Уютный трикотаж: интернет магазин белорусского трикотажа

Селфи минаев книга – «Духless 21 века. Селфи» Минаев Сергей Сергеевич — описание книги | Эксклюзивная новая классика

Селфи минаев книга – «Духless 21 века. Селфи» Минаев Сергей Сергеевич — описание книги | Эксклюзивная новая классика

Сергей Минаев — Дyxless 21 века. Селфи. Цитаты. Отзыв. Худшие книги 2015.

«А это, сука, больно так, что приходится неделями бухать, чтобы заглушить». — Вот вам и краткое содержание книг Минаева. Такая вот современная русская литература. Бестселлер сейчас, новинка…

Если честно — я вообще не понимаю — зачем это писать и издавать? Возможно, массовый спрос…

Чтобы понять психологию мужчин нужно почитать эту книгу. Она до абсурдности проста. Как психология, так и книга) Здесь очень много внутренних монологов, которые открывают всю внутреннюю мужскую слабость. Но почему-то смотреть на нее противно. Девушки. Не читайте любовных романов, почитайте Минаева — так вам будет проще соприкасаться с реальностью…. А то начинаешься каких-нибудь красивых женских романов высоко уровня, с мужчинами-принцами высокого уровня… Выходишь на улицу — где они? А тут Минаева почитаешь, и понимаешь — норм, мой мужик еще и ничего…

«А все органы восприятия обострены настолько, что, кажется, можно услышать, как трахаются тараканы». Я вот не пойму — это модно, что ли, писать сейчас в такой откровенно пошлой манере? Я, конечно, понимаю — 21 век и все такое… Может, Минаев и подкупает своим реализмом, четким осознанием всего тлена происходящего…. Только явно низкого уровня. К сожалению.

«Я боюсь смерти. Мне еще рано. Я отчаянно хочу жить. По-другому. Черт бы с ней, с этой литературой, с этим «ящиком», со всеми статусами и «местами в жизни». Я изменюсь. В конце концов, я хочу увидеть новые модели айфонов…». Измениться, чтобы увидеть новые модели айфонов… Вот так и формируется общество потребления… Я думаю, что успех этой книги будет вызван тем, что автор достаточно откровенно показал пустоту всего происходящего в современном обществе. Нет смысла. Ни у кого. Есть только Я. Иллюзия меня. Селфи. Автопортрет, который мы рисуем в интернет-пространстве, которое является таким же иллюзорным, как и все происходящее. Абсурдность офисных мозговых штурмов, новых модных течений, пьянок-гулянок и т.д.

Мы идем за толпой… Вот только каждый из нас думает, что сам ведет ее. Рассуждая в категориях книги, каждый желает приобрести для себя большее количество «подписчиков и лайков». Во всей повседневной жизни.


Но еще более обидно было обнаружить в так называемой новой русской современной литературе несколько подколов касательно украинского народа. Раньше такого не было, а вот теперь появились какие-то придуманные анекдоты, которые очень неприятно читать. Причем так интересно — шутки про украинцев — совсем не в тему. Идет рассказ, потом бац — как будто попросили вставить — и дальше пошло…У меня такое ощущение, что к Минаеву пришли и сказали — «А напиши ка реальную книгу… Про тяжелые мысли и бесконечный самоанализ. Но чтоб так реально все было — с бабами, бухлом. И детектив, и постель. И сюжет….». Все критерии соблюдены. Идеально, хочу я сказать. Написано грамотно. Только грустно за такую литературу.
«Гости сетуют на то, что россияне стали меньше читать. На то, что тиражи падают, а индустрия на пороге кризиса.»
С такими авторам особо не почитаешь…

Кстати, во время всей книги вспоминала Бегбедера и почему-то сериал Шерлок 🙂 Там был по сюжету момент, когда у Шерлока появился двойник.. И вот читаю, и представляю себе сериал. Ничего не могу поделать) Шизик из книги, кстати, по типажу на Мориарти сериального похож.


В общем, с претензией на интеллектуальность, роман состряпан для обычного типичного «юзера», который, увидев красную обложку и знакомые слова, кинется уплетать за обе щеки незамысловатый сюжет. И даже с восторгом будет рекомендовать эту книгу другим. Потому что она так же пуста, как и тот, кто ее добавил в любимые…

Вот так.


В завершении хочу сказать, что после прочтения книги у меня осталось неоднозначное впечатление. Стилистически все грамотно — сюжет, интрига, секс, трупы, душевные муки героя. Но нет идеи. Нет волнений души… Это из категории — пора новую книгу написать — читатель схавает. Это же моя новая книга!


Решила полезть в интернете на автора посмотреть.


Серге́й Серге́евич Мина́ев — российский бизнесмен, писатель, теле- и радиоведущий. Тираж его книг более миллиона экземпляров. Лауреат премии «Радиомания-2010» в номинации «Ведущий разговорного эфира».


После просмотра фото стало все понятно. Сразу вспомнилась Робски.


Вот пусто после прочтения. Убила 2 вечера. Чем моя душа обогатилась? Ничем. Хорошо хоть скачала эту книгу бесплатно. А то даже бы стыдно было иметь такую на полке…


О чем эта книга? О том, что автору просто захотелось написать новую книгу 🙂 И он решил снова сделать это. Just do it! Да, написано хорошо. Но всё так… Обыденно… С претензией… Камю даже вплетен. Хотя по настроению лучше бы был Кафка…


Аня Скляр.


Официальное описание:

В жизни известного писателя и телеведущего Владимира Богданова есть все составляющие успеха: автограф-сессии, презентации, прямой эфир, ночные клубы, поклонницы – и все это его давно не воодушевляет. Но внезапно ход событий становится подвластным чьей-то злой воле, и герой в одночасье теряет работу, славу, друзей, любимую женщину. Он остается один на один с самим собой – и со своим отражением в глазах других людей. Чей же образ они запечатлели? Почему он не узнает себя на фото и видео? И как ему вернуть свою жизнь?


Цитаты из книги «Сергей Минаев — Дyxless 21 века. Селфи. «:


***

Селфи (англ. selfie) – разновидность автопортрета, заключающаяся в запечатлении себя на фотокамеру. Поскольку чаще всего селфи выполняется с расстояния вытянутой руки, держащей аппарат, изображение на фото имеет характерный ракурс и композицию – под углом, чуть выше или ниже головы.

***

Как только ты начинаешь говорить правду, устойчивый мир собеседника распадается как карточный домик. Это все равно что бабушке сказать, что ее любимый певец, трижды женатый плейбой – на самом деле махровый гей. Либо не поверит, либо тебя же и возненавидит.

***

Ведь один из ответов состоит в том, что мир несправедлив, особенно когда ты таксист. Еще один – в том, что тебя это совершенно не волнует. Тебя волнуют вопросы поиска виновных и что делать со страной, и еще, наверное, война в Сирии, и мировой кризис, и будет ли Грузия опять с Россией дружить. В общем, все то, на что ты ни при каких обстоятельствах повлиять не можешь. А то, на что можешь – от плохой работы до маленькой зарплаты, – тебя не парит. И самая большая проблема состоит в том, что все так устроено, чтобы ты и дальше заморачивался глобальными проблемами, убегая от своих собственных. Именно об этом поют тебе твои музыкальные кумиры, получая за это миллионы долларов.

***

Кот внимательно смотрит на меня. В его взгляде тайное знание всех кошек мира, которые тысячелетия ждут, пока мы все сдохнем, а они разделаются с нашими останками и построят на них свой мир.

***

Ты лечишь себя и других, пускаясь в пространные высказывания о том, что социальные сети убивают литературу: «Если раньше автор выдавал многостраничные колонки в Live Journal, то теперь он вынужден втискивать свою мысль в прокрустово ложе ста сорока знаков твиттера». На самом деле тебе бы сказать правду о том, что никто никого к этому не вынуждает. Просто раньше ты писал колонки, потому что тебе важно было высказаться. А теперь ты пишешь потому, что у тебя в каждой соцсети по двести тысяч подписчиков, необходим ежедневный контакт с аудиторией и ежедневное присутствие, – поскольку читатели нуждаются в тебе.

***

И каждый новый «лайк» для тебя – не доказательство солидарности читателей с твоей позицией, а барометр интереса. Символ твоего существования, в котором страсть измеряется численностью, а свобода – заборами.

***

Стареющий ловелас, сексуальный в своем одиночестве

***

Мы в самом деле очень хотим уснуть, чтобы проснуться уже в завтра. Там, где кажется, что вчера ничего особенного не произошло. Хотя, конечно, мы оба понимаем, что произошло все. И это «все» нас обязательно догонит. Не завтра. Когда-нибудь потом. Но догонит.

***

Дальше начнется весна нелепых придирок, лето взаимных упреков сменится осенью безосновательных выводов, которая соскользнет в зиму выяснения отношений, которых давно нет. Скорее всего это закончится пошлым скандалом.

***

Историей доказано, что самые лучшие книги пишутся в самые худшие моменты твоей жизни. Несчастная любовь, предательство, развод, смерть близкого человека – подойдет все, что способно вогнать тебя в стойкую депрессию. Когда помощи ждать больше неоткуда, остается только возопить о ней к неизвестным людям. Особенно хорошо рефлексировать на тему крушения уютного мира, униженного достоинства или растоптанной любви – такое с тобой готовы разделить миллионы, живущие этим годами. Чем безысходнее положение – тем ярче текст.

***

За окном районы офисных блоков серого бетона, машины на светофоре, птицы на электропроводах и липкое марево утренней Москвы. Люди едут на ланч, люди сидят в метро.

***

Курение – причина импотенции» – бросается в глаза надпись на пачке. Действенней было бы написать, что импотенция – причина курения. Ни один из нас в таком случае никогда бы не закурил на людях.

***

В общем, атмосфера царит неестественно веселая. Обычная московская атмосфера, в которой люди отчаянно напиваются в середине недели, без всякого повода. Просто потому, что хотят праздника. Будто они его заслужили.

***

Всем кажется, что пока они бухают, кризис успеет не только начаться, но и закончиться, да?

***

Рядом говорят о кризисе и еще о том, зачем выпустили Ходорковского, и об Олимпиаде, и о хамящих в торговых центрах дагестанцах. Звучат слова: «креативный класс», «Путин», «Болотная», «народ», «администрация» и «зомбоящик». Потом, буквально за секунду, атмосфера насыщается словами «праздники», «митболы», «море», «оборзели с такими ценами на лабутены», «вильямс», «Патриаршие», «лыжи». И кто-то искренне негодует по поводу погоды, а другой вторит про «идиотское решение с парковками», и оба говорящих немедленно соглашаются на словах «Бали» и «велодорожки». Внезапно кажется, что откуда-то сверху доносится увесистое «заебало». И, пожалуй, это то единственное, с чем я сегодня безусловно согласен.

***

Хочется чего-то помельче. Счастья личного, например.

***

Вообще мужчины, на разных этапах своей жизни, движимы мелкими желаниями. Чтобы стоял хотя бы до пятидесяти, чтобы ничего не делать, а бабки были. Чтобы вымутить что-то нужное, а заплатить меньше других или вообще ничего не платить. Чтобы любили, чтобы жрать, а живот не рос, чтобы были друзья, с которыми потрещать. Чтобы смотреться в зеркало и говорить: «А я еще ничего». Чтобы выигрывать в мелких интригах, чтобы получать от жизни значительные дисконты, когда приносят счет на оплату выкраденных у нее часов наркотического, алкогольного или сексуального кайфа. Чтобы карьера какая-то, машину там поменять или квартиру. При этом каждый из нас на вопрос: «Хотите ли вы остаться в истории?» – улыбнется, потому что твердо знает, что на самом деле хочет на майские свалить на море.

***

А все органы восприятия обострены настолько, что, кажется, можно услышать, как трахаются тараканы.

***

И… безысходность. Не литературная, образная, со сладким привкусом байроновской позы, а абсолютно реальная. Вот она, висит в воздухе палаты, забивается в трещины на стенах, проявляется в желтоватых потеках на потолке. Ее можно ощутить физически. Нельзя только взять в руки и выбросить.

***

Это не успел сделать, то не успел сказать. Сколько времени было потрачено на нелепую, не имеющую теперь никакого значения ерунду.

***

Я не хочу. Да, у гениев нет времени на мысли о смерти. Да, я бездарность. Ничтожество, пустое место. Я боюсь смерти. Мне еще рано. Я отчаянно хочу жить. По-другому. Черт бы с ней, с этой литературой, с этим «ящиком», со всеми статусами и «местами в жизни». Я изменюсь. В конце концов, я хочу увидеть новые модели айфонов…

***

– Это трендовенько.

***

– Всеми движет страх.

– Какой страх?

– Страх быть раскрытым. Страх, что кто-то разоблачит нас и поймет наши истинные намерения. Мы же все совсем не те, кем хотим казаться, врубаешься?

***

А это, сука, больно так, что приходится неделями бухать, чтобы заглушить.

***

Чтобы раз в пять лет издавать книжку, а все остальное время – европейские столицы, азиатские острова и путевые заметки в блог, уютные кафешки и фоточки в инстаграме.

***

Но ведь я не то что не помню – я просто не знаю ни одного телефона. Они все в записной книжке айфона, чертовой пластмассовой коробочки, которая отбила человечеству память. Мы ничего теперь не запоминаем, мы все записываем. Имена, телефоны, даты, названия. А что не записываем, то гуглим, а что не гуглим, то узнаем в фейсбуке.

***

Представь, какая нелепость: «Там, внизу, приехал ваш знакомый с котом». Глупо же звучит, правда? Кот не сводит с меня глаз. Если бы сказали: «Там кот с вашим знакомым» – звучало бы лучше?».

***

После тетенек «гостевики» встречают «экспертов в зале» – вторую по степени ненужности категорию гостей. Как правило, это ветераны отраслей, постаревшие звезды эстрады или профессора черт знает каких наук, награжденные дипломами галактических институтов развития межпланетных связей. Каждый такой эксперт приходит на шоу со своей специально заготовленной длинной историей.

***

Вообще, я уверен, что когда-нибудь здание «Останкино», раздуется от непомерного пафоса собственных работников и, оборвав все физические (духовные давно уж оборваны) связи с остальной Россией, оторвется от земли и медленно-медленно воспарит в небеса. Став новым «небесным градом Китежем», о котором все будут вспоминать то ли как о полузабытой истории, то ли как о сказочной мечте, которой никогда не было. Оставшиеся же построят себе что-нибудь поужасней, уж в этом-то я уверен.

***

Единственным позитивным открытием стало то, что в одном вагоне московского метро красивых девушек чуть меньше, чем в финале конкурса «Мисс Вселенная». А сумок Louis Vuitton чуть больше.

***

Казалось, люди, из которых состояла моя лента, жили исключительно тем, чтобы быстрее других поставить «лайк», «расшерить», высказать свое мнение о прочитанном. «Кто же эти фантастические особи, – думал я, – каким ресурсом времени они обладают и чем занимаются в обычной жизни, если могут себе позволить сутками жить в мутном болоте чужого потока сознания?».

***

Я пил чай, думал о тех двух девчонках в метро и еще о том, что все разговоры о текущем историческом моменте всегда начинаются с обсуждения, что «нужно что-то делать, ведь дальше так жить нельзя», потом переходят в фазу, «в какой стране будут жить наши дети», а затем неминуемо скатываются к тому, что «пора валить». И все это происходит здесь поколениями, веками, эпохами.

***

Если труд сделал из обезьяны человека, то его отсутствие превращало человека в микроблогера.

***

Дни, наполненные вываливанием собственной пустоты в коллективное «ничего», пролетали быстрее, чем обновлялась лента фейсбука.

***

В нашем городе дождь. Тот самый первый осенний дождь, который ни с чем не перепутаешь. Он начинается похоже на то, как начинаются дожди в июле или августе. Накрапывает, накрапывает, потом набухает каплями, утяжеляется, бухает по моментально образующимся на асфальте лужам, перечеркивает пока еще голубое небо. И, кажется, от него еще веет теплом, кажется, он здесь затем, чтобы просто освежить город. Но небо темнеет, капли начинают тощать, и прохожие, собравшиеся было переждать его на автобусных остановках или под козырьками витрин, как по команде синхронно кутаются в воротники пиджаков и ускоряют шаг. Они интуитивно чувствуют, что он не пройдет, не обратится в грозу, не станет ливнем. Он будет уныло моросить день или два, а может быть, неделю. Отвоевывая свое пространство. Меняя краски улиц. Выстраивая границу между летом и осенью. И каждая его прожигающая холодом капля говорит о том, что лето кончилось. Началась тоска.

***

Ненавижу фразу «есть немного». Как правило, ее произносят люди, сидящие по уши в говне, но отчаянно этого состояния не признающие. Например: «Ты в последнее время частенько бухой» – говорят обычно другу, который спивается.
– Ну, есть немного.
– Машину сильно разбил? (Зная, что разбил под списание.)
– Ну, есть немного.
То есть уже жопа. Ты это знаешь, и все это знают. Тут бы признать и согласиться. Но ты этим своим лицемерным «есть немного» ищешь компромисс с самим собой, признавая наличие проблемы и одновременно понижая ее уровень. Меня с детства учили, что компромиссы для лузеров. Даже если лузеры уезжают на «Бентли».

***

Заинтересованные друг в друге люди притягиваются. Факт.

anchiktigra.livejournal.com

Дyxless 21 века. Селфи — Сергей Минаев » LoveRead — Бесплатная Онлайн Библиотека

. Мерзкая плоть

«Кости»

– Нет-нет-нет. Я туда не пойду. Не хочу. Не могу. Мне неуютно, мне не нравится то, что там происходит. В конце концов, у меня просто больше нет сил…

– Послушайте. Это всего на полчаса. Полчаса – и вы свободны. – Последнюю фразу Жанна говорит по слогам, тоном, которым уговаривают маленьких детей перед кабинетом стоматолога или взрослых детей, перед тем как сдать их на руки наркологу. Кому как больше нравится.

– Ага, полчаса, а потом еще фотосессия с победителями этого, как его… – щелкаю пальцами, – …идиотского…

– Конкурса! – радостно и несколько истерично подсказывает Жанна.

– Твоя избыточная энергетика меня пугает. Это что-то гормональное? – Тянусь за сигаретами.

– Людмила Алексеевна не курит, – намекает на владелицу кабинета, директора книжного, отделившаяся от стены женщина, похожая на полиэтиленовый пакет для строительного мусора. Что-то бесформенное, бессодержательное и оттого таящее скрытую угрозу.

– Правильно делает, – закуриваю я, – дольше проживет. Наверное…

Краем глаза вижу, как Жанна молитвенно складывает руки на груди и томно смотрит на «полиэтиленовую». Та хмыкает и выходит за дверь.

– Я не могу по сто двадцать восьмому разу отвечать на одни и те же вопросы: «О чем ваша новая книга?» и «Чьи в герое воплотились черты?». Я уж молчу о том, что перед интервью можно было бы и прочесть книгу автора – так хотя бы в гугле порылись, суки! Посмотрели бы, что я отвечал на предыдущих встречах, чтобы идиотами не выглядеть!

– Но вы же понимаете, журналист всегда надеется, что именно ему вы ответите что-то особенное. Что-то такое, из-за чего потом его интервью на цитаты растащат.

– Что например? – Беру со стола список вопросов. – Вот что можно ответить на эту бессмыслицу: «Чем продиктовано наличие монологов такой длины»? И, главное, язык какой конторский, ты посмотри! Такое впечатление, что он не вопросы составляет, а отчет в ментовку!

– Да, согласна, формулировочки еще те!

– И что ему ответить, чтобы, как ты говоришь, на цитаты растаскали? «Пошел ты в жопу, придурок»? Или: «Твоя мать до сих пор жалеет, что встретила твоего отца»? Что я могу сказать о длинных монологах людям, большинство которых даже сто сорок знаков в твиттере считают за «многа букоф»?

– Я сама им все расскажу. – Жанна ловко сворачивает кулек из листа с вопросами и протягивает мне эту импровизированную пепельницу. – А вы только подпишете книги, и все.

– Сама? – Я заглядываю внутрь кулька и читаю вслух: – «В чем состоит задача вашей новой книги?» Нет, это реально текст из ментовки. И что ты на это сама расскажешь? Что задача каждой моей новой книги – поиздеваться над читателем сильнее, чем в предыдущей? Напомнить ему, что год проходит за годом, а он, читатель, все такое же примитивное говно? Что я – еще большее говно, чем он, и вся разница между нами в том, что я поливаю его помоями бесплатно, а он мне за это платит и по телевизору меня смотрит? Это ты им расскажешь? Ненавижу! Всех ненавижу! – На лбу выступают капли пота. Кажется, сейчас все обернется банальной истерикой.

– Но это же не так. Они вас любят. И вы… их… – Она смотрит на меня своими фарфоровыми немигающими глазами и, кажется, сейчас расплачется. Или убедительно играет в «сейчас расплачусь». Хотя слишком она еще молода для такой убедительности.

– Любят они меня! Фигушки. Меня даже мой кот не любит.

– Мы уже задержались на пятнадцать минут. – В дверь просовывается голова полиэтиленовой. – Там полный зал, все ждут.

– Ладно. – Я тушу сигарету в стакане воды. – За это, Жанна Викторовна, ты избавишь меня от личного интервью с редактором «Новинок рынка». Ты же о нем предательски умолчала?

– Но издательство настаивает на поддержке литературной прессы! Я эту встречу полгода готовила, – откровенно канючит Жанна.

– Какая поддержка?! «Писатель поделился с нами любимыми местами для летнего отдыха» и «писатель рассказал, почему не заводит собаку»? Эти заметки, безусловно, носят литературный характер. Или, ты думаешь, будут другие? Надергай ему цитат из фейсбука, заголовки он сам придумает. Какие – уже было замечено выше, – примирительно улыбаюсь я, подмигиваю и отворачиваюсь к зеркалу.

Через сколько-то там минут я должен начать встречу с прессой, предпоследнюю, в рамках промотура моей новой книги «Кости», или «Touring the Bones», как я ее сам называю во время общения с журналистами. Называю из тщеславия, точнее, из дешевой попытки походить на интернациональную звезду (привет любимым Depeche Mode и Touring the Angels).

Справедливости ради стоит отметить, что промотур в самом деле имеет мелкую претензию на то, чтобы быть «интернациональным». Книгу купили немцы, и все началось в Берлине, с чтений перед аудиторией в сорок человек (тридцать ностальгирующих эмигрантов, три представителя немецкого издателя и семь собственно немецких читателей, помятых интеллектуалов, видимо, до сих пор живущих в парадигме рухнувшей стены и моды на литературу из «советского» блока).

Сегодняшний диалог происходит в гримерке, наскоро сооруженной в кабинете директора книжного магазина. Час назад я прилетел из Питера, где провел последние три дня в надежде отдохнуть, с выключенным телефоном и выключенным сознанием. На мне графитовый костюм, остатки бессонницы, черная футболка с оранжевой надписью «Social Artist» и черные же круги под глазами, которые вот уже пять минут безуспешно пытается замазать несчастная гримерша. Она как синица подныривает мне под руки, стараясь не мешать, пока я курю, пью воду, говорю, параллельно листая ленту новостей в телефоне. В общем, мешаю ей работать.

В общем, я мешаю работать всем, кто меня окружает. Так было в Казани, Ростове, Нижнем Новгороде, Ярославле, Кельне, Берлине, Франкфурте, Лейпциге. (Нет, в Лейпциге не было. Там я просто нажрался, заперся в номере и провалил чтения.)

Больше всех досталось представительнице издательства Жанне. Несмотря на то что мы работаем с ней второй год, это был ее первый читательский тур со мной. Незаметная, типичная офисная мышь, увлеченная только своей работой. Исполнительная до тошноты. Всегда и везде читающая. Книги, рукописи, журнальные статьи. Все, что содержит буквы.

loveread.info

Книга: Минаев С.. Селфи

Минаев Сергей СергеевичСелфиВ жизни известного писателя и телеведущего Владимира Богданова есть все составляющие успеха: автограф-сессии, презентации, прямой эфир, ночные клубы, поклонницы — ивсе это его давно не воодушевляет… — @АСТ, @(формат: 84×108/32, 384 стр.) @Кино-книга @ @ Подробнее…2018
398бумажная книга
Минаев Сергей СергеевичСелфиВ жизни известного писателя и телеведущего Владимира Богданова есть все составляющие успеха: автограф-сессии, презентации, прямой эфир, ночные клубы, поклонницы — ивсе это его давно не воодушевляет… — @АСТ, @(формат: 84×108/32, 384 стр.) @ @ @ Подробнее…2018
426бумажная книга
Минаев С.СелфиВ жизни известного писателя и телеведущего Владимира Богданова есть все составляющие успеха: автограф-сессии, презентации, прямой эфир, ночные клубы, поклонницы –и все это его давно не воодушевляет… — @АСТ, @(формат: 84×108/32, 384 стр.) @Кино-книга @ @ Подробнее…2018
287бумажная книга
Сергей МинаевСелфиВ жизни известного писателя и телеведущего Владимира Богданова есть все составляющие успеха: автограф-сессии, презентации, прямой эфир, ночные клубы, поклонницы —и все это его давно не воодушевляет — @ @(формат: 125×200мм, 416 стр.) @ @ @ Подробнее…2016
227бумажная книга
Анна ПейчеваСелфи на фоне санкций«Селфи на фоне санкций» – сатирический роман современной русской писательницы Анны Пейчевой. Молодая тележурналистка Алекса делает репортаж о запрете иностраннойкосметики в Петербурге – и сама теряет… — @ИДДК, @(формат: 84×108/32, 384 стр.) @ @аудиокнига @можно скачать Подробнее…2016
190аудиокнига
Аарин РингСелфи. Игры города. Рассказ про любовьСелфи. Игры города.17 –летний Паша и его сестра рок-звезда Марьяна переживают гибель родителей каждый по-своему. Паша решает максимально бездарно провести свою юность и запирается дома. Изображая… — @Издательские решения, @(формат: 125×200мм, 416 стр.) @ @электронная книга @ Подробнее…
192электронная книга
Наталья СолнцеваСелфи с римским фонтаномИногда случайное селфи может стать пророчеством для людей, весело улыбающихся в камеру. Будущее уже бросило тень на их судьбу… Благополучная жизнь семьи Евлановыхначинает рушиться, казалось бы, без… — @АСТ, @(формат: 84×108/32, 384 стр.) @Мистический детектив @ @ Подробнее…2016
201бумажная книга
Наталья СолнцеваСелфи с римским фонтаномИногда случайное селфи может стать пророческим для людей, весело улыбающихся в камеру. Будущее уже бросило тень на их судьбу… Благополучная жизнь семьи Евлановыхначинает рушиться казалось бы, без… — @Издательство АСТ, @(формат: 84×108/32, 384 стр.) @Мистический детектив (АСТ) @электронная книга @ Подробнее…2016
139электронная книга
Устинова Татьяна ВитальевнаСелфи с судьбойВ магазинчике «Народный промысел» в селе Сокольничьем найдена задушенной богатая дама. Она частенько наведывалась в село, щедро жертвовала на восстановление колокольни и пользовалась уважением… — @Эксмо, @(формат: 84×108/32, 384 стр.) @Татьяна Устинова. Первая среди лучших. @ @ Подробнее…2017
457бумажная книга
Устинова Татьяна ВитальевнаСелфи с судьбойВ магазинчике «Народный промысел» в селе Сокольничьем найдена задушенной богатая дама. Она частенько наведывалась в село, щедро жертвовала на восстановление колокольни и пользовалась уважением… — @Эксмо, @(формат: 84×108/32, 384 стр.) @Татьяна Устинова. Первая среди лучших @ @ Подробнее…2018
269бумажная книга

dic.academic.ru

Селфи — Сергей Минаев

В этом романе есть всё то же самое, что было в «Духless» несколько лет назад. Но здесь добавлена замануха — идея двойника и украденной личности.
Собственно, сама интрига с подменой является меньшей частью книги. И выписана так себе, топорненько. 60-65% романа — это страдания персонажа. И пусть я сейчас распишусь в своей принадлежности к «немытой России», но мне эти страдания не понять. Не понять, когда богатый знаменитый, любимый дочерью и успешный у женщин мужик ноет, ноет и ноет на тему… А тема-то и непонятна. То ли «а вдруг всё это кончится», то ли «и что теперь?», нытьё даже не мотивировано внятно.

И тут его личность «похищают». С какими невероятными тонами изумления описан мир «простых людей», в который временно попадает герой. Из этой части становится понятно, что я и мне подобные — не целевая аудитория Минаева, ведь не может же он на полном серьёзе рассказывать среднестатистическому россиянину о том, как тот живёт. Рассказывать, как рассказал бы о быте эскимосов вернувшийся домой житель Сочи. Это роман для креакла, хипстеров, богатых-знаменитых-умирающих-от-тоски (в тексте есть прямой вопрос: «Мало что ли у нас богатых самоубийц?»). Ну а я что. Я читала ради истории с двойником. Она интересная, хоть и вызывает много риторических вопросов и содержит ну очень много допущений.

Я не ругаю книгу, совсем нет. Просто она была написана не для меня. Это не мешает мне находить в ней достоинства вроде лёгкости языка (несмотря на то, что под конец редактору надоело, видимо, всё, и появились повторяющиеся обороты, которые бросались в глаза).

Пару остроумных цитат я добавила ещё в процессе чтения, но вот сцену в офисе страховой компании, которая вела переговоры о продакт-плейсменте (блин!) в новой книге Богданова стоит прочитать целиком, она великолепна и доведена до абсурда. Вот только один отрывок:

«- Мы форекастили рост интереса к данному продукту со стороны молодой активной генерации городских представителей креативного класса.

— Это очень инлайн с нашими фокус-группами.

— Мы иксплорили эту тему в соцсетях.

— Нам ваш бэк-офис апрувил тему «жизни» в первом квартале.

— Мы вам респондили вчера по этому поводу.

— А я есть в «сиси»?»

Прекрасно так же и сравнение отношения того креакла и людей из метро друг к другу. Одни называют других насекомыми, вторые первыми осторожно восхищаются.

С одним отрывком я захотела спорить:

«Писатель после первого бестселлера непременно хочет написать «что-то кардинально иное», чтобы «увести читателя в новый мир». В результате «кардинально иное» выходит полным говном, с мизерным тиражом и жуткой реакцией читателей (потому что читатель не хочет никакого нового мира: от фантастов он ждет фантастики, от бичующих пороки общества — очередного предмета бичевания, но никак не наоборот. Вы же не идёте за мясом в рыбный отдел, а за куриными бёдрами — в публичный дом, правда?)»

Вот нет, абсолютно не согласна. Знаю я примеры писателей, которым прекрасно удавалось «кардинально иное», и читателей после этого только прибавляется. Но это отдельная тема для обсуждения.

В общем, книга не представляет из себя крайностей — это не шедевр, это не гадость, это не оставляет послевкусий. Всё-таки автор мне скорее симпатичен, чем нет. Читать-не читать — не знаю.

www.livelib.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.