Уютный трикотаж: интернет магазин белорусского трикотажа

Ямамото йоджи фото: Темный лорд: что Йоджи Ямамото сделал для мира моды | Vogue Ukraine

Ямамото йоджи фото: Темный лорд: что Йоджи Ямамото сделал для мира моды | Vogue Ukraine

Содержание

Темный лорд: что Йоджи Ямамото сделал для мира моды | Vogue Ukraine

Благодаря авангардистскому духу своей одежды и знаковыми oversize-силуэтам черного цвета Йоджи Ямамото стал символом поиска индивидуальности и борьбы со штампами в мире моды. Часто говорят, что его одежда «не для всех», ведь чтобы носить вещи Yohji Yamamoto, нужно чувствовать мир аналогично их создателю. 3 октября легендарному японцу исполняется 75 лет, а Vogue.ua рассказывает, что привело его к успеху. 

Йоджи Ямамото родился в Токио в 1943 году, в разгар Второй мировой войны. Гибель отца на фронте и события в Хиросиме и Нагасаки в конечном итоге сформировали то, как будущий дизайнер рассматривал мир, поглощая разрушительные последствия войны: горе, голод, и отчаяние. «Когда мне было три или четыре года, я уже знал, что жизнь будет очень жесткой, — рассказывает Ямамото, — Мне пришлось сражаться. Я должен был защищать свою мать». Фактор того, что Йоджи единственный сын военной вдовы, заставил его взглянуть на общество ее глазами: «Я считаю, что видеть мир с точки зрения женщины было моей судьбой и позволило мне делать то, что я делаю».

Изначально Ямамото не планировал быть дизайнером и даже чуть не стал адвокатом. Он окончил юридический факультет Токийского университета Кейо и уже потом поступил в известную японскую Школу моды Бунка Гакуэн – учреждение, которое не только заложило основу для профессии его матери-швеи, но и выпустило не менее звездных учеников, чем сам Ямамото – Иссей Мияке и Кензо Такада.

В 26 лет Йоджи поехал в Париж, где в то время активно развивалась высокая мода, а рынок был поглощен силуэтами Christian Dior, Chanel и Balenciaga. Новоиспеченный дизайнер пытался найти работу в индустрии моды, однако его эскизы абсолютно противоречили тогдашним тенденциям, поэтому были отвергнуты всеми модными Домами. Ямамото пришлось вернуться назад в Японию, но именно там покупателям понравились придуманные им широкие плащи, и они стали понемногу продаваться. А уже в 1977 году в Токио прошел показ его первой коллекции.

На европейском рынке бренд Yohji Yamamoto появился в начале 80-х, предлагая альтернативу гиперсексуальной, визуально перенасыщенной эстетике того времени. Славу бренду принесла коллекция 1981 года, которую дизайнер представил в Париже. Модели дефилировали без макияжа, в черной асимметричной одежде и грубой обуви. Черный цвет, лаконичность силуэта, деконструкция и многослойность вызвали шок у публики, привыкшей к обилию цвета, широким накладным плечам и высоким каблукам.

К слову, черный – любимый цвет Ямамото. Другие цвета он считает лишними. «Все, что меня интересует – это фактура и геометрия», — говорит мастер. В дизайне Йоджи Ямамото есть темнота, которая читается в эстетике одежды. Его страсть к использованию этого цвета исходит из личной детской трагедии, которая формирует его творческий почерк и сегодня, ведь после смерти отца, его мама никогда не одевала одежду другого цвета. Конечно, иногда дизайнер «изменяет» своему любимому черному. Но лишь иногда.

Вместе с Рей Кавакубо Ямамото перевернул представления о цвете и силуэте, господствовавшие в мире моды. Благодаря этим дизайнерам чёрный цвет перестал считаться унылым и депрессивным. Кроме того, Ямамото был одним из немногих дизайнеров 1980-х, кому не нравилась агрессивная сексуальность, царившая на подиумах в то время. Он считал, что скрытое под одеждой привлекательнее открытого. «Смысл сексуальности в том, чтобы её скрывать, — говорит Йоджи. — Для меня женщина, которая поглощена своим делом, которая не пытается кому-то угодить, сильная и мягкая одновременно, является гораздо более соблазнительной. Чем больше она пытается скрыть свою женственность, тем больше она проявляется в её образе жизни».

Каждая вещь Йоджи имеет индивидуальный характер. Дизайнер никогда не делал ставку на мейнстрим, ему не импонирует эстетика обтягивающих платьев, осиных талий и высоких каблуков. Женщина в одежде Yohji Yamamoto – прежде всего личность. Сочетание восточных и западных традиций создают вещи вне времени и вне моды. При всей современности и даже «футуристичности» образов, создаваемых мастером, он почти всегда хотя бы отчасти использует старинные технологии, не давая угаснуть древним традициям. Для создания своего «кутюра для бомжей» он нередко привлекает ремесленников, до сих пор использующих старые ручные техники: кустарное ткачество, окраску тканей, филигранную ручную вышивку и плиссировку. 

Ямамото выражает в своей одежде соединение японских принципов ваби саби (обширная часть японского эстетического мировоззрения: «ваби» ассоциируется со скромностью, одиночеством, не яркостью, однако внутренней силой; «саби» — с архаичностью, неподдельностью, подлинностью) и западных форм, создавая модели, разительно отличающиеся от современных тенденций.

Одежда от Ямамото часто закрытая, свободного покроя, — в противовес большинству силуэтов на подиумах других дизайнеров. Вещи дизайнера часто сравнивают с одеждой нищих или бездомных. Этому способствуют и свободный покрой, и грубые ткани без орнаментов. «Моя роль во всем этом очень проста», — сказал он. «Я делаю одежду как доспехи. Моя одежда защищает вас от неприятных глаз».

Интервью ELLE: Йоджи Ямамото

ELLE Про черный цвет все более или менее ясно, а какие, на ваш взгляд, цвета ярче всего выражают радость бытия?

Й. Я. Радость? Тоже черный. Это цвет моей жизни. Как черно-белое кино. Хотя в своих коллекциях я часто использую очень сильный цвет. Например, оранжевый или красный. У меня всегда можно встретить синий. Люблю чистые и внятные цвета. Чего нет в моей палитре и никогда не было — это пастельных, размытых красок. Это вовсе не значит, что они плохи, просто я без них могу обойтись.

ELLE С чего для вас начинается каждая новая коллекция?

Й.Я. С чашки зеленого чая, который мне заваривает моя мать. Смеюсь, конечно… Тут очень многое зависит от ткани. Я люблю мять ткань руками. Трогать ее, ласкать, ощущать фактуру, как кожу, под которой бьется горячая кровь. Меня это возбуждает. Это как в любви. Первый импульс, первое касание пальцев. И дальше ты уже несешься в каком-то только тебе одному известном направлении, абсолютно не зная, что ждет тебе в финале: победа или поражение.

ELLE Но последнее вам, должно быть, совсем не знакомо…

Й. Я. Вовсе нет! Писали же критики после моей первой коллекции, показанной в Париже, что это «шик Хиросимы». Все было в моей жизни.

ELLE Если бы вы не стали модельером, какую профессию бы выбрали?

И.Я. Я бы стал профессиональным игроком в покер или мужем какой-нибудь доброй провинциальной парикмахерши. Это, кстати, тоже неплохая работенка! При желании и удачном стечении обстоятельств можно было премило совмещать оба занятия. И была бы чудесная счастливая жизнь без всяких там коллекций, показов, продаж… В моей душе всегда боролись два существа: юный честолюбец-провинциал, жаждущий мировой славы, и отъявленный лентяй, любящий больше всего на свете полежать на диване. Иногда брал верх один, иногда — другой. По счастью, я всю жизнь занимаюсь модой, где требуется очень серьезная дисциплина, где все подчинено жесткому графику ежесезонных показов. Чуть зазевался, и ты мгновенно выбываешь с дистанции. А если бы стал писателем или художником, то точно оставался бы автором какого-нибудь одного недописанного романа или незавершенной картины. Природная лень не позволила бы мне добиться чего-то стоящего.

ELLE А чего вам удалось добиться за эти 30 лет? Чем гордитесь больше всего? И что вызывает у вас самые горькие сожаления?

И.Я. Если честно, нет у меня ощущения, что я чего-то добился. Я все время спрашиваю себя: «Йоджи, зачем ты этим занимаешься? Зачем ты тратишь оставшуюся жизнь на эти тряпочки?» Почему-то чаще всего этот вопрос я задаю себе по утрам, стоя под холодным душем. И только один ответ пульсирует у меня в висках: «It’s enough! It’s enough» («С меня хватит! Довольно»). Какие уж тут достижения, если каждый день думаешь только о том, как спрыгнуть с подножки поезда, чтобы при этом не разбиться насмерть. Ну а самое печальное — это то, что не успеет закончиться одно дефиле, как мне надо думать уже о следующей коллекции.

Японскому модельеру Едзи Ямамото исполнилось 75 лет

Неоднозначному и скромному дизайнеру, который объяснил всей Европе понятие женской сексуальности, исполнилось 75 лет. Едзи Ямамото работает в модной индустрии уже 41 год, и за все это время он остается верным своим принципам и не позволяет краткосрочным трендам вставать на пути его стремления к совершенству. «Газета.Ru» рассказывает о жизни и карьере японского мастера моды.

Едзи Ямамото родился в Токио 3 октября 1943 года. Он никогда не знал своего отца, который погиб в Манчжурии во время Второй мировой войны, и его растила мать Юми. Портниха по профессии, она страдала от того, что сам Ямамото назвал унижением высококвалифицированного работника, пол и место в жизни дали ей немного возможностей зарабатывать на жизнь или получить признание за свое мастерство.

Юми хотела, чтобы ее сын стал адвокатом, поэтому он окончил университет Кейо в Токио, но никогда не занимался юридической практикой. Стремление стать дизайнером вопреки наставлениям матери привело его в мир моды.

После окончания университета в 1966 году, Ямамото изучал модный дизайн в знаменитом токийском институте моды Bunkafukuso Gakuin. Несмотря на уже имеющиеся у него профессиональные навыки в шитье, свою карьеру Едзи начал как анонимный мастер в начале 70-х годов.

close

100%

Ёдзи Ямамото с мамой, женой и дочерью, 2011 год

Reuters

Пару лет спустя он зарегистрировал свой собственный бренд, который был решено назвать «Y». Сейчас одежда, которая выпускается под ним, считается более доступной версией его дизайна. В 1977 году он представил свою первую полноценную коллекцию в Токио.

Вместе со своей соотечественницей — дизайнером Рэй Кавакубо, он устроил показ женской коллекции в Париже в 1981-м. На протяжении следующих двух лет Кавакубо и Ямамото были пионерами идеи деконструированной одежды.

Революционная эстетика поразила французов, для которых та эпоха была засильем радикально откровенных платьев, высоких каблуков и яркого макияжа.

В 1984 году Ямамото расширился и создал линейку одежды в той же эстетике для мужчин.

Тот факт, что Ямамото всегда восхищался женской красотой, для большинства был не слишком очевиден. Дело в том, что одежда, которую он создавал, не льстила женской фигуре, поскольку редко подчеркивала то, чем у западных женщин принято гордиться. Избыточная женская сексуальность вызывала у него отвращение, поэтому вдохновение он черпал в мужском гардеробе. Обмен ролями между мужчинами и женщинами, в принципе, не чужд японской культуре – не зря же Ямамото часто приглашал на показы мужских коллекций девушек-моделей.

Темные костюмы и белые рубашки для мужчин и женщин, — вот, в чем, по мнению Ямамото проявлялась сексуальность представителей обоих полов. А еще, разумеется, их сила и власть.

Еще одним элементом эстетики Ямамото была его любовь к черному цвету – он доминировал в каждой коллекции. Если модельер с чем-то и играл, то с оттенками черного – ткани цвета мокрого асфальта, темно-синего цвета формы американских моряков, угольно черного драпировались, декорировались, накладывались одна на другую, обращаясь в настоящие скульптуры.

О черном Ямамото говорил как о «скромном и высокомерном цвете одновременно»: «Черный ленив и просто — но таинственен. И прежде всего, он говорит: «Я не мешаю жить тебе — ты не мешаешь жить мне».

Главное, чем занимался Ямамото наравне с Рэй Кавакубо на всем протяжении своей карьеры – это все же деконструкция привычных предметов гардероба. Тела моделей скрывались под слоями тканей, на одежде не всегда можно было определить, где лицо, а где изнанка: его коллекции бросали вызов послевоенному обществу с его стремлением к потреблению и конформизму.

Японцы убрали секс во внешней составляющей, вместо него они демонстрировали предметы, которые казались незавершенными и как будто случайно сшитыми вместе кусками ткани.

Свободные и воздушные силуэты Ямамото, которые, напомним, он делал исключительно в черных тонах, стали любимыми для тех, кто устал от чрезмерно откровенной одежды европейских дизайнеров.

В 80-е продуктивность Ямамото стала постепенно сходить на нет, и он практически ушел с модной сцены, чтобы ненадолго вернуться в 90-х. В моде этого десятилетия он пришел с коллекциями, одежда из которых была более приспособлена для носки, чем раньше – в ней было больше цвета а в фасонах прослеживался интерес модельера к викторианской эпохе.

Дизайнер продолжил развиваться в начале нулевых. Его весенняя коллекция 2003-го не участвовала в парижской Неделе моды в октябре 2002-го, вместо этого он представил ее на одной неделе с презентациями haute couture чуть раньше. Одновременно с этим он стал дизайнером новой линейки одежды, которую Ёдзи Ямамото создал в коллаборации с брендом спортивной одежды Adidas — ее назвали «Y3».

Контракт был заключен после того, как японец создал для них различную обувь для занятий спортом в 2001-м, а продажи поднялись до небывалого уровня. Коммерческий успех их дальнейшего сотрудничества был обеспечен. Успехи в создании спортивной одежды привели к тому, что в 2014 году модельер, за пять лет до этого объявивший о банкротстве компании, создал форму для футбольной команды «Реал» (Мадрид).

Yohji Yamamoto ВЕСНА-ЛЕТО 2022 READY-TO-WEAR (65 фото)

Коллекция Йоджи Ямамото 2021 Весна лето


Йоджи Ямамото 2021


Коллекция Йоджи Ямамото 2021 Весна лето


Йоджи Ямамото Весна лето 2021


Йоджи Ямамото Весна лето 2021


Йоджи Ямамото показ


Коллекция Йоджи Ямамото 2021 Весна лето


Йоджи Ямамото коллекция 2021


Йоджи Ямамото платья


Йоджи Ямамото 2021


Йоджи Ямамото коллекция 2021


Йоджи Ямамото 2021


Коллекция Ямамото 2019


Коллекция Йоджи Ямамото 2021 Весна лето


Йоджи Ямамото Весна лето 2020


Yohji Yamamoto — с перьями тренд 2021


Ёдзи Ямамото Деконструктивизм


Йоджи Ямамото коллекции


Yohji Yamamoto коллекции 2020


Йоджи Ямамото одежда 2021


Yohji Yamamoto Spring 2020 ready-to-Wear


Yohji Yamamoto Spring 2020 ready-to-Wear


Yohji Yamamoto коллекция 2018


Йоджи Ямамото коллекция 2020


Йоджи Ямамото коллекция 2020


Yohji Yamamoto показы 2019


Йоджи Ямамото 2020 дизайнер


Ямамото коллекция 2020


Йоджи Ямамото коллекция 2020


Йоджи Ямамото одежда женская 2020


Yohji Yamamoto Spring 2020 ready-to-Wear


Йоджи Ямамото 2020


Йоджи Ямамото 2020


Yohji Yamamoto Spring 2020 ready-to-Wear


Йоджи Ямамото коллекция лето Весна 2019


Йоджи Ямамото Весна лето 2021


Yohji Yamamoto Spring 2020 ready-to-Wear


Yohji Yamamoto коллекции 2020


Коллекция coming soon Йоджи Ямамото


Йоши Ямамото женский 2013 Yohji


Коллекция Ямамото 2020 Весна лето


Йоджи Ямамото коллекции


Yohji Yamamoto Spring 2020 ready-to-Wear


Йоджи Ямамото коллекция лето Весна 2019


Кимоно Йоши Ямамото


Коллекция Ямамото 2019


Йоджи Ямамото коллекция лето Весна 2019


Йоджи Ямамото 2020 дизайнер


Йоджи Ямамото коллекция лето Весна 2019


Йоджи Ямамото коллекция 2019


Ямамото летние коллекции


Показ моды Йоджи Ямамото Весна — лето 2017


Весна/лето 2018 года Ёдзи Ямамото


Йоджи Ямамото коллекция 2019


Японский модельер Йоджи Ямамото


Показ моды Йоджи Ямамото Весна — лето 2015


Yohji Yamamoto женская одежда с показов


Йоджи Ямамото 2018


Японский дизайнер Ямамото коллекция 2019


Yamamoto Design 2019


Yohji Yamamoto 2020 adidas





Йоджи Ямамото — Look At Me

ТЕКСТ
Сергей Багулин

В рубрике «Икона эпохи» мы рассказываем о художниках, режиссёрах, музыкантах и других творческих профессионалах, которым удалось создать узнаваемый стиль и повлиять на современную культуру.
Наш герой на этой неделе — Йоджи Ямамото, которому 3 октября исполнилось 70 лет. Look At Me проследил творческий путь знаменитого японского дизайнера и разобрался, как Ямамото повлиял на современную моду.
 

Йоджи Ямамото

Yohji Yamamoto

1943, Токио, япония

дизайнер

Вторая мировая война
и начало карьеры

Йоджи Ямамото родился в Токио в 1943 году, в разгар Второй мировой войны. В 1945 году на фронте погиб его отец, что заставило мать мальчика до конца жизни облачиться в траурный чёрный цвет. Кроме того, когда Йоджи было всего два года, прогремели атомные взрывы в Хиросиме и Нагасаки. Эти события очень повлияли на будущего дизайнера: чёрный цвет и хаотичная асимметричность станут лейтмотивом его коллекций.

Ямамото не сразу выбрал карьеру дизайнера. Только после окончания юридического факультета Токийского университета Кейо он поступил в известную японскую Школу моды Бунка Гакэн, в которой учились Иссей Мияке и Кензо Такада.

Через три года после окончания Школы Ямамото создал собственную марку одежды, и 1977 году в Токио прошёл показ его первой коллекции prêt-à-porter.

 

 

80-е: взрыв атомной бомбы
в мире моды

Настоящую известность бренду Yohji Yamamoto принесла коллекция 1981 года, которую дизайнер представил в Париже. Модели дефилировали без макияжа, облачённые в чёрную асимметричную одежду и грубую обувь. Этот показ шокировал публику, привыкшую к обилию мейкапа, широким накладным плечам и высоким каблукам. Модная пресса объявила дизайн Ямамото «концом моды», многие критики отмечали, что крой его одежды напоминает «гриб от ядерного взрыва».

Вместе с Рей Кавакубо Ямамото перевернул представления о цвете и силуэте, господствовавшие в мире моды. Благодаря этим дизайнерам чёрный цвет перестал считаться унылым и депрессивным. Кроме того, Ямамото был одним из немногих

  

Многие журналисты отмечали, что крой одежды Ямамото напоминает «гриб от ядерного взрыва»

дизайнеров 1970-х и 1980-х, кому не нравилась агрессивная сексуальность, царившая на подиумах в то время. Он считал, что скрытое под одеждой привлекательнее открытого, поэтому большинство его работ демонстрируют тело не больше японского кимоно.

В 1984 году Ямамото впервые представил в Париже мужскую коллекцию, выдержанную в традиционной для него эстетике: асимметричные рукава, рубашки без воротника. Оценить эпатажный дизайн могли далеко не все: даже в Японии людей, одетых в этот бренд, называли «воронами». Именно в 1980-е Yohji Yamamoto становится маркой одежды для узкого круга людей.

 

 

Новые источники вдохновения
и «Свадебная коллекция»

В 1990-е чёрная ассиметричная одежда перестала эпатировать, и другие дизайнеры стали копировать стиль Ямамото. Тогда он начал искать новые источники вдохновения и обратился к эстетике романтизма, Belle Époque, моде послевоенных лет. «Свадебная коллекция» 1999 года завершила это десятилетие в жизни бренда. Ямамото превратил показ в шоу: на подиум одна за другой выходили девушки, одетые служанками, вдовами, невестами, каждая снимала с себя слои одежды.

В 90-е Ямамото получил несколько престижных наград: он стал кавалером Ордена искусства и литературы Франции, лауреатом нью-йоркской премии Night of Stars Award, флорентийской Arte e Moda Award, а также получил Международную премию Совета дизайнеров моды Америки (CFDA).

 

 

Y-3 и другие новые проекты

В 2001 году Ямамото удивил многих модных критиков — совместно с Adidas он запустил линию одежды Y-3. Коллекция имела огромный коммерческий успех. Ямамото объявил, что сотрудничество с Adidas стало одним из первых «мостов», соединивших спорт и моду. Дизайнер был уверен, что таким образом высокая мода может повлиять на уличную культуру, сделать её более эстетичной.

  

Дизайнер был уверен, что с помощью Y-3 может повлиять на уличную культуру

Сотрудничество со спортивной маркой не помешало развитию собственной компании Ямамото. В 2005 году он представил коллекцию, вдохновлённую эдвардианской эпохой. Несмотря на то что элегантные плиссированные

вечерние платья из этой коллекции были не очень похожи на ранние работы дизайнера, он остался верен асимметричному крою, а чёрный цвет по-прежнему играл важную роль.

В 2008 году — в преддверии мирового финансового кризиса — Йоджи Ямамото основал благотворительный фонд Yohji Yamamoto Fund for Peace в поддержку модной индустрии и модельного бизнеса Китая. Благодаря фонду ежегодно  молодые китайские дизайнеры получают стажировку в одной из школ моды Японии или Европы, а китайские модели дебютируют на Парижской неделе моды. 

 

 

Банкротство и возрождение марки

2009 год становится самым тяжёлым в жизни модного бренда и его основателя: компания, долг которой составил 65 миллионов долларов, была объявлена банкротом. Однако банкротство не поставило точку в карьере Ямамото. Уже осенью следующего года компания Yohji Yamamoto избавилась от долгов и восстановила свою работу. Коллекция, представленная дизайнером в 2010 году, имела большой успех. На этот раз Ямамото обратился к эстетике рабочей одежды и модифицировал поварские куртки, матроски, школьную форму и рабочие комбинезоны. Как и всегда, эта коллекция была выдержана в сдержанных тонах  синего, угольного и кремового цветов.

Кроме того, в 2010 году Йоджи Ямамото издал автобиографию My dear bomb, в которой подвёл итоги своей тридцатилетней карьеры.

 

 

Таймлайн

1969

Ямамото оканчивает Школу моды Бунка Гакэн.

1977

Презентация первой коллекции в Токио.

1981

Дебют бренда Yohji Yamamoto в Париже.

1982

Первый показ Yohji Yamamoto в Нью-Йорке.

1984

Показ первой мужской коллекции Yohji Yamamoto Homme в Париже.

1990

Ямамото создаёт костюмы для оперы Пуччини «Мадам Баттерфляй».

1991

Презентация мужской коллекции — Yohji Yamamoto Homme collection 6. 1 The Men в коллаборации с Comme des Garçons.

1994

Ямамото становится первым японцем, получившим титул Кавалера Ордена искусства и литературы Франции.

1996

Бренд запускает свою парфюмерную линию.

1998

Ямамото получает премию Arte e Moda во Флоренции.

2001

Презентация капсульной коллекции в коллаборации с Adidas.

2002

Запуск линии одежды Y-3. Работа над костюмами для фильма Такеши Китано «Куклы».

2004

Дизайнер получает Орден Культуры Японии.

2005

Экспозиция Correspondences в Галерее современного искусства дворца Питти во Флоренции.

2009

Yohji Yamamoto Inc оказывается на грани банкротства.

2010

Ямамото публикует автобиографию «Моя дорогая бомба».

2011

Выставка Yohji Yamamoto в лондонском Victoria and Albert Museum.

 

 

 

Влияние

 

Мода 1980-х и 1990

Эстетика коллекций Йоджи Ямамото преобразила моду 1980-х и 1990-х годов. Открытый им «новый чёрный» оказал влияние на многих дизайнеров следующих поколений, среди которых, например, Junya Watanabe. Кроме того, cтиль Ямамото повлиял и на таких молодых дизайнеров, как Гарет Пью.

  

 

Театр и кино

Йоджи Ямамото не ограничился дизайном повседневной одежды. В 1990-х и 2000-х он создал костюмы для многих театральных постановок и фильмов. Дизайнер работал над оформлением классических опер: «Мадам Баттерфляй» (Лион, 1990) и «Тристан и Изольда» (1993, Бейрут). Также Ямамото сотрудничал с известным режиссёром Такеши Китано, в частности дизайнер создал костюмы для знаменитого фильма «Куклы». Под их влиянием Китано частично изменил сюжет фильма.

  

Victoria and Albert Museum

Yohji Yamamoto at the V&A. В 2011 году Лондонский Victoria and Albert Museum представил масштабную ретроспективу, посвящённую творчеству Йоджи Ямамото. По мнению кураторов выставки, Ямамото является одним из наиболее влиятельных дизайнеров последних сорока лет.

 

 

Что можно найти в продаже

  

Yohji Yamamoto: весна/лето 2014/2015: фото, описание коллекции. Хрупкая сексуальность

Сексуальная привлекательность — отличный способ подчеркнуть значимость, актуальность и статус.

Первая «сексуальная» коллекция за 37 лет

Коллекция весна — лето 2015 от Йоджи Ямамамото — его первая «сексуальная» работа. До этого кутюрье относился к сексуальности настороженно, считая:

«Когда вы показываете слишком много тела — оно становится ничем», — Йоджи Ямамото

В этой коллекции модельер позволил себе показать чуть больше, чем обычно, но в границах интереса, тонкого вкуса в стилистике своей традиционной эзотерики и мистики.

Он следует японским принципам ваби-саби (сильному внутреннему содержанию, которое кроется за скромным внешним видом), демонстрируя японский деконструктивизм — Йоджи не свойственно работать в стиле «секси» и «гламур».

В коллекции весна/лето 2015 — обновленное отношение к формам, которые у Йоджи приняла чувственность, вызывало много теплых слов от Анны де ла Руссо и Карин Ротфельд, которые на протяжение всего показа очень хвалили дизайнера.

Гипертрофированные формы, крашеная кожа, неестественно яркие цвета, словно изорванная и вывернутая наизнанку вареная шелковая сетка, шелковые вещи швами наружу, пиджаки с ассиметричными полами, посадка плечей ниже на размер как будто — Йоджи остается собой, не переставая шокировать общественность «издевательством», с точки зрения европейцев, над благородными тканями и классическими фасонами.

Можно сказать, что коллекция Yohji Yamamoto (Йоджи Ямамото): весна/лето 2014/2015 ближе к народу, чем прошлые. Одежду Йоджи, склонную к посланиям от эзотерического, далеко ни каждая женщина решится примерить — для этого как минимум нужно иметь безупречный вкус и крепкий характер.

Обстоятельства Yohji Yamamoto: весна/лето 2014/2015

Сейчас же коллекция включает в себя своего рода мостики, которые подсказывают и помогают связать причудливые вязаные платья, ассиметричные рубашки, прозрачные туники — блейзеры, желтые пальто и укороченные куртки, создавая образ немного хулиганский и уличный, но в то же время хрупкий, сексуальный.

Наверное, так бы оделась ибсеновская Гедда Габлер. Модели в шлеме Йоджи отсылают к первоистокам — не бойтесь за свою защищенность внешнюю, пока защищен ваш разум.

Свадебное платье в коллекции увенчано цветами: розами, георгинами.

«Цветы, как и женщины сексуальны. Неразделимое. Но все делают обстоятельства, в которых женщина или цветок могут быть привлекательными и нет», — Йоджи Ямамото

Фото коллекции Yohji Yamamoto: весна/лето 2014/2015

 Костюмы

Нарядная одежда

Верхняя одежда

Свадебный наряд

Главный редактор журнала Estemine. com

freemasons

Духи Yohji Yamamoto — лучшая цена, оригинальный парфюм Йоджи Ямамото

Имя фантастически одаренного японского дизайнера Йоши Ямамото (Yohji Yamamoto) известно каждому цивилизованному человеку, хоть немного соприкасающемуся в своей жизни с вездесущим миром высокой моды. Истинный и великий художник с множественными талантами и умениями, воспевающий Прекрасное во всех его проявлениях на языке страны Восходящего Солнца, вот уже более пятидесяти лет изо всех сил стремится подарить людям посредством своих дизайнерских коллекций одежды и действительно уникальной парфюмерной линии то, в чем нуждается буквально каждый из нас — ошеломляющее ощущение абсолютной свободы и органичного, раскрепощенного стиля, не связанных по рукам и ногам временем, общепринятыми понятиями, критериями или оценками!

Страстное и необузданное желание фанатов и поклонников гения из Японии купить Yamamoto Yohji, какова бы ни была цена, прямо с первых показов новых коллекций, объясняется довольно просто, — никто в мире больше не создает такую смелую и прекрасную одежду, никто не выпускает таких одухотворенных ароматов, хотя бесспорных талантов в мире, кроме Йоджи Ямамото, более чем достаточно. И так было всегда, с момента основания дизайнером собственного Модного дома в 1972-м году, — именно тогда начинающий, но уже подающий огромные надежды молодой модельер из Токио, с детства постигший с помощью матери все азы и тайны швейного дела, начал свой легендарный творческий путь, вознесший Еши Ямамото на вершину славы, недостижимую для большинства даже в самом замечательном сне! Профессиональное образование, полученное юношей в одном из лучших японских университетов дизайна, к счастью, не загубило в Ямамото его самобытный, уникальный талант, подаривший современной моде столько нового, что его хватит на многие годы вперед.

Особого внимания заслуживает парфюмерная коллекция бренда под названием Yohji Yamamoto Рarfume, начало которой было положено в 1996-м году, и насчитывающая на сегодняшний день более полутора десятков ароматов, неизменно вызывающих самые яркие эмоции и самые бесконечные восторги! Купить парфюм Yamamoto довольно просто, а вот променять их на духи другого бренда — практически невозможно, — настолько сильно они привязывают к себе своего обладателя. Наполненные невероятной колдовской силой и невыразимым магнетизмом, способным очаровать вековые скалы и утесы, освещенные неугасимым внутренним огнем, овеянные древними японскими традициями парфюмерного искусства, впечатляющие своей искренностью, чувственностью и силой звучания, духи Yohji вот уже много лет являются одними из лучших на мировом рынке парфюмерии, и эта слава по праву ими заслужена!

Купить Yohji Yamamoto легко и просто!

Купить парфюмерию Yohji Yamamoto (Йоджи Ямамото) Вы можете в нашем интернет магазине в Киеве, Одессе и по всей Украине. В наличии есть все представленные ароматы Yohji Yamamoto — Yohji, Homme (2013), Yohji Essential, Vintage, Yohji (2013). Только оригинальная парфюмерия и косметика Yohji Yamamoto на Eau De Parfum (О Де Парфюм). Заказать духи Йоджи Ямамото (Yohji Yamamoto) в Киеве легко и просто в 2 клика — доставка для Вас будет быстрой, выгодной и удобной!

японских креативщиков, носящих вещи из оригинального архива Ёдзи Ямамото

Новая публикация японского фэшн-фотографа Такая прославляет авангардную элегантность моделей Ёдзи Ямамото, продемонстрированную некоторыми из самых известных деятелей Японии

В 2012 году известному фэшн-фотографу Takay было поручено снять великого японского режиссера Юкио Нинагаву. Такай — сам уроженец Японии, который переехал в Лондон в 1990-х годах, после чего начал свою многолетнюю карьеру в области создания изображений, — пронюхал, что Нинагава ценит элегантные авангардные проекты другого японского вдохновителя, Йоджи Ямамото, и предположил, что режиссер приносит с собой на сеанс любимое пальто Ямамото.«Я был так впечатлен, когда увидел [его в нем]», — рассказывает фотограф AnOther. «Это было не то, как я привык видеть его одетым; он выглядел таким стильным и непринужденно крутым [благодаря] мастерскому пошиву Йоджи и сильным линиям».

Вдохновленный этим опытом и осознав, как мало японских моделей использовалось для демонстрации работ Ямамото в европейской фэшн-фотографии, Такаю пришла в голову идея: сфотографировать множество японских креативщиков, одетых в вещи из архива Ямамото.Ему было предоставлено разрешение сделать это, и он приступил к реализации своего плана, вернувшись в Японию, чтобы запечатлеть самые разные фигуры, от легендарного фотографа Дайдо Мориямы (наряду с Такаши Накагавой, оказавшего на него наибольшее влияние) и актрисы Рие Миядзава до Лалы, модели дочь дизайнера Undercover Джуна Такахаши и хип-хоп исполнителя Kohh — все одеты в уникальные наряды Ямамото.

8Fluence: продолжение Йоджи Ямамото

«У меня был список тех, кого я мог бы изобразить в дизайне Йоджи, — говорит Такай о выборе своих моделей, — а затем мы со стилистами решили, кто будет носить выбранные нами вещи лучше всего.Полученные в результате фотографии, атмосферно запечатленные в черно-белом цвете, теперь были преобразованы в желанную, недавно выпущенную фотокнигу под названием Fluence: The Continuance of Yohji Yamamoto и опубликованную Damiani.

«У слова «Fluence» много значений, — объясняет Такай название, — и все они применимы к одежде Йоджи. Одно из определений — таинственный, магический или [обладающий] гипнотической силой, что, как мне кажется, является точным описанием того, что происходит, когда люди носят одежду Йоджи: она преображает владельца.Когда объект стоит перед моей камерой, одетый в Йоджи Ямамото, его самообладание и отношение отличаются, одежда стимулирует стиль и творчество как у объекта, так и у меня».

Это видно на протяжении всей книги — например, в кадре модели Юки Маннами, исполняющей балетный прыжок, присущей ей грации, подчеркнутой обтягивающим ее черным платьем и шалью, или изображениями Рие Миядзавы, принимающей перформативную позу. , ее руки сжимают линию талии платья в горошек, из-под которого плиссированная юбка одежды струится, как вода.«Пространственно-временное движение одежды трудно запечатлеть на фотографии», — проницательно отмечает Ёити Очиай, цифровой художник и еще один герой книги, во вступительном тексте. «Сталкиваясь с [этой проблемой], Такай искусно использует аналоговый кинематографический шум и световые блики, чтобы изобразить текстуру свободных нитей и складок в каждом наряде, как будто заключая их в портрет вместе с аурой своего объекта».

Fluence: The Continuance of Yohji Yamamoto. выровненная рука, в то время как другие изображения больше сосредоточены на местах съемок, представляя предметы загадочными силуэтами на фоне различных уличных пейзажей Токио, которые напоминают японскую эпоху Сёва. «Я уехал из Японии в середине 90-х, когда мне было 20 лет, и, глядя на сделанные фотографии, я понял, что подсознательно выбрал [пятна], отражающие тот период моей юности», — Такай. расширяет свое ностальгическое возвращение к своим корням после стольких лет, проведенных за границей.

«Я надеюсь, что люди увидят красоту, силу и неподвластность времени искусных творений Йоджи», — размышляет он о своих амбициях в отношении книги — качествах, которые, несомненно, воплощены в его чувственных, но мощных фотографиях.«Я горжусь результатом, — говорит он. «Я чувствую, что изображения сильные, элегантные и вызывающие воспоминания в результате сотрудничества всех участников».

Fluence: The Continuance of Yohji Yamamoto от Takay уже вышел, опубликован Damiani.

Позади самых знаковых образов Йоджи Ямамото

Любимые арт-директора моды M/M (Париж) сотрудничали с дизайнером на протяжении 1990-х годов — половина дуэта рассказывает историю их совместной работы

На одном изображении полностью американская девушка Мэгги Райзер выходит из гигантской коробки, которая выглядит как дверь в другой мир, каменистый пляж, лишенный цвета. В другой, определяющей десятилетие модели 90-х Эмбер Валлетта хмурится в камеру, мятая бумага закрывает ее лицо, как маска супергероя, сделанная своими руками. Эти игриво сюрреалистичные фотографии созданы дуэтом арт-директоров M/M (Париж) для Ёдзи Ямамото в рамках совместной работы, длившейся несколько лет в конце 1990-х годов. Дуэту, составившему M/M, — Матиасу Аугустыняку и Майклу Амзалагу — было поручено реализовать каталоги японского дизайнера, публикации, выпускаемые каждые шесть месяцев, которые концептуально интерпретируют коллекцию, противодействуя плоскостности фотографий с подиумов.

Взяв за основу то, что, по их мнению, Ямамото представлял для мира моды (по словам Августыняка, подход, «больше похожий на историка искусства», который был «постмодернистским — взгляд на историю моды и сочетание всех видов влияний» ), они объединились с фотографами, включая Крейга Макдина, Дэвида Симса, Инес и Винуд и Паоло Роверси, чтобы передать атмосферу коллекции в ярких и неожиданных новых формах.

Чтобы отпраздновать открытие Yohji Yamamoto: SHOWSPACE в Live Archives, мы попросили Матиаса Августыняка рассказать историю о том, как M/M (Paris) создала некоторые из самых знаковых изображений Йоджи Ямамото.

ВИМ ВЕНДЕРС ВЫЗВАЛ ИХ ИНТЕРЕС К ЯМАМОТО

Это был Записная книжка о городах и одежде , документальный фильм 1989 года о Ямамото, снятый немецким режиссером Вимом Вендерсом , который впервые пробудил интерес дуэта к японскому дизайнеру. «В колледже, когда мы учились, Ёдзи Ямамото имел очень большое влияние, потому что за три года до этого он поручил Виму Вендерсу снять фильм о своей работе», — объясняет Августыняк. «Для нас, студентов, это был один из первых современных нашему поколению фильмов о моде.На самом деле очень мало фильмов о моде, и еще меньше интересных, но этот был одним из них».

Yohji Yamamoto Каталог SS98Фотография Инес ван Ламсверде и Винуд Матадин, сценограф М/М (Париж)

THEY MADE HIM RETHIN DAVID SIMS

После того, как арт-директор Марк Асколи впервые предложил М/М (Париж) поработать с Ямамото над каталогом AW95, они решили пойти в направлении, отличном от предыдущей работы дизайнера. «Решение, которое мы приняли с Марком, состояло в том, чтобы нанять совершенно нового фотографа для Ямамото в то время, которым был Дэвид Симс», — говорит Августыняк, что дало фотографу его первую крупную работу в известном модном бренде.«Дэвид Симс и раньше снимал для него вещи, но они никогда не использовали изображения — я не думаю, что это соответствовало тому, чем Ямамото был тогда; это было слишком гранж. Когда мы работали с ним, это был способ встряхнуть все это, просто стереть палитру и начать с нового подхода, с юношеской энергией».

ЯМАМОТО ПУСТЬ ДЕЛАТЬ СВОЕ ДЕЛО

Подход Ямамото к каталогам был невмешательством: он пригласил дуэт на показ, они все впитали, а затем ушли и приступили к работе, создав предложение, которое было доставлено ему в Токио.«Умная сторона Йоджи заключалась в том, что вместо того, чтобы быть практичным, как модные дизайнеры в наши дни, он был больше похож на арт-директора, упускающего из виду вещи», — говорит Августыняк. «Когда после того, как он принял решение назначить нас, он был очень доверчив. Вот почему это было такое блестящее поле для творческих изысканий — не было других средств, которые позволили бы вам воплотить то, что мы видели на подиуме, в публикацию. Также не было параметров того, что каталог должен продавать: сумки, конкретный предмет одежды… Это был скорее способ просто заархивировать работы мастера в себе.

«Когда мы работали с Дэвидом Симсом, это был способ все встряхнуть. Просто протрите палитру и начните с нового подхода, энергии молодости», — Матиас Аугустыняк

.

МОДЕЛИ БЫЛИ ВЫБРАНЫ ОЧЕНЬ ТЩАТЕЛЬНО

Августыняк и Амзалаг получили полный творческий контроль, в том числе и при выборе моделей. В то время как «модели, которые ранее работали с Йоджи, больше походили на этот странный тип красоты или имели более характерный характер», они решили сделать неожиданное, когда дело дошло до кастинга.«Идея заключалась в том, чтобы привнести более классическую красоту, которую вы ожидаете от коммерческого бренда, но дать людям понять, что за этим стоит некий характер. Была Мэгги Райзер, которая становилась восходящей моделью, а затем, когда мы работали с Крейгом Макдином, мы специально выбрали Эмбер Валлетту. Коллекция была основана на образах коренных американцев, поэтому мы говорили: «Хорошо, давайте выберем культовую американскую модель». Кастинг был очень важен для сообщения, которое мы отправляли».

Каталог Yohji Yamamoto AW95Фотография Дэвида Симса, Креативного директора Марка Асколи

M/M (Париж) стали известны благодаря своей технике dessin dans l’image , когда фотография преображается с помощью иллюстраций.Это началось с Ямамото для SS99 — его культовой свадебной коллекции. «Коллекция была своего рода исключением из того, что он делал — если вы видите его как художника, создающего поток творчества, внезапно из этого потока возникла эта коллекция свадебных платьев. Для нас это было ошеломляюще — это было похоже на мастер-класс по моде», — вспоминает Августыняк. «Вот почему мы придумали новый подход; мы подумали, что нам нужно добавить что-то еще на фотографии. Нам нужно было изобразить невидимое, что-то связанное с психологией женщины, то, что нельзя сказать, то, что фотография не может передать.Это было хорошее время, чтобы ввести слой рисунков поверх изображений, которые мы создавали, которые затем каким-то образом описывали бы подсознание изображения».

«Нам нужно было изобразить невидимое, что-то связанное с психологией женщины — то, что вы не можете сказать, то, что фотография не может передать» — Матиас Аугустыняк

ОНИ СОБРАЛИ ВСЕ РАБОТЫ В ОДНУ ПОСЛЕДНЮЮ КНИГУ

В 2001 году, чтобы отметить самореферентную коллекцию Ямамото, M/M решили объединить свои работы в одну последнюю публикацию.«Мы поняли , что не все видели эти изображения, поэтому решили, что было бы здорово опубликовать небольшую книгу под названием Перемотка назад/вперед , в которой собраны все изображения, созданные нами для Ёдзи Ямамото. Это была очень своеобразная сторона этого проекта — в моде редко бывает такая преемственность и возможность написать историю, потому что мода меняется каждые полгода. Идея заключалась в том, чтобы через шесть лет закрыть этот проект, опубликовав каталог, который стал бы историей для всех изображений, которые мы делали для этого бренда.”

Йоджи Ямамото: SHOWSPACE работает до 8 августа в Live Archives, 81 Mare St London

Ёдзи Ямамото глазами Такая / Пена ペン

‘DAISUKE, KAMUI, NOZOMU, RYOHEI YAMADA’, 2016 ©TAKAY, Предоставлено Akio Nagasawa Gallery

крупные коммерческие клиенты в сфере моды, а также фотографировать самостоятельно. Его близость к миру моды на протяжении многих лет давала ему близкий доступ к некоторым из самых престижных фигур, в том числе к культовому Йоджи Ямамото, наиболее известному своим авангардным шитьем.В марте 2020 года Такай выпустил свою книгу Fluence: The Continuance of Yohji Yamamoto , посвященную японскому модельеру.

Снятое в основном в Токио, издание основано на документации художественных влияний, характерных для Японии, и содержит изображения некоторых из самых влиятельных креативщиков, дизайнеров и моделей страны, украшенных безошибочно узнаваемыми дизайнами Йоджи Ямамото. Архив Ёдзи Ямамото разложен на страницах, запечатленных в черно-белых тонах.

«Я надеюсь, что люди увидят красоту, силу и вневременность мастерских творений Йоджи», — говорит Такай в интервью журналу AnOther.

 

Гипнотический флюенс

В то время как одежда и влияние, которое она оказывает на владельца, занимают центральное место, места в Токио не менее важны для фотографа, намекая на Японию 1980-х годов и период Сёва, который Такай пережил до переезда в Лондон. В то время как места, которые служат фоном для изображений, не могут быть легко идентифицированы для всех, они являются для фотографа, который говорит о ностальгической связи.

Идея книги возникла много лет назад, когда Такай впервые работал с Йоджи Ямамото и Терри Джонсом. Название Fluence указывает на гипнотический эффект, который одежда приобретает при ношении благодаря тщательному пошиву и андрогинной элегантности.

Работы Такая были представлены на ряде международных выставок, в том числе «Мужчины в юбках» в Музее Виктории и Альберта в Лондоне и в Метрополитен-музее в Нью-Йорке, а также C outure Chanel в Национальном музее Китая. в Пекине.

 

Fluence: The Continuance of Yohji Yamamoto  (2020) — фотокнига Такая, изданная Damiani.

«Без названия», 2017 ©TAKAY, Предоставлено галереей Акио Нагасава

©TAKAY, Предоставлено галереей Акио Нагасава

Познакомьтесь с фотографом, стоящим за потрясающими рекламными кампаниями Йоджи Ямамото

Фотограф Макс Вадукул умеет делать хорошие снимки. Родившийся в Кении, Вадукул, индиец, был перевезен со своей семьей в Англию, где он провел юность в рабочем городке недалеко от Лондона.Отказываясь принять жизнь, которая, казалось бы, была ему предназначена, Вадукул поднялся по иерархии мира моды, прославившись своими культовыми черно-белыми образами.

Самопровозглашенный художественный самодержец, Вадукул овладел искусством того, что нужно для создания долговечного изображения — вы узнаете фотографию Вадукула, когда увидите ее. В 90-х многие из его фотографий потрясли мир моды своим стилем, отвергающим рекламные нарративы. Вместо этого Вадукул разработал свой фирменный партизанский стиль съемки в черно-белых тонах, передавая стойкость и эмоции Нью-Йорка.

На протяжении 27 лет совместной работы с японским дизайнером Йоджи Ямамото Вадукул путешествовал по миру, снимая вневременные рекламные кампании Ямамото. Отсюда можно проследить линейную траекторию его развития как автора: он снимался для Vogue Paris , пять лет работал штатным фотографом в New Yorker , а также участвовал в Interview , W и Rolling Stone .

Изображения Вадукула полны секретов, которые разделяют только фотограф и его объекты, и дьявол действительно кроется в деталях, если только вы уделяете им достаточно внимания.«Я принадлежу к поколению, которое воспитано думать самостоятельно, и у менталитета есть узнаваемая подпись», — говорит он. «Раньше мы все смотрели на [работы] друг друга, чтобы убедиться, что мы не похожи ни на кого другого. Сегодня действительно трудно сказать, кто что стрелял. Работа, которой я действительно известен, — это Yohji [Yamamoto], French Vogue в 90-х и New Yorker с Тиной Браун».

Увлечение нынешнего поколения 90-ми и ностальгия по аналогу, возможно, по-новому представили фотографию Вадукула, но его премилленаристская подготовка заключалась в полной преданности работе.«Для меня это всегда было силой, характером и возможностью создать долговечную картину», — говорит Вадукул. Говоря о различиях между поколениями, он говорит: «Жаловался ли я когда-нибудь на маргинализацию? Нет, я никогда не жаловался. Почему? Потому что я хороший. Я не забочусь ни о чем и ни о ком, я просто забочусь о том, чтобы моя работа была хорошей».

Здесь Вадукул выбирает некоторые из своих лучших фотографий и рассказывает нам, как они появились.

МАКС ВАДУКУЛ: Сегодня ты делаешь фотосессии с мудбордом.Спонтанности нет. Удалите все рискованное, чтобы нас не захлопнули в социальных сетях. Свобода мысли, свобода слова, свобода мысли убрана. То, на что вы смотрите — модель на коне и девушка, плывущая за зомби-человеком с портфелем (вверху), — это авторская работа, это диктатура. Определенный тип фотографа не демократичен, это диктаторский процесс.

Йоджи дал разрешение снимать этот проект так, как я хотел.Мне дали полный карт-бланш. К счастью для всех, я не умею делать вульгарную фотографию. На всю жизнь я пытался сниматься обнаженной натурой, это почти невозможно — «горячее» фото.

Девушка на лошади застрелена в Луна-парке в Риме, а та, что с мужчиной, застрелена в Нью-Йорке. Я люблю города с мускулистой личностью. Я делал почти каждую линию бренда [Yohji’s] в течение 27 лет. Нет ни одного другого фотографа, который сделал бы это. Это замечательные отношения с брендом в моей собственной черно-белой среде.Они никогда не просили меня делать то, чего я не хочу.

Мы должны помнить, что такие дизайнеры, как Рей Кавакубо и Йоджи, очень необычны для западного ума. Они глубоко уважительно относятся к тому, кого просят, — вы должны принять самурайский принцип благородства. Они никогда не попросят вас сделать что-то, что вас расстроит. Как только они нанимают вас, это действительно большая честь, и вы делаете то, что вам нравится.

Эти снимки стали шоком для мира моды. В них есть элегантное насилие.Они всколыхнули всю отрасль. В то время у фотографа была власть. В этом и есть невероятная особенность этих фотографий: они рождены из хаоса. Мне нравится из хаоса наводить порядок. Снимок в Нью-Йорке с девушкой — это не результат покладистости и уж точно не результат того, кто следит за тенденциями.

ВАДУКУЛ: Я бы назвал кошку на крыше самой недооцененной фэшн-фотографией всех времен. Это должно идти рядом с фотографией Аведона Довимы и слонов.На мой взгляд, феноменальное фото. Во-первых, это первая коллекция от кутюр Versace. Во-вторых, он снят на крыше старого французского Vogue во Дворце Бурбонов. Модель Лесли Навахо. Там оказался кот — мы взяли профессионального кота, который пришел с дрессировщиком. Я был очарован крышами, и мне понравилась идея изображать кошек на фотографиях. Кошка и девочка зеркально повторяют друг друга в своих движениях. Это было невероятное партнерство с моей женой Николеттой Санторо.Я люблю помещать маленькие секреты в фотографии. Есть тьма, поэтому я называю это элегантным насилием, но это не опасно. Я чувствую силу в картинах.

VADUKUL: Эта фотография была размещена на первой странице раздела New York Times Style . Журналист написал, что эта фотография превращает фэшн-фотографию в изобразительное искусство. Это было частью истории pret-a-porter для французского Vogue . Индийский фотограф хотел поработать с Линдой… Раньше мы никогда не думали такими терминами.Это был мой первый 16-страничный рассказ для французского Vogue . Пошел непрекращающийся дождь, и я отснял эти 16 страниц за один день. Это было снято на Хай-Лайн. Ни одна из этих фотографий не ретуширована. Когда вы видите девушек на моих фотографиях, они никогда не красились аэрографом. Я думаю, что сегодня, если бы вы начали, вам пришлось бы быть плейбоем с трастовым фондом. У меня есть сила оседлать два мира — прошлое и будущее. Картинку, которую я вам показал, сейчас невозможно сделать для крупного мейнстримного журнала.

ВАДУКУЛ: New Yorker — очень важная часть моей жизни, потому что это был пятилетний контракт. Это было в то время, когда Ричард Аведон был главным фотографом, я был штатным фотографом, и там же работал Хельмут Ньютон. Мне приходилось снимать 54 задания в год. В этот период коммерческую деятельность пришлось отложить на второй план. Тина Браун [редактор] хотела, чтобы с ней работал умный фотограф — я был там самым счастливым человеком. Я должен сфотографировать 40 нобелевских лауреатов на одном снимке в Сан-Франциско, я должен сфотографировать Мать Терезу в Нью-Дели, я сделал всех писателей современной Индии английскими для выпуска Индии, я должен сфотографировать индийских борцов за свободу из Британское движение за независимость, и все они пришли в униформе 40-х годов.Лидером была женщина [по имени Лакшми], она потрясающая. Модель New Yorker была захватывающим отходом от глянцевого мира моды.

ВАДУКУЛ: Когда я пошел фотографировать [Мать Терезу], мне вбили в голову, что она вроде как аферистка. Я прихожу туда, и это действительно не так. Она работает, чтобы сделать жизнь других людей лучше. Она делала вещи, за которые большинству людей было бы стыдно. Я уверен, что в прошлом она мыла пол.

ВАДУКУЛ: [Том Хэнкс] ехал [по шоссе Тихоокеанского побережья].Мне просто нужно было побыть с ним наедине и убрать его от пиарщика. Я взял его на прогулку по Малибу, и он ехал в этом кабриолете, и я думаю, что там пробка, и это был день Хэллоуина. Эта машина скатилась с маской, но они не знали, что это Том Хэнкс. Когда я увидел [маску], я сказал: «Сделай Один дома , Том, быстро!» Так и случилось. Это было очень быстро. Это забавно, потому что я не мог этого спланировать.

ВАДУКУЛ: Ингрид [Сиши], возможно, была одной из самых умных людей, которых я когда-либо встречал. Раньше мы говорили о [фотографе] Себастьяне Сальгадо. Она бы сказала, что бы вы подумали о нем? Я сказал, что он был чем-то вроде экономического фотографа, потому что он всегда снимал много рабочих в Бразилии. Я всегда считал Интервью очень популярным среди знаменитостей, но Ингрид была чем-то другим. За фасадом мира знаменитостей она действительно увлекалась серьезной фотографией. Делать для нее каверы было весело, потому что мы созванивались по телефону. Она очень хорошо давала мне указания. Ингрид была великолепна, потому что я приходил выбирать фотографии вместе с ней.

Вы только что сделали снимок Натали Портман, и он немного вдохновлен Бальтюсом, но это Интервью , так что в нем есть немного попсы. Актрисы были захвачены близостью.

ВАДУКУЛ: Думаю, [Хилари Суонк] только что получила Оскар за фильм «Малышка на миллион ». Мне очень надоела студия, и я сказал, это скучно, мы можем просто пойти куда-нибудь? Так и случилось. Мы просто свернули за угол и нашли винный погреб. Она забралась на вершину этой лестницы, и вот оно.Все произошло очень быстро.

ВАДУКУЛ: Этот кадр с Клинтом Иствудом был сделан ровно за 60 секунд. Потому что у меня было всего 60 секунд. Меня послали туда, чтобы сфотографировать его, и сказали, что у меня есть 20 минут. Его менеджер посмотрел на меня и сказал, что у меня есть 60 секунд. Я загрузил камеру и начал с ним работать. Когда я закончил рулон пленки, он посмотрел на меня и сказал: «Малыш, ты понял?» Я сказал, понятия не имею.

ВАДУКУЛ: Картина Эми Уайнхаус — отличный пример подхода к сложным художникам, которые покинули свой дом, свой мир, свой комфорт и больше не являются частными… Они являются общественным достоянием.Публика владеет ими. Эта конкретная ситуация была в день ее свадьбы. Я снимал ее свадьбу для нее. Эта фотография в отеле в Майами. Прежде чем мы это сделали, она сказала: «Ты должен сфотографировать мою свадьбу, Макс». Я сказал: «Когда это?» Она говорит: «Сейчас!» Я сказал: «Нет, мы должны сначала поработать». Она сказала: «Давай, всего 15 минут. Сфотографируйте меня и моего мужа вместе, мы не хотим, чтобы кто-нибудь знал». День превратился в какой-то кошмар. Фотография, на которую вы смотрите, была срежиссирована, а затем она была поймана здесь не в тот момент.Сразу после этого мы сделали обложку и тут я ее совсем потерял, потому что после 15 кадров съемки обложки она просто вставала и хотела уйти. А потом я ее больше не видел. Ее жизнь стала очень трудной.

Трагедия, которая сформировала Йоджи Ямамото

Внутри дизайнера Йоджи Ямамото таится тьма, которая сияет в эстетике его одежды. Будь то создание вздымающейся женской одежды, которой не хватает обычной жизнерадостности весенних цветов, которую предпочитают другие лейблы, или представление Y-3 SPORT универсальной и гибкой спортивной одежды, многие предполагают, что его нынешнее фирменное «все черное все» является побочным продуктом формы . вместо чувствую .

«Черный скромен и высокомерен одновременно», — сказал он в прошлом. «Черный ленив и легок — но загадочен. Но прежде всего черный говорит вот о чем: «Я вас не беспокою — не беспокойте меня». и подача. Владельцы могут выделяться, как капли краски на чистом белом холсте, или исчезать в масляной бочке. И, возможно, прежде всего, его близость к его использованию, кажется, проистекает из личной трагедии, которая формирует его по сей день.

Ёдзи Ямамото родился единственным ребенком в районе Синдзюку в Токио в 1943 году у матери, которая была портнихой, и отца, работавшего в ресторанном бизнесе. В то время Вторая мировая война была активным конфликтом в течение двух лет. В Советском Союзе только что закончилась Сталинградская битва, немецкие войска ликвидировали еврейское гетто в Кракове, а японская авиация снова бомбила Дарвин в Австралии.

Как и другие страны, участвовавшие в войне, Япония постановила, что все мужчины в возрасте 20 лет должны зарегистрироваться на два года службы и оставаться в резерве до 40 лет, подлежащих отзыву.

За четырехлетний период с 1941 по 1945 год численность японских вооруженных сил выросла с 1,7 млн ​​до 5,5 млн человек, поскольку солдаты были рассредоточены в таких регионах, как Гонконг, Филиппины, Таиланд, Бирма, Голландская Ост-Индия, и Британская Малайя.

Фумио Ямамото, отец Йоджи, был одним из миллионов мужчин, призванных на имперскую службу для борьбы против союзников.

«Он пошел против своей воли», — вспоминал Ямамото в документальном фильме 1989 года « Записная книжка о городах и одежде ».«Когда я думаю о своем отце, я понимаю, что война все еще бушует во мне».

Сама причина смерти Фумио до сих пор окутана тайной. Хотя в профиле 1982 года о нем говорилось, что его отец «умер по невыясненной причине на транспортном корабле, следовавшем на Филиппины», собственные воспоминания Ямамото немного отличаются.

В своей книге 2011 года « Моя дорогая бомба » Ямамото написал: «Я помню, что в какой-то момент после того, как я пошел в начальную школу, моя мать устроила похороны моего отца, несмотря на то, что ни один из его не осталось. был нам возвращен.«Погиб при исполнении служебных обязанностей во время ожесточенных боев в горном районе к востоку от Багио, Филиппины», — говорится в уведомлении о смерти. Его останки еще не доставлены домой.»

Годы становления Ямамото в конечном итоге сформировали его мировоззрение, впитав в себя разрушительные последствия воинственного горя, голода и отчаяния и в конечном счете интерпретировав их как обыденность, как пуговицы на рубашке.

«Когда мне было три года, четыре года, я уже знал, что жизнь должна быть очень тяжелой», — сказал Ямамото.«Я должен был сражаться. Я должен был защитить свою мать».

Согласно The Telegraph , после смерти мужа мать Ямамото, Фуми, научилась шить в Колледже Моды Бунка и управляла магазином портнихи в том, что ее сын описывает как «захудалый район Кабукичо» в Синдзюку в Токио.

Торговлю особенно поддерживали женщины, которые потеряли супругов на войне и должны были самостоятельно обеспечивать свои семьи. К 1955 году в Японии насчитывалось около 2700 школ по пошиву одежды по сравнению с 400 всего восемью годами ранее.

Хотя Фуми преуспела в торговле одеждой и дизайном с европейским влиянием, смерть ее мужа и события войны вынудили ее вернуться к добыванию продовольствия в сельской местности, чтобы обеспечить себя и своего сына.

«Я вырос после Второй мировой войны, единственный сын военной вдовы, — вспоминал Ямамото. «Это подтолкнуло меня посмотреть на общество глазами моей матери. Я считаю, что видеть мир глазами женщины было моей судьбой, и это позволило мне делать то, что я делаю.

Согласно профилю 1982 года, Йоджи было 12 лет, когда мать перевела его из государственной школы в Ecole de L’Etoile du Matin (Школа Утренней звезды), эксклюзивную французскую католическую школу рядом с Императорским дворцом, где он в конечном итоге познакомьтесь со своим будущим партнером по бизнесу, Гои Хаяши.

«Я чуть было не стал юристом, но решил, что действительно хочу помочь своей матери с ее бизнесом по пошиву одежды, — вспоминает Ямамото. — Моя мать рассердилась, когда я сказал ей об этом. Она сказала: «Если ты действительно хочешь мне помочь, ты должна пойти в школу шитья.’ И я так и сделал.»

В свои 20 лет Ёдзи Ямамото начал свою карьеру после получения степени в Колледже Моды Бунка в 1969 году – учебном заведении, которое не только заложило основу профессии его матери, но также взрастило и наставило таких, как Джун Такахаши, Джунья Ватанабэ и NIGO.

«В самом начале я просто хотел женщин в мужском стиле», — сказал Ямамото The New York Times . «Обычно японские женщины носили импортные и очень женственные вещи, и я не понравилось.Я загорелась идеей создания пальто для женщин. Для меня это что-то значило — мысль о пальто, охраняющем дом, скрывающем тело женщины. Может быть, мне нравилось представлять, что внутри».

Кажется очевидным, что самые ранние представления Ямамото о том, как женщины должны вести себя в послевоенной Японии, отражали определенную потребность в «мужских доспехах», учитывая более 2 миллионов военных потерь, которые понесла страна. чем повторение цветочных ансамблей в европейском стиле, которые отражали радостное и полное надежд будущее, которое создавала его мать, монохромные модели Ямамото рассказывали историю детей, которые были вынуждены видеть в своих матерях и воспитателей, и соблюдателей дисциплины.

Многие журналисты говорили: «Йоджи, зачем ты делаешь такую ​​грязную одежду?» Он заметил о своих проблемных и часто черных фигурах. «Но я серьезно думал, что они прекрасны по сравнению с устоявшимся стилем одежды от других известных дизайнеров того времени. «Грязный — это хорошо». «Трудно винить его за использование, учитывая его личную историю.

«Она была одета только в черную траурную одежду, и я смотрел, как развевается подол ее юбки», — сказал он.

Хотя ему никогда не пришлось бы вести собственную войну в буквальном смысле, Ямамото готовился каждый день своей жизни, как будто это было возможно.

«Моя роль во всем этом очень проста, — сказал он. — Я делаю одежду, как доспехи. Моя одежда защитит тебя от нежелательных взглядов».

 

Yamamoto Yohji, Б/у — AbeBooks

Джек Банковски, Дэвид Колман, Дэррил Тернер, Эндрю Росс, Эндрю Халткранс, Марк Ван де Валле, Брайан Д’Амато, Джим Льюис, Паскалин Кувелье, Оливье Зам, Элизабет Лебовичи, Дидье Эрибон, Брюс Хейнли, Гай Требей, Дэвид Симс , Йоджи Ямамото, Ричард Шифф, Ховард Хэмптон, Джон Эш, Сильви Флери, Жан-Пьер Крики, Кристин М. Джонс, Бэрри Швабски, Дэвид Франкель, Дэвид Леви Стросс, Дональд Куспит, Джастин Спринг, Ингрид Шаффнер, Джошуа Дектер, Нико Исраэль, Марек Бартелик, Том Муди, Стивен Друкман, Кирби Гукин, Франсин Кослоу Миллер, Майкл Одом, Лиза Энн Ауэрбах, Лаура У. Маркс, Джон К. Гранде, Кэтрин Кафопулос, Франческа Пазини, Джорджио Верзотти, Энн Дагберт, Мириам Розен, Кристиан Краванья, Джастин Хоффманн, Сабина Б. Фог

Опубликовано Артфорум, 1996 г.

Журнал / Периодический

Encuadernacin де тапа blanda.Состояние: Биен. Состояние суперобложки: Bien. Очерки «Вопросы и ответы: Дэвид Колман о будущем стиле»; «Интервью: Дэррил Тернер беседует с Ричардом Мартином»; «Отчет о погоде: Эндрю Росс о возвращении потогонной мастерской» Эндрю Росса; «Любовь к гаджетам: Эндрю Халткранс о непослушных». Bytes», Эндрю Халткранс; «Любовь к гаджетам: Марк Ван де Валле на сайтах стиля», Марк Ван де Валле; «Любовь к гаджетам: Брайан Д’Амато в игре на компакт-дисках», Брайан Д’Амато; Рок из реальной жизни: Джим Льюис, «Лучшая десятка» Джима Льюиса; «Письмо из Парижа: Паскалин Кувелье» Паскалин Кувелье; «Оливье Зам о Франсуа Роше» Оливье Зама; «Элизабет Лебовичи о «Фминине-маскулине» Элизабет Лебовичи; «Отрывки: Дидье Эрибон о Жиле Делёзе» Дидье Эрибона; «Отрывки: Оливье Зам об «Азбуке» Жиля Делёза» Оливье Зама; «Вся ярость: искусство/мода» Брюса Хейнли; «Собака стиля: На улице с Биллом Каннингемом» Гая Требэя; «Флэш-трек Оливье Зама», фотограф: Дэвид Симс, дизайнер: Йоджи Ямамото; «Джаспер Джонс: Аллея Ооп», Ричард С. хифф; «Размытие как жанр: Вонг Кар-Вай» Говарда Хэмптона; «Открытие: Ю.Z. Kami» Джона Эша. Рецензии Марка Ван де Валле, Жан-Пьера Крики, Кристин М. Джонс, Барри Швабски, Дэвида Франкеля, Дэвида Леви Страусса, Дональда Куспита, Джастина Спринга, Ингрид Шаффнер, Джошуа Дектера, Нико Исраэль , Марек Бартелик, Том Муди, Стивен Друкман, Кирби Гукин, Франсин Кослоу Миллер, Майкл Одом, Лиза Энн Ауэрбах, Лаура У. Маркс, Джон К. Гранде, Кэтрин Кафопулос, Франческа Пазини, Джорджио Верзотти, Энн Дагберт, Мириам Розен, Кристиан Краванья, Джастин Хоффманн, Сабина Б. Фогель, Йилмаз Дзевир, Элизабет Янус, Дэниел Бирнбаум и Джеймс Холл.На обложке: Сильви Фьюри.

Сюрреалистичных красавиц в Yohji Yamamoto

Сюрреалистичные готические красавицы с темными губами и гладкими хвостиками толпились за кулисами Yohji Yamamoto после его осеннего показа во время Недели моды в Париже. Это была одна из самых поразительных картин недели, такая, которая может сойти с рук только такому мастеру, как он.

За кулисами Yohji Yamamoto Fall 2016. Фото Амбры Вернуччио.

За кулисами Yohji Yamamoto Fall 2016. Фото Амбры Вернуччио.

За кулисами Yohji Yamamoto Fall 2016. Фото Амбры Вернуччио.

За кулисами Yohji Yamamoto Fall 2016. Фото Амбры Вернуччио.

За кулисами Yohji Yamamoto Fall 2016. Фото Амбры Вернуччио.

За кулисами Yohji Yamamoto Fall 2016. Фото Амбры Вернуччио.

За кулисами Yohji Yamamoto Fall 2016. Фото Амбры Вернуччио.

За кулисами Yohji Yamamoto Fall 2016. Фото Амбры Вернуччио.

За кулисами Yohji Yamamoto Fall 2016.Фото Амбры Вернуччо.

За кулисами Yohji Yamamoto Fall 2016. Фото Амбры Вернуччио.

За кулисами Yohji Yamamoto Fall 2016. Фото Амбры Вернуччио.

За кулисами Yohji Yamamoto Fall 2016. Фото Амбры Вернуччио.

За кулисами Yohji Yamamoto Fall 2016. Фото Амбры Вернуччио.

За кулисами Yohji Yamamoto Fall 2016. Фото Амбры Вернуччио.

За кулисами Yohji Yamamoto Fall 2016. Фото Амбры Вернуччио.

За кулисами Yohji Yamamoto Fall 2016.Фото Амбры Вернуччо.

За кулисами Yohji Yamamoto Fall 2016. Фото Амбры Вернуччио.

За кулисами Yohji Yamamoto Fall 2016. Фото Амбры Вернуччио.

За кулисами Yohji Yamamoto Fall 2016. Фото Амбры Вернуччио.

За кулисами Yohji Yamamoto Fall 2016. Фото Амбры Вернуччио.

За кулисами Yohji Yamamoto Fall 2016. Фото Амбры Вернуччио.

За кулисами Yohji Yamamoto Fall 2016. Фото Амбры Вернуччио.

За кулисами Yohji Yamamoto Fall 2016.Фото Амбры Вернуччо.

За кулисами Yohji Yamamoto Fall 2016. Фото Амбры Вернуччио.

За кулисами Yohji Yamamoto Fall 2016. Фото Амбры Вернуччио.

За кулисами Yohji Yamamoto Fall 2016. Фото Амбры Вернуччио.

За кулисами Yohji Yamamoto Fall 2016. Фото Амбры Вернуччио.

За кулисами Yohji Yamamoto Fall 2016. Фото Амбры Вернуччио.

За кулисами Yohji Yamamoto Fall 2016. Фото Амбры Вернуччио.

За кулисами Yohji Yamamoto Fall 2016.Фото Амбры Вернуччо.

За кулисами Yohji Yamamoto Fall 2016. Фото Амбры Вернуччио.

За кулисами Yohji Yamamoto Fall 2016. Фото Амбры Вернуччио.

За кулисами Yohji Yamamoto Fall 2016. Фото Амбры Вернуччио.

За кулисами Yohji Yamamoto Fall 2016. Фото Амбры Вернуччио.

За кулисами Yohji Yamamoto Fall 2016. Фото Амбры Вернуччио.

За кулисами Yohji Yamamoto Fall 2016.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.