Уютный трикотаж: интернет магазин белорусского трикотажа

Соколова и собчак: Зияющие высоты – Интервью – Материалы сайта – Сноб – Интервью Михаила Прохорова Собчак и Соколовой | Блогер azida на сайте SPLETNIK.RU 19 августа 2011

Соколова и собчак: Зияющие высоты – Интервью – Материалы сайта – Сноб – Интервью Михаила Прохорова Собчак и Соколовой | Блогер azida на сайте SPLETNIK.RU 19 августа 2011

Сказка о попе и работнике Синодального отдела – Октябрь 2012 – Журнал

Фото: Федор Савинцев
Фото: Федор Савинцев

Соколова: Отец Всеволод, цель нашего прихода к вам – не упреки и не «наезд» на РПЦ. Наоборот, нам хотелось бы человеческого, неагрессивного разговора. Мы убеждены, что только узнавая друг друга, налаживая диалог можно достичь взаимопонимания, которое так необходимо сегодня церкви и обществу, особенно той его части, которую мы с Ксенией представляем. Мы хотели бы узнать вас не только как священнослужителя, но и как человека. Расскажите о себе.

Чаплин: Я – это десятое дело. Я вырос в понимании того, что о себе нужно думать и говорить в последнюю очередь. А то есть такие, вроде бы культурные, которые говорят, что заботиться нужно в первую очередь о себе. Я считаю, что это неправильно.

Соколова: И все-таки, расскажите, где вы родились? В какой семье? Как в церковь попали?

Чаплин: Я родился в неверующей семье. Мой отец был профессором, чистым технократом, хотя и не был членом коммунистической партии. Он был атеистом, не воинствующим, но слишком верящим в то, что наука и техника решают все проблемы человечества. После конца Советского Союза ему пришлось пережить тяжелую жизненную трагедию, на волне этой трагедии он и скончался. Мать – человек полуверующий, но не участвующий активно в церковной жизни, тоже из так называемой технической интеллигенции.

Соколова: Вы провели детство в Москве?

Чаплин: Да, родился в Москве. А в тринадцать лет пришел в храм и понял, что здесь и останусь. У меня не было крестика, чтобы носить, и я решил, что нужно купить крестик.

Собчак: Как это произошло?

Чаплин: Это был 1981 год…

Собчак: Как раз год моего рождения!

Чаплин: Я, так сказать, бывший «креативный класс», ставший консерватором несколько позже других, но, главное, вовремя.

Соколова: Какой это был храм?

Чаплин: Богоявленский Патриарший собор в Елохове, на Басманной, по-моему… Я начинаю уже забывать названия улиц.

Собчак: Возможно, вас что-то потрясло? Какая-то икона?

Чапли

Как поссорились Собчак с Соловьевой | Блогер Lite на сайте SPLETNIK.RU 20 сентября 2014

Год назад, специально, или случайно Ксения Собчак, сетуя на подачу текста под фото-коллажом с ее участием, перепутала фамилию главного редактора журнала Tatler, подписав ее как Соколову вместо Соловьевой. Однако и издание было указано неверно. На самом деле материал, о котором шла речь был из совсем другого журнала - Allure. Об этом в шуточной форме и сообщила тезка главреда SNC Ксения Соловьева:

tatler_russia @xenia_sobchak Ксюша, что за напасть? Почему я снова Соколова, а журнал "Аллюр" вдруг стал "Татлером"? Черника Форте подействовала в обратную сторону? Не путай с Форте дей Марми!

Знающие люди говорили, что это история скандала ведет еще дальше - к Белонике....

И вот на днях жители инстаграм стали свидетелями продолжения забытой ссоры.

tatler_russia По отдельности все наши герои - замечательные, нежно любимые нами люди. Но иногда они не ладят между собой. В октябрьском номере мы взяли на себя труд составить перечень мелких и крупных ссор, случившихся в свете. Настоятельно не советуем организаторам мероприятий сажать этих людей за один стол. Чревато!

kate_has_a_gun Собчак против всех)) 1d

yakimeshka Ксюша со всеми в контрах)

anazhmu В незапамятном году, Ксюша уже писала для татлер статью о рассадке на парти.

 xenia_sobchak Ксюшенька,дорогая,ну нельзя так дешево мстить коллегам:)) 1d

alla_one хахаха!!! Ксения отреагировала))

liliya_gilvanova Ксюши, не ссорьтесь!)Оба журнала хороши! И Tatler и SNG читаю с удовольствием. Спасибо! 

 tatler_russia @xenia_sobchak А за что надо было мстить?:)) Ну так - слегка посплетничали... 22h

claracetkin Если все будут дружить, о чем тогда будут писать ваши журналы . 

xenia_sobchak @tatler_russia  ну просто вроде у нас был пакт о ненападении:) наша Антанта в недоумении:) 
 

Ответ Собчак не заставил себя долго ждать

xenia_sobchak На примере нового номера #sncmagazine можно посмотреть чем полезна здоровая конкуренция и почему это важно!Дело в том,что журнал Tatler (я уверена,что совершенно случайно,по совпадению,а не вдохновившись нашей идеей) сделал в октябрьском номере материал на ту же тему, что и и мы-правила московской рассадки. И ты,дорогой читатель,можешь сравнить качество этих двух материалов! И по контенту,и по слогу,и даже по верстке:) Мы для вас собрали самые свежие,сенсационные истории. Просто сравните!:) Жаль, что наши коллеги застряли где-то на уровне разборок Тины Канделаки и Ксении Собчак.Хотя,с другой стороны,мне лестно,что наши коллеги уделяют такое внимание на своих страницах главному редактору чужого журнала. Это о многом говорит

 

 

 

 

Обновлено 20/09/14 21:04:

Обновлено 20/09/14 21:07:

Обновлено 20/09/14 21:12:

Обновлено 20/09/14 21:14:

Обновлено 20/09/14 21:21:

Обновлено 20/09/14 21:26:

Обновлено 20/09/14 21:40:

Сказка о попе и работнике Синодального отдела

У корреспондентов проекта «Сноб» не было проблем с тем, чтобы разговорить Протоиерея Всеволода Чаплина – он как будто всю жизнь ждал, чтобы рассказать им о своей ­анти­советской юности, о любви к песням Псоя Короленко и о свойствах постной пищи

Соколова: Отец Всеволод, цель нашего прихода к вам – не упреки и не «наезд» на РПЦ. Наоборот, нам хотелось бы человеческого, неагрессивного разговора. Мы убеждены, что только узнавая друг друга, налаживая диалог можно достичь взаимопонимания, которое так необходимо сегодня церкви и обществу, особенно той его части, которую мы с Ксенией представляем. Мы хотели бы узнать вас не только как священнослужителя, но и как человека. Расскажите о себе.


Чаплин: Я – это десятое дело. Я вырос в понимании того, что о себе нужно думать и говорить в последнюю очередь. А то есть такие, вроде бы культурные, которые говорят, что заботиться нужно в первую очередь о себе. Я считаю, что это неправильно.

Соколова: И все-таки, расскажите, где вы родились? В какой семье? Как в церковь попали?

Чаплин: Я родился в неверующей семье. Мой отец был профессором, чистым технократом, хотя и не был членом коммунистической партии. Он был атеистом, не воинствующим, но слишком верящим в то, что наука и техника решают все проблемы человечества. После конца Советского Союза ему пришлось пережить тяжелую жизненную трагедию, на волне этой трагедии он и скончался. Мать – человек полуверующий, но не участвующий активно в церковной жизни, тоже из так называемой технической интеллигенции.

Соколова: Вы провели детство в Москве?

Чаплин: Да, родился в Москве. А в тринадцать лет пришел в храм и понял, что здесь и останусь. У меня не было крестика, чтобы носить, и я решил, что нужно купить крестик.

Собчак: Как это произошло?

Чаплин: Это был 1981 год…

Собчак: Как раз год моего рождения!

Чаплин: Я, так сказать, бывший «креативный класс», ставший консерватором несколько позже других, но, главное, вовремя.

Соколова: Какой это был храм?

Чаплин: Богоявленский Патриарший собор в Елохове, на Басманной, по-моему… Я начинаю уже забывать названия улиц.

Собчак: Возможно, вас что-то потрясло? Какая-то икона?

Чаплин: Нет, никакого рационала не было. Просто понял, что я – отсюда. Все смеялись над этим, когда я рассказывал. В первую очередь духовенство. О религии я знал в основном из атеистической литературы. Правда, я прослушал некоторое количество проповедей, которые меня не трогали. Это был «Голос Америки», который я начал слушать в восемь лет. Там отец Виктор Потапов тогда выступал вместе с Дмитрием Гудковым.

Фото: Федор Савинцев

Соколова: И что же вы сделали, когда поняли, что храм – это ваше?

Чаплин: Стал активно участвовать в церковной жизни.

Соколова: В смысле пришли к батюшке и сказали, что хотите помогать?

Чаплин: Тогда это было невозможно, даже крестить меня отказались без разрешения родителей в тринадцать лет.

Собчак: И как же вы крестились?

Чаплин: Спустя полгода, в Калуге, уже будучи достаточно верующим человеком, втайне от родителей. Потом я решил не вступать в комсомол, выйти из пионерской организации, что, к сожалению, не получилось. Мое требование о выходе оттуда не было воспринято всерьез, но я, по крайней мере, с учительской кафедры пытался проповедовать.

Соколова: По-моему, у вас был просто обыкновенный подростковый бунт против всего и вся.

Чаплин: Нет, никакого… riot не было. Было то, что я считал правильным.

Собчак: Как развивались события дальше? У вас появился новый круг общения?

Чаплин: Конечно, естественно. Тогда, в начале 80-х, в Москве сложилась субкультура молодых верующих людей, очень разных по менталитету. Был такой треугольник, даже, наверное, четырехугольник в районе Покровского бульвара в Москве. Он состоял из католической церкви, православной церкви Софийского подворья, баптистской церкви и синагоги. В целом это была диссидентствующая молодежь до сорока пяти лет. Самым молодым был я в свои тринадцать-четырнадцать. Мы перемещались между этими четырьмя культовыми зданиями, между разными ресторанами и пивными, а также подъездами, где распивалось определенное количество алкоголя. Люди были разных убеждений, вероисповеданий, спорили, были очень интересные дискуссии о богословии, о будущем России. Естественно, все ненавидели советскую власть, но все по-разному думали о том, как дальше Россия должна жить. Взгляды были от ультралиберальных до ультрамонархических.

Фото: Федор Савинцев

Собчак: А какие взгляды были у вас?

Чаплин: Я тогда стоял за то, чтобы как можно скорее закончилась советская власть, а дальше – посмотрим. Это было неправильно, конечно.

Соколова: Почему неправильно?

Чаплин: Многие думали так, как я, поэтому и получился 91-й год.

Соколова: Вы считаете плохо, что он случился?

Чаплин: Нет, но изменения могли быть более продуманными.

Собчак: Каким образом это было тогда возможно?

Чаплин: Никаким.

Собчак: То есть, оглядываясь назад, вы не видите альтернативного варианта развития событий?

Чаплин: Не вижу. Слава Богу, у нас хотя бы не было кровавой каши, как в Югославии. В 90-е многое было сделано неправильно, но могло быть гораздо хуже.

Соколова: Согласились.

Чаплин: СССР, его политическая система скончались своей смертью. Но выигравшая политическая сила сразу перестала слушать остальные. Я с огромным уважением отношусь к Гайдару, его окружению, люди из которого, кстати, часто приходили в мой храм, некоторые до сих пор приходят…

Собчак: Каяться за грехи прошлого?

Чаплин: Нет, мы общаемся, вместе молимся. У них тогда амплитуда возможностей была действительно очень маленькая. Средств в распоряжении было мало, если говорить об экономике. Зато была опасность всеобщего бунта. Реформаторов 90-х ругать сейчас легко. В свое время я сказал господину Гозману на одном из приемов в Кремле, что их реформы были недостаточно радикальными.

Соколова: Правда?

Чаплин: Нужно было сразу прикрыть все советские заводы, и через год, пока еще не был исчерпан фонд народного доверия, вас – это я Гозману говорю, – может быть, и выгнали бы из страны, зато была бы решена проблема уничтожения нежизнеспособной промышленности. Гозман мне ответил так, что мне стало стыдно. Он сказал: «А знаешь ли ты, сколько у нас было денег? И как был близок тотальный бунт?!»

Собчак: Отец Всеволод, а вы в те смутные времена ходили на площади, демонстрации? Вы участвовали в событиях 91-го, 93-го годов?

Чаплин: В 91-м я учился в Англии. В 93-м участвовал в организации и подготовке переговорного процесса между Верховным Советом и исполнительной властью.

Соколова: Вы выступали посредником? Сами по себе или от имени церкви?

Чаплин: От имени церкви. Вместе с верховным руководством я старался сделать все, чтобы позиции сторон были сближены. В переговорном процессе участвовали патриарх Алексий и митрополит Кирилл. Я передавал тексты, ездил в Белый дом. Эти переговоры, в принципе, увенчались успехом, был принят план разблокирования ситуации. К сожалению, все пошло по другому сценарию. Вопрос решился с помощью силы, оружия. Каждый год в Белом доме я служу панихиды как в годовщину 91-го, так и в годовщину октября 93-го. В первом случае собираются либералы во главе с господином Филатовым, во втором случае – коммунисты.

Фото: Федор Савинцев

Соколова: Вы сказали, что в Англии учились?

Чаплин: В Бирмингеме, учил язык. Полтора месяца примерно.

Собчак: Контраст либеральной Англии, такой богатой, буржуазной страны, с российскими реалиями на вас никак не отразился?

Чаплин: Мир я видел. В течение двадцати лет я объехал шестьдесят девять стран, вплоть до африканских джунглей.

Соколова: В джунглях-то вы что делали?

Чаплин: Там тоже бывают мероприятия, связанные с посредническими усилиями, например в рамках Всемирного Совета Церквей. Жизнь международной тусовки я знаю хорошо, и иллюзий по поводу этой тусовки у меня нет никаких.

Собчак: Что вы имеете в виду?

Чаплин: Это абсолютно прагматический мир, в котором очень важно быть сильным и умным.

Соколова: А у нас не прагматический мир? Православным сильными и умными быть не надо?

Чаплин: Традиционно, на протяжении всей российской истории, русские политические деятели настроены чуть-чуть более идеалистически, чем надо. Русские вообще идеалисты.

Собчак: В чем это проявляется?

Чаплин: Так вот возьми и скажи… В России сверху донизу присутствует неубиваемое стремление видеть людей хорошими. Это красиво, хорошо, приятно, но, к сожалению, из-за этого мы очень часто уступали тем, кому не нужно уступать. Например, чистейшим идеализмом были взгляды императора Николая II.

Собчак: А в современной истории есть подобные примеры?

Чаплин: Михаил Сергеевич Горбачев.

Соколова: Он тоже не учитывал человеческую греховность?

Чаплин: Абсолютно! Как не учитывают ее и наши нынешние руководители.

Собчак: То есть Путин, по-вашему, идеалист?

Чаплин: Путин человек, в голове которого имеется town on the top of the hill, его представление об идеальном мире…

Собчак: Вы считаете, цель Путина – превратить Россию в Город Солнца?

Чаплин: Town on the top of the hill. Солнце там или не солнце, это лучше у него спросить. Наш мир неидеален, в нем присутствует грех. Это базовое богословское положение. Ожидать, что мир станет идеальным, бессмысленно. В этом проблема политического идеализма.

Соколова: То есть идеализм – это в какой-то степени недооценка человеком реальности или желание видеть ее такой, какой хотелось бы?

Чаплин: Можно и так сказать.

Собчак: Вы первый человек в моей жизни, который Путина назвал идеалистом. Свои суждения мы обычно основываем на фактах. Вы по каким признакам определили в Путине идеалиста?

Чаплин: Психологический облик, подход к политике. Чистый прагматик вел бы себя иначе.

Собчак: Как?

(Долгая пауза.)

Фото: Федор Савинцев

Соколова: Прагматик посадил бы Ходорковского?

Чаплин: Нет. Он бы сторговался.

Соколова: То есть Путин посадил Ходорковского по причине собственного жесткого идеализма?

Чаплин: Для Путина и для нашего общества в целом важны ценности, которые пересиливают прагматику. Хорошо это или нет – отдельный разговор. Но очевидно, что общество нуждается в ценностях, которые выше прагматики.

Соколова: Что же это за высочайшие ценности?

Чаплин: Святыня. Единство народов. Уважение к народу.

Соколова: Еще?

Чаплин: Нельзя оскорблять чувства верующих художественными акциями.

Соколова: Ну вот, добрались до Pussy Riot. Поскольку мы сегодня решили быть милыми и дружелюбными, спрошу просто: как вам кажется, отец Всеволод, правильно ли, что три молодые женщины сидят в тюрьме ради торжества неких «сверхценностей», которые, как мы с вами выяснили, сводятся к национальному идеализму, то есть, фактически, неверной оценке реальности?

Чаплин: Я убежден, что многие из тех, кто сегодня негативно относится к этим трем особам и особенно к тем, кто за ними стоит, изменили бы свое отношение, если бы эти женщины сказали: «Мы поступили неправильно и больше так не будем».

Соколова: Они это раз сто сказали.

Чаплин: Нет! Они делают жесткие оговорки, говорят, что поступили правильно и будут продолжать.

Соколова: Что продолжать?

Чаплин: Кощунствовать. Мы поверили бы им, если бы они признали важность тех самых ценностей, о которых я сказал.

Соколова: А вы не допускаете, что эти ценности не для всех такие уж истинные? Что существует, например, приоритет ценности человеческой жизни и свободы над какими-то общественными установлениями и абстрактными декларациями, которые к реальности имеют слабое отношение?

Чаплин: Я считаю, система ценностей в обществе должна быть одна. Конечно, существуют разные группы влияния, мировоззренческие группы. Неверующему хочется жить ради себя или ради собственной семьи и на все другое наплевать. Тем не менее есть вещи, которые общество обязано защищать и оберегать, если оно не хочет разрушаться: могилы, символы государства и т. д. В этот круг входит также и то, что почитают верующие люди.

Соколова: Вы говорите разумные вещи. Но то, что эти девушки попали в тюрьму, явилось не победой церкви, а колоссальной репутационной потерей. Вместо оплота милосердия и всепрощения, каким ей положено быть, Русская православная церковь выглядит каким-то средневековым экзекутором. Согласитесь, образ крайне непривлекательный.

Чаплин: Я считаю, что есть ценности, которые надо защищать. И защищать мы их будем, даже если весь мир скажет, что мы ужасные.

Соколова: Весь мир это уже говорит.

Фото: Федор Савинцев

Собчак: Из трех никому не известных девушек, совершивших глупость и гадость, вы сотворили кумиров, поборников свободы, которых сравнивают с Бродским и Солженицыным! Это, по-вашему, умно?!

Чаплин: Ценности для нас важнее, чем пытаться убедить в них тех людей, которые эти ценности не разделяют.

Соколова: Крайне запущенная форма идеализма.

Чаплин: В отличие от большинства идеалистов я все-таки считаю, что у меня есть шанс реальность изменить. Буду пытаться изменять ее и дальше.

Соколова: С какой приблизительно целью?

Чаплин: Для того, чтобы общество было устроено по законам Божьего Царства.

Соколова: О, Господи!

Собчак: Я бы хотела продолжить – о ценностях. Хочу рассказать две истории. Мои бабушка и дедушка за последние два года ушли из жизни. Я хорошо помню оба этих события, дедушка по папиной линии у меня был воспитан в иудейской традиции, и, соответств

Читать далее

Официальный сайт Ксении Собчак Собчак, Соколова и Игорь Григорьев

Ксения Собчак и Ксения Соколова поговорили с Игорем Григорьевым об экзистенциальных проблемах и способах их решения. Например, о лиане смерти.

Собчак Игорь, какая ирония судьбы! Вы были одним из первых, кто брал у меня интервью. Это было много лет назад в кафе на Новом Арбате на втором этаже.

Григорьев Я помню название. «Санрайз».

Собчак Это было одно из первых интервью со мной, очень хорошее. Не прошло восьми лет, и обстоятельства кардинально изменились.

Соколова В качестве кого у тебя брали интервью?

Собчак В качестве it girl Москвы.

Соколова Увы, теперь ты из it girl стала рабочей девушкой, а Григорьев стал звездой.

Собчак А что поделывала ты в те благословенные времена?

Соколова В те времена меня в стране не было. А вот немного раньше я часто -заходила в клуб «Птюч», с которым вы у меня, Игорь, почему-то ассоциируетесь.

Григорьев Нет, что вы, «Птюч» был вообще другой мир.

Собчак Мы как раз хотели узнать у вас, Игорь, какой мир лучше. Вы успели пожить в разных мирах. Я из таких людей, в смысле крутизны жизненных перемен, только одного знаю – Ваню Охлобыстина.

Григорьев Я знаю пример покруче. Главный дирижер Берлинского оркестра (ему сейчас 70 лет) раньше возглавлял менеджмент Sony. Был бизнесменом, а стал учиться музыке. Такой вот кувырочек.

Собчак Что вас заставляло резко менять профессии?

Григорьев Я не знаю, есть ли закономерность. Я человек, воспитанный в совке, в деревне. Меня усыновили в роддоме. А вообще я рефлексирующий псих.

Соколова Вас действительно усыновили?

Григорьев В Таганроге. Мне было две недели, когда меня бросила мать. Я знал о том, что усыновлен. Может, вообще все дело в этом. Недолюбленным нужно много любви. Сцена ее дает. Но в отличие от большинства моих коллег, сцены я страшно боюсь, у меня наступает почти паралич. Хотя я знаю, например, что Филипп Киркоров получает эстетическое удовольствие от того, что на него смотрят.

Собчак Вы тоже получаете, просто в другой форме.

Григорьев Я, видимо, преодолеваю колоссальные комплексы.

Соколова Я читала рецензии на ваши клипы «Танго» и «Сны моей весны». Рецензент
пишет: то, что вы делаете – это неплохо, но нарциссично и провинциально.

Григорьев Ни то, ни другое не является правдой. «Танго» на стихи Введенского ругают за все на свете – за нарциссизм, вторичность, декадентство. Сначала меня веселила эта истерика, потом начала раздражать.

Соколова Я была немного удивлена неадекватности реакций. То, что вы делаете – это салонная музыка, довольно симпатичная. Что в ней может так раздражать?

Григорьев Я на самом деле очень хочу нравиться, потому что если бы я не хотел, я бы и не лез никуда.

Собчак Я даже знаю, почему! У меня та же проблема. Советую вам вечером зайти в интернет, набрать «Ганнушкин» и «истероидный тип личности». Оказывается, все люди, которые хотят внимания, все, кто выступает в публичной плоскости, относятся к истероидному типу.

Григорьев Это касается людей, которые выбиваются из системы. Вы просто живете, тихонько в углу темненьком сидите, но все равно раздражаете. Все равно кто-то смотрит в темный угол, потому что оттуда идут «вайбы». Я много раз замечал, еще когда в МГИМО учился. Я хотел быть nice, перестал ходить смурной и смотреть исподлобья, стал улыбаться. Тогда все стали говорить: «Он еб…нат, выглядит как блаженный». Я хотел нравиться людям. Но люди реагировали на меня как на инородное тело.

Соколова Почему?

Григорьев Это может прозвучать самодовольно и дико, но иногда я ощущаю тряску, которая на меня снисходит с небес.

Собчак В виде тревоги?

Григорьев В виде энергии. Так ко мне пришла музыка, которую я записывал. Я хотел писать эту музыку, но она мне не давалась долгое время. Она пришла, когда был момент даже не отчаяния – отчаяние ты чувствуешь и дерешься – это был момент безысходности, точка лежки, в этот момент музыка стала приходить ко мне терабайтами. Я думал: кто это пишет? Я или кто другой? Просто нечто включилось. Я отдаю себе отчет, что так же и выключиться может. Посмотрите, как многих талантливых людей выключают. Смотришь, вроде тот же человек, с теми же глазками и носиком, но больше ничего… Я в этом плане мистик. Допускаю, что являюсь неким проводником. В один прекрасный день тебе просто говорят: парень, ты готов, на тебе. Что я могу сказать? Ну спасибо.

Собчак Вас не пугает, что никто толком не понимает, кто такой Игорь Григорьев? Журналист, музыкант? Вы вообще кто?

Григорьев Оборотень.

Собчак Вам нравится эта роль? Или вы хотели бы лет через десять превратиться в известного певца?

Григорьев Я внесу вклад в музыку.

Собчак При огромном количестве преимуществ, которые имеет позиция оборотня, в ней есть существенный недостаток. Вы ни в чем не достигаете вершины.

Григорьев Я бы так не сказал. На первом этапе, когда я создал и был главным редактором журнала «ОМ», я все же достиг какой-то вершины. Вот ваша рубрика, например, – мое порождение. Этот жанр назывался в «ОМе» чилаутом, и он появился в 1996 году.

Соколова Какой жанр?

Григорьев Жанр застольной беседы со всеми междометиями, естественно, как она -течет.

Соколова Жанр естественной беседы появился в американской журналистике в 40-е годы. Увы, тут пальма первенства нам не принадлежит.

Григорьев Вполне возможно, что Капоте разговаривал так же. В 1995 году я не знал, кто такой Трумен Капоте, многие вещи не знал, и стал этот жанр делать, вдохновленный силой воздействия покойного Юрия Айзеншписа, которого мы обгадили в одном из номеров. Я написал, что в лице Владика Сташевского мир потерял отличного метр-дотеля. Мне позвонила общая знакомая и говорит: в твою сторону собирается команда с бейсбольными битами. Ты лучше ему позвони. Я к нему приехал. Он говорит: ну что, давай будем делать опровержение, статью 
про Сташевского писать. Я понимал, что Влад при всей моей симпатии-антипатии никак не входит в формат журнала, и придумал этот жанр. Вы, например, в GQ запихиваете неформатных персонажей. Я также в чилауте мог разговаривать со Зверевым, со Сташевским и с людьми, которые никогда бы не появились на страницах журнала, где разговор «всерьез».

Соколова Я называю это «препарировать лягушек». Ну о’кей, допустим, вы сделали это первым.

Григорьев Я сделал первым, об этом говорили журналисты. Это к вопросу о том, достигаю ли я вершины.

Соколова Если бы вы достигли вершины, то сейчас были бы здешним газетным магнатом.

Григорьев Или Эрнстом.

Собчак Или хотя бы Николаем Усковым. Образно говоря, главным редактором важного издания.

Соколова Нет, с таким бэкграундом – только магнатом. Где уж там Ускову!

Григорьев (с подозрением) Вы это все оставите в интервью?

Соколова Вырежем, наверное. Хотя… мы же шутим с вами.

Григорьев Вы меня пытаетесь уложить в стандартное ложе, где есть место карьере, продвижению… Я никогда этим не занимался.

Собчак Мне кажется, человек чувствует себя спокойно, когда точно знает, что у него есть ремесло, которое в любой ситуации прокормит. А когда это размыто, есть ощущение отсутствия какой-то истории дела. По-моему, с этим жить очень тяжело.

Григорьев Мне совсем не тяжело. Если бы моя воля, я бы ничего не делал! Деньги – важнейшй «пушер». Вернее, их отсутствие. Я за 12 лет путешествий по миру и по сферам чем только ни занимался!

Соколова Расскажите, нам интересно.

Григорьев Я ушел из журналистики в 1998‑м, поселился в Праге, ничего не делал. Потом открыл кафе, работал барменом.

Соколова У вас были деньги?

Григорьев Да, я заработал на «ОМе». У нас был тираж 100 000, для 1997–1998 года это было немыслимо, да и сейчас очень круто. Это говорит о том, что нечто странное произошло со страной. Почему эта культура, которую мы обсуждаем, была так востребована тогда? А сейчас, выйди этот журнал, появись «Мумий Тролль» или Земфира, не факт, что они будут кому-то интересны.

Соколова Абсолютно правильно. Деградация идет постоянно.

Григорьев Это очень странно. Я начал поиски себя, потому что не хотел возвращаться в журналистику. Но дальше были поражение за поражением.

Собчак Что это были за проекты?

Григорьев Я снял, как режиссер, художественный фильм. Образно говоря, фильм я сам положил на полку, потому что понял – это плохо. Потом организовал партию и несколько идиотов провел в Думу четвертого созыва. Продюсировал премию «Мода и стиль». Вел передачу на федеральном канале по приглашению Вани Демидова. Начинал писать книгу. Второй раз возвращался в «ОМ». Открывал бизнес. Что бы я ни делал, у меня ничего не получалось!

Соколова Это были объективные неудачи или результаты вас просто не устраивали?

Григорьев Я прилагал максимум усилий, но каждый раз одно и то же. Я выбил себе на лбу клеймо лузера. Это на самом деле серьезная вещь. Через 12 лет пришел к состоянию катастрофическому и начал от безысходности… петь. Началось все вот как. Однажды я пел с друзьями в караоке, арендовав вип-комнату. Друзья, среди которых много наших общих знакомых – от Андрея Фомина до Алены Свиридовой и Лады Дэнс, – говорили: почему ты не делаешь это публично? У тебя получается! Не ты будешь платить за вип-комнату, а тебе будут платить, и аудитория у тебя будет побольше. Я это не воспринимал всерьез, пока не кончились деньги.

Соколова О, это очень действенный момент!

Григорьев Если бы не это, меня бы сейчас здесь не было.

Соколова Спасибо за искренность. А где бы вы были?

Григорьев Путешествовал бы. It’s never boring.

Собчак В процессе этих поисков себя вы увлекались какими-то учениями, практиками?

Григорьев Я – экспериментатор. Самый серьезный опыт у меня был два года назад, когда я выпил айяваску в Рио-де-Жанейро. Айяваска – это отвар из лианы каапи, или «лианы смерти», которая растет в Амазонии. В Бразилии вокруг этого дела даже создана церковь «Небо и море».

Соколова Что такое «лиана смерти»?

Григорьев Это чай. То есть они называют это чаем. Ты пьешь отвар, и он воздействует так, что человек фактически наяву переживает собственную смерть. Ощущение мощнейшее. Я как бы умер, не физически, но я понял, что такое смерть. В какой-то момент понимаешь, что никто тебе не поможет. Ты – один. Ты еще в себе, понимаешь, что можешь взять эту чашку, дотронуться до нее, но чувствуешь, что она тебе уже не принадлежит, как ни одна другая точка этой реальности. Это катастрофа, это дико страшно! Не понимаешь, где ты, но ты уже не здесь.

Собчак Когда ты проходишь эту точку, тебе перестает быть страшно?

Григорьев Меня не рвало, физически я не умирал, но у меня был такой колоссальный страх, что я не пошел на вторую процедуру. Я хотел ускользнуть от нее, хотя меня уверяли, что больше не будут мучить.

Соколова А физически они вас возвращали?

Григорьев У меня не было никаких галлюцинаций. Это длится три часа, потом ты по-тихоньку возвращаешься. Я сразу улетел в Сальвадор.

Собчак Вы не сделали второй процедуры?

Григорьев В Сальвадоре, в самой тихой бухте, где не бывает волн, меня достигла эта самая лиана-волна. Я вошел в теплое море, спокойное, мелководное. В тот момент я увидел, что вода откатывает и появляется голый песок. Я повернулся в сторону моря и увидел волну, одну-единственную, небольшую. Это явление называется волна-убийца, такое очень редко бывает. Мегатонны мощи схватили меня и ударили о голый песок, так что у меня буквально вырвало левую руку. Она висела. Сложнейший перелом. Эта волна-лиана меня нагнала. Так ощущения, испытанные во время той процедуры, когда ты щепка, никто, повторились в реальности. Вы спросили, есть ли смысл продолжать делать процедуры. Наверное, есть, но только если ты действительно залез в какие-то сферы серьезные. Меня в свое время очень умиляли дамы московские, которые занимались каббалой, я, честно говоря, не помню, чтобы они куда-то далеко заходили, потому что это большая ответственность. Можно сильно получить по голове.

Соколова У меня есть приятель, который пережил несколько клинических смертей. Он служил в Иностранном легионе и был тяжело ранен. Перенес несколько операций. Он говорит, что каждый раз, умирая, чувствовал одно и то же: невероятное облегчение, когда тысячи сложнейших систем, которые работают в тебе, наконец получают сигнал отключиться, перестать вырабатывать энергию. И они постепенно отключаются, что вызывает невероятное чувство облегчения. Он описывал это как эйфорию, невероятный кайф.

Собчак Мне Эдуард Сагалаев тоже очень интересно рассказывал. Говорил, что 
ужасно боялся смерти и приехал к какому-то большому учителю в Индию. Зашел и говорит: «Учитель, я пришел к вам, потому что боюсь смерти». А тот ему сказал: «Тогда умри сейчас». Он почувствовал, что умер, упал, потерял сознание, но оказался благодаря этому индусу в таком состоянии, что понял смерть и действительно перестал бояться. Когда ты познаешь это мистическим образом, страх уходит.

Григорьев Я думаю, это по-любому страшно. Однажды меня трясло в самолете так, что я думал, это конец. Хотя я понимал, как эта смерть выглядит.

Собчак Какого рода людям нужны все эти восточные практики, лечение мистицизмом?

Григорьев Конечно, больным. Мои духовные опыты закончились давно. Не считая -айяваски – ее я хотел попробовать давно. Было смешно, когда Кирилл Серебренников и Андрей Фомин приехали ко мне в Непал. Я там жил недолго года три назад. Когда они исполняли ритуалы вокруг храмов, было занятно наблюдать. Ни один здоровый, уверенный в том, что с ним все в порядке, человек туда не пойдет. Посмотрите, кто приходит в церковь – люди с проблемами. Кто ездит в Гималаи – люди с большими экзистенциальными проблемами. Шахри Амирханова туда летала в свое время, я не знаю, вышла ли она из штопора.

Собчак Вышла, я как раз два дня назад с ней встречалась. А мне кажется, это не больные, а просто люди с ранимой душой, с особым фибром, сверхчувствительностью ко всему происходящему. Толстокожих эти проблемы не волнуют, у них идеальная нервная система.

Григорьев Я их называю обладателями толстых слоев подкожного жира. Знаете, как у свиней сало. С салом гораздо комфортнее жить. Если у тебя кожа человеческая, вообще в мире сложно жить, но таких натур не очень много.

Соколова Бывает, когда кожи нет вообще.

Григорьев Этих вообще единицы. А с «человеческой» кожей – процентов 10–15 от общего числа.

Собчак По большому счету, именно эти люди и есть творцы, которые создают и двигают мир.

Григорьев По-хорошему, нужно ответить глобально на два вопроса – кто ты есть и зачем ты здесь? Если ты получаешь конкретные ответы на эти вопросы, можешь завязывать с духовными поисками навсегда. У меня это произошло в Непале. Мне один лама сказал. Тогда на встрече были разные люди, задавали ему вопросы, а я не спросил ничего. Я вообще уже уезжал оттуда. Он сказал: почему вы молчите? Ко мне все приходят на аудиенцию с вопросами. Я говорю: у меня нет вопросов. А он: вот вы и задержитесь. Все ушли, мы остались одни. Я говорю: мне все ясно, в принципе. Ну разве что не ясно, почему меня обижают в прессе, называя пидором-кривлякой…

Собчак Ты скрываешь свою ориентацию?

Григорьев Я ее никогда не скрывал и никогда не афишировал. Я спокойно к этому отношусь.

Соколова Оставим ориентацию, ясно-то вам что?

Григорьев Я ему сказал: мне ясно, что никакие учения, поиски, никакая дорога не стоят ничего, если в конце пути ты просто не берешь за руку старуху и не переводишь ее через дорогу. Если ты этого не делаешь, зачем вообще все?! Вот в этом и есть весь смысл. Это по большому счету и есть любовь как антитеза эгоизму. Пока мы маленькие, растем, мы говорим – дайте мне то-се, но в какой-то момент приходит время отдавать, это естественный процесс, только не все это понимают.

Собчак Не для всех он естественный.

Григорьев Я давно поймал себя на мысли, что получаю колоссальное удовольствие, отдавая. Если бы у меня были деньги и мне не приходилось бы зарабатывать музыкой, я бы путешествовал. Поход в Гималаи мне запомнился исключительно глазами старух, которые там живут. В Гималаях постоянно песчаные бури, и у пожилых женщин конъюнктивит. И вот идем мы, большие белые люди, запасшиеся визином. Я там им всем 
заливал визин в глаза. Я был большим белым доктором, который прилетел на вертолете. Я помню их благодарные глаза. Я больше ничего не помню. Мне дико жалко стариков, выброшенных детьми, системой, государством. У меня есть мечта. В идеале я бы дом престарелых построил и все бы сам там делал. Может быть, не каждый день, но иногда – точно.

Соколова А пока приходится играть музыку.

Григорьев Пока приходится. Знаете, как сказал Луи Маль: «Я бы никогда не делал кино, если бы не мое безденежье».

Соколова Грустно, но получается так, что зачастую для творца безденежье – это благо, стимул.

Собчак Знаете, Игорь, я люблю вашу музыку – вы даже выступали на моем дне рождения, но, мне кажется, она для вас на каком-то 148 месте. Думаю, вы гораздо больше, чем ваши песни. Может быть, это и обидно прозвучит.

Григорьев Мне сейчас нечем крыть, потому что вышло-то у меня в виде клипов всего две песни. Из них вы слышали одну. Тем не менее я знаю, что сейчас я – главный музыкант этой страны.

Собчак Да? А Земфира? «Мумий Тролль»?

Григорьев После Земфиры не появилось никакой новой вселенной. Земфира была последней вселенной, она появилась в 1998 году.

Соколова А у вас появляется вселенная?

Григорьев Я знаю, что я – вселенная.

Соколова И вы в состоянии передать это ощущение тем, кто вас слушает?

Григорьев В состоянии. Я беру два-три года, чтобы доказать это, для коврового покрытия этой страны я беру пять лет. Я не спешу, потому что в моем возрасте уже некуда спешить.

Соколова Ну никто вас за язык не тянул. Обещали – делайте. Хотя, насколько я могу судить, у вас сложный жанр для массового восприятия. Например, у Земфиры мощнейшая энергия, выражаемая в довольно понятных формах. У вас – формы замысловатые и мощности этой нет. Как же вы собираетесь страну победившего шансона покрывать?

Григорьев Под мощностью вы что имеете в виду?

Соколова Сильный энергетический выброс, напор. Это есть у Земфиры, даже слова можно не разбирать. Просто, когда ты это слышишь, тебя пронимает. У вас же – сложный жанр…

Григорьев Да я не считаю его сложным! На самом деле это – русский фолк. Вот «Танго», которое вы слышали. Я одинаково представляю танго, которое поет певец со сцены или урка – на нарах с гитарой. Это все просто.

Соколова Все же изложите свой план-кинжал продвижения к музыкальному Олимпу. Мне нравится, когда человек уверенно говорит – я здесь лучший! Но хочется знать подробности.

Григорьев У меня есть четкая картинка того, что я хотел бы получить через пять лет.

Собчак И что же это?

Григорьев Я бы хотел поселиться у себя на фазенде в Бразилии, стране, которую искренне люблю, которую считаю первой родиной. Набрать кучу разных детей, плеткой их гонять, воспитывать.

Соколова Похоже на грезы педофила.

Григорьев Ничуть! Я действительно хотел бы детей воспитывать. На деньги и комиссионные, полученные из РАО за исполнение моих песен в ресторанах и караоке.

Собчак То есть Крутого там больше не будут петь, будут петь вас.

Григорьев И Крутого, и меня тоже.

Собчак То есть репертуар такой: «Кабриолет» Любови Успенской, потом вы, потом «Я люблю тебя до слез». Вы действительно хотите в этот ряд?

Григорьев Думаю, да. Я не вижу сильных противоречий. «Сны моей весны» – на самом деле поп-песня. В хорошем смысле.

Соколова А почему вы хотите именно в Бразилию?

Григорьев Это моя родина. Настоящая.

Соколова Я вас понимаю. Я там была. Рио изменил все мои представления о жизни.


Григорьев Как же?

Соколова Больше всего меня потрясла, казалось бы, очевидная вещь – насколько климат определяет человеческую жизнь и смерть. В Рио я увидела людей, оборванцев, которые ночуют на пляже. Там все пляжи народные. С утра эти нищие собирают пустые банки из-под пива, сдают их в специальные пункты, получают какие-то песо и на эти деньги покупают еще пива! В качестве пищи – кокосы, финики, все растет над головой. Мир – totally friendly! Человек спит на пляже, он не может замерзнуть, умереть от переохлаждения, и деньги ему на фиг не нужны. В городе, где я выросла, если ты пьяный и заснул на улице зимой, ты, скорее всего, умрешь. В тот момент меня это простейшее открытие потрясло. На этой климатической разнице строятся принципиально разные жизненные философии. Противоположные системы жизни. Другая грань, другой порог смерти.

Григорьев Да, Бог и природа были милосердны к этому куску земли в отличие от Москвы.

Соколова Живя в холодном климате, в какой-то момент понимаешь, что ты – не божий избранник, человек второго сорта.

Собчак С другой стороны, дурной климат – стимул к творчеству, как и безденежье.

Соколова Похоже, только не для одной отдельно взятой страны.

Григорьев В Южной Америке есть колоссальная витальность. Они отвечают Богу и этому миру на их доброту жизнелюбием. Вы очень точно нарисовали эту картинку.

Соколова Только чтобы попасть в мир искрящегося безделья, надо поработать.

Главные скандалы Ксении Собчак. Мелкие гаденыши, троллинг Соловьева и другие великие сюжеты | Палач

Кровавая барыня всегда умела создавать инфоповоды.

Ксения Собчак – персонаж, которого очень-очень много. Но сейчас с ее именем есть три устойчивых ассоциации: шоу «Осторожно, Собчак», странная президентская кампания и по привычке «Дом-2». Ну, кто-то, может быть, еще помнит трэшовое реалити «Блондинка в шоколаде» на «Муз-ТВ».

А ведь в жизни Ксюши было великое множество ярких и сочных конфликтов и скандалов, которые на несколько дней не оставляли ничему другому шансов хоть как-то встряхнуть медиапространство. Ниже – их подборка.

Уничтожала истеричек на радио

Ксения Анатольевна может разжечь скандал где угодно и как угодно, но когда на нее нападают, а она отбивается – это всегда выглядит прекрасно. Одиннадцать лет назад, в 2008 году, Собчак пришла на радио «Маяк» в гости к писателю Дмитрию Глуховскому и Кате Гордон, ведущей, адвокату, певице и бывшей жене Александра Гордона. У великого Димы Гордона Ксения тоже побывала, но там все было мирно и скучно.

В общем, в самом начале беседы Катя начала панчить Ксению совершенно без повода, но Собчак просто уничтожила, растоптала и деконструировала свою собеседницу. Особенно прекрасна фраза Ксении «вы меня приложили, а я не заметила, а если бы вас приложила я, то заметили бы все».

Собчак, Соколова и Евгений Ройзман

Фотографии: ИВАН КУРИННОЙ

Cобчак Я хотела бы изложить предысторию. Мы с Евгением уже встречались восемь лет назад. Тогда я вместе с мамой была в центре, где лечат наркоманов, в Екатеринбурге, и этот визит произвел на меня неизгладимое впечатление. У меня до сих пор перед глазами стоят какие-то прикованные люди...

Ройзман Да, вид у вас был ошеломленный.

Собчак Говорят, сейчас тот центр разгромили.

Ройзман Его разгромили буквально через неделю после вашего отъезда. По нему возбудили двадцать с лишним уголовных дел, на меня написали заявление на истязание, побои, насильственное удержание.

Собчак Я сама видела, как на цепи людей приковывали.

Ройзман Не передергивайте. Это был наручник. Пристегивали на один наручник и только на первые несколько дней. Когда через четыре года то дело прекращали за отсутствием события преступления, то попытались собрать тех 40 человек, которые там были. Половины не было в живых, часть сидели, но нашли восемь человек, которые уже на протяжении четырех лет не кололись. Следователь, которая это дело прекращала, говорит: это 20 процентов стойкой ремиссии – такого результата не дает ни одна клиника в мире!

Собчак А какой результат обычно в такого рода клиниках?

Ройзман Обычно три процента.

Собчак Я тогда запомнила одну вашу фразу. Мы стояли, рядом лежал какой-то человек пристегнутый. И вы сказали: удивительный факт – люди пытаются вырваться, кричат, дикая агония у них происходит только первые два дня, пока они думают, что могут отсюда вырваться. Когда они понимают, что прикованы, то без всяких медикаментов, на воде и хлебе, приходят в себя. Все это медикаментозное лечение – просто эффект плацебо. Если человек психологически смиряется с тем, что  ему деваться некуда, у него ломки сами собой проходят. Правильно я вас ­процитировала?

Ройзман Правильно, только чуть-чуть можно расширить. Все эти ломки, особенно когда корежит, когда голосят, – это показательные выступления для журналистов и родителей. Когда за наркоманом никто не наблюдает, его не корежит, не ломает, он испытывает ­дискомфорт, но не более того.

Соколова Когда обсуждали крах «Правого дела», формальной причиной которого явились вы, некоторые аналитики говорили о том, что в Кремле напряглись в связи с вашей кандидатурой, поскольку доходы от наркотрафика в России получают на самом верху.

Ройзман Конечно, я считаю, что это не так. Я считаю, что никакие Путины и Медведевы не имеют к наркотрафику отношения. Более того, что на сегодняшний день основная проблема сложившейся наркокатастрофы – это даже не коррупция, а просто политическая импотенция, нежелание и неумение работать.

Соколова Каков, по-вашему, самый верхний уровень получения дохода?

Ройзман На местах. Доходы от наркотрафика имеют люди, призванные его контролировать. Все проблемы именно там.

Соколова То есть в Москву эти люди деньги не посылают?

Ройзман Москва – очень коррумпированная, Питер – очень коррумпированный. По наркотикам два тяжелейших региона – это именно Москва и Питер, ну и те, что ближе к границе. Такие города, как Челябинск, Оренбург – там сложнейшая ситуация. Это по героину, синтетика и клубные наркотики идут с другой стороны.

Собчак То есть анекдот о том, что отделу по борьбе с наркоторговлей срочно тре­буется диджей, – это не совсем анекдот?

Ройзман Это не анекдот, а огромная ­проб­лема и в самом Госнаркоконтроле.

Соколова Вы можете описать примерную схему того, как наркотик попадает в Россию?

Ройзман Да. Давайте возьмем героин как один из основных наркотиков в России. Героин всегда производили в Афганистане, теперь производят и в Таджикистане. Есть уже заводы на территории Таджикистана, и нашим спецслужбам они известны с 2001 года. Примерно за 30 000 долларов можно мини-заводик сделать. Там основная составляющая – уксусный ангидрид. Отследить такое производство можно моментально. Как и его трафик. Наркотик может производиться в Афганистане, Пакистане, хоть на Марсе, но завозят его сюда граждане Таджикистана или этнические таджики. В своих бабах, в своих жопах, глотают, в «Камазах» с фруктами, в поездах с луком, с хлопком, с чем угодно, самолетами – любым способом! Я, как человек, долго занимавшийся противодействием наркомании на государственном уровне, считаю, что наркотики – это основа политики и экономики Таджикистана. Первые лица, окружение Рахмонова в доле. А мы – единственная в мире страна, у которой с наркопроизводящими регионами даже не безвизовый, а просто упрощенный въезд!

Соколова Какие решения надо принимать?

Ройзман Первое – это безотлагательное введение визового режима. С Таджикистаном в первую очередь. На сегодняшний день уже и с Киргизией, потому что уже оттуда часть потока пошла. Санкции, закрытие границ, причем достаточно серьезное.

Собчак Это попахивает националистическими делами... Вы в том числе предлагаете введение визового режима с Таджикистаном и Кыргызстаном?

Ройзман Да. Пожизненное заключение за наркоторговлю – это второе. Обязательное тестирование в школе, это очень мощная ­профилактическая мера.

Собчак Но такое тестирование – нарушение прав человека.

Ройзман Слушайте, все нормальные люди, кто работает, проходят диспансеризацию раз в год, во время которой сдают анализы, делают флюорографию. Когда ты делаешь флюорографию, ты не возмущаешься, что нарушают твои права?! Можно элементарно ввести один пункт – справка 086 – освидетельствование у нарколога. Для всего этого требуется просто наличие политической воли. Первая задача любой власти – сохра­нение своего населения.

Собчак С одной стороны, все, что вы говорите, звучит логично, но с другой – я понимаю, почему вас называют националистом.

Ройзман Вы бывали в Германии или Швейцарии? Вы получали визу? Вы не чувствовали унижение по национальному признаку?

Собчак Да, но внутри Евросоюза французы не получают визу, чтобы поехать в Германию.

Ройзман Мы не в Евросоюзе.

Собчак У нас свой союз – СНГ.

Ройзман У нас 126 000 погибает в год от употребления наркотиков.

Собчак Вы считаете, что система СНГ должна быть разрушена?

Ройзман Будет сила у страны и привлекательность, все сами сюда придут. Пока этого нет, хоть как назовись, толку не будет.

Собчак Они уже приходят: работать, строить дороги, торговать.

Ройзман Большинство приезжает строить элитное жилье, большую часть населения России это никоим образом не касается.

Собчак Какое элитное жилье?! Все жилье в России строят таджики.

Ройзман Вас обманули.

Собчак Меня никто не обманул! Все эти дешевые поселки вокруг Москвы, где много домов в ряд стоят, строят таджики.

Ройзман Практически все общества таджикской культуры, с которыми я столкнулся во время своей работы, на территории Челябинской, Свердловской области, практически все они создавались для координации торговли наркотиками. Практически все таджики, кто приехал в середине 90-х, кто контактировал с первыми цыганскими поселками, которые начали торговать наркотиками, они все были курьерами и привозили сюда наркотики.

Соколова Я хотела бы вернуться собственно к наркотрафику. Мы остановились на том, что таджик его привез – на поезде, в себе, в жене и т. д. Что дальше происходит?

Ройзман Наркотик привозят, как правило, концентрированный. Сразу находят кого-то из земляков или везут под заказ, разводят то, что привезли. Для него то, что он привез один частным образом – до полукилограмма, – это будет килограмма три – три с половиной, и он может вернуться на родину уже богатым человеком. Если у него один раз получилось, он уже не остановится.

Соколова И часто у них получается?

Ройзман Никто не знает процент. Там есть один момент очень серьезный. Допустим, есть 100 человек, которые собираются перей­ти границу. Если из них треснули человек десять, то для других это будет серьезным сигналом. Поэтому так важно их ловить. Например, у нас в Екатеринбурге работает несколько фээсбэшников, все офицеры с высшим образованием, непьющие, трудяги, у нас Госнаркоконтроль работает, мы работаем. К нам в город они не везут оптом, они выгружаются где-то в Челябинске, в Перми, где угодно, в Екатеринбург стараются не ехать. Почему я пытаюсь эту стену пробить? Я точно знаю, что моей силы хватит, чтобы не дать продавать наркоту в своем подъезде. В любом дворе найдется хоть один нормальный мужик, который не даст торговать наркотиками в своем дворе. Но ведь такие мужики есть во всех дворах, если они дого­ворятся, они не дадут торговать на улицах в своем городе. А потом и в своей стране!

Собчак Но ведь можно пойти и по другому пути. Я, например, вчера узнала, что твой любимый, Ксюша, президент Саакашвили пошел в своем либерализме дальше некуда. В Батуми началось строительство кофе­шопов и легализация легких наркотиков.

Ройзман Девушки, все страны уже через это проходили. Как только легализуется какой-то сегмент наркотиков, сразу же ­растет употребление других.

Собчак Но в Амстердаме все нормально?

Ройзман Нормально?! Там все правительство хватается за голову. Они переживают из-за того, что сделали со своей страной.

Собчак Недавно умер Стив Джобс, гений, человек-легенда. Он не раз в своих выступлениях, в том числе в Стэнфордской речи, говорил о том, что употреблял наркотики, что этого не скрывает, что не жалеет об этом и считает в том числе, что краткое знакомство с ЛСД дало ему драйв и фантазию.

Ройзман Великий человек Стив Джобс умер от рака печени. В связи с этим фактом его высказывания о том, что вредно, что безвредно, – ничтожны.

Собчак С тем, что наркотики вредны для здоровья, никто не спорит. Но мы говорим о том, что есть масса людей, которым они расширили сознание. Вспомните битлов, которые считали, что каждому обывателю в кофе нужно хоть раз бросить таблетку ЛСД.

Собчак, Соколова и Киркоров | GQ Russia

Фотографии: Иван Куринной

Собчак Может, вы, Филипп, не знаете, но мы тут — в нашей рубрике — с попустительства редактора Ускова косим под профес­сиональных журналистов, акул пера...

Соколова Ага, чтобы правдоподобнее по­лучилось, я даже розовую кофточку надела.

Киркоров По-моему, это фуксия.

Собчак О, как вы хорошо цвета дамских нарядов различаете — в отличие от Владимира Соловьева, так его растак!

Соколова Не будем отвлекаться. Так вот, кося под профессионалок журналистского цеха, мы, разумеется, не будем задавать вам в качестве первого никому не интересный вопрос — что там у вас происходит с побитой сапогами девушкой Мариной?!

Киркоров Что касается этой темы, мне кажется, лучше сразу расставить точки над i. Тем более совесть моя чиста. Дело в том, что по мировому соглашению, которое заключено сторонами, и я, и госпожа Яблокова обязаны воздерживаться от любых комментариев. Но моя оппонентка это условие нарушила, дав пространное интервью журналу «7 дней».

Собчак Да-да, я видела, там очень печальная девушка в сереньком принимает очень красивые позы.

Киркоров Я бы сказал, красиво позирует на фоне хрусталя и диванов на пяти разворотах. Тем самым нарушая условия мирового соглашения и продолжая самопиар.

Соколова По-моему, вы просто завидуете. Вас-то в «7 днях» не печатают. Там только про настоящих звезд. Вам остаются малотиражные издания вроде нашего.

Киркоров Пожалуй, я воспользуюсь возможностью, которую вы мне любезно предоставили. И поставлю точку в этой истории именно на страницах GQ. Я официально заявляю, что приписываемые мне госпожой Яблоковой действия в виде жесткого таскания за волосы прилюдно, избиения в живот и грудь и т. д. я не совершал.

Собчак Но удар был?

Киркоров Не было! И это видно на пленке, предоставленной журналистом НТВ Вадимом Такменевым. Видеозапись поставила в деле жирную точку, уличив госпожу Яблокову во лжи и клевете в мой адрес.

Соколова А что же было на самом деле?

Киркоров Я не хочу вдаваться в подробности. Могу лишь сказать, что приписываемые мне действия я не совершал, никого не избивал, за волосы не таскал, ногами в живот не бил. Тому есть реальное подтверждение. Когда ничего не подозревающую, пришедшую на эфир со своим адвокатом госпожу Яблокову уличили в этом, началась история обратного хода механизма.

Собчак Я как человек телевизионный озвучу закулисную версию событий. Так получилось, что я вела этот «Золотой граммофон» и в Москве, и в Питере. Версия, которая среди профессионалов считается основной, такова: на самом деле никакого конфликта не было, а все придумал мудрый и всевластный Константин Львович Эрнст, чтобы раскрутить «Золотой граммофон». До него дошли слухи, что Киркоров с кем-то пособачился за кулисами, — и вот! Кстати, мы потом все вместе летели в Питер, с Яблоковой в том числе. Она спокойно отвела там весь концерт.

Киркоров Заметьте, после жесточайшего избиения!

Собчак Киркоров там тоже прекрасно пел. Никто ни с кем не ругался — все спокойно было. Но Эрнст понял, что скоро эфир и надо как-то пиарить «Золотой граммофон» новаторскими методами. Дальше Первым каналом была затеяна вся эта история, чтобы создать движуху вокруг выдыхающейся программы. Как вы прокомментируете эту версию?

Киркоров Это — чушь.

Соколова Но почему в таком случае, если вы — невиновны и это не пиар, вы пошли на мировое соглашение с человеком, который вас оклеветал?

Киркоров Я заключил мировую не потому, что был виноват. Я прекрасно понимал, что, если мирового соглашения не будет, а будет мой встречный иск за клевету, вся эта история и шум вокруг нее будут продолжаться как минимум год. Все это время на мою голову будут выливаться помои. Издатели таблоидов будут потирать руки и продавать тиражи. Мировое соглашение — это жирная точка, конец конфликта, а если конфликт исчерпан, писать не о чем. Я понимал, что этим мировым соглашением я просто заткну им рот.

Соколова Как видите, не заткнули.

Киркоров Да, но это единичное выступ­ление, я надеюсь, а не мегатонны дерьма. Я не хочу давать возможности ни Яблоковой, ни издателям журналов, ни владельцам таблоидных интернет-порталов на моем имени наживаться. Озвученная вами версия про Эрнста — одна из гипотез, которые способствовали бы дальнейшему раскручиванию этого дела.

Собчак Но, согласитесь, все же странно, что на второй день после жестокого избиения один человек прекрасно отрабатывает на кнопках весь концерт, а второй прекрасно поет на сцене. И никаких разногласий!

Киркоров Исходя из вашей логики, я все же мог — физически — на сцене петь, меня по крайней мере не били! Но как могла работать насмерть избитая девушка?! Все это просто смешно. У кого-то стояла задача — любыми путями закопать Киркорова.

Собчак И кто же этот злодей?!

Киркоров Я не знаю.

Соколова Хорошо. Допустим. Вы невиновны и решили прекратить процесс, чтобы вас не поливали грязью. Но зачем же вы пошли на условия, выставленные госпожой Яблоковой, и заплатили деньги? Это же четкое формальное признание вины.

Киркоров Я заплатил деньги детям! Я перевел пять миллионов в фонд Чулпан Хаматовой.

Собчак Э, постойте. Если бы вы просто перевели деньги детям, это означало бы, что вы их перевели детям по собственному желанию. Но вы перевели их детям по настоянию Марины Яблоковой. Получилось, что, переведя деньги по настоянию потерпевшей, вы признали свою вину.

Киркоров Почему вы счи­таете, что по ее настоянию?

Соколова А что, вы просто хотели помочь детям, и у вас не было повода, кроме судебного процесса?

Киркоров Когда встал вопрос о денежной компенсации, одним из моих четких условий было, что я никому платить не собираюсь. Когда всплыло, что не было никакой драки, никакого избиения, таскания за волосы по сцене и вокруг стойки, встал вопрос — а за что я должен платить?!

Собчак Именно! Так за что же вы заплатили?

Киркоров Дело в том, что в этой ситуации были морально замешаны мои поклонники, друзья. Поймите, я не отрицаю свою вину: я прямо говорю, что не имел права не то что даже толкнуть эту женщину, я не имел права пререкаться с ней в силу своего положения. Вопрос, послуживший триггером конфликта, я задал даже не ей, а режиссеру шоу, который почему-то не отреагировал. Когда прозвучала дико хамская реплика Яблоковой, со мной рядом была Анна Нетребко. Это было очень унизительно. У меня был естественный импульс — пресечь хамство. Я нашел не самый лучший вариант пресечения, к сожалению, за это я корю себя до сих пор. Я не оправдываю себя ни в коем случае. Но в работе я — перфекционист. Если что-то мешает моей работе — а она мешала моей работе в тот момент, — я становлюсь очень жестким. А если еще при этом оскорбляют мое достоинство! Мужчину никогда нельзя посылать на три буквы!

Собчак Похоже, у каждого мужчины свои границы. Вот Руслан Байсаров нам сказал, что его ни в коем случае нельзя мудаком ­называть...

Соколова А как Анна Нетребко отреаги­ровала?

Киркоров Она сказала: не надо портить себе настроение, не надо реагировать на хамство, на быдло. Но я не сдержался. Во что это вылилось — теперь всем известно. Пострадал не только я, но и мои зрители, мои поклонники. Вот за это моральное их ущемление как ­поклонников, как зрителей, за то, что им столько нервов потрепали, мне хотелось принести извинение, хоть как-то это сделать. Найти правильный повод, притом что платить деньги Яблоковой я не собирался. Я посчитал, что если и должен заплатить какую-то цену, то пусть это будет мой взнос в фонд Чулпан Хаматовой.

Соколова Но госпожа Яблокова несколько раз заявляла в СМИ, что перечисление денег в фонд, а не лично ей — было ее условие.

Киркоров В газетах она говорила, что ее избивали в живот ногами и таскали за волосы. А это не так.

Соколова А справки?

Киркоров Сфальсифицированы. В справке были множественные ­переломы, ушибы.

Собчак Версия красивая, но, честно говоря, в нее мало кто поверит. Потому что у Киркорова репута­ция самой агрессивной звезды нашего шоу-бизнеса. Розовая кофточка, потом, я помню, случай у Кремля с каким-то ментом, который вас, по-моему, не пускал без пропуска в Кремль. Потом на концерте вы огрели некоего поклонника бу­кетом. Очень много таких фактов. Образно говоря, вы — русская Наоми Кэмпбелл, которая славится своей агрессивностью.

Киркоров Можно вопрос? Я один хабалю?!

Соколова Наоми Кэмпбелл тоже не единственная, кто бьет служанок. А в суд подают на нее.

Киркоров Возьмем моего коллегу, который яростно вступился за честь Яблоковой...

Соколова Это кто?

Киркоров Меладзе. Он, между прочим, за пару дней до трагической истории с Яблоковой запустил булыжничком в беременную журналистку...

Соколова Ох, по-моему, сейчас на вас опять подадут в суд...

Собчак Но даже если это так и Меладзе запустил бульником в беременную женщину, мы об этом не знаем! Нам об этом почему-то не написали все таблоиды.

Киркоров Почему не написали? Писали, только почему-то резонанса не было. Он был взбешен, что их с Джанабаевой где-то засняли. Когда он разбирается с Закошанским за кулисами, чуть ли морду ему не бьет, об этом вяленько где-то пишут. А стоит мне с Закошанским для клипа поснимать где-то какую-то потасовочку, это немедленно попадает на YouTube. Киркоров Закошанского отмутузил.

Соколова Может, дело в вашей мегапопулярности, а Меладзе просто никому не ­интересен.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *