Уютный трикотаж: интернет магазин белорусского трикотажа

Спектакль губернатор отзывы – Спектакль Андрея Могучего «ГУБЕРНАТОР», по рассказу Леонида Андреева 10.12.17. — отзыв о Большой Драматический Театр им. Г.А.Товстоногова, Санкт-Петербург, Россия

Спектакль губернатор отзывы – Спектакль Андрея Могучего «ГУБЕРНАТОР», по рассказу Леонида Андреева 10.12.17. — отзыв о Большой Драматический Театр им. Г.А.Товстоногова, Санкт-Петербург, Россия

Вширь и вглубь. Рецензия на спектакль "Губернатор"

Фото: Пресс-служба БДТ / Стас Левшин

Журналист Ольга Комок отправилась в БДТ на премьеру "Губернатора" Андрея Могучего и теперь считает, что в год 100-летия революции театральным деятелям трудно будет сделать что-то более актуальное.

Рассказ "Губернатор" Леонида Андреева появился в начале XX века. "Губернатор" XXI века Андрея Могучего несется к собственной смерти на всех парах, как новенький паровоз по свежепостроенной железной дороге. Премьера в БДТ — чудо инженерной мысли: работает великолепно, все механизмы точно прилажены друг к другу, рельсы — прямые. Текст "революционного символиста" Леонида Андреева зачитывает Василий Реутов. Его бесстрастный тон и телеграфная скорость сообщают изложению жизненных обстоятельств и душевных движений Губернатора сухую, жуткую достоверность. Главный и единственный в спектакле герой — палач, он раз за разом мысленно возвращается к сцене расстрела рабочей демонстрации: "Взмах платка. Выстрелы. Кровь". И раз за разом реальный или спроецированный на видео платок падает на сцену, а резкий грохот выстрелов взрывается в ушах зрителей. Полный эффект присутствия.

Послание без адресата. Опера "История Кая и Герды" Мариинский театр

Послание без адресата. Опера "История Кая и Герды"

Собственно, с убийства — предвкушаемого — все начинается. Двое неизвестных без лиц молча стреляют в подушку, которой прикрылся сжавшийся в кровати Губернатор. Эти магриттовские фигуры в котелках спустились из театрального поднебесья по трясущимся стремянкам, скинули латы — железные крылья, тем же путем и покинут место действия, совершив окончательный расстрел в предпоследней, самой стремительной, картине спектакля. Продырявленная подушка, пачкающая парадную форму Губернатора белым пухом, его уже не покинет. То ее подадут заботливые подчиненные, то сам герой прихватит с собой, нервно выковыривая из неопрятной дыры перо–другое. Он говорит сыну, что смерть поселилась у него во лбу. Художник Александр Шишкин "переселяет" смерть в подушку с прорехой, из которой мало–помалу выпадает жизнь.

Белый пух, белый платок, белые передники гимназисток — белого на сцене очень немного. Основная палитра — серый да черный, ядовито–зеленые шторы, редкие всполохи красного. Даже лица все покрашены серым, и это понятно: в этической палитре спектакля–дагерротипа белому свету не место. Губернатор, отдавший приказ стрелять по толпе бастующих согласно инструкциям, награжденный за это властями, не мучается чувством вины и не бьется в раскаянии. Это всеобъемлющая вина мучает его, обладая собственной неумолимой силой, лишая права на жизнь. 47 трупов — груды восковых кукол в их натуралистичной мертвенности — валяются прямо в гостиной. Садовник Егор спокоен: народ убьет. И тут уж ничего не поделаешь.

Хотя герой в спектакле один (изумительный Дмитрий Воробьев), сцена густо населена. Пьяная жена Губернатора и ее любовник, дети, лакей, архиерей, полицмейстер, солдаты, женщины с Канатной, монахини тонут в потусторонних фортепианных соло Олега Каравайчука, при этом каждому есть что сказать. Рабочий с завода, размахивающий алым флагом, устраивает целую революционную сцену (в самом что ни на есть истерическом смысле слова — экзальтированные речи взяты из пьесы Андреева "Царь Голод"). Жена его, мать убитой девочки, сошедшая с ума, заходится в воплях неподражаемого вокального мастерства, цитируя андреевского же "Великана". Магриттовские ангелы перекидываются афоризмами из "Так было" о природе власти и рабства, Архиерей роняет многозначительную фразу из "Капричос" Гойи: "Опыт погибших не идет впрок тем, кто стоит на краю гибели".

Андрей Могучий, первым в 2017 году предъявивший "революционную" тему, за полтора часа развернул ее в такую экзистенциальную ширь и глубь, что коллегам по театральному цеху (а в год столетия революции каждый так или иначе обязан осмыслить и обыграть катастрофический юбилей) догнать и перегнать его будет непросто. Что такое власть? Кто такой палач? Можно ли пожалеть палача, оправдать власть? У Андреева гимназистка пишет Губернатору письмо, жалея его. Дмитрий Воробьев, в полном соответствии с первоисточником, трясется от рыданий: "Пожалейте меня! Придите же ко мне кто–нибудь, придите". Прототип героя — московский генерал–губернатор, великий князь Сергей Александрович, виновник Ходынки, убитый в начале февраля 1905 года, — жалость вызывал едва ли. И Леонид Андреев закончил рассказ, написанный по горячим следам, словами о большом страхе и законе мстителя. Сто лет спустя "Губернатор" заканчивается иначе. Гимназистка (замечательная Александра Магелатова) вприпрыжку декламирует катехизис другого времени, стихи Тадеуша Ружевича: "Человека нужно любить. — Что нужно любить? — Человека". Тоже ведь не о жалости речь.

Подписывайтесь на канал ДП в Телеграме , чтобы первыми узнавать о важных новостях экономики, бизнеса, политики и общества!

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter

«Жизнь дописывает наши спектакли» – Огонек № 13 (5509) от 09.04.2018

Пять лет назад режиссер Андрей Могучий стал худруком БДТ, а на прошлой неделе выпустил премьеру второй части трилогии "Три Толстяка". "Огонек" побеседовал с режиссером

— В Петербурге есть несколько площадок, которые постоянно продуцируют новые смыслы, энергию, образуя своего рода замкнутую, автономную структуру, параллельную культуру — со своими героями, сюжетами и стилистикой. Я говорю о Театре имени Ленсовета, Малом драматическом театре — Театре Европы, новой сцене Александринки и, конечно, обновленном БДТ...

— Параллельная культура — это многочисленные маленькие негосударственные театры, которые существуют в большом городе, составляя конкуренцию мейнстриму, предлагая альтернативные пути развития. Театры, которые вы перечислили, существуют в одном городе, имея не похожие друг на друга художественные стратегии. Это и дает, вероятно, ощущение такого правильного "электричества", напряженного художественного поля. Из города уехал Бутусов (7 марта режиссер Юрий Бутусов ушел с поста худрука театра имени Ленсовета; см. интервью в N10 "Огонька" от 18 марта.—

"О"), два года назад Полунин (21 апреля 2016 года Вячеслав Полунин перестал быть худруком питерского Цирка на Фонтанке в связи с формальным упразднением должности.— "О"). Я считаю, что Петербург очень сильно потерял. Очень сильно.

— На прошлой неделе вы представили премьеру, вторую часть трилогии "Три толстяка" — "Железное сердце". Поскольку в Москве ее мало кто видел, расскажите, что там, по сравнению с первой. Это развитие, продолжение истории?

— Мне представляется, что и первую часть из Москвы мало кто видел. Так что ответ мой про вторую часть мало что прояснит москвичам и жителям других городов. Судя по тому, что у нас получается, желающим увидеть спектакль придется садиться в поезд и ехать к нам, в Петербург. Этот спектакль, задуманный как "мини-сериал", если пользоваться киношной терминологией, абсолютно невыездной. Спектакль состоит из нескольких частей, точнее "эпизодов" — отсылка к "Звездным войнам". Мы даже х

Премьера в БДТ: новый спектакль Андрея Могучего по рассказу Леонида Андреева «Губернатор»: vls_anna — LiveJournal

«…в борьбе, которая ведется оружием, победителем всегда будет не тот, который лучше, а тот, который хуже, то есть который жесточе, меньше жалеет и уважает человеческую личность, неразборчив в средствах…»

Вчера на главной сцене Большого драматического театра имени Товстоногова состоялась премьера: спектакль Андрея Могучего «Губернатор» по рассказу Леонида Андреева. Это пятый спектакль, поставленный худруком во вверенном ему театре, и (удивительно, знаю!) первый, который мне довелось посмотреть. Однако мнение о новом худруке (вернее, предубеждение) было сформировано раньше в том числе спектаклем «Человек», который задекламировали мне со сцены год назад (отзыв см. тут https://vk.com/fulla?w=wall65812_5010%2Fall ).

Рассказ «Губернатор», который я прочитала после спектакля, практически весь был нам зачитан из-за сцены актером БДТ Василием Реутовым. Сюжет рассказа прост: во время революции 1905 года в каком-то фабричном городе рабочие объявили голодовку, а затем вышли на встречу с губернатором, начались беспорядки, в ходе которых губернатор отдал приказ стрелять, таким образом были убиты 47 человек, а через несколько недель неизвестные убили и самого губернатора. На протяжении всего рассказа мы слышим внутренний монолог губернатора, готовящегося встретить смерть. Текст потрясающий! Очень тонкий, прочувствованный, заставляет задуматься о том, что такое государство, и насколько далеко может простираться его власть – ведь так или иначе за последствия проявлений этой власти отвечают живые люди, будь то нищий голодный рабочий, или губернатор. Реутов прочитал рассказ хорошо, правда, пару раз запнувшись, но для меня в принципе было странно в театре слушать чтение текста вместо того, чтобы смотреть, как его разыгрывают. Также непривычными были многочисленные медиа примочки: актер ходит по залу, перед ним бежит с камерой оператор, и изображение транслируется на экраны, установленные на сцене, или поддерживаемые другими актерами. На эти же экраны проецировались черно-белые фотографии революционных лет: голодные рабочие, мертвые рабочие, с совершенно кукольными неестественными лицами.

С самого начала пьесы, когда все занятые в спектакле актеры в ряд высаживаются на сцене, поражает грим: все лица затонированы серым, кроме лица одной девушки – гимназистки: «И это они, серые женщины серой жизни, разбудили старый седой закон, за смерть платящий смертью.» Впоследствии становится понятно, что все эти персонажи, все эти люди – смертники. За революцией 1905 года последовала революция 1917, когда уже никого не удивляло, что русские убивают русских, когда пол и возраст жертв едва ли трогал их убийц, когда перевернулось с ног на голову всё, на чем основывалось «общество» на нашей земле на протяжении тысячелетий. За грим, так удачно перекликающийся с фотографиями и отражающий неизбежность смерти – бесспорный плюс.

В спектакле звучит музыка Олега Каравайчука, которую, в общем-то и музыкой можно назвать с большой натяжкой, но в данном случае она вполне оправдана и подходит концепции постановки.

В пьесе, состоящей из пролога, 11 эпизодов и эпилога, было несколько моментов, которые меня тронули. Это был эпизод с Канатной улицы (место проживания рабочих и бедноты), где женщина, дочь которой убили выстрелами, сошла с ума. Немного не дотянули – то ли сама актриса, то ли режиссер – хотелось больше сумасшествия и эмоций.

Еще был очень живой и искренний момент: письмо от гимназистки губернатору. Одна только фраза «…наш архиерей, как вы сами знаете, готов отслужить панихиду и по собаке, только бы ему хорошо заплатили за это», - говорит о том, насколько гениален был Андреев и как просто он описал продажность РПЦ (за сто лет и пару революций мало что изменилось). Но речь о другом.

К сожалению, все потенциально заряженные эмоциями сцены сыграны были не очень хорошо, и чтобы вызвать-таки у зрителя эмоцию, в качестве компенсации, авторы решили использовать «спецэффекты»: выстрелы из ружей в зрительный зал (холостыми, к счастью), громкие вскрики и вспышки света, персонажи, ведущие себя как герои фильма «Астрал» или «Проклятие» (местами действительно страшно на них смотреть)  – одним словом, помимо пометки «18+» я бы приписала «людям с ослабленной психикой и беременным женщинам не рекомендуется».

И это обидно, ведь театр – это прежде всего работа режиссера с текстом и актерами и работа актера над ролью, над текстом. Здесь, к сожалению, актерской работы как таковой было мало, за одним исключением. Роль Губернатора исполняет Дмитрий Воробьев, относительно недавно вошедший в труппу театра. Если бы не он, спектакль не получился бы совсем: странно отмечать это, но актер действительно хорошо и честно играет, и порой даже немного обидно, когда ему приходится обыгрывать только что прочитанный текст – если бы он просто сыграл ту или иную сцену, можно было зрителю ее отдельно не истолковывать. В его игре видно отчаяние (пытаюсь не убеждать себя в том, что это также и отчаяние актера, которому «негде развернуться»), видно постепенно приходящее понимание неизбежности крушения старого мира и хаоса нового. Губернатор в данном случае – олицетворение всей царской России, замершей на секунду перед прыжком в бездну, во внезапно открывшемся ужасе перед пропастью, разделяющей богатых и бедных (Ср. момент, когда губернатор начинает осознавать степень бедности рабочих: «Очень странные люди: у них нет обручальных колец, и никогда не поймешь, - женат он или холост. Впрочем, нет, есть кольца: серебряные. Или даже оловянные. Как это странно: оловянные. Человек женится и не может купить золотого кольца в три рубля. Какая бедность.»)

Спектакль «Губернатор» определённо имеет право на существование. И его даже стоит посмотреть. Актуальность его бесспорна, и мыслей навевает много, опять же это повод прочитать одноименный прекрасный рассказ. Теперь я с бОльшим желанием и любопытством пойду на «Пьяных», «Грозу» и «Алису».

Отзыв писать мне было нелегко: одно дело – писать о чем-то, что вызывает сильную положительную или отрицательную эмоцию. Хвалить или ругать – это плёвое дело. И совсем другое, когда готовилась увидеть что-то из рук вон плохое, а увидела что-то, что задело, заставило задуматься. Это было неплохо и временами трогало. Но тем не менее, я не могу отказаться от мысли, что это не БДТ. Такой спектакль можно было бы поставить в антрепризе, в каком-то окраинном современном театре, на «новой сцене» театра. Но, приходя в академический Большой драматический и имени Г. А. Товстоногова, я жду другого. Я хотела бы видеть на этой огромной, предоставляющей массу возможностей сцене большие постановки четко классифицируемого жанра: трагедии Шекспира, драмы авторов XX века, комедии, с декорациями, костюмами, а главное – с актерской игрой. Ее отсутствие в новом БДТ больше всего меня расстраивает. И дело тут не в актерах – я знаю, что в БДТ заняты профессионалы высокого класса, а за дверью ждут молодые и талантливые актеры им на смену – а в нежелании/неумении режиссера работать с актером и текстом, превращать черно-белые значки в эмоции, в смех и слезы. Я от всего сердца, влюблённого в театр вообще и конкретно в этот театр с детства, желаю, чтобы там ставились настоящие спектакли, чтобы этот театр был честным и привлекал зрителя чистым, вневременным искусством, а не современными примочками.

В БДТ показали спектакль по рассказу Леонида Андреева "Губернатор" — Российская газета

Первая большая премьера 2017 года - спектакль БДТ в постановке Андрея Могучего и сценографии Александра Шишкина "Губернатор" - оказалась прицельным и беспощадным выстрелом в яблочко, то самое, которое знает, куда катится. Этот спектакль втянул в себя самые страшные, выплывшие из-под спуда забвения аффекты коллективной исторической травмы.

Все его части кажутся самоочевидными, одна вытекает из другой и подтверждает железную, неотвратимую логику целого.

Простая и, казалось, лежащая на поверхности идея переработать в театре рассказ "Губернатор", ставший основой для фильма "Белый орел" (1928), шедевра отечественного кинематографа, отчего-то раньше никому не пришла в голову. Все необходимое для переосмысления истории в этом сюжете есть: исключительная по выразительности проза Леонида Андреева, давшая очертания главной социально-психологической коллизии века, фильм Протазанова с огромным объемом политических и культурных смыслов, с участием Качалова (единственная роль в кино) и Мейерхольда.

В спектакле БДТ проступает само горе, его границы расширяются как круги на воде - от интимности индивидуальной тюрьмы, в которой заперто одинокое сознание человека, до вселенской мистерии. Два ангела с железными крыльями, спускающиеся с театральных небес, - отсылка ко всем апокалиптическим сюжетам, от "Неба над Берлином" Вима Вендерса до рыцарей отчаянья Яна Фабра, от вахтанговского "Гадибука" (1921) до Театра Смерти Тадеуша Кантора (1975).

Спектакль начинается у серой шершавой стены, границы памяти и забвения, где на стульях сидят все его участники с серыми лицами и экспрессионистским гримом; зомби или памятники, они исчезают по одному, пока не остается девочка-гимназистка с красным флагом в руках (Александра Магелатова). Это прошлое, отторгнутое в силу его необычайной и потому вытесненной из памяти боли.

В спектакле проступает само горе, его границы 
расширяются как круги на воде - от интимности индивидуальной тюрьмы до вселенской мистерии

Шершавое серое полотно сжимается до узкой камеры с кроватью и тройным зеркалом у изголовья, с пугающими провалами стен. Губернатор (Дмитрий Воробьев) переживает трагедию: испугавшись забастовки голодных рабочих, он махнул белым платком, и 47 мужчин, женщин и детей были расстреляны.

Два белых экрана у порталов транслируют сознание губернатора, его боль, которая, расширяясь, становится лицом женщины из протазановского фильма с мертвым ребенком на руках или кадрами кинохроники, или белым платком, накрывающим нас как саван.

Документальный и художественный планы перемешиваются не только на экране, но и во всем мире спектакля, создавая напряжение между личной трагедией и широким историческим фоном, доказывая тезис Вальтера Беньямина о том, что фильм трансформировал само понимание истории, позволяя увидеть то, что никто никогда не видел, стал средством проработки травмы. Возникает ощущение, что перед нами и впрямь - визуальная репрезентация самого травматического события в русской истории. Здесь нужно назвать хоть частично арт-группу, сделавшую это возможным: Сергей Илларионов (костюмы), Стас Свистунович (свет), Светлана Щагина (автор композиции), Алексей Титов (саунд-дизайн), Сергей Ларионов (движение), Наталья Крымская (грим) и целая группа видеохудожников.

Камера увеличивается до пространства спортзала с отвратительной синей краской снизу и такой же невразумительно-светлой - сверху. Потом кусочек стены с масляной краской губернатор брезгливо сковырнет. Фура с куклами-телами выкатится прямо нам под нос, и, заполненное звуками ада, страшным лицом женщины с ребенком на руках (Аграфена Петровская) и кадрами революционной кинохроники, пространство заставит оплакать их как своих близких.

Кадры на двух экранах точно в восточном театре теней - графически резкие, и не сразу догадываешься, что это негатив, где белое - черное, черное - белое. Как в зеркалах Козырева, знаменитого астрофизика и норильского зэка, время идет вспять и втягивает воронкой прямо туда, где уже случился апокалипсис и потом сто лет двигался в ту же точку. Где-то высоко человек вниз головой висит как летучая мышь, и мы даже не успеваем понять, откуда он взялся.

И страшным итогом звучат здесь слова Гойи из "Капричос", проговоренные Архиереем (Валерий Дегтярь): "Опыт погибших не идет впрок тем, кто стоит на пороге гибели". Губернатор застрелен. Ангелы, деловито надев металлические крылья, влезают по лестницам вверх. И только гимназистки в белых фартуках (ученицы Школы классического балета им. Долгушина) танцуют свой птичий танец.

Справка "РГ"

Рассказ "Губернатор" (1906) - отклик писателя Леонида Николаевича Андреева на убийство эсером Каляевым московского генерал-губернатора, великого князя Сергея Александровича. В рассказе показана история царского сановника, отдавшего приказ о расстреле рабочей демонстрации. Преступление губернатора потрясло людей. В народном сознании он стал не просто представителем власти, а преступником, убийцей. Это мнение проникает и в сознание губернатора. Губернатор сам идет навстречу возмездию, и оно свершается. Однако писатель предлагает гуманистическое решение проблемы. Смысловой акцент падает на последнюю фразу повести: "Гимназисточка плакала".

Рецензия на спектакль "Губернатор" БДТ им. Товстоногова

Рецензия на спектакль "Губернатор" БДТ им. Товстоногова
Режиссёра Андрея Могучего

Рассказ "Губернатор" (1906) - отклик писателя Леонида Николаевича Андреева на убийство эсером Каляевым московского генерал-губернатора, великого князя Сергея Александровича. В рассказе показана история царского сановника, отдавшего приказ о расстреле рабочей демонстрации. Преступление губернатора потрясло людей. В народном сознании он стал не просто представителем власти, а преступником, убийцей. Это мнение проникает и в сознание губернатора. Губернатор сам идет навстречу возмездию, и оно свершается. Однако писатель предлагает гуманистическое решение проблемы. Смысловой акцент падает на последнюю фразу повести: "Гимназисточка плакала". Рассказ интересен, спектакль – нет.
Впечатление от спектакля самое негативное. Спектакль вызывает депрессию и желание суицида. Такое впечатление, что он режиссирован сумасшедшим. Самые частые слова, которые встречаются в репликах и ремарках:
Смерть, убийство, убийца, трупп, мертвые, морг, братская могила, бомба, револьвер, умрешь, кладбище, отпевание, тлен…
Оформление сцены – красные, серые и черные тона.
Такое впечатление в его создании принимали участие готы. Гимназистка сыграна хорошо, но почему-то картавит.
Музыка мрачная, громкие вопли и крики, агрессия. При чтении монологов - унылые завывания. Стрельба из ружей и револьверов , видимо, чтоб зритель не уснул. Какая задача у этого зрелища? Нести искусство в народ или довести до суицида? Дать отдохнуть после тяжелого трудового дня или ввергнуть в депресняк? Спектакль разбит на эпизоды, как сериал на серии. После второй серии сразу захотелось встать и уйти. Но пришлось досидеть, так как места были крайние и антракта не было. Видимо, специально, чтобы после него половина зала не удрала. Многие сцены откровенно затянуты. Губернатор выглядит жалко и примитивно, как личность и неинтересен совсем. Платком один раз махнул, а столько переживаний. Он с его проблемами был страшно давно и не так сегодня интересен. Вот про губернатора Матвеенко спектакль я бы с удовольствием посмотрел. Как она страдает и переживает о невинно убиенных петербуржцах, попавшим под неубранный снег на крышах и сосульки.
Позор прославленного театра! Если такое возможно теперь увидеть в БДТ, то меня там больше не увидят. Как, надеюсь и большинство психически здоровых адекватных людей.

Регистрируйтесь, делитесь ссылками в соцсетях, получайте на WMZ кошелек 20 % с каждого денежного зачисления пользователей, пришедших на проект по Вашей ссылке. Подробнее
После регистрации Вы также сможете получать 100 руб за каждую тысячу уникальных поисковых переходов на Вашу статью в блоге Подробнее

В БДТ имени Товстоногова состоится премьера спектакля "Губернатор" / Новости культуры / Tvkultura.ru

В Большом драматическом театре имени Товстоногова – первая премьера года. Спектакль «Губернатор» по рассказу Леонида Андреева повествует о драматических события 1905 года – о разгоне демонстрантов, который вошел в историю как «Кровавое воскресенье». Идея инсценировать «Губернатора» возникла у художественного руководителя БДТ Андрея Могучего давно, но в год столетия Октябрьской революции размышления о человеке, власти и совести оказались особенно актуальными.

В основе рассказа Леонида Андреева - реальные события, но портретного сходства между действующими лицами и историческими персонажами нет. Губернатор, отдавший приказ расстрелять митингующих рабочих, - лицо обобщенное. Главное для Андрея Могучего – человек, находящийся перед невероятно трудным выбором, разрывающийся между совестью и долгом. И разрываемый потом этой самой совестью.

«1905 год. Махнул платком, потом расстрел. Кровавое воскресенье. Все аллюзии оттуда. Почему человек махнул? Это уже другой вопрос. Именно человек, не должность. Они обязаны были делать по объективным обстоятельствам, по закону, который разрешал это делать. Вопрос не в этом. Наоборот, он выполнил служебный долг. Но в этот момент в нем включился человек», - считает художественный руководитель БДТ имени Товстоногова Андрей Могучий.

Процесс «включения человека» воссоздается с документальной точностью. Текст Леонида Андреева звучит постоянно, бесстрастно, словно фиксирует и внутренние переживания Губернатора, и нарастающий накал событий. То, что символист Леонид Андреев назвал бы «силой рока», здесь достигается театральной машинерией, за считанные секунды меняющей сцену, визуальными эффектами и музыкой Олега Каравайчука и Арсения Аврамова. Так что даже гранды БДТ считают: спектакль станет событием культурной жизни.

«Он делает зрелище колоссально. Колоссально умеет делать, просто высший класс», - считает народный артист РФ Георгий Штиль.

Добавляют «документальности» кадры из фильма Якова Протазанова «Белый орел» 1928 года - единственной экранизации рассказа «Губернатор».

«Протазановский "Белый орел" с Мейерхольдом - роль там была придумана специально для Мейерхольда - служил нам неким референсом. Некие кадры вошли в видеоряд, который сопровождает спектакль», - отметил художественный руководитель БДТ им. Товстоногова Андрей Могучий.

Чтобы гармонично слить старый фильм и нынешний спектакль, был придуман и особый грим. Еще более полно в исторический контекст погрузят лекции перед началом каждого спектакля. 

Новости культуры 

100-летие революции 1917 года в России. Все материалы темы

Спектакль Андрея Могучего в БДТ "Губернатор"

В четверг ходили с приятельницей в БДТ на спектакль Андрея Могучего "Губернатор", поставленного по одноименному рассказу Леонида Андреева. Могучая режиссура по определению очень креативна, так что отправляясь на спектакли этого режиссера, надо быть максимально открытым для восприятия оригинальных форм и ломающих классические ожидания решений. А тут еще такая тяжелая тема... В общем, сама бы я никогда не выбрала этот спектакль для посещения, и оказалась там лишь поддавшись на уговоры приятельницы, которой вдруг неожиданно (особенно от нее!) захотелось отметить 100-летие революции:)

Начало было странным и очень затянутым. Несколько минут зрители и актеры, сидящие в ряд на сцене на стульях (в образах), смотрели друг на друга. Молча. В холодном свете, делающим загримированные лица актеров серо-зелеными. И эту тишину нарушал лишь мерзейший пронзительный тонкий звук, знаете, как когда что-то фонит. Звук, от которого барабанные перепонки сводит. В какой-то момент я даже заткнула уши (спокойствие и комфорт дороже), чтобы его не слышать.

Потом было еще несколько немых сцен, не связанных друг с другом, и не очень понятно, для чего нужных. Возможно, чтобы зритель привык к эстетике этого спектакля, цветовой палитре, проникся раздраженным напряжением, на эмоциональном фоне которого протекает повествование. Далее -первая сцена, где звучит речь, что уже радует как факт, но обстановка в ней, и отдельные, кажущиеся бессвязными фразы, бросаемые персонажем, в сопровождении чеканки шагов под счет рраз-два-три-четыре, напоминает зарисовку из будней сумасшедшего дома, и невольно ловишь себя на мысли, что хорошо, что длительность спектакля только 1ч40м:) Дальше появляется динамика событий, и последовательность и развитие действия становится понятным, поэтому становится интереснее, хотя я в течение всей первой половины спектакля отчаянно боролась с желанием уснуть, и не всегда удалось победить.

Как написано на сайте БДТ, рассказ Андреева, легший в основу спектакля, это "отклик писателя-символиста на убийство эсером Каляевым московского генерал-губернатора, великого князя Сергея Александровича. По объему смыслов, сгущенности повествования это не рассказ даже, а экзистенциальный микророман. Главный герой, градоначальник, отдавший приказ о расстреле толпы бастующих рабочих, переосмысливает произошедшее и предчувствует собственную смерть." Написано кратко, но емко и очень верно. С поправкой лишь, что он скорее не предчувствует, а ожидает скорую смерть, т.к. после трагических событий, когда он для подавления бунта отдал приказ стрелять в рабочих, в результате чего погибло 47 человек, в т.ч. 3 детей, кроме того, что его самого съедала совесть, он стал врагом общества, и ему не просто обещали смерть, - в том, что его убьют, не сомневался никто, это витало в сознании людей и в воздухе, словно это уже свершившийся факт.


Губернатор- неплохой по своей сути человек, и произошедшее его очень гнетет. В его кругу никто не понимает его мучений, считают, что он все сделал правильно, и если в Петербурге его действиями довольны, это главное, и беспокоиться не о чем. Имея жену (гулящую и злоупотребляющую допингом, но ему все равно) и взрослого сына, губернатор абсолютно одинок, и искать человеческой поддержки ему негде, он переживает внутренний надлом после страшных событий один на один с самим собой.

Ему кажется, что если он сам увидит жертв, ему станет легче. Но нет, становится не только не легче, но даже хуже.

Еще из описания на сайте БДТ: "Революция — лишь фон спектакля, в центре его — частная история человека, ведущего тяжелый, мучительный диалог с самим собой, с собственной совестью, живущего в постоянном ожидании смерти. В результате именно этот фон — сокрушительная, иррациональная, неумолимая сила и убивает его. Трагедия разрушения «человека-должности», следующего логике приказа, логике власти, высвобождает в губернаторе человека как личность, во всей ее беззащитности и одиночестве перед лицом смерти."

Мы видим параллельно развивающиеся линии трагедии в рядах рабочих, потерявших своих близких в тот страшный день, и видим губернатора, сгорающего от внутреннего противоборства человека-должности, который поступил так, как было должно, и просто живого человека, все существо которого протестует против акта зверства, который совершился. Видим, что жизнь рабочих, ставшая причиной для протестов, осталась такой же тяжкой, и накал социальной напряженности неизбежно приведет к новым вспышкам и трагедиям. И как бы ни мучился губернатор, должность обязывает его на жесткие меры и поступки. У каждой стороны своя беда и своя тяжкая ноша. И сколько бы смертей ни пролегло между ними, ничего не изменится, если системно все останется неизменным. В определенном смысле данный сюжет наглядно демонстрирует неизбежность революции, то, что это было лишь вопросом времени, когда это произойдет. И как мы знаем из уроков истории, встав у руля, восставший класс использовал те же методы охраны власти, против которых так яростно протестовал...

Сыгран спектакль безупречно, на высоком уровне. Цветовая палитра спектакля мрачная, свинцово серая, и подчеркивает ее серый грим на лицах, с красным акцентом на глаза. Музыкального сопровождения почти нет. Спектакль идет как документальный фильм, где сменяют друг друга 11 сцен, каждая из которых имеет название, и при смене сцен звучит закадровый голос, комментирующий действия/чувства героев/события произошедшие/происходящие/которым предстоит произойти. Голос этот звучит нарочито буднично, НЕ художественно, холодно и бесстрастно, словно подчеркивая закономерную неотвратимость всего происходящего. Перевод фильмов Гоблина по сравнению с этим- образец художественной речи. Этот комментатор, и его нарочито бесстрастная и безликая манера говорить была даже неприятна. Но так и было задумано, так что это просто очередной режиссерский штрих.

Не могу сказать, что мне спектакль понравился. Но не потому, что он был плох, или постановка некачественная, нет. Просто тема неприятна, и психологический груз, поднятый им, опустился на зрителей, и поскольку тема была раскрыта, и раскрыта хорошо, вся эта мрачность давила, и хотелось как-то поскорее от нее отделаться. Несмотря на всю странность художественного языка режиссера Могучего, аскетичность декораций, и своеобразие форм, используемых им в постановках, спектакль по впечатлению целостный, и психологически непростая тема раскрыта. Значит постановка качественная и стоящая.

Резюме. Мрачный спектакль на сложную тему социального противостояния в предреволюционной России, внутренней нравственной борьбы личности, столкновения интересов должности и человека, примирения между которыми быть не может, и неизбежности кульминации противостояния, которая, как известно зрителю, проявилась позже революцией. Качественный, но тяжелый спектакль, поставленный в характерной для Могучего манере- в смелых формах, контурах, и режиссерских решениях.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о