Уютный трикотаж: интернет магазин белорусского трикотажа

Жизнь и смерть джона донована – Смерть и жизнь Джона Ф. Донована (The Death and Life of John F. Donovan, 2018) смотреть онлайн в хорошем HD качестве, кадры из фильма, актеры

Жизнь и смерть джона донована – Смерть и жизнь Джона Ф. Донована (The Death and Life of John F. Donovan, 2018) смотреть онлайн в хорошем HD качестве, кадры из фильма, актеры

Смерть и жизнь Джона Ф. Донована — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 7 мая 2019; проверки требуют 11 правок. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 7 мая 2019; проверки требуют 11 правок.

«Смерть и жизнь Джона Ф. Донована» (англ. The Death and Life of John F. Donovan) — канадский фильм-драма режиссёра Ксавье Долана, его англоязычный дебют. Премьера картины состоялась 10 сентября 2018 года на международном кинофестивале в Торонто. В главных ролях снялись Кит Харингтон, Натали Портман, Джейкоб Трамбле, Белла Торн, Кэти Бэйтс, Сьюзан Сарандон и Тэнди Ньютон.

В российский прокат фильм вышел 15 августа 2019 года[1].

В центре сюжета — американский актёр Джон Донован, звезда подросткового сериала, вынужденный ради карьеры скрывать свою нетрадиционную сексуальную ориентацию. Отдушиной для него становится переписка со своим поклонником, 11-летним мальчиком из Англии. Вот только о переписке становится известно прессе, что спровоцировало бурную реакцию общественности и привело к непоправимым последствиям в жизни и карьере обоих.

[2]

В декабре 2014 года было объявлено, что в фильме примут участие Кит Харингтон и Джессика Честейн. Харингтон исполнит главную роль, а Честейн сыграет журналистку[3]. Чуть позднее в том же месяце стали известно, что к проекту присоединились Бейтс и Сарандон, чтобы сыграть менеджера Джона Донована и его мать, соответственно[4][5].

В ноябре 2015 года было анонсировано, что ведутся переговоры с Адель о камео в картине[6]. В том же месяце к касту присоединились Майкл Гэмбон, Белла Торн, Крис Зилка, Эмили Хэмпшир и Джаред Кисо[7]. В феврале 2016 года к актёрскому составу присоединились Натали Портман, Николас Холт и Тэнди Ньютон[8]. В июле 2016 года было объявлено, что Бен Шнетцер сыграет в картине вместо Холта

[9]. В феврале 2017 года к актёрскому составу фильма присоединился Джейкоб Тремблэ[10], а в июне — Амара Каран[11].

Габриэль Яред сочинил музыку к фильму[12], которая была записана в июле 2017 года[13].

Съёмки[править | править код]

Съемки фильма начались 9 июля 2016 года в Монреале[14][15], и первый блок съёмок был завершён 3 сентября[16]. В феврале 2017 года производство в Монреале было возобновлено. Съёмки завершились весной 2017 года в Лондоне и Праге[17][18].

Пост-продакшн[править | править код]

В феврале 2018 года Долан констатировал в своём инстаграме, что в процессе пост-продакшна из фильма была вырезана линия с Джессикой Честейн по соображениям тайминга, темпа картины[19][20]. Позже стало известно, что линия Беллы Торн также вырезана из фильма[21].

Было предложено впервые показать «Смерть и жизнь Джона Ф. Донована» в рамках Каннского кинофестиваля 2018 года в мае, но (по словам директора фестиваля Тьерри Фремо) Долан всё ещё был недоволен получающимся фильмом. Он решил продолжить монтаж, запланировав премьеру картины на фестивале осенью.

[22]

1 августа 2018 года было анонсировано, что премьера фильма «Смерть и жизнь Джона Ф. Донована» состоится на Международном кинофестивале в Торонто. Таким образом премьера картины Долана прошла на этом фестивале.[23]

Оригинальный трейлер фильма появился в сети 25 января 2019 года,[24] его дублированная версия — 5 июля.[25] В российский прокат картину выпустит кинокомпания «Вольга» 15 августа 2019 года.[26][27]

  1. ↑ The Death and Life of John F. Donovan, IMDB
  2. Татьяна Шорохова. «Смерть и жизнь Джона Ф. Донована»: Ксавье Долан препарирует знаменитостей (рус.) // «КиноПоиск» : сайт. — М.
    : «Яндекс», 12. — 12 сентября.
  3. Yamato, Jen ‘Game Of Thrones’ Star Joins Jessica Chastain In Xavier Dolan Celebrity Satire (неопр.). Deadline.com (4 декабря 2014). Дата обращения 11 июля 2016.
  4. Myles, Sarah Sarandon And Bates Join The Death And Life Of John F. Donovan (неопр.). We Got This Covered. Дата обращения 11 июля 2016.
  5. O’Felt, Chris Susan Sarandon and Kathy Bates Board ‘Mommy’ Director’s First English-Language Project (Exclusive) (неопр.). The Hollywood Reporter (9 декабря 2014). Дата обращения 11 июля 2016.
  6. ↑ Adele In Talks To Take Cameo In Xavier Dolan’s ‘The Death And Life Of John F. Donovan’
  7. ↑ Bella Thorne, Chris Zylka and Michael Gambon Join ‘The Death and Life of John F. Donovan’ (EXCLUSIVE)
  8. ↑ Natalie Portman, Nicholas Hoult Join ‘Death and Life of John F. Donovan’
  9. ↑ ‘The Death and Life of John F. Donovan’: Ben Schnetzer Replaces Nicholas Hoult In Xavier Dolan’s Next
  10. ↑ Jacob Tremblay to Star in Xavier Dolan’s ‘The Death and Life of John F. Donovan’ (Exclusive)
  11. ↑ Amara Karan Joins ‘The Death And Life Of John F. Donovan’; Luke Tennie To Star In Indie Drama ‘Vengeance’
  12. ↑ Gabriel Yared to Score Xavier Dolan’s ‘The Death and Life of John F. Donovan’
  13. ↑ Recording at Air Studios, Gabriel Yared
  14. ↑ Cannes: Xavier Dolan on His Competition Entry and His Love of ‘Home Alone’
  15. ↑ Xavier Dolan’s The Death and Life of John F. Donovan Begins Filming
  16. ↑ Instagram, Xavier Dolan
  17. ↑ Xavier Dolan still smarting from scathing reviews of Juste la fin du monde
  18. ↑ ‘Room’ Star Jacob Tremblay Joins Xavier Dolan’s ‘Death and Life of John F. Donovan’
  19. ↑ Jessica Chastain Cut From Xavier Dolan’s ‘The Death and Life of John F. Donovan’
  20. ↑ Xavier Dolan explains why he cut Jessica Chastain from The Death and Life of John F. Donovan
  21. ↑ Bella Thorne on Her Haunted House and Those Paparazzi Photos
  22. Odile Tremblay. Xavier Dolan, privé de Cannes? (фр.). Le Devoir (27 mars 2018). Дата обращения 12 августа 2019.
  23. Erik Pedersen. ‘The Death And Life Of John F. Donovan’ World Premiere Set For Toronto (англ.). Deadline.com (1 August 2018). Дата обращения 11 августа 2019.
  24. ONE Media. The Death and Life of John F. Donovan Official Trailer (2019) Natalie Portman, Kit Harington (англ.). YouTube (25 January 2019). Дата обращения 11 августа 2019.
  25. ↑ «Смерть и жизнь Джона Ф. Донована». Премьера дублированного трейлера (рус.). Meduza (5 июля 2019). Дата обращения 12 августа 2019.
  26. ↑ The Death and Life of John F. Donovan (2018). Release Info (англ.). IMDB. Дата обращения 12 августа 2019.
  27. ↑ Смерть и жизнь Джона Ф. Донована.
    В кино с 15 августа 2019
     (рус.). «Вольга». Дата обращения 12 августа 2019.

Ксавье Долан препарирует знаменитостей — Статьи на КиноПоиске

Кит Харингтон играет телезвезду в кризисе в англоязычном дебюте канадского режиссера, а актер Адевале Акинойе-Акбаже снял фильм о своей юности среди скинхедов.

Джон Ф. Донован (Кит Харингтон) умирает в начале фильма — это не спойлер и понятно из названия. Популярного телевизионного актера находят дома в Нью-Йорке в 2006 году. Пока в новостях рассказывают, как очередная звезда скончалась от передозировки, где-то в Англии 11-летний Руперт (Джейкоб Тремблей) выпытывает у матери Саманты (Натали Портман), не пришло ли ему письмо, написанное зелеными чернилами.

10 лет спустя уже взрослый Руперт (Бен Шнетцер), ставший актером, дает интервью скептичной журналистке Одри (Тэнди Ньютон), привыкшей писать о политике. Одри совсем неинтересен этот парень, издавший книгу с письмами Донована. Руперт, как оказывается, много лет общался с Джоном, и, когда переписка всплыла, 29-летний Донован покончил с собой.

«Смерть и жизнь Джона Ф. Донована»

Ксавье Долану в 2019 году исполнится 30 лет, и к этой дате он придет с внушительным грузом в семь полнометражных фильмов, один из которых снят на английском языке. Вообще, у «Донована» непростая история: о запуске картины в разработку стало известно еще в 2014 году, но Долан отвлекся на «Это всего лишь конец света». Актеры терпеливо его ждали, и фильм был снят в 2017-м, после чего начался мучительный монтаж, в процессе которого из ленты полностью исчезла линия Джессики Честейн. Она играла журналистку, узнавшую о переписке актера и мальчика. Долан мог бы привезти ленту в Канны, но, как верно отмечают многие критики, там бы его распяли, а здесь, на родине, просто мягко пожурят. За что? За то, что фильм снабжен слишком навязчивой канвой с интервью. Долан не шепчет, а кричит, что знаменитости тоже люди и тоже сталкиваются с нетолерантностью и одиночеством. Однако это и так прекрасно понятно, и Капитан Очевидность в лице выросшего Бена смотрится совершенно лишним.

Вся трагедия Донована заключается в невозможности вести нормальную жизнь. Он гей, но его имидж звезды подросткового мистического сериала Hellsome High не позволяет ему совершать каминг-аут. Долан непрозрачно дает понять, что в Голливуде достаточно актеров, вынужденных скрывать свою ориентацию исключительно ради работы. Ситуация сейчас меняется, многие молодые звезды открыто заявляют о своих сексуальных пристрастиях, но всего 10 лет назад это было карьерным самоубийством — Голливуд не любит признаний и строго карает тех, кто не хочет играть по его правилам.

«Смерть и жизнь Джона Ф. Донована»

Джон — спокойный и уравновешенный парень, который срывается всего лишь один раз (и Харингтон отлично смотрится в этой сцене). В остальном он вежлив, немного застенчив и предпочитает проводить время с братом и даже с матерью (Сьюзен Сарандон). Он вынужден притворяться, что любит актрису Эми (Эмили Хэмпшир) — женщина в таких отношениях называется «бородой». Но на самом деле он совершенно одинок, и переписка с британским мальчиком  — его способ выговориться (хотя ничего о личной жизни, конечно, не пишет). Восьмилетний Ксавье Долан, как стало известно, тоже написал письмо знаменитости (Леонардо ДиКаприо), но ответа не получил. Впрочем, это не остановило его в разработке истории для фильма.

Во всех картинах Долана блестящие актерские работы, и «Донован» не исключение. Харингтон, которого все привыкли видеть в образе меланхоличного Джона Сноу в сериале «Игра престолов», уверенно держит фильм на себе. Хороша Натали Портман в роли матери Руперта, но в итоге ленту крадет 11-летний Джейкоб Тремблей. В 2015 году юный актер блеснул в драме «Комната», сыграв сына героини Бри Ларсон, и очаровал Голливуд. Скоро в кинотеатрах стартует «Хищник» с его участием. Руперт в исполнении Тремблея только со стороны кажется ранимым мальчиком, а на деле у него очень сильный характер — во многом благодаря матери. Тремблей очарователен, когда смотрит сериал и кричит от восторга, и разрывает зрительское сердце, когда идет на конфликт с матерью.

Ксавье Долан и Кит Харингтон на съемках фильма

Кто-то из критиков уже обозвал «Донована» худшим фильмом Ксавье Долана. Но режиссеру не привыкать — его «Конец света» называли точно так же. Здесь он снова злоупотребляет крупными планами, ставит популярные песни, давит на слезу. Но, признаться, откровений от режиссера никто не ждет, и для поклонников «Донован» будет приятным повторением пройденного.

«Воспитание»

Когда актер Адевале Акинойе-Агбаже получил роль в сериале «Остаться в живых», пресса уделяла внимание его прошлому. Писали, что Агбаже был гангстером, священником, но не упоминали, что он был скинхедом. Актер долгое время хотел рассказать свою историю на экране и в итоге не только снялся в ней, но и поставил фильм, дебютировав в режиссуре. Как сказал сам Агбаже в Торонто: «Этот проект появился из моей необходимости спать по ночам».

Действие «Воспитания» начинается в Великобритании в 1960-х. Тогда бытовала малоизвестная в мире практика передачи детей африканских иммигрантов на воспитание в белые семьи. Грубоватая красотка Ингрид (Кейт Бекинсейл) с мужем берут сразу нескольких темнокожих детишек, благо их родители платят за содержание. Среди них — мальчик по имени Энитан. Вырастая в чужой стране, Энитан столкнется с расизмом и ненавистью окружающих, но, что самое ужасное, перестанет принимать себя. Все попытки учительницы (Гугу Эмбата-Ро) вернуть его на школьную скамью будут тщетными: Эни окончательно выбьется из-под контроля и найдет пристанище в компании тилберийских скинхедов. Пройдя через унижения и побои, чернокожий 16-летний юноша обреет голову, наденет мартинсы, подвернет джинсы и пойдет бить своих.

«Воспитание»

Адевале Акинойе-Агбаже разрабатывал проект 16 лет. Сам он действительно вырос в Тилбери, будучи полностью отрезанным от культуры своих предков — родители привезли его в Нигерию из Англии восьмилетним мальчиком, но, когда Адевале не смог адаптироваться на родине, его отправили обратно. В 16 лет он пытался покончить с собой. «Я объяснял Демсону Идрису, который играет меня, почему я на это решился, но он перебил: „Да я понял, тебе дальше не хотелось жить“, — говорит Акинойе-Агбаже в интервью Deadline. — Но я ответил: „Нет, для меня это означало свободу. Будучи совсем молодым, я думал, что таким образом прекратятся боль и унижения“».

Снимаясь в сериале «Тюрьма „ОZ“», Акинойе-Агбаже показал шоураннеру свой сценарий (он насчитывал 500 страниц), и тот посоветовал актеру обратиться в лабораторию при фестивале «Сандэнс», где ему помогли отшлифовать текст. Там же Адевале получил знания по режиссуре и продюсированию, которые помогли ему в работе над картиной. В итоге «Воспитание» смотрится как уверенная работа человека, которому есть что сказать. Хочется надеяться, что одной биографической лентой Акинойе-Агбаже не ограничится.

Что не так с новым фильмом Ксавье Долана «Смерть и жизнь Джона Ф. Донована»

Ленту приняли прохладно: в сердцах критиков, нередко не без скепсиса относившихся к фильмам канадца, ничего не дрогнуло. И их можно понять: постараемся разобраться, почему фильм не получился, хотя в нем можно увидеть почти все характерные черты авторского почерка.

Синопсис. Школьник Руперт (Джейкоб Тремблей) переписывался с телезвездой Донованом (Кит Харингтон). Мальчик переехал из США в Великобританию после развода родителей и живет с эксцентричной матерью Сэм (Натали Портман), которая хочет сыну всего хорошего, но часто не находит с ним общий язык. Тем временем в Америке Джон Ф. Донован, снимающийся в популярном телесериале, ожидает роль в супергеройском фильме, скрывает гомосексуальность – плюс мучается от невозможности быть собой, повышенного внимания и семейных проблем. Когда Донован умирает, выясняется, что он переписывался с мальчиком из Великобритании. Годы спустя серьезная журналистка из Times Одри (Тэнди Ньютон), только вернувшаяся из горячей точки, мимоходом берет интервью у повзрослевшего Руперта (Бен Шнетцер), чтобы узнать, что же там произошло.

Автобиографичность

Известно, что Ксавье Долана с детства родители готовили к артистической стезе: он снимался в рекламе и на телевидении, а потом стремительно ворвался в кино – правда, скорее как режиссер-вундеркинд. С тех пор прошло без малого десять лет, а воз и ныне там. Долан как снимал, так и снимает близко к телу: в частности, коллизия с перепиской начинающего артиста-изгоя (и как выяснится в зрелости – гомосексуала) напоминает историю про то, как юный Долан–Тадрос писал своему кумиру Леонардо ДиКаприо. Занятный случай из жизни двух актеров на экране, правда, сводится к общим фразам и сценам, демонстрирующим, как важно найти человека, которому знакомо то же, что и тебе. Проще говоря, на выходе для режиссера эта история важнее, чем для зрителя.

Торжественная серьезность

Манера Долана всегда включала склонность описывать личные драмы на разрыв аорты. Однако если в его предыдущих фильмах хватало визуальной избыточности, вдохновленной клипами MTV и французской новой волной, то в глянцевом видеоряде «Смерти и жизни Джона Ф. Донована» теряется присущая режиссеру эмоциональность и субъективность. Остаются лишь юношеский пафос (Долану уже 30) и желание по кругу пестовать одни и те же переживания и травмы, уравнивая их с масштабными катастрофами. Руперт на голубом глазу говорит журналистке Times, что разборки на Среднем Востоке и землетрясения столь же существенны, как и его личная драма. Тезис, бесспорный в рамках человеческого переживания, но сомнительный с точки зрения планетарного масштаба и работы СМИ. Впрочем, как понятно из прошлого фильма, который должен был закрыть этап взросления в карьере режиссера, для Долана все личное – это конец света.

Фигура матери

Половина фильмов из семи картин Ксавье Долана посвящена сложным отношениям с матерью. В сыром, но искреннем и энергичном дебюте «Я убил свою маму» это выглядело эмоционально точно и эффектно; в «Мамочке» уже утомляло, но обретало легкий драматический рельеф; в «Это всего лишь конец света» – выглядело пройденным этапом. Но вот в «Смерти и жизни Джона Ф. Донована» он снова берется за старое – хотя за десять лет тема, кажется, пройдена вдоль и поперек. Однако снова есть робкая надежда, что через любовное письмо матери Долан все-таки отпустил ситуацию.

Музыка и визуал

Экспрессионистская манера Ксавье Долана всегда выражалась в избытке песен из сетки всемирного «ретро.фм» и новой поп-музыки (здесь – Rolling in the Deep Адель на титрах), многочисленных рапидах и эмоциональных образах, которые отражают внутреннее состояние персонажей (лучше всего – дождь из вещей в «И все же Лоранс», своего рода цитата из «Забриски Пойнт»). В «Мамочке» он также использовал границу кадра, чтобы создать эмоциональную тесноту главного героя. Все эти черты субъективного восприятия – от музыки до визуальной манеры – органично сочетались с сюжетами Долана и нивелировали шероховатости и даже недостатки его манеры повествования. В «Смерти и жизни Джона Ф. Донована» он сам себя лишил этого козыря, променяв его на квазиголливудский глянец. И эмоциональный запал ушел в песок.

Лица-маски

У Долана – фактурного и красивого артиста – безусловное чутье на чувственные типажи. В дебюте он сам играл центральную роль. В «Воображаемой любви» по юному «Аполлону» (Нильс Шнайдер) томятся снова сам режиссер и Монья Шокри, а на титрах появляется невозмутимый Луи Гаррель. В «И все же Лоранс» – солирует Мельвиль Пупо, а оттеняет его блестящая Сюзанн Клеман. В «Томе на ферме» он обращается к грубой мужественности через персонажа Пьер-Ива Кардинала, а сам примеряет кудрявый белобрысый парик ранимого юноши на похоронах возлюбленного. В «Мамочке» – вновь фигурируют Клеман и Энн Дорваль, а также юноша-модель, каких любит снимать Долан, – Антуан-Оливье Пилон. В «Это всего лишь конец света» режиссер заполучил целый артистический цветник: Гаспар Ульель в роли резонера, Марион Котийяр, Леа Сейду, Венсан Кассель и Натали Бай – на подхвате (все играют в полруки, но выразительно). Наконец, в «Смерти и жизни Джона Ф. Донована» – уже глянцево-трагичный брюнет Кит Харингтон, запертая в поверхностной роли Натали Портман, несколько хороших артистов (Сьюзен Сарандон, Тэнди Ньютон, Кэти Бейтс и другие) в жанре «кушать подано» и славные, не слишком выразительные Бен Шнетцер и Крис Зилка, не тянущие предполагаемую драматическую глубину. В микрокосме Долана выразительного лица обычно достаточно, но без его субъективной камеры поверхностность выглядит поверхностностью. Увы.

Вероятно, вам также будет интересно:

18 главных фильмов осени

5 отличных фильмов, которые провалились в прокате

15 лучших фильмов, основанных на реальных событиях

3 великих оператора, которые снимают очень красивые фильмы

13 лучших фильмов про секс

Фото: кадры из фильма

Часто проверяете почту? Пусть там будет что-то интересное от нас.

Это всего лишь конец света: фильм Долана «Смерть и жизнь Джона Ф. Донована»

Молодая звезда, любимчик Каннского фестиваля Ксавье Долан, которого любят называть вундеркиндом, хотя он в силу возраста уже таковым не является, год назад представил на кинофестивале в Торонто свой англоязычный дебют «Смерть и жизнь Джона Ф. Донована».

Съемки фильма "Смерть и жизнь Джона Ф. Донована" Компания Volga

Съемки фильма «Смерть и жизнь Джона Ф. Донована»

© Компания Volga

Это уже не первый его выход на международную арену — в 2016 году он привез в Канн истеричный «Это всего лишь конец света» с Венсаном Касселем, Марион Котийяр, Леа Сейду и Гаспаром Ульелем. Несмотря на такой внушительный актерский состав, фильм получился более чем странным и критиков не вдохновил, что не помешало жюри во главе с Джорджем Миллером дать ему Гран-при. «Спасибо, что поняли мой фильм», — в слезах говорил со сцены Долан, принимая приз. Но в Торонто в отличие от Канна нет жюри, которое могло вступиться за непонятого гения, и публика англоязычный дебют канадца не приняла. Не приняла настолько, что картина начала выходить в прокат только в марте этого года, до России добралась почти через год после премьеры, а в родной Канаде и вовсе выходит еще позже.

А сам Долан решил вернуться к истокам и снять фильм на родном французском с местными канадскими актерами и все такими же невероятными темпами. Уже в этом году он представил картину «Маттиас и Максим» в основном конкурсе Каннского фестиваля, примерно такой же невнятный, как и его предыдущая работа. Кажется, что режиссеру стоит передохнуть и перестать работать такими стахановскими темпами. При этом любопытно то, что, несмотря на раздробленность и размазанность сюжета в обоих фильмах, «Смерть и жизнь Джона Ф. Донована» сделан с большим размахом и амбицией и чувствуется более долановским, чем камерный и скромный «Маттиас и Максим».

Фильм начинается с того, что одиннадцатилетний Руперт Тернер (Джейкоб Тремблей) сидит со своей мамой (Натали Портман) в кафе и обсуждает, удастся ли ему встретиться со своим кумиром — актером Джоном Ф. Донованом (Кит Харингтон). Но его надеждам не суждено будет сбыться — через несколько минут он узнает, что Донован скончался у себя дома от передозировки снотворным. Оказывается, пять лет назад Руперт написал актеру письмо, тот неожиданно ответил, и в итоге все это время они вели оживленную переписку. Потом мы переносимся в Прагу, где очень важный репортер The New York Times Одри Ньюхаус в исполнении Тэнди Ньютон очень не хочет брать интервью у какого-то молодого актеришки, который опубликовал книгу о своей переписке с когда-то большой звездой Джоном Ф. Донованом. Молодой актеришка, как вы, наверно, уже догадались, и есть повзрослевший Руперт (Бен Шнетцер). Он уговаривает журналистку все-таки с ним поговорить, и мы флешбеками возвращаемся в его детство и в период разгара славы его кумира.

Кадр из фильма "Смерть и жизнь Джона Ф. Донована" Компания Volga

Кадр из фильма «Смерть и жизнь Джона Ф. Донована»

© Компания Volga

В результате долгого и беспорядочного монтажа были утеряны сюжетные линии не только с Джессикой Честейн и Беллой Торн, но и теми героями, которые остались, а также их предыстории и внутренний мир

Истории Руперта и Джона развиваются примерно параллельно: оба нелюдимые актеры, одного гнобят в школе, другого в мире шоубизнеса, оба борются со своими мамами. Конечно, Долан не мог обойтись без сюжетной линии со строптивыми родительницами, и если Сьюзан Сарандон в роли мамы Донована играет такую типичную долановскую мать, перемежая назойливую заботливость с небрежной жестокостью, то Натали Портман выглядит потерянной, потому что никак не может понять, почему же она так не любит своего сына. Диалоги между ними иногда настолько нелепые, что возникает ощущение, что весь этот фильм на самом деле фантазия маленького Руперта и все закончится, когда он проснется.

Если не брать во внимание тот факт, что в целом сложно себе представить переписку по душам между взрослым мужчиной и шестилетним мальчиком (а если такая и возникает, это скорее свидетельствует о том, что мужчина тоже, по сути, ребенок, но это уже повод для совсем другого фильма), то мы, по идее, через дружбу с Рупертом должны узнать о внутреннем мире Донована. Но Долан не использует потенциал Харингтона, и его лицо остается таким же непроницаемым, как в «Игре престолов». Он одинок, а статус большой звезды не позволяет ему открыто сообщить о своей гомосексуальности. Вот в общем-то и все, что мы узнаем про героя, в честь которого назван фильм. Про его жизнь нам сообщают урывками, которые должны сложиться в стройную картину его личности, но не складываются. С характером Руперта выходит поудачнее — он воплощает в себе все то, чем или кем не стал Донован. Но вот зачем в фильме была Кэти Бейтс в роли агента Джона, Джаред Кисо в роли его брата, Крис Зилка в нескольких сценах в роли несостоявшейся любовной интриги? Все эти персонажи неожиданно появляются, а затем так же неожиданно исчезают в монтажных склейках. При всем при этом у всех у них очень заковыристые имена: Уилл Джеффорд — младший, Барбара Хаггермакер… Масштабность имен никак не помогает героям удержаться в изменчивом мире режиссера.

Кадр из фильма "Смерть и жизнь Джона Ф. Донована" Компания Volga

Кадр из фильма «Смерть и жизнь Джона Ф. Донована»

© Компания Volga

Долан пытается оградить себя от неизбежной критики снобов и циников, чей обобщенный образ воплощает в фильме репортер Одри Ньюхаус, которая воротит нос от глупых проблем белых людей. На это повзрослевший Руперт отвечает тем, что все чувства имеют право на существование и нельзя обесценивать опыт человека, даже если он кажется смешным. Режиссер говорит о нелегкой судьбе сильных мира сего, которым бездушная толпа не дает быть самим собой, но так и хочется одернуть Ксавье и возразить, что, в общем-то, от этого страдает практически любой человек.

Несмотря на очевидный раздрай в сюжете и идеях режиссера, ни одна из которых так и не находит воплощения в фильме, по «Смерти и жизни Джона Ф. Донована» чувствуется, что у Долана есть потенциал большого голливудского режиссера, специализирующегося на беззастенчивых и громких мелодрамах

Съемки фильма "Смерть и жизнь Джона Ф. Донована" Компания Volga

Съемки фильма «Смерть и жизнь Джона Ф. Донована»

© Компания Volga

Но пока для этого ему не хватает душевного покоя. Даже его излюбленные сцены поцелуев, окутанные неоном, и бесстыдное использование популярных песен не дают эффекта этакого сладостного guilty pleasure и бьют невпопад. «Сильная» сцена, в которой Кит Харингтон сидит голый в ванной и поет вместе с братом «Hanging by a moment», или воссоединение матери и сына под дождем под «Stand by me», или «Bittersweet symphony» на заключительных титрах вызывают чувство неловкости. Такое же чувство оставляют и последние два фильма канадского режиссера, который как заведенный повторяет свои старые приемы, не привнося в них при этом никаких новых идей.

Рецензия на фильм СМЕРТЬ И ЖИЗНЬ ДЖОНА Ф ДОНОВАНА

Юный актер пишет письмо своему кумиру и нежданно-негаданно получает ответ — такова первоначальная задумка, вокруг которой выстраивает повествование «Смерти и жизни Джона Ф. Донована» Ксавье Долан. На эту идею режиссера натолкнули знаменитые «Письма к молодому поэту» Райнера Марии Рильке — написанные нежнейшим небесным языком жизненно важные послания большого художника начинающему автору. Прибавим к литературным впечатлениям биографический штрих: милое фанатское письмо восьмилетнего Ксавье, адресованное Леонардо ДиКаприо, осталось без ответа, даром что после фразы «я смотрел фильм «Титаник»» малыш приписал в скобочках «5 раз». Горько-сладкий поток детских воспоминаний и полноводная река мыслей великого поэта-модерниста слились в воображении Ксавье в картину, больше похожую на каскадный водопад, — неритмичную, прерывистую, но упоительно красивую.

Для рассказа своей первой англоязычной истории Долан использует рамочную композицию по принципу сквозной линии с элементами кольцевого построения. Фильм начинается со смерти звезды американского телешоу Джона Донована (Кит Харингтон), о которой наряду с другими персонажами истории узнает преданный поклонник актера и его друг по переписке, начинающий артист и школьник-аутсайдер Руперт Тернер (чудо-мальчик из «Комнаты» Джейкоб Тремблей). Затем действие переносится на десять лет вперед, и вот уже повзрослевший Руперт (Бент Шнетцер), состоявшийся актер, дает интервью важничающей журналистке Одри Ньюхаус (Тэнди Ньютон) по поводу своей книги «Письма к молодому актеру», основанной на переписке с Донованом. Рассказывая историю Джона и свою собственную, Руперт снова и снова мысленно возвращается в прошлое, погружая нас в стержневую сюжетную линию. Беседа с репортером является рамкой основной истории, но она все же не лишена незатейливой драматургии, что позволяет считать ее некой сквозной линией фильма, который предсказуемо закольцуется в конце: мы придем к тому моменту, с которого начали, будучи уже на другом уровне знания и понимания происходящего.

Рваный, рыхлый фильм Ксавье Долана похож на неуверенного в себе тинейджера, угловатого и нескладного, но обладающего той самой непосредственностью, ранимостью и прелестью, свойственной только подросткам. Этот парнишка словно учится кататься на скейте: хочет разогнаться и лететь, раздвигая руками небо экрана, как в «Мамочке», но что-то все время мешает — то неровности монтажа, то шероховатости сценария, — и он то и дело падает, а потом лихо вскакивает и продолжает гонку, улыбаясь обезоруживающей искренностью режиссера. «Смерть и жизнь Джона Ф. Донована», пожалуй, самый бледный фильм Долана: в нем нет наэлектризованной энергетики «И все же Лоранс», надрывного драйва «Мамочки», обнажающей чувства безвыходной камерности «Это всего лишь конец света»; диалоги порой искусственно-банальны, монтаж нелогично-бессвязен, а Джон Сноу так ничего и не узнал, хотя в фиолетовой рубашке смотрелся неплохо. И всё же это Долан, и он прекрасен — безупречной визуальной эстетикой с пристальными крупными планами красивых лиц, филигранно расставленным светом и магией цвета; излюбленными темами, неизменной клиповостью, яркими актерскими работами, среди которых выделяются ювелирно сыгранные Сьюзен Сарандон и Натали Портман роли мам двух главных героев.

Ксавье снова рассуждает о самоопределении и отношениях с матерью, конфликте между необходимостью быть собой и естественной потребностью быть принятым в обществе, тотальном одиночестве и невозможности открыться другому, запретной любви и настоящей дружбе. Звучат в картине и новые для режиссера мотивы: цена и природа славы, реалии современной киноиндустрии, чудодейственная сила кинообразов, способность кино менять жизни и мир. Мысль о том, что вроде бы незнакомый человек в какой-то момент может стать по-настоящему родным, оказаться тем единственным другом, который понимает, по-подростковому симпатична: каждый из нас хотя бы раз в жизни чувствовал, что лицо на экране или голос в наушниках значат гораздо больше, чем просто голос и просто лицо. В этой перспективе переписка Руперта и Джона кажется метафорой незримой, прочной, особенной связи между творцами и зрителями. Каждый день актеры и музыканты спасают миллионы одиноких сердец и потерянных душ, но порой всей безмерности нашей любви не хватает, чтобы спасти отчаявшегося художника. «Смерть и жизнь Джона Ф. Донована» о том, что нельзя предавать себя, «надо жить, а не лгать», до конца бороться за то, что тебе по-настоящему дорого, и ничего не бояться. «Быть может, все драконы нашей жизни — это принцессы, которые ждут лишь той минуты, когда они увидят нас прекрасными и мужественными. Быть может, все страшное в конце концов есть лишь беспомощное, которое ожидает нашей помощи», — пишет в одном из вышеупомянутых «Писем молодому поэту» Рильке.

Эти простые, но такие важные мысли в сочетании с идеальной картинкой, личной интонацией и той самой голливудской атмосферой банально-пронзительной светлой грусти искупают многочисленные недостатки фильма, который в результате оставляет мягкое, едва уловимое послевкусие жажды жизни и любви. Квинтэссенция всепобеждающей простоты и чистосердечности картины — поистине долановская cцена примирения Руперта с мамой: замедленная съемка, «Stand by me» в исполнении Florence and the Machine, заливающий экран дождь, и мальчик сквозь волны и ветер бежит к единственной маме на свете…

Абсолютизация чувств, обнаженность эмоций, очаровательный нарциссизм — Ксавье продолжает снимать так, как будто ему все еще семнадцать, и это круто. Потому что умозрительности, замысловатости и зашифрованных смыслов хватает и в жизни, и в кино, а искренности и там, и там недостает. Да и в конце концов, так ли уж тридцать отличаются от семнадцати? Мы любим Долана за то, что он настоящий, и в «Смерти и жизни Джона Ф. Донована» он себе не изменяет: если вы любите Ксавье, вы полюбите этот фильм всем брюзгам назло. А критикам, обвиняющим режиссера в самоповторах, претенциозности, эстетике без внутреннего содержания, заигрывании формальными приемами, попсовости, нарочитой мелодраматичности и далее по списку можете ответить чудесной цитатой гениального Рильке: «Творения искусства всегда безмерно одиноки, и меньше всего их способна постичь критика. Лишь одна любовь может их понять и сберечь, и соблюсти к ним справедливость».

Рецензия на фильм «Смерть и жизнь Джона Ф. Донована»

Сюжет фильма легко пересказать, не боясь спойлеров: мальчик пять лет переписывается с любимым актером, когда об этом становится известно, в обществе возникает нездоровый ажиотаж, актер внезапно умирает, через десять лет мальчик издает письма. Мальчик всю жизнь чувствует благодарность к своему другу по переписке, который спас его от одиночества, но не смог спасти себя.

Чтобы все это показать Долан выстраивает довольно сложную композицию. Повзрослевший поклонник актера Джона Донована, который сам стал актером, дает интервью журналистке. То есть он является рассказчиком. Однако, историю мы видим и глазами мальчика, и глазами Донована — в таких подробностях, какие мальчику знать неоткуда. При этом заметно, что хотелось-то Долану показать простую, чистую историю. Но похоже не сработало чувство меры.

Прием, когда рассказчик в фильме дает интервью, исповедуется священнику, говорит со следователем, использован много раз. Человек, к которому обращается рассказчик, проходит через недоверие или скепсис, а затем начинает доверять герою и в конце испытывает катарсис вместе со зрителем. Здесь Тэнди Ньютон в роли журналистки сперва не хочет брать интервью, считая молодого актера Руперта пустышкой, а его проблемы выдуманными — обычно ей приходится писать о войне в Афганистане или голоде в Африке. Этому веришь, но совсем не убедительно, когда журналистка все же проникается до слез и даже пропускает самолет, чтобы послушать своего собеседника.

Может быть, дело в том, насколько сбивчиво рассказан фильм. Долан монтировал его годами, постоянно переделывая, и все равно осталось ощущение, что он склеен странным образом. Ритм то слишком нервный, то слишком предсказуемый. Когда малыш Руперт бежит по лондонской улице в объятия своей непутевой матери, мы уверены, что это почти финал, но ничего подобного — впереди еще минут сорок размазывания манной каши по скатерти.

Смерть и жизнь Джона Ф. Донована

Одиннадцатилетний Руперт, прекрасно сыгранный Джейкобом Трэмблэ, вообще лучше всех в фильме. Его образ — самолюбивый талантливый мальчик, аутсайдер в классе, для которого общение по душам со взрослым другом оказалось способом не сдаться и не озлобиться. Воспитывает его мать (Натали Портман), разведенная актриса-неудачница, от которой сын постепенно отдаляется, а та ревнует. Как ни смешно, у Джона Ф. Донована тоже есть неидеальная мама — скандальная алкоголичка; ее убедительно играет Сьюзан Сарандон. Ну, и насколько хорош Руперт-Трэмблэ, настолько ужасен Донован в исполнении Кита Харингтона. Мискастинг просто ужасный, особенно учитывая, что Донован по сюжету плохой актер, и плохой актер на такой роли — уже перебор.

Беда еще в том, что и актерам хорошим играть почти нечего. Традиционные для Долана семейные скандалы выглядят здесь особенно надуманными. Почему бы матери Руперта действительно не водить его почаще на пробы? Зачем Донован на семейном ужине закатывает глаза и показывает, как ему неприятно? Более того, и главные конфликты фильма совсем не убедительны. Можно поверить в переписку фаната и актера, но не в переписку, которую ведет мальчик с 6 до 11 лет в темпе два письма в месяц. А еще не верится, что популярному актеру в Канаде 21 века трудно признаться в своей гомосексуальности, а также в то, что его за это будут травить коллеги.

О чем, кстати, многолетняя переписка Руперта с Донованом? Мы почти не знаем. В фильме цитируется только одно предсмертное письмо Донована с банальным призывом «будь собой!». Сказано, что Руперт — начинающий актер, и они с Донованом обсуждают трудности профессии, но это все за кадром. Мы не видим, как играет мальчик, едва видим Донована в образе. Режиссеру не интересны проблемы творчества, только проблемы гомосексуальности. Донован, конечно, не делится со своим молодым другом по переписке такими подробностями — тогда почему же взрослый Руперт в своем интервью столько о них говорит? И кто бы мог подумать: взрослый Руперт, оказывается, тоже гей, но открытый и счастливый. Ради такой жизнеутверждающей морали стоило терпеть два часа!

Обидно, что это, видимо, важный фильм для Долана. Персонаж Донован — его ровесник, который чувствует, что где-то разменялся в жизни, что слава и удача готовы улизнуть. Естественно, хочется провести параллель с положением режиссера, которому десять лет назад выдали множество авансов как вундеркинду, а теперь понемногу забывают. Долан этим фильмом как бы заклинает свой творческий кризис. В этом состоянии ему изменил вкус и появилась тяга к пошлому морализаторству. Неизвестно, зачем он вырезал из фильма всю линию с Джессикой Честейн, чтобы оставить напыщенные монологи Кэти Бейтс и Майкла Гэмбона («Дамблдор» появляется единственный раз, чтобы дать «мудрый совет» герою и убирается обратно в коробку).

И этот кризисный фильм был бы извинителен. Хуже то, что Долан здесь хотел прорваться на американский рынок, впервые сняв кино на английском языке. Отсюда выбор Харингтона: американцы узнают, заинтересуются. Это провал, ведь даже в Голливуде настолько политкорректно-нравоучительное кино выглядит плохо. Но совсем смешно, когда «по-американски» пытаются говорить с провинциальным французским акцентом.

Андрей Гореликов

«Смерть и жизнь Джона Ф.Донована»: новый фильм Ксавье Долана как эпистолярный броманс

На кинофестивале в Торонто показали новый фильм Ксавье Долана «Смерть и жизнь Джона Ф.Донована». Впрочем, не такой уж и новый в контексте творчества Долана.

Год 2006-й: мальчик Руперт (Джейкоб Тремблей, которому стоило дать «Оскар» за «Комнату», но он уже вызвал Хищников) и мама (Натали Портман, у которой «Оскар» уже есть) ругаются из‑за странных писем от какого‑то мужчины. А по телевизору вдруг сообщают о смерти кинозвезды Джона Донована (Кит Харингтон) — и для ребенка эта новость становится чем‑то вроде 11 сентября. Монтажная склейка — и год превращается в 2018-й. Политическая журналистка (Тэнди Ньютон) неохотно соглашается сделать интервью с молодым писателем-тире-актером (Бен Шнетцер). Когда они садятся за стол, выясняется, что он — и есть тот самый мальчик, который выжил. Именно он отчасти виноват в падении звезды, потому что накануне смерти Джон Донован вел с незнакомым ребенком насыщенную переписку. И в ней спокойно рассказывал о своей гомосексуальности, которую в 2006 году приходилось скрывать от всего остального мира — хотя бы ради того, чтобы получить роль супергероя в комиксе от Disney.

Мальчику тоже было, чем поделиться с актером: одноклассники травили его за гомосексуальность, а мать-одиночка — сама не состоявшаяся актриса — запрещала ходить на прослушивания на роли в рекламе. Однажды ребенок так отчаялся, что написал обо всех своих бедах кумиру из любимой мыльной оперы вроде «Зачарованных», — а тот вдруг взял и ответил. Это стало началом прекрасной дружбы — до тех пор, пока не произошла катастрофа.

Кит Харингтон

1 из 8

Джейкоб Тремблей

2 из 8

Натали Портман

3 из 8

Сьюзан Сарандон

5 из 8

Джессика Честейн

8 из 8

«Смерть и жизнь Джона Ф.Донована», несмотря на сокрушительный рейтинг критиков на сайте RottenTomatoes, фильм более чем хороший — просто его автор имел неосторожность загнать себя в такой производственный ад, после которого от него не ждали ничего, кроме чуда. Сперва Долан объявил, что снимет ленту на английском языке, чем, по сути, подписал декларацию независимости от Канады — и добровольно лишил себя кучи льгот. А затем собрал самый амбициозный в своей жизни актерский ансамбль — Кита Харингтона и Джейкоба Трамблея, Натали Портман и Сьюзан Сарандон, Кэти Бейтс и Джессику Честейн. Потом на два года забаррикадировался в монтажной комнате и выходил на свет божий лишь для того, чтобы сообщить какую‑нибудь плохую новость: вот он целиком вырезал из фильма Джессику Честейн, а вот он отказался от приглашения в Канны. Когда Долан предпочел Каннам и Венеции домашний фестиваль в Торонто, стало окончательно ясно, что с фильмом что‑то не так.

Перед премьерой в не самом большом из залов фестиваля в защиту фильма было произнесено целых три речи — от креативного директора TIFF, от министра страны по мультикультурализму и от самого режиссера. Последний был сентиментален даже по собственным меркам: прочитал свое мальчишеское письмо к Леонардо Ди Каприо и заранее объяснил идею фильма: «В детстве мне было бы легче принять свою гомосексуальность, если бы я знал, что кто‑то вроде Джона Сноу может быть геем». А затем зал на два часа погрузился в тревожный, но все-таки прекрасный сон.

Больше всего фильм ругают за то, что в нем все — чрезмерно. Если воссоединение родных, то с обязательной пробежкой в рапиде под дождем из инстаграм-фильтров. Если музыка, то в диапазоне от «So Kiss Me» до «The Bittersweet Symphony». Если какая‑то мысль важна для режиссера, то ее проговорят четыре раза: дважды во флешбэках из 2006 года и дважды в интервью из 2018-го. Прием с интервью между актами тоже кажется чрезмерным. Объясняться со зрителем таким образом — прерогатива уставшего Ларса фон Триера, а не одного из самых энергичных и изобретательных молодых режиссеров. У интервью внутри фильма, кстати, идеальный тайминг — беседа заканчивается как раз вместе с пленкой на аудиокассете. Но у самого фильма такого чувства ритма нет: как и его вспыльчивые и страстные герои, Долан, если уж заведется, то не знает меры.

Еще один повод ругаться — в том, что все геи у Долана открыточные; другими словами, это кино не очеловечивает их, а только подыгрывает самым глянцевым стереотипам. В этом смысле Долан находится на той же стадии, на которой находился Голливуд, когда требовал, чтобы все актрисы были высокими немногословными блондинками с пушистыми ресницами и большими глазами.

Но хорошая — и куда более важная — новость в том, что страстность и перфекционизм Долана по-прежнему очаровательны. Герои принципиально не помещаются на экране: их лоб и макушка почти всегда остаются за кадром. То ли это намек, что нам никогда не увидеть, что происходит в их головах; то ли констатация того, что их страдания не знают границ; то ли Долан созрел для того, чтобы проповедовать за пределами кинотеатров.

В любом диалоге по-прежнему кроется такой заряд экспрессии, что, когда герои ругаются, хочется спрятаться под кресло. Тридцатилетняя мать ссорится с одиннадцатилетним сыном, и каждая его реплика написана как реплика взрослого, а ее — как ребенка; и этот старый прием Долана, кажется, не перестанет работать никогда.

Поп-баллады из плеера режиссера могут показаться бесстыжими в своей пошлости, но зато сколько в них искренности — и сколько радости от открытия редкой кавер-версии на «Stand by Me»! В одной из сцен герой слышит, как на саундтреке включается песня, и просит сделать ее погромче — и это до того чувственный момент, что не так уж и важно, что он нагловато повторяет сцену из «Мамочки», в которой герой раздвигал руками экран.

Английский дается режиссеру хуже, чем французский, поэтому в фильме нет той удивительной полифонии человеческих трагедий, какая была в киноспектакле «Это всего лишь конец света». Несмотря на все старания актеров второго плана, на этот раз все разговоры — и песни — только о проблемах Джона Ф.Донована. Даже мальчика Руперта как такового не существует: он — лишь маленький Джон, который вырастет и пойдет немного другим путем. И оттого останется жив — благодаря жертвоприношению своего кумира.

Но правда в том, что проблемы вымышленного Донована стоят того, чтобы на них зациклиться так, как это сделал Долан. Фильм погружается в психологию знаменитостей гораздо глубже, чем недавняя «Звезда родилась», — хоть и не так смело, как «Голос люкс». Закадровые отношения актера-гея с продюсерами кинокомикса от Disney — маленькая деталь, которая может увековечить весь фильм. А история очень одинокого человека на луне, переписывающегося с ребенком, кажется неснятым байопиком о Майкле Джексоне. Долан здесь и режиссер, и сценарист, и монтажер, и художник по костюмам, но трогательнее всего то, что в соавторы сюжета он взял маленького Джейкоба Тремблея — и тем самым превратил фильм в памятник их исключительной дружбе, в своего рода эпистолярный броманс.

В одном из последних писем Джон признается мальчику: «Работая над кучей вещей, я забывал работать над собой». Лучшего урока из этого фильма не извлечь — ни зрителям, ни самому режиссеру. Совершенствуясь в своем ремесле, люди иногда забывают взрослеть — и в итоге обнаруживают, что виртуозно рассказывают одну и ту же историю миллион раз. Долан в этом хотя бы признался — а дальше уже дело за зрителем. Героический пример у нас теперь есть.

Максимально образно о конкретном — в инстаграме «Афиши Daily».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.