Уютный трикотаж: интернет магазин белорусского трикотажа

Ян фабр в москве – В БДТ открывается фестиваль Яна Фабра — всемирно известного художника и театрального режиссера. Андрей Могучий, Дмитрий Озерков и сам Фабр рассказывают, что там будет

Ян фабр в москве – В БДТ открывается фестиваль Яна Фабра — всемирно известного художника и театрального режиссера. Андрей Могучий, Дмитрий Озерков и сам Фабр рассказывают, что там будет

Содержание

воин красоты впервые в России • Интерьер+Дизайн

22 октября в Новом штабе Эрмитажа (Санкт-Петербург) открывается первая в России выставка художника Яна Фабра (Jan Fabrе). Скульптор, живописец, график, сценограф Ян Фабр (р. 1958) — один из самых универсальных мастеров. К своей карьере в мире современного искусства он добавил громкие театральные премьеры, зарекомендовав себя как режиссер оперы и балета, постановщик и даже хореограф. В качестве техники Фабр использовал собственную кровь (проект «Мое тело, моя кровь, мой пейзаж», 1978) и синие чернила знаменитой шариковой ручки Bic. Он писал картины пеплом сожженных денег, кровью и спермой, устраивал чемпионат по мастурбации (постановка «Оргия толерантности»), ставил золотые памятники-автопортреты и иронизировал над каноническими религиозными сюжетами. Финансовыми и артистическими делами Фабра, под его бдительным художественным руководством, управляют две фирмы Troubleyn и Angelos.

«Во-первых, я — из Антверпена, во-вторых, бельгиец, в-третьих, с культурной точки зрения, я — фламандец».

Бельгийцы называют Фабра национальным достоянием, сравнивая его популярность с Вимом Дельвуа, Джеймсом Энсором и Рене Магриттом. Сам же художник подчеркивает принадлежность к Фландрии и считает себя скромным последователем знаменитых фламандцев – Рубенса, Йорданса, Ван Дейка. В 2004 г. этот известный бунтарь и провокатор стал гранд-кавалером ордена бельгийской короны, а в 2007 г. — командором ордена Леопольда II. Cкульптура Фабра «Человек несущий крест» находится в соборе Антверпенской Богоматери – она стала первым произведением современного искусства, заказанным бельгийской церковью. Художник также выполнял работы для членов королевской династии Бельгии, одна из них, «Небеса восторга», была сделана для королевы Паолы в 2002 году — Фабр выложил потолок одного из залов Королевского дворца в Брюсселе полутора миллионами панцирями тайских жуков, создав аллюзию на работы Микеланджело.

«Тело — это оболочка. У него нет ничего внутри, но оно полно воспоминаний». 

Фабр учился в Муниципальном институте декоративных искусств и в Королевской Академии изящных искусств. Начиная с 1980-х, стал активно заниматься театром и балетными постановками. «Это театр как ожидали и как предвидели» (1982) принесла режиссеру мировую славу. Спустя два года успех подтвердила пьеса, написанная специально для Венецианской биенале. В 2016 году Фабр поставил 24-часовой спектакль-марафон — «Восхождение на Олимп», гигантское путешествие по древнегреческим мифам и трагедиям из 15 частей. 27 актеров показывают со спортивным азартом сцены о сексе и насилии: в Древней Греции Фабра, колыбели европейской цивилизации, человек безумен, а его плоть и разум одолевают разрушительные страсти.

Внук знаменитого энтомолога Жана-Анри Фабра, автора книги «Жизнь насекомых», Ян Фабр посчитал своим долгом предложить зрителю не только высказывания на тему человеческого тела и смерти, но и тему насекомых. Панцири жуков, скелеты, рога, чучела — вот далеко не полный список материалов, с которыми работает художник.  «Я соединяю этнические принципы с эстетическими ценностями», —  говорит мастер. Любимый жанр Фабра — автопортрет. Всего он сконструировал 36 бюстов со всевозможными рогами и ослиными ушами, выполненными в классической технике бронзовой отливки. 

Выставка в Эрмитаже (22.10. 2016 — 9.04. 2017) с романтическим названием «Рыцарь отчаяния – воин красоты» включает в себя более 200 экспонатов, а также новые работы, созданные Фабром специально для Санкт-Петербурга. Одним из главных элементов станет двадцатиминутный фильм-перформанс «Любовь — это высшая сила»: одетый в настоящие рыцарские доспехи художник перемещается по галерее фламандской живописи и целует встречающиеся на пути музейные предметы, рамы, картины…

«Я никогда не думаю о том, чтобы провоцировать людей, когда работаю над чем-либо. Все тридцать лет своей карьеры единственное, что я делаю, — это создаю искусство о неизбежных и удивительных вещах. Конечно, иногда случается невольно провоцировать зрителей, когда они не понимают суть моей работы. В этом смысле провокация имеет как негативное, так и положительное значение, — это пробуждение разума. Моя задача как художника — пробуждать мышление зрителей».

«Бельгийские правила/Бельгия правит» Яна Фабра: из чего состоят работы Яна Фабра

17 и 18 октября на фестивале «Территория» покажут новый спектакль Яна Фабра «Бельгийские правила/Бельгия правит» — безумное зрелище с горами съедобного реквизита и конфетти. По такому случаю вместе с TBRG Open вспоминаем любимых зверей и самые невыносимые (и прекрасные) сценические привычки Фабра.

партнерский материал

партнерский материал

Жуки

Здесь и далее: «Heaven of Delight», потолок Зеркального зала Бельгийского королевского дворца в Брюсселе, 2002 год

1 из 3

Самой известной работой Яна Фабра «Небеса восхищения» («Heaven of Delight») декорирован потолок Зеркального зала Бельгийского королевского дворца в Брюсселе. Инсталляция сделана в 2002 году по заказу королевы Паолы из полутора миллионов панцирей жуков-скарабеев, переливающихся перламутрово-зеленым цветом. Священное в Египте насекомое воспроизводит себя на останках других организмов. А после того, как съедят его самого, панцирь еще долго хранит память о былой красоте. Фабр четыре года собирал жуков по ресторанам Юго-Восточной Азии — там они считаются деликатесом.

Жуки регулярно появляются в самых разных работах Фабра, выставляющихся в пышнейших дворцовых интерьерах — от Лувра до Эрмитажа. «Простим же этому экстравагантному народу его металлические костюмы», — писал о них знаменитый французский энтомолог XIX века Жан Анри Фабр. Ян Фабр часто объявляет себя его прямым наследником, но речь идет скорее о духовном родстве — фламандский художник родился в семье садовника и преподавательницы французской литературы. Одержимость насекомыми наблюдалась в подростковом возрасте, когда он создавал скульптуры в родительском саду. Ну а куда позже Фабр в костюме мухи вел публичные дискуссии.

Автопортреты

Здесь и далее: «Chapters 1–18», 2012 год

1 из 5

В серии работ «Главы 1–18» («Chapters 1–18», 2012) соответствующее количество скульптурных автопортретов Фабра. Это бронзовые бюсты, и голову каждого украшают рога и уши разных животных. В этих скульптурах легко уживаются самоирония и патетика: бюст разрастается до статуи («Человек, который дает огонь»), а статуя — до инсталляции («Человек, который пишет на воде»). Один за другим города Бельгии разживаются «памятниками» Фабра самому себе. С высокого холма на исторический центр Намюра, столицы Валлонии, смотрит бронзовая статуя художника под названием «В поисках утопии» («Searching for Utopia», 2012), где он изображен верхом на гигантской черепахе. А в церкви Нотр-Дам его родного города Антверпена стоит другой ростовой автопортрет Фабра в бронзе и под неизменно иронично-патетическим названием — «Человек, который несет крест» («The Man who Bears the Cross», 2015). Себя Фабр всегда помещает в пространство диалога с классическим искусством: скульптура в соборе расположена строго напротив «Снятия с креста» Рубенса, а в черепахе жители Флоренции, где экспонировалась работа «В поисках утопии», распознали свой фонтан «Маленький Вакх», в котором скульптор Валерио Чиоли изобразил Морганте — карлика Козимо Медичи.

Птицы

«Сила театрального безумия», трейлер версии 2012 года

С классических фламандских натюрмортов во вселенную Фабра перебрались экзотические птицы — павлины, лебеди и дичь с переливающимся оперением. Одной из эмблематических живых птиц на сцене остается его огромный красный попугай ара, молча наблюдающий за невыносимо длинной сценой порки в финале «Силы театрального безумия» — четырехчасового спектакля 1986 года, каталогизирующего авангардные сценические практики XX века и принесшего первую славу компании Яна Фабра Troubleyn. Попугай стоически переносит зрелище и иногда, о равнодушная природа, громко каркает. Мелкие птицы чаще выполняют декоративные функции: в камерном спектакле о суициде «Еще один пыльный день в дельте Миссисипи» («Another Sleepy Dusty Delta Day», 2008) греческая танцовщица Артемис Ставриди всячески взаимодействует с шестью клетками с живыми желтыми канарейками.

Жестокость

Выставка «Ян Фабр. Рыцарь отчаяния — воин красоты» в Эрмитаже, 2016 год

© The State Hermitage

Фабр действительно убивал лягушек. В «Силе театрального безумия» несчастных земноводных заворачивали в простыню и давили ногами. Позже он стал предъявлять жестокость исключительно теоретически. Из-за постоянных обвинений в живодерстве Фабру приходится подробно объяснять, что скарабеев собирали в объедках, а чучела кошек и собак сделаны из погибших под машинами животных, тела которых художник лично подбирал вдоль автострад. Страшно представить себе холодильники Troubleyn.

Подробности по теме

Кошки за Фабра: могут ли чучела животных считаться искусством

Кошки за Фабра: могут ли чучела животных считаться искусством

Мясо

«Гора Олимп», 2015 год

© troubleyn.be

В 24-часовом перформансе на выносливость «Гора Олимп» («Mount Olympus», 2015) по мотивам всех греческих трагедий сразу (или даже всей трагедии всего мира) основным расходным материалом становится мясо. Полуобнаженные подпоясанные артисты танцуют с мясом, приложенным к паху; постепенно прикрывающая гениталии ткань окрашивается кровью. Хоровод прекрасных греков дружно подбрасывает мясо, бодро выкрикивая: «Ура! Мы мясо для войны!» Для каждого представления требуется около 150 килограммов свинины: в ход идут сердца, печень и легкие. Драматургию четырнадцати частей можно условно разделить на время разбрасывать мясо и время его собирать.

Подробности по теме

«Горло перерезают, кишки валяются — но обхохочешься»: критики о «Горе Олимп»

«Горло перерезают, кишки валяются — но обхохочешься»: критики о «Горе Олимп»

Телесность

«Тангейзер», 2004 год

© troubleyn.be

В антиконсюмеристской «Оргии толерантности» («Orgy of Tolerance», 2009) персонажи в нацистской форме с тележками из супермаркета трясли искусственными гениталиями. В их телодвижениях ясно прочерчивалась связь между потреблением, капитализмом, ксенофобией, пассивностью и творческой импотенцией. В «Горе Олимп» все уже по-настоящему — никаких силиконовых накладок. Эта пикантная деталь описывает разницу между фламандским пониманием фарса и трагедии. Физические возможности, которые демонстрируют 24 исполнителя «Горы Олимп», захватывают дух, подобно выступлениям канатоходца, балансирующего в воздухе между небоскребами без страховки.

Жидкости

Трейлер спекталя «Бельгийские правила/Бельгия правит»

В юные годы Фабр активно экспериментировал с радикальным акционизмом и прочей перформативностью: он живописал собственной кровью, спермой, менструальной кровью своей подруги. Сегодня Фабр с иронией оглядывается на себя тогдашнего и старается все-таки использовать искусственные материалы — даже если называет мрачную средневековую сказку «Я кровь» («I Am Blood», 2001). Оливковое масло, клейстер, краски и йогурт реками текут в его спектаклях. Заливая пол чем-то скользким, он одновременно лакирует декорацию и меняет качество движений. В интермедиях все той же «Горы Олимп» лоснящиеся тела исполнителей образуют собой канонические фигуры греческой вазописи. А ближе к финалу артисты, вновь измазав друг друга до блеска, замирают в скульптурных позах греко-римской борьбы. В финальной сцене они до изнеможения бегут на месте, обрызгивая друг друга тоннами разноцветной клейкой краски, осыпая блестками и снова раскрашивая. Создаваемый на глазах публики боди-арт раскаляет зал не хуже стадионного концерта.

Многократные повторения

«Гора Олимп», 2015 год

© troubleyn.be

Длинные спектакли Фабра часто становятся упражнением на выносливость как для актеров, так и для зрителей. Предполагается, что вместе они входят в некое измененное состояние — что-то вроде транса или бодрствования во сне. Физическая усталость становится частью совместно переживаемого опыта. В «Силе театрального безумия» повторяющимся до изнеможения хореографическим фигурам, фразам и коротким сценам придавала ритм репетитивная музыка Вима Мертенса. В «Горе Олимп» есть запоминающаяся сцена со скакалками-цепями. Артисты синхронно подпрыгивают, раз за разом чеканя что-то вроде армейской кричалки на сюжеты мифов: голос условного старшины для поддержания боевого духа задает фразу, а хор условных солдат отвечает на нее в рифму. Когда они прыгают уже десять минут, зал замирает от зрелища физического усилия, сконцентрированного в каждом движении. Когда они прыгают двадцать минут, зрители поддерживают выбывших гулом и топотом. Когда они прыгают сорок минут, становится по-настоящему страшно за напряженные жилы на шее актеров; оцепеневшая публика переходит в режим беззвучного ожидания разрешения. А в конце выдыхает — как будто превратившись в какой-то момент в одно большое тело.

Подробности по теме

10 событий фестиваля «Территория-2017», которые нельзя пропустить

10 событий фестиваля «Территория-2017», которые нельзя пропустить Отрезаем лишнее, оставляя суть: в этом сообщении меньше 280 символов — так же, как и в нашем твиттере

Ян Фабр представил в Москве постановку «Бельгийские правила» — Российская газета

Новый спектакль Яна Фабра включает зрителя в контекст радикально провокационного зарубежного театра, и если вы сомневаетесь, стоит ли приобщиться к этому перформансу лично вам, то не торопитесь. Четыре часа в дыму и без антракта. Можно отойти позвонить или подышать свежим воздухом, свободное перемещение не возбраняется. Большинство, однако ж, возвращается… В атмосфере пафосного ночного клуба спектакль одного из самых известных бельгийских художников-провокаторов потянул бы на титул лучшего театрального события — «шок года!».

Но и в интерьерах Театра Наций Ян Фабр заставляет зрителя примириться с мыслью, что мир вокруг не намного логичнее и связнее, чем происходящее на сцене. Премьера «Бельгийских правил» Яна Фабра состоялась в Вене на международном фестивале современного танца и перформанса ImPulsTanz. В Москве его показали на фестивале «TERRITORIЯ».

Правила в нем делились по номерам и категориям: что можно — что нужно. И обыгрывались некими физическими действиями, не сильно связанными с текстами. Иногда — массовый актерский бег на месте, длительный, считаем десятки минут — когда у последнего закончится дыхание; иногда — индивидуальные упражнения стояния на велосипеде (упадет — не упадет). Иногда — поглощением с подлинно раблезианским наслаждением бельгийского шоколада плитками (это мы все вместе сейчас помогаем фермерам, выращивающим какао), et cetera, et cetera… Вы — взлетевшие мечты. В вашем доме поселилась воскресная печаль. За окном — адажио дождя и ливня… Страна скучает. Включаем телевизор. Велогонка началась…

В атмосфере пафосного ночного клуба спектакль потянул бы на титул лучшего театрального события — «шок года!»

Действо идеально скроено пластически — актеры фабровской компании «Трубляйн» демонстрируют фантастическую технику владения своими обнаженными телами — и достаточно забавно разыграно драматически. Признанный мастер экспериментов над человеческим телом, Фабр, кажется, с человеческим словом и эмоцией старается обращаться более бережно, аккуратно, экономно. Ведь людей, у которых уже наступила инфляция слов и полное выгорание сильных чувств, в мире очень много. И когда в благополучном социуме кому-то требуется активное раздражение нервных окончаний, перфомансы Фабра — лучшее средство; вопрос в том, как это выглядит в обществе, где каждый второй и без театра повсюду ищет повод для агрессии.

Правила жизни в Бельгии, по Фабру: можно верить в поэтический терроризм. Можно отправить свой страх на каникулы. Можно думать сердцем и чувствовать умом. Можно любить мир. Можно не торопиться. Можно, потерпев неудачу, пробовать далее, и терпеть еще большую неудачу. Это о том, что можно. Отдельный дополнительный подраздел в этом своде правил о том, что люди могут — читай, умеют, — могут не лгать. Могут спасти мир, спасая пчел (реверанс Винни-Пуху). Могут не быть циничными. Могут быть богатыми и благородными… С категорией «нужно» дела обстоят менее поэтично: нужно иметь живот, как кирпич. (Можно сказать, театр фитнеса Яна Фабра демонстрирует все преимущества обладания стальными мышцами и физиологические отличия образцово-показательных актерских моделей от тел простых смертных.) Нужно подавлять свои эмоции. Нужно быть милым и, по возможности, молчаливым. Нужно делать все, что хочется, пока этого никто не видит. И главное правило — нужно притворяться, что все прекрасно.

Белые одежды, богини смерти, ангелы. Пляшущие скелеты, завораживающе красивые тела, парики роскошных волос до пола, и ноги — как отдельный предмет искусства. Как минимум это любопытно. И в финалах разрозненных потоков сознания героев на тему их семейных бельгийских историй зал обычно хохочет.

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере «РГ»

Художник Ян Фабр передал Эрмитажу фильм-перформанс, снятый в музее

С.-ПЕТЕРБУРГ, 5 дек — РИА Новости. Известный бельгийский художник Ян Фабр передал в дар Государственному Эрмитажу фильм-перформанс «Любовь — высшая сила», снятый в залах музея в 2016 году, передает корреспондент РИА Новости.

Перформанс, проведенный художником в стенах Эрмитажа, стал ключевым эпизодом выставки «Ян Фабр: Рыцарь отчаяния — воин красоты», которая состоялась в музее в 2016 году.

Главный герой перформанса — рыцарь, преданный высоким идеалам. Он торжественно и почтительно обходит залы Зимнего дворца и Нового Эрмитажа, принося символическую клятву верности искусству старых мастеров.

Проходя по залам Эрмитажа, странный рыцарь Фабр прикасается губами к дверям, рамам картин, предметам мебели — всему тому «старому искусству», что вызывает у него чувство преклонения и требует защиты в современном мире.

«Этот фильм я задумал еще за 6-7 месяцев до открытия выставки. Именно тогда я подумал о названии фильма и о названии той программы, которую буду проводить с Большим драматическим театром — «Любовь — высшая сила». Потому что для меня любовь — это страсть к красоте в первую очередь. Вы увидите в фильме, что я подхожу к произведениям искусства, что я встаю на колено перед ними, что я целую эти произведения искусства, потому что я преклоняюсь перед красотой. Красота — это сила в моем понимании. При этом красота — это сила, но она уязвима и требует защиты», — рассказал Фабр журналистам.

Фильм-перформанс Фабра «Любовь — высшая сила» будет демонстрироваться на большом экране на Дворцовой площади 7 декабря, в день основания Эрмитажа.

По информации музея, театральные работы Фабра, а также выставку-инсталляцию художника Пьера Кулибёфа «Воины красоты», посвященную переводу театрального мира Фабра на язык кино, покажут в Большом драматическом театре.

Фестиваль Яна Фабра — Love is the Power Supreme («Любовь — высшая сила») станет кульминацией программы «Фанерный театр: Программа современного искусства в БДТ».

В декабре в Фанерном театре представят российскую премьеру «Ночного писателя» (спектакль станет первой репертуарной режиссерской работой Фабра в России), на основной сцене БДТ покажут постановку Фабра Preparatio Mortis («Приготовление к смерти»), а на второй сцене БДТ зрителей ждет мировая премьера спектакля Resurrexit Cassandra («Воскресение Кассандры»).

Эрмитаж ежегодно празднует день своего основания 7 декабря — в день Святой Екатерины. Датой основания Эрмитажа считается 1764 год, когда Екатерина Великая приобрела коллекцию произведений живописи у берлинского купца Гоцковского. К этой дате готовится специальная программу, получившая название «Дни Эрмитажа», которая включает различные события и ряд новых выставок.

В этом году отмечается 255 лет со дня основания Эрмитажа.

Государственный Эрмитаж обладает коллекцией, насчитывающей около 3 миллионов произведений искусства и памятников мировой культуры. В нее входит живопись, графика, скульптура и предметы прикладного искусства, археологические находки.

Страна в главной роли – Газета Коммерсантъ № 195 (6189) от 19.10.2017

Четырехчасовой спектакль-перформанс — новейшая работа бельгийца Яна Фабра, в ней собрано все смешное, трогательное, ужасное и абсурдное, что режиссер хотел рассказать о своей родине. В отличие от поставленной два года назад 24-часовой «Горы Олимп», которая до Москвы пока что не доехала, «Бельгийские правила» Фабра мы увидели спустя всего лишь три месяца после мировой премьеры. Рассказывает Ольга Федянина.

Ян Фабр — реалист, он не питает иллюзий насчет того, сколько обычному небельгийцу известно о Бельгии. Перед входом в зал зрители получают крайне информативную программку: в ней перечислены и объяснены понятия, исторические события, культурные явления, которые прямо или косвенно стали частью постановки. Помощь зрителю — очень человечный жест, вообще-то современному театру почти несвойственный. Но раблезианское изобилие фабровской «Бельгии» без этих подсказок для многих действительно стало бы труднодоступным.

Ян Фабр упаковывает в четыре часа все, что он хочет рассказать миру про свою родную страну: 14 tableaux vivants, «живых картин», в которых друг с другом встречаются Рубенс и бытовой алкоголизм, средневековый католицизм и современная семейная идиллия, Первая мировая война и «Порнократия» Фелисьена Ропса, геополитика и жареная картошка. Тот, кто уже видел работы Фабра, не обязательно даже театральные, легко узнает этот принцип соединения. Когда он размещает свои объекты в залах Эрмитажа или расставляет их на площади Синьории во Флоренции, то делает примерно то же самое: выстраивает систему координат. В данном случае систему координат для одной отдельно взятой страны. Вот вам история искусств по вертикали: от Рубенса до Магритта и Энсора. Вот вам история нации от момента основания до сегодняшнего дня.

Вот вам бельгийская горизонталь сегодня — три языка (плюс английский для удобства, чтобы все-таки как-то понимать друг друга), картошка, много пива, много денег, много меланхолии, велогонки, валлонцы, фламандцы, немцы, голуби, коты.

Фабр, Ян — Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Фабр.

Ян Фабр (нидерл. Jan Fabre, род. 14 декабря 1958 года, Антверпен) — бельгийский художник, скульптор, театральный режиссёр, драматург, сценарист, хореограф.

Ян Фабр родился в Антверпенe 14 декабря 1958 года. Согласно большинству источников и собственным заявлениям Фабра, он приходится внуком знаменитому энтомологу Жану-Анри Фабру, автору книги «Жизнь насекомых»[4][5][6]; иногда утверждается также, что художник является его правнуком[7][8]. Некоторые источники, говоря о несомненном влиянии энтомолога на творчество Яна Фабра, вовсе не упоминают об их родстве[9][10]; отдельные авторы ставят это родство под сомнение[11][12]. Во всяком случае, Фабр с детства интересовался миром насекомых, за которыми любил наблюдать в родительском саду. Позднее, подростком, он часто посещал Антверпенский зоопарк[10].

Учился в Муниципальном институте декоративных искусств и в Королевской Академии изящных искусств в Антверпене. С середины семидесятых годов начал работать в различных областях искусства. В числе его первых работ были рисунки, созданные шариковой ручкой[10].

В 70-х годах Фабр организует ряд перформансов, принесших ему скандальную известность; в 80-х обращается к театру. В 1986 году он создаёт собственную компанию Troubleyn, которая осуществляет проекты в области театра и танца. Название представляет собой девичью фамилию матери Фабра[10]. Troubleyn, который Фабр называет своей творческой лабораторией, занимается также исследовательской деятельностью. Кроме того, здесь находится собранная Фабром коллекция работ современных художников[13].

Фабр — один из самых универсальных художников на международной художественной сцене. Он является не только режиссёром театра, оперы и балета, хореографом, автором и сценографом, но и изобразительным художником. Его изобразительное творчество состоит в основном из рисунков, скульптур, фильмов и инсталляций. Эта многогранность очень важная и узнаваемая характеристика его работы.

Он использует разные виды искусства, соблюдая их специфическую характеристику, но у них есть общая тематика.

Мир насекомого, человеческое тело и стратегия войны — три центральные темы, которые он использует в своем творчестве. С творчеством художника можно ознакомиться на многих выставках по всему миру. Например, в цикле «Дань Иеронимусу Босху в Конго» он показывает абсурд и ужасы бельгийского колониализма в Конго.

В 2012 году Фабр провел перформанс, посвященный Сальвадору Дали, в ходе которого живых кошек подбрасывали таким образом, что они приземлялись на ступени с громким мяуканьем. Перформанс вызвал возмущение любителей животных. В ответ на многочисленные обличительные письма художник принес публичные извинения, а позже жаловался на «преувеличенное» изображение инцидента[14].

С 21 октября 2016 по 9 апреля 2017 в Эрмитаже прошла первая в России выставка Яна Фабра «Рыцарь отчаяния — воин красоты», вызвавшая острую общественную полемику по причине использования художником в инсталляциях чучел животных[15].

Два предприятия управляют финансовыми и артистическими делами Фабра: Troubleyn и Angelos. Первое отвечает за театральные постановки, второе — за художественное творчество. Фабр является художественным руководителем этих предприятий.

Troubleyn[править | править код]

В 1986 Фабр основал группу Troubleyn в Антверпене, в его родном городе.

С конца семидесятых годов Фабр пользуется большим успехом благодаря своим театральным текстам. С 1980 он сам ставит спектакли и пьесы. В 1982 году он приобрёл всемирную славу благодаря постановке «Это театр как ожидали и как предвидели». В 1984 году он подтвердил успех с постановкой «Сила театральных глупостей», пьесой, написанной для Венецианской биеннале, одного из самых известных форумов мирового искусства. Среди других постановок Фабра — «Я Кровь» (Je suis Sang) (2001), «Лебединое Озеро» (2002), «Ангел смерти» (Angel of Death) (2003) и другие. Самый известный спектакль последнего времени — «Гора Олимп» (Mount Olympus) (2016), длящийся 24 часа.

Angelos[править | править код]

Общество с ограниченной ответственностью Angelos руководит пластическим творчеством Фабра. Angelos согласует все проекты по изобразительному искусству — как выставки в музеях и в галереях, общественные и личные проекты, так и издание каталогов.

Рисунки[править | править код]

Рисунки лучше всего передают идеи Фабра. Некоторые из рисунков он рисовал собственной кровью, карандашом или известной в Бельгии синей ручкой марки Bic. Уже в первых рисунках, Фабр проявил интерес к метаморфозам, которые происходят в ночном мире насекомого, и к чувственной и экспериментальной фантазии.

Художник известен благодаря своему «Bic-арт». Его рисунки синей ручкой марки Bic на бумаге касаются разнообразных тем. В этом специфическом цвете он видит так называемый «Синий Час». Это момент, когда ночные насекомые засыпают, а утренние существа ещё не просыпаются. В этот момент энергия темноты и света сливаются. Этот цвет уже не чёрный, но ещё и не белый, а имеет синий оттенок, рожденный метаморфозой жизни, переходящей из одного состояния в другое. Это истинное значение «синего часа», произведения искусства, созданного из энергии тех крайних границ жизни, где каждый раз рождается новая жизнь.

Фабр тоже пользуется этой ручкой, чтобы царапать объекты. Таким образом он расширяет коллекцию «Bic-арт» не только рисунками, но и разными объектами. Фабр хочет, чтобы большие рисунки стали скульптурами. Тогда рисунки становятся объектами, которые можно обойти вокруг.

Интерес Фабра к чувственной и экспериментальной фантазии особенно выразился в персональных выставках. В 1978 он рисовал собственной кровью. Это символизирует исследование человеческого тела как связь между внешними и внутренними мирами, между лицом и его окружением. С персональной выставкой «Моё тело, моя кровь, мой пейзаж» (My body, my blood, my landscape) он старался передать эту символику. В этой выставке он использовал кровь как чернила с большим символическим значением.

Скульптуры[править | править код]

Фабр также создаёт скульптуры. Для этого он использует белый мрамор, бронзу, золото и панцири жуков.

В скульптурах Фабре ясно можно увидеть три центральные темы, которые каждый раз возвращаются в его творчестве, а именно: мир насекомого, человеческое тело и стратегия войны.

Фабр считает скульптуры духовными телами: «Тело — это как оболочка. У неё ничего внутри, но она полна воспоминаний». Панцири жуков исполняют роль внешнего скелета и должны символизировать будущее представление о человеке. В скульптурах он хочет освободить тело от запретных тем, которые остались с времён Средних веков. Смерть не имеет отрицательного значения для Фабра.

В 2002 году Фабр создал, по заказу бельгийской королевы Паолы, «Небо восхищения» (Heaven of Delight). Он использовал почти полтора миллиона надкрыльев таиландских жуков, чтобы покрыть потолок и центральную люстру в Зеркальном зале Королевского дворца в Брюсселе. Это художественное произведение ссылается на самую известную фреску художника Микеланджело в Сикстинской капелле в Риме.

Фабр создал целую коллекцию автопортретов. Всего он сконструировал 36 бюстов со всевозможными рогами и ослиными ушами, выполненных в классической технике бронзовой отливки. Некоторые примеры: «Я, когда я мечтаю» (1978), «Я выпускаю себя» (2006) и «Глава I—XVIII» (2010).

  • Emil Hrvatin. Jan Fabre: la discipline du chaos, le chaos de la discipline. — Centre international de Bagnolet pour les oeuvres chorégraphiques, 1994. — 174 p. — ISBN 2200214847.
  • Eckhard Schneider. Jan Fabre au Louvre: l’ange de la métamorphose. — Gallimard, 2008. — 231 p. — ISBN 2070121542.
  • Marianne Beauviche, Luk Van den Dries. Jan Fabre: Esthétique du paradoxe. — Editions L’Harmattan, 2013. — 190 p. — ISBN 2336329123.
  • Delphine Jaunasse. Jan Fabre // Dictionnaire du Théâtre. — Encyclopaedia Universalis, 2015. — ISBN 2852295520.

На фестиваль SOLO в Москву приедут Ян Фабр, Дени Лаван и Роберто Латини

На фото сцена из спектакля «Ночные дневники». Фото Valeria Palermo\troubleyn.be

С 1 по 10 октября 2019 года в программе Московского международного фестиваля моноспектаклей SOLO российские премьеры моноспектаклей представят три звезды современного европейского театра – режиссер и художник Ян Фабр, актер театра и кино Дени Лаван, а также маэстро визуальных метамарфоз актер и режиссер Роберто Латини.

Моноспектакль “Гамлет + Фортинбрасмашина” (пройдет в Москве 1 октября) – это своеобразная версия версии, интеллектуальная головоломка, изящная и стильная. В конце 70-х годов 20 века Хайнер Мюллер написал пьесу по мотивам шекспировского «Гамлета». Роберто Латини в своей сценической версии переосмысляет его “Гамлет-машину”, возвращается к Шекспиру, к Гамлету, глядя на них глазами Фортинбраса, обживая, при этом, архитектуру текста Мюллера на сцене.

8 октября состоится премьера спектакля Яна Фабра «Ночные дневники» по реальным дневникам Фабра, которые он пишет (и рисует) ночами.  

Книга «Ночные дневники» была переведена на русский язык и издана в России всего год назад. Это автопортрет. Книга включает в себя его размышления об искусстве и театре, о смысле жизни, семье, сексе и любви, всю его личную историю – от двадцатилетнего парня из провинции до известного на весь мир художника, чьи работы при жизни выставляются в Эрмитаже. Дневниковые записи перемежаются в спектакле с фрагментами пьес Яна Фабра и становятся драматургической основой спектакля.

10 октября новый моноспектакль представит самый эксцентричный актер французского кино Дени Лаван. «Улыбка у подножия лестницы» — рассказ американского писателя Генри Миллера, где главный герой – одинокий, раздираемый противоречиями клоун, который пытается разобраться в себе, и волшебство цирковой вселенной становится неотделимым от поисков смысла жизни.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.