Уютный трикотаж: интернет магазин белорусского трикотажа

Верил ли в бога курт кобейн – Каким знаменитости запомнили Курта Кобейна, которому сегодня исполнилось бы 50: Музыка: Культура: Lenta.ru

Верил ли в бога курт кобейн – Каким знаменитости запомнили Курта Кобейна, которому сегодня исполнилось бы 50: Музыка: Культура: Lenta.ru

Содержание

Курт Кобейн – лузер, ставший богом

Ровно двенадцать лет назад, в середине января 1993 года*, я купил себе в магазине «Молодая гвардия» на станции метро «Полянка» кассету – альбом группы, о которой очень много читал, но ни разу еще не слышал. Группа называлась Nirvana, а альбом – Incesticide. В это время Курт Кобейн был в Бразилии. Вечером 16 января он отыграл концерт на стадионе «Морумби» в Сан-Паулу перед аудиторией в 110 тысяч человек, а после него поссорился с Кортни Лав и пригрозил ей выпрыгнуть из окна отеля. Я пришел домой, вставил кассету в магнитофон и с первых же звуков открывающей альбом песни Dive почувствовал, что теперь моя жизнь будет немножко другой. Но история не про это. В равеннской базилике Святого Аполлинария находятся мозаики V века нашей эры. С двух сторон центрального нефа изображены христианские мученики. Они идут к Христу и Богоматери, которые принимают происходящее как должное, с усталой грустью. Христос и Богоматерь – это казненный в расцвете лет непонятно за что бродяга и неизвестно от кого залетевшая женщина, чей единственный сын умер бездетным. Они неудачники, лузеры. Мученики – тоже лузеры, дети, втянутые хитрыми манипуляторами в мрачную секту.

К моменту создания мозаик гонения на христиан были совсем недавней историей. Но в V веке римские граждане уже регулярно посещали базилику, чтобы помолиться вышеописанным персонажам и как-то идентифицироваться с ними. Так впервые в истории лузеры вошли в моду. Когда в 1991 году альбом Nevermind неожиданно оказался на первом месте в таблице продаж журнала «Биллборд», та древнеримская ситуация в точности повторилась. К тому времени в музыке почти безраздельно правили «римляне» – Майкл Джексон, Эксл Роуз, Принс. За ними стояли совершенно определенные ценности: промискуитет, безудержный гедонизм, золотые концертные костюмы. Один женился на супермодели, другой носил леопардовые стринги, третий тратил на видеоклипы по семь миллионов долларов.

Курт Кобейн рядом с этими звездами был однозначным лузером. По собственным словам, Кобейн наполнился осознанием своего лузерства в раннем детстве. Когда Курту исполнилось семь, родители развелись. Маленький Кобейн был вынужден наблюдать вереницу маминых бойфрендов. Один из них как-то раз заставил мальчика участвовать в школьных соревнованиях по борьбе – борьба, по мнению отчима, была настоящим мужским занятием. Курт вышел на ринг, лег и отказался вставать.

«Я чувствовал, что не заслуживаю того, чтобы со мной общались другие дети, – вспоминал Кобейн. – Ведь у них были родители, а у меня нет».

У отца вскоре тоже появилась другая семья, что Куртом было воспринято как предательство. Парень кочевал между домами разных дядей и теть. «Мне очень нравилось взрослеть, – рассказывал он в одном из интервью, – но в шестом классе я вдруг понял, что моя жизнь – говно, а все окружающие – мудаки».

«Мне очень нравилось взрослеть, но в шестом классе я вдруг понял, что моя жизнь – говно».

Ясно, что людям с такой точкой зрения в шестом классе живется нелегко. Хилому, сутулому Курту нередко доставалось от одноклассников. Он лишь сознательно укреплял свое положение изгоя. Например, когда Кобейна в старших классах стали подозревать в гомосексуализме, он подогрел слухи, подружившись с единственным в классе открытым геем.

Прочитав в журнале про группу Sex Pistols, Курт увлекся панк-роком. «Я решил, что хочу быть панком, в двенадцать лет – раньше, чем впервые услышал панк-группу, – говорил он. – Но чтобы достать записи, понадобилось несколько лет, ведь я жил в очень маленьком городке». Дальше личная история нервного, злого и депрессивного парня из захолустного американского городка закончилась, и началась история музыки. В 1985 году восемнадцатилетний Кобейн, наслушавшись Игги Попа, Led Zeppelin и Black Flag, создал свою первую группу, которая называлась Fecal Matter – «каловые массы». А через шесть лет благодаря Курту Кобейну быть лузером, как и в Риме V века нашей эры, снова стало модно. Прилагательное grungy, означающее грязную или потрепанную одежду, впервые соотнес с музыкой в 1972 году знаменитый журналист Лестер Бэнгс.

На протяжении 80-х этот эпитет относился к «грязному» гитарному звуку вообще, а к концу десятилетия так уже назывались несколько конкретных сиэтлских групп во главе с Nirvana. Весной 1993 года нью-йоркский модельер Марк Джейкобс зафиксировал триумф лузерства, сшив для лейбла Perry Ellis коллекцию в стиле гранж. Джейкобс позаимствовал у гранжа все мотивы и детали: многослойность, разношенные свитеры, старые кардиганы, рваные джинсы, клетчатые фланелевые «рубашки лесорубов», дешевые кеды. Принципиально одеваясь на сцене и вне ее в обноски, Кобейн подчеркивал свою противоположность той музыке, которая заполоняла телевизионный эфир: группам вроде Poison, W.A.S.P. или Guns N' Roses. Последние олицетворяли все, против чего протестовал лузер Курт: пафос, величественность, фальшь. Еще за неделю до выхода Nevermind Кобейн говорил журналисту: «Мы – маленькая группа, играем в маленьких клубах». Внезапный успех шокировал Курта – те же самые люди, которые когда-то издевались над ним в школе, теперь превозносили его, как бога, и ломились на концерты Nirvana. Кобейна потряс и тот факт, что его внешний вид стал предметом копирования и источником вдохновения для всей фэшн-индустрии. Что бы ни делал Курт, это сразу становилось модным. Когда он рисовал на футболках названия любимых групп или журналов, такие футболки воспроизводились тысячами. Когда он во время турне по Ирландии подбирал у какого-то бомжа красно-черный полосатый свитер, такой свитер становился самым модным предметом одежды по обе стороны Атлантики. Когда он выкапывал где-то в дедушкиных залежах светло-зеленый кардиган крупной вязки, журналы писали о новом символе авангардного шика.

Отдельные элементы гранжа до сих пор время от времени появляются в дизайнерских коллекциях. Но с точки зрения философии, которой придерживался Кобейн, рваные фабричным способом джинсы, скажем, Dolce & Gabbana – идея, вывернутая наизнанку.

Курт Кобейн, выросший в ханжеской провинциальной среде, любил провоцировать публику. После выхода альбома Bleach он в прямом эфире заявил, невозмутимо глядя в камеру: «Кортни Лав трахается лучше всех в мире». На выступлении в телешоу Saturday Night Live Курт стал взасос целоваться с басистом Кристом Новоселичем. В том самом январе 1993 года, когда я купил кассету Incesticide в «Молодой гвардии», Кобейн снялся для обложки гей-журнала Advocate.

«Я чувствую себя в платье свободно. В джинсах у меня иногда член затекает».

На концерте в Рио-де-Жанейро он вышел на сцену в черном женском платье. «Я чувствую себя в платье свободно, – комментировал певец. – Считается, что мужчины не должны носить женское платье, но это очень удобно и сексуально. В джинсах у меня иногда член затекает. Дома я все время хожу в платье». Лузер не бывает подготовлен к внезапной славе. Популярность сгубила в итоге и главного героя мозаики из базилики Святого Аполлинария. «У меня уже нет времени слушать новые диски», – жаловался Курт Кобейн после выхода Nevermind. Пресс собственного статуса, желудочные боли и героиновая зависимость в итоге привели к тому, что во вторник, 5 апреля 1994 года, в своем доме на озере Вашингтон Курт Кобейн принял огромную дозу героина и выстрелил себе в рот из ружья. Героин делает человека спокойным и равнодушным, так что, скорее всего, Кобейн не нервничал, когда нажимал на курок. Труп обнаружили только в пятницу. Вокруг этого события английский писатель Ник Хорнби выстроил финал своего романа «Мой мальчик». Известие о том, что певец принял сверхдозу героина и выстрелил себе в рот из ружья, застает героев, двенадцатилетнего Маркуса и его старшую подружку Элли, в дороге. Элли напивается и разбивает витрину в музыкальном магазине. Я услышал о смерти Кобейна от кого-то из друзей только в понедельник. Расстроился, но не очень – развивался бурный роман с одноклассницей. Сейчас я на два года младше, чем был Курт Кобейн в день своей смерти.

Впервые текст опубликован в январском номере журнала за 2005 год.

Фото: Getty Images

Часто проверяете почту? Пусть там будет что-то интересное от нас.

«Я ненавижу себя и хочу умереть!» | "Избери жизнь"

21 ноября 2007 | Опубликовал: admin

kurt by Lisamorgan

Курт Кобейн

Многие из миллионной толпы поклонников «Нирваны» до сих пор не верят в смерть рок-идола. Частные детективы, нанятые Кортни, вскрыли ряд несоответствий в расследовании гибели Курта Кобейна. По их версии, предсмертная записка была сфальсифицирована, что дает возможность подозревать заказное убийство. Однако вся жизнь Курта доказывает обратное. Он сознательно выбрал свой мучительный путь к смерти. А единственные люди, которые могли бы ему помочь — родители, друзья, жена, — оказались не в состоянии это сделать.

«Мне есть от чего загрустить»

Детство и юность Курта Дональда Кобейна прошли в заштатном провинциальном городишке с тоскливым названием Абердин (штат Вашингтон). Единственной достопри­мечательностью городка была лесопилка и одна центральная улочка с примостившимися друг к другу барами, переполненными выпивохами-работягами.

Подрастая, Курт стал предпочитать безмозглому, как ему казалось, торчанию в школе и постоянным дракам со сверстниками, которые из-за раздражительности и депрессий считали Курта чуть ли не припадочным, общество многочисленных дядюшек. Именно эти «прожженные рокеры» показали «малышу» Курту, по какой дороге должен пойти настоящий мужчина, заслушивая до дыр записи «Лед Зеппелин», «Блэк Саббаф», «Эй-Си-Ди-Си» и «Кисс».

Когда Курту исполнилось восемь лет, дядя Курта, Барл Кобейн, впервые познакомивший племянника с электрогитарой и научивший отбивать нехитрые ритмы на ударных, покончил жизнь самоубийством, выстрелив из ружья себе в живот.

Курт обозлился на весь мир. На стене своей комнаты он написал: «Я ненавижу маму, я ненавижу папу, родители ненавидят друг друга — здесь есть от чего загрустить». Он перестал заводить дружбу с благообразными сверстниками из полных семей, бросил школу, ушел из дома, предпочитая общество панков и наркоманов и грязные квартиры.

Тогда же Курт начал курить марихуану. Для своей агрессии и жажды отомстить несправедливому миру Курт придумал своеобразную терапию. Он шел в аптеку и накупал уйму лекарств, с которыми и экспериментировал, пытаясь «заторчать».

Курт писал стихи, рисовал граффити обезображенных младенцев и мечтал со своим знакомым Крисом Новоселичем(будущим гитаристом «Нирваны») перебраться в Сиэтл, где, как ему казалось, есть больше шансов создать свою рок-группу.

«Вандализм прекрасен!»

kurt by Kokoro ShouyouВ Сиэтле (1989 год) Курт и Крис с примкнувшими к ним местными ребятами Чедом и Джейсоном записали первый альбом «Нирваны» и готовились поехать в промо-тур по Штатам. Во время концертов в Сан-Франциско, где тогда проходила массовая кампания против СПИДа, призывающая «белить свою «кухню» (bleach your works), то есть стерилизовать шприцы и иглы в холодной извести, убивающей вирусы, было найдено название первого альбома — «Bleach». Курт, познакомившийся в Сиэтле с героином, полностью одобрил такое название.

На нервной почве его стали мучить невыносимые боли в желудке. Поставить диагноз и прописать лечение врачи были не в силах, ссылаясь на последствия «нездорового образа жизни» Курта, который надо было менять в корне. Тогда музыкант занялся «самолечением» и «прописал» себе еженедельную инъекцию героина.

Но темп жизни менялся, «Нирвана» набирала популярность, гастроли покатились одна за другой, а Курту хотелось всегда выкладываться на все сто… Он стал прибегать к героиновому дурману все чаще.

Он сознавал, что оказался в психологической ЛОВУШКЕ, в которой побывал до него не один рокер.

kurt by Nirvana-Fanatic2

"Я просыпался, принимал наркотики, слушал музыку, рисовал, играл на гитаре."

После концертов организаторы частенько проставлялись бутылкой водки и виски. На одной из таких послеконцертных вечеринок в Лос-Анджелесе (май1991 года) Курта ударила кулаком в живот известная к тому времени стриптизерша, порноактриса и начинающая певица Кортни Лав (Лав Мишель Харрисон). Курт дал ей сдачи, повалил ее на пол, и они стали бороться. «Это был брачный ритуал людей с нарушением эмоциональных функций», — со смехом вспоминала потом Кортни. Но «нахальная стерва» с большими познаниями в области наркосодержащих лекарств, принимающая героин с 14 лет, пришлась Курту по душе. Он пока еще не знал ни одного наркоторговца в Лос-Анджелесе, где тогда проводил большую часть времени. Поэтому, приступая к работе над новым альбомом, вместо героина «для подзарядки» пил микстуру от кашля с кодеином, не считая марихуаны и полбутылки виски ежедневно.

В таких условиях был записан альбом «Nevermind», ставший в одночасье «платиновым» и принесший пораженным создателям мировую известность и миллионы долларов. Презентация альбома состоялась в одном из лучших клубов Сиэтла и ознаменовалась грандиозной пьянкой, после чего группа сразу же уехала в тур по США и Канаде. В турне Курт взял с собой Кортни Лав со стратегическим запасом наркоты и гитару с надписью «Вандализм прекрасен, как камень(rock) в лицо копа».

На концерте в Далласе у Курта случилось очередное обострение хронического бронхита. Он чувствовал себя очень плохо.

«Мне нужно что-нибудь, чтобы унять боль»

Во время европейского турне осенью 1991 года проблемы Курта со здоровьем серьезно осложнились. Постоянные боли в животе становились все сильнее и делали его раздражительным и замкнутым. В начале декабря Курт вернулся в приобретенный им дом в Сиэтле. Кортни еще была в Европе со своей группой «Хоул». Тогда же Курт впервые осознанно прибег к систематическому употреблению героина.

kurt by Nirvana-Fanatic

Курт систематически принимал героин

Вернувшись из Европы, Кортни с легкостью поддержала мужа в этом решении. Молодая чета неделями не выходила на улицу. «Я просыпался, принимал наркотики, слушал музыку, рисовал, играл на гитаре, — рассказывал Курт. — Что-то в этом роде. Это был отдых». При этом его очень пугали неизбежные ломки, и Курт даже не знал, какова его доза в граммах. Он только помнил, что тратил на героин сотню в день. Пристрастие Курта к героину стало достоянием прессы, а музыкант сделался все более подвержен мании преследования. Одну из комнат в доме он доверху завалил крупнокалиберными ружьями.

Беременность Кортни явилась для обоих полной неожиданностью. Ни она, ни Курт никогда не предохранялись, даже когда стали систематически употреблять героин. Кортни настаивала, что им необходимо на время отказаться от героина, и напуганный возможными патологиями будущего ребенка Курт согласился. Детоксикацию они проходили дома, принимая назначенные врачом лекарства.

Но через несколько дней Курту предстоял тур по Австралии. Желудочные боли вновь обострились. Его постоянно рвало, и он практически не мог есть. Несколько раз Курт звонил жене, плача от боли. В конце концов Курт попал на прием к «рок-доктору», в кабинете которого висело много фотографий знаменитостей. Выслушав историю Курта, врач решил, что его проблемы вызваны отказом от героина и назначил ему методон, синтетический наркотик, который Курт тогда принял за безобидные желудочные таблетки. Боли сняло как рукой, и «Нирвана» благополучно продолжила тур по Новой Зеландии и Сингапуру, где публика приветствовала их, как богов.

Вернувшись в Сиэтл, Курт осознал наконец ту психологическую ловушку, в которую попался и до него не один рокер. При всем его идолоборчестве он сам постепенно превращался в самого настоящего рок-идола. На него в полной мере обрушились все прелести славы, к которой, по его словам, Курт никогда не стремился.

Он вновь колол героин в открытую. Лирика Курта стала пронзительной, как и та физическая и душевная боль, с которой он жил уже многие годы: «Я ненавижу себя и хочу умереть», «Изнасилуй меня, мой друг!»

В последний год жизни Курт фактически превратился в инвалида.

kobein2

Курт в конце жизни Курт сильно похудел, его голос превратился в тихое рычание

Невероятно, но факт. Дочь Курта и Кортни Фрэнсис родилась абсолютно здоровой. Будто кто-то «по ту сторону добра и зла» давал молодым людям еще один шанс. Кобейны решили вести «что-то вроде нормальной семейной жизни». Купили имение и загородный дом недалеко от Сиэтла.

Хотя, по воспоминаниям знакомых, «нормальная жизнь» в новом доме продлилась недолго.

Между тем физическое и умст­венное здоровье Кобейна продол­жало неуклонно ухудшаться. Он по-прежнему курил марихуану и обычные сигареты, редко ел.

Курт сильно похудел, его голос превратился в едва слышимое рычание. Казалось, он даже утратил уверенность в собственном профессионализме.

В последний год жизни Курт фактически превратился в инвалида. Помимо героина, он пристрастился еще и к транквилизаторам, которые принимал в огромных количествах.

Во время гастролей в Риме Курт принял сразу пятьдесят таблеток и запил шампанским. Бездыханного Кобейна отвезли в больницу, а CNN тогда прервал вещание, чтобы, пока что ошибочно, заявить о смерти рок-музыканта от передозировки.

Кобейна удалось уложить в наркологическую клинику. По словам одного из работников клиники, Курт «был очень расстроен, что к нему не приходила Кортни», тусовавшаяся в это время на Беверли Хиллз. Однажды вечером он дозвонился ей в отель: «Помни, что бы ни случилось, я люблю тебя», -это были его последние слова, обращенные к жене.

По официальной версии, Курт Кобейн появился в своем доме недалеко от Сиэтла 5 апреля 1994 года, накачанный героином и таблетками снотворного. Только треть наркотиков, содержащихся в его крови, могла бы привести обычного человека к летальному исходу. Выбрав ручку с красными чернилами, он написал последнее послание жене, дочери, друзьям и поклонникам, запечатал письмо в конверт, затем взял ружье и выстрелил себе в голову. Труп Курта обнаружили только через три дня.

Арина РОМАНОВА
(«Вечерняя Москва»)

Tags: алкоголь, музыка, наркомания, самоубийства

Десять мифов о гранже, Nirvana и Курте Кобейне

Через несколько дней после моего приезда состоялся фестиваль в университете Сиэтла, где выступали Girl Trouble, Skin Yard, Nirvana и Fluid. Nirvana только что выпустила свой дебютный сингл Love Buzz. Я был исполнителем – не я ли выпустил первый (столь осмеянный) сингл на Alan McGee's Creation? – и поэтому я потребовал, чтобы тоже выступить. Так я оказался на сцене один на один с 800 крутыми ребятами, орущими мне слова Sweet Soul Music Артура Конли (Arthur Conley).

По возвращении домой эта история о Sub Pop помогла мне отправить в путь к мировой (временной) славе лейбл и его реестр, и каждый раз, когда я после этого сталкивался с одной из тех групп, я слышал: "Эй, почему бы не попрыгать на сцене вместе с нами сегодня вечером, и устроить такую же сумасшедшую вещь, как в Сиэтле"?

Так случилось спустя годы, что я принимал аплодисменты вместе с Nirvana на их заключительном туре в США, и выкатывал Курта Кобейна на сцену в инвалидной коляске на Reading Festival в 1992 году на их последнем шоу в Великобритании 19 лет назад, эту запись покажут на фестивале в эти выходные. Говорят, по слухам, что я представил Кобейна его жене Кортни Лав (Courtney Love), но это уже совсем другая история.

Было много разговоров о гранже после смерти Кобейна в 1994 году. Как Сиэтл прославился. Как он вдохнул вторую жизнь в рок-музыку. Как это все оказалось фантазиями СМИ. Сегодня, когда знаменитый альбом Nevermind группы Nirvana в следующем месяце отметит свое 20-летие, пришло время развеять некоторые мифы.

1. Гранж начинался в Сиэтле

Это не так. Sub Pop использовал данное слово в 1988 году для продвижения альбома Green River – «твердый вокал, рев усилителей Marshall, ультра-свободный гранж, который разрушил мораль поколения», - но слово было на слуху в течение десятилетий, как характеристика. Оно появилось в 1957 году на обратной стороне рокабилли-альбома Джонни Бернетта (Johnny Burnette). Лестер Бэнгз(Lester Bangs) использовал его в апреле 1972 года.

Когда я привожу слова певца Mudhoney Марка Арма (Mark Arm) "улицы Сиэтла быть вымощены гранжем" в моей статье, то там он использует термин пренебрежительно.

Есть что сказать и о начинающем гранже в Австралии с ее Scientists — цыплячем подобием панка. Гранж не был металлом городских окраин, несмотря на то, что Alice in Chains и Pearl Jam могли заставить нас в это поверить. Это было возвращение к примитивному року: никакой подделки, только пот и пиво и барабаны грохочут в бас-динамиках.

2. Гранж по преимуществу был мужским

Женщины были представлены по полной. L7, Lunachicks, Dickless, STP, 7 Year Bitch. Кортни Лав. Babes in Toyland – полностью женская группа из Миннеаполиса, чьи первые два альбома являются величайшими для своей эпохи. Гранж был неразрывно связан с Riot Grrrl.

3. Nirvana пришла из Сиэтла

Курт Кобейн и Крист Новоселич (Krist Novoselic), два основателя Nirvana, выросли в депрессивном городе лесозаготовителей Абердин (штат Вашингтон). Дэйв Грол (Dave Grohl) из Вашингтона (округ Колумбия). Как только они смогли, Крист и Курт переехали: не в Сиэтл, а и близлежащие города Олимпия и Такома, потому что там аренда была дешевле. Вплоть до того, как Nevermind стал хитом №1 по оценке Billboard в декабре 1991 года, Курт жил в Олимпии. Затем он переехал в Лос-Анджелес, прежде чем попасть в Сиэтл.

4. Курт Кобейн был убит

Самоубийство по своей природе широко открыто для теорий заговора. Обычно никто больше при этом не присутствует. Курт покончил с собой. Он запутался, был в ярости и отчаянии: от своей звукозаписывающей компании, которая, по его мнению, слишком давила на него; от своих коллег по группе, с которыми он не хотел играть; от себя самого, что он такой капризный ублюдок. Он запутался, был в ярости и отчаянии, и все, чего он хотел, было надраться.

5. Кобейн не хотел быть знаменитым

Он просто не знал, что влечет за собой слава. Он гордился своей музыкой. Он хотел, чтобы это услышали столько людей, сколько возможно, но его разрывали противоречия. Курт получил уроки жизни у таких людей, как основатель K Records Кэлвин Джонсон (Calvin Johnson) и его бывшей подруги Тоби Вейл (Tobi Vail), которые горячо верили, что все надо делать для себя, быть подальше от колхоза. Он хотел продавать. Он просто не хотел предательства.

6. Кобейн написал большую часть второго альбома Hole "Live Through This"

Курт спел бэк-вокал в двух песнях. Он написал одну на стороне B для Hole (Old Age), но это не указано. И это все. Было бы так же точно, чтобы ввести в заблуждение, сказать, что Кортни Лав написала большую часть третьего альбома Nirvana, In Utero: можно, конечно, увидеть ее влияние на тексты Курта. До их встречи часто строили догадки относительно их смысла. После этого его стихи стали гораздо более ясными.

7. Nevermind это полная лажа

Некоторые считают блестящее производство Бутч Виг (Butch Vig) предательством истоков Nirvana. Послушайте: Кобейн любил Bay City Rollers так же, как он любил панк-рок Half Japanese и Beat Happening. Он любил кичливую развязность Black Flag, милый девичий поп Shonen Knife, разнузданный шум его современников Sub Pop и AВВА.

Я подозреваю, что большинство людей, которые утверждают, что Nevermind не ушел на миллионы миль от Motley Crue, никогда не слышали Motley Crue. Как те, кто нашли сходство у Smells Like Teen Spirit и Boston's More Than a Feeling.

Вы не понимаете главного. Великие группы выходят за пределы своего влияния.

8. Гранж это все темная, мрачная горе-музыка

Конечно, Soundgarden были капризными. Конечно, Курт Кобейн мог быть слабый ублюдок. Конечно, в Сиэтле часто идет дождь. Человек-бегемот Тэд Дойл (Tad Doyle) (приятель по гастролям), однако, был столь же гениален, как он был страшен на вид. Марк Арм (Mark Arm), тем временем, может быть, самый смешной человек на тихоокеанском северо-западе. Все это вылилось в 1992 году на Reading Festival. Получилась грязь. В воскресенье группы забросали кучей вещей. Музыканты реагировали по-разному. Донита (Donita) из L7 швырнула в толпу использованный тампон. Mudhoney отключили сво инструменты и начали в ответ кидаться в толпу.

"Вы, ребята, не можете бросить, — насмехался Марк Арм. — Вы привыкли играть в футбол и пинать шарики своими ногами". И в этот момент солидный ломоть свинины попал ему прямо в лицо. "Это для меня урок, — отметил он впоследствии. — Никогда не дразните заряженную аудиторию".

9. Кобейн был единственной жертвой гранжа

Эндрю Вуд (Andrew Wood) из Mother Love Bone. Миа Запата (Mia Zapata) из Gits. Кристен Пфафф (Kristen Pfaff) из Hole. Лэйн Стэйли (Layne Staley) из Alice in Chains. Поэт Стивен "Джесси" Бернстейн (Steven "Jesse" Bernstein). RIP.

10. Гранж оставил великое наследие

Smashing Pumpkins. Puddle of Mudd. Silverchair. Bush. Muse. Ash. Courtney Love. Better Than Ezra. Pearl Jam. Stone Temple Pilots. Live. Staind. Creed. Candlebox. Кое-какое наследие!

Оригинал публикации: Ten myths about grunge, Nirvana and Kurt Cobain (Эверетт Тру для Guardian)

Курт Кобейн: «Я ненавижу себя и хочу умереть»

Многие из миллионной толпы поклонников «Нирваны» до сих пор не верят в смерть рок-идола.

Частные детективы, нанятые Кортни, вскрыли ряд несоответствий в расследовании гибели Курта Кобейна. По их версии, предсмертная записка была сфальсифицирована, что дает возможность подозревать заказное убийство. Однако вся жизнь Курта доказывает обратное. Он сознательно выбрал свой мучительный путь к смерти. А единственные люди, которые могли бы ему помочь — родители, друзья, жена, — оказались не в состоянии это сделать.

«Мне есть от чего загрустить»

Детство и юность Курта Дональда Кобейна прошли в заштатном провинциальном городишке с тоскливым названием Абердин (штат Вашингтон). Единственной достопри­мечательностью городка была лесопилка и одна центральная улочка с примостившимися друг к другу барами, переполненными выпивохами-работягами.

Подрастая, Курт стал предпочитать безмозглому, как ему казалось, торчанию в школе и постоянным дракам со сверстниками, которые из-за раздражительности и депрессий считали Курта чуть ли не припадочным, общество многочисленных дядюшек. Именно эти «прожженные рокеры» показали «малышу» Курту, по какой дороге должен пойти настоящий мужчина, заслушивая до дыр записи «Лед Зеппелин», «Блэк Саббаф», «Эй-Си-Ди-Си» и «Кисс».

Когда Курту исполнилось восемь лет, дядя Курта, Барл Кобейн, впервые познакомивший племянника с электрогитарой и научивший отбивать нехитрые ритмы на ударных, покончил жизнь самоубийством, выстрелив из ружья себе в живот.

Курт обозлился на весь мир. На стене своей комнаты он написал: «Я ненавижу маму, я ненавижу папу, родители ненавидят друг друга — здесь есть от чего загрустить». Он перестал заводить дружбу с благообразными сверстниками из полных семей, бросил школу, ушел из дома, предпочитая общество панков и наркоманов и грязные квартиры.

Тогда же Курт начал курить марихуану. Для своей агрессии и жажды отомстить несправедливому миру Курт придумал своеобразную терапию. Он шел в аптеку и накупал уйму лекарств, с которыми и экспериментировал, пытаясь «заторчать».

Курт писал стихи, рисовал граффити обезображенных младенцев и мечтал со своим знакомым Крисом Новоселичем(будущим гитаристом «Нирваны») перебраться в Сиэтл, где, как ему казалось, есть больше шансов создать свою рок-группу.

«Вандализм прекрасен!»

В Сиэтле (1989 год) Курт и Крис с примкнувшими к ним местными ребятами Чедом и Джейсоном записали первый альбом «Нирваны» и готовились поехать в промо-тур по Штатам. Во время концертов в Сан-Франциско, где тогда проходила массовая кампания против СПИДа, призывающая «белить свою «кухню» (bleach your works), то есть стерилизовать шприцы и иглы в холодной извести, убивающей вирусы, было найдено название первого альбома — «Bleach». Курт, познакомившийся в Сиэтле с героином, полностью одобрил такое название.

На нервной почве его стали мучить невыносимые боли в желудке. Поставить диагноз и прописать лечение врачи были не в силах, ссылаясь на последствия «нездорового образа жизни» Курта, который надо было менять в корне. Тогда музыкант занялся «самолечением» и «прописал» себе еженедельную инъекцию героина.

Но темп жизни менялся, «Нирвана» набирала популярность, гастроли покатились одна за другой, а Курту хотелось всегда выкладываться на все сто… Он стал прибегать к героиновому дурману все чаще.

Он сознавал, что оказался в психологической ЛОВУШКЕ, в которой побывал до него не один рокер.

«Я просыпался, принимал наркотики, слушал музыку, рисовал, играл на гитаре.»

После концертов организаторы частенько проставлялись бутылкой водки и виски. На одной из таких послеконцертных вечеринок в Лос-Анджелесе (май1991 года) Курта ударила кулаком в живот известная к тому времени стриптизерша, порноактриса и начинающая певица Кортни Лав (Лав Мишель Харрисон). Курт дал ей сдачи, повалил ее на пол, и они стали бороться.

«Это был брачный ритуал людей с нарушением эмоциональных функций», — со смехом вспоминала потом Кортни. Но «нахальная стерва» с большими познаниями в области наркосодержащих лекарств, принимающая героин с 14 лет, пришлась Курту по душе. Он пока еще не знал ни одного наркоторговца в Лос-Анджелесе, где тогда проводил большую часть времени. Поэтому, приступая к работе над новым альбомом, вместо героина «для подзарядки» пил микстуру от кашля с кодеином, не считая марихуаны и полбутылки виски ежедневно.

В таких условиях был записан альбом «Nevermind», ставший в одночасье «платиновым» и принесший пораженным создателям мировую известность и миллионы долларов. Презентация альбома состоялась в одном из лучших клубов Сиэтла и ознаменовалась грандиозной пьянкой, после чего группа сразу же уехала в тур по США и Канаде. В турне Курт взял с собой Кортни Лав со стратегическим запасом наркоты и гитару с надписью «Вандализм прекрасен, как камень (rock) в лицо копа».

На концерте в Далласе у Курта случилось очередное обострение хронического бронхита. Он чувствовал себя очень плохо.

«Мне нужно что-нибудь, чтобы унять боль»

Во время европейского турне осенью 1991 года проблемы Курта со здоровьем серьезно осложнились. Постоянные боли в животе становились все сильнее и делали его раздражительным и замкнутым. В начале декабря Курт вернулся в приобретенный им дом в Сиэтле. Кортни еще была в Европе со своей группой «Хоул». Тогда же Курт впервые осознанно прибег к систематическому употреблению героина.

Вернувшись из Европы, Кортни с легкостью поддержала мужа в этом решении. Молодая чета неделями не выходила на улицу. «Я просыпался, принимал наркотики, слушал музыку, рисовал, играл на гитаре, — рассказывал Курт. — Что-то в этом роде. Это был отдых». При этом его очень пугали неизбежные ломки, и Курт даже не знал, какова его доза в граммах. Он только помнил, что тратил на героин сотню в день. Пристрастие Курта к героину стало достоянием прессы, а музыкант сделался все более подвержен мании преследования. Одну из комнат в доме он доверху завалил крупнокалиберными ружьями.

Беременность Кортни явилась для обоих полной неожиданностью. Ни она, ни Курт никогда не предохранялись, даже когда стали систематически употреблять героин. Кортни настаивала, что им необходимо на время отказаться от героина, и напуганный возможными патологиями будущего ребенка Курт согласился. Детоксикацию они проходили дома, принимая назначенные врачом лекарства.

Но через несколько дней Курту предстоял тур по Австралии. Желудочные боли вновь обострились. Его постоянно рвало, и он практически не мог есть. Несколько раз Курт звонил жене, плача от боли. В конце концов Курт попал на прием к «рок-доктору», в кабинете которого висело много фотографий знаменитостей. Выслушав историю Курта, врач решил, что его проблемы вызваны отказом от героина и назначил ему методон, синтетический наркотик, который Курт тогда принял за безобидные желудочные таблетки. Боли сняло как рукой, и «Нирвана» благополучно продолжила тур по Новой Зеландии и Сингапуру, где публика приветствовала их, как богов.

Вернувшись в Сиэтл, Курт осознал наконец ту психологическую ловушку, в которую попался и до него не один рокер. При всем его идолоборчестве он сам постепенно превращался в самого настоящего рок-идола. На него в полной мере обрушились все прелести славы, к которой, по его словам, Курт никогда не стремился.

Он вновь колол героин в открытую. Лирика Курта стала пронзительной, как и та физическая и душевная боль, с которой он жил уже многие годы: «Я ненавижу себя и хочу умереть», «Изнасилуй меня, мой друг!»

«Что бы ни случилось, я люблю тебя!»

Невероятно, но факт. Дочь Курта и Кортни Фрэнсис родилась абсолютно здоровой. Будто кто-то «по ту сторону добра и зла» давал молодым людям еще один шанс. Кобейны решили вести «что-то вроде нормальной семейной жизни». Купили имение и загородный дом недалеко от Сиэтла.

Хотя, по воспоминаниям знакомых, «нормальная жизнь» в новом доме продлилась недолго. Один угол дома, обозначенный как «комната для хлама», был забит книгами, газетами, остатками пищи недельной давности, пустыми бутылками и частями гитар. Там же стоял буддистский алтарь Кортни. Пол был усеян бычками, «золотыми» и «платиновыми» дисками «Нирваны» и «Хоул».

Между тем физическое и умственное здоровье Кобейна продолжало неуклонно ухудшаться. Практически каждый вечер, если он был в Сиэтле, Курта можно было увидеть у заброшенного дома на Гарвард-авеню, где он покупал героин. Он по-прежнему курил марихуану и обычные сигареты, редко ел.

Курт сильно похудел, его голос превратился в едва слышимое рычание. Казалось, он даже утратил уверенность в собственном профессионализме.

В последний год жизни Курт фактически превратился в инвалида. Помимо героина, он пристрастился еще и к транквилизаторам, которые принимал в огромных количествах.

Докторам требовалось по несколько месяцев, чтобы подготовить его к очередному туру, но даже это не помогало. Во время последних концертов Курт с трудом вспоминал слова собственных песен и, чтобы немного восстановить голос, заправлялся перед выступлениями коньяком. Кортни ничем ему не помогала.

Во время гастролей в Риме Курт отправил служащего гостиницы купить роипнол (сильный транквилизатор, использующийся иногда для снятия симптомов героиновой ломки). Принял сразу пятьдесят таблеток и запил шампанским. Бездыханного Кобейна отвезли в больницу, а CNN тогда прервал вещание, чтобы, пока что ошибочно, заявить о смерти рок-музыканта от передозировки.

Кобейна удалось уложить в наркологическую клинику. По словам одного из работников клиники, Курт «был очень расстроен, что к нему не приходила Кортни», тусовавшаяся в это время на Беверли Хиллз. Однажды вечером он дозвонился ей в отель: «Помни, что бы ни случилось, я люблю тебя», – это были его последние слова, обращенные к жене.

©Арина РОМАНОВА

Десять мифов о гранже, Nirvana и Курте Кобейне | Мир | ИноСМИ

Я впервые прилетел в Сиэтл в начале 1989 года. Меня попросили из Melody Maker написать статью о Sub Pop Records и ее ведущей группе Mudhoney. В США я был в первый раз. Я представлял себе страну Изумрудным городом, но вместо жевунов там было множество длинноволосой, пьяной хард-рок публики, балдеющей от раннего Black Sabbath и гаражного рока 60-х годов. Я пил дешевое мексиканское пиво в Pike Place Market с приветливыми музыкантами во фланелевых рубашках и влюбился в это место.

Через несколько дней после моего приезда состоялся фестиваль в университете Сиэтла, где выступали Girl Trouble, Skin Yard, Nirvana и Fluid. Nirvana только что выпустила свой дебютный сингл Love Buzz. Я был исполнителем – не я ли выпустил первый (столь осмеянный) сингл на Alan McGee's Creation? – и поэтому я потребовал возможности тоже выступить. Так я оказался на сцене один на один с 800 крутыми ребятами, орущими мне слова Sweet Soul Music Артура Конли (Arthur Conley).

По возвращении домой эта история о Sub Pop помогла мне отправить в путь к мировой (временной) славе лейбл и его реестр, и каждый раз, когда я после этого сталкивался с одной из тех групп, я слышал: «Эй, почему бы не попрыгать на сцене вместе с нами сегодня вечером, и устроить такую же сумасшедшую вещь, как в Сиэтле?»

Так случилось спустя годы, что я принимал аплодисменты вместе с Nirvana на их заключительном туре в США, и выкатывал Курта Кобейна на сцену в инвалидной коляске на Reading Festival в 1992 году на их последнем шоу в Великобритании 19 лет назад, эту запись покажут на фестивале в эти выходные. Говорят, по слухам, что я представил Кобейна его жене Кортни Лав (Courtney Love), но это уже совсем другая история.

Было много разговоров о гранже после смерти Кобейна в 1994 году. Как Сиэтл прославился. Как он вдохнул вторую жизнь в рок-музыку. Как это все оказалось фантазиями СМИ. Сегодня, когда знаменитый альбом Nevermind группы Nirvana в следующем месяце отметит свое 20-летие, пришло время развеять некоторые мифы.

1. Гранж начинался в Сиэтле

Это не так. Sub Pop использовал данное слово в 1988 году для продвижения альбома Green River – «твердый вокал, рев усилителей Marshall, ультра-свободный гранж, который разрушил мораль поколения», — но слово было на слуху в течение десятилетий, как характеристика. Оно появилось в 1957 году на обратной стороне рокабилли-альбома Джонни Бернетта (Johnny Burnette). Лестер Бэнгз(Lester Bangs) использовал его в апреле 1972 года.

Когда я привожу слова певца Mudhoney Марка Арма (Mark Arm) «улицы Сиэтла должны быть вымощены гранжем» в моей статье, то там он использует термин пренебрежительно. Гранж как противоположность золоту— чмошный.

Есть что сказать и о начинающем гранже в Австралии с ее Scientists — цыплячем подобием панка. Гранж не был металлом городских окраин, несмотря на то, что Alice in Chains и Pearl Jam могли заставить нас в это поверить. Это было возвращение к примитивному року: никакой подделки, только пот и пиво и барабаны грохочут в бас-динамиках.

2. Гранж по преимуществу был мужским

Женщины были представлены по полной. L7, Lunachicks, Dickless, STP, 7 Year Bitch. Кортни Лав. Babes in Toyland – полностью женская группа из Миннеаполиса, чьи первые два альбома являются величайшими для своей эпохи. Гранж был неразрывно связан с Riot Grrrl.

3. Nirvana пришла из Сиэтла

Курт Кобейн и Крист Новоселич (Krist Novoselic), два основателя Nirvana, выросли в депрессивном городе лесозаготовителей Абердин (штат Вашингтон). Дэйв Грол (Dave Grohl) из Вашингтона (округ Колумбия). Как только они смогли, Крист и Курт переехали: не в Сиэтл, а и близлежащие города Олимпия и Такома, потому что там аренда была дешевле. Вплоть до того, как Nevermind стал хитом №1 по оценке Billboard в декабре 1991 года, Курт жил в Олимпии. Затем он переехал в Лос-Анджелес, прежде чем попасть в Сиэтл.

4. Курт Кобейн был убит

Самоубийство по своей природе широко открыто для теорий заговора. Обычно никто больше при этом не присутствует. Курт покончил с собой. Он запутался, был в ярости и отчаянии: от своей звукозаписывающей компании, которая, по его мнению, слишком давила на него; от своих коллег по группе, с которыми он не хотел играть; от себя самого, что он такой капризный ублюдок. Он запутался, был в ярости и отчаянии, и все, чего он хотел, было надраться.

5. Кобейн не хотел быть знаменитым

Он просто не знал, что влечет за собой слава. Он гордился своей музыкой. Он хотел, чтобы это услышали столько людей, сколько возможно, но его разрывали противоречия. Курт получил уроки жизни у таких людей, как основатель K Records Кэлвин Джонсон (Calvin Johnson) и его бывшей подруги Тоби Вейл (Tobi Vail), которые горячо верили, что все надо делать для себя, быть подальше от колхоза. Он хотел продавать. Он просто не хотел предательства.

6. Кобейн написал большую часть второго альбома Hole «Live Through This»

Курт спел бэк-вокал в двух песнях. Он написал одну песню для Hole (Old Age), но это не указано. И это все. Было бы так же точно, чтобы ввести в заблуждение, сказать, что Кортни Лав написала большую часть третьего альбома Nirvana, In Utero: можно, конечно, увидеть ее влияние на тексты Курта. До их встречи часто строили догадки относительно их смысла. После этого его стихи стали гораздо более ясными.

7. Nevermind это полная лажа

Некоторые считают блестящее производство Бутч Виг (Butch Vig) предательством истоков Nirvana. Послушайте: Кобейн любил Bay City Rollers так же, как он любил панк-рок Half Japanese и Beat Happening. Он любил кичливую развязность Black Flag, милый девичий поп Shonen Knife, разнузданный шум его современников Sub Pop и AВВА.

Я подозреваю, что большинство людей, которые утверждают, что Nevermind не ушел на миллионы миль от Mötley Crüe, никогда не слышали Mötley Crüe. Как те, кто нашли сходство у Smells Like Teen Spirit и Boston's More Than a Feeling.

Вы не понимаете главного. Великие группы выходят за пределы своего влияния.

8. Гранж это все темная, мрачная горе-музыка

Конечно, Soundgarden были капризными. Конечно, Курт Кобейн мог быть слабым ублюдком. Конечно, в Сиэтле часто идет дождь. Человек-бегемот Тэд Дойл (Tad Doyle) (приятель по гастролям), однако, был столь же гениален, как он был страшен на вид. Марк Арм (Mark Arm), тем временем, может быть, самый смешной человек на тихоокеанском северо-западе. Все это вылилось в 1992 году на Reading Festival. Получилась грязь. В воскресенье группы забросали кучей вещей. Музыканты реагировали по-разному. Донита (Donita) из L7 швырнула в толпу использованный тампон. Mudhoney отключили свои   инструменты и начали в ответ кидаться в толпу.

«Вы, ребята, не можете бросить, — насмехался Марк Арм. — Вы привыкли играть в футбол и пинать шарики своими ногами». И в этот момент солидный ломоть свинины попал ему прямо в лицо. «Это для меня урок, — отметил он впоследствии. — Никогда не дразните заряженную аудиторию».

9. Кобейн был единственной жертвой гранжа

Эндрю Вуд (Andrew Wood) из Mother Love Bone. Миа Запата (Mia Zapata) из Gits. Кристен Пфафф (Kristen Pfaff) из Hole. Лэйн Стэйли (Layne Staley) из Alice in Chains. Поэт Стивен «Джесси» Бернстейн (Steven "Jesse" Bernstein). RIP.

10. Гранж оставил великое наследие

Smashing Pumpkins. Puddle of Mudd. Silverchair. Bush. Muse. Ash. Courtney Love. Better Than Ezra. Pearl Jam. Stone Temple Pilots. Live. Staind. Creed. Candlebox. Кое-какое наследие!

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

преследуемый загадочным мертвецом. Мистика в жизни выдающихся людей

Курт Кобейн: преследуемый загадочным мертвецом

Автор песен, музыкант и художник, более известный как вокалист и гитарист северо-американской рок-группы «Nirvana», исполнявшей альтернативный рок, Курт Дональд Кобейн (20 февраля 1967 — 5 апреля 1994), в 1990 году не на шутку удивил своих поклонников, рассказав, что уже несколько лет его преследует загадочный мертвец…

Дело все в том, что еще по молодости, когда будущий артист делал первые шаги в шоу-бизнесе, но уже был весьма амбициозен, на улице неподалеку от своего дома однажды вечером он встретил бродягу. «Небольшой, грязный, от него разило алкоголем», — описывал его Курт. Старик попросил у молодого человека немного денег, а, получив отказ, взмолился, чтобы тот вызвал врачей или сообщил о нем в полицию, потому что сил идти у него не было. Но Кобейн лишь оттолкнул ногой старика и пошел домой.

Утром же, спеша по своим делам, он увидел на том месте все того же старика — но уже мертвого. Вокруг его тела была натянута полицейская лента, и дежуривший инспектор ждал, когда подъедет катафалк. Этот бродяга не выходил из головы у Курта ни в тот день, не позднее. Уже через годы супруга артиста Кортни Лав рассказала в телеинтервью, как ее муж просыпался в холодном поту и рассказывал, что ему снится тот старик, который протягивает свои руки. Музыканту стало казаться, что с тем бродягой связаны все его неудачи, но психолог, к которому он сходил, смог убедить его, что этот случай тут ни при чем.

По слухам, в последние дни своей жизни музыкант стал заядлым наркоманом. Приняв очередную дозу наркотика, он, якобы, вводил себя в состояние транса, в котором ему удалось увидеть того самого бродягу и попросить у него прощения. Лишь тогда кошмары прекратились. А вместе с ними — закончилась и жизнь: погиб музыкант от выстрела в голову. По официальной версии это было самоубийство, однако многочисленные факты говорят, что выстрелить себе в голову так, как об этом говорят полицейские протоколы, попросту невозможно.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Тайны Кобейна. О чем писал лидер Nirvana в своих дневниках? | Персона | КУЛЬТУРА

Знаменитому гранж-музыканту, лидеру группы Nirvana Курту Кобейну 20 февраля могло бы исполниться 50 лет.

Рокер ушел молодым, оставив армию своих поклонников в полной растерянности. Nirvana стала самой влиятельной группой последних 25 лет. Кобейну в начале 1990-х удалось вывести альтернативный рок в ряд главных и самых успешных стилей.

SPB.AIF.RU в преддверии юбилея лидера Nirvana пообщался с переводчиком дневников музыканта и лидером петербургской группы Pistolet Makarova Антоном Макаровым, чтобы узнать, о чем рокер писал в последние годы своей жизни.

О семье

– Широко устоялось мнение, что у Кобейна были проблемы в семье, однако в дневниках он эту тему почти не поднимает. Курт с теплотой отзывается о своей тете, которая открыла для него группу The Beatles – одним из любимых музыкантов у него был Джон Леннон. Она же подарила племяннику первую гитару.

О матери и об отце говорится мало. Об обстановке детских лет он высказался посредством небольшого комикса, который представляет собой картинку из четырех частей. Изображен молодой отец, который прислоняет ухо к животу беременной жены и говорит: «Я уверен, у меня вырастет отличный мужик и станет дровосеком». Видно, что Кобейн сильно рефлексировал по этому поводу и переживал. Однако прямых слов о том, что ему было плохо или хорошо, – нет.

Он также говорит о своей любви к Кортни Лав. Пишет, что она помогает ему быть настоящим мужчиной и он гордится ей. Про свою дочь Кобейн упоминает, что она помогает ему справиться со стрессом и усталостью. Он не чаял души в этом ребенке.

К супруге и ребенку рокер относился с большой теплотой. К супруге и ребенку рокер относился с большой теплотой. Фото: www.globallookpress.com

О наркомании

– Сам Кобейн писал, что впервые попробовал марихуану в школе. Это он изложил в достаточно веселой форме. Их в компании угостил наркотиком какой-то старшеклассник. После первого опыта Курт сказал: «О Боже, эта та вещь, которой я буду пользоваться всю жизнь!». Позднее писал и о приеме ЛСД. Он утверждает, что, уходя от проблем в школе, он брал с собой наркотики и прогуливал занятия в лесу. Кстати, эта тема отчасти присутствует и в текстах его песен.

А вот о героиновой зависимости он пишет, что они как-то выезжали в небольшой тур с группой, когда еще Nirvana не была на пике популярности. В это время он неоднократно обращался к гастроэнтерологам – у него были сильные боли в желудке. Никто из врачей не мог ему помочь. Тогда он и открыл для себя анальгетик – героин.

К моменту гибели Кобейн уже давно сидел на героине. К моменту гибели Кобейн уже давно сидел на героине. Фото: www.globallookpress.com

О самоубийстве

– Тема суицида не проходит красной нитью по всем дневникам. О попытке самоубийстве он пишет только один раз.

В школе у него сложилась неприятная ситуация. Его начали обвинять в том, что он переспал с девушкой, которую все считали умственно отсталой. Кобейна это ранило. Он пишет, что пошел за город – на железнодорожные пути. Там подросток и собирался свести счеты с жизнью. Он положил два цементных мешка на ноги и грудь и ждал, когда по нему проедет поезд. Но поезд проехал по соседним путям.

О музыке и похожести

– Это дневники прежде всего музыканта. В них присутствуют письма, которые он отсылал своим близким друзьям-рокерам. Также там были представлены и трек-листы – песни и альбомы тех, кто вдохновлял Кобейна. Анализируя их, можно понять, что кумирами для него были такие команды и люди, как Led Zeppelin, Aerosmith, Iggy Pop, David Bowie, Leadbelly, те же The Beatles. Среди молодых групп он любил The Vaselines, Melvins, Pixies, Sonic Youth, Black Flag, PJ Harvey.

Упоминает он и о почти идентичных совпадениях в творчестве. Так, Кобейн пишет, что Come as your are – это то же самое, что песня под названием Cignties группы Killing Joke. А песня Teen Spirit – очень похожа на Godzilla – Blue Oyster Cult и The Cultane – AC/DC.

Nirvana перевернула отношение к альтернативному року. Nirvana перевернула отношение к альтернативному року. Фото: www.globallookpress.com

О популярности

– Существует также распространенное мнение, что он тяготился популярностью. Дело в том, что ни один музыкант не выходит на сцену, не желая получить какого-то внимания со стороны, к примеру, девушек.

Впрочем, вполне вероятно, что у Кобейна не было цели стать мегазвездой шоу-бизнеса. Косвенно на это указывает история с альбомом Nevermind, который принес Nirvana славу. Его музыкальным продюсером выступил барабанщик группы Garbage. У них с Кобейном были противоречия. Музыкальный продюсер говорил, что запись должна быть чистой, выхолощенной. Кобейн же стремился к перегруженному звуку. Возможно, этот факт доказывает, что он не хотел широкой популярности. Непосредственно в дневниках рокера об этом не говорится. В них он скрупулезно выстраивает трек-листы, делает зарисовки обложек альбомов и даже гитар, которые бы хотел видеть.

В целом дневники Кобейна – это дневники мужчины, который занимается своим делом. Человека, который знает, чем занимается, ставит перед собой цели и достигает их.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *