Уютный трикотаж: интернет магазин белорусского трикотажа

Виды гендеров – «Цисгендер», «эйджизм» и еще 10 новых слов, значения которых сегодня стыдно не знать

Виды гендеров – «Цисгендер», «эйджизм» и еще 10 новых слов, значения которых сегодня стыдно не знать

Содержание

Гендер — Википедия

Ге́ндер (англ. gender, от лат. genus «род») — спектр характеристик, относящихся к маскулинности и фемининности. В зависимости от контекста, под такими характеристиками могут подразумеваться социальные структуры (в частности, гендерные и другие социальные роли) или гендерная идентичность[1][2][3]. В некоторых случаях понятие «гендер» ошибочно используется как синоним понятия «пол», хотя изначально термин «гендер» был введён как противопоставленный ему.

Понятие «гендер» получило распространение благодаря развитию феминистской теории и гендерных исследований[⇨]. Оно опирается на теорию социального конструктивизма, ряд представителей которой (в основном феминистские авторы) ставят под сомнение природное происхождение различий между людьми и объясняет их социальными процессами[4]. Тем самым понятие «гендер» предназначено для критики обыденных представлений о «биологии как судьбе» и отсылает к идеологии гендерного равенства[⇨].

Хотя многие источники определяют гендер как «социальный пол», в современных феминистских и гендерных исследованиях такое понимание считается устаревшим. Критикуя понимание гендера как производной биологического пола, современные исследования рассматривают обе эти категории как социальные конструкты, находящиеся в сложном взаимодействии друг с другом

[⇨].

В английском языке слово gender изначально означало грамматический род. Американский сексолог Джон Мани в 1955 году в своих работах, посвящённых изучению транссексуальных и интерсекс-людей, впервые использовал это слово для терминологического различения биологического пола и социальной роли. Но широкое распространение понятие «гендер» получило только в начале 1970-х годов благодаря развитию феминистского движения и феминистской теории. Феминистские теоретики использовали понятие «гендер» как аналитическую категорию для того, чтобы отделить половые различия, обусловленные биологией, от форм поведения и качеств, которые считаются в обществе «мужскими» или «женскими»[5]. Разграничение понятий «гендер» и «пол» позволило поставить под сомнение обыденные представления о «биологии как судьбе»[6] и благодаря этому существенно расширить горизонты социальных и гуманитарных наук, изучая тематические области, которые ранее не были предметом научного интереса

[7].

В постсоветскую науку понятие «гендер» вошло на рубеже 1980-х и 1990-х годов со складыванием научной области гендерных исследований[8][9]. Сегодня понятие «гендер» как противопоставленное понятию «пол» как в постсоветских странах, так и во всём мире широко используется во многих контекстах, в частности в социальных науках[10][11] и документах Всемирной Организации Здравоохранения[1]. При этом во многих других контекстах, в том числе в некоторых отраслях социальных наук, термины «гендер» и «пол» продолжают использоваться как взаимозаменяемые[2][3]. Вопрос разграничения понятий «пол» и «гендер» или использования их как синонимов напрямую зависит от философских и политических установок конкретного автора[12].

Различие гендера и пола[править | править код]

Разграничение понятий «гендер» и «пол» опирается на теорию социального конструктивизма, которая объясняет кажущиеся природными и естественными различия социальными процессами. Использование понятия «гендер» в противопоставлении понятию «пол» опирается на тезис о том, что положение женщин и мужчин в обществе и различия между «мужским» и «женским» не имеют биологического происхождения, а являются способом интерпретации биологического, легитимным в данном обществе

[13]. Тем самым сторонники социального конструктивизма критикуют «здравый смысл», то есть господствующие в современных обществах обыденные представления, согласно которым в основе социального разделения на мужчин и женщин и вытекающих из него различий в формах поведения, возможностях, правах и пр. лежит «природная сущность». В то же время сторонники социального конструктивизма критикуют и традиционные социологические теории, опирающиеся на тот же «здравый смысл» и присущий ему биологический детерминизм[13]. В отличие от биологического детерминизма, социальный конструктивизм утверждает, что гендерные роли конструируются обществом, что женщинами и мужчинами не рождаются, а становятся. Мужское и женское, как и другие социальные категории (например, молодое и старое) создаётся в различных социальных контекстах, принимает разные формы и наполняется разным содержанием[13].

В гендерных исследованиях и лежащих в их основе феминистских теориях гендер понимается как социальная категория, организующая социальные отношения власти и неравенства. В классических версиях феминистских теорий речь шла о доминировании мужчин как социальной группы над женщинами: исполнение предписанных и усвоенных гендерных ролей подразумевает неравенство возможностей, преимущества мужчины в публичной сфере, вытеснение женщины в приватную. При этом сама приватная сфера оказывается менее значимой, менее престижной и даже репрессированной

[13]. В современных феминистских теориях понимание гендера как структурирующего отношения власти усложняется и уточняется, с одной стороны, за счёт рассмотрения гендера в контексте других иерархических социальных категорий (расы, класса и др.), а с другой стороны — за счёт понимания принудительной гендерной бинарности как одного из базовых компонентов гендерного угнетения[14]. Таким образом, понятие «гендер» является не только аналитическим, но и политическим: оно включает в себя критику существующих гендерных отношений неравенства и предназначено для изменения социального порядка и построения нового социального порядка, основанного на гендерном равенстве[15].

Определение гендера как «социального пола»[править | править код]

Во многих ранних феминистских теориях гендер понимался как культурный коррелят биологического пола[13]: утверждалось, что пол, то есть биологические различия, делает людей мужчинами и женщинами, а гендер, то есть социальные и культурные различия — мужественными и женственными. Похожие представления лежат в основе распространённых в русскоязычных источниках определения гендера как «социального пола» или «социокультурного аспекта половой принадлежности»[16][17][18]: такие определения ставят гендер в прямую зависимость от пола, подразумевают бинарность обеих категорий и однозначное соответствие между ними. Определение гендера через пол основано на представлении о биологическом поле и половых различиях как основополагающих и неоспоримых — то есть, по сути, противоречит социально-конструктивистскому назначению понятия «гендер», возвращая его в рамки биологического детерминизма[19]. Современные феминистские и гендерные исследования рассматривают гендер не как производную биологического пола, а как одну из базовых категорий социального деления и неравенства, находящуюся в сложном и многоуровневом взаимодействии с биологическим полом

[19]. Ключевой вклад в эти современные представления внесли исследования социального конструирования биологического пола[19][20][21].

Социальное конструирование биологического пола[править | править код]

Ранние феминистские теории рассматривали гендер как конструируемую категорию, зависящую от социального контекста, а биологический пол понимали как нечто единое и универсальное[22]. Некоторые современные исследования ставят под сомнение как реальность существования двух противопоставленных друг другу биологических полов, так и политическую нейтральность научных исследований, отстаивающих это противопоставление.

Как утверждает биолог и феминистка Энн Фаусто-Стерлинг, наблюдаемая биологическая реальность свидетельствует о половом разнообразии, которое плохо вписывается в господствующий научный нарратив о «двух полах»[23]. В своей статье об интерсекс-людях она выдвинула провокационный тезис о необходимости выделять пять полов — как сама исследовательница признавалась позднее, целью этого шутливого утверждения было наглядно показать абсурдность дискретной классификации, так как в действительности половое разнообразие человеческих организмов следует понимать как непрерывный спектр

[24]. Как показывает феминистский анализ производства научного знания, в действительности ни один из предлагаемых «традиционной биологией» половых признаков: хромосомы (XX и XY), гормоны (андрогены и эстрогены), гонады (яичники и яички), внутренняя морфология (простата, влагалище, матка и фаллопиевы трубы), внешние половые органы (половой член, мошонка, клитор и половые губы), вторичные половые признаки (волосы на лице и теле, форма груди) — не удовлетворяет требованиям бинарной классификации. Ни один из них не позволяет ни отделить всех мужчин от всех женщин, ни выделить какое-либо общее базовое свойство одного пола[25]. Таким образом, половой диморфизм оказывается не природной данностью, а изобретённым людьми способом осмыслять биологическую реальность[25].

Если в обыденных представлениях «природа» понимается как нечто раз и навсегда данное и неизменное, то исследования в рамках истории и социологии науки показывают, что конкретное содержание даже таких, казалось бы, предельно конкретных понятий, как «генетический пол», меняется в зависимости от используемых учёными технологий

[22], а неосознанные допущения о гендере влияют на то, какие данные исследователи учитывают, а какие исключают из рассмотрения, несмотря на их объективную значимость для изучаемых явлений[19].

Неразличение гендера и пола[править | править код]

Причиной неразличения понятий «гендер» и «пол», в том числе в научных источниках, может быть незнакомство автора с теориями социального конструирования гендера и гендерных отношений как отношений власти[12][26]. В то же время смешение этих понятий имеет не только аналитическое, но и политическое значение. Если разграничение этих понятий служит опровержению биологического детерминизма и продвижению гендерного равенства, то использование термина «гендер» как синонима слова «пол» лишает понятие «гендер» его критического политического содержания и тем самым способствует оправданию гендерного неравенства[12].

Гендерные исследования — междисциплинарная научная область, сформировавшаяся под влиянием феминистских движений и в тесном сотрудничестве с ними. Эта область изучает гендер и сексуальность в литературе, языке, географии, истории, политологии, социологии, антропологии, теории кино, медиа

[27], психологии, праве и медицине[28]. Она также изучает пересечения категорий расы, этничности, класса, национальности и инвалидности с категориями гендера и сексуальности[29][30]. Гендерные исследования близки к теории конфликта, поскольку рассматривают социальные взаимодействия в перспективе власти — как борьбу между различными группами за власть, ресурсы и статус[11][12].

В постсоветской науке гендерные исследования начали развиваться во время Перестройки вместе с независимым женским движением[8][9]. Постсоветские гендерные исследования изначально опирались на западные феминистские теории и разделяли их политическую ориентацию на изменение социального порядка. Параллельно на постсоветском пространстве возникла область знания, которая частично заимствовала из гендерных исследований терминологию и постановку проблем, но при этом опиралась на традиционные научные теории, не предполагающие критики существующих властных отношений. Эта научная область получила название «феминологии» или «гендеристики»; гендерные теоретики иногда называют её «ложными гендерными исследованиями»

[12].

  1. 1 2 What do we mean by "sex" and "gender"? (неопр.). World Health Organization. Дата обращения 26 ноября 2015.
  2. 1 2 Haig, David. The Inexorable Rise of Gender and the Decline of Sex: Social Change in Academic Titles, 1945–2001 // Archives of Sexual Behavior. — 2004. — Т. 33, № 2. — С. 87—96. Архивировано 25 мая 2011 года.
  3. 1 2 Udry, J. Richard. The Nature of Gender // Demography. — 1994. — Т. 31, № 4. — С. 561—573. Архивировано 3 апреля 2013 года.
  4. ↑ Социальное конструирование гендера как методология феминистско исследования. Здравомыслова Елена, Темкина Анна
  5. Jane Pilcher, Imelda Whelehan. Gender // 50 Key Concepts in Gender Studies. — Sage, 2004. — ISBN 9781412932073.
  6. Iris Marion Young. Lived Body versus Gender // A Companion to Gender Studies / Philomena Essed, David Theo Goldberg, Audrey Kobayashi. — John Wiley & Sons, 2009. — ISBN 9781405188081.
  7. Ярская-Смирнова Е. Возникновение и развитие гендерных исследований в США и Западной Европе // Введение в гендерные исследования. Ч. I: Учебное пособие / Ирина Жеребкина (ред.). — Харьков, СПб: ХЦГИ, Алетейя, 2001. — С. 17—48. — ISBN 5-89329-397-5.
  8. 1 2 Гапова Е. Классовый вопрос постсоветского феминизма или об отвлечении угнетенных от революционной борьбы // Гендерные исследования. — 2006. — № 15. — С. 144—164. Архивировано 1 июня 2011 года.
  9. 1 2 Здравомыслова О. Гендерные исследования как опыт публичной социологии в России (рус.). Полит.Ру (24 сентября 2009). Дата обращения 9 марта 2016.
  10. ↑ GENDER (неопр.) (недоступная ссылка). Social Science Dictionary. Дата обращения 20 марта 2015. Архивировано 2 февраля 2011 года.
  11. 1 2 Lindsey, Linda L. Ch. 1. The Sociology of gender // Gender Roles: A Sociological Perspective (неопр.). — Pearson, 2010. — ISBN 0132448300. Архивная копия от 5 апреля 2015 на Wayback Machine
  12. 1 2 3 4 5 Гапова Е. Итоги съезда: еще раз о классовом проекте постсоветского феминизма // Журнал исследований социальной политики. — 2009. — Т. 7, № 4. — С. 465—484.
  13. 1 2 3 4 5 Здравомыслова Е., Тёмкина А. Социальное конструирование гендера: феминистская теория // Введение в гендерные исследования. Ч. I: Учебное пособие / Ирина Жеребкина (ред.). — Харьков, СПб: ХЦГИ, Алетейя, 2001. — С. 147—173. — ISBN 5-89329-397-5.
  14. Julia Serano. Whipping Girl: A Transsexual Woman on Sexism and the Scapegoating of Femininity. — Seal Press, 2007. — ISBN 978-1-58005-154-5. Архивная копия от 13 марта 2016 на Wayback Machine
  15. Lorber, Judith. The Social construction of gender. — Sage, 1990. — ISBN 9780803939561.
  16. ↑ Гендер // Новейший философский словарь / Грицанов А.. — Мн.: Книжный дом, 2003.
  17. Воронина О. Гендер // Словарь гендерных терминов / Денисова А. (ред.). — М.: Информация XXI век, 2002.
  18. И.Р. Чикалова, Е.И. Янчук. Гендер // Социология: энциклопедия / А.А. Грицанов, В.Л. Абушенко, Г.М. Евелькин, Г.Н. Соколова, О.В. Терещенко.. — Мн.: Книжный дом, 2003.
  19. 1 2 3 4 Wendy Cealey Harrison. The Shadow and the substance. The sex/gender debate // Handbook of Gender and Women's Studies / Kathy Davis, Mary Evans, Judith Lorber. — Sage, 2006. — ISBN 9781446206843.
  20. Fausto-Sterling, Anne. Myths of Gender: Biological Theories about Women and Men, Revised Edition. — Basic Books, 2008. — ISBN 9780786723904.
  21. Fausto-Sterling, Anne. Sexing the Body: Gender Politics and the Construct. — Basic Books, 2008. — ISBN 9780786724338.
  22. 1 2 M'charek, Amade. Genetic Sex // A Companion to Gender Studies / Philomena Essed, David Theo Goldberg, Audrey Kobayashi. — John Wiley & Sons, 2009. — ISBN 9781405188081.
  23. Fausto-Sterling, A. The Five Sexes: Why Male and Female Are Not Enough // The Sciences. — 1993. — С. 20—24.
  24. Fausto-Sterling, A. Is Gender Essential? // Sissies and Tomboys: Gender Nonconformity and Homosexual Childhood / Matthew Rottnek (ed.). — NYU Press, 1999. — ISBN 9780814774847.
  25. 1 2 Hawkesworth, Mary, and Lisa Disch. Feminist theory: Transforming the known world // The Oxford Handbook of Feminist Theory (англ.) / Hawkesworth, Mary (ed.). — Oxford University Press, 2016. — ISBN 9780199328581.
  26. Першай А. Колонизация наоборот: гендерная лингвистика в бывшем СССР // Гендерные исследования. — 2002. — № 7—8. — С. 236—249.
  27. Krijnen, Tonny; van Bauwel, Sofie. Gender And Media: Representing, Producing, Consuming (англ.). — New York: Routledge, 2015. — ISBN 978-0-415-69540-4.
  28. ↑ About - Center for the Study of Gender and Sexuality (CSGS) (неопр.). The University of Chicago. Дата обращения 1 мая 2012.
  29. ↑ Healey, J. F. (2003). «Race, Ethnicity, Gender and Class: the Sociology of Group Conflict and Change».
  30. ↑ Department of Gender Studies (неопр.). Indiana University (IU Bloomington). Дата обращения 1 мая 2012.
  • Ирина Жеребкина (ред.). Введение в гендерные исследования. Ч. I: Учебное пособие. — Харьков, СПб: ХЦГИ, Алетейя, 2001. — ISBN 5-89329-397-5.
  • Фонд имени Генриха Бёлля. Гендер для «чайников». — М.: Звенья, 2006. — ISBN 5 7870 0097 8.
  • Тартаковская И. (науч. ред.). Гендер для «чайников» — 2. — М.: Звенья, 2009. — ISBN 978–5–7870–0110–5.
  • Кон И. Мужчина в меняющемся мире. — М.: Litres, 2015. — ISBN 9785425074041.
  • Бёрн Шон. Гендерная психология = The Social Psychology of Gender. — СПб: Прайм-Еврознак, 2002. — ISBN 9785938780194.
  • Kathy Davis, Mary Evans, Judith Lorber (eds.). Handbook of Gender and Women's Studies. — Sage, 2006. — ISBN 9781446206843.

Гендерная идентичность — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Ге́ндерная иденти́чность — внутреннее самоощущение человека как представителя того или иного гендера, то есть как мужчины, женщины или представителя другой категории, связанное с социальными и культурными стереотипами о поведении и качествах представителей того или иного биологического пола. Гендерная идентичность необязательно совпадает с биологическим полом. Люди, чья гендерная идентичность совпадает с приписанным при рождении полом, называются цисгендерными, а те, у кого эти характеристики не совпадают — трансгендерными.

Во многих человеческих обществах есть набор гендерных категорий, которые могут служить основой для формирования у человека социальной идентичности по отношению к другим членам общества. В современных западных обществах действует бинарная гендерная система — способ организации общества, при котором люди разделяются на две категории: мужчин и женщин, — и предполагается соответствие между приписанным при рождении полом, гендерной идентичностью, гендерным выражением[en] и сексуальностью. Во многих других обществах традиционные гендерные системы небинарны: они включают в себя более двух гендерных категорий и предусматривают возможность отсутствия зависимости между приписанным при рождении полом и гендерной идентичностью[1][2][3][4].

Гендерная идентичность, гендерное выражение и сексуальная ориентация[править | править код]

Современные исследователи различают три ключевых понятия для описания гендера и сексуальности человека[5]:

  • гендерная идентичность — внутреннее самоощущение человека;
  • гендерное выражение[en] — способы поведения, при помощи которых человек сообщает о своём гендере в данной культуре: в частности, через одежду, манеру общения и интересы. Гендерное выражение человека может соответствовать или не соответствовать предписываемым гендерным ролям, а также отражать или не отражать его гендерную идентичность[5]. Например, нередко трансгендерные люди не рискуют одеваться в соответствии со своей гендерной идентичностью, чтобы избежать оскорблений, насилия и других социальных санкций[6].
  • сексуальная ориентация — пол или гендер тех, к кому человек испытывает сексуальное или романтическое влечение.

Бинарная гендерная система предполагает, что гендерная идентичность, гендерное выражение и сексуальная ориентация должны находиться в соответствии между собой, а также с приписанным при рождении полом — например, от человека с приписанным при рождении мужским полом ожидается, что он будет определять себя как мужчину, проявлять маскулинное поведение и испытывать гетеросексуальное влечение к женщинам, — но иногда это не так.

Гендерная идентичность и психический пол[править | править код]

В русскоязычной науке используется понятие психического или психологического пола, которое иногда употребляется как синоним понятия «гендерная идентичность»[7]. При этом в советской и постсоветской науке не было выработано единой концепции психологического пола[8]. Понятия психического или психологического пола, а также полового самосознания, как правило, используются в контексте обсуждения «нормы», под которой понимается совпадение психического пола с приписанным при рождении, и «патологии», под которой понимается транссексуальность[8][9].

В отличие от понятия психического или психологического пола, понятие «гендерная идентичность» широко используется в рамках гендерных исследований. Такой научный подход подразумевает, в частности, что представления об обязательности и нормальности совпадения приписанного при рождении пола и внутреннего самоощущения человека не принимаются как аксиома, а рассматриваются критически с точки зрения антропологии, философии и других дисциплин. По мнению ведущих современных специалистов в области здоровья трансгендерных людей, несовпадение гендерной идентичности и приписанного при рождении пола — это вопрос разнообразия, а не патологии, а гендерная неконформность не может считаться негативным или болезненным по своей сути явлением[10].

Формирование гендерной идентичности[править | править код]

В современной науке ведутся дебаты о том, какие факторы оказывают преимущественное влияние на формирование гендерной идентичности: биологические или социальные[11]. Данные некоторых исследований свидетельствуют о том, что на гендерную идентичность влияют генетические и гормональные факторы[12]. Другие исследования показывают, что значительное влияние как на гендерное самоощущение, так и на гендерное выражение[en] детей оказывает воспитание и социальное окружение[13]. В частности, если родители или опекуны ребёнка в своём поведении придерживаются традиций и негативно реагируют на гендерно-неконформное поведение ребёнка, для него повышается вероятность повторять за родителями, в том числе во взрослом возрасте[13]. При этом, как показывают исследования, ощущаемое давление социальной среды не имеет прямой связи с внутренней удовлетворённостью приписанным гендером, а навязывание гендерной конформности негативно влияет на психологическое благополучие ребёнка, приводя к повышению стресса, замыканию в себе и социальной изоляции[14][15].

Изменение гендерной идентичности[править | править код]

К гендерно-неконформным детям и взрослым применяли, а иногда и сегодня применяют репаративную, или конверсионную терапию, направленную на изменение их гендерной идентичности и достижение гендерной конформности. Долгосрочная эффективность таких подходов научно не подтверждена, что признают в том числе и их сторонники[16]. При этом существуют данные о том, что такая терапия может наносить вред, приводя к подавлению атипичных гендерных переживаний, усилению чувства стыда, нарушению отношений с близкими и попыткам суицида[17].

  1. Бутовская М. Л. Антропология пола. — М.: Век 2, 2013.
  2. Honingmann, J.J. The Kaska Indians: An ethnographic reconstruction. — New Haven, CT: Yale University Press, 1964.
  3. Davies, S.G. Challenging gender norms: Five genders among the Bugis in Indonesia (Case Studies in Cultural Anthropology). — Belmont, CA: Wadsworth, 2007.
  4. Vasey, P., & Bartlett, N. What can the Samoan ‘fa’afafine’ teach us about the western concept of gender identity disorder in childhood? // Perspectives in Biology and Medicine. — 2007. — № 50. — С. 481–490. Архивировано 5 марта 2016 года.
  5. 1 2 American Psychological Association. Definition of Terms: Sex, Gender, Gender Identity, Sexual Orientation
  6. Ansara, Y. G. Beyond Cisgenderism: Counselling people with non-assigned gender identities // Moon, L. (ed.) Counselling Ideologies: Queer Challenges to Heteronormativity. — Aldershot: Ashgate, 2010. — С. 167—200.
  7. Ильин Е. П. Пол и гендер. — СПб.: Питер, 2010.
  8. 1 2 Лопухова О. Г. Психологический пол личности в контексте гендерных исследований // Вестник ТГГПУ. — Казань: ТГГПУ, 2011. — № 4(26). — С. 384—388.
  9. ↑ Нарушения психосексуального развития // Сексопатология: Справочник / Васильченко Г. С., Агаркова Т. Е., Агарков С. Т. и др.; Под ред. Г. С. Васильченко. — М.: Медицина, 1990. — С. 576. — ISBN 5-225-01179-9.
  10. Всемирная профессиональная ассоциация по трансгендерному здоровью. Стандарты помощи транссексуальным, трансгендерным и гендерно нонконформным людям. 7-я версия // Международные медицинские стандарты помощи трансгендерным людям = Standards of Care for the Health of Transsexual, Transgender, and Gender-Nonconforming People, Version 7. — СПб: ЦСИИ «Действие», 2015. Архивная копия от 20 сентября 2015 на Wayback Machine
  11. Fausto-Sterling, A. The problem with sex/gender and nature/nurture // Debating Biology / Bendelow, G., Birke L., Williams, S.. — Routledge, 2005. — ISBN 9781134468133.
  12. Birke, L. In pursuit of difference: Scientific studies of women and men // [The Gender and Science Reader The Gender and Science Reader] / Lederman, М., Bartsch, I.. — Psychology Press, 2001. — ISBN 9780415213585.
  13. 1 2 Oswalt, Angela. Factors Influencing Gender Identity (англ.). MentalHelp.Net (9 June 2010). Дата обращения 31 июля 2015.
  14. Egan, S., and Perry, D. Gender identity: a multidimensional analysis with implications for psychosocial adjustment // Developmental Psychology. — 2001. — Т. 37, № 4. — С. 451—463.
  15. Yunger, Jennifer L.; Carver, Priscilla R.; Perry, David G. Does Gender Identity Influence Children's Psychological Well-Being? // Developmental Psychology. — 2004. — № 40(4). — С. 572—582.
  16. Hill, D., Menvielle, E., Sica, K., & Johnson, A. An affirmative intervention for families with gender variant children: Parental ratings of child mental health and gender // Journal of Sex & Marital Therapy. — 2010. — № 36. — С. 6—23.
  17. Langer, S.J., and Martin, J.I. How dresses can make you mentally ill: Examining gender identity disorder in children // Child and Adolescent Social Work Journal. — 2004. — Т. 21, № 1. — С. 5—23.

Гендерные различия — Википедия

Ге́ндерные разли́чия — различия между представителями разных гендеров. Обычно под гендерными различиями понимают различия между мужчинами и женщинами, хотя в разных культурах встречаются разные наборы гендеров. В отличие от понятия «пол», понятие «гендер» — это социальная категория, поэтому к гендерным различиям в собственном смысле не относятся, например, различия в генетике и физиологии[⇨]. В науке ведутся дебаты о том, существуют ли неустранимые гендерные различия. Современные научные данные показывают, что в целом представители разных гендеров почти во всём похожи друг на друга, а гендерные различия очень незначительны[⇨]. Несмотря на это, и в науке, и в СМИ существует тенденция преувеличивать информацию о гендерных различиях и недооценивать гендерные сходства или умалчивать о них[⇨].

В 1970-е годы учёные обнаружили всего четыре параметра, по которым наблюдались небольшие различия между мужчинами и женщинами[⇨]. Новейшие исследования уточнили эти данные и установили, что гендерных различий в речевых способностях нет[⇨]. Обнаруживаемые различия в математических способностях[⇨], способностях к пространственному восприятию[⇨] и агрессивном поведении[⇨] невелики, и существуют данные, указывающие на их зависимость от воздействия гендерных стереотипов.

В отличие от понятия «пол», которое описывает совокупность биологических характеристик человека, понятие «гендер» обозначает социальную категорию. Под гендерными различиями понимают различия в поведении людей — таким образом, к ним не относятся, например, различия в генетике и физиологии. Тем не менее, многие авторы используют слова «пол» и «гендер» как синонимы, ориентируясь на бинарную гендерную систему, в которой на основании анатомического пола людям приписывается одна из двух гендерных ролей: мужчины или женщины. Как отмечают некоторые исследователи, использование слова «пол» в отношении различий между группами людей подразумевает, что все эти различия являются прямым следствием биологического пола, хотя такое предположение требует отдельных доказательств[1].

Хотя бинарная гендерная система является господствующей в современном мире, исторически она свойственна далеко не всем культурам мира. Во многих культурах анатомический пол не играет ключевой роли при определении гендерной роли[2] и выделяется три или четыре гендера[3], так что гендерные различия в таких культурах осмысляются совсем иначе. В некоторых культурах гендер традиционно не является значимой социальной категорией, и гораздо больше внимания уделяется возрастным различиям[4].

Дебаты о существовании и происхождении гендерных различий[править | править код]

Гендерные различия давно представляют область интереса учёных из разных научных областей, а результаты их исследований вызывают живой интерес в СМИ и у широкой публики. Основной вопрос научных дебатов в этой области в том, существуют ли неустранимые гендерные различия, которые могли бы обосновать существующие гендерные роли и, в частности, целесообразность таких мер, как раздельное обучение мальчиков и девочек[5]. В целом накопленные на сегодняшний день научные знания свидетельствуют о том, что представители разных гендеров похожи друг на друга почти во всём, за очень немногочисленными и сравнительно незначительными исключениями[6]. Несмотря на это, гендерным различиям продолжают придавать большое значение как в научной среде, так и за её пределами[6].

Участники научных дебатов о гендерных различиях разделяются на два основных лагеря: сторонников биологического детерминизма, которые убеждены в тесной связи биологического пола и гендера, и сторонников социального конструктивизма, которые считают, что гендерные различия конструируются обществом. Вопрос о гендерных различиях представители разных лагерей ставят принципиально по-разному. Биологически-ориентированные исследователи часто не задаются вопросом о том, существуют ли гендерные различия как таковые, а по умолчанию исходят из того, что они существуют, и ищут им объяснения. Сторонники социального конструктивизма, в свою очередь, исследуют процессы конструирования гендера в различных социальных контекстах и то, каким образом представления о гендерных различиях используются для создания социальных иерархий[7].

Многие исследователи согласны в том, что на такие характеристики человека, как когнитивные способности, оказывают влияние и биологические, и социальные факторы. При этом они отмечают, что не все биологические факторы следует понимать как врождённые, поскольку, например, строение и деятельность мозга изменяются под воздействием жизненного опыта[8].

Проблема предвзятости в распространении научных данных[править | править код]

В научной литературе существует тенденция чаще сообщать и воспроизводить информацию о гендерных различиях, чем о сходствах. Отчасти это обусловлено дизайном многих исследований: когда поиск гендерных различий не является непосредственной целью исследования — например, в исследованиях общих когнитивных процессов — учёные часто изначально включают гендер как переменную просто для того, чтобы исключить вероятность неверной интерпретации итоговых результатов. Если результаты не обнаруживают различий по этой переменной, информация об этом считается несущественной для основных результатов исследования и не включается в итоговые публикации. Если же гендерные различия обнаруживаются, то учёные склонны воспринимать их как помеху, о которой они вынуждены сообщить[9].

С другой стороны, на сообщение и распространение научных данных о гендерных различиях влияют идеологические установки внутри научного сообщества. Некоторые исследователи отмечают, что в научном сообществе существует предвзятость в отношении публикаций: если исследование обнаруживает хотя бы незначительные гендерные различия, оно с большей вероятностью будет опубликовано, чем десятки исследований, которые таких различий не обнаруживают. Предвзятость в отношении публикаций приводит к тому, что единичное исследование и его результаты за счёт многократного цитирования приобретают статус «истины», что может порождать эффект самоисполняющегося пророчества, влияя на дизайн последующих исследований[7].

Средства массовой информации также часто способствуют искажению научной информации по теме гендерных различий. Как отмечают многие исследователи, как правило, СМИ представляют обнаруживаемые учёными незначительные различия как сенсацию и преувеличивают их значение, умалчивая об обнаруживаемых сходствах[10][11].

Научные данные о гендерных различиях[править | править код]

Первая серьёзная и сравнительно достоверная работа, обобщающая результаты исследований гендерных различий, — это книга Элеанор Маккоби и Кэрол Джеклин «Психология половых различий» (The Psychology of Sex Differences), изданная в 1974 году[9]. Маккоби и Джеклин собрали и систематизировали более 2000 научных работ, которые были опубликованы к моменту написания их книги. Они обнаружили отсутствие гендерных различий по большинству проанализированных параметров, включая восприятие различными органами чувств, процессы обучения и запоминания, эмоциональные реакции, внушаемость, самооценку и многие другие. Таким образом, основной результат их обобщающего исследования в том, что гендерные сходства гораздо более значимы, чем гендерные различия. Но, хотя книга Маккоби и Джеклин считается классической и широко цитируется, чаще всего упоминается не их главный вывод, а обнаруженные ими исключения — немногие гендерные различия[6]: в речевых и математических способностях, способностях к пространственному восприятию и агрессивности[9].

Вскоре после появления книги Маккоби и Джеклин был разработан статистический метод мета-анализа, предназначенный для тщательного и надёжного обобщения результатов больших корпусов исследований одной тематики. Этот метод считается идеальным для систематизации исследований по гендерным различиям, поскольку в этой области проводятся десятки и даже сотни исследований по отдельным вопросам[6]. Результаты мета-анализов уточнили выводы Маккоби и Джеклин. В частности, благодаря более точному статистическому анализу и использованию более крупного и обновлённого корпуса исследований, они показали отсутствие гендерных различий в речевых способностях[12].

Речевые способности[править | править код]

Существование различий в речевых способностях мужчин и женщин долгое время представлялось в психологической литературе как один из самых бесспорных психологических фактов[7]. Обычно предполагается, что по речевым способностям женщины превосходят мужчин. Однако, как показывают крупнейшие обзоры эмпирических исследований в этой области, это предположение не находит убедительных подтверждений. Как отмечают Маккоби и Джеклин, наиболее широко цитируемые исследования, которые обнаруживали различия в развитии речевых способностей у мальчиков и девочек в первые годы жизни, были основаны на крайне маленьких выборках, так что обнаруженные ими различия при увеличении выборки не могли достигнуть статистической значимости. Обобщив результаты опубликованных к тому времени исследований речевых способностей у детей, они заключили, что постоянных значимых гендерных различий в речевых способностях не обнаруживается ни в дошкольном, ни в младшем школьном возрасте, но небольшие различия с перевесом в пользу девочек обнаруживаются начиная с подросткового возраста[9].

В 1988 году Дженет Хайд и Марсия Линн провели мета-анализ исследований гендерных различий в речевых способностях, включив корпус исследований, которые проанализировали Маккоби и Джеклин, и дополнив его большой выборкой более новых исследований детей и взрослых. Анализируя отдельно исследования в соответствии с использованным методом тестирования речевых способностей, они обнаружили, что для пяти из восьми тестовых методик величина различия равна или близка к нулю. В целом, обобщая результаты исследований с разными методиками тестирования, они пришли к выводу, что даже небольших различий в речевых способностях между мужчинами и женщинами нет[12].

Математические способности[править | править код]

Согласно распространённому гендерному стереотипу, мальчики и мужчины более способны к математике, чем девочки и женщины. Научные исследования опровергают это представление. Так, мета-анализ 1990 года, обобщивший исследования с общей численностью участников в более чем три миллиона, показал, что в целом существенных различий в успешности выполнения математических заданий между мальчиками и девочками нет. Незначительные различия в пользу девочек были обнаружены в навыках счёта в младшей и средней школе, в пользу мальчиков — в решении задач в старшей школе, но в то же время было установлено, что обнаруженные небольшие гендерные различия сокращаются с возрастом, при этом мальчики и девочки одинаково хорошо овладевают математическими понятиями[13]. Более новое мета-аналитическое исследование 2005 года установило, что младенцы-девочки и мальчики в возрасте шести месяцев одинаково хорошо справляются с задачами, лежащими в основе формирования математических способностей[14].

Ещё один популярный стереотип говорит о том, что мальчики чаще демонстрируют выдающиеся способности к математике, тогда как способности девочек скорее средние. Этот стереотип поддержали авторы лонгитюдного исследования математически одарённых детей, проведённого в США в начале 1980-х годов[15]. Математические способности мальчиков и девочек в этом исследовании оценивались по результатам стандартизированного теста SAT-M. При этом другие данные, собранные в ходе исследования, опровергают вывод о выдающихся способностях мальчиков по сравнению с девочками. Девочки — участницы исследования лучше, чем мальчики, справлялись с математическими заданиями в школе. Различий между мальчиками и девочками не было выявлено и в дальнейшей жизни: в университетах они выбирали математические курсы одинаковой сложности и получали по ним одинаковые оценки, а по окончании высшего образования одинаковое количество участников программы получали научные степени. Эти результаты показывают, что, несмотря на различия по тесту SAT-M, девочки и мальчики, участвовавшие в исследовании, осваивали высшую математику в равных количествах и с одинаковой успешностью[14].

Сравнения результатов математических тестов в разных странах показывают, что в большинстве стран мира девочки и мальчики справляются с математическими заданиями одинаково хорошо. Мальчики показывают более высокие результаты всего в половине стран ОЭСР, а в Исландии девочки показывают значительно более высокие результаты, чем мальчики[16].

Некоторые авторы связывают такие данные с распространённостью гендерных стереотипов и уровнем гендерного неравенства. В частности, исследователи обнаружили, что в странах с высокими показателями гендерного равенства гендерные различия в математических результатах между мальчиками и девочками исчезают[17]. Многие исследования также показывают, что успешность женщин в математике и выбор профессий, связанных с математикой, определяется влиянием родителей и учителей и тем, насколько они поощряют интерес девочек к математике[18]; многие женщины считают занятия математикой не соответствующими их гендерной роли и отказываются от них даже тогда, когда проявляют прекрасные способности в этой области[19].

Способности к пространственному восприятию[править | править код]

В исследованиях способностей к пространственному восприятию используются разнообразные методики тестирования. Многие из них представляют собой, например, задания, связанные с мысленным вращением двух- или трёхмерных объектов. Мета-анализы исследований в этой области показывают наличие гендерных различий с преимуществом в пользу мужчин, которые колеблются в диапазоне от крайне незначительных до умеренно выраженных[6]. При этом мета-анализ исследований пространственного восприятия у детей в возрасте от восьми месяцев до полутора лет показывает, что гендерных различий по способностям к пространственному восприятию в этом возрасте нет[14].

Некоторые исследователи полагают, что в тех случаях, когда гендерные различия в способностях к пространственному восприятию присутствуют, они объясняются культурным контекстом и различиями в гендерных ролях. В пользу этого объяснения говорит, в частности, сравнительное исследование, проведённое с 1300 представителями двух народов на северо-востоке Индии с общим генетическим происхождением и различающейся социальной организацией. Среди представителей народа, в котором женщины занимают выраженно подчинённое положение, гендерные различия в пространственном восприятии были существенно больше, чем среди представителей народа, в котором женщины пользуются большей автономией[20]. Авторы этого исследования отмечают, что одним из факторов, влияющих на более низкие пространственные способности женщин, может быть эффект угрозы стереотипа (stereotype threat): если в обществе существует стереотип о том, что женщины неспособны к определённому типу задач, то, когда женщине предлагают задачу такого типа, в результате стресса она действительно справляется с ней хуже[21]. Воздействие угрозы стереотипа на различные стигматизированные группы при тестировании различных способностей также подтверждается множеством других исследований[22].

Агрессия[править | править код]

Различия в агрессивном поведении принадлежат к тем немногим гендерным различиям, существование которых подтверждается научными данными, хотя, как и другие гендерные различия, они не настолько велики, как предполагают гендерные стереотипы. Как и в случае гендерных различий в математических способностях, мета-аналитические обзоры показывают, что различия в агрессивном поведении колеблются от незначительных до умеренно выраженных с перевесом в пользу мужчин[6]. В частности, мета-анализ, проведённый Дженет Хайд в 1984 году, показал, что гендерными различиями обусловлено лишь 5 % вариаций в агрессивном поведении, причём с возрастом эти различия сокращаются[23].

Вопреки распространённым стереотипам, научные данные не подтверждают связи агрессивного поведения с уровнем тестостерона в крови[24]. Также, хотя стереотипы предполагают, что женщины чаще прибегают к непрямым способам выражения агрессии, исследования показывают, что в действительности мужчины пользуются ими не меньше, чем женщины[24].

Существуют исследования, которые показывают влияние гендерных ролей и социального контекста на различия в выражении агрессии. Например, в 1994 году был проведён эксперимент, в котором за счёт сохранения анонимности участников были созданы условия для того, чтобы они не чувствовали себя обязанными вести себя в соответствии с гендерными нормами. Участников разделили на две группы: в одной из них участники в подготовительной фазе должны были сидеть близко к экспериментатору и назвать своё имя, экспериментатор задавал им личные вопросы; во второй группе участники оставались анонимными, находились далеко от экспериментатора и не разговаривали с ним, кроме того, им было сказано, что они — контрольная группа, и их поведение в ходе самого эксперимента не будет оцениваться. В этом эксперименте уровень агрессии измерялся при помощи интерактивной видеоигры, в которой испытуемые сначала защищались, а потом атаковали, сбрасывая бомбы. Участники из первой группы продемонстрировали такие же гендерные различия в агрессии (количестве бомб, сброшенных в атаке), какие обнаруживались в других исследованиях. Во второй группе значимых гендерных различий в агрессивном поведении не было обнаружено[25].

  1. Бёрн Шон. Гендерная психология = The Social Psychology of Gender. — СПб: Прайм-Еврознак, 2002.
  2. Nanda, Serena. Gender Diversity: Crosscultural Variations. — Waveland Pr Inc, 1999. — ISBN 978-1577660743.
  3. Roscoe, Will. Changing Ones: Third and Fourth Genders in Native North America. — Palgrave Macmillan, 2000. — ISBN 978-0312224790.
  4. Oyewumi, Oyeronke. Conceptualizing gender: the eurocentric foundations of feminist concepts and the challenge of African epistemologies // Jenda: a Journal of Culture and African Woman Studies. — 2002. — Т. 2.
  5. Halpern, D. Preface to the fourth edition // Sex Differences in Cognitive Abilities: 4th Edition. — Taylor & Francis, 2011. — ISBN 978-1848729414. Архивная копия от 9 марта 2016 на Wayback Machine
  6. 1 2 3 4 5 6 Hyde, J.S. The Gender Similarities Hypothesis // American Psychologist. — 2005. — Т. 60, № 6. — С. 581–592.
  7. 1 2 3 Weatherall, A. Gender, Language and Discourse. — Routledge, 2005. — ISBN 9781134701926.
  8. Halpern, D., et al. The Science of Sex Differences in Science and Mathematics // Psychological Science in the Public Interest. — 2007. — Т. 8, № 1. — С. 1—51.
  9. 1 2 3 4 Maccoby, E., and Jacklin, C. The Psychology of Sex Differences. — Stanford University Press, 1974. — ISBN 9780804708593.
  10. Tavris, C. The Mismeasure of Woman. — Touchstone, 1993. — ISBN 978-0671797492.
  11. Unger, R. K., Crawford, M. E. Women and gender: A feminist psychology. — Temple University Press, 1992. — ISBN 9780070659254.
  12. 1 2 Hyde, J. S., Linn, M. C. Gender differences in verbal ability: A meta-analysis // Psychological bulletin. — 1988. — Т. 104, № 1. — С. 53—69.
  13. Hyde, J. S., Fennema, E., Lamon, S. J. Gender differences in mathematics performance: a meta-analysis // Psychological bulletin. — 1990. — Т. 107, № 2. — С. 139—155.
  14. 1 2 3 Spelke, E. S. Sex differences in intrinsic aptitude for mathematics and science? a critical review // American Psychologist. — 2005. — Т. 60, № 9. — С. 950—958.
  15. Benbow, C.P., & Stanley, J.C. Sex differences in mathematical reasoning ability: More facts // Science. — 1983. — № 222. — С. 1029—1030.
  16. Wade, Lisa. The Truth About Gender and Math (англ.). Sociological Images (7 March 2013). Дата обращения 19 августа 2015.
  17. Guiso, L. et al. Culture, gender, and math // Science. — 2008. — Т. 320, № 5880. — С. 1164—1165.
  18. Dweck, C. S. et al. Sex differences in learned helplessness: II. The contingencies of evaluative feedback in the classroom and III. An experimental analysis // Developmental psychology. — 1978. — Т. 14, № 3. — С. 268—276.
  19. Kimball, M. M. A new perspective on women's math achievement // Psychological Bulletin. — 1989. — Т. 105, № 2. — С. 198—214.
  20. Hoffman, M., Gneezya, U., and List, J. Nurture affects gender differences in spatial abilities (англ.). Proceedings of the National Academy of Sciences of the United States of America (6 September 2011). Дата обращения 19 августа 2015.
  21. Pappas, S. Culture Drives Gender Gap in Spatial Abilities, Study Finds (англ.). Live Science (29 August 2011). Дата обращения 19 августа 2015.
  22. Hill, C., Corbett, C., St. Rose, A. Stereotypes // Why So Few? Women in Science, Technology, Engineering, and Mathematics. — American Association of University Women, 2010. — С. 37—42. — ISBN 978-1-879922-40-2.
  23. Hyde, J. S. How large are gender differences in aggression? A developmental meta-analysis // Developmental Psychology. — 1984. — Т. 20, № 4. — С. 722-.
  24. 1 2 Bjorkqvist, K. Sex differences in physical, verbal, and indirect aggression: A review of recent research // Sex Roles. — 1994. — № 30. — С. 177—188. Архивировано 11 августа 2015 года.
  25. Lightdale, J. R., & Prentice, D. A. Rethinking sex differences in aggression: Aggressive behavior in the absence of social roles // Personality and Social Psychology Bulletin. — 1994. — № 20. — С. 34—44. Архивировано 23 июня 2016 года.

Гендерная роль — Википедия

Jordmor jim- oslo.jpeg
110627-F-MY013-033.jpg
Мужчины и женщины разных стран в нетрадиционных гендерных ролях

Гендерная роль — совокупность социальных норм, определяющих, какие виды поведения считаются допустимыми, подходящими или желательными для человека в зависимости от его гендерной принадлежности, то есть принадлежности к женщинам, мужчинам или другому гендеру. Несовпадение поведения человека с гендерной ролью называется гендерной неконформностью. В разных культурах количество и конкретное содержание гендерных ролей существенно различаются, но есть и широко распространённые кросскультурные сходства[⇨].

В науке нет единой точки зрения о том, в какой степени гендерные роли и их вариации определяются биологией и в какой — конструируются обществом[⇨]. Строго биологические теории происхождения гендерных ролей, в частности эволюционная психология, не подтверждаются эмпирическими данными[⇨]. В целом имеющиеся научные данные свидетельствуют о том, что на гендерное развитие влияют не только биологические, но и когнитивные и социальные факторы[⇨].

Гендерные роли могут играть положительную роль для самооценки человека в случае, если гендерно-типичное поведение для него естественно и соответствует его самоощущению. Если же это не так, то гендерные роли и нормативное давление со стороны окружения становится источником стресса[⇨].

Гендерная роль и гендерная идентичность[править | править код]

Гендерную роль следует отличать от гендерной идентичности: первое понятие описывает внешние по отношению к человеку социальные ожидания в связи с его гендерной принадлежностью, второе — внутреннее самоощущение человека как представителя того или иного гендера. Гендерная идентичность и гендерная роль человека могут не совпадать — в частности, у трансгендерных людей и интерсекс-людей. Приведение гендерной роли в соответствие с гендерной идентичностью представляет собой часть трансгендерного перехода.

В современных обществах господствует бинарная гендерная система — способ социальной организации, при котором люди разделяются на две противоположные группы — мужчин и женщин. Бинарная гендерная система подразумевает жёсткое соответствие между приписанным при рождении полом и гендерной ролью, а также другими параметрами (в частности, гендерной идентичностью и сексуальной ориентацией). Как свидетельствуют антропологические исследования, установление такого соответствия не универсально: во многих культурах биологический, в частности анатомический пол не играет ключевой роли в определении гендерной роли или гендерной идентичности[1]. Не универсально и выделение только двух гендеров. Например, во многих коренных североамериканских культурах выделяется три или четыре гендера и соответствующих гендерных роли[2]. В западноафриканской культуре йо́руба гендер традиционно не является значимой социальной категорией, а социальные роли определяются в первую очередь возрастом и родством[3].

Даже в близких культурах или в рамках одной культуры гендерные роли могут заметно различаться. Например, в европейской светской культуре XVIII- XIX веков от женщин ожидалось, что они будут слабыми и хрупкими, а в большинстве крестьянских культур женщины считались от природы сильными и выносливыми[4]. В западных (североамериканских и западноевропейских) культурах среднего класса начиная с 1950-х годов женская гендерная роль была ролью домохозяйки, и участие в производительном труде для женщин было исключено. При этом в то же время и в тех же обществах работа вне дома была ожидаемым и самоочевидным элементом гендерной роли для женщин рабочего класса[5]. Женская гендерная роль в социалистических обществах также подразумевала сочетание работы вне дома, работы по дому и заботы о семье[6].

Соотношение гендерных ролей существенно изменялось в течение истории человечества. В частности, историки отмечают значительное повышение социальной роли женщин в Европе периода позднего средневековья (1300—1500 гг.)[7]

В дебатах о происхождении гендерных ролей и различий есть две основные точки зрения: сторонники биологического детерминизма предполагают, что гендерные различия определяются биологическими, природными факторами, а сторонники социального конструктивизма — что они формируются обществом в процессе социализации. В науке были выдвинуты разные теории гендерного развития. Биологически-ориентированные теории, объясняющие различия в гендерных ролях эволюцией, не нашли убедительных эмпирических подтверждений[8][9]. Эмпирические исследования также опровергли психоаналитические теории, которые объясняли гендерное развитие через отношения ребёнка с родителями[8]. Наиболее убедительные эмпирические подтверждения существуют для когнитивных и социально-когнитивных теорий, которые объясняют гендерное развитие сложным взаимодействием биологических, когнитивных и социальных факторов[8][10].

Точки зрения на происхождение гендерных ролей[править | править код]

Обыденное сознание часто представляет существующие в данном обществе в конкретный исторический период гендерные роли как естественные и природные. Существует также множество исследований, стремящихся выявить биологические основания гендерных ролей — в частности, установить биологическое происхождение гендерных различий между мужчинами и женщинами, а также найти биологические причины гендерной неконформности. Но накопленные на сегодняшний день исторические и антропологические знания не подтверждают эту точку зрения, так как разнообразие представлений о гендере и гендерных ролях в культурах мира и на протяжении истории слишком велико. При этом в современных социальных науках собрано множество данных о том, как гендерные роли формируются под влиянием различных социальных процессов.

Биологический детерминизм[править | править код]

Точка зрения, согласно которой социальные явления определяются биологическими факторами, называется биологическим детерминизмом. Близкое к нему понятие — натурализация социальных практик — описывает процесс интерпретации социальных практик как фактов природы[4]. Биологический детерминизм в отношении гендерных ролей выражается, например, в широко распространённых утверждениях о том, что материнство — это природное предназначение женщины, или о том, что мужчинам от природы не свойственна эмоциональность.

С конца XIX века учёные из разных научных областей провели множество исследований гендерных различий между мужчинами и женщинами. Вплоть до 1970-х годов основной целью этих исследований было подтвердить биологическую природу гендерных различий и обосновать содержание существующих гендерных ролей. Однако результаты большинства исследований показывают, что сходств между мужчинами и женщинами гораздо больше, чем различий[11]. В широко цитируемом обзорном исследовании психологи Элеанор Маккоби и Кэрол Джеклин приводят четыре параметра, по которым были обнаружены различия между мужчинами и женщинами: способности к ориентированию в пространстве, математические способности, речевые навыки и агрессивность[12]. Но даже эти обнаруженные различия невелики и сильно зависят от методики и условий проведения исследования[11].

С 1970-х годов учёные также заинтересовались причинами гендерной неконформности, то есть нарушения гендерных ролей. Проводились, в частности, исследования, направленные на выяснение биологических причин транссексуальности. В настоящее время существуют теории, связывающие транссексуальность с генетикой[13], структурой мозга[14], деятельностью мозга[15] и воздействием андрогенов во время внутриутробного развития[16]. При этом результаты этих исследований также спорны — например, выявленные особенности строения мозга транссексуальных людей не уникальны (сходные отличия наблюдаются у гомосексуальных людей по сравнению с гетеросексуальными)[17][18], и существуют данные о том, что строение мозга может меняться под влиянием жизненного опыта.

Социальный конструктивизм[править | править код]

Точка зрения, согласно которой гендерные роли формируются, или конструируются, обществом, принадлежит к теории социального конструктивизма. Основу для изучения социальной природы и процессов конструирования гендерных ролей заложили, в частности, теоретические работы Симоны де Бовуар и Мишеля Фуко. Исследования социального конструирования гендерных ролей показывают, каким образом в процессе социализации и взаимодействия между людьми формируются те гендерные различия и ожидания, которые в обыденном сознании воспринимаются как природные и естественные.

По данным новейших исследований, обнаруживаемые различия между мужчинами и женщинами во многом объясняются социальными факторами. Например, исследования выявляют несколько причин, по которым женщины менее успешны в математике, чем мужчины: во-первых, им недостаёт уверенности в своих способностях[19], во-вторых, они считают занятия математикой не соответствующими их гендерной роли и отказываются от них даже тогда, когда проявляют прекрасные способности в этой области[20], в-третьих, родители и учителя поощряют девочек заниматься математикой гораздо меньше, чем мальчиков[21]. Таким образом, как отмечают некоторые исследователи, гендерные стереотипы срабатывают как самоисполняющиеся пророчества: в ходе социализации людям сообщают информацию о гендерных ролях, которая формирует их ожидания от самих себя, и в результате они проявляют гендерно-конформное поведение[11].

Биологические теории[править | править код]

Биологически-ориентированные объяснения гендерного развития и различий широко распространены. Одна из самых влиятельных таких теорий — эволюционная психология — объясняет гендерную дифференциацию наследственностью[22][23]. Наследственное происхождение гендерных ролей анализируется через предпочтения в выборе сексуальных партнёров, репродуктивные стратегии, вклад родителей в заботу о потомстве и агрессивность мужчин. С точки зрения этой теории, современные гендерные роли обусловлены успешной адаптацией предков современного человека к различиям в репродуктивных задачах мужчин и женщин.

Эмпирические данные опровергают основные положения биологических теорий гендерного развития. Многие исследователи также критикуют методологию биологически-ориентированных исследований[8][9]. Тем не менее, биологические теории продолжают пользоваться большой популярностью, в том числе у широкой публики. По мнению некоторых авторов, это связано с тем, что во многих обществах обыденное сознание приписывает биологии статус абсолютной истины[24]. Кроме того, положения биологических теорий соответствуют гендерным стереотипам.

Репродуктивные стратегии[править | править код]

Согласно эволюционной психологии, в процессе эволюции у мужчин и женщин закрепились на генетическом уровне разные репродуктивные стратегии, продиктованные необходимостью обеспечить выживаемость человека как биологического вида. Репродуктивная стратегия мужчин направлена на максимальное распространение своих генов, поэтому мужчины предпочитают иметь много сексуальных партнёрш и не тратить время на заботу о потомстве. Репродуктивная стратегия женщин направлена на то, чтобы иметь мало сексуальных партнёров, которые при этом будут способны обеспечить их самих и их потомство необходимыми ресурсами для выживания.

Многие исследователи ставят под сомнение само понятие репродуктивной стратегии. С точки зрения общей теории эволюции, естественный отбор определяется непосредственной практической пользой, а не будущими целями[25]. Утверждение о том, что древние мужчины стремились стать отцами как можно большего числа детей, а древние женщины — найти надёжных кормильцев, предполагает, что у них была осознанная или неосознанная цель, что, по мнению некоторых авторов, противоречит дарвинистскому функциональному объяснению[8].

Другие авторы отмечают, что гипотеза эволюционной психологии не подтверждается эмпирическими данными. В частности, предположение о том, что древним женщинам не хватало еды в период беременности и лактации, выглядит вполне убедительным, однако с той же успешностью исходя из этого можно предположить, что в связи с этим у женщин развились повышенные способности к ориентации в пространстве и память, которые бы позволили им находить и запоминать расположение источников пищи. Для обоснования любой гипотезы о конкретных адаптивных механизмах требуется дополнительная информация[9]. Такой информацией могли бы служить данные молекулярных исследований окаменелых человеческих останков или данные археологии, однако таких данных эволюционная психология не предлагает. Некоторые авторы отмечают, что концепция репродуктивных стратегий представляет собой попытку «задним числом» объяснить современные гендерные стереотипы[8].

Против гипотезы о репродуктивных стратегиях также говорят данные антропологии. Они показывают, в частности, что на репродуктивное поведение влияют культурные представления о человеческом теле и размножении. В культурах, где считается, что для размножения необходимо оплодотворение несколькими партнёрами, женщины вступают в сексуальный контакт с разными партнёрами, и эти партнёры не ревнуют друг к другу[26].

Выбор сексуальных партнёров[править | править код]

Эволюционная психология утверждает, что мужчины склонны выбирать молодых и физически привлекательных партнёрш, потому что такие партнёрши скорее смогут выносить здоровое потомство, а женщины склонны выбирать финансово обеспеченных мужчин, которые смогут их прокормить[27]. В подтверждение этих данных приводятся результаты опросов, в которых мужчины и женщины называли наиболее привлекательные для себя характеристики потенциальных партнёров. Однако многочисленные исследования показывают, что то, что люди говорят, значительно отличается от того, как они в действительности себя ведут: на деле физическая привлекательность одинаково влияет на выбор партнёров мужчинами и женщинами[28][29]. С другой стороны, показатели физической привлекательности отличаются крайне большим разнообразием в разных культурах мира, и большинство из этих характеристик не имеют отношения к фертильности[30]. Некоторые авторы также указывают, что эволюционная психология объясняет только гетеросексуальное поведение, и высказывают предположение, что сторонники эволюционной психологии избегают рассматривать данные исследований негетеросексуальных людей, поскольку их поведение и гендерные роли не совпадают с гендерными стереотипами и тем самым подрывают эволюционные объяснения[31].

Агрессивное поведение[править | править код]

С точки зрения эволюционной психологии, мужчины пользовались своими преимуществами в размерах и физической силе, чтобы подчинять себе женщин при помощи агрессивного поведения и побеждать в соперничестве за женщин с другими мужчинами[32]. Как отмечают другие исследователи, даже если в древние времена агрессивное поведение могло давать мужчинам репродуктивные преимущества, с тех пор социальные нормы и санкции сильно изменились, сведя эти преимущества на нет. В современных обществах показатели размножения зависят в первую очередь от социокультурных норм, социоэкономического положения, религиозных воззрений и методов контрацепции[8]. С другой стороны, эмпирические исследования показывают, что различия в агрессивном поведении у мужчин и женщин очень невелики[33]. Есть также научные данные, которые свидетельствуют о том, что в ситуациях, когда люди не ощущают на себе требований подчиняться гендерным нормам, гендерные различия в агрессивном поведении полностью исчезают[34] (подробнее см.: Гендерные различия в агрессивном поведении).

Психоаналитические теории[править | править код]

Согласно психоаналитической теории, гендерное развитие у мальчиков и девочек происходит принципиально разными путями. Зигмунд Фрейд полагал, что в раннем детстве и мальчики, и девочки идентифицируют себя с матерью, но в возрасте от трёх до пяти лет начинают идентифицировать себя с родителем своего пола. Считается, что такая идентификация разрешает внутренний конфликт ребёнка, который возникает из-за неосознанного эротического влечения к родителю противоположного пола и ревности к родителю своего пола. Психоаналитическая теория также предполагает, что мальчики испытывают страх кастрации из-за отсутствия внешних гениталий у девочек, а девочки испытывают зависть к пенису и чувствуют себя неполноценными.

При идентификации с родителем своего пола, как считали классики психоанализа, ребёнок полностью перенимает черты и особенности родителя своего пола, и именно через этот процесс усваивают гендерно-типичное поведение. Считается, что у мальчиков идентификация с родителем своего пола сильнее, чем у девочек, поэтому и гендерно-типичное поведение у них выражено сильнее, чем у девочек[8].

Хотя психоаналитическая теория оказала большое влияние на становление психологии развития, эмпирические данные её не подтверждают. Исследования не обнаружили тесной связи между идентификацией с родителем своего пола и усвоением гендерной роли[35]. Образцами для подражания в поведении детей гораздо чаще становятся заботливые взрослые или взрослые, наделённые социальной властью, чем угрожающие взрослые, с которыми ребёнка связывают отношения соперничества[36].

Отсутствие эмпирических подтверждений классической психоаналитической теории привело к появлению разнообразных обновлённых её вариантов. В области гендерного развития одна из самых влиятельных новейших версий — это теория Нэнси Чодороу. Согласно этой теории, гендерная идентификация формируется во младенчестве, а не в фаллической фазе, как утверждал Фрейд. И мальчики, и девочки изначально идентифицируют себя с матерью, но, поскольку дочери одного пола с матерью, идентификация между дочерьми и матерями сильнее, чем между сыновьями и матерями. В ходе дальнейшего развития девочки сохраняют идентификацию с матерью и психологически сливаются с ней. В результате представления девочки и женщины о себе характеризуется сильным чувством взаимозависимости, которое выливается в стремление к межличностным отношениям и побуждает женщину, в свою очередь, становиться матерью. Развитие мальчика определяется стремлением отделиться от матери и в дальнейшем определять себя через отличие от женщин, что приводит к принижению женственности[37].

Но эмпирические данные не подтверждают и теорию Чодороу. Исследования не обнаруживают наличия более тесной связи между матерями и дочерьми, чем между матерями и сыновьями[38]. Также нет данных о том, что потребности женщин в межличностных отношениях удовлетворяются только через материнство. Напротив, как показывают исследования, женщины, чья единственная социальная роль — это роль матери и жены, больше подвержены появлению психологических проблем, чем бездетные замужние или незамужние женщины и работающие матери[39].

Когнитивные и социальные теории[править | править код]

К когнитивным и социальным теориям гендерного развития относятся теории когнитивного развития[40], гендерных схем[41], социального научения[42] и социально-когнитивная теория[8]. Хотя на начальных этапах эти теории существенно отличались друг от друга, а их сторонники вели острые дискуссии между собой, современные версии этих теорий имеют много общего[10]. В целом когнитивные и социальные теории рассматривают гендерное развитие как сложный процесс взаимодействия биологических, социальных и когнитивных факторов. Все они уделяют существенное внимание социальным источникам гендерного развития и активной роли, которую в собственном гендерном развитии играет человек[10].

Социальные источники гендерного развития[править | править код]

К социальным источника гендерного развития относят, в частности, влияние родителей, других значимых взрослых и сверстников, а также информационное давление со стороны СМИ, кино, литературы и т. д.

Влияние родителей[править | править код]

Различия в воспитании мальчиков и девочек описываются понятием «дифференциальная социализация». Дифференциальная социализация необязательно выражается в виде прямых указаний или запретов. Как показывают исследования, дифференциальная социализация начинается ещё до рождения ребёнка, как только его пол определяется при помощи ультразвукового исследования. Матери, узнавшие таким образом пол будущего ребёнка, описывают мальчиков как «активных» и «подвижных», а девочек как «спокойных»[43]. С рождения дети, как правило, находятся среди гендерно-специфичных игрушек, пелёнок и других предметов; младенцев-мальчиков называют «крупными», «сильными» и «независимыми», а девочек — «нежными», «деликатными» и «красивыми», даже если объективных различий во внешнем облике или поведении младенцев нет[8][44]. Таким образом, представления и ожидания от детей, связанные с гендером, формируются взрослыми на основании гендерных стереотипов задолго до того, как ребёнок может начать проявлять то или иное поведение.

Дифференциальная социализация продолжается и в дальнейшей жизни ребёнка. Например, многочисленные исследования показывают, что родители больше стимулируют и больше реагируют на двигательную активность у младенцев-мальчиков, чем у девочек[45][46][47]. Ещё один показательный эксперимент касается влияния гендерных стереотипов взрослых на выбор игрушек для детей. Эксперимент первоначально проводили с участием трёхмесячного ребёнка, а позднее повторно с участием нескольких детей в возрасте от трёх до 11 месяцев. Трём группам взрослых предлагалось поиграть с ребёнком, при этом первой группе говорили, что ребёнок — девочка, второй — что это мальчик, третьей о гендере ребёнка не сообщали. В распоряжении взрослых было три игрушки: кукла, мяч и гендерно-нейтральное зубное кольцо. Большинство взрослых, которые считали ребёнка мальчиком, предлагали ему мяч, а большинство считавших ребёнка девочкой — куклу, не пытаясь выяснить, какая из игрушек больше интересует самого ребёнка[48].

Влияние сверстников[править | править код]

По мере расширения социального мира ребёнка ещё одним важным источником гендерного развития, как и социального научения в целом, становятся коллективы сверстников. Во взаимодействии со сверстниками дети, начиная с трёх-четырёхлетнего возраста[49], поощряют друг друга за гендерно-типичное поведение, а также за игры в гендерно-однородных группах, и наказывают за поведение, которое считается неподходящим для их гендера[50].

Информационное давление[править | править код]

Наконец, значительную роль в гендерном развитии играют СМИ, в особенности телевидение, а также литература, кино и видеоигры. В этих источниках, из которых дети получают информацию о гендерных ролях, мужчины и женщины часто изображаются преувеличенно стереотипно: мужчины изображаются активными и предприимчивыми, а женщины — зависимыми, лишёнными амбиций и эмоциональными. Изображение профессиональной жизни мужчин и женщин часто не соответствует реальному положению дел: мужчины изображаются как представители разнообразных профессий, лидеры и начальники, а женщины — либо как домохозяйки, либо как работающие на низкостатусных должностях. Такое изображение не соответствует ни реальной статистике профессиональной занятости мужчин, ни широкой вовлечённости женщин в профессиональную деятельность[8]. Как показывают исследования, гендерные стереотипы в СМИ и культуре оказывают большое влияние на детей: те, кто много смотрит телевизор, формируют более стереотипные представления о гендерных ролях[51]. С другой стороны, нестереотипное изображение представителей разных гендеров расширяет спектр желаний и стремлений у детей, а также варианты ролей, которые они считают приемлемыми для своего гендера[52][53]. Повторяющееся изображение равного участия представителей разных гендеров в тех или иных занятиях способствует устойчивому смягчению гендерно-стереотипных представлений у маленьких детей[54][55].

Активная роль человека в гендерном развитии[править | править код]

Социальные источники гендерного развития нередко предоставляют противоречивую информацию о гендерных ролях и накладывают на ребёнка противоречивые ожидания[8]. Это требует от ребёнка, начиная с самого раннего возраста, активно искать и выстраивать свои собственные правила и представления о гендере как о новой для него и значимой социальной категории[10]. Активность в формировании представлений о гендере проявляется, в частности, в избирательном внимании и памяти[56], а также в формировании предпочтений — например, гендерно-типичных или нетипичных игрушек, игр со сверстниками своего или другого гендера[49].

В современных обществах, где господствует бинарная гендерная система, нарушение предписываемой человеку гендерной роли, то есть гендерная неконформность, как правило, не одобряется. Социальное окружение оказывает нормативное давление на детей и взрослых, принуждая их соблюдать предписанные гендерные роли. Как показывают исследования, гендерно-типичное поведение и самоощущение как типичного представителя своего гендера может положительно влиять на самооценку детей[57]. Но в случае, если гендерное самоощущение расходится с предписываемой гендерной ролью, требование соблюдать гендерные роли становится источником стресса и негативно влияет на психологическую адаптацию[57].

  1. Nanda, Serena. Gender Diversity: Crosscultural Variations. — Waveland Pr Inc, 1999. — ISBN 978-1577660743.
  2. Roscoe, Will. Changing Ones: Third and Fourth Genders in Native North America. — Palgrave Macmillan, 2000. — ISBN 978-0312224790.
  3. Oyewumi, Oyeronke. Conceptualizing gender: the eurocentric foundations of feminist concepts and the challenge of African epistemologies // Jenda: a Journal of Culture and African Woman Studies. — 2002. — Т. 2.
  4. 1 2 Коннелл Р. Гендер и власть: Общество, личность и гендерная политика. — М.: Новое литературное обозрение, 2015. — ISBN 978-5-4448-0248-9. Архивная копия от 6 октября 2015 на Wayback Machine
  5. hooks, bell. Rethinking the Nature of Work // Feminist Theory: From Margin to Center. — Pluto Press, 2000. — ISBN 9780745316635.
  6. Здравомыслова Е., Темкина А. (ред.). Российский гендерный порядок: социологический подход. — СПб: Изд-во Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2007. — ISBN 978-5-94380-060-3.
  7. ↑ Уикхем, 2018, Гендерные роли в позднесредневековой Европе, с. 297.
  8. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 Bussey, K., Bandura, A. Social cognitive theory of gender development and differentiation // Psychological review. — 1999. — Т. 106, № 4. — С. 676—713.
  9. 1 2 3 Fausto-Sterling, A. Beyond difference: A biologist's perspective // Journal of Social Issues. — 1997. — Т. 53, № 2. — С. 233—258.
  10. 1 2 3 4 Martin, C.L., et al. Cognitive Theories of Early Gender Development // Psychological Bulletin. — 2002. — Т. 128, № 6. — С. 903—933.
  11. 1 2 3 Бёрн Шон. Гендерная психология = The Social Psychology of Gender. — СПб: Прайм-Еврознак, 2002.
  12. Maccoby, E., and Jacklin, C. The Psychology of Sex Differences. — Stanford University Press, 1974. — ISBN 9780804708593.
  13. Hare, L; Bernard, P; Sanchez, F; Baird, P; Vilain, E; Kennedy, T; Harley, V. Androgen Receptor Repeat Length Polymorphism Associated with Male-to-Female Transsexualism (англ.) // Biological Psychiatry (англ.)русск. : journal. — 2009. — Vol. 65, no. 1. — P. 93—6. — DOI:10.1016/j.biopsych.2008.08.033. — PMID 18962445.
  14. Kruijver F. P., Zhou J. N., Pool C. W., Hofman M. A., Gooren L. J., Swaab D. F. Male-to-female transsexuals have female neuron numbers in a limbic nucleus // The Journal of Clinical Endocrinology & Metabolism. — 2000. — № 85(5). — P. 2034—2041.
  15. Berglund, H.; Lindstrom, P.; Dhejne-Helmy, C.; Savic, I. Male-to-Female Transsexuals Show Sex-Atypical Hypothalamus Activation When Smelling Odorous Steroids (англ.) // Cerebral Cortex : journal. — 2007. — Vol. 18, no. 8. — P. 1900—1908. — DOI:10.1093/cercor/bhm216. — PMID 18056697.
  16. Schneider, H; Pickel, J; Stalla, G. Typical female 2nd–4th finger length (2D:4D) ratios in male-to-female transsexuals—possible implications for prenatal androgen exposure (англ.) // Psychoneuroendocrinology : journal. — 2006. — Vol. 31, no. 2. — P. 265—269. — DOI:10.1016/j.psyneuen.2005.07.005. — PMID 16140461.
  17. LeVay S. A difference in hypothalamic structure between heterosexual and homosexual men (англ.) // Science : journal. — 1991. — August (vol. 253, no. 5023). — P. 1034—1037. — DOI:10.1126/science.1887219. — PMID 1887219.
  18. Byne W., Tobet S., Mattiace L. A. et al. The interstitial nuclei of the human anterior hypothalamus: an investigation of variation with sex, sexual orientation, and HIV status (англ.) // Horm Behav (англ.)русск. : journal. — 2001. — September (vol. 40, no. 2). — P. 86—92. — DOI:10.1006/hbeh.2001.1680. — PMID 11534967.
  19. Eccles, J. S. Bringing young women to math and science // Gender and thought: Psychological perspectives / Crawford, M., and Gentry, M.. — New York : Springer, 1989.
  20. Kimball, M. M. A new perspective on women's math achievement // Psychological Bulletin. — 1989. — Т. 105, № 2. — С. 198—214.
  21. Dweck, C. S. et al. Sex differences in learned helplessness: II. The contingencies of evaluative feedback in the classroom and III. An experimental analysis // Developmental psychology. — 1978. — Т. 14, № 3. — С. 268—276.
  22. Archer, J. Sex differences in social behavior: Are the social role and evolutionary explanations compatible? // American Psychologist. — 1996. — № 51. — С. 909—917.
  23. Buss, D. M. Psychological sex differences: Origins through sexual selection // American Psychologist. — 1985. — № 50. — С. 164—168.
  24. Oyěwùmí, Oyèrónkẹ́. The Invention of Women: Making an African Sense of Western Gender Discourses. — University of Minnesota Press, 1997. — ISBN 9780816624416.
  25. Gould, S. J. An urchin in the storm: Essays about Books and Ideas. — New York: Norton, 1988. — ISBN 9780393305371.
  26. Caporael, L. R. Mechanisms matter: The difference between sociobiology and evolutionary psychology // Behavioral and Brain Sciences. — 1989. — № 12. — С. 17—18.
  27. Buss, D. M. The evolution of desire. — New York: Basic, 1994. — ISBN 9780465021437.
  28. Sprecher, S. The importance to males and females of physical attractiveness, earning potential and expressiveness in initial attraction // Sex Roles. — 1989. — № 21. — С. 591—607.
  29. Zohar, A., & Guttman, R. Mate preference is not mate selection // Behavioral and Brain Sciences. — 1989. — № 12. — С. 38—39.
  30. Ford, C. S., & Beach, F. A. Patterns of sexual behavior. — New York: Harper & Row, 1972.
  31. Honda, K. A Critique of Evolutionary Psychology (англ.). The Psychology In Seattle Podcast (7 October 2014). Дата обращения 20 августа 2015.
  32. Smuts, B. The evolutionary origins of patriarchy // Human Nature. — 1995. — № 6. — С. 1—32.
  33. Hyde, J. S. How large are gender differences in aggression? A developmental meta-analysis // Developmental Psychology. — 1984. — Т. 20, № 4. — С. 722—.
  34. Lightdale, J. R., & Prentice, D. A. Rethinking sex differences in aggression: Aggressive behavior in the absence of social roles // Personality and Social Psychology Bulletin. — 1994. — № 20. — С. 34—44. Архивировано 23 июня 2016 года.
  35. Hetherington, E. M. The effects of familial variables on sex typing, on parent-child similarity, and on imitation in children // Minnesota symposia on child psychology, Vol. 1 / Hill, J. P. (Ed.). — Minneapolis: University of Minnesota Press, 1967. — С. 82—107.
  36. Bandura, A., Ross, D., & Ross, S. A. Transmission of aggression through imitation of aggressive models // Journal of Abnormal and Social Psychology. — 1961. — № 63. — С. 575—582.
  37. Чодороу Н. Воспроизводство материнства:Психоанализ и социология гендера. — РОССПЭН, 2006. — ISBN 5-8243-0672-9.
  38. Sroufe, L. A. Attachment classification from the perspective of infant-caregiver relationships and infant temperament // Child Development. — 1985. — № 56. — С. 1—14.
  39. Bernard, J. The future of marriage. — Yale University Press, 1982. — ISBN 9780300028539.
  40. Kohlberg, L. A. A cognitive–developmental analysis of children’s sex role concepts and attitudes // The development of sex differences / E. E. Maccoby (Ed.). — Stanford, CA: Stanford University Press, 1966. — С. 82–173. — ISBN 9780804703086.
  41. Martin, C. L., Halverson, C. A schematic processing model of sex typing and stereotyping in children // Child Development. — 1981. — № 52. — С. 1119—1134.
  42. Mischel, W. A social learning view of sex differences in behavior // The development of sex differences / E. E. Maccoby (Ed.). — Stanford, CA: Stanford University Press, 1966. — С. 57–81. — ISBN 9780804703086.
  43. Rothman, B. K. The tentative pregnancy: How Amniocentesis Changes the Experience of Motherhood. — W. W. Norton & Company, 1993. — С. 129. — ISBN 978-0393309980.
  44. O'Reilly, P. The Impact of Sex-Role Stereotyping on Human Development // Monograph. — 1988. — Т. 3, № 1.
  45. Lewis, M. State as an infant-environmental interaction: An analysis of mother-infant behavior as a function of sex // Merrill-Palmer Quarterly. — 1972. — № 18. — С. 95—211.
  46. Moss, H. Sex, age and state as determinants of mother-infant interaction // Merrill-Palmer Quarterly. — 1967. — № 13. — С. 19—36.
  47. Tasch, R. The role of the father in the family // Journal of Experimental Education. — 1952. — № 20. — С. 319—361.
  48. Sidorowicz L. S., Lunney G. S. Baby X revisited // Sex Roles. — 1980. — Т. 6, № 1. — С. 67—73.
  49. 1 2 Bussey, K., & Bandura, A. Self-regulatory mechanisms governing gender development // Child Development. — 1992. — № 63. — С. 1236—1250. Архивировано 23 июня 2015 года.
  50. Lamb, M. E., Easterbrooks, M. A., & Holden, G. W. Reinforcement and punishment among preschoolers: Characteristics, effects, and correlates // Child Development. — 1980. — № 51. — С. 1230—1236.
  51. McGhee, P. E., & Frueh, T. Television viewing and the learning of sex-role stereotypes // Sex Roles. — 1980. — № 6. — С. 179—188.
  52. Ashby, M. S., & Wittmaier, B. C. Attitude changes in children after exposure to stories about women in traditional or nontraditional occupations // Journal of Educational Psychology. — 1978. — № 70. — С. 945—949.
  53. O'Bryant, S. L., & Corder-Bolz, C. R. The effects of television on children's stereotyping of women's work roles // Journal of Vocational Behavior. — 1978. — № 12. — С. 233—244.
  54. Ochman, J. M. [https://link.springer.com/article/10.1007/BF01544088#page-1 The effects of nongender-role stereotyped, same-sex role models in storybooks on the self-esteem of children in grade three] // Sex Roles. — 1996. — № 35. — С. 711—735.
  55. Thompson, T. L., & Zerbinos, E. Television cartoons: Do children notice it's a boy's world // Sex Roles. — 1997. — № 37. — С. 415—432.
  56. Bauer, P. J. Memory for gender-consistent and gender-inconsistent event sequences by twenty-five-month-old children // Child Development. — 1993. — № 64. — С. 285—297.
  57. 1 2 Egan, S., and Perry, D. Gender identity: a multidimensional analysis with implications for psychosocial adjustment // Developmental Psychology. — 2001. — Т. 37, № 4. — С. 451—463.
  • Крис Уикхем. Средневековая Европа. От падения Рима до Реформации = Medieval Europe. — М.: Альпина Нон-фикшн, 2018. — 536 с. — ISBN 978-5-91671-712-9..

Бигендерность — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 17 декабря 2019; проверки требуют 2 правки. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 17 декабря 2019; проверки требуют 2 правки. Символ не бинарного гендера

Биге́ндер (би-, от лат. bis — «дважды» или «вдвойне» и‎ гендер, от англ. gender; буквально: «двойной пол») — это человек с «плавающей», подвижной гендерной идентичностью. Его/её полоролевое самоощущение (социальный пол, гендер) меняется в зависимости от настроения, собеседника, окружающей обстановки.

Бигендерность не следует путать с расстройством множественной личности, так как бигендер представляет собой одну цельную личность, но исполняет в обществе социальную роль различных гендеров.

Бигендерность не является показателем сексуальной ориентации. Бигендер может обладать любым типом сексуальной ориентации, как и любой индивид.

Исследование Департамента общественного здоровья Сан-Франциско от 1991 года показало, что среди трансгендеров менее 3 % людей с приписанным мужским полом и менее 8 % людей с приписанным женским полом идентифицируют себя как бигендеры[1].

Бигендерная самоидентификация обычно понимается как самоидентификация в качестве мужчины и женщины одновременно или передвижение между маскулинным и феминным гендерным самовыражением, тем не менее, бигендерность может совмещать в себе два любых гендера, а не только мужской и женский. Это отличается от гендерфлюидной самоидентификации, так как те, кто самоидентифируются как гендерфлюиды могут не перемещаться между заданными гендерными идентичностями, а могут со временем испытывать весь гендерный спектр[2].

Изменяющееся гендерное несоответствие[править | править код]

В 2012 году исследователи Вилаянур С. Рамачандран и Лаура К. Кэйс изучили подмножество бигендерных людей, которые сообщили, что изменения гендера для них обычно нежелательны и недобровольны, появляются, когда они предпочли бы оставаться в другом гендере. Исследователи назвали это состояние изменяющееся гендерное несоответствие (ИГН)[3]. Нет причин полагать что ИГН является обычным типом бигендерности, и исследователи не предпринимали попыток изучить более широкую выборку бигендеров, тех, кто не испытывали ИГН.

Рамачандран и Кэйс вывели теорию, что изменение гендерного соответствия у людей с ИГН не объясняется социально сконструированной природой гендера. Среди участников исследования более половины сообщили о наличии у них «фантомной конечности» — например, фантомная эрекция, когда у самого тела нет пениса. Те, кто сообщили о фантомных частях тела оценили их как средние по силе (в среднем 2.9 по пятибалльной шкале). Исследование также выявило среди бигендеров значительную часть страдающих биполярным расстройством (9 человек из 32). Вдобавок, среди людей с ИГН оказалось значительно больше амбидекстров, чем в среднем по популяции[3].

Согласно Кэйс и Рамачандрану, эти данные свидететльствуют, что у ИГН-бигендерности есть биологическая основа и предположили, что это может относиться к необычный степени переключения полушарий, или изменением доминантного полушария во время одного и того же поведения и подавлением мозолистым телом, связанным с картой пола тела в теменной коре, и её взаимным соединением с островковой долей и гипоталамусом. Они предполагают, что «координация между сдвигами соединения с мозгом, автономного ответом, выброса гормонов и динамической репрезентации пола вместе могут создавать чувство изменения гендера, которое испытывают многие бигендерные люди».

  1. ↑ The Transgender Community Health Project (неопр.). hivinsite.ucsf.edu. Дата обращения 18 апреля 2019.
  2. ↑ How do you know if you’re gender fluid or just bigender? (неопр.). Genderqueer and non-binary identities. Дата обращения 18 апреля 2019.
  3. 1 2 Case LK; Ramachandran VS (2012). «Alternating gender incongruity: A new neuropsychiatric syndrome providing insight into the dynamic plasticity of brain-sex». Medical Hypotheses. 78 (5): 626—631. doi:10.1016/j.mehy.2012.01.041. PMID 22364652.

Гендерные исследования — Википедия

Множественная гендерная идентичность

Ге́ндерные иссле́дования — междисциплинарная исследовательская практика, использующая познавательные возможности теории социального пола (гендера) для анализа общественных явлений и их изменений. Эта область включает женские исследования (касающиеся женщин, феминизма, гендера и политики), мужские исследования и квир исследования. Толчком к формированию данного направления в современном гуманитарном знании послужило предложение разведения биологической и культурной составляющих в изучении вопросов, связанных с полом. Изучение пола (англ. sex) является предметной областью биологии и физиологии, а анализ гендера (англ. gender) — может быть рассмотрен как предметная область исследований психологов и социологов, анализа культурно-исторических явлений. Иногда, гендерные исследования предлагаются вместе с изучением сексуальности.

Эти дисциплины изучают гендер и сексуальность в таких областях, как литература, язык, география, история, политология, социология, антропология, кинематография, медиевистика, развитие человека, право, здравоохранение и медицина. Однако эти дисциплины иногда отличаются в своих подходах к тому, как и почему изучается гендер. Например, в антропологии, социологии и психологии гендер часто изучается как практика, тогда как в культурологии представления о гендере рассматриваются чаще. В политике гендер можно рассматривать как основополагающий дискурс, который политические акторы используют для того, чтобы позиционировать себя по целому ряду вопросов. Гендерные исследования также являются самостоятельной дисциплиной, включающей методы и подходы из широкого круга дисциплин. Каждая область стала рассматривать «гендер» как практику, иногда называемую чем-то перформативным.

Согласно Сэму Киллерманну, гендер также может быть разбит на три категории: гендерная идентичность, гендерное выражение и биологический пол. Эти три категории являются ещё одним способом разделения гендера на различные социальные, биологические и культурные конструкции. Эти конструкции фокусируются на том, как фемининность и маскулинность являются текучими сущностями и как их значение может колебаться в зависимости от различных ограничений, окружающих их.

Благодаря гендерным исследованиям пол в социальной теории рассматривается как инструмент социальной детерминации и стратификации (наравне с классом, этносом, конфессией, культурой), а актуальные социальные проблемы — власть, насилие, самосознание, свобода — предстают как проблемы, связанные с принадлежностью к определённому полу. Проблемы сущности человека, смысла и предназначения получили благодаря гендерным исследованиям гендерное измерение, представ как связанные с социально-половыми (гендерными) ролями каждого индивида и существующей в любом обществе иерархии и дискриминации по признаку пола.

Гендерные исследования делятся на следующие подразделы[источник не указан 477 дней]:

  1. Гендерная социология
  2. Гендерная психология
  3. Гендерная география
  4. Гендерный подход в философии
  5. Гендерная экономика
  6. Гендерная политология
  7. Политика гендерного равенства
  8. Гендерная компетентность
  9. Гендерное образование
  10. Гендерная лингвистика

Психоаналитическая теория[править | править код]

Ряд теоретиков оказали значительное влияние на область гендерных исследований, в частности, с точки зрения психоаналитической теории. Среди них Зигмунд Фрейд, Жак Лакан, Юлия Кристева, Браха Л. Эттингер. Пол, изучаемый под объективом каждого из этих теоретиков, выглядит несколько иначе. Согласно фрейдистской системе, женщины «искалечены и должны научиться принимать отсутствие пениса». Лакан, однако, организует женственность и мужественность в соответствии с различными бессознательными структурами. Как мужчины, так и женщины участвуют в «фаллической» организации, и женская сторона сексуализации является «дополнительной», а не противоположной или дополняющей. Концепция сексуализации (сексуальной ситуации), которая предполагает развитие гендерных ролей и ролевых игр в детстве, полезна для противодействия идее о том, что гендерная идентичность является врожденной или биологически детерминированной. Другими словами, сексуализация индивида имеет такое же, если не большее, отношение к развитию у него гендерной идентичности, как и генетически обусловленная половая принадлежность мужчины или женщины. Юлия Кристева значительно развила область семиотики. Она утверждает, что патриархальные культуры, как и отдельные личности, должны исключать материнское и женское начала, чтобы они могли возникнуть. Браха Л. Эттингер трансформировала субъективность в современном психоанализе с начала 1990-х годов. Матричное женское различие определяет особый взгляд и является источником транс-субъективности и трансъективности как у мужчин, так и у женщин. Эттингер переосмысливает человеческий субъект в соответствии с архаической связью с материнским.

Феминистская психоаналитическая теория[править | править код]

Феминистские теоретики, такие как Джулиет Митчелл, Нэнси Чодороу, Джессика Бенджамин, Джейн Галлоп, Браха Л. Эттингер, Шошана Фелман, Гризельда Поллок, Люс Иригарей и Джейн Лен, разработали феминистский психоанализ и утверждали, что психоаналитическая теория жизненно важна для феминистского проекта и должна, как и другие теоретические традиции, подвергаться критике со стороны женщин, а также трансформироваться, чтобы освободить её от остатков сексизма (то есть подвергаться цензуре). Шуламит Файрстоун в «диалектике секса» называет фрейдизм ошибочным феминизмом и рассуждает о том, что фрейдизм почти полностью точен, за исключением одной важной детали: везде, где Фрейд пишет «пенис», слово должно быть заменено на «власть». Критики, такие как Элизабет Грос, обвиняют Жака Лакана в сохранении сексистской традиции в психоанализе. Другие, такие как Джудит Батлер, Браха Л. Эттингер и Джейн Галлоп, использовали лаканианскую работу, хотя и в критическом ключе, для развития гендерной теории. Для Жан-Клода Гильбо гендерные исследования (и активисты сексуальных меньшинств) «осаждены» и рассматривают психоаналитиков как «новых священников, последних защитников генитальной нормальности, морали, морализма или даже мракобесия». По словам Даниэля Бона и Катерины Реа, гендерные исследования «часто критиковали психоанализ, чтобы увековечить семейную и социальную модель патриархальности, основанную на жесткой и вневременной версии родительского порядка».

Литературная теория[править | править код]

Психоаналитически ориентированный французский феминизм все время фокусировался на визуальной и литературной теории. Наследие Вирджинии Вулф, а также «призыв Адриенны Рич к пересмотру женщинами литературных текстов, а также истории, побудили поколение феминистских авторов ответить своими собственными текстами». Гризельда Поллок и другие феминистки сформулировали миф, поэзию и литературу с точки зрения пола.

Влияние постмодерна[править | править код]

Появление постмодернистских теорий повлияло на гендерные исследования, вызвав движение в теориях идентичности от концепции фиксированной или эссенциалистской гендерной идентичности к постмодернистской текучей или множественной идентичности. Влияние постструктурализма и его литературного аспекта теории постмодернизма на гендерные исследования было наиболее заметным в его оспаривании великих нарративов. Постструктурализм проложил путь к появлению квир теории в гендерных исследованиях, что потребовало расширения сферы её охвата до сексуальности. В дополнение к расширению, чтобы включить исследования сексуальности, под влиянием постмодернизма гендерные исследования также повернули свой объектив в сторону исследований маскулинности, благодаря работе социологов и теоретиков, таких как Р. В. Коннелл, Майкл Киммел и Э. Энтони Ротундо. Эти изменения и расширения привели к некоторым спорам в этой области, таким как спор между феминистками второй волны и квир теоретиками. Феминистки утверждают, что это полностью стирает категории пола, но ничего не делает, чтобы противодействовать динамике власти, воплощенной полом. Другими словами, тот факт, что гендер является социально сконструированным, не отменяет того факта, что существуют слои угнетения между полами.

История[править | править код]

История гендерных исследований рассматривает различные аспекты гендера. Эта дисциплина исследует способы, которыми исторические, культурные и социальные события формируют роль пола в различных обществах. Область гендерных исследований, сосредоточив внимание на различиях между мужчинами и женщинами, также рассматривает половые различия и менее бинарные определения гендерной категоризации. Многие ученые-феминистки ставили своей целью подвергнуть сомнению первоначальные предположения относительно женских и мужских качеств, реально измерить их и сообщить о наблюдаемых различиях между женщинами и мужчинами. Первоначально эти программы были по существу феминистскими, предназначенными для признания вклада, внесенного женщинами, а также мужчинами. Вскоре мужчины начали смотреть на мужественность так же, как женщины смотрели на женственность, и развили область исследования, названную «мужскими исследованиями». Только в конце 1980-х и 1990-х ученые признали необходимость исследований в области сексуальности. Это было связано с растущим интересом к правам лесбиянок и геев, и ученые обнаружили, что большинство людей будут ассоциировать сексуальность и гендер вместе, а не как отдельные сущности. Хотя докторские программы для женщин существуют с 1990 года, первая докторская программа для потенциального кандидата наук в области гендерных исследований в Соединенных Штатах была утверждена в ноябре 2005 года. В 2015 году Кабульский университет стал первым университетом в Афганистане, который предложил магистратуру по гендерным и женским исследованиям.

Женские исследования[править | править код]

Женские исследования-это междисциплинарная научная область, посвященная темам, касающимся женщин, феминизма, гендера и политики. Она часто включает в себя феминистскую теорию, историю женщин (например, историю избирательного права женщин) и социальную историю, женскую художественную литературу, женское здоровье, феминистский психоанализ и феминистские и гендерные исследования, оказавшие влияние на практику большинства гуманитарных и социальных наук.

Мужские исследования[править | править код]

Мужские исследования-это междисциплинарная академическая область, посвященная темам, касающимся мужчин, маскулинизма, пола и политики. Она часто включает в себя феминистскую теорию, мужскую историю и социальную историю, мужскую художественную литературу, мужское здоровье, феминистский психоанализ и феминистские и гендерные исследования, оказавшие влияние на практику большинства гуманитарных и социальных наук. Тимоти Лири и Анна Хики-Муди предполагают, что «всегда существовали опасности, присутствующие в институционализации» исследований мужественности «как полузакрытого сообщества», и отмечают, что «определенный триумф по отношению к феминистской философии преследует много исследований мужественности».

Гендер в Азии[править | править код]

Некоторые вопросы, связанные с гендерной проблематикой в Восточной Азии и Тихоокеанском регионе, являются более сложными и зависят от места и контекста. Например, в Китае, Вьетнаме, Таиланде, Филиппинах и Индонезии большое значение того, что определяет женщину, имеет рабочая сила. В этих странах "гендерные проблемы, как правило, связаны с расширением экономических возможностей, занятостью и проблемами на рабочем месте, например, связанными с работниками неформального сектора, феминизацией миграционных потоков, условиями труда и долгосрочным социальным обеспечением".[1] Однако в менее экономически стабильных странах, таких как Папуа-Новая Гвинея, Тимор-Лешти, Лаос, Камбоджа и некоторые провинции в более отдаленных районах, "женщины, как правило, несут расходы, связанные с социальными и бытовыми конфликтами и стихийными бедствиями".[2]

Одна из проблем, которая остается неизменной во всех провинциях на различных этапах развития, заключается в том, что женщины имеют слабый голос, когда речь заходит о принятии решений. Одной из причин этого является "растущая тенденция к децентрализации, которая привела к тому, что процесс принятия решений опустился до уровня, на котором голос женщин зачастую является самым слабым и где даже женское движение гражданского общества, которое является мощным защитником на национальном уровне, борется за то, чтобы быть организованным и услышанным".[3]

Подход стран Восточной Азии и Тихого океана к решению этих гендерных проблем основан на трех основных принципах.[4] Первый компонент - это партнерство со странами со средним уровнем дохода и развивающимися странами со средним уровнем дохода в целях поддержания и совместного использования достижений в области роста и процветания. Второй компонент поддерживает основы развития для обеспечения мира - возобновления роста и сокращения масштабов нищеты в беднейших и наиболее уязвимых районах. Заключительный компонент обеспечивает этап для начала управления знаниями, обмена ими и распространения информации о развитии с учетом гендерных факторов в регионе. Эти программы уже созданы и успешно реализуются во Вьетнаме, Таиланде, Китае, а также на Филиппинах, и усилия начинают предприниматься также в Лаосе, Папуа-Новой Гвинее и Тиморе-Лешти. Эти столпы говорят о важности демонстрации гендерных исследований.[5]

Джудит Батлер[править | править код]

Концепция гендерной перформативности лежит в основе работы философа и гендерного теоретика Джудит Батлер. С точки зрения Батлер, представление о гендере, сексе и сексуальности - это власть в обществе. Она находит конструкцию "гендерного, сексуального, желающего субъекта" в "регулятивных дискурсах". Часть аргументации Батлер касается роли секса в построении "естественного" или когерентного пола и сексуальности. По ее мнению, гендер и гетеросексуальность конструируются как естественные, поскольку противопоставление мужского и женского полов воспринимается как естественное в социальном воображении.[6]

Историк и теоретик Брайан Палмер утверждает, что современные гендерные исследования опираются на постструктурализм – с его овеществлением дискурса и избеганием структур угнетения и борьбы сопротивления – затемняет истоки, смыслы и последствия исторических событий и процессов, а также стремится противопоставить современным тенденциям в гендерных исследованиях аргумент о необходимости анализа жизненного опыта и структур подчинения и власти. Авторы Дафна Патаи и Норетта Кертге предполагают, что попытка заставить женские исследования служить политической повестке дня привела к проблематичным результатам, таким как сомнительная стипендия и педагогические практики, которые больше напоминают индоктринацию, чем образование.[7]

Ряд исследователей критиковали данный концепт. В школах австралийского Нового Южного Уэльса изучение некоторых аспектов гендерной теории было запрещено[8].

В 2018 году группа из трёх ученых, не являющихся специалистами в гендерных исследованиях, поставила эксперимент по написанию заведомо абсурдных и/или неэтичных статей, пародирующих типичные работы по гендерной теории (в том числе содержащих стилизованные отрывки из «Майн Кампф»). Всего было написано 20 статей, из них 7 были приняты к публикации в рецензируемых журналах, и ещё столько же находилось на стадии рассмотрения к тому времени, как авторы решили разоблачить свой эксперимент.[9]

Цисгендерность — Википедия

Цисге́ндерность (от лат. cis — «односторонний» и англ. gender — «пол, гендер») — термин, обозначающий людей, чья гендерная идентичность совпадает с биологическим полом. Социологи Кристина Шил и Лорэл Уэстбрук определяют цисгендерность как «определение для тех индивидуумов, у которых гендер, присвоенный при рождении, тело и собственная идентичность совпадают», как противопоставление трансгендерам[1]. Близким по значению является термин циссексуальность.

Существует некоторое количество производных от этого термина, имеющих приставку «цис-», таких как цис-мужчина (мужчина, имеющий врожденный мужской биологический пол) и цис-женщина (женщина, имеющая врожденный женский биологический пол), а также циссексизм и циссексуальное предположение. Также в журнале Journal of the International AIDS Society было опубликовано исследование, в котором употреблялось слово циснормативность, сродни термину гетеронормативность, использующемуся в изучении разнообразия сексуальностей.[2][3] Родственным этому термину является термин гендерно-нормативный; Эли Р. Грин пишет, что «цисгендерный» используется (вместо более распространенного «гендерно-нормативный») для обозначения людей, которые не идентифицируют себя вне бинарной гендерной системы, при этом не настаивая на существовании «нормальной» гендерной самоидентификации[4].

Слово «цисгендер» (cisgender) происходит из латыни и имеет префикс cis-, который обозначает «на этой стороне». Префикс trans- является антонимичным ему префиксом, и обозначает «на другой стороне» или «напротив». Эти префиксы широко используются в английском языке в сферах химии, генетики, а также для обозначения географических объектов. Когда дело касается гендера, префикс цис- используется для обозначения совпадения приписанного гендера с биологическим полом.

Цисгендерный и циссексуальный[править | править код]

Джулия Серано даёт определение циссексуала как «человека, который не является транссексуалом и который чувствует себя физически и психологически только согласно приписанному биологическому полу», в то время как цисгендер является немного более узким термином для тех, кто не идентифицирует себя как трансгендер[5]. Согласно Джессике Кадвальдер, циссексуал — это «способ привлечения внимания к необозначенной норме, которой противопоставляется транссексуальность и в которой человек чувствует, что его гендерная идентичность соответствует телу/полу»[6].

Немецкий сексолог Фолькмар Зигуш использует термин циссексуал в рецензируемых публикациях: в 1998 году в своем сочинении «Неосексуальная революция» он приводит свою статью 1991 года, состоящую из двух частей, под названием «Die Transsexuellen und unser nosomorpher Blick» («Транссексуалы и наше нозоморфное виденье»), в которой впервые появился этот термин[7]. Он также использовал термин в заголовке статьи 1995 года «Transsexueller Wunsch und zissexuelle Abwehr» («Транссексуальное желание и циссексуальная защита»)[8].

Термины цисгендер(ка) и циссексуал(ка) были использованы в 2006 году в статье в Journal of Lesbian Studies[4][9], в книге Джулии Серано Whipping Girl (2007)[5], после чего термин начал приобретать популярность в англоговорящем сообществе активистов и учёных[10][11][11].

Джулия Серано также использует термин «циссексизм», который обозначает «веру в то, что транссексуальные гендеры являются низшими или менее подлинными, нежели циссексуальные гендеры». В 2010 году в учебной литературе появился термин «цисгендерные привилегии»; он определяется как «набор незаслуженных преимуществ, которые люди, идентифицирующие себя согласно приписанному при рождении гендеру, получают исключительно из-за цисгендерной идентичности»[12].

В феврале 2014 года Facebook стал предлагать пользовательские варианты гендерных идентичностей, позволяя пользователям идентифицировать себя с одним или более гендерным термином из предоставленного списка, включая цис, цисгендер и т. д.

Со стороны феминизма[править | править код]

В 2009 году Криста Скотт-Диксон написала «Я предпочитаю термин нон-транс всем прочим терминам, вроде цисгендера/циссексуала»[13]. Она придерживается этой мысли, потому что верит что термин «нон-транс» понятнее для обычных людей и поможет нормализовать трансгендерность.

Исследовательница гендера и проблем женщин Мими Маринучи пишет, что некоторые считают бинарную дихотомию «цисгендер-трансгендер» такой же опасной и бессмысленной, как и дихотомию «мужское-женское», потому что она объединяет людей, идентифицирующих себя как лесбиянки, геи или бисексуалы/бисексуалки (ЛГБ) с привилегированными гетеронормативными людьми, вместо того, чтобы объединять с транс-людьми. Объединение ЛГБ с гетеросексуалами может дать почву для ошибочных суждений нон-транс людей, что ЛГБ-люди, в отличие от трансгендеров, не испытывают несовпадения между их гендерной идентичностью, гендерным самовыражением и культурными ожиданиями относительно их гендерной идентичности и самовыражении[14].

Другая, похожая критика состоит в том, что термин «цисгендер» ложно категоризирует большинство женщин как часть якобы привилегированной группы и, таким образом, делает менее очевидным тот факт, что цис-женщины переживают основную часть политических атак касаемо репродуктивных прав[15].

Со стороны интерсекс-организаций[править | править код]

Интерсексы — это люди, родившиеся с половыми признаками, которые не соответствуют типичному определению мужского или женского тела. К половым признакам, определяющим пол, относятся хромосомы, половые железы, репродуктивные органы, гениталии и гормональные уровни. Интерсекс-организации характеризуют термин «цисгендер» как «сбивающий с толку» или проблематичный в отношении интерсекс-людей. Международная австралийская организация интерсексов утверждает, что, в то время как большинство интерсекс-людей не являются трансгендерами, опыт риска «вынужденного медицинского вмешательства для навязывания типичных половых характеристик» делает термин «цисгендер» проблематичным вне зависимости от гендерной идентичности людей.

  1. Schilt, Kristen; Westbrook, Laurel. Doing Gender, Doing Heteronormativity: 'Gender Normals,' Transgender People, and the Social Maintenance of Heterosexuality (неопр.). Gender & Society (Август, 2009).
  2. Ou Jin Lee, Edward; Brotman, Shari. Identity, Refugeeness, Belonging: Experiences of Sexual Minority Refugees in Canada // Canadian Review of Sociology. — 2011. — № 48. — С. 241—274. — DOI:10.1111/j.1755-618X.2011.01265.x.
  3. Carmen H Logie, LLana James, Wangari Tharao, Mona R Loutfy. ‘‘We don’t exist’’: a qualitative study of marginalization experienced by HIV-positive lesbian, bisexual, queer and transgender women in Toronto, Canada // Journal of the International AIDS Society : Журнал. — 7 September 2012. — Вып. 15. Архивировано 2 января 2020 года.
  4. 1 2 Green, Eli R. Debating Trans Inclusion in the Feminist Movement: A Trans-Positive Analysis // Journal of Lesbian Studies. — 2006. — № 10. — С. 231—248. — DOI:10.1300/j155v10n01_12.
  5. 1 2 Serano, Julia. Whipping girl: A Transsexual Woman on Sexism and the Scapegoating of Femininity. — Seal Press. — 2007. — С. 12. — ISBN 978-1-58005-154-5.
  6. Sullivan, Nikki; Murray, Samantha. Somatechnics: queering the technologisation of bodies. — Surrey, England: Ashgate Publishing, 2009. — С. 17. — ISBN 0-7546-7530-0.
  7. Sigusch, Volkmar. The Neosexual Revolution // Archives of Sexual Behavior. — February 1998. — № 27. — С. 331–359. — DOI:10.1023/A:1018715525493. — PMID 9681118.
  8. Sigusch, Volkmar. Transsexueller Wunsch und zissexuelle Abwehr // Psyche. — 1995. — № 49. — С. 811—837. — PMID 7480808.
  9. ↑ . — ISSN 1089-4160.
  10. Williams, Rhaisa. Contradictory Realities, Infinite Possibilities: Language Mobilization and Self-Articulation Amongst Black Trans Women // Penn McNair Research Journal. — November 2010. — № 2.
  11. 1 2 Pfeffer, Carla. Trans (Formative) Relationships: What We Learn About Identities, Bodies, Work and Families from Women Partners of Trans Men. — Ph.D dissertation, Department of Sociology, University of Michigan, 2009.
  12. Walls, N. E., & Costello, K. Explorations in diversity: Examining privilege and oppression in a multicultural society, 2nd ed. — 2010. — С. 81—93.
  13. Scott-Dixon, Krista. Public health, private parts: A feminist public-health approach to trans issues // Hypatia. — 2009. — № 24. — С. 33—55. — DOI:10.1111/j.1527-2001.2009.01044.x.
  14. Marinucci, Mimi. Feminism is Queer: The Intimate Connection between Queer and Feminist Theory. — Zed Books. — 2010. — С. 125–126.
  15. Goldberg, Michelle. "What Is a Woman? The dispute between radical feminism and transgenderism" // The New Yorker. Архивировано 2 января 2020 года.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *