Уютный трикотаж: интернет магазин белорусского трикотажа

Викентьев евгений повар – «Первая моя татуировка была на поварскую тему!». Новости ресторанов Санкт-Петербурга Санкт-Петербурга

Викентьев евгений повар – «Первая моя татуировка была на поварскую тему!». Новости ресторанов Санкт-Петербурга Санкт-Петербурга

«Первая моя татуировка была на поварскую тему!». Новости ресторанов Санкт-Петербурга Санкт-Петербурга

Ваш стиль можно назвать узнаваемым: качественная «база», хорошо приготовленный продукт, и при этом обязательно какая-то изюминка, неожиданная фишка, удачная нотка. А чьим стилем восхищаетесь вы, есть ли шеф-повара, которые вас вдохновляют?

- Да, конечно, есть. Мне нравятся Грант Атча, Дэвид Муньос. Что круто в любом творческом человеке, будь то шеф-повар, музыкант, художник? Это его индивидуальность, его собственный почерк, то, чем он максимально отличается от окружения. Лично для меня это важно. У Муньоса стиль, который читается даже в оформлении его блюд - они ни на что не похожи. Блюда этого человека можно узнать даже по фотографии, его почерк  местами чересчур авангардный, но он создает очень необычные вещи. Также мне нравится Рене Редзепи, который, как мне кажется, гуру последних нескольких лет. То, что он делает, очень здорово - его философия, его подход к кухне: работа только с местным продуктом. Они как следует укоренили эту идею. Поехали, например, в Токио, открыли там Noma - готовили из местных продуктов, искали, подбирали. Потом у них был Noma в Австралии. Сейчас они вообще закрыли ресторан: у них глобальная перестройка, они откроются в ресторане, совмещенном с urban farm - городской фермой, на которой сами будут выращивать все фрукты и овощи. Это не новшество - на юге Франции многие рестораны имеют свой огород, но подобные огороды больше для того, чтобы показывать гостям: мол, сейчас мы выдернем из грядки морковку, которую вы будете есть, и пойдем на кухню готовить ее для вас. Конечно, эта морковка у них уже давно приготовлена. А ребята из Noma хотят попробовать готовить именно из продуктов с собственной фермы. Плюс у них будет три меню в году. Весной-летом - вегетарианское меню с сезонными овощами, по осени будут концентрироваться на мясе и дичи, а поздней осенью и весной в меню будут самые крутые морепродукты. Они хотят показывать продукт, находящийся на пике в своем сезоне, и демонстрировать возможности его использования.

шеф-повар Евгений Викентьев — участник Альянса поваров Слоу Фуд

Российский Альянс поваров Слоу Фуд продолжает расти. Среди новых  участников — Евгений Викентьев, шеф-повар петербургских ресторанов Hamlet+Jacks, Винный шкаф и Mapuche, известный своими смелыми гастрономическими экспериментами.

Что общего между Россией, Францией и Японией, как Авито помогает в работе ресторана и, почему термин “авторская кухня” изжил себя — об этом и многом другом Женя рассказал в своем интервью.

Викентьев Женя

Жень, расскажи о своей кухне, она русская в первую очередь? Ты так ловко мешаешь в одной тарелке мировые заморские хиты, что в пору запутаться. То стилизуешь капусту под итальянские тальятелли, подавая ее с осьминогом, то готовишь кокосовую версию еврейского хуммуса и подаешь его с корейской кимчи.

Любая национальная кухня стоит на трех китах: продукты, традиции и техники. Что такое современное прочтение классической русской кухни? Взяли, например, щи ленинградские, разобрали на компоненты, к каждому компоненту применили другую технику и собрали заново.

А есть другой подход. Когда ты полностью делаешь кухню с нуля. Берешь местные продукты и начинаешь придумывать их сочетания, работать с ними по-новому. Не идешь по протоптанной тропинке, которая была столетиями до тебя придумана.

И то, и то, является новым течением, просто они разные абсолютно. Мне второй подход ближе.

Но это еще не все. В Hamlet+Jacks у меня меню делится на две части — первая это Ours, где я использую только российские продукты, вторая — Ours+Their, где я пытаюсь пустить третью волну — совмещать русскую кухню с какими-то иностранными ингредиентами. И это рождает абсолютно новую историю, потому что появляются другие краски, и создаются новые вкусы.

H+J_интерьер в ресторане

Например?

Вот сейчас в меню есть блюдо — драник, лисички и мурманская треска. Так вот этот драник мы готовим не классическим способом, а сначала запекаем картошку прямо в кожуре на углях, потом чистим, затем уже мнем — так больше вкуса получается.

Картошка как губка впитывает вкус кожицы, вкус этих углей. Формируем шайбу, опускаем ее в темпуру и жарим во фритюре. Такая темпура у нас отличная, два месяца ее разрабатывали.

В итоге получается супер хрустящий драник с нежной печеной картошкой внутри, вокруг лисички, треска и Бер Блан, такой классический французский соус на основе сливочного масла и вина.

Финалом, для придания умами, добавляем немного котсобуши из вяленного тунца, буквально щепотку. Выходит такое русско-японское блюдо, которое по сути своей конечно же русское. Но там есть какие-то штрихи, темпура, котсобуши, которые я беру из других кухонь и я считаю, что это интересное явление.

Потому что можно долго и упорно крутиться вокруг пяти берез, пытаться пустить в дело все-все местное, но в какой-то момент становится скучно. Ну вот, например, в Noma. Они уже приготовили муравьев, кору — всё, что лежит под ногами, плавает, летает, подает или не подает хоть какие-то признаки жизни. Они уже использовали все.

Что сделал Рене Редзепи? Он поехал в другие страны — в Австралию, в Японию, последней была Мексика, открыл там временные pop-up рестораны и начал использовать их региональные вещи. Почему бы не совмещать иногда? Я считаю, в этом нет ничего плохого. Чем больше направлений, тем интересней будет общий фокус российской гастрономии.

блюдо еда

И тут мы возвращаемся к понятию «новой русской кухни»…

Мне выражение «новая русская кухня» уже оскомину набило за шесть лет. Авторская? По сути дела любая кухня является авторской.

Потому что вот вы поставите сто человек, сто бабушек, которые готовят традиционную русскую еду, и они вам все сделают сто разных щей. Абсолютно разных. Все будут авторами.

Я сейчас осмысливаю это немножко по-другому. Поэтому мы позиционируем Hamlet+Jacks как ресторан современной российской гастрономии.

Есть где разгуляться — столько интересных продуктов на просторах нашей страны можно найти! А какие у тебя фавориты?

Я часто бываю с гастролями в регионах. Вот сейчас поеду в Волгоград, потом вернусь в Питер, полечу в Минск, после Минска у меня идет Хабаровск, сразу Владивосток, Новосибирск. В каждом регионе свои интересные продукты.

Мне очень нравится сибирская оленина, утки ростовские. Обожаю мурманские гребешки. Еще в Ростове есть селедка, очень классная, я пробовал.

Но до Петербурга это с трудом доходит. В Уфе есть мед, башкирский мед, который даже там найти сложно. Он производится в ограниченном количестве и в основном продается на экспорт втридорога.

лосось

Ты не первый из шефов от кого я слышу, как сложно находить местные продукты.

И пока это действительно так, к сожалению. Чтобы получить какую-нибудь тюрбо из Франции, достаточно просто позвонить по телефону, и уже через три дня мне его привезут. А чтобы получить лосось, который находится в 1200 км от моего города, мне нужно полгода искать поставщика, выйти на него через десятые руки и долго уговаривать, чтоб он мне возил.

И что самое главное, если меня кто-нибудь из коллег спросит: «А где ты берешь мурманского лосося?», то с одной стороны мне хочется помочь и поделиться, а с другой стороны понимаю, что если дам кому-то контакт, то этого лосося и у меня не будет. Учитывая, настолько его мало, мой оборот и сложную цепочку поставки.

Нам надо развивать процесс логистики, чтобы продукты из регионов продавались не только на местах, но попадали и в соседние города. У нас огромная страна. Тут надо как-то это наладить.

Евгений Викентьев в Гамлете и Джеке-min (1)

А как ты сейчас решаешь вопросы с поставками? Работаешь с фермерами, ходишь на рынок сам?

Я работаю с продуктами максимально хорошего качества. Треска, лосось, гребешок, палтус у меня из Мурманска. Омуль из средней полосы России. Мясо ПраймБиф, как у всех. Овощи стараемся покупать на рынке по сезону, когда они есть.

Фермеров ищем через Авито. Это уникальный сайт. Там можно найти все — от повара до продуктов.

Пока каждый шеф выходит из положения, как может. А нужна компания, которая объединяла бы всех фермеров вокруг, и провела бы коммуникацию между ними. Вот типа того, как это «ЛавкаЛавка» пыталась делать.

блюдо из ресторана

А Альянс поваров Слоу Фуд, в ряды которого и ты сейчас вступаешь? Он же, как раз выступает поддержку местных производителей и использование локальных сезонных продуктов. Что тебе даст такое сотрудничество?

Для меня Альянс поваров — это сообщество единомышленников, которые продвигают местные продукты в массы. Если мы не будем из них готовить, то и выращивать их перестанут. Рано или поздно забудем о каких-то растениях, животных. Они просто уйдут в небытие. Мы сузим матрицу своих ингредиентов, сведем ее к непонятному минимуму.

Это все равно, как если бы у музыкантов из семи нот три украли. Кому-то, правда, этого достаточно, судя по YouTube. Еще удивляются, а зачем четвертая.

Но мы же про другую историю рассказываем.

Через еду мы доносим до людей нашу культуру. У меня в ресторане в летний сезон бывает где-то 250 гостей за день, из них примерно половина иностранцев. Так вот, они же приезжают в Петербург не только памятники архитектуры смотреть.

Наша гастрономия, по сути, тоже памятник. Это наше богатство и мы должны его поддерживать, развивать. И здесь дома, и на выездных ужинах показывать все это по миру. Правда тогда приходится везти с собой большой багаж местных продуктов, запихивая одежду в ручную кладь. Но оно того стоит.

CELL ресторан в Берлине | Рассказывает шеф-повар Евгений Викентьев

Евгений Викентьев, шеф-повар, возглавляющий в Петербурге рестораны Hamlet & Jacks и «Винный шкаф», участник Альянса поваров Slow Food, открыл в Берлине ресторан CELL.

А мы заехали к нему, чтобы поздравить, познакомиться с интернациональной командой проекта и расспросить как все устроилось на новом месте.

Говорили о симбиозе локальных продуктов и вкусов мира, идеях, которые можно раскрыть через еду, особенностях местных фермеров.



Открыть ресторан за рубежом довольно смелый шаг. Почему вы выбрали именно Берлин?

Для реализации концепции, которую я задумал, нужен был мегаполис. А Берлин — один из основных мегаполисов Европы — как по числу жителей разных национальностей, так и по атмосфере.

Наша кухня основана на локальных продуктах — фермерских овощах, рыбе Северного моря, мясе от местных фермеров или охотников. Моя главная задача — выявить их вкус, рассказать людям, насколько крутые эти продукты, не замыкаясь при этом только на них самих.

Например, если надо показать вкус местной морковки, почему я не могу взять кокосовое молоко, которое не теряет своих вкусовых свойств при транспортировке, или какие-то индийские специи. Использовать лайм для капусты или какого-то соуса? Если блюдо ждет небольшого штриха и акцента, то почему его не добавить? Это же наоборот классно. Сейчас люди вообще по-другому все воспринимают. Такая Великая эра мегаполизации, что-ли.





У меня и команда подобралась интернациональная: два немца — старший су-шеф и кондитер, в холодном цеху мальчик из Италии и девочка из Дании, второй су-шеф у меня из Австралии, один мальчик из Турции, один из Румынии, ну вот я из России. Это было специально сделано, чтобы дополнить концепцию.

Расскажите поподробнее про концепцию. Как построена работа ресторана?

Ресторан работает только вечером, и только по сет-меню. Их два — основное сезонное меню, в которое мы вкладываем какую-то идею и вегетарианское, тоже сезонное, посвященное овощам и молочным продуктам.

В день проходимость ресторана всего 55 гостей, потому что у меня 55 посадок. Обычное меню и вегетарианское заказывают практически 50 на 50.

Первое меню называется Time steps — «шаги времени». Один ингредиент из каждого блюда переходит в следующее, и получается такая связанная цепь — на примере перехода от позиции к позиции мы показываем ход сезонности, своего рода, шаги времени.

В сете Time steps 9 блюд. Это, не считая аппетайзеров — маленьких закусок в начале и сорбета, который освежает полость рта перед основным блюдом. И еще, после двух последних десертов, выносятся маленькие десертики. То есть по факту получается 12-13 курсов.

Второе меню называется Roots Religion. В нем блюда скомпонованы не по привычному принципу «от холодного к горячему», а по силе вкуса. Начиная с нейтрального блюда, мы плавно переходим к усилению вкуса. И какой-то тонкий десерт может находиться в середине сета.





Для чего это делается? Мне кажется, что стереотип — сначала нужно есть холодное блюдо, потом теплое, потом горячее, потом десерт, может и правильный, но в этом отсутствует какая-то логика. Человеку, когда он ест много вкусов, важно понять каждое блюдо и поэтому мы решили попробовать поработать в таком формате.

В обоих сетах одинаковое количество блюд, и одинаковая цена — 110 евро.

Работать с сетами интересно, потому что ты можешь заложить туда какую-то идею, рассказать ту историю, которую ты хочешь донести до своих гостей. Тут важно все: и очередность подачи, и нить, которая определяет связь одного блюда с другим.

Но все же главными остаются местные продукты. Насколько фермеры в Германии склонны работать с ресторанами, готовы обеспечить качество, регулярность поставок и все остальное, что у нас является проблемой?

Здесь таких проблем не существует. Все фермы находятся близко к городу. Можно кидать им список, они все соберут и привезут.

Единственное, что неудобно — доставка только раз в неделю. Так что при заказе нужно четкое понимание своего расхода овощей, причем рассчитывать его на неделю вперед.

Какие еще плюсы… Фермеры сами спрашивают, что мы хотим к весне. То есть мне нужно подумать какие продукты я буду использовать, в каком приблизительно объеме, сделать запрос, и они для меня это потом вырастят.

Вы должны гарантировать заявку? Проплатить какой-то аванс?

Я не знаю таких нюансов, пока так глубоко не уходил в этот вопрос. Мы сейчас покупаем то, что у них есть. Но с весны начнется новый сезон, и уже с середины марта пойдут первые свежие продукты. Поэтому мы сейчас все пропишем, договоримся, что они будут для нас выращивать и зарезервируем для себя какое-то количество продукции.





Первые весенние овощи когда появляются, что из себя представляют?

Здесь сезон свежих овощей с грядки — с марта по конец ноября. В марте уже есть молодая картошка, начинается спаржа, щавель, первые листовые салаты идут тоже в марте, куча зелени.

В лесу появляются лисички. Сезон лисичек здесь не как у нас — с середины июля и до конца сентября. Они растут в два приема — с апреля до июня, потом пережидают жару и снова появляются в сентябре-октябре, когда уже становится прохладнее.

А как с поставками мяса?

Мясо очень хорошее. У свинины, которая супер популярна в Германии, вообще безумное качество.

В маленьком городке недалеко от Берлина мы нашли одну ферму с говядиной Вагью. Это говядина повышенной мраморности, у нее яркий вкус, хорошая текстура. В Берлин ее не поставляют ни в один ресторан, ни в один магазин — все, что выращивают, используют для себя. Но, нам удалось с ними договориться! Уже в следующем обновленном меню, планируем одно блюдо с этой говядиной.

Они готовы давать вам какие-то части или туши целиком?

Проблема здесь существует. Пока договорились на пол туши: нам ее разделают, а забирать будем частями, по мере надобности.

Как вы находите фермеров? Насколько сложен процесс поиска?

Этим занимается мой су-шеф, потому что он местный, ему все это сделать достаточно просто.

Вокруг Берлина мы объездили три овощные фермы, две фермы, где выращивают свиней, две фермы с быками, и даже ферму, на которой выращивают грибы типа шиитаке и вешенки. Все это в пределах одного часа на машине от города. Мне кажется, что здесь найти фермеров легче, чем в Ленинградской области.





Может из-за того, что вблизи Петербурга фермеров мало?

Не сказал бы, что здесь их очень много. Но ресторанов, которые напрямую сотрудничают с фермерами и опираются именно на фермерский продукт, я знаю в Берлине пять-шесть, ну, может быть восемь.

Это не такое большое количество для 4-х миллионного города. А вот ценообразование у местных продуктов здесь более объективное и адекватное нежели у нас.

Возможно, причина в том, что из-за более мягкого климата выращивать овощи легче, да и государство здесь поддерживает фермеров.

Еще есть компании, которые скупают у фермеров большие объемы и дальше организуют полностью логистику, доставку по ресторанам. Иногда получается, что с ними работать дешевле, чем с фермерами напрямую. В общем, нет проблем.

Важно отметить, что мы покупаем только фермерские овощи, выращенные в открытом грунте. Тепличные или индустриальные колоссально отличаются от них по вкусу и даже внешнему виду.

Конечно, приятно работать с ответственными фермерами и с хорошими, качественными продуктами.

CELL — Berlin, Uhlandstraße 172 (Берлин, Уландштрассе 172).

Фото: ресторан CELL.

Шеф-экспериментатор Евгений Викентьев о запуске авторского ресторана в Петербурге и в Берлине

Можно сказать, что ты прощаешься с Петербургом и эмигрируешь?

Нет. У меня все лето, пока строился Cell, было такое расписание: десять дней там, четыре здесь. Буду летать туда-сюда. Я же привык. В том году у меня гастрольных ужинов было больше 12 за год: Мурманск, Екатеринбург, Хабаровск, Владивосток, Лондон, Берлин, Москва… 

А в России не хочешь ничего нового запустить?

Нет! Если и открывать, то что-то совсем другого формата, потому что еще один Hamlet&Jacks c современной русской кухней не нужен. Хочется сфокусироваться на качестве, количество все равно вредит.

Если будем считать, что русская кухня все-таки существует, откуда черпать о ней информацию? 

Похлебкин и Молоховец – это самая правильная литература. У нас мало нормальных книг, потому что культа гастрономии не было последние сто лет. Первый приличный, на мой взгляд, ресторан открылся в 92 году, это Sirena Аркадия Новикова. Индустрия совсем юная. За это время мы прошли огромный этап, но многие начинают уходить в какую-то потребительскую сторону. У меня отношение к гастрономии такое: я не хочу просто кормить людей, я хочу делать их счастливее, давать им какие-то эмоции, знания. Почему я хотел ресторан с сет-меню? Так ты можешь донести концепцию, раскрыть суть своего подхода к кухне. У меня нет цели сделать миллион ресторанов и заработать много денег, хочется изменить видение людей. Я поехал в Европу, потому что лично у меня там будет возможность сделать тот проект, который, к сожалению, в России пока что невозможен: ну, не ходят у нас туда, где есть только сет-меню, хотя в Cell за этот месяц у меня было приличное количество русских гостей-туристов и жителей. Видимо, теперь такая история будет, что для любого русского это musthave. Та же история и с Mine у Миши Мнацаканова. 

Евгений Викентьев – шеф-повар из Санкт-Петербурга в Берлине

Евгений Викентьев — повар-экспериментатор, один из самых ярких представителей современной русской кухни. Его кухня строится на использовании современного подхода, новых техник и местных сезонных продуктов. На сегодняшний день он – шеф-повар питерских ресторанов Hamlet + Jacks, Винный шкаф, а совсем недавно он открыл ресторан Cell в Берлине.

 

Как вы решили стать поваром?

Я с детства любил готовить. Потом я решил, что свою любовь из детства можно превратить в дело своей жизни. У меня продвинутые родители, как сейчас говорят, фуди. Они очень любить готовить и разбираются в еде. Это тоже очень сильно повлияло на мой выбор профессии.

 

На сегодняшний день Евгений Викентьев успел поработать на кухнях петербургских проектов Il Palazzo, La Maree, Grato, «ЕМ» «Волна» и пройти стажировки в мишленовских ресторанах Il Vescovado Джузеппе Риккебоно и 41° Experience Альберта Адриа. 

Пока вы не открыли свой ресторан, вы работали во многих заведениях. Исходя из вашего опыта, что вы можете посоветовать начинающим поварам, которые хотят построить успешную карьеру?

Выбирать места, не исходя из того, какую сумму ты заработаешь, а исключительно полагаться на то, какой опыт и знания ты можешь там приобрести.

Нужно как можно быстрее получить опыт. Поработать с сильным персоналом, хорошими продвинутыми поварами, которые смогут замотивировать тебя на дальнейшее развитие, рост и дать ту необходимую базу знаний, которую можно использовать уже самостоятельно.

 

 

Какой опыт работы был самым значимым?

Сложно сказать. Как уже ранее говорил, стажировки дают новые знания, заряд энергии и вдохновение. Все мои стажировки были по-своему крутые, и без них, конечно, тяжело было бы создать что-то своё, если бы я не видел, как это делается заграницей.

В России сейчас тоже хороший уровень ресторанов, и он очень быстро растёт. Но во время зарубежной стажировки ты можешь увидеть, как все происходит там, сравнить и вынести что-то для себя. Все стажировки хороши, поэтому надо выбирать шефа, который подходит вам по духу. Пишите ему сообщения на почту, что хотите у него поучиться, не нужно стесняться.

 

30 октября Евгений открыл новый ресторан Cell в Берлине. Это заведение формата Fine Dining в Шарлоттенбурге.

Почему именно Берлин?

Изначально мне нравился Берлин. В основе концепции моего заведения лежит работа не только с локальными ингредиентами, но и использование различных вкусов со всего мира для того, чтобы раскрыть потенциал местных продуктов. Берлин – это большой мегаполис, где проживает много национальностей. Я хотел собрать команду, состоящую из абсолютно разных поваров, из разных стран, чтобы каждый из них смог внести что-то новое и интересное в нашу работу. Берлин достаточно открытый ко всему город.

Ещё мне нравится, что в Берлине проводится большое количество арт-мероприятий. Город очень продвинутый с точки зрения современного искусства. Я тесно связываю свою гастрономию с другими видами искусства, и атмосфера Берлина лучше всего подходит для этого.

 

 

Какое основное направление у ресторана?

У меня есть два меню. Первое называется «Time Steps» а второе — «Roots Religion».

«Time Steps» — это сезонное меню с лучшими продуктами, которые мы можем собрать у локальных фермеров и раскрыть их с глобальной точки зрения в своих блюдах. Также один ингредиент из одного блюда переходит в следующ

Шеф-повар Евгений Викентьев открыл ресторан в Берлине

12 Ноября 2018, 11:11

Ресторан CELL петербуржского шеф-повара Евгения Викентьева (Hamlet & Jacks, «Винный шкаф») заработал в начале ноября в Берлине, в районе Шарлоттенбург.

Меню ресторана космополитиченое, собравшее опыт и техники шефа из стажировок и гастролей по всему миру, но при этом базирующиеся на локальных продуктах. В CELL гостям предлагают два сета, каждый из которых состоит из девяти курсов: Time Steps - меню, вдохновленное разнообразностью природы и вегетарианская версия - Roots Religion. «Мне сильно повезло, провести огромное количество времени в путешествиях по всему миру. Кроме совершенствования техник я все больше и больше мечтал о ресторане современной кухни исключительно с сет-меню. Понятно, что в России это пока невозможно, но я верю, скоро настанет время, а пока я буду жить на два города», - говорит Евгений Викентьев.

Стоимость каждого сета составляет 110 евро. Сет Time Steps включает следующие блюда:
1. устрица + облепиха + спирулина + гречневое коджи
2. моллюски + репа + греча + юзу
3. голец + репа + сало + горчица
4. дикий кабан + икра гольца + ель + дикий щавель
5. ежевик гребенчатый + черника + лимон + дикий кабан
6. пастернак + кинза + тыква + пумперникель + белый гриб
7. олень + тыква + кориандр + мандарин
8. тыква + чили + роза + базилик
9. шаги времени

Состав сета Roots Religion:
1. белые грибы + яйцо + карри +черные лисички
2. северное море
3. картофель + йогурт + петрушка + лаванда
4. зимний "том кха гай"
5. корень сельдерея + сыр мимолет + черный трюфель
6. тирамису из белых грибов
7. рваная тыква + соус bbq + капуста + кефир
8. порей + томат + пшеница + подсолнух
9. больше чем мед

Винную карту в CELL составил немецкий сомелье Паскаль Кунерт, успевший поработать в ресторанах с двумя и тремя звездами Michelinа также модном винном модном винном баре Берлина Cordobar, который теперь сменил формат и стал рестораном Cordo. Карта наполовину составлена из немецкой классики, вторая половина отдана популярным сейчас органическим и биодинамическим винам.

Дизайн CELL выполнен в духе Баухауса, с точки зрения как функциональности, так и эстетики. Открытые, геометрические металлические объекты окружают каждую секцию столов, создавая иллюзию множества ячеек внутри ячеек, в каждой из которых открывается обзор кухни и шефа за работой. Ресторан рассчитан на 55 гостей.

Шеф-повар Евгений Викентьев победил в первом конкурсе Аэрофлота «На высоте»

Завершился первый кулинарный поединок по разработке меню для авиапассажиров «На высоте. Российский конкурс шеф-поваров». Главной наградой для победителей стало то, что их блюда включены в новое меню Аэрофлота для пассажиров бизнес-класса и класса Комфорт. Организатором соревнования, которое прошло в кулинарной школеChefshows by Novikov, выступила российская авиакомпания при поддержке руководства Российского Ресторанного Фестиваля (РРФ).

ПО ИТОГАМ СЛЕПОЙ ДЕГУСТАЦИИ

Конкурс «На высоте» - пилотная акция в рамках будущего полномасштабного проекта Аэрофлота по поиску новых имен в гастрономии, которые усилят бортовое питание ведущего российского авиаперевозчика. По итогам предварительного отбора из десятков претендентов в финал конкурса вышли восемь шеф-поваров из пяти городов России – Москвы, Санкт-Петербурга, Сочи, Новосибирска и Владивостока. Каждому участнику поставили задачу приготовить три горячих блюда для меню бизнес-класса. В обязательный набор вошли блюдо из рыбы и вегетарианское блюдо, а по третьему пункту мастера разделились поровну на две группы: четверо готовили блюда из мяса, другая четверка – блюда из птицы. Оригинальные рецепты должны были соответствовать рекомендованному списку продуктов и требованиям к бортовому питанию.

Результат оценивало профессиональное жюри, в состав которого вошли рестораторы Борис Зарьков и Илья Тютенков, гастрономические критики Александр Ильин и Светлана Кесоян, организатор РРФ Александр Сысоев. Они провели «слепую» дегустацию блюд, которым были присвоены только номера, без указания имени автора. Каждому блюду была выставлена оценка за вкусовые качества и внешний вид, причем в обоих случаях по десятибалльной шкале. Победитель был определен по наибольшему числу набранных баллов в сумме за три блюда. Им стал шеф-повар ресторанов «Винный шкаф» и Hamlet&Jacks Евгений Викентьев из Санкт-Петербурга. Второе место занял шеф-повар ресторана Cococo Игорь Гришечкин, также из северной столицы. Третье место жюри присудило шеф-повару московского ресторана «Техникум» Виталию Истомину.

В ЛЮБУЮ ТОЧКУ МИРА

Главный приз чемпиона - два билета бизнес-класса на перелет из Москвы в любой пункт мира, входящий в маршрутную сеть авиакомпании. Для серебряного призера – один билет бизнес-класса на перелет из Москвы в любой город России или Европы. А для обладателя «бронзы» – один билет экономкласса на перелет из Москвы по России или в Европу.

Аэрофлот стал первой в России авиакомпанией, которая за качество сервиса удостоена высокого рейтинга «четыре звезды» от британского агентства Skytrax – ведущего в мире оценщика уровня услуг на воздушном транспорте. Аэрофлот неоднократно входил в число перевозчиков с наилучшим бортовым питанием, в том числе в топ-10 глобальных авиакомпаний по версии американского журнала о путешествиях Global Traveler. А в июне этого года меню авиакомпании победило в двух номинациях премии «Вкус на высоте» от ведущего в мире издания об индустрии путешествий Business Traveller.

В составлении меню авиаперевозчика традиционно принимают участие шеф-повара, заслужившие высокое международное признание, в том числе обладатели звезд Мишлена. Вместе с тем, авиакомпания расширяет поиск новых, креативных идей для своего меню, прежде всего среди отечественных талантов.

- После проведения первого Российского Ресторанного Фестиваля мы убедились, что гастрономия активно развивается в регионах, - пояснил Александр Сысоев, основатель РРФ и директор по маркетингу сервиса «Афиша-Рестораны». – Мастерство шеф-поваров во всех городах достигло высокого уровня, а новых имен появляется с каждым годом все больше и больше. Мы рады, что авиакомпания «Аэрофлот» доверила нам разработку конкурса «На высоте» - с его помощью наши таланты смогут заявить о себе по России и миру.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *