Уютный трикотаж: интернет магазин белорусского трикотажа

Школа шпионов: Школа шпионов – Школа шпионов. Совершенно секретно: БНД

Школа шпионов: Школа шпионов – Школа шпионов. Совершенно секретно: БНД

Школа шпионов

Ваша конфиденциальность очень важна для нас. Мы хотим, чтобы Ваша работа в Интернет по возможности была максимально приятной и полезной, и Вы совершенно спокойно использовали широчайший спектр информации, инструментов и возможностей, которые предлагает Интернет.

Личная информация Членов, собранная при регистрации (или в любое другое время) преимущественно используется для подготовки Продуктов или Услуг в соответствии с Вашими потребностями. Ваша информация не будет передана или продана третьим сторонам. Однако мы можем частично раскрывать личную информацию в особых случаях, описанных в «Согласии с рассылкой».

Какие данные собираются на сайте При добровольной регистрации вы отправляете свое Имя и E-mail через форму регистрации.

С какой целью собираются эти данные Имя используется для обращения лично к вам, а ваш e-mail для отправки вам писем рассылок, новостей тренинга, полезных материалов, коммерческих предложений.

Ваши имя и e-mail не передаются третьим лицам, ни при каких условиях кроме случаев, связанных с исполнением требований законодательства. Ваше имя и e-mail на защищенных серверах и используются в соответствии с его политикой конфиденциальности.

Вы можете отказаться от получения писем рассылки и удалить из базы данных свои контактные данные в любой момент, кликнув на ссылку для отписки, присутствующую в каждом письме.

Как эти данные используются На сайте используются куки (Cookies) и данные о посетителях сервиса. При помощи этих данных собирается информация о действиях посетителей на сайте с целью улучшения его содержания, улучшения функциональных возможностей сайта и, как следствие, создания качественного контента и сервисов для посетителей. Вы можете в любой момент изменить настройки своего браузера так, чтобы браузер блокировал все файлы cookie или оповещал об отправке этих файлов. Учтите при этом, что некоторые функции и сервисы не смогут работать должным образом.

Как эти данные защищаются Для защиты Вашей личной информации мы используем разнообразные административные, управленческие и технические меры безопасности. Наша Компания придерживается различных международных стандартов контроля, направленных на операции с личной информацией, которые включают определенные меры контроля по защите информации, собранной в Интернет.

Наших сотрудников обучают понимать и выполнять эти меры контроля, они ознакомлены с нашим Уведомлением о конфиденциальности, нормами и инструкциями.

Тем не менее, несмотря на то, что мы стремимся обезопасить Вашу личную информацию, Вы тоже должны принимать меры, чтобы защитить ее.

Мы настоятельно рекомендуем Вам принимать все возможные меры предосторожности во время пребывания в Интернете. Организованные нами услуги и веб-сайты предусматривают меры по защите от утечки, несанкционированного использования и изменения информации, которую мы контролируем. Несмотря на то, что мы делаем все возможное, чтобы обеспечить целостность и безопасность своей сети и систем, мы не можем гарантировать, что наши меры безопасности предотвратят незаконный доступ к этой информации хакеров сторонних организаций.

В случае изменения данной политики конфиденциальности вы сможете прочитать об этих изменениях на этой странице или, в особых случаях, получить уведомление на свой e-mail.

Школа шпионов. Совершенно секретно: БНД

Школа шпионов

Не каждому шпионы даются качества, позволяющие справиться с любой ситуацией. И ремесло шпиона требует подготовки. Поэтому уже в 1956 году была создана «Школа БНД». Она схожа со знаменитой «фермой», легендарным учебным центром ЦРУ «Камп-Пири» близ Уилльямсбурга, штат Вирджиния. Здесь работают 200 сотрудников, среди них 50 преподавателей, которые подготавливают к службе немецких тайных агентов. На территории БНД в Пуллахе и в мюнхенском интернате на 200 мест предлагается около 200 учебных курсов. С точки зрения статистики каждый сотрудник БНД ежегодно в течение 9,5 дней посещает курсы в школе БНД. В центре подготовки стоят практические разведывательные знания и навыки. Как устанавливать разведывательные контакты? Как правильно наблюдать за объектом? Как самому не попасть под слежку? Как вести машину в сложных условиях, например, при левостороннем движении, или маневрируя между запряженными ослами арбами в Египте? Как незаметно фотографировать спрятанной в заколку галстука или в пряжку ремня миникамерой? Как поставить «жучок»?

Кроме того, в Обераммергау немецких шпионов также обучают в школе НАТО, а в Гармиш-Партенкирхене находится институт иностранных языков для спецслужб. Там на Цугшпитцштрассе на территории «казарм Шеридана» разместилось и то отделение, которое подготавливает молодых разведчиков, а также дипломатов, к работе за границей.

Чтобы немецкие шпионы не выделялись на международной сцене своими повадками немецких чиновников, их специально готовят. Курсы танцев и хорошего тона (как есть устрицы?) поэтому предлагаются тоже. Но в центре стоит психологическая подготовка. «Слушать, слушать и еще раз слушать!» — звучит основное правило. В каких условиях кто-то будет готов выдать то, что он, собственно, не должен выдавать? Конечно, сотрудник БНД тут учится, как воспользоваться слабостями любого человека. Девиз прост! Льстите своему собеседнику! Создавайте ему чувство безопасности! Говорите ему, что его работодатель его недооценивает, на самом деле именно он должен быть шефом! Всегда создавайте у него ощущение, что его настоящая ценность не осознается его окружением!

Если верить учителям из школы БНД, то после такой лести большинство людей готово, подтверждая свою значимость, выбросить в качестве козыря порцию секретных знаний. А если нужно узнать, сколько зарабатывает собеседник? Нет ничего легче этого. Рекламный ролик немецких сберкасс служит здесь школе БНД в качестве наглядного материала: «Мой дом. Моя машина. Моя яхта.» С таким девизом нужно просто достаточно долго провоцировать собеседника. Тактику беседы, когда простодушные люди выбалтывают важные сведения, называют «социальной работой». При этом основываются на том, что люди обычно готовы помочь. Если кто-то звонит по телефону и утверждает, что он новичок в фирме или в другом отделе и забыл «пароль» своего компьютера, или что он получил разрешение на временный доступ к определенной компьютерной сети, то, как правило, люди склоняются к тому, чтобы дать необходимую информацию. Так немецкие разведчики изучают правила ведения беседы, чтобы при шпионаже элегантно суметь обойти возможные ступени безопасности, например, в иностранных государственных учреждениях. Для разведчика при этом важны в первую очередь «фоновые сведения». Имена, фотографии и короткие биографии сотрудников предприятия, за которыми стоило бы пошпионить, или которых нужно подслушивать, легче всего узнать из внутреннего издания предприятия. Если такие знания есть, то можно легче вести дальнейшую разработку.

Этому «выбалтыванию» учат и на практических занятиях. Любимым заданием является то, когда участники курсов в конце обучения посылаются в ресторан или кабачок с заданием, получить от какого-то постороннего человека в беседе как можно больше данных о его частной жизни, то есть незаметно его «пощипать». Обычно учащегося при этом незаметно снимают на пленку. Потом полученные данные перепроверяются. Тот, кто всегда имеет успех в таком искусстве расспрашивания, имеет большой шанс стать суперагентом в оперативном управлении.

Конечно, в школе БНД, готовящей также и тех сотрудников оперативного управления, которые будут действовать в арабском мире, учат и тому, что там нельзя есть левой рукой, которую мусульмане считаю нечистой, и что неприлично, сидя «по-турецки», показывать собеседнику ступни ног. Культурные особенности, религии мира и знание, в каких местах мира особенно любимы «теории заговора» (Ближний Восток и США) дополняют обучение немецких агентов. После посещения 200 курсов их, собственно, можно использовать повсюду.

Школа создает общие предпосылки к занятию разведдеятельностью. Последний лоск немецкие агенты получают еще и в Отделе I (оперативная разведка) непосредственно перед выполнением ими своей миссии. Лишь там они получают те секретные номера телефонов, по которым их в случае нужды свяжут с нужным коллегой. Здесь их учат, как обманывать защищенные микропроцессорами дверные замки в отелях, если они этому не научились еще во времена юношеского хулиганства. И там же они получают «фальшивые» документы и номера машин, которыми они, как и сотрудники Федерального ведомства по охране конституции (БФФ) и Службы военной контрразведки (МАД), могут согласно параграфа 2 Федерального закона о защите конституции воспользоваться в целях маскировки для тайного сбора информации. «Нормальные» немцы не имеют права пользоваться «маскировочными» документами. Тот, кто ввозит или вывозит поддельные официальные документы, и при этом попадается, может быть наказан в Германии сроком до двух лет тюрьмы, или, как минимум, денежным штрафом (Уголовный кодекс, параграф 276). Сроком до одного года тюрьмы будет наказан тот, кто пользуется удостоверением личности, выписанным на другого человека, в обманных целях. В отличие от этого, маскировочные документы агентов полностью легальны и защищены законом. «Фальшивые» номера служебных машин немецких агентов спецслужб предоставляют, по меньшей мере, одно неоценимое преимущество. Если полиция, расследуя какие-либо дорожно-транспортные происшествия, натыкается на владельца под названием БНД (то же самое касается и БФФ), то любое расследование прекращается.

После этих ступеней обучения чувства немецких агентов считаются отточенными. Теперь они будут чаще посматривать в зеркало заднего вида на автобанах, чем другие водители, чтоб определить возможную слежку, или в случае опасности находить собрание людей, чтобы в нем найти защиту от противника. Прежде всего они учатся так называемым трюкам «стряхивания». т. е. отрыву от «хвоста». Используются такие приемы, как последним входить в автобус, вагон метро или городской железной дороги прямо перед отъездом или последним впихиваться в лифт в универмаге. Если кто-то хочет знать, есть ли за ним «хвост», он должен на автобане ограничить скорость 60 км/ч. Тот, кто не обгоняет, может быть наблюдателем. Кстати, разведчики ГДР изучали трюки по отрыву от слежки в шпионской школе в городке Бельциг, в земле Бранденбург.

Зато боевым видам спорта в школе шпионов в Пуллахе не учат. «Нам не нужны Рэмбо и Джеймсы Бонды. Наши люди должны превосходить умом и быть готовы прекрасно вписываться в свое окружение», — говорит один из преподавателей БНД. И стрелковой подготовки в школе тоже нет. Из 6029 сотрудников БНД огнестрельное оружие есть только у около пятидесяти, прежде всего, у охранников. Но очевидно сейчас обдумывается вопрос введения в школьную программу хотя бы «обороны спереди»: курсы флирта, возможно, вскоре должны будут обучить обычно таких сдержанных чиновников некоторой откровенности, необходимой для некоторых миссий.

Если в 50-х и 60-х годах преподавалось и искусство компрометации, то сегодня в БНД оно считается предосудительным. Раньше обычным явлением было заснять кого-либо в компрометирующей ситуации — например, в постели с любовницей, и шантажировать его. Восточногерманская «Штази» пользовалась этим методом до конца. В БНД, как сообщают сегодня ее сотрудники, руководство давно не приветствует такой подход, и поэтому ему не обучают в школе шпионов.

К школе БНД относятся и переводчики службы. Они говорят на 15 разных языках, в том числе. на испанском, итальянском, фарси и польском. При менее распространенных языках (например, одном из 400 диалектов в Нигерии) в случае необходимости просят помощи других служб. В переводческом отделе используется и изобретенное самой Службой техническое достижение: машинный перевод. В этой области БНД стала лидером во всем мире. Изобретенный сперва американцами машинный перевод был в БНД доведен до такого совершенства, что его результаты даже предоставляют в распоряжение немецкой промышленности. Фирма «Сименс», по данным из Пуллаха, при создании «электронного словаря» воспользовалась собранными в БНД познаниями в этой области.

Но компьютеры-переводчики не всегда полностью удовлетворяют немецких тайных агентов. Так их английского предложения «Daylight slants like a razor», машина сделала «Склонения дневного света хотели бы иметь бритву», хотя на самом деле это должно было значить: «Дневной свет падает косо, как лезвие бритвы.» А из баварского короля Людвига II при обратном переводе с английского языка вышел «Людвиг, секунда». Несмотря на эти ошибки машинный перевод становится растущим рынком не только для разведок. Во всем мире ежегодно переводятся с одного языка на другой 250 миллионов страниц технических инструкций, деловой корреспонденции, юридических текстов и т. д. Все это соответствует ежегодному рынку переводческих услуг в 12 миллиардов марок. В Европе рынок для машинного перевода оценивается в 20–30 миллионов долларов. В Комиссии Европейского Сообщества в Брюсселе мировое разнообразие языков отражается в миллионе переводимых страниц в год, в промышленности и торговле этот рынок, видимо, еще больше. Пуллахским агентам даже страшно это представить, ведь они не смогут наблюдать за столь большим числом процессов.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Российские шпионские школы изнутри | Общество | ИноСМИ

Черный «Мерседес»-внедорожник катится по широким московским улицам, музыка напоминает клип из наиболее популярных частей какой-то из серий «Стыда» (Skamпопулярный норвежский молодежный сериал — прим. ред.). Из окон высовываются молодые люди, которые поднимают бокалы и что-то кричат. Вся группа орет прямо на камеру, как футболисты в поездке.


Похожее на самую обычную вечеринку по случаю удачно сданных экзаменов видео выложено на YouTube летом прошлого года. Норвежцев, привыкших к шумному поведению выпускников старшей школы, этим шокировать трудно. Но это были необычные студенты. Это были только что выпустившиеся агенты из Академии ФСБ — учебного заведения, которое готовит агентов для российской службы безопасности.


Академия ФСБ — не единственная, все три российские службы безопасности — ФСБ, СВР и ГРУ — имеют свои собственные учебные заведения. Или — если использовать слово, больше подогревающее фантазию, — шпионские школы.


Кто они по профессии, кто они? Что они делают? Есть ли у них в учебном плане такой факультатив, как «накладывание бороды»?


Видео, сделанное летом прошлого года, привлекло к себе внимание многих СМИ во всем мире — потому что тогда удалось краем глаза заглянуть в мир, мало кому известный. Но для тех, кто знает коды, это говорило о многом:


«Это было шокирующим свидетельством коррупции, моральной коррупции изнутри. Я не могу представить себе, чтобы нечто подобное произошло в мое время», — говорит в беседе с корреспондентом VG 54-летний Александр Васильев, который в 1980-е годы и сам учился, чтобы потом работать в КГБ.


Лучшие из лучших


Первые предшественники сегодняшних агентов — так называемые чекисты — начали свою скрытую ото всех работу сразу после революции 100 лет тому назад. Именно оттуда идут прямые линии к трем службам, существующим сегодня:


В Академии ФСБ получают образование будущие офицеры, задача которых — обеспечение внутренней безопасности России. СВР обучает шпионов, которые будут работать за границей, в то время как ГРУ, военная разведка, имеет свои собственные учреждения.


«На Западе все согласны с тем, что те, кого Россия направляет за границу, очень хорошо образованы и весьма способны. Они — профессионалы», — говорит Гейр Хоген Карлсен (Geir Hågen Karlsen), старший преподаватель стратегических коммуникаций в Училище по подготовке офицерского состава Вооруженных сил Норвегии.


Карлсен никогда не посещал ни одну из школ, в которых готовят агентов, но он видел результаты:


«Они знают язык, знают культуру, они хорошо знакомы с особенностями межчеловеческого общения, умеют устанавливать связи и завязывать контакты», — рассказывает он.


Представьте себе Анну Чапман: в 2010 году рыжая красотка была разоблачена вместе с девятью другими как глубоко законспирированный агент России в США. Она, в частности, стала одним из тех, кто вдохновил на создание телесериала «Американцы» («The Americans»). Подобное существование требует долгих лет обучения.

© РИА Новости, Григорий Сысоев | Перейти в фотобанкАнна Чапман, бывшая агент российской разведки

Путь к школе в лесу


«Все было не так: нас не учили переодеваться, использовать парик и темные очки. Это было бы глупо. Нас учили тому, как скрывать нашу шпионскую сущность, не выдавать себя».


Так Александр Васильев рассказывает о времени, проведенном там, что тогда называлось Краснознаменным институтом имени Андропова. Сегодня Школа КГБ известна как Академия СВР.


VG беседует с Васильевым по телефону, он в Лондоне, где работает как журналист и писатель, но родился и вырос он в Москве. В начале 1980-х годов он послушно изучал журналистику в Московском Государственном университете. Он должен был это делать, иначе не попал бы в КГБ.


«В мое время надо было только ждать и надеяться. Попасть туда было возможно, если на тебя обратят внимание».


VG: А как можно было привлечь к себе внимание?

 

«Надо было хорошо учиться. Быть политически корректным, много не пить, не рассказывать анекдоты про Брежнева. Меня завербовали в конце четвертого курса, на факультете ко мне подошел человек и сказал, что есть люди, которые хотели бы поговорить со мной о моем будущем», — говорит Васильев.


Васильеву было совершенно ясно, что это означало, именно об этом он и мечтал. И в 1985 году он начал двухлетнее обучение в той же школе, что и знаменитый однокашник: президент России Владимир Путин.


Эти двое никогда не встречались. Путин уже работал в КГБ, он учился по программе, рассчитанной на один год, и жил в другой части школы. Но место, в котором они оказались, было чудесным, вспоминает Васильев: в лесу под Москвой, с тренажерным залом, плавательным бассейном, двумя теннисными кортами и жилыми помещениями.


«Это было как дом отдыха. Разумеется, за всем и всеми следили, да и по сравнению с нынешними стандартами это было ничто. Но по тогдашним меркам это было очень здорово, — рассказывает он.


Прямо из старшей школы


Времена меняются. Сегодня у способных россиян больше возможностей сделать карьеру, и у ФСБ — самого большого преемника КГБ — уже нет возможностей отбирать и отбраковывать из самых лучших:


«Если ты из Москвы, то это вовсе необязательно что-то выдающееся — поступить в Академию ФСБ. Но для тех, кто приехал из других регионов, это может быть здорово», — рассказывает в беседе с VG Андрей Солдатов, российский журналист и один из ведущих в мире экспертов по службам безопасности страны.


«Тут речь идет об экономическом положении, трудно найти работу, за которую платят хорошие деньги».


Времена, когда кто-то ждал, когда же с ним свяжутся, — тоже в прошлом:


«Ты можешь учиться в техническом университете и быть завербованным, или же можешь сам попроситься на работу в ФСБ. Они даже проводят конкурсы в школах и таким образом набирают людей», — рассказывает Солдатов.


Расписание: физкультура, патриотизм, терпимость по отношению к коррупции


Трудно что-то сказать о том, что же происходит в советской кирпичной многоэтажке Академии на Мичуринском проспекте в Москве.

 

«Они не особо открыты, вы не можете увидеть, что там преподают или по каким учебникам там занимаются. Это должно оставаться тайным», — говорит Андрей Солдатов.


Немногое ФСБ сама рассказывает на своем сайте: например, что обучение длится пять лет, и что студенты специализируются либо на иностранных языках, либо на информационных технологиях.


Важную роль играет и физическое воспитание: студентов обучают ближнему бою, плаванию, гимнастике, боксу, лыжам и другим видам спорта. Кроме того, они получают «патриотическое образование» — посвященное «славным страницам российской истории, истории вооруженных сил страны и спецслужб», если верить информации на сайте.Выпускники академии ФСБ на Геликах

Süddeutsche Zeitung
Helsingin Sanomat
CNN


И это все?


Марк Галеотти (Mark Galeotti), изучающий российские службы безопасности в Европейском совете международных отношений (The European Council of Foreign Relations) в Польше, указывает на то, что будни многих сотрудников ФСБ мало напоминают шпионские страсти:


Среди 350 тысяч сотрудников этой службы много конторских крыс — тех, кто перекладывает бумаги с 9 до 5, с понедельника по пятницу.


«Обучение проходит по-разному. Если ты должен стать аналитиком, тебя учат только этому, никаких там накладных бород и прочего», — говорит он.


«Тогда тебя учат, как обращаться с большими объемами информации, как анализировать соцсети, прослушивать телефоны, ты получаешь технические навыки такого рода».


У агентов, которые должны будут работать «в поле», программа обучения более обширна: их учат «анализировать ситуацию», следить за людьми, делать так, чтобы сами они оставались незамеченными. Но, по мнению Галеотти, самый главный навык ФСБ сейчас заключается совсем в другом:


«Самое главное — социализация. Их очень волнует то, чтобы у них был нужный тип людей, те, кто вписывается в господствующую культуру».


— А что это значит?


«Быть лояльным Кремлю, быть лояльным по отношению к такому учреждению, как ФСБ. Но если говорить совсем честно, то быть таким, кто терпит коррупцию и кому она нравится. Дело в том, что ФСБ очень коррумпирована, и раздражающих моралистов там быть не должно», — говорит Галеотти.


Их готовили шпионы, укравшие атомные секреты


Для настоящих шпионов, преемников Александра Васильева и Анны Чапман, все по-другому: Академия СВР по-прежнему считается более престижной.


У Васильева сложилось впечатление, что с его времен методы не слишком изменились:


«У нас преподавали иностранные языки, политику, экономику — обычные предметы. А еще были специальные: как вербовать агентов, как с ними обращаться, как проверить, есть ли за тобой слежка», — рассказывает он.


«У нас были и практические упражнения, например, какой-то старший офицер играл роль иностранца. А я должен был либо завербовать его для КГБ, либо он играл роль уже завербованного, а я должен был с ним работать».


Васильев рассказывает, что среди его учителей был Анатолий Яцков, один из тех агентов КГБ, которые в 1940-е годы украли у США секреты, связанные с атомной бомбой.


— А что было самым сложным?


«На самом деле вербовка агента сложнее, чем работа с ним, но вообще-то все сложно. Отношения очень личностные. С одной стороны, это человек, которого ты должен контролировать, с другой стороны, тебе необходимо ему понравиться».


Утомительно приятные годы


Во время учебы Васильев и его однокашники жили под псевдонимами — имя было подлинным, а фамилия — вымышленной, это было сделано из соображений безопасности. Васильев вспоминает учебу как два трудных года:


«Ты должен был быть хорошим со всеми. Это могло быть жутко утомительно, но ведь в этом состояло одно из требований будущей работы: ты должен был уметь налаживать и поддерживать контакты. Если ты не можешь быть в хороших отношениях практически со всеми, кто тебя окружает, ты не можешь стать шпионом.


Внезапно, прямо во время беседы, телефонный разговор с Лондоном, где сейчас живет бывший агент, прерывается. Пара минут усилий, и нам удается восстановить контакт:


«Нас прервали. Сами понимаете, российские хакеры», — смеется Васильев.


Васильев должен был стать агентом под прикрытием. Он должен был отправиться за границу как журналист, но в то же время он должен был заниматься шпионажем и вербовать информантов от имени КГБ. Служба безопасности (норвежской полиции — прим. ред.) PST полагает, что половина сотрудников российского посольства в Норвегии сейчас — сотрудники служб безопасности.


Многочисленные разведчики государства


Сегодня ссылку на учебу в российских шпионских учебных заведениях можно увидеть в резюме очень многих сотрудников российского госаппарата. Но это не потому, что образование там так высоко ценится, речи о том, что это какая-то российская «Лига плюща», нет.


Речь, скорее, идет о президенте Путине: когда он после Бориса Ельцина пришел к власти в России, Путину нужны были люди, которым он мог бы доверять — так почему же было не поискать среди старых коллег?


Но не все русские, обученные разведывательной работе, начинают работать на государство. Евгений Касперский, всемирно признанный эксперт в области кибербезопасности и основатель «Лаборатории Касперского» — один из тех, кто учился в Академии ФСБ.

Выпускники академии ФСБ на Геликах© РИА Новости, Владимир Трефилов | Перейти в фотобанкЕвгений Касперский

«Такая область, как информационные технологии, нуждается в людях, имеющих, например, навыки шифрования. А выпускников Академии считают способными, у них хорошая репутация», — рассказывает Андрей Солдатов.


Видеоскандал, не слишком благопристойное празднование на улицах мог подмочить репутацию. После того, как появилось видео, пошли разговоры о том, что же будет со студентами ФСБ: выгонят? Или вышвырнут преподавателей? Или же направят служить в Восточную Сибирь, как предположило одно информационное агентство?


«Ходили слухи, что их отчислят, но, насколько я слышал, ничего не произошло. Все так и закончилось», — говорит Солдатов.


Галеотти говорит, что обычные русские отреагировали на видео с очевидным негодованием. О высокомерии ФСБ знают все, а это стало чуть более явным доказательством. И Васильев из Лондона разделает эту точку зрения.


«Я помню из времен моей собственной учебы, как одного парня исключили за то, что он продал другому свой спортивный костюм. Не думаю, что это была спекуляция, что он на этом что-то заработал, но все равно: его отчислили. С точки зрения морали, он поступил неправильно», — говорит он.


«В советское время быть офицером КГБ было очень престижно, это была своего рода элита общества, так бы я сказал. А сейчас я на самом деле не знаю, какие люди попадают на службу в разведку».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Spy School Camp

причин отправить ребенка в языковой лагерь

Знание иностранного языка открывает множество возможностей для ребенка: обучение, престижная работа, поездки по всему миру, расширение круга общения, интересная жизнь

Обучение в лагере идет в коммуникативной игровой форме, педагоги учат не только языку, а еще и помогают детям развивать навыки общения друг с другом

В течение дня мы используем английский язык для общения, игр,
в квесте, чтобы у ребят сформировалась практика использования языка в повседневной жизни

Никакой зубрежки! Английский изучается в игровом контексте шпионской тематики. Такой подход в изучении увлечет вашего ребенка и даст лучший результат

Приехав в лагерь ваш ребенок попадает на секретную базу, где начинает обучение в школе шпионов. Главная задача – сохранить секретность базы и выполнить все шпионские задания, а для того чтобы это сделать, нужно стать сильнее, умнее и, конечно, выучить английский!

ВУЗЫ для секретных агентов: где учат на шпионов в России, Великобритании, Германии, США, Китае | GQ

Академия внешней разведки

Россия

Самое закрытое учебное заведение России, созданное в 1938 году. В разное время называлась Шко­лой особого назначения, Высшей разведшколой ПГУ КГБ СССР и Красно­знаменным институтом КГБ имени Андропова. Также известна под неофициальными названиями: «Лесная школа», «Школа №101» и «Ка-И». Основной комплекс зданий академии расположен неподалеку от подмосковного Нагорного, кроме него есть еще и «филиалы», о существовании которых не подозревают ни слушатели, ни многие преподаватели. Как правило, в Академию набирают студентов языковых вузов: МГИМО, ИСАА, МГУ и МГЛУ (Институт иностранных языков им. Мориса Тореза). Среди выпускников АВР — Владимир Путин (президент), Владимир Якунин (глава РЖД) и Сергей Иванов ­(вице-премьер).


Шпионский колледж при Фуданьском университете в Шанхае

Китай

Программа модернизации шпионского образования в Китае была запущена в 2008 году с открытием колледжа при Университете Нанкина. В 2010-м появилась шпионская школа в провинции Гуандун. Сейчас в Китае функционирует восемь шпионских колледжей. В колледже при Фуданьском университете будущие шпионы изучают информатику, юриспруденцию, журналистику и ­проходят курс по шпионским техникам. Большинство студентов университета не имеют понятия, где именно на их территории обучают шпионов.


Школы кибершпионажа Агентства национальной безопасности

США

Летом 2014 года новые школы кибершпионажа были открыты в пяти университетах страны — в Нью-Йорке, Цинциннати, Новом Орлеане, Таусоне и в Военной академии Соединенных Штатов. Основная направленность обучения — компьютеры, от железа до программирования.

Шпионская школа Secret Me

Великобритания

Специальная школа для тех, кто хочет стать гламурным шпионом — таким же, как Джеймс Бонд. Здесь преподают не толь­ко рукопашный бой, основы кибершпионажа, искусство владения оружием и ядами, но и такие дисциплины, как покер (и другие азартные игры), умение правильно одеваться, соблазнять женщин и управлять яхтой.

Шпионская школа службы внешней разведки

Германия

Школа расположена в специальном комплексе неподалеку от Мюнхена, построенном в 1939 году. Внутри воссоздаются условия различных опасных ситуаций, студенты в течение шести недель учатся эти ситуации исправлять. Основ­ные навыки, которым здесь обучают, — вербовка, слежка, управление.

Фото: кадр из фильма

Часто проверяете почту? Пусть там будет что-то интересное от нас.

Школа шпионов: padonak39 — LiveJournal

Сегодня я поведаю вам историю про одно весьма загадочное место нашей области. О школе настоящих шпионов. Именно тут учили тех, кто подрывал экономику нашей страны и тянул разные разведданые. Вся трустори под кадом

Фото 2. Перед нападением на СССР, в июне 1941 г. управлением «Абвер-Заграница» был создан спе­циальный орган, именовавшийся штаб «Валли», полевая почта № 57219. Основная задача органа — организация разведывательной, диверсионной и контрразведывательной деятельности.

Структура штаба «Валли» соответствовала стро­ению управления «Абвер-Заграница».

Отдел «Валли-1» осуществлял общее руководст­во военной и экономической разведкой на Восточ­ном фронте. Начальник отдела — майор, а затем подполковник Баун (в конце войны сдался амери­канцам и использовался ими против СССР).

Фото 3. Отдел состоял из следующих рефератов:

IX — разведка сухопутных сил;

1Л (Люфт) — разведка ВВС;

1Ви (Виртшафтс — экономика) — экономиче­ская разведка;

1Г — изготовление фиктивных документов;

1И — обеспечение радиооборудованием, шиф­рами и кодами.

В отдел также входили отделение кадров и сек­ретариат.

Фото 4. Отделу «Валли-1» подчинялись разведыватель­ные абверкоманды и абвергруппы, приданные шта­бам армий и армейских группировок для ведения разведки на соответствующих участках фронта, а также команды и группы экономической разведки.

Для обеспечения агентов, забрасываемых в совет­ский тыл, фиктивными документами, при «Валли-1» существовала особая команда 1Г. В это подразде­ление входили немцы-граверы и несколько воен­нопленных, знавших делопроизводство в РККА и советских учреждениях. Команда также занималась сбором, изучением и изготовлением различных со­ветских документов, наград, штампов и печатей со­ветских воинских частей и предприятий. Бланки трудноисполнимых документов (паспорта, партби­леты) и ордена команда получала из Берлина. Под­готовленными документами команда 1Г снабжала абверкоманды, где также имелись свои аналогичные подразделения, и инструктировала их сотрудников относительно изменений в порядке выдачи и оформ­ления документации на советской территории.

Фото 5. При «Валли-1» также имелись склады трофей­ного советского обмундирования и снаряжения и свои сапожная и портновская мастерские.

С 1942 г. в распоряжении «Валли-1» находился «Зондерштаб ,,Россия“» — специальный орган, за­нимавшийся агентурной работой по выявлению и ликвидации партизанских отрядов и подполья в тылу немецких армий.

«Валли-1» всегда располагался в непосредствен­ной близости от отдела иностранных армий ОКВ.

Отдел «Валли-2» руководил абверкомандами и абвергруппами, проводившими диверсионную и террористическую деятельность в частях и тылах Красной Армии. Начальниками отдела последова­тельно были майор Зелигер, обер-лейтенант Мюл­лер и капитан Беккер.

С июля 1941 до конца июля 1944 г. отдел рас­полагался в м. Сулеювек, откуда при отступлении немецких войск выбыл в глубь Германии.

Фото 6. Отдел «Валли-3» руководил всеми контрразве­дывательными абверкомандами и абвергруппами. В их задачу входили борьба с советской разведкой, партизанским движением и подпольем на оккупи­рованной территории, а также в прифронтовых районах.

При необходимости штабу «Валли» придавалась специальная авиаэскадрилья майора Гартенфель- да, имевшая на вооружении 4—6 самолетов для пе­реброски агентуры в советский тыл.

Помимо упомянутых выше формирований шта­бу «Валли» подчинялись Варшавская разведшкола, разведшкола в м. Нидерзее (Восточная Пруссия) и ее филиал в г. Арисе. Штаб постоянно работал в контакте с командами экономической разведки и органами СД.

Фото 7. В 1944 г. штаб «Валли» был реорганизован. От­делы «Валли» — 1,2, 3-й вошли в структуру воен­ного управления «Миллиамт» IV и VI управлений РСХА, получив новое наименование «Руководящий фронтовой разведывательный орган на Востоке» («Leitschtelle fur front Aufklerung I Ost»). При реорга­низации абверкоманды и группы получили найме- нование «Фронт ауфклерунг комманд/групп», со­хранив свою нумерацию. Формы и методы их рабо­ты остались прежними.

Фото 8. Во время боевых действий объект не пострадал. После войны была школа интернат для детей сирот. В 1986 году школу закрыла санэпидемстанция.
На территории было организовано ведомственное охотхозяйство с ограниченным доступом.
В 00-е, возможно, была турбаза.

Фото 9. Сейчас территория — владение московской фирмы. Проведена реконструкция нескольких домиков, в некоторых живут люди.

Фото 10.

Фото 11. Сами дома очень похожи на своеобразный учебный центр. По центру учебного центра есть убежище. Если проехать немого по грунтовке в лес, то натыкаешься на забор, очевидно, бывшее КПП.

Фото 12.

Фото 13.

Фото 14.

Фото 15.

Фото 16.

Фото 17. Внутри одного из домов.

Фото 18.

Фото 19.

Фото 20.

Фото 21.

Фото 22.

Фото 23.

Фото 24.

Фото 25.

Фото 26.

Фото 27.

Фото 28.

Фото 29.

Фото 30.

Фото 31. К слову, дома соединены подземными ходами. Но это не те, подземные ходы спотаенными комнатами, на которые наяривают разные школодиггеры, а обычные технические полости для труб и кабелей. Типовое решение на Прусской военке.

Фото 32.

Фото 33.

Фото 34. Дальше в лесу у дороги подобие бункеров (2-3 десятка), не подземных, а наземных. Они засыпаны грунтом, наверху отверстия в форме «беседки». Местные жители говорят, что это был склад боеприпасов, для расположенного рядом военного аэродрома.

Фото 35.

Фото 36. В одном из бункеров железная дверь, за ней сейсмодатчики и сигналка местному ЧОПу.

Фото 37. П-образно боксы для автомобилей

Фото 38.

Фото 39.

Фото 40.

Фото 41. Надпись с Арийского "Не курить"

Фото 42.

Фото 43.

Фото 44. Однин из диггеров подумал, что это тайный ход в подземелья разведшколы

Фото 45. Ходит легенда, что на той территории есть спецобъект колоссальных размеров без дверей. Дверей там и вправду нет. Походу какое то основание

Фото 46. König Diggers желают и вам почувствовать себя настоящими шпионами

Школы шпионов. Тотальный шпионаж

Школы шпионов

Штаб Генриха Гиммлера помещался в Берлине, в угловом доме № 77 на углу Принц-Альбрехтштрассе и Вильгельмштрассе. Здесь находились различные подотделы Иностранного инспекционного бюро.

Эти подотделы назывались территориальными бюро. До 1937 года таких бюро насчитывалось восемь; к началу 1939 года их стало двенадцать:

1. Скандинавия (включая Финляндию и Балтийские государства).

2. Франция.

3. Италия.

4. Балканы и Турция.

5. Швейцария, Венгрия, Чехословакия и Австрия (небезынтересно отметить, что две последние страны были в то время оккупированы; все же они рассматривались как иностранные государства и соответствующие им территориальные бюро продолжали функционировать).

6. Бельгия и Голландия.

7. Испания и Португалия.

8. Соединенные Штаты.

9. Центральная Америка и Панамский канал.

10. Южная Америка.

11. Великобритания (вся империя).

12. Дальний Восток.

Эти территориальные бюро подразделялись в свою очередь на секции, которых к началу 1939 года было более 880 (сколько-нибудь достоверные данные, касающиеся более позднего периода, отсутствуют).

Опасаясь деятельности вражеской контрразведки, Гиммлер, а также его ближайший помощник Гейдрих считали, что многим работникам берлинского штаба не следует знать больше, чем им положено. Поэтому гестапо все более и более усиленно стремилось децентрализовать свою шпионскую деятельность. После 1935 года отделения гестапо были рассеяны по всей империи. В эти отделения обычно являлись агенты, прибывающие из-за границы, и отсюда они могли отсылаться за рубеж. Такого рода отделения находились в Кельне, Гамбурге, Магдебурге, Дрездене, Мюнхене, Баден-Бадене и т. д.

Эти гестаповские центры обычно располагались в частных жилых домах. Комнаты здесь были небольшие, обставленные строго, просто, но со вкусом. В каждой комнате сидели два сотрудника. Один из них делал большую часть работы, другой же — обычно тяжеловесный, коренастый мужчина — почти ничего не делал. Он в основном нес охрану, применяя в то же время свою физическую силу для «извлечения» дополнительных сведений из посетителей, не желавших дать их добровольно. Остальная часть здания была заполнена картотеками и документами, в особенности подвал, где они были нагромождены до потолка. На всех окнах имелись решетки.

Существование этих отделений могло бы остаться тайной, если бы гестапо не совершило ошибку, которая заключалась в том, что сюда стали доставлять «преступников», вся вина которых заключалась в наличии… прабабушки «неарийского» происхождения». Многие из тех, кто входил в эти дома, никогда уже больше не возвращались. Таким образом, слава об этих домах пошла страшная, и гестаповцы сами себя разоблачили.

Гестапо имело также отделения и вне Германии. Обычно все такого рода зарубежные центры гестапо действовали под нейтральной, большей частью совершенно невинной вывеской. Чаще всего это было какое-либо мелкое предприятие, владелец которого являлся местным горожанином. Гестапо предпочитало мелкие пивные, бары, портняжные мастерские, бакалейные лавки и мелкие кинотеатры — короче говоря, места, куда, не привлекая чьего-либо внимания, люди могли приходить и откуда могли уходить в течение всего дня, а иногда даже и ночью. Подобные отделения гестапо имелись в Праге, Инсбруке, Лионе, Мехико-Сити, Токио, Роттердаме и во многих других городах.

Необходимо подчеркнуть, что нигде и никогда гестапо не стремилось действовать в огромных масштабах, как это некоторые утверждают. В течение многих лет каждый германский агент рассматривался обязательно как сотрудник гестапо. Это совершенно неверно. Численно Гиммлер имел значительно меньше людей за границей, чем, например, Геббельс, не говоря уже о Розенберге или Боле. Неверное представление о численности агентов гестапо за границей объясняется, вероятно, тем, что внутри Германии Гиммлер действительно располагал огромным количеством подчиненных. Однако какая-либо аналогия здесь неуместна, ибо не следует забывать, что агенты Гиммлера в самой Германии использовались в основном для полицейских целей и для контрразведки.

Согласно наиболее достоверным данным, к началу 1939 года число мужчин и женщин, действовавших по заданиям Гиммлера, не превышало четырех тысяч. Поскольку 1938 год считается годом наивысшей шпионской активности гестаповцев, то число это и на сегодняшний день вряд ли следует значительно увеличить.

Все эти люди получали специфические задания. В основном они работали для министерства иностранных дел, и в первую очередь для Риббентропа и Канариса. Они были квалифицированными шпионами, зачастую использовавшими уже от себя целый штат агентов, которых они вербовали в среде зарубежных немцев. В какой-то степени можно утверждать, что шпионы Гиммлера приближались к типу старых шпионов-одиночек.

Большинство этих людей приходило из «управления безопасности», находящегося в системе СС, и должно было обязательно пройти долгий и трудный путь обучения в шпионских школах.

* * *

В течение нескольких последних лет об этих школах много писалось, но большая часть написанного является лишь плодом фантазии. Согласно большинству описаний, школы шпионов — какие-то необычайные, чуть ли не романтические заведения. Много говорилось о классах, где обучаются всего лишь пять слушателей, причем все они якобы носят маски для того, чтобы при встрече не смогли узнать друг друга; о клятвах в сохранении тайны, подчинении приказам, вплоть до приказов, требующих убийства членов собственной семьи; о курсах по изучению сложных замков, по использованию микрофотоаппаратов и т. д.

Истинная картина значительно менее увлекательна, но зато более жизненна. Число обучающихся в школах сравнительно невелико; все они подготовляются для занятия руководящих постов, требующих умения применять личную инициативу в шпионаже. Обучаются не только немцы, но и иностранцы. Большая часть иностранцев, однако, в основном используется Гиммлером и военной разведкой. Допущение многих иностранцев в эти школы было произведено по приказу Гиммлера, который убедился в том, что немцы очень часто не усваивают психологию других народов, в то время как, скажем, румыны или болгары очень быстро приспособляются к новому окружению и новой обстановке. Наконец, назначение шпионских школ ни в коей мере не исчерпывается одним лишь обучением шпионов. Как мы увидим ниже, эти школы преследуют и другие цели.

Прежде всего, укажем на то, что школы эти не являются новостью. Их было много и в период первой мировой войны у французов, англичан и немцев. Новая германская школа шпионов (в дальнейшем я буду пользоваться этим условным термином) представляет собой синтез апробированных принципов старых шпионских школ и новейших методов разведки. Как уже было сказано, основное внимание шпионов в эпоху, предшествовавшую первой мировой войне, было направлено на добычу секретов генеральных штабов и донесений военных и морских атташе. Эти цели и методы уже были недостаточны в эпоху «тотальной войны»; и новые школы шпионажа призваны были обучать новым, современным дисциплинам. Если прежних агентов в основном обучали похищению секретных документов, то нынешних агентов уже необходимо было обучать искусству общения с видными людьми и влияния на них.

Шпионские школы были основаны на одном общем принципе, сформулированном профессором Гаусгофером. Заключался он в том, чтобы давать шпионам не общую подготовку, а тренировать их для борьбы с одним каким-либо определенным врагом, чьи сильные и слабые стороны заранее известны.

Подбор студентов производился с помощью специального обследования, помогающего выявить способности каждого лица, подвергающегося испытанию.

Учащиеся, которые успешно сдавали выпускные экзамены, посылались в школы руководящего состава. Здесь обучение велось по разнообразной программе, отнюдь не рассчитанной только на шпионаж. Однако не менее четверти всех учащихся (здесь их было около 4–5 тысяч) получали впоследствии задания по шпионажу. Высшую инспекционную власть над этими школами осуществлял Рудольф Гесс и его Штаб связи. Срок обучения в школах руководящего состава был равен четырем годам; однако же те, кого Штаб связи отбирал для шпионской работы, заканчивали обучение быстрее.

Они посылались в так называемую Высшую школу, находившуюся в Баварии. Эта школа представляла собой по существу научно-исследовательский институт, деятельность которого была посвящена зарубежным странам. Здесь обучались в основном только будущие шпионы. Они подробно знакомились здесь с «расовой биологией», изучали языки, особенности и обычаи различных наций, а также «геополитику». Все преподаватели иностранных языков здесь были иностранцами. Они не только учили языку, но также давали массу ценных сведений о тех или других странах.

Студенты этой школы периодически, на короткий срок посылались в один из заграничных университетов. Во время своего обучения в этом университете они должны были посылать ежемесячные отчеты с изложением своих наблюдений, а также устанавливать полезные связи. Таким образом, они получали возможность на практике демонстрировать свои способности.

* * *

Перейдем к вопросу об использовании иностранцев.

Начиная с 1934 года, в Германии было создано много лагерей туристского типа. Этими лагерями руководил Розенберг. Сюда и приезжали всякого рода иностранцы, которые были не прочь связать свою судьбу с гитлеровской Германией и служить ей в качестве шпионов. Поэтому «туристы» в этих лагерях также проходили курс обучения.

Кроме того, в Штутгарте ежегодно созывались конгрессы агентов Боле. Определенное количество специально отобранных участников этих конгрессов также проходило курс обучения, в основном построенный на вопросах шпионажа. Большинство из этих людей посылалось в «туристские лагери», где они встречались с их обитателями — также будущими шпионами. Обе группы проходили здесь специализированное обучение под руководством офицеров из военного министерства. По окончании обучения устраивались экзамены, обычно в присутствии нескольких экспертов из рейхсвера.

Отличившиеся на экзаменах посылались в Альтону (близ Гамбурга), где в 1935 году был создан специальный институт шпионажа, слушатели которого получали профессиональную подготовку: изучали азбуку Морзе, расшифровку, передачу сообщений. Одним из предметов обучения была тренировка памяти.

* * *

После окончания института все слушатели его распределялись среди организаций, руководимых Боле, Геббельсом, Розенбергом и Риббентропом. Перечисленные инстанции предпочитали шпионов-немцев; что касается военного министерства и гестапо, то они использовали как немцев, так и иностранцев. Иностранцы должны были обязательно принять германское подданство, причем в этом отношении ни для кого не делали исключения. Факт принятия немецкого гражданства сохранялся в строгой тайне для того, чтобы эти шпионы-иностранцы могли продолжать пользоваться своими паспортами.

Военное министерство и гестапо периодически посылали своих агентов в школы для повышения квалификации. Почти все эти школы, обучавшие военному шпионажу (за исключением двух), находились в окрестностях Берлина. Программа их была примерно аналогична программе начальных школ шпионажа, но срок обучения был здесь очень невелик — всего 6 месяцев: учитывалось, что слушатели имели уже немалую предварительную практическую подготовку.

Школы гестапо в основном находились в Рейнской области, на севере Германии. Курс обучения в этих школах продолжался девять месяцев, но и здесь бывали ускоренные выпуски. О самой программе этих школ ничего не известно. Можно предположить, что слушатели здесь получали окончательную техническую шлифовку.

В аппарате Гиммлера был еще один отдел, называемый «экспериментальным». Об этом отделе в немецкой печати еще ничего не сообщалось. Возглавляется этот отдел Теодором Габихтом, которому подчинен небольшой штат сотрудников, примерно в 12 человек. Отдел этот помещается в Берлине, на Турмштрассе.

В 1933 году Гитлер послал Габихта в Австрию для подготовки захвата этой страны. Габихт вскоре был выслан из Австрии, несмотря на то, что он был назначен пресс-атташе германского посольства.

После этого он обосновался в Мюнхене и занялся контрабандным ввозом оружия в Австрию и организацией террористических шаек. Габихт составил также «черные списки», куда вошли все деятели, боровшиеся против присоединения Австрии к Германии.

Постепенно Габихт исчез из поля зрения общественности, и кое-кто уже решил, что он попал в немилость за провал данного ему поручения в Австрии. На деле, однако, это не так. Габихту было предписано уйти в тень, с тем чтобы создать новый «экспериментальный отдел», во главе которого он сам был поставлен.

Неизвестно, продолжал ли Габихт после начала войны руководить этим отделом. Во всяком случае, незадолго до начала войны он орудовал еще на Турмштрассе.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *