голливудские звезды уровня Марлона Брандо, магнаты, президенты США и великие умы, включая самого Альберта Энштейна. Уже больше 30 лет во всем мире продолжается «джинсовая лихорадка Levi’s» — коллекционеры продолжают перекупать друг у друга оригинальные «комбинезоны на талии №501» за десятки тысяч долларов. В начале нового времени легендарный бренд, ранее олицетворявший почти все авангардные течения XX века, переживал упадок. Однако уже в 2012 году компания вновь сумела выйти на рост. В 2018-м объем продаж Levi’s уже составлял $5,8 млрд. О зарождении прославленной торговой марки в Сан-Франциско, «изобретении синих джинсов» и борьбе бренда за выживание — в материале «Реального времени».

Золотая лихорадка открывает Сан-Франциско для Леви

Лёб Штраус родился 26 февраля 1829 года в местечке Буттенхайм, недалеко от немецкого Нюрнберга, в еврейской семье. О детстве и юности Лёба известно не так много: родители будущего основателя Levi’s, Хирш Штраус и Ребекка Хаас, занимались торговлей, его старшие братья Джонас и Луи с начала 40-х жили в Америке. В 1845 году отец Лёба умирает от чахотки, через два года Штраус вместе со всей семьей пересекает Атлантику, эмигрируя в США.

В это время старшие братья Лёба уже начали оптовую торговлю галантерейными товарами под брендом J. Strauss Brother & Co в Нью-Йорке. Первое время 18-летний Лёб помогал им развивать бизнес, изучая тонкости торгового дела. Вскоре после переезда он сменил имя на более привычное для Нового Света Леви (или Ливай). В течение нескольких лет Леви Штраус разъезжал по Штатам, продавая продукцию J. Strauss Brother & Co.

В 1853 году семья решает открыть филиал своей торговой компании на западном побережье, в Сан-Франциско, который на тот момент уже превратился в эпицентр калифорнийской золотой лихорадки. Всего за несколько месяцев, в начале 1849 года, в течение которых в округе реки Американ-Ривер были открыты месторождения драгоценного металла, небольшая деревня Сан-Франциско с населением в тысячу человек выросла до крупного города с 25 тысячами жителей. Население Сан-Франциско увеличивалось каждый год, что делало город довольно привлекательной локацией для бизнеса. Представлять J. Strauss Brother & Co в новом экономическом центре был выбран Леви. В начале марта 1853 года он прибыл в порт Сан-Франциско.

В том же году Леви регистрирует там Levi Strauss & Co. В течение последующих 20 лет компания занимается оптовыми продажами непродовольственных товаров, импортируя и снабжая многочисленные лавки галантерейными товарами, одеждой, обувью, посудой, сельхозинструментами и инвентарем, который пользовался спросом у золотоискателей: кирками, лопатами и фонарями. Сначала он импортировал в Калифорнию товар со складов своих братьев в Нью-Йорке, чуть позже Леви обзавелся собственными поставщиками и стал привозить продукцию, изготовленную по его заказу, в том числе и прочные комбинезоны для рабочих, отшиваемые из денима.

Леви Штраус, 1850. Фото wikipedia.org

Рождение «синих джинсов»

Сан-Франциско, в отличие от многих других центров золотой лихорадки, продолжал расти и развиваться уже после окончания массовой золотодобычи, не теряя своей привлекательности для торговцев. Компания Леви приносила ему хороший доход, и, возможно, он всю жизнь продолжал бы заниматься оптовыми продажами, если бы не письмо от одного из своих клиентов, Джейкоба Дэвиса, полученное в 1872 году.

«Уважаемый мистер Штраус! Сегодня одна из клиенток пришла в мой магазин с жалобой на то, что область вокруг карманов на ваших комбинезонах недостаточно прочная. В карманах этого комбинезона ее муж хранит свои инструменты для добычи золота, поэтому она была очень расстроена их качеством. В тот самый момент я прикреплял кожаные ремни к попоне лошади, используя латунные заклепки, и это навело меня на идею…» — приводит цитату Дэвиса Forbes.

Джейкоб Дэвис хотел запатентовать использование латунных заклепок на рабочей одежде из денима, но он был довольно ограничен в финансах, и для реализации идеи ему нужен был обеспеченный деловой партнер. Такого партнера он увидел в лице Леви Штрауса. Торговец принял предложение Дэвиса. 20 мая 1873 года в Бюро по патентам и товарным знакам США компаньоны получили патент №139.121 на первую пару голубых «клепаных» джинсов «XX», упрочненных за счет заклепок (позже первая модель джинсов Levi’s получит обозначение «501»). Вскоре производство и продажа «клепаной» джинсовой одежды были поставлены на поток.

Уже в течение почти 150 лет Levi’s называет 20 мая 1873 года днем рождения «синих джинсов». И здесь необходимо оговориться, что комбинезоны из денима как рабочая одежда появились на прилавках задолго до Леви Штрауса и его компании. Однако именно Levi Strauss & Co разработала джинсы, наиболее приближенные к современному варианту этого вида одежды. Комбинезон на талии Levi’s (именно так назывались джинсы вплоть до 1960 года) были «оборудованы» заклепками в «местах наибольшего натяжения» и дополнительными прострочками, обладали в разы большей прочностью и износостойкостью, чем обычные комбинезоны того времени.

Неповторимая пара Levi’s и смерть Леви

Синий деним компания Леви Штрауса закупала в Манчестере, на фабрике Amoskeag Manufacturing Company. О производстве джинсов Levi’s до начала XX века известно не так много, во многом из-за утери архивов самого предприятия во время землетрясения в Сан-Франциско и пожара на фабрике компании 1906 года. Отличительной чертой джинсов Levi’s стал дугообразный шовный дизайн на заднем кармане. То, почему и при каких обстоятельствах такой шов был использован впервые, также осталось загадкой.

«Джинсы «XX» в то время отшивались в Сан-Франциско, вероятно, их пошивом занималась одна из местных фабрик, привлекались надомные швеи. Из-за потери исторической документации во время землетрясения и пожара 1906 года мы до сих пор не знаем, когда были открыты собственные заводы. Возможно и то, что мы арендовали заводские помещения в 1870-м, а затем, в 1880-х годах, открыли собственные заводы», — сказано в исторической справке на официальном сайте бренда Levi’s.

Фото levistrauss.com

Создание уникального товарного знака и отличительных маркировок с самого начала было немаловажной задачей для Levi Strauss & Co. В 1886 году Леви Штраус решает помещать на каждой паре своих джинсов специальные кожаные патчи (нашивки) с изображением двух лошадей, которые тщетно пытаются разорвать джинсы пополам. Такое брендирование стало инновационной концепцией для тех лет. Клиентами Леви в то время были ковбои, фермеры и рабочие, которые в основном были неграмотны, поэтому, когда они приходили в лавки за новой парой джинсов, все, что им нужно было сделать, это попросить «Two Horse».

Леви Штраус умер 26 сентября 1902 года. У основателя Levi Strauss & Co не было сыновей, поэтому все имущество, включая компанию, он оставил четырем племянникам — Джейкобу, Зигмунду, Луи и Аврааму Хаас. Именно членам семьи и потомкам Леви корпоративные историки приписывают большинство заслуг в дальнейших успехах компании.

Пожары, войны и эмансипация

В 1906 году на компанию обрушилось бедствие: землетрясение и последовавший за ним пожар в Сан-Франциско разрушили штаб-квартиру и два завода Levi Strauss & Co. Братьям Хаас довольно быстро удалось восстановить производство, однако компания понесла серьезные убытки. Спустя два года, восстановившись, торговая марка Two Horse была зарегистрирована в Японии, бренд начал мировую экспансию, которая скоро сориентируется на рынки Австралии и Южной Африки. Компания не намерена была успокаиваться: в 1909 году Levi’s представляет брюки цвета хаки, а в 1912-м — цельный джинсовый комбинезон для детей.

XX век принес огромное количество инноваций в конструкцию «комбинезона на талии». В 1915 году Levi’s сделал еще один шаг в борьбе за свою уникальность и для защиты от копирования недобросовестных конкурентов: компания заключила соглашение с производителем текстиля Cone Mills, который начал поставлять Levi Strauss & Co более плотную неокрашенную джинсовую ткань, помещая красную пряжу в кромку полотна, чтобы еще больше отличать продукты Levi’s. В 1922 году у джинсов Levi’s появились пояса.

Весной 1917 года США вступают в Первую мировую войну. Многие мужчины призываются в ряды национальной армии, что заставляет женщин брать на себя все домашнее хозяйство — тяжелый ручной труд. Женщины отчаянно нуждались в удобной, прочной и практичной одежде, но ношение брюк в то время было для них скорее исключительным явлением. Тем не менее в 1918 году Levi Strauss & Co выпускает Freedom-Alls — брючную тунику-костюм для прекрасного пола, которая хоть и не стала сенсацией в то время, тем не менее явилась основой для выпуска первых женских джинсов Lady Levi’s в 1934 году. Они были также изготовлены из денима и во многом сконструированы по типу мужских джинсов «501», однако имели значительно завышенную посадку на талии.

Через два года, в 1936-м, дабы пресечь в то время ставшие уже привычными попытки подделывания своей продукции, Levi’s вводит еще одну «степень защиты»: маленький красный патч с начертанием бренда «вшивается» в шов всех изделий марки.

Фото levistrauss.com

После Великой депрессии, в начале 40-х годов, многие калифорнийские фермы крупного рогатого скота превратились из рабочих ранчо в места отдыха для состоятельных туристов с Восточного побережья США. Именно там обеспеченная молодежь за пределами Дикого Запада впервые познакомилась с брендом Levi’s. Постепенно реклама продукции Levi Strauss & Co стала появляться на страницах The New York Times и Vogue, и одежда фермеров и шахтеров начинает покушаться на мир моды.

Участие США во Второй мировой войне напрямую повлияло на производство товаров народного потребления, включая джинсы. Следуя указаниям правительства США, Levi Strauss & Co пришлось отказаться от многих «излишних» деталей, чтобы сохранить сырье для военных целей. В это время с джинсов были сняты заклепки и металлические защелки, из кроя исчезли большие манжеты, «съедавшие» большое количество денима.

Levi’s посреди сексуальной революции

После войны Штаты пережили период экономического процветания. Впервые молодым людям не нужно было работать с раннего возраста, чтобы содержать свои семьи. Эта новая реальность подтолкнула стремительное развитие молодежной культуры с различными субкультурами и стилями. Это была пора рок-н-ролла и бунтарей с голубого экрана, таких как Марлон Брандо и Джеймс Дин. В это время Levi’s приобретает все большее влияние, но компания оказывается в центре новой, уже моралистической войны.

Одетые в деним «несовершеннолетние правонарушители» в кино и на телевидении заставили многие школьные администрации запретить ношение джинсов в классах. Тесная посадка «501» делала джинсы Levi’s еще более скандальными. Продажи компании на Восточном побережье США страдали по другой причине: из-за того, что молодым людям не нравился неокрашенный синий деним, они отказывались от джинсов, к тому же наступление на Levi’s начали другие крупные игроки джинсового рынка — Lee и Wrangler.

В 1954 году была запущена линия Levi’s Denim Family. Это означало, что то, что когда-то было одеждой рабочих, теперь окончательно вошло в мир повседневной одежды. В 1960 году Levi Strauss & Co открыла свой первый завод на юге, в штате Вирджиния. В 1956 году Элвис Пресли снялся в фильме Jailhouse Rock («Тюремный рок»). В фильме был показан эксперимент от Levis — черный деним. Первоначально названные Levis Elvis Presley, джинсы были нацелены на молодежный рынок и точно попали в цель. Ассоциация бренда с Элвисом Пресли прочно закрепилась в умах молодых людей, джинсы стали обязательным предметом гардероба для молодежи 1950-х, помогая Levi’s конкурировать с Lee.

60-е годы в США стали временем борьбы за гражданские права и протестов против войны во Вьетнаме. Молодежь той эпохи, по горло сытая консерватизмом прошлых десятилетий, восстала против социальных норм. Так родилась культура хиппи и пацифистское движение, которое, в свою очередь, породило сексуальную революцию и феминизм. Одновременно это стало золотым веком для Levi’s как символа неформального стиля и рабочего класса.

К середине 60-х популярность продуктов Levi’s заставила компанию открыть офисы и фабрики по всей Европе и Азии. Фото levistrauss.com

Джинсы, которые молодые люди «модернизировали» с помощью цветных заплаток, настрочек и красок, стали знаковым элементом моды 1970-х годов. Бренд решился возглавить протестный дух молодежи, продолжая использовать в своих рекламных кампаниях звезд контркультур. К 1967 году Levi’s стал бесспорным лидером джинсовой гонки в Штатах, оставив далеко позади Lee и Wrangler. Выпуск «белых» Levi’s был настолько успешным, что бренд впервые прочно закрепился на Восточном побережье. Levi’s стала общенациональной маркой.

К середине 60-х популярность продуктов Levi’s заставила компанию открыть офисы и фабрики по всей Европе и Азии. По данным официального сайта компании, к 1974 году производственные мощности Levi Strauss & Co включали порядка 63 заводов в США и 23 за рубежом. К 1976 году штат компании вырос до 22 тысяч человек, а офисы Levi’s были открыты в 50 странах мира. Но бренд Levi’s и не думал останавливаться.

1976-й стал также годом, когда после выхода первого сингла Sex Pistols и выпуска дебютного альбома Ramones «взорвалось» панк-движение. Конечно, в центре всего был Levi’s, раздаривая музыкантам свои джинсы и выкупая кумиров молодежи для своих рекламных роликов.

«Заносы» Levi’s: миграция мощностей из США, скандалы и угроза потери пульса

В 1991 году компания Levi Strauss & Co оказалась замешана в крупном скандале с брюками, изготовленными, как оказалось, на Марианских островах, притом что этикетка неизменно гласила: «Made in USA». Как оказалось, существенный процент продукции фирмы уже в течение нескольких лет отшивался китайскими рабочими в условиях, которые Министерство труда США назвало «рабскими». После уплаты многомиллионных штрафов и многочисленных объяснений Levi Strauss & Co, конечно, удалось отмыться от скандала, но компании пришлось признать, что продолжать отшивать джинсы на территории Штатов уже нерентабельно.

С начала 90-х стартовала «миграция» мощностей Levi Strauss & Co из США. Офис компании по-прежнему базируется в Сан-Франциско, но производство внутри страны практически свернуто. Историческая ВИП-линия одежды Levi’s Vintage Clothing и сейчас производится в Америке, но подавляющее большинство продуктов Levi’s заказывается на собственных фабриках компании в Турции, Мексике и Шри-Ланке. В конце 2003 года закрытие последней американской фабрики Levi’s в Сан-Антонио положило конец 150 годам производства джинсов бренда в США.

Годовой объем продаж компании достиг пика в 1997 году, составив, по данным BBC, $7,1 млрд. Но после полувека непрерывного роста и безупречной корреляции бренда со временем, в Levi’s потеряли умение сочетать свое наследие с меняющимися тенденциями. К началу 2000-х продажи упали до $4 млрд. Даже спустя 19 лет компании так и не удается вернуть былые показатели, но об этом чуть позже.

В то время конкуренция со стороны Walmart и Gap росла как на дрожжах. Бренд Levi’s, находящийся в руках многочисленных потомков Леви Штрауса, после неудачного выхода на IPO в 1971 году вернувшийся в частную собственность уже в 1985-м, представлял собой довольно разрозненную, но огромную, разросшуюся по всему миру махину с десятками офисов, собственной розничной сетью и многочисленными производствами. Компания, всеми силами пытавшаяся консолидироваться, тратила десятки миллионов долларов на выкуп долей Levi Strauss & Co у всех наследников. Их, к слову, по информации BBC, было порядка 50 человек. В результате к 2010 году компания обнаружила, что ей необходимо срочно сократить расходы и начать считать деньги.

В сентябре 2011 года, после 28 лет работы в одной их самых успешных в мире корпораций, P&G, позицию президента и главного исполнительного директора в Levi Strauss & Co занимает Чип Берг. Фото fastsalttimes.com

Спаситель Levi’s Чип Берг

После того как стало понятно, что Levi’s может окончательно сдать свои позиции и быть похороненным не только силами конкурентных брендов, но и обычным масс-маркетом, правление Levi Strauss & Co решается на смену руководства. В сентябре 2011 года после 28 лет работы в одной их самых успешных в мире корпораций, P&G, позицию президента и главного исполнительного директора в Levi Strauss & Co занимает Чип Берг. Великолепный управленец с четким пониманием рынка и огромным международным опытом, за последние восемь лет он буквально сломал и возвел заново систему управления Levi’s.

Берг инвестировал в оборудование, расширил ассортимент одежды (особенно женской линии) и принял решение расширяться на относительно свободных рынках, таких как Россия, Китай и Индия. Новый руководитель повсеместно ввел модернизированную систему электронной коммерции и отчетности, практически полностью сменил топ-менеджмент. В течение 18 месяцев после его назначения ушли девять из 11 членов исполнительной команды, писал Fortune в 2012 году.

Уже спустя год после прихода в компанию Чипа Берга прибыль медленно, но верно начала расти. Политика Берга не дала сиюминутных результатов, но с каждым годом Levi’s становился все менее похож на умирающий музейный бренд. В 2018 году, по данным Fortune, объем продаж составил уже $5,8 млрд.

21 марта 2019 года, спустя 34 лет после первой попытки, Levi Strauss & Co во второй раз в своей истории стала публичной. В официальном релизе компании сказано, что этот шаг был предпринят для того, чтобы дать владельцам Levi Strauss & Co возможность обналичить некоторые средства. По данным CNBC, с помощью IPO компания привлекла $623 млн.

Джинсовый гигант начал торговаться по 22,22 доллара за акцию, после того как накануне вечером оценил свое первичное публичное размещение в 17 долларов. Бумаги выросли более чем на 30% в первый же день торгов. 7 июня торги Levi Strauss & Co закрылись на уровне $ 20,97 доллара за акцию. Соответственно, с первого дня торгов на Нью-Йоркской фондовой бирже акции выросли более чем на 23%.

9 апреля 2019 года компания Levi Strauss & Co опубликовала свой первый отчет о доходах с момента публичного размещения. В первом квартале прибыль составила $146,6 млн, или 37 центов на акцию. Выручка выросла на 7%, до $1,44 млрд по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Более того, компания заявила о намерении открыть порядка 100 новых точек продаж до конца 2019-го финансового года.

«Рост был широким во всех трех регионах нашего присутствия (Америка, Европа, Азия) и во всех каналах продаж, демонстрируя, что наши стратегии работают, а наши инвестиции окупаются», — процитировал CNBC Чипа Берга.

Материал подготовлен на основе данных официального сайта компании Levi Strauss & Co.

Интернет-газета «Реальное время»

Бизнес

Секс и мозг | Журнал Discover

Можно сказать, что Саймон ЛеВэй прославился благодаря почтенной традиции раздевалки: анализу сексуальной анатомии мужчин. В его случае, однако, рассматриваемая часть тела была пятнышком в губчатой ​​подбрюшье мозга, а точнее, крошечным скоплением клеток, известным как третье интерстициальное ядро ​​​​переднего гипоталамуса, или INAh4. «Есть убедительные доказательства, — отмечает ЛеВэй, — что эта часть гипоталамуса глубоко вовлечена в регуляцию типично мужского сексуального поведения.

Два с половиной года назад ЛеВэй, в то время нейробиолог из Института Солка в Ла-Хойе, Калифорния, произвел сенсацию, сообщив о незначительной, но измеримой разнице в этой области мозга между гомосексуальными и гетеросексуальными мужчинами. нервные парни вздыхают с облегчением: да, в среднем INAH4 больше у гетеросексуалов, чем у геев (хотя в самом мужественном состоянии крошечное ядро ​​даже не заполняет букву «о» в слове «мачо»). кластеры были того же размера, что и женские.

Несмотря на то, что разница была небольшой, она наводила на огромную мысль. Если бы вы могли обнаружить разницу между геями и гетеросексуалами в ключевом сексуальном центре мозга, это означало бы, что на сексуальную ориентацию влияла анатомия или, по крайней мере, это отражалось в ней. Если бы это было правдой, быть геем было бы не столько выбором образа жизни, как утверждает риторика крайне правых, сколько результатом естественной конфигурации мозга некоторых людей. Исследование ЛеВея дало дразнящий ключ к тому, что в сфере сексуального влечения и поведения биология — по крайней мере, в некоторой степени — может быть судьбой.

Это также сделало скромного ЛеВея одним из самых непонятых мужчин в Америке. «Важно подчеркнуть то, чего я не нашел», — отмечает он с учтивым терпением человека, давно привыкшего ждать, пока остальной мир подтянется. «Я не доказывал, что гомосексуальность является генетическим, и не находил генетических причин геев. Я не показывал, что геи «такими рождаются», что является самой распространенной ошибкой, которую люди допускают при интерпретации моей работы. гей-центр в мозгу — INAH4 скорее всего не единственное гей-ядро мозга, а часть цепочки ядер, отвечающих за сексуальное поведение мужчин и женщин.Моя работа — лишь намек в этом направлении — надеюсь, толчок к будущей работе».

Десятилетия научной строгости сделали ЛеВэя осторожностью. не знаю, были ли обнаруженные мной различия при рождении или они появились позже. Хотя сейчас большинство психиатров согласны с тем, что сексуальная ориентация является устойчивым атрибутом человеческой личности, в моей работе не рассматривается вопрос о том, была ли она установлена ​​до рождения. Различия, которые я обнаружил, могли развиться после рождения человека — своего рода феномен «используй или потеряешь», хотя я в этом сомневаюсь.Эксперимент, который хотелось бы провести, — добавляет он, — состоит в том, чтобы сканировать мозг новорожденных детей, измерять размер группы клеток и ждать 25 лет, чтобы увидеть, что из этого получится. Но в настоящее время нет технологий для визуализации структур размером с INAh4». часть. В области мозга, регулирующей сексуальное влечение, вполне логично, что то, что вы видите у геев, похоже на то, что вы видите у гетеросексуальных женщин.Но люди начинают нервничать, как будто я рисую геев как переодетых женщин».

ЛеВэй вряд ли из тех, кто вызывает споры. за короткую челку седеющих волос, которая выдает его 50 лет. У него все еще подтянутое тело конкурентоспособного велосипедиста, которым он был в течение трех десятилетий. Одетый, как обычно, в джинсы и рубашку с открытым воротом, его внешность можно было бы описать как шаткое равновесие между опрятным и помятым.Вы задаетесь вопросом, что сделало это тихое, безобидное академическое предприятие «такой щекотливой темой», как он это называет.

ЛеВэй был далеко не первым, кто обнаружил связанные с полом анатомические различия в мозге. Нейроанатомы задокументировали такой половой диморфизм в мозге с начала 1980-х годов. «Мозолистое тело — нервный пучок, соединяющий два полушария мозга — у женщин относительно крупнее», — отмечает ЛеВэй. «Как и передняя спайка, еще один нервный путь между двумя половинами мозга.(Недавно было показано, что передняя спайка больше и у геев.)

Больше всего на ЛеВэя повлияло открытие, сделанное в 1989 году Роджером Горски и Лаурой Аллен, командой Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, которая много лет изучала различия мозга крыс между самцами и самками. «Лаура показала, что область INAh4 в человека в среднем более чем в два раза больше у мужчин, чем у женщин», — объясняет ЛеВэй.«Теперь, INAH4 находится в части гипоталамуса, которая, как известно, участвует в управлении типичным мужским сексуальным поведением, таким как влечение к женщинам. Поэтому я счел разумным предположить о диморфизме по сексуальной ориентации, а также по полу». Он хотел знать, будет ли разница, которая проявляется между мужчинами и женщинами, также проявляться между гетеросексуалами и геями?

Так как местность нельзя изучать вживую, работу пришлось провести посмертно. Всего ЛеВэй провел вскрытие головного мозга 41 человека — 19 гомосексуальных мужчин, 16 гетеросексуальных мужчин и 6 женщин — кропотливо препарируя, окрашивая и измеряя их кластеры INAh4.Это был немалый подвиг: в своем самом большом INAh4 человека составляет примерно 0,000009 процента массы мозга. Чтобы избежать искажения результатов, исследование было проведено вслепую, то есть каждый образец мозга был закодирован числовым кодом, чтобы скрыть, был ли его донор натуралом или геем. После девяти месяцев наблюдения в свой лабораторный микроскоп однажды утром ЛеВэй сел взломать первые коды вслепую. «Как только я расшифровал первую треть образца, я увидел, о чем мне говорят данные», — говорит он, и в его обычно мягком голосе появляется волнение.Его догадка, по-видимому, оправдалась. Согласно его лабораторным записям, геи и гетеросексуалы действительно различались в ключевой области, контролирующей сексуальное поведение. Самые большие кластеры INAH4, как правило, принадлежали гетеросексуальным мужчинам, наименьшие — геям; на самом деле, в среднем у гетеросексуальных мужчин кластеры вдвое больше, чем у геев. «Я был почти в шоке, — вспоминает ЛеВэй. «Я прогулялся в одиночестве по скалам над океаном. Я сидел полчаса, просто думая, что это может значить».

Когда исследование было опубликовано в августе 1991 года, оно немедленно привлекло внимание — без сомнения, отчасти потому, что о нем сообщил в журнале, пользующемся престижем Science, нейробиолог с полномочиями ЛеВея. ЛеВэй, выросший в Лондоне в семье врача и психиатра, имеет степень магистра естественных наук Кембриджа и степень доктора нейроанатомии Геттингенского университета в Германии. В 1971 году он перешел в Гарвард, присоединившись к команде Дэвида Хьюбела и Торстена Визеля, получивших Нобелевскую премию в 1981 году за работу над зрительной системой мозга. В 1984 году ЛеВэй переехал на Западное побережье, чтобы возглавить собственную лабораторию зрения в Институте Солка. «До 1990 года вся моя работа сводилась к фундаментальным исследованиям зрения, — вспоминает он.«Я изучал, как мозг интегрирует входные данные наших двух глаз, чтобы дать нам единый трехмерный взгляд на мир. На самом деле это было немного похоже на башню из слоновой кости».

Его исследование сексуальной ориентации было чем-то вроде аномалии. Не то чтобы он не думал об этом в прошлом. «Я знал, что я гей, когда мне было около 13 лет», — говорит он, и его загорелое лицо расплывается в ухмылке. «Как у гея, у меня была мотивация для выполнения этой работы. Если бы я этого не делал, никто другой не торопился бы этим заниматься. И как ученый я знал, что это исследование, на которое я способен.Я уже работал над структурой и функциями в одной части мозга, так что работа над сексуальной частью мозга не была большой переменой».

Однако в конечном итоге направление его исследований изменил глубоко личный кризис В 1990 году партнер ЛеВэя, Ричард, врач скорой помощи, умер после четырехлетней борьбы со СПИДом. после него я решил, что хочу сделать что-то другое в своей жизни.Вы понимаете, что жизнь коротка, и вам нужно подумать о том, что для вас важно, а что нет. У меня была эмоциональная потребность сделать что-то более личное, что-то, связанное с моей гомосексуальной идентичностью». «Институт Солка» под пристальным вниманием Макнила/Лерера, Опры и Донахью. Его работа, карьера и жизнь были подробно описаны в Nightline и Newsweek. «Это был настоящий шок», — вспоминает он.«Я не был готов говорить о личных аспектах своей жизни; я никогда не говорил о них, особенно о своем возлюбленном, на публике. Меня это очень отталкивало».

ЛеВэя забросали вопросами. Поскольку его испытуемые-геи умерли от СПИДа, некоторые критики задавались вопросом, мог ли вирус СПИДа исказить его результаты. ЛеВэй считает, что это «крайне маловероятно». Он также включил в свое исследование шесть гетеросексуалов, умерших от СПИДа, и не обнаружил различий в размерах INah4 между этими пациентами и теми, кто умер от других причин.(Тем не менее, чтобы успокоить свое любопытство, ЛеВэй позже исследовал мозг ВИЧ-отрицательного гея, умершего от рака легких: «Я очень, очень нервничал, когда расшифровывал этот образец, — признается он. — Я бы потерял очень доверяю моим данным, если бы тот случай им противоречил». Тем не менее, этот мозг тоже попадал в типичный для геев диапазон.)

Энн Фаусто-Стерлинг, специалист по генетике развития из Университета Брауна и один из главных академических критиков ЛеВэя , был среди тех, кто сомневался в том, как он интерпретировал свои данные.«Он заявлял о больших различиях в размерах этих ядер мозга у геев и гетеросексуалов, — говорит она, — но между натуралами и геями все еще существовало широкое совпадение. На самом деле он обнаружил разницу в распределении с несколькими более значительными различиями». ядра меньше среднего на одном конце, несколько ядер меньше среднего на другом, и подавляющее большинство находится между ними. это мало говорит нам о большинстве в середине, где диапазоны перекрываются.Если бы ЛеВэй выбрал размер ядра посередине, он бы не смог сказать, гетеросексуальный он или гомосексуальный». Существует множество градаций сексуальной ориентации. Как вы называете мужчин, которые занимаются сексом со своими женами, фантазируя о мужчинах? Или парней, которые в основном натуралы, которые подбирают мужчин-проституток, или транссексуалов, или серийных бисексуалов, которые могут переключаться между исключительно гомосексуальными и исключительно гетеросексуальными отношениями? Как вы считаете сексуальное поведение, которое меняется со временем в различных обстоятельствах?» Она описала исследование ЛеВэя как часть «овеществления сексуальности в бинарной схеме.Это очень плохо соотносится с реальностью и затрудняет размышления о биологии».

«Это правильная критика, которую я полностью принимаю, — говорит ЛеВэй. лесбиянок из своего исследования. «Одним из трагических результатов эпидемии СПИДа стало то, что стало намного легче получить образцы мозга мужчин, о которых известно, что они геи. Сексуальная ориентация гораздо реже отмечается в медицинских картах женщин-лесбиянок».«Некоторые из них были сумасшедшими», — с улыбкой говорит ЛеВэй. «Дикие теории, что это все из-за диеты. Затем были письма от религиозных фанатиков, прямо заявлявших, что быть геем — это греховный выбор, как сказано в Библии». В гей-сообществе некоторые люди заклеймили ЛеВэя биологическим фанатиком и назвали его работу выражением внутренней гомофобии. «Один критик сказал, что я хотел доказать, что я не виноват в том, что я гей», — говорит ЛеВэй с явной болью. «Я подумал, что его обвинение в том, что я противоречивый гей, было немного не в духе; я открыто говорил о том, что я гей, когда был подростком.ЛеВэй также отвергает другую критику: «Некоторые говорят, что моя работа означает, что геи — это просто «гетеросексуалы с дырой в гипоталамусе», что она патологизирует геев. Я не куплюсь на это. Чтобы сказать это, вы должны считать патологией утверждение, что у геев есть что-то женское, что я не считаю правдой. Я не думаю, что есть что-то патологическое в том, чтобы быть женщиной».

Но более типичной реакцией был энтузиазм. Письма хлынули от геев и их семей. отдалился от них.А родители, в свою очередь, написали, что исследование помогло им понять своих детей». Очевидно, ЛеВэю приятно знать, что многие люди нашли его труды полезными.

«Некоторые родители считают меня человеком, который их снял. крючок, — говорит ЛеВэй, улыбаясь. — Они склонны рассматривать мою работу как доказательство того, что быть геем — это генетика. Это ошибка, которой я сочувствую, потому что я считаю, что геи вполне вероятно рождаются геями. Поскольку я считаю, что моя работа движется в этом направлении, — добавляет он с иронией, — меня не совсем не устраивает такая реакция.

На самом деле ЛеВэй уже давно подозревал, что гомосексуальность передается по наследству и имеет наследственный компонент — подозрение, подкрепленное недавними исследованиями близнецов, проведенными психологом Майклом Бейли из Северо-Западного университета и психиатром Ричардом Пиллардом из Бостонского университета. Исследования показывают, что однояйцевые близнецы — с одинаковыми генами — вероятность того, что они оба будут геями или лесбиянками, примерно в два раза выше, чем у разнояйцевых близнецов, которые имеют только половину своих генов. воспитание, а не гены.«Это ясно указывает на то, что генетика составляет значительную часть общей причинно-следственной связи», — говорит ЛеВэй. В качестве анекдотического доказательства он показывает семейный снимок себя и своих четырех братьев: «Два с половиной из нас — геи, — говорит он. (Один из братьев бисексуален.) «Вы знаете, мой отец никогда не был доволен тем, что я гей. Он не одобряет. семья.»

Неодобрительный отец ЛеВэя еще может быть оправдан.В июле прошлого года, отмечает ЛеВэй, команда Дина Хеймера из Национального института здравоохранения обнаружила участок на Х-хромосоме братьев-геев, который может оказаться носителем гомосексуального гена или генов; Х-хромосома, в конце концов, всегда является генетическим вкладом матери в ее сыновей. Остается только гадать, как ген в этой области может сделать кого-то геем: возможно, он влияет на то, как в гипоталамусе формируются связанные с полом структуры. ЛеВэй подозревает, что когда дело доходит до сексуального влечения и поведения, люди в значительной степени формируются в утробе матери.«Что-то другое происходит, когда гомосексуальный мозг самоорганизуется во внутриутробной жизни», — говорит он. «Если я и ставлю свои деньги на что-либо, так это на взаимодействие половых гормонов и мозга. Могут быть генетические различия в том, как рецепторы клеток мозга плода реагируют на такие половые гормоны, как тестостерон».

ЛеВэй считает, что в ближайшие пять лет генетическое влияние на сексуальность станет намного яснее. И если Хамер окажется прав, конечно, человеческое либидо будет в значительной степени настроено на заводе.Хотя некоторых это расстраивает, это мнение согласуется с накопленными данными биологов и этологов о том, что эволюция сохранила разнообразие сексуальных ориентаций. В настоящее время гомосексуальность зарегистрирован у десятков видов, от приматов и слонов до чаек и плодовых мушек. Но это поднимает глубокий вопрос: почему?

«Это кажется парадоксальным, не так ли?» говорит ЛеВэй. «На первый взгляд кажется, что гомосексуальность не способствует размножению, так почему же он сохраняется?» ЛеВэй может только догадываться об этом явлении.Быть геем может каким-то образом способствовать выживанию родственников, которые, в свою очередь, передают часть генетического наследия. Но тогда можно было бы ожидать, что гомосексуальные животные будут проводить время, заботясь о младенцах или добывая пищу, и нет никаких реальных доказательств того, что они это делают. В качестве альтернативы, возможно, гены, связанные с гомосексуализмом, дают какое-то другое преимущество, для которого выбран отбор, и гомосексуальность просто сохраняется как побочный продукт. «Но гомосексуальность сопряжена с ужасно высокими репродуктивными издержками, — говорит ЛеВэй, — поэтому любая характеристика, связанная с ней, должна быть очень выгодной, например, скажем, креативность. Другая теория утверждает, что гомосексуальность может быть частью отбора на снижение агрессии — то, что ЛеВэй называет «теорией возникновения драк на футбольных матчах, но не в опере». Одна из этих теорий кажется мне очень удовлетворительной», — говорит ЛеВэй. Если у природы есть какой-то грандиозный замысел для человека в Homo sapiens, признает он, «пока это остается загадкой». это больше отражает жизнь художника, чем жизнь ученого.Стены маленькой кухни оклеены изящно подробными карандашными и тушью набросками, которые ЛеВэй сделал со своим отцом, покойной любовницей, задумчивой женщиной в кафе. На противоположной стене висит гей-радужный флаг LeVay, нарисованный флуоресцентными акриловыми красками. Куча пыльных велосипедных трофеев и медалей украшает книжные шкафы в гостиной. Полки переполнены примерно 1200 книгами, интеллектуальный шведский стол простирается от Монтеня до Бертрана Рассела и книг в мягкой обложке о вегетарианской кухне.

Единственным ключом к разгадке профессии ЛеВэя является фотография в рамке. На первый взгляд его можно принять за молнию радужно-желтого и оранжевого цвета или, возможно, за реку, видимую с большой высоты. На самом деле это сделанная ЛеВэем микрофотография одного нейрона, блуждающего в миазмах зрительной коры. «Вы не представляете, как прекрасен мозг, — говорит он. «Мне нравится смотреть на это в микроскоп. Вы можете выбрать небольшой участок клеток из миллионов нейронных клеток в зрительной коре, окрасив их в желтый цвет с помощью красителя.И когда вы фокусируетесь на них, вы словно проходите через этот невероятный лес нейронов. Вы видите все маленькие выпуклости — синапсы, где находятся точки соединения между нейронами. Если вы используете электронный микроскоп, вы даже сможете увидеть тысячи пузырьков, содержащих передатчики, передающие сообщения через промежуток между синапсами. Вы видите все это. Сосредотачиваясь на своем пути через слой за слоем клеток, вы чувствуете, что идете по собору, наполненному ажурной, филигранной и тонкой архитектурой.

«Я помню, как однажды плавал в Уолденском пруду, плавал ночью на спине, глядя на все звезды. Я чувствовал, что на самом деле плыву во вселенной. как будто ты действительно внутри него, с тем же ощущением простора». ЛеВэй с радостью признается, что «тратит часы на то, чтобы смотреть на красоту всего этого, на самом деле ничего не ища. Вы можете исследовать это вечно и никогда не исчерпаете всю красоту и сложность, которые там есть.»

Но он прекрасно осознает, что в таких исследованиях, как его, есть опасность, а не только красота. «Исторически, в медицинских исследованиях была ужасная гомофобия. Фарсовая наука — вроде объяснения того, что у геев нервы полового члена неправильно направляются к анусу, передавая туда эротический отклик. Людям давали электрошок и терапию отвращением, чтобы изменить свою сексуальность. Это уродливая история научного и медицинского угнетения геев».

Беспокоится ли ЛеВэй о том, что его собственные исследования могут быть использованы не по назначению? — злоупотребления, — отвечает он.Опасности, которые он предвидит, включают дискриминационные тесты при приеме на работу и тесты плода, за которыми следуют аборты потенциально гомосексуальных детей. Это не означает, что нужно отказаться от попыток понять сексуальную ориентацию, утверждает ЛеВэй. «Вы избегаете злоупотреблений, помогая обществу принимать геев. Я был бы очень недоволен, если бы матери абортировали зародыши, которые с большей вероятностью будут геями, но вы не предотвращаете это, препятствуя исследованиям или запрещая тестирование или аборты. через образование, помогая людям понять, что иметь детей-геев — это нормально.

Хотя наука является основой образовательного процесса, ЛеВэй пришел к убеждению, что этого недостаточно. «Одна только наука может зайти так далеко в борьбе с предрассудками, потому что предрассудки основаны на иррациональности, и к ним не всегда можно подходить рационально. аргументы. В этом есть человеческое измерение, которое также необходимо учитывать. Кроме того, — продолжает он, — на чисто моральном уровне нет оправдания дискриминации гомосексуализма, независимо от ее причин. Даже если бы гомосексуальность не был биологическим, даже если бы это был сознательный выбор, все равно были бы основания уважать геев из-за наших убеждений о праве людей на неприкосновенность частной жизни и свободу действий, а также из-за того вклада, который геи и лесбиянки вносят в общество.

Осознание этого привело ЛеВея к следующему решению. Менее чем через год после публикации его научной статьи этот ученый мирового класса совершил неслыханное: он оставил свою академическую должность, вернул исследовательский грант в полмиллиона долларов в Национальных институтов здравоохранения, и оставил свою жизнь в лаборатории. К тому времени, как он признает, лаборатория потеряла часть своей привлекательности. «На определенном этапе вы становитесь администратором, собирая деньги для оплаты исследований и привлекая других для проведения работу, которую вы хотели бы сделать сами», — объясняет он.«И я понял, что когда я подошел к концу своей жизни, я хотел чувствовать, что сделал что-то, чтобы доставить личное удовлетворение. Это не совсем рационально, но в результате многие геи становятся активистами. своего опыта со СПИДом. Ричард и я были парой, трудолюбивым врачом и ученым, но на самом деле не участвовали в гей-сообществе. Его болезнь изменила это».

Весной 1992 года ЛеВэй покинул Солк, чтобы помочь основать совсем другой институт: Западно-Голливудский институт образования геев и лесбиянок. Идея родилась во время летней велопрогулки, которую совершили ЛеВэй и его друг Крис Патруш. «Большинство геев и лесбиянок упускают возможность узнать о своей собственной культуре и истории. Мы не воспитываемся в семьях геев, учителя мало что нам говорят, в наших знаниях о самих себе существует огромный пробел». Еще через несколько велосипедных поездок ЛеВэй и Патруш выработали идею дополнительного колледжа для взрослых, в котором преподаватели-геи и лесбиянки будут преподавать по ночам и в выходные дни. Вместе с другим соучредителем, Лорен Джардин, они убедили город Западный Голливуд предоставить учебные классы.На первый взгляд это кажется типично безвкусным классом, вплоть до американского флага в передней части комнаты, пока при ближайшем рассмотрении не обнаруживаются остатки гей-урока испанского на доске. Школа, открытая для всех, предлагает курсы по таким темам, как сексуальная ориентация и закон, гомосексуальность и религия, а также литературные источники современной идентичности геев и лесбиянок. ЛеВэй надеется, что, лучше узнав себя, студенты станут лучшими представителями сообщества геев и лесбиянок в мире в целом.(Образцовым студентом института может быть сам ЛеВэй. «В прошлом семестре, — радостно говорит он, — я каждый вечер ходил на разные занятия».)

помог произвести — пустил корни в самых неожиданных местах. На одной из стен института висит листовка из сельского городка Теннесси; он объявляет «завтрак христианского братства для людей, которые родились геями или лесбиянками с нежной ориентацией.В Фениксе Уильям Чешир, стойкий консервативный обозреватель Arizona Republic, в июне 1992 года написал поразительную редакционную статью, одобряющую постановление о защите гомосексуалистов от дискриминации. по британскому телевидению, «но когда я прочитал научные доказательства, я убедился, что это не было чем-то добровольным. . . . Если таким вы родились, то это перестает быть грехом, и меняется вся богословская и нравственная точка зрения.

Теперь работа ЛеВэя переходит от лабораторного стола к судебному. В прошлом году Верховный суд Гавайев в своем прецедентном решении постановил, что отказ однополым парам в разрешении на брак нарушает конституцию штата. «Исследования, предполагающие, что сексуальная ориентация имеет глубокие корни или даже имеет биологический компонент, помогают судам понять, почему геев и лесбиянок следует защищать от дискриминации», — говорит Эван Вольфсон, адвокат тот случай.В наступающем году дебаты о геях в вооруженных силах, вероятно, поставят дело ЛеВея, Хамера, Пилларда и других перед Верховным судом страны. «Как и во всех делах о равной защите, биологические доказательства будут играть роль», — комментирует Кевин Кэткарт, исполнительный директор Lambda Legal Defense Fund, организации по защите прав лесбиянок и геев. «Биология — это элемент, который суды традиционно использовали в качестве маркера неизменности характеристик, таких как раса, пол или — теперь — сексуальная ориентация.Аргумент «неизменности» также используется для борьбы с инициативами против геев, такими как инициатива в Колорадо, которая была отменена в декабре.

На вопрос, какую роль он теперь видит для себя, ЛеВэй выглядит удивленным. в банке, где вы должны указать свою профессию. Раньше я писал «ученый»; теперь я ставлю писателя или учителя». Кроме этого, он почти не оглядывался назад с тех пор, как закрыл за собой дверь лаборатории. «Конечно, — говорит он, — иногда мне хочется провести какой-нибудь эксперимент.Меня интересует работа Хамера и Кассандры Смит в Беркли по экспрессии генов рецепторов андрогенов. Именно тогда мне приходится напоминать себе, что у меня больше нет моей лаборатории. Иногда мне кажется, что я покинул место, где так много дел. Но я не рассчитываю внести дальнейший вклад в нейроанатомию — это могут сделать другие. Я лучше сосредоточусь на образовании.»

Институт является частью этой образовательной деятельности. Кроме того, чтобы помочь людям ознакомиться с последними работами по сексуальной ориентации, ЛеВэй опубликовал в прошлом году книгу под названием «Сексуальный мозг».Сейчас он пишет гораздо более амбициозную книгу «Квир-наука» — историю изучения гомосексуализма от Платона до наших дней. (Он также пишет учебник по культуре лесбиянок и геев вместе с писательницей-лесбиянкой Элизабет Нонас.)

ЛеВэй считает, что как общество мы все выиграем от понимания гомосексуализма как части спектра человеческого поведения. «Знание о себе как о людях — это самое базовое знание, которое мы можем приобрести, и наша сексуальность — большая его часть. Конечно, этим знанием можно злоупотребить, но единственный способ обойти эту проблему, — настаивает он, — состоит в том, чтобы продолжайте расширять то, что мы знаем, а не просто фрагменты.

«В долгосрочной перспективе расширение наших знаний — единственный способ избежать угнетения. Тот факт, что в прошлом была сумасшедшая наука и неправильное мышление, не означает, что мы должны отказаться от научных исследований в этой области. Мы должны работать лучше наука. В конце концов, разве не в этом весь смысл — приблизить нас к истине?»

Зоны мозга, связанные с сексуальной ориентацией мужчин

В новом исследовании д-р ЛеВэй изучил тонкие срезы аутопсийной мозговой ткани 19 гомосексуальных мужчин, 16 предполагаемых гетеросексуальных мужчин и шести женщин, которые также считались гетеросексуальными. Средний возраст на момент смерти для всех трех групп составлял около 40 лет, и, таким образом, мозг еще не претерпел глубоких изменений, которые, как известно, связаны с возрастом.

Он сосредоточился на конкретном сегменте гипоталамуса, известном как третье интерстициальное ядро ​​​​переднего гипоталамуса, которое, как показали предыдущие исследования, значительно различается у мужчин и женщин.

Подтверждая результаты этого исследования, д-р ЛеВэй измерил объем клеток в этой области мозга и обнаружил, что у гетеросексуальных мужчин он в среднем равен размеру крупной песчинки, тогда как у женщин он почти не поддается обнаружению. .В новом исследовании он обнаружил, что у геев, как и у женщин, области почти не существовало.

«Возможно, вокруг лежат несколько клеток, но нет ничего похожего на узнаваемый кластер», — сказал он.

Хотя регион крошечный, разница между гетеросексуалами и гомосексуалистами значительна.

«Большинство из нас, кто изучает влияние мозга на поведение, работают на молекулярном уровне», — сказал доктор Инсел. «Но это довольно большая анатомическая разница, и это драматическое открытие.».

Доктор Уорд сказал, что это открытие логически согласуется с тем, что известно о развитии центральной нервной системы. Считается, что мозг в основном женский и нуждается в влиянии мужского гормона, тестостерона, вырабатываемого семенники плода мужского пола, чтобы развить мужскую структуру.С маскулинизированным мозгом животное позже будет демонстрировать стандартное поведение, включая жажду овулирующих самок.

Самцы крыс, подвергшиеся воздействию блокаторов тестостерона во время внутриутробного развития, выходят из матки с характерными женский мозг, в том числе в области, соответствующей переднему гипоталамусу у человека.Пораженные животные не могут участвовать в грубых играх в детстве, а во взрослом возрасте отказываются садиться ни на самок, ни на других самцов, как это обычно делают обычные крысы-самцы.

Известность приходит после того, как исследователь обратил внимание на СПИД: исследование мозга: открытие различий между геями и гетеросексуалами вызвало бурю признания.

САН-ДИЕГО – 

Когда ученый из Института Солка Саймон ЛеВэй в прошлые выходные вошел в кожаный бар на Пасифик-Бич, все мужчины уставились на него. Сначала ЛеВэй решил, что это из-за того, что на нем не было кожи.

Но он быстро понял, что они узнали его по недавней шумихе в СМИ, вызванной его открытием, обнародованным две недели назад: мозг геев структурно отличается от мозга гетеросексуальных мужчин.

Буквально за одну ночь 48-летний ЛеВэй стал знаменитостью. Телевизионные сети боролись за возможность снять его на видео, репортеры боролись за телефонное время, а почта и звонки хлынули в его офис. А в гей-барах все хотели угостить его выпивкой.

«Я не совсем наивен, я понимаю, что это не астрофизика, а область, близкая человеческому сердцу», — сказал ЛеВэй, доцент и директор Исследовательского центра зрения Роберта Боша в Институте Солка.«Но я не понимал, что это вызовет такой большой интерес».

ЛеВэй, выпускник Кембриджского университета, в течение 12 лет преподавал и занимался исследованиями в Медицинской школе Гарвардского университета, прежде чем в 1984 году поступил в престижный Институт Солка. Он много работал, завоевав уважение и опубликовав множество статей в области визуальных исследований.

ЛеВэй — уважаемый ученый, — сказал невролог Ричард К. Накамура из Национального института психического здоровья.

Тем не менее, его работа, такая специализированная и техническая, никогда не привлекала внимания публики.Он сосредоточился на том, как мозг использует электрические сигналы от сетчатки, чтобы обеспечить зрение, и на формировании сложного гобелена зрительной системы из нервных клеток. За пределами научного мира его открытия вызвали зевоту.

Но ЛеВэй резко изменил направление своих исследований после того, как его любовник, проживший 21 год, умер от СПИДа год назад. ЛеВэй взял отпуск на год, чтобы заботиться о своем партнере Ричарде, уроженце Беркли, с которым он познакомился, когда они оба учились в колледже. По его словам, смерть возлюбленной изменила ход его жизни.

«Когда вы проходите через что-то подобное, вы думаете о своей жизни и о том, куда вы хотите пойти», — сказал ЛеВэй. «Я понял, что есть некоторые важные вещи, которые я игнорировал, но которые меня давно интересовали».

В течение многих лет ЛеВэй билась над большим вопросом: происхождение гомосексуализма.

«Я не могу вспомнить время, когда я не интересовался своей ориентацией, — сказал ЛеВэй, который сказал, что понял, что он гей, когда ему было 13 лет. у них возникает ощущение, что быть геем — это то, о чем они узнали, а не решили быть таковыми.

ЛеВэй, одетый в джинсы с манжетами, синюю клетчатую рубашку и белые кроссовки Reebok, недавно откровенно рассказал о своей сексуальности и работе в своей лаборатории. Грамотный человек, который сохранил свой британский акцент, несмотря на то, что почти 20 лет провел в Соединенных Штатах, нейробиолог скромен и быстро шутит.

Хотя он прожил в Южной Калифорнии семь лет, его до сих пор поражают некоторые аспекты здешней жизни, например, наклейки на бамперы с надписью «Мой ребенок — почетный ученик» и название школы.В ответ ЛеВэй сделал собственную наклейку на бампер своей Toyota, на которой было написано: «Моего ребенка исключили из школы Ранчо».

Но, несмотря на его юмор, в глазах ЛеВэя есть определенная грусть, которая иногда слезится, когда он говорит о Ричарде, враче скорой помощи, который умер в возрасте 40 лет.

После смерти Ричарда исследования поля зрения ЛеВея больше не интересовали его. Вместо этого он разработал то, что превратилось в 18-месячное исследование мозга 41 трупа, исследование, которое, как он надеялся, даст некоторое представление о том, существуют ли какие-либо структурные различия между геями и гетеросексуалами.

Мозг был собран после обычного вскрытия людей, умерших в больницах Нью-Йорка и Калифорнии. Девятнадцать мужчин-гомосексуалистов умерли от осложнений СПИДа. Шестнадцать человек были предположительно гетеросексуальными мужчинами, а шесть — гетеросексуальными женщинами. Во время исследования мозговая ткань была закодирована, поэтому ЛеВэй никогда не знал, кто из них был геем, а кто гетеросексуалом.

Когда прошлой зимой ЛеВэй начал обобщать свои результаты, он был ошеломлен выявленной закономерностью: сегмент мозга, отвечающий за сексуальное поведение, у гомосексуальных мужчин вдвое меньше, чем у гетеросексуальных.

«Это говорит нам о том, что сексуальная ориентация — это аспект человеческой природы, который могут изучать биологи; это не говорит нам, как и когда определяется сексуальная ориентация», — сказал ЛеВэй.

Он снова и снова проверял коды, но закономерность была отчетливой. Пытаясь успокоиться, он пошел прогуляться по обрывам с видом на океан.

«Я был почти в шоке, — сказал ЛеВэй.

И он просидел полчаса, голова у него кружилась. Внезапно смерть Ричарда снова поразила его — как он сказал, разрушительным образом, которого он не чувствовал уже несколько месяцев.

«Это было что-то очень важное, и я был один в этом мире — я не мог поделиться этим с Ричардом», — сказал ЛеВэй. «Вы думаете об ученых, делающих открытия, но количество раз, когда вы делаете открытия, очень, очень необычно».

За неделю до того, как исследование было опубликовано в прошлом месяце, ЛеВэй ощутил огромный интерес, который вызвали его выводы, поскольку десятки репортеров звонили с просьбами об интервью. Его система телефонной почты, вмещающая 40 звонков, заполнялась каждые два часа.

В Солке коллеги и руководители ЛеВэя поддержали его. Они говорят, что работа ЛеВэя привлекла внимание к известной исследовательской организации; на самом деле, недавний всплеск огласки больше, чем он накопился за годы.

«Саймон (ЛеВэй) теперь наш герой, — сказал д-р Индер Верма, председатель факультета и академического совета в Солке. «Мы очень рады за Саймона, что работа, которую он делает, получает признание и признание».

В день, когда исследование ЛеВэя было опубликовано в авг.В 30-м выпуске журнала Science Верма заметил его в кафетерии в галстуке — нехарактерный товарный знак. Не подозревая о надвигающейся буре огласки, которая вот-вот обрушится на его коллегу, Верма не мог понять, зачем он был одет, и спросил: «Ты берешь кредит?»

С тех пор, к его большому удивлению, ЛеВэй был завален звонками и письмами. Совершенно незнакомые люди интересовались тем, что обычно было личным делом: его собственной сексуальностью.

«Меня не волнует, что люди узнают, что я гей — это актуально, нужно спросить, повлияло ли это на исследование», — сказал он.И он идет еще дальше.

ЛеВэй считает, что его исследование будет инициировано только учеными-геями, потому что гетеросексуалы просто не проявляют такого же интереса к этому вопросу. «Я думаю, что если бы мы ждали, пока ученые-гетеросексуалы проведут это исследование, мы бы ждали до конца света».

Находки ЛеВэя произвели настоящий фурор. Среди гетеросексуального сообщества реакция была самой разнообразной. Одна женщина позвонила и сказала, что у нее девять сыновей, все геи, восемь из которых умерли от СПИДа. Она задавалась вопросом, может ли ее семья быть включена в его исследование, сказал он.

Другие писали, что у них есть сыновья-геи, и что его исследование избавило от давнего чувства вины — что каким-то образом как родители они сделали что-то, из-за чего их мальчики стали геями.

Третьи были решительно настроены против геев и критиковали творчество ЛеВэя.

«Слезь с ума и освободи этих геев от их вредоносного социального поведения», — призвал один писатель.

К его большому удивлению, работа ЛеВэя, казалось, также расколола гей-сообщество. Некоторые поздравляли его с тем, что он поверил тому, что они всегда чувствовали, — тому, что они родились геями.Другие говорили, что его работа поднимает спорный вопрос: биологические они или нет, но они были геями. Третьи выразили обеспокоенность по поводу того, как открытие может быть использовано против гей-сообщества, заявив, что оно может привести к «исправлению недостатков».

Однако некоторые члены лесбийского сообщества гневно раскритиковали исследование ЛеВэй, заявив, что оно шовинистическое и что их исключили из исследования.

«Как невероятно безответственно с вашей стороны говорить, что вы изучали гомосексуальный/гей-гипоталамус (сегмент мозга). Вы изучили 90 167 мужчин, 90 168 и гетеросексуальных женщин — не гомосексуалистов», — гневно написала одна женщина.

Даже сегодня излияние поражает ЛеВэя, который обратился в Национальный институт здравоохранения за средствами, которые позволили бы ему продолжить это исследование. Он качает головой, пытаясь вспомнить различные новостные передачи и публикации, в которых освещалась и обсуждалась его работа.

«Видите ли, — сказал он, делая паузу, — я трудился в безвестности 25 лет. . . Я ошеломлен этой реакцией».

И когда он пошел в бар в прошлые выходные, он ожидал, что исчезнет в анонимности темного бара и спокойно выпьет.Вместо этого вокруг него собрались толпы мужчин, которых он не знал, обнимали его и покупали ему выпивку.

Внезапно ЛеВэй понял, что нашел потерянное направление.

«Я думаю, — сказал он, — что мне следует полностью посвятить себя этой работе».

Геи, натуралы и причина почему: наука о сексуальной ориентации

Геи, натуралы и причина почему: наука о сексуальной ориентации

Саймон ЛеВэй

Опубликовано Oxford University Press в 2010 г.

пп / $ /

Книга Саймона ЛеВэя — последняя и наиболее эффективная среди растущего корпуса книг и статей, выступающих за исключительно биологическое объяснение сексуальной ориентации.Широкий и методологически неоднородный набор данных, указывающих на биологический вклад в происхождение сексуальной ориентации, гетеросексуальной и гомосексуальной, продолжает накапливаться, охватывая различные дисциплинарные области исследований. Блеск ЛеВэя, постоянное погружение в эту тему и научная проницательность демонстрируются на протяжении всего тома; опытный нейробиолог и убедительный писатель, он демонстрирует в этом томе исключительную способность интегрировать огромное количество научных открытий.Он страстно и убедительно выступает за биологическое понимание этиологии сексуальной ориентации. Тем не менее, в этом томе есть тонкие проблемы, которые вряд ли заметит читатель, не знакомый с основной литературой. Каковы его сильные и стратегические слабые стороны?

ЛеВэй демонстрирует изощренность в описании природы сексуальной ориентации, а затем дает ориентировочный набросок своей развивающейся теории. Он исследует различия в гендерных чертах и ​​поведении в детстве и взрослой жизни, которые, по-видимому, связаны с континуумом прямой сексуальной ориентации до гомосексуальной.Он страстно выступает за мужской гомосексуальность, понимаемый как результат биологически обусловленной феминизации, и за некоторое лесбиянство как результат маскулинизации:

гомосексуальность является частью пакета гендерно-атипичных черт. Некоторые характеристики тела и разума геев [включая сексуальное влечение] смещены в женском направлении по сравнению с гетеросексуальными мужчинами, а некоторые характеристики тела и разума лесбиянок и бисексуальных женщин смещены в мужском направлении по сравнению с гетеросексуальными женщинами ( 273).

Он исследует предполагаемый гормональный, генетический, мозговой, физический/морфологический вклад и порядок рождения в формирование сексуальной ориентации, исследуя переменные, которые могут быть как причиной, так и следствием окончательной сексуальной ориентации. Его обзор является всеобъемлющим, учитывая пределы объема, предназначенного для (очень) искушенного широкого читателя.

В дополнение к проницательности его анализа и убедительности его прозы, ЛеВэя следует похвалить за его частые предостережения о том, что глобальные данные о сексуальной ориентации не дают объяснений на индивидуальном уровне для возникновения сексуальной ориентации (например, «Я также подчеркивает нашу неспособность каким-либо точным образом объяснить, почему тот или иной конкретный человек становится геем или гетеросексуалом» [xvii]), и его обычную, но непоследовательную осторожность в обсуждении методологических ограничений цитируемого комплекса исследований.

Тем не менее, это заставило меня задуматься, что даже ЛеВэй иногда ошибается. Самый вопиющий пример произошел, когда, доводя свой аргумент до апогея, он заявил: «Возможно, самый сильный ключ к тому, что вероятностные процессы влияют на сексуальную ориентацию, исходит от монозиготных близнецов. Если один из таких близнецов гей, то вероятность того, что второй близнец будет геем или гетеросексуалом, примерно равна» (282). Такого рода ошибка, поразительно распространенная среди сторонников биологической этиологии, окончательно опровергается той самой литературой, которую цитирует ЛеВэй.Недавние и превосходные исследования указывают на гораздо меньшую конкордантность монозиготных близнецов. Сам ЛеВэй цитирует лучшее недавнее исследование, проведенное Н. Лонгстремом, который обнаружил в огромном наборе данных, собранном из национального реестра близнецов в Швеции, 71 монозиготную пару близнецов мужского пола, в которой по крайней мере один брат-близнец был геем. , только в 7 случаях совпадающий близнец также был геем. Таким образом, ЛеВэй должен был сообщить, что «если один из таких близнецов гей, то вероятность того, что второй близнец тоже будет геем, составляет примерно 1 к 10».Это содержательная ошибка, особенно если это «возможно, самая сильная зацепка». Я обнаружил эту ошибку в его рассуждениях о литературе, с которой я близко знаком, признание которой скомпрометировало мою уверенность в его точности освещения исследований, с которыми я менее знаком.

Второй проблемой этого тома была тенденция ЛеВэя использовать творческие объяснения и альтернативные гипотезы, чтобы объяснить результаты, несовместимые с его теорией. В одном месте он рассматривает противоречивые доказательства гипотезы о том, что гомосексуальная ориентация частично вызвана тем, что у гея есть старшие братья, и объясняет исследования, в которых не удалось обнаружить этого эффекта, обращением к «методологическим проблемам, нетипичным образцам или чистой шанс» (254).С некоторой последовательностью он применяет такую ​​логику только к исследованиям, которые не поддерживают его теорию. Точно так же, цитируя скудную и сомнительную литературу, предполагающую, что мужчины-геи имеют больший размер семьи (братья и сестры, двоюродные братья, тети и дяди), опровергая тем самым утверждение о том, что гомосексуальная ориентация не может иметь генетической основы, поскольку отсутствие у нее репродуктивных преимуществ приведет к ее истреблению. ), LeVay подкрепляет одно подтверждающее исследование, отклоняя параллельное опровергающее исследование, говоря, что «последний вывод мог быть результатом предвзятости при наборе» (183). Эта тенденция черпать сильную поддержку из противоречивой литературы, объясняя неподтвержденные исследования, часто всплывает на протяжении всего тома.

Однако большая проблема с аргументацией ЛеВэя заключается в том, что он непоследовательно формулирует свою теорию. В нескольких местах книги он предполагает, что основной вопрос заключается не в том, существует ли биологический причинный эффект, а в том, какова его величина. Это правильный способ начать формулировать вопрос, к которому мы должны добавить решающую вторую половину вопроса о том, какие виды других переменных вносят вклад наряду с биологическими.Кто-то вроде меня может согласиться с тем, что биология вносит свой вклад в причинно-следственную связь сексуальной ориентации, даже в значительной степени, но все же может спорить о масштабах этого влияния и природе других факторов. Я мог бы читать литературу и думать, что идентифицируемые биологические причины составляют 20% от общего этиологического пакета, а ЛеВэй мог бы утверждать, что от 50 до 60%; дополнительный вопрос заключается в том, как мы должны понимать причинный остаток.

На протяжении всей книги ЛеВэй, насколько я понимаю, не только переоценивает силу идентифицируемых биологических этиологических переменных, но и проблематично приписывает необъяснимый остаток только случаю и различным типам биологической «статики».Он часто формулирует аргумент так, как будто есть только две этиологические теории: полная биологическая причинность или полная экологическая причинность. Он ни в коем случае не использует истинную интеракционистскую гипотезу, согласно которой эмпирические переменные (семейные, сверстники, культурные) могут взаимодействовать с биологией. Он безжалостен и решительно сопротивляется любым переменным среды, оказывающим причинное влияние любого рода в сочетании с биологическими переменными. Удивительно, но он утверждает, что «нет никаких фактических доказательств в поддержку какой-либо из этих идей» (271).Подобные неоправданные абсолютные утверждения портят всю эту работу. Напротив, имеется множество примеров значительного социокультурного влияния на сексуальную ориентацию.

Другая серьезная проблема в анализе ЛеВэя заключается в его неспособности на систематической основе учитывать распространенную в этой литературе проблему нерепрезентативных выборок. Он признает эту проблему в определенных областях, описывая, например, как первоначальное (и получившее широкую огласку) сообщение о том, что мужчины-геи имеют непропорциональное соотношение завитков волос против часовой стрелки на макушке головы, было полностью опровергнуто более тщательными исследованиями более репрезентативных выборок. .К сожалению, извлеченные уроки не применяются систематически в других важных областях исследований.

В частности, ему не удается контекстуализировать более ранние исследования однояйцевых близнецов и более ранние проверки гипотезы «старшего брата», которые проводились на предвзятых выборках, набранных с помощью рекламы в гей-сообществе, в пользу более поздних, более совершенных исследований на репрезентативных выборках. Что касается очень влиятельной гипотезы «старшего брата», ЛеВэй рассматривает как эквивалентные более ранние исследования, проведенные на выборках геев, завербованных рекламой, и более поздние, еще более репрезентативные выборки. Мой краткий обзор этой литературы будет заключаться в том, что ранние образцы, набранные по рекламе, демонстрировали такие значительные эффекты. Затем А. Ф. Богарт проанализировал две меньшие репрезентативные выборки в национальном масштабе, обнаружив исключительно слабый эффект «старшего брата» только для влечения к представителям своего пола (отсутствие эффекта для однополого поведения), после чего он проанализировал огромную репрезентативную выборку, в восемь раз превышающую его размер. предыдущие исследования, только чтобы обнаружить, что эффект «старшего брата» исчез! Другие последние исследования, одно из 2 миллионов датчан и другое из 10 000 американских подростков, также не обнаружили эффекта.Вывод ЛеВэя состоит в том, «что у геев в среднем значительно больше старших братьев, чем у гетеросексуалов» (254). Лучший вывод состоит в том, что более масштабные и репрезентативные исследования подрывают уверенность в том, что эффект «старшего брата» вообще существует. Большая часть других доказательств, приведенных ЛеВэем в поддержку его теории, вероятно, страдает от аналогичных проблем с выборками, полученными от добровольцев и рекламы, сомнительной репрезентативности. Могут ли будущие исследования также увидеть, что эти предполагаемые эффекты уменьшаются в размерах?

Две последние задачи.Во-первых, на протяжении всей книги ЛеВэй говорит о «детях до геев», особенно о «мальчиках до геев». Это одно ощутимое место, где его предостережения о том, что глобальные данные о сексуальной ориентации не дают объяснений на индивидуальном уровне возникновения сексуальной ориентации, уходят в окно. Бесспорно, что сильно феминизированные мальчики и сильно маскулинизированные девочки в среднем чаще во взрослом возрасте проявляют гомосексуальную ориентацию. Но, учитывая, что многие такие дети никогда не становятся геями или лесбиянками, называть нетипичных детей «пре-геями» кажется мне безрассудством.Такие настроения передают необоснованное чувство детерминизма и способствуют многочисленным голосам, ложно говорящим сегодня родителям, что гендерно-атипичные дети станут гомосексуалистами.

Наконец, меня поразила трактовка ЛеВеем раннего сексуального опыта детей и подростков. Обсуждая влияние «первого сексуального партнера», он утверждает, что

[возможно, нет необходимости] предполагать, что дети или подростки были сексуально пассивными мишенями для домогательств со стороны старших.На самом деле, вполне вероятно, что многие из них, особенно подростки [и, следовательно, не исключая предподросткового возраста], уже испытывали сексуальное влечение к однополым партнерам. Если это так, возможно, они инициировали контакт или охотно ответили на ухаживания пожилого человека. (35)

Что бы он ни имел в виду, делать комментарий, который, кажется, «обвиняет жертву» в таком раннем опыте, кажется неразумным.

В этой книге представлен наиболее полный и вдумчивый обзор имеющихся научных данных о биологическом вкладе в этиологию сексуальной ориентации.Прочтите ее внимательно, и она станет полезным руководством в этой интригующей и противоречивой области.

Процитировать эту статью

Стэнтон Л. Джонс, «Гей, гетеросексуал и причина почему: наука о сексуальной ориентации», Review Christian Scholar’s ​​Review , 41:2, 214-217

Родственные

МОЗГ МОЖЕТ ОПРЕДЕЛЯТЬ СЕКСУАЛЬНОСТЬ — The Washington Post

гомосексуалы рождаются геями, а гетеросексуалы рождаются гетеросексуалами? Или сексуальная ориентация определяется неким сочетанием воспитания, выбора и окружения? Эти дебаты, которые веками вызывали яростные споры в науке и обществе, скорее всего, снова взорвутся в результате появления новых доказательств того, что гомосексуальность может иметь биологический компонент.

Нейробиолог Саймон ЛеВэй из Института Солка в Сан-Диего сообщает в сегодняшнем выпуске журнала Science, что по крайней мере в одной важной области структуры мозга геев и гетеросексуалов резко различаются.

Область, которую исследовал ЛеВэй, часть глубокого внутреннего образования, называемого гипоталамусом, как известно, участвует в регуляции сексуального поведения. Исследования ткани, проведенные ЛеВеем, показали, что один крошечный узел гипоталамуса почти в три раза больше у гетеросексуальных мужчин, чем у гомосексуальных мужчин.

Исследование также показало, что размер узла, размером с песчинку и содержащего всего несколько тысяч нервных клеток, удивительно одинаков у женщин и мужчин-геев.

«Если это исследование подтвердится, — сказал психиатр Ричард С. Пиллард из Медицинской школы Бостонского университета, — это будет первое когда-либо выявленное физиологическое различие такого рода».

Неясно, может ли размер узла играть активную роль в определении сексуальной ориентации.ЛеВэй также подчеркнул, что это может быть следствием сексуальной ориентации или просто несексуальной анатомической особенностью, которая коррелирует с гомосексуализмом. Но, исходя из современного понимания развития мозга, заключил он, «кажется более вероятным», что размер критической области клеток «устанавливается в начале жизни и позже влияет на сексуальное поведение».

Нейробиологам давно известно, что определенные скопления клеток, называемые интерстициальными ядрами в передней части гипоталамуса, контролируют сексуальное поведение и что эти структуры у мужчин намного крупнее, чем у женщин.Эксперименты показали, что при повреждении этих узлов у самцов обезьян нарушается гетеросексуальное поведение, но половое влечение остается нетронутым. Поэтому ЛеВэй решил выяснить, будет ли узел большим у «людей, сексуально ориентированных на женщин», и маленьким у тех, кого привлекают мужчины, независимо от их пола.

Он получил мозговую ткань в ходе обычных вскрытий 41 человека, умерших в нескольких больницах Нью-Йорка и Калифорнии. Девятнадцать были гомосексуальными мужчинами, умершими от осложнений СПИДа, 16 были «предполагаемыми» гетеросексуальными мужчинами (из которых шесть были потребителями внутривенных наркотиков, которые также умерли от СПИДа) и шесть были гетеросексуальными женщинами, одна из которых умерла от СПИДа.

По иронии судьбы, условия, которые сделали открытия ЛеВея возможными, могли поставить под сомнение его результаты. Поскольку сексуальная ориентация обычно не указывается в записях о смерти, «мозговая ткань лиц, о которых известно, что они гомосексуалисты, стала доступной только в результате эпидемии СПИДа», — сказал он, и поскольку болезнь может поражать мозг, «я был обеспокоен тем, что разница может быть вызвана СПИДом». Это маловероятно, заключил он, потому что разница в размерах между гетеросексуалами, больными СПИДом, и гомосексуалистами, больными СПИДом, была заметна.Тем не менее, сказал ЛеВэй, чтобы подтвердить свои выводы, «нам нужны ткани геев, которые умерли по другим причинам».

Работа ЛеВэя, которая следует за отчетом из Голландии в прошлом году, показывающим очевидные различия между геями и гетеросексуалами в другой, не связанной с полом части мозга, как ожидается, укрепит позицию тех, кто считает, что сексуальная ориентация в значительной степени определяется наследственностью, а не социальными или экологическими факторами.

Это также формирующаяся политика консенсуса Американской психиатрической ассоциации (АПА).«Мы склонны считать, что, вероятно, существует какая-то генетическая связь», — сказал Ричард Исей, психиатр из Корнелльского медицинского колледжа и председатель комитета АПА по проблемам геев, лесбиянок и бисексуалов.

Еще 20 лет назад это было еретическим представлением. До этого медицинский истеблишмент обычно рассматривал гомосексуальность как болезнь. Такие взгляды, возникшие еще в конце 18 века, сохранялись до 1973 года, когда АПА исключила гомосексуальность из своего официального списка психических заболеваний.

На протяжении большей части 20-го века господствующая концепция (до сих пор поддерживаемая ортодоксальными фрейдистами и некоторыми другими психоаналитиками) заключалась в том, что мужской гомосексуальность возникает из-за неспособности ребенка отделить себя от чувства «единства» с матерью в раннем младенчестве. и начать отождествлять себя с отцом. Некоторые теоретизировали, что эта ситуация была вызвана сбоями в «Эдиповом комплексе», фазе, в которой предполагается, что мальчик соревнуется со своим отцом за привязанность своей матери.Другие подчеркивали роль замкнутых отцов или невротически собственнических, «связывающих» матерей в предотвращении развития независимой мужской идентичности сына.

Однако в последние годы этому классическому психоаналитическому взгляду бросили вызов два вида исследований.

Первый, основанный на обширных клинических исследованиях мужчин-гомосексуалистов, указывает на то, что между геями и гетеросексуалами мало заметных различий с точки зрения семейного происхождения и динамики родителей.«Кажется, среди гетеросексуалов столько же связанных матерей и отсутствующих или отчужденных отцов, как и среди гомосексуалистов», — сказал Исай. «В целом сейчас мы считаем, что факторы окружающей среды не играют существенной роли в происхождении гомосексуализма, хотя они могут влиять на то, как выражается сексуальная ориентация».

Второе направление исследований выявило значительные доказательства генетического влияния на гомосексуальность. «Мы знаем, что гомосексуальность передается по наследству», — сказал Пиллард, психиатр из Бостонского университета, проводивший исследования этого явления.По его словам, мужчины-геи в четыре-пять раз чаще имеют бисексуальных или гомосексуальных братьев, чем гетеросексуалы (22 процента по сравнению с 4 процентами). Исследования однояйцевых близнецов обычно подтверждают эти закономерности.

Но поскольку бывают редкие случаи, когда однояйцевые близнецы принимают разную сексуальную ориентацию, сказал Пиллард, «мы приходим к выводу, что должен быть какой-то фактор окружающей среды, играющий роль, как и в любом поведении, — некая смесь природы и воспитания, которая формирует результат.

Еще одно клиническое свидетельство «сильного генетического компонента», сказал Исай, можно увидеть в очень раннем появлении гомоэротических фантазий у мальчиков: «Похоже, они появляются в возрасте 3, 4 и 5 лет — в том же

Более того, если бы гомосексуальность в основном определялась социальными факторами, ее частота, по-видимому, значительно колебалась бы в течение радикальные изменения в американском обществе с середины 1940-х годов, когда Альфред Кинси провел свое новаторское исследование сексуального поведения.Тем не менее, зарегистрированные случаи гомосексуализма остаются относительно постоянными, сказал Исай. То есть «около 4 процентов взрослых белых мужчин являются исключительно гомосексуалистами на протяжении всей своей жизни после подросткового возраста {и} около 10 процентов всего {американского} мужского населения являются исключительно гомосексуалистами в течение как минимум трех лет в возрасте от 16 до 65 лет. », — написал он в «Быть ​​гомосексуалистом».

Однако, как заметил Исай, «единственный способ определить гомосексуальность — не с точки зрения поведения, а с точки зрения внутренней фантазии — объекта желания.В противном случае, что вы будете делать с гетеросексуальным священником, который воздерживается, или геем, чье поведение заторможено из-за социального давления или внутреннего конфликта?» встречаются и у других видов живых существ, с которыми у нас общие гены. На самом деле, гомосексуальность «присутствует практически у всех видов животных, которые были тщательно изучены», — сказал Пиллард. женский гомосексуальность известен.Домашние коровы будут садиться друг на друга, когда быки недоступны; а совокупление самок и самок наблюдалось у пяти видов чаек. На самом деле, как писали зоологи Джеральд и Ли Дарреллы в книге «Мы и другие животные», возможно, что «определенная доля однополых предпочтений неизбежна, если не необходима, в каждой социальной организации».

Идея о том, что гомосексуальность является генетически врожденным, не помешала некоторым священнослужителям и политикам осудить гомосексуальность как «неестественное» извращение, поддающееся лечению с помощью консультирования или терапии.Клинические данные, предупредил Исай, показывают, что «попытки превратить гомосексуалистов в гетеросексуалов вредны для их самооценки и развития у них здоровой способности любить и чувствовать себя любимыми».

В самом деле, некоторые сексуальные теоретики считают, что мужской гомосексуальность, далеко не извращение, на самом деле может быть наиболее свободным выражением «стандартной» мужской сексуальности. Хотя геи и гетеросексуалы различаются объектами своих желаний, модели влечения весьма схожи. Антрополог Дональд Саймонс отметил, что геи, как и их гетеросексуальные коллеги, склонны придавать большое значение молодости и физической красоте, уделять большое внимание чисто генитальным аспектам секса и придавать большое значение сексуальному разнообразию, в отличие от женского акцента. на безопасность, близость и стабильную пару.В основном это гетеросексуальные мужчины, чья врожденная сексуальность должна быть приспособлена к типично женским потребностям.

Французский социолог Филипп Ариес предположил, что «гомосексуальность, по своей природе не имеющий ничего общего с деторождением», представляет собой «сексуальность в ее чистейшем состоянии» культурной эволюции в постпилюльную эру, когда «оргазм стал объектом почитание.»

Открытия мозга, полученные ЛеВэем, вероятно, возродят интерес к другой горячо обсуждаемой теории: сексуальная ориентация мужчин определяется различными соотношениями пренатальных уровней половых гормонов, особенно тестостерона.Другое исследование показало, что эти гормоны влияют на различия в развитии мужского и женского мозга, по крайней мере, у животных.

У крыс, отметил ЛеВэй, различия в размерах в области мозга, которая соответствует человеческому гипоталамическому узлу, определяются уровнями циркулирующих мужских гормонов в критический период во время рождения. «Ни одно окончательное исследование не показало такого эффекта» у людей, сказал Исай.

Однако в некоторых случаях ученым удавалось наблюдать последствия воздействия на плод аномально высокого уровня мужских гормонов, вызванного нарушением функции надпочечников у плода или лекарствами, принимаемыми беременными женщинами.Исследования показывают, что девочки, развивающиеся в таких условиях, имеют тенденцию быть несколько «маскулинизированными» по структуре гениталий и участвовать в более грубых и агрессивных играх, чем другие девочки.

Кроме того, растущий объем исследований гормонов и развития мозга раскрывает ряд связанных гипотез. В сегодняшнем выпуске журнала Science отмечается, что исследователи из Университета Макмастера в Канаде «обнаружили, что лесбиянки в два раза чаще, чем гетеросексуальные женщины, проявляют предпочтение левой руки при выполнении различных задач; мужчины-геи также демонстрируют такую ​​​​тенденцию.«Поскольку леворукость была связана с уровнем половых гормонов во время развития мозга, говорится в статье, группа Макмастера предполагает, что у гомосексуалистов может быть «атипичная организация мозга», возможно, вызванная «атипичным уровнем половых гормонов». «То, что я обнаружил, — сказал он, — не говорит нам о том, что мы действительно хотели бы знать, а именно о способе разрешения спора о природе и воспитании. Но это показывает, что мы можем искать ответы на эти вопросы на биологическом уровне.

книг Саймона Левея и полные обзоры книг

Дэвид В. Кернер, автор, Саймон ЛеВей, автор, Саймон ЛеВей, соавтор Oxford University Press, USA $30 (272p) ISBN 978-0-19-512852-9

Экзобиология (или космическая биология), научная поиск жизни за пределами Земли «напоминает сеанс мозгового штурма с множеством противоречивых голосов», согласно этому последнему отчету, который отражает это брожение. Кернер, планетолог, и ЛеВэй,

ПРОЧИТАТЬ ПОЛНЫЙ ОБЗОР

Курт Фрид, автор, Саймон ЛеВэй, автор, Саймон ЛеВэй, соавтор .Times Books $ 26 (288 пенсов) ISBN 978-0-8050-7091-0

Фрид, директор программ нейробиологии и нейротрансплантации в Университете Колорадо, организовал в 1995 году одни из первых американских экспериментов по трансплантации тканей плода у пациентов с болезнью Паркинсона. Здесь он сотрудничает с…

ПОЧИТАТЬ ПОЛНЫЙ ОБЗОР

Саймон ЛеВэй. CreateSpace/Lambourn Books, бумага за 16,95 долл. США (425 пенсов) ISBN 978-1-4701-3215-6

LeVay («Когда наука идет не так») предлагает интригующий взгляд на Рим восьмого века и критику сложностей исторической правды в этом вымышленном произведении. отчет о создании одного из основополагающих документов в европейской истории: Пожертвование…

ПРОЧИТАТЬ ПОЛНЫЙ ОТЗЫВ

Саймон ЛеВэй, автор Masquerade Books $20,95 (0 пенсов) ISBN 978-1-56333-518-1

ЛеВэй — нейробиолог, наиболее известный своими исследованиями биологических различий между гетеросексуалами и геями («Сексуальный мозг»). Он также исследовал использование и злоупотребление медицинскими исследованиями гомосексуализма (Queer Science). Здесь он использует

ПРОЧИТАТЬ ПОЛНЫЙ ОБЗОР

Саймон ЛеВэй, автор MIT Press (MA) $26 (184p) ISBN 978-0-262-12178-1

Нейроанатом ЛеВэй, эксперт, сухо написанный, часто технический отчет о биологической основе человеческого сексуального поведения и ориентации, вероятно быть столь же спорным, как и его статья в Science 1991 года, описывающая разницу в гипоталамическом мозге…

ПРОЧИТАТЬ ПОЛНЫЙ ОТЗЫВ

Саймон ЛеВэй, автор MIT Press (MA) $45 (364p) ISBN 978-0-262-12199-6

ЛеВэй (Город друзей), наиболее известный своим исследованием 1991 года различий в мозге натуралов и геев. мужчины, здесь хроника истории бесчисленных попыток объяснить возможное биологическое происхождение гомосексуализма. Самый интересный его обзор…

ЧИТАТЬ ПОЛНЫЙ ОБЗОР

Саймон ЛеВэй, автор MIT Press (MA) $27 (374p) ISBN 978-0-262-62119-9

Вторая книга недавнего романиста и автора книги «Сексуальный мозг» исследует политику исследования половых различий.(сентябрь)

ПРОЧИТАТЬ ПОЛНЫЙ ОТЗЫВ

Simon LeVay, Oxford Univ., $27.95 (432p) ISBN 978-0-19-973767-3

Войны между природой и воспитанием из-за развития гомосексуализма были окончательно решены в пользу природы. В этом обзоре того, что делает людей геями, лесбиянками, бисексуалами или гетеросексуалами, нейробиолог ЛеВэй (Когда наука идет не так) приводит…

ПРОЧИТАТЬ ПОЛНЫЙ ОБЗОР

Саймон ЛеВей, автор MIT Press (MA) 20 долларов (184 пенса) ISBN 978-0-262-62093-2

Спорный анализ ЛеВея биологического происхождения сексуальности содержит новое послесловие, посвященное недавним генетическим исследованиям.(сентябрь)

ПРОЧИТАТЬ ПОЛНЫЙ ОТЗЫВ

Саймон ЛеВэй, Автор . Плюм 15 долларов (287 пенсов) ISBN 978-0-452-28932-1

Экспериментальная операция на головном мозге идет ужасно неудачно; катастрофически проваливается плотина; геолог ведет плохо экипированный отряд на гибель в жерле действующего вулкана: это удивительные, а порой и ужасающие истории технических ошибок и…

ЧИТАТЬ ПОЛНЫЙ ОБЗОР

Саймон ЛеВэй, автор Элизабет Нонас, MIT Press (Массачусетс) 67 долларов.5 (468p) ISBN 978-0-262-12194-1

Подзаголовок слишком скромный, поскольку книга начинается с обсуждения гомосексуализма на протяжении всей истории и продолжается рассмотрением роли науки в интерпретации его этиологии, включая встречаемость у других млекопитающих и даже насекомых….

ЧИТАТЬ ПОЛНЫЙ ОТЗЫВ

Исследование связывает часть мозга с сексуальной ориентацией мужчин : Медицина: Находки исследователя из Сан-Диего предлагают первое свидетельство биологической причины гомосексуализма

САН-ДИЕГО —

Крошечный сегмент мозга, отвечающий за сексуальную активность, у геев меньше, чем у гетеросексуальных мужчин, и эта черта дает первое конкретное свидетельство биологической причины гомосексуализма, как обнаружил исследователь из Сан-Диего.

Открытие, опубликованное сегодня в журнале Science, наверняка оживит научные и общественные дебаты о роли выбора в определении того, является ли человек гомосексуалистом. Мнения начали формироваться на этой неделе еще до того, как исследование было обнародовано.

Изучая трупы, нейробиолог Саймон ЛеВэй из престижного Института биологических исследований Солка в Ла-Хойе обнаружил, что сегмент гипоталамуса размером не больше песчинки, называемый INAH 3, у гомосексуальных мужчин вдвое меньше, чем сегмент гипоталамуса размером не больше песчинки. есть у гетеросексуальных мужчин.

Поскольку эта область мозга также меньше у женщин, чем у гетеросексуальных мужчин, ЛеВэй предполагает, что размер сегмента мозга может определять сексуальные предпочтения как мужчин, так и женщин, при этом большой INAH 3 диктует предпочтение женщинам, а маленький, создающий предпочтение мужчинам.

Он предупреждает, однако, что его выводы не устанавливают причину и следствие. Вполне возможно, отметил он, что какое-то другое фундаментальное биологическое состояние, вызывающее гомосексуальность, также может привести к уменьшению INAH 3 у мужчин.

«Но () значение состоит в том, что это указывает на то, что мы можем изучать этот аспект человеческой природы — сексуальную ориентацию — на биологическом уровне и с помощью биологических инструментов, а не оставлять это психиатрам», — сказал ЛеВэй.

Хотя ЛеВэй изучил лишь небольшое количество мозговых клеток, 41 эксперты считают его результаты заслуживающими доверия, поскольку предыдущие исследования на животных показали, что INAH 3 играет важную роль в управлении сексуальной активностью.

«Раньше мы не видели этого у людей, но это соответствует схеме исследований в этой области, которые ведутся уже пару десятилетий», — сказал психиатр Джадд Мармор из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе.

Это открытие, по словам невролога Денниса Лэндиса из Университета Кейс Вестерн Резерв, «позволит предположить, почему мужской гомосексуальность присутствует в большинстве человеческих популяций, несмотря на культурные ограничения. Это предполагает, что это биологическое явление».

Если будущие исследования подтвердят это открытие, оно может иметь далеко идущие правовые и культурные последствия.

Антидискриминационные законы по всей стране, например, обеспечивают особую защиту «для групп меньшинств, которые имеют стигматизирующий признак, который по существу неизменен или неизменен, например, раса», — сказал психиатр и юрист Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе Ричард Грин.

«Если мы сможем продемонстрировать, что сексуальная ориентация обусловлена ​​врожденным отличием мозга… . . это помогло бы повысить уровень защиты гомосексуалистов», — сказал Грин.

Более того, добавил Грин, религиозная оппозиция гомосексуализму основана на мнении, что он отражает «греховный выбор модели сексуального поведения.Можно было бы надеяться, что эти голоса несколько утихнут, если на самом деле гомосексуальность окажется вариацией мозга, мало чем отличающейся от леворукости».

Некоторые гей-лидеры, тем не менее, выразили обеспокоенность тем, что открытия ЛеВэя будут использованы в качестве оружия против гомосексуалистов, заявив, что такие открытия могут привести к «исправлению дефектов» или развитию внутриутробного скрининга плодов для дискриминации геев.

«Есть люди, которые будут считать, что общество может вылечить или исправить геев, если они перестроят эту хромосому или подправят эту клетку», — сказал Роберт Брей, представитель Рабочей группы по геям и лесбиянкам в Вашингтоне, который обсудил свои опасения с ЛеВэй ранее на этой неделе.

Другие аплодировали работе ЛеВэя, говоря, что она поддерживает то, во что давно верили многие геи, что они геи по своей природе.

«Все это время я чувствовала, что существует биологическая основа, и это открывает дверь, которая долгое время была закрыта для настоящих научных исследований в области биологии», — сказала Рошель Даймонд из Национальной организации ученых-геев и лесбиянок. Технические специалисты.

В интервью в четверг скромный ЛеВэй, который сказал, что он гей, явно казался удивленным и ошеломленным интенсивным вниманием средств массовой информации, которое начало привлекать его открытие, а также реакцией таких активистов, как Брей.

«Он (Брэй) выразил обеспокоенность тем, что это может разжечь предрассудки и дискриминацию», — сказал ЛеВэй. «Я был удивлен, услышав от него столь негативные взгляды. Я бы гораздо более позитивно отнесся к тому, что в конечном итоге такая работа может привести к большему признанию».

Новое исследование — первое исследование ЛеВэя в противоречивом мире сексуальной ориентации. Его предыдущая работа была посвящена тому, как развивается зрительная система и как изменения в структуре мозга являются результатом зрительного опыта в раннем возрасте.Он имеет репутацию внимательного и тщательного следователя.

«ЛеВэй — превосходный ученый, — сказал невролог Ричард К. Накамура из Национального института психического здоровья.

Стимулом для этого исследования послужила работа невролога Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе Роджера Горски, который изучал ту же область мозга, интерстициальные ядра переднего гипоталамуса или INAH. Несколько предыдущих исследований на животных показали, что INAH, по-видимому, контролирует большую часть сексуальной активности.

Когда Горски посмотрел на человеческий мозг, он обнаружил, что одна из областей INAH, INAH 3, у мужчин в два раза больше, чем у женщин.ЛеВэй предположил, что такая разница в размерах также может влиять на сексуальные предпочтения.

Чтобы проверить свою гипотезу, ЛеВэй получил мозговую ткань 41 человека, умершего в семи больницах Южной Калифорнии и Нью-Йорка. Исследование было вынуждено опираться на трупы, потому что область INAH 3 слишком мала, чтобы ее можно было увидеть у живых людей даже с помощью самого сложного оборудования для визуализации.

«Это исследование действительно стало возможным благодаря эпидемии СПИДа», — сказал он. «Впервые у нас умирают молодые люди с известной сексуальной ориентацией.У меня была возможность воспользоваться этой трагедией, чтобы узнать нечто ценное для науки».

Девятнадцать мозгов были получены от мужчин-гомосексуалистов, умерших от осложнений СПИДа. Шестнадцать мозгов принадлежали предполагаемым гетеросексуальным мужчинам, шесть из которых также умерли от СПИДа. И шесть были от предполагаемых гетеросексуальных женщин. Он не мог получить мозги от лесбиянок, потому что немногие заражаются и умирают от СПИДа.

ЛеВэй сообщил, что исследовал мозг, не зная пола или сексуальной ориентации доноров.Когда позже он сопоставил свои наблюдения с личной информацией, ЛеВэй заметил, что INAH 3 у гетеросексуальных мужчин был примерно в два раза больше, чем у женщин. Но он также обнаружил, что та же самая область у геев была намного меньше, примерно такого же размера, как у женщин.

ЛеВэй сказал, что не обнаружил разницы в размере INAH 3 среди гетеросексуалов, умерших от СПИДа, и тех, кто умер от других причин, исключая болезнь как вероятный источник разницы в размерах.

Но некоторые исследователи раскритиковали работу ЛеВея, предположив, что мозг больных СПИДом может отражать хаос, причиненный вирусом, который, как известно, поражает мозг и центральную нервную систему.

«Конечно, СПИД поражает центральную нервную систему. Было бы неплохо получить какое-то подтверждение этого без искажающей переменной болезни», — сказала доктор Глория Хоффман, доцент физиологии Медицинской школы Университета Питтсбурга.

Хоффман и другие согласились с тем, что LeVay’s указал направление для дальнейшего изучения.

«Это очень интересный первоначальный результат, — сказал Накамура из NIMH, — но потребуются гораздо большие усилия, чтобы убедиться, что существует связь между этой структурой и гомосексуализмом.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.