Уютный трикотаж: интернет магазин белорусского трикотажа

Боков алексей продюсер – Алексей Боков | Школа Событийного Продюсирования Алексея Бокова

Боков алексей продюсер – Алексей Боков | Школа Событийного Продюсирования Алексея Бокова

Содержание

Алексей Боков | Школа Событийного Продюсирования Алексея Бокова

Родился 23 февраля 1974 года.

Занимается продюсерской деятельностью с 1995 года. Запускал программу Сергея Шолохова «Тихий Дом» на Первом канале, до 1999 много работал на телерынке, затем ушел в «свободное плавание» и создал свое понятие событийного маркетинга посредством соединения пиар-технологий, BTL и телевизионного опыта.

В 2000 году создал продюсерское агентство BOKOVFACTORY.

В 2004 году агентство запускает ежегодную церемонию GQ «Человек года» и продюсирует ее до 2009 года включительно. Также BOKOVFACTORY продюсировало церемонии World Class Fitness Awards, «Женщина Года Glamour», Elle Style Awards, Harper’s Bazaar 10 Years Annual Award, в 2006 и 2007 годах – Национальный Телевизионный конкурс ТЭФИ, c 2006 по 2008 гг. — премию в области современного искусства «Инновация».

С самого начала работы BOKOVFACTORY Алексей Боков уделял много внимания искусству. В 2001 году он получил «Серебряный венок» на фестивале «Мода и стиль в фотографии» в номинации «Арт-продюсер года». В 00-е Боков продюсировал такие арт-проекты, как выставка «Эпоха топ-моделей» фотографа Жиля Бенсимона для журнала Elle, проект Dolce Revolution Владислава Мамышева-Монро, выставка «Время Настоящее» — самые значимые российские персоналии современности глазами Ренаты Литвиновой, проект «12» фотохудожника Евфросины Лаврухиной. Также работал с группой AES+F: «Отелло. Асфиксиофилия» (1999), «Лесной царь» (2001–2003).

В 2007 году Алексей Боков создал Школу событийного продюсирования, c лета 2013 — вице-президент Академии журналистики ИД «Коммерсантъ». Окончив в 2013 году EMBA Сколково, Алексей основал Alumni Skolkovo Fair — ярмарку вдохновляющих проектов выпускников Сколково.

С 2013 года команда BOKOVFACTORY продюсирует ежегодный международный кинофестиваль им. Андрея Тарковского «Зеркало» в Ивановской области, а Алексей Боков является его генеральным продюсером.

Полная биография / читать далее

producerschool.ru

Алексей Боков

Алексей Боков – продюсер церемоний «Человек года GQ», «Женщина года Glamour». Как театральный продюсер работал с Андреем Кончаловским, как арт-продюсер – с Владом Монро и Ренатой Литвиновой. Эпитеты «эксклюзивный», «концептуальный» часто звучат в связи с его проектами, но в этих случаях они всегда обоснованны.

– В сознании обывателя продюсер – это человек, манипулирующий финансами.

– Это в шоу-бизнесе. Таких, как я, более точно будет назвать креативными продюсерами, например, театр поддерживается государством. Это не бизнес как вложение в товар и получение прибыли. Любой театральный проект, каким бы коммерческим он ни был, долгое время не окупается даже при постоянно полном зале. Понятно, что Додин – гений. Но если бы его Театр Европы не вошел в число шести поддерживаемых Федеральным агентством по культуре, то не факт, что он бы нас на следующий год радовал новыми постановками.

– Выходит, со времен Мольера не так уж много и изменилось. В те времена государство – это Людовик, а сейчас государство – это Сбербанк, и театры стремятся сделать его своим покровителем.

– Я бы не ставил вопрос так, потому что время огульного спонсорства прошло. Но государство не выделяет субсидий на современное искусство, за исключением специальных мероприятий, вроде биеннале. И потому это искусство часто бывает на злобу дня, более свободно от догм.

– Вы занимаетесь только тем, чем хочется?

– Да, я очень люблю то, что я делаю. И я понимаю, что, только повышая планку, мы сможем задавать уровень в этой области. Моя ниша – интеллигентно-концептуальная, хотя я уже не люблю слово «концептуалист». Мне больше нравится «перфекционист». Шоу-бизнес меня не привлекает: это все крупно, перья, блестки. Глобально, но не перфектно. Противоположность этому – моя последняя работа, церемония «Человек года GQ» в Малом театре. Все в смокингах и вечерних платьях. Люди года – Эрнст, Роднянский, Чулпан Хаматова, Парфенов. Все очень красивые, я доволен и людьми, и сценографией, и местом. Все должно быть подчинено идеям интеллекта или же перфектности.

– Вы в личной жизни тоже перфекционист?

– Редкостный лентяй! Я шторы купил в Швейцарии и все не могу их повесить. Скоро сестренка Аринушка должна приехать из Петербурга – надо хоть сейчас это сделать.

– Какая новость вас зацепила?

– Выступление министра иностранных дел господина Лаврова в Америке. Лавров официально заявил, что американцы имеют полное право на постсоветское пространство, но должны выражать свои взгляды не так явно. Очень странно и само заявление, и отсутствие резонанса – министра после этого следовало бы элементарно отправить в отставку.

– Странно и то, что США претендуют на постсоветское пространство, будучи не в силах справиться со своим собственным.

– Ну, от этого их аппетиты не уменьшаются. Они вообще действуют не поступательным образом – «давайте сперва с Ираком разберемся, а потом займемся Украиной и Грузией», – а параллельно. Я за независимость этих государств, хотя симпатизирую и имперской идеологии. Но почему никто не думает о народе? Я был летом на Украине и видел, что народ воет. Мне людей жалко.

– Какую модель отношений вы бы предложили?

– Я за созидание, за объединение всех славянских государств.

– Панславистская идеология – старая идеология.

(Смеется.) Вечная! Но пусть это будет не поглощение, как в панславизме, а созидание. Почему Европа, стирая границы, не стирает культурное многообразие, языковые ценности? Я очень европейский человек, хотя учился в Америке. И я очень ратую за те процессы, которые происходят в Европе. Старушка Европа задыхалась, но благодаря им она стала сильным противовесом Америке и Азии.

– А в Америке вам хорошо было?

– Я сбежал оттуда. Насколько там уютно и приятно, настолько же пусто и глупо. А американцы очень сильно одержимы национальной идеей Спасения Собачки. Как-то в Бостоне у старушки собачка упала в колодец. И все новостные каналы были охвачены истерией, все спасали собачку. В какой-то момент эта no problem life становится неприемлемой. Хотя на руинах такого интеллектуального и социального бытия часто вырастает очень интересное искусство.

– Что вас связывает с Петербургом?

– Хотя я вырос в Петербурге, сейчас меня с ним связывают только эмоционально-трогательные отношения, к моему великому сожалению. Последнее, что я там делал – церемония награждения лучшего рассказа, посвященного городу, когда праздновали трехсотлетие. Победил рассказ Ипполитова, хотя я бы отдал приз Москвиной. Кстати, ее последнюю книгу я бы рекомендовал иметь каждому как учебник, в обязательном порядке.

– А прописка у вас какая?

(Смеется.) Московская.

www.sobaka.ru

Боков Алексей — событийный продюсер

Для тех, кто далек от медиапространства, он может быть незнаком. Сложно одним слово охарактеризовать то, чем он занимается. Но одно можно сказать точно, что Боков Алексей — человек во многом опережающий свое время. Он сам создает вокруг себя профессиональную деятельность.

Образование и первые шаги в профессии

Алексей Боков родился 23 февраля 1974 года. Окончил EMBA Сколково. Выступил основателем ярмарки Alumni Skolkovo Fair. Она призвана вдохновить выпускников школы, которую окончил сам в Сколково.

Человек года GQ

Именно он ввел понятие в медийный мир светской Москвы — событийный маркетинг. Это некий сплав пиар-технологий, BTL (методы непрямой рекламы) и СМИ. А также пробовал себя в качестве актера, преподавателя, ресторанного деятеля, но в первую очередь он, конечно же, продюсер.

BOKOVFACTORY

Алексей Боков является основателем продюсерского агентства BOKOVFACTORY, очень большое внимание в котором всегда уделялось вопросам искусства. Известных и успешных проектов агентства просто не счесть. Но главными достижениями BOKOVFACTORY можно считать следующие проекты:

  • премия «GQ Человек года»;
  • конкурс ТЭФИ;
  • премия «Женщина года» по версии журнала Glamour;
  • кинофестиваль «Зеркало» имени Андрея Тарковского;
  • фестиваль «Заповедник» имени Сергея Довлатова;
  • Международный фестиваль современной хореографии Context Diana Vishneva;
  • выставка «Время Настоящее»;
  • и т. д.

Именно за приверженность искусству в деятельности агентства Боков получил «Серебряный венок» в 2001 году.

Школа событийного продюсирования

Это одно из его последних детищ. Как он говорит сам, к созданию этой школы он шел долгих восемь лет. В ней он привлек к работе лучших специалистов продюсирования по таким разным направлениям искусства, как классический театр, кинематограф, телевидение, радио. Боков убежден, что в таком деле, как продюсирование, нужно учиться наитию, чувству прекрасного, а не следовать каким-то правилам.

Боков Алексей

Продюсерскую деятельность он сравнивает с дирижерской. Только вместо скрипок и виолончелей нужно ловко дирижировать креативными, экономическими, финансовыми и медийными процессами.

Он обожает учиться новому сам и стремится обучить других тому, что осознал и впитал за эти годы. Проводит лекции, в том числе и открытые, на которых поясняет, как эволюционирует продюсирование.

Человек года

В 2004 году агентство BOKOVFACTORY запустило и спродюсировало такое эпохальное мероприятие, как ежегодная премия «GQ Человек года». И продолжало это делать еще 5 лет, но с 2010 года премию продюсируют другие.

В рамках события каждый год выбирается человек года в следующих номинациях:

  • актер;
  • лицо с экрана;
  • открытие;
  • музыкант;
  • режиссер;
  • бизнесмен;
  • продюсер;
  • автор;
  • ресторатор;
  • спортсмен;
  • политик.

Как видно, премия пытается охватить все сферы медийного, театрального и, конечно же, интернет-пространства России. В течение всего года прослеживается деятельность в каждой категории и отбирается 5 лучших. А из них в дальнейшем выбирается лучший из лучших, которому и вручается премия.

В каждой из категории вручается только один приз. Из пятерки лучшего выбирают сами читатели журнала GQ. Они голосуют вплоть до конца июля. В сентябре победители становятся известны общественности, а в октябре появляются на страницах самого GQ.

fb.ru

Светские продюсеры | Блогер katyanochek на сайте SPLETNIK.RU 12 мая 2011

И снова здравствуйте! 🙂 Продолжаю знакомить Вас с интересными статьями журнала «Sex and the City». На этот раз опубликовываю колонку о светских продюсеров.

ВНИМАНИЕ! Перепечатывала сама, так что ошибки возможны. Заранее извиняюсь за них. Фото выбирала сама, так что они отличаются от тех, что в журнале. ___________________________________________________________________________ Со стороны может показаться, что светская жизнь – саморегулирующийся хаос. Новые лица появляются автоматически, фотографы ловят самых стильных, а журналы печатают репортажи с дней рождения никому не известных дам просто так. Ха-ха-ха. В действительности колесо светской жизни заставляют вертеться несколько усердных белок, просто не все их знают. Допустим, у вас денег и платьев больше, чем связей и приглашений. Срочно знакомьтесь с Петей Аксеновым. Скорее всего, он приедет на «роллс-ройсе», представится художником и, скромно перебирая четки, расскажет про родовое поместье под Москвой. Потом прозвучат пулеметная очередь из имен, марок, планов и предложение запечатлеть собеседницу, ее ребенка, собачку, дом – кто посимпатичнее – на разворот в … (названия журналов варьируются в зависимости от того, с каким из них сейчас сотрудничает Петя). Дальше – ужинать в самое модное место, и в финале окажется, что джентльмен забыл бумажник… Готовьтесь, склероз хронический: кому Петя должен – он прощает. Но отдадим ему должное – ужины отрабатывает честно. Стилист об бога, он превратил в «икону стиля» не одну женщину без определенного рода занятий.
Петр Аксенов и Мирослава Дума
Как ему это удается? Да и вообще кто он и откуда? Как ни странно, из Москвы. Конечно, никаких имений, но в провинциальности злые языки обвиняют его зря. Музыкальная школа ,художественное училище и попытки окончить аж два богословских института – все правда. Был даже диплом, тема которого созвучна творчеству Дэна Брауна («Статус мирян на примере католической церковной организации Opus Dei»). Хотя никто не может сказать, защитился ли в итоге наш герой, но ведь высшее образование – не корочка, в конце концов, а состояние души. Религия не мешала работать Пете стилистом для Vogue и другого глянца. Именно тогда Аксенов завел полезные связи в журналах и впервые воспользовался ими, став арт-директором кафе «Галерея», которое он быстро превратил в самое модное место. Сделав дело, Петя бросил арт-директорство и стал сначала фотографом, а затем и художником (в ряде случаев – по интерьерам). Его самовыражение в искусстве удивительным образом совпало с желанием олигархесс открывать галереи: Аксенов выставлялся в RuArts Марианны Сардаровой и в галерее «Эрмитаж» Кристины Краснянской. Он помог обеим привлечь внимание прессы к новым местам, а себя обеспечил на пару лет «роллс-ройсом» (не стоять же лишнему авто в гараже без дела?) и вояжами на арт-ярмарки и в другие приятные места (разумеется, за счет галеристок).
Петр Аксенов и Андрей Григорьев-Аполлонов
Веса в искусстве Петя добавлял себе многозначительными намеками на то, что пишет портрет первой леди с натуры. Кто-то даже верил. Сейчас творения Пети висят в кондитерской «Булка», но в изображениях первая леди не угадывается даже отдаленно. В процессе пиара себя и разных галерей Аксенов набрел на свой главный «талант» — умение зажигать звезд. Дальше се оказалось просто.
Петр Аксенов, Андрей Малахов, Марианна Сардарова
В Москве и области сидит энное количество обеспеченных всем домохозяек: в среднем 30+, дамы двоих или троих малышей (хотя по тюнингованным телам не скажешь), которым совершенно нечем заняться. Новые наряды выгулять – и то негде – не к соседке же в кринолинах ходить. На приличные мероприятия этих клуш никто не зовет, и Петя для них просто незаменим. Во-первых, он каждый сезон устраивает юбилеи, свадьбы и даже похороны (брендов) со строгим дресс-кодом. Для каждого суаре приобретение нового туалета обязательно – мужу и возразить нечего. Ведь все эти вечеринки превращаются в светскую хронику, а фото для прессы Петя отбирает сам. Во-вторых, Аксенов может организовать пафосное торжество или по крайней мере, пафосный репортаж с любого торжества. Вот что вспоминает подруга одной и жертв Петиного обаяния: «Аня позвала на день рождения в какой-то непонятный ресторан. Накануне вынесла мозг по поводу того, какого цвета у меня должно быть платье. Приехала, захожу, а там – софиты, провода по всему залу, жара дикая. Именинница в безумном мейке и с начесом в три этажа еле ходит в корсете со шлейфом. Ни сесть, ни потанцевать, ни выпить – из угла Петя командует гостями и фотографом. Промучилась часок и сбежала. А через пару месяцев увидела репортаж с того праздника в журнале Tatler. Удивилась очень – Аня же совсем не светский персонаж…»
Алена Ахмадулина и Петр Аксенов
Это еще что – Аксенов настолько любезен, что построит гостей перед камерой хоть на Средиземноморье (вылет за счет принимающей стороны), хоть на Карибах. И гарантирует глянцевый результат через пару месяцев. Но в какой-то момент трансакционные издержки Пети переходят границы разумного. Он все чаще «забывает» бумажник – и не только в ресторанах, но и в бутиках. Осмеливается просить хозяйку борта отменить окрашивание волос в Париже ради того, чтобы встретить его в Венеции. Или обещает привести большую компанию на вечеринку к «старинной подруге» стеле Маккартни, а на фейсконтроле выясняется, что Петя сам прошел туда с кухни. Все это вынуждает Петиных «Подруг» рвать отношения, отбирать авто и отправлять Петю в Москву первым же регулярным рейсом. Там, впрочем, он быстро заводит новых знакомых, и продолжение следует. Некоторые Петины «бывшие», отделавшись от него, спешат на следующую ступеньку светской карьеры – в общество
Михаила Друяна
. У него и вечеринки «покруче», и общество более «избранное». Ничего удивительного. В отличие от Аксенова Друян звезд не зажигает – он с ними дружит. У Миши тонкое чутье на правильные компании и, что еще важнее, на «вожаков», построив отношения с которыми, автоматом получаешь всех. Впрочем без такого нюха мальчик, приехавший в МГИМО на практику из Красноярска, не стал бы героем этого материала.
Артем Михалков и Михаил Друян
Главным итогом учебы стал не диплом юриста, а тот факт, что Миша стусовался с однокурсниками, начал работать на радио и остался в Москве. Круг, в который Миша попал с самого начала, вынудил его выбрать стиль поведения: нужно было зацепиться в «домах». Друян никогда не мнил себя равным хозяевам – наоборот, всегда был готов к исполнению самых обременительных просьб. Он до сих пор, не жалея сил, ублажает надоедливых старушек и капризных детей. Со временем характеристика «хороший человек» стала просто его профессией. Миша симпатичен всем – даже кавказским мужьям и еврейским мамам. Одним словом, приглашения провести лето на Сен-Барте или Лазурке Миша получает на правах домашнего любимца. Гость, впрочем, он прекрасный: позитивен, может приготовить завтрак и уж точно не потребует отменить куафера. Скорее сбегает за кофе, пока «девочки» в сушке, и не станет портить подруге «отмечалку», подгоняя гостей под каноны глянца. Талантливый организатор, он устроит незабываемый день рождения, свадьбу, детский праздник…Цена вопроса – ответные любезности, которые все, впрочем, делают с радостью. Михаил Друян с Ульяной Цейтлиной Угадайте, куда пошел бомонд после показа бывшей клиенты Друяна Алены Ахмадулиной? Конечно, на театральную постановку, которую спродюсировал Миша, — с Алисой Хазановой в главной роли. Или с чего вдруг Сати Спивакова, Татьяна Рогаченко, Ксения Собчак и прочие светские дамы кинулись шить платья у Мишиного друга Саши Терехова? Михаил Друян и Татьяна Арно Активность и осведомленность Друяна поражает. Он первый позвонит. Если Вы собрались на кинофестиваль, и предложит помочь с платьем (скорее всего, от того же Терехова) и драгоценностями (тут возможны варианты). Вы оказались в Китае и не знаете, куда податься? Миша пришлет с десяток подробных смс. Михаил Друян и Надя Сказка Друян виртуозно жонглирует клиентами и друзьями: сегодня он устраивает вечер спонсорского шампанского с подругами, а завтра этот же напиток рекой льется на вечеринке в не чужом ему ресторане. Именно к Друяну обращаются организаторы мероприятия, если не уверены в своих возможностях собрать селебров. Ведь Софико Шеварнадзе, Татьяна Арно, Дарья Спиридонова ходят не везде. Владельцы ресторанов, салонов красоты, стоматологических клиник, бренд-менеджеры, главные редакторы глянца – все торят дорожку к Мише, так как это самый короткий путь ко многим светским персонам. Михаил Друян и Сати Спивакова Периодически Миша с Петей сталкиваются лбами. Например, они долго не могли «поделить» Марианну Сардарову. По последним данным, победа осталась за Друяном. Аксенов попытался взять реванш на другом участке фронта: стоило Друяну порвать с модельером Аленой Ахмадулиной и задружиться с ее бывшей партнершей Оксаной Лаврентьевой, как Аксенов за пару недель сколотил команду поддержки Алены. Теперь мы можем наблюдать «могучие советские кучки»: Ахмадулина-Аксенов – в одном конце зала, Лаврентьева-Друян – в другом. И мальчики сверкают глазами куда более гневно, чем девочки. Но еще больше, чем при встрече, Петю с Мишей скрючивает при появлении Алексея Бокова. Алексей Боков, Андрей Малахов, Яна Рудковская, Павел Каплевич Если боков позвал Вас на мероприятие, поздравляю – Вы в топе. У него самые крутые вечеринки, самые звездные селебры и фантастические спонсорские бюджеты. Он продюсирует серьезные спонсорские проекты и даже совладельцем ресторана является не понарошку – что подтверждают скидки знакомым. То, чем в поте своих лиц зарабатывают на хле_б с маслом Аксенов и Друян, для Бокова не актуально. Он сумел сделать почти ругательное слово «продюсер» доходным бизнесом и образом жизни. Алексей не стесняется заявить: «У меня нет «клиентов» или «друзей-приятелей», только партнеры. Мне интересно делать проект с тобой на таких-то условиях. Ничего личного». Но! Почему-то именно к нему тянутся все – от редакторов и галеристов до олигархов и госчиновников. Приглашения Бокова не отвергает никто, его твиттер – просто энциклопедия светской Москвы: хочешь знать, где сегодня «правильны» люди? Там написано. Алексей Боков и Мария Байбакова Можно долго рассуждать, поему Алексей стал Зевсом на московском светском Олимпе. Энергия, трудолюбие, харизма – безусловно. К тому же он не дает женщинам платить за себя в общепите. А если без шуток, то Боков просто позволяет людям быть собой. Он не заставляет «огламуриваться» без повода или пить «модный», но невкусный коктейль. С ним не нужно ходить в определенные места или покупать платья определенного модельера. Леша рванет среди ночи куда угодно, легко втянет всех в неумелый, но веселый пляс, первый напьется до беспамятства и первый посмеется наутро над собой и остальными. Одним словом, с Боковым чувствуешь себя крутым и одновременно бесбашенно веселым. А что еще нужно уставшим успешным трудоголикам? Правда попасть в его тусовку сложно – Алексей предпочитает реальных персонажей, занятых самореализацией и общественно значимыми проектами. Деньгами или недвижимостью в престижном месте тут не обойдешься. Единственный гарантированный вариант – стать «звездой» — хоть по части маникюра – и он вас сам найдет. Алексей Боков и Рената Литвинова Алексей Боков и Тина Канделаки Впрочем, кого из этой троицы выбрать в качестве личного светского лифтера – и выбирать ли вообще – up to you. Источник — журнал «Sex and the city»

www.spletnik.ru

Открыт набор в Школу Событийного Продюсирования Алексея Бокова — Look At Me

Школа Событийного Продюсирования Алексея Бокова объявляет набор на весенне-летний курс обучения. 

Школа, уникальная в своем роде, была создана в 2007 году. Школа сразу привлекла аудиторию, заинтересованную в получении продюсерского образования и опыта.

«Школа выросла из очень простой идеи: мы захотели сделать мир вокруг более профессиональным» — говорит о Школе Алексей Боков.

Студентам Школы предоставляется возможность ознакомиться с основными реалиями современного продюсирования церемоний, событий, теле- и кино-проектов и  другими сферами, требующими квалифицированного творческого воплощения. В программу обучения входят мастер-классы и практические занятия, на которых у учащихся есть возможность не только узнать много нового о продюсерском мастерстве, но и на деле применить свое знание инструментов продюсирования.

Преподавание в Школе Событийного Продюсирования базируется на богатом опыте не только ее основателя,  российского событийного и арт-продюсера Алексея Бокова, но и представителей различных сфер продюсирования, мастер-классы которых входят в программу обучения. В списке преподавателей:

Александр Цекало – телевизионный продюсер
Артур Джанибекян — основатель и генеральный продюсер Comedy Club Production
Андрей Фомин – продюсер, шоумен
Вячеслав Муругов – генеральный директор телеканала СТС
Ива Стромилова – генеральный продюсер Bazelevs Production
Игорь Лутц – генеральный директор компании BBDO
Наталья Синдеева – генеральный директор телеканала «Дождь»
Павел Каплевич – театральный художник и продюсер
Татьяна Курбатская – ресторатор («Марио», «Палацо Дукале»)
Элла Стюарт – председатель совета директоров BBDO
Яна Рудковская – музыкальный продюсер
и другие. 

 

 

В конце обучения каждый слушатель защищает дипломный проект. Сделать его ярким и незабываемым — задача и мечта каждого студента После защиты выпускники могут с гордостью носить звание дипломированного продюсера. Хотя, конечно, продюсером человека делает не наличие диплома, а опыт и удача. Ну, а попасть в Школу и пройти в ней учебу — уже счастливый случай.

 

Со дня существования Школы было успешно выпущено девять групп. Выпускники успешно работают самых разных сферах и уже знают ответ на два основных вопроса: «Что делать?» и, самое главное, «Как?».

 

Занятия проходят по адресу: ул.Трубная д.12

По всем вопросам обращайтесь:

8-495-626-87-76

http://www.producerschool.ru/

[email protected]

www.lookatme.ru

Программа обучения | Школа Событийного Продюсирования Алексея Бокова

Курс использует авторскую концепцию бизнес-продюсирования. Он предназначен как для представителей креативных индустрий, которые хотят улучшить свои бизнес-навыки, так и для бизнесменов, которые хотели бы научиться более творческому подходу к рынку и выделяться за счет этого среди конкурентов. Обучение разбито на модули, каждый из которых занимает 3-4 дня — это удобно для студентов из других городов и позволяет совмещать обучение с работой.

Автор курса Алексей Боков имеет опыт от создания и продюсирования церемоний («GQ Человек года», «Инновация», ТЭФИ и др.), фестивалей (Международный фестиваль им. Андрея Тарковского «Зеркало», Международный фестиваль CONTEXT. Diana Vishneva и др.) до арт- и образовательных проектов.

Пройдя курс «Бизнес-продюсирование», вы:

• Расширите свой взгляд на бизнес за счет работы с людьми из креативных индустрий

• Получите опыт одних из самых успешных продюсеров и бизнесменов из разных сфер в применении к своему проекту

• Получите навыки и умения, которые помогут по-новому взглянуть бизнесменам на бизнес, а продюсерам на творчество

Особенности курса:

• Фундаментальный, но при этом практический подход с разбором личного прогресса каждого студента

• Целенаправленная работа над вашим проектом от поиска идеи до реализации вместе с лучшими экспертами в выбранной сфере.

Обучение длится 5 месяцев и возможно без отрыва от бизнеса и других дел. Курс состоит из 5 модулей по 3-4 дня и работы между ними.

Алексей Боков: «Опыт выпускников Школы событийного продюсирования говорит, что сегодня одних профессиональных знаний уже недостаточно для успеха. Мы учим более широкому взгляду и навыкам, необходимым для того, чтобы стать номером один».

Содержание модулей

Модуль 1. Creative idea (февраль 2020)

— области и сферы продюсирования
— обзор кейсов и актуальных примеров бизнес- продюсирования
— практикум по самоидентификации и по работе в группах на основе психотипирования
— упражнения по определению целевой аудитории проекта
— игра по созданию актуальных продюсерских бизнес-идей

 

Модуль 2. Погружение в мир digital и мультимедиа (март 2020)

— лекции о применении digital и мультимедиа в современном бизнес-продюсировании
— практикум по работе с технологиями AR/VR (дополненная и виртуальная реальность)
— разбор кейсов применения digital-контента в классических формах продюсирования
— игра по созданию аудиовизуального контента.

Модуль 3. Маркетинговый круг (апрель 2020)

— лекции и разбор кейсов по привлечению и удержанию аудитории в digital
— практикум по запуску и ведению рекламных кампаний в digital
— бизнес-игра “Как работать в социальными медиа”
— real project: привлечение аудитории социальных медиа в офлайн событие

Public talk по теме «Продюсирование в сфере благотворительности»  (апрель 2020)

Модуль 4. Проект как бизнес-процесс (май 2020)

— авторское право в digital-сфере, юридическое сопровождение и правовая основа digital-бизнеса
— построение финансовой модели и монетизация
— управление и операционная модель бизнеса
— составление дорожной карты
— практикум по анализу существующих бизнес-проектов в digital/мультимедиа
— бизнес-игры:

  • lift speech
  • питчинг и защита проектов с венчурными инвесторами и бизнес-ангелами.

«Сам себе мэр»: разбор опыта создания событий для городских сообществ + практика (возможно приобрести отдельно от курса. Май 2020)

Модуль 5. Работа над проектом (июнь 2020)

Состоит из консультаций с экспертами и защиты проекта.

Курс состоит из 5 модулей и занимает пять месяцев обучения.

  • 5 месяцев
  • 5 модулей
  • Модуль один раз в месяц
  • Модуль длится 3-4 дня
  • Язык: русский
  • Период: февраль — июнь 2020

Отправить заявку на курс или задать вопрос куратору Школы

producerschool.ru

«Ты не можешь говорить ни как пьеса называется, ни кто в ней будет играть, ни о чем она»

Алексей Боков — ветеран культурного менеджмента, занимавшийся практически всем: от телепродюсирования («Тихий дом» Сергея Шолохова) до медиаменеджмента (журнал «Русский пионер»), кинопроизводства (первая и, видимо, последняя российская квир-комедия «Весельчаки») и организации кинофестивалей (Боков — генеральный продюсер ивановского фестиваля имени Тарковского «Зеркало»). Кроме того, Алексей занимается образовательными проектами. Семь лет назад он создал Школу событийного продюсирования, через которую прошли многие из тех, кто сегодня создает российский культурный (и не только) ландшафт, — от драматурга Валерия Печейкина до Мурада Османна, автора знаменитого вирусного инстаграм-проекта #FollowMeTo. В школе сейчас как раз вовсю идет набор студентов, а 6 апреля уже начнутся занятия. Василий Корецкий поговорил с Алексеем Боковым о том, какие люди и зрелища нужны сейчас — и как их воспитать.

— У нас сейчас все больше распространяется идея российской исключительности (причем как в позитивном, так и в негативном контексте). В некоторые моменты и правда начинает казаться, что у нас все по-другому — и страной управляют по-другому, и фильмы смотрят по-другому. Понятно, что тут уже работает психотическая атмосфера последнего года, но все же — насколько, по вашему мнению, сильна национальная специфика российского культурного ландшафта? То есть насколько любой практический опыт работы в сфере культуры, управления культурой, полученный здесь, может быть конвертирован?

— Вы не поверите, но в нашу школу сейчас пришла заявка из Лос-Анджелеса. Я же много поездил по Штатам, посмотрел на разные школы, и наша система обучения соединяет разные подходы. Ну да, в некоторых случаях, аспектах есть российская специфика…

Основная проблема Москвы — по крайней мере, до сегодняшнего дня — была в том, что если руководители муниципальных ведомств даже минимально, очень небольшими дотациями начинают участвовать в проекте, они сразу принимаются выкручивать тебе руки, давить и указывать. И в какой-то момент ты уже не хочешь иметь никаких дел с людьми, у которых есть узкий догмат и которые лучше всех все знают.

На уровне региональных и общероссийских проектов ситуация другая. Там Минкульт тебя, в общем, поддерживает, ты получаешь возможности для того, чтобы действовать, и дальше успех проекта в твоих руках.

А в Москве не хочется работать именно из-за этого. Атмосфера очень давящая: тебе запрещают работать с теми или иными структурами, вмешиваются во все — вплоть до выбора информационных партнеров.

Занялись наконец-то парками, сделали велодорожки, а дальше-то что? Весь принцип работы чиновничества в городе основан на том, что делают какой-то яркий новый проект — Парк Горького или «Гоголь-центр». И то, что есть эти проекты, — очень хорошо, но выгнали «Театр.doc». В современном танце убиты все труппы. Развитие авторского кино останавливается, если не сказать — уничтожается.

И страшно же не то, что они (чиновники. — Ред.) чего-то не дают; ну такие уж они, их не изменить — а жизнь-то всегда пробьется сама. Страшно, что туда не могут прийти те, кто способен сам инициировать какой-то процесс. Все под строгим структурным контролем, и непонятно, будет ли это меняться. Я спрашивал чиновников: неужели вы не понимаете, что вот уйдут последние активные люди, которые хотят и умеют создавать, и что за болото нам с вами останется? Что вы будете делать — всю жизнь организовывать все в режиме ручного управления?

И «культурные», и не «культурные» чиновники никак не могут поверить в то, что культура может самофинансироваться. Нет понимания, что необходима работа с институтом меценатства в среднем классе, среди бизнеса. Вот мы сейчас с Васей Церетели пытаемся провести эксперимент при ММСИ — создать «клуб друзей». Не попечителей, как у нас принято: дают пяти очень состоятельным людям попечительство над пятью главными театральными величинами и думают, что все теперь хорошо. В это должны вовлекаться не только сверхсостоятельные небожители, но и вообще активные люди, которые могут, в свою очередь, вовлекать других людей, в том числе и средний класс, и развивать это как сеть, создавать многоступенчатое, разнообразное общество друзей тех или иных культурных институций — музеев, театров.

При этом со стороны культурных деятелей — точно такое же непонимание, они тоже не хотят этого самофинансирования. Им проще просить у государства, чем взаимодействовать с любой компанией или с меценатом. «Я? На фоне логотипа?!»

А самоцензура какая! Все сразу берут под козырек — и, мало того, дотрактовывают, додумывают. Я спрашиваю — а почему вы так делаете? «На всякий случай», отвечают.

— А что с российской публикой? Насколько ее пожелания и ожидания совпадают с пожеланиями европейской публики? Грубо говоря, русский человек будет бегать по Лувру или он туда пойдет созерцать?

— Историческая особенность нашей российской аудитории в том, что она всегда была неактивной, немного архаичной. И среди декабристов, и на Болотной площади было сравнительно небольшое количество людей. Российскую аудиторию всегда было трудно во что-то вовлечь, но, когда это удавалось, она делалась шумной, бурной.

Сейчас аудитория изменилась. Я вижу это по четырнадцатилетним: они стали настолько спокойнее, настолько индифферентнее. Они вообще думают о другом, для них это все — абстракции: какое-то абстрактное руководство страны, какое-то абстрактное протестное движение. Это модель их отношения к окружающей действительности.

И вот до этой аудитории очень интересно достучаться. Кто приходил к нам в школу еще пять лет назад? Молодые предприниматели, уже часто с собственным делом, с собственными проектами. А этих нужно раскачивать, создавать им мотивации. Он не такие активные — они «как бы» активные, но не самостоятельные.

— Почему они не самостоятельны?

— Пространство больше не будоражит, нет ничего протестного, конфликтного, все сливается с фоном, все каналы — про одно. Они не смотрят «Дождь». Поток информации идет к ним сам, они уже ничего не ищут. Там проблемы такие: надо это мне или не надо… а что мне надо?..

Но мы им раскрываем мозги, как консервную банку. Ломаем стереотипы, убираем шоры. Например, у всех студентов, как правило, есть предубеждения по отношению к современному искусству. Для них это либо «слишком просто», либо им это не нравится эстетически. А я их учу тому, чтобы вступать в диалог с современным искусством. Если есть диалог — уже не важно, нравится тебе или не нравится, отторгаешь ли ты это, возмущает ли тебя. Важно — что оно тебе говорит. Ищи суть!

Безоценочное восприятие — вообще важное условие учебного процесса у нас. Студенты не имеют права говорить «мне понравилось» или «мне не понравилось». Они не имеют права оценивать ту или иную информацию, тех или иных преподавателей и, до диплома, работу друг друга. Оценка — это граница, стена, которая мешает тебе принять информацию. Нравится тебе или не нравится что-то — но, практикуя, ты получаешь навык. Если тебе не нравится и ты отказываешься работать над этим — навыка ты не получишь. Потом ты выйдешь из школы и сам уже решишь, хочешь ты работать, скажем, с соцсетями или нет. Но, придя в школу, ты обязан создать себе везде аккаунты. И я стараюсь включать соцсети в наше общение, чтобы они обучались использовать этот инструмент в работе.

В итоге тот, кто приходит некреативным, начинает креативить. А тех, кто приходит слишком «витающими в облаках», я структурирую.

— Как?

— Творческий человек часто бывает оторван от реальности — он прекрасно делает свое дело, но не знает, как себя позиционировать, как формировать аудиторию, как продавать. У нас учился прекрасный драматург Валера Печейкин. Он пришел в школу с единственным желанием — понять, что такое продюсирование. Оттого, что он прошел обучение в Школе продюсирования, он не сменил профессию и не ушел в продюсеры. Он остался прекрасным драматургом. Но, кроме того, стал еще и событием. Ведь как у нас с ним вначале было: «Валера, какой проект будешь делать? — Пьесу или фильм». То есть мы прослушаем читку сценария, а про продюсирование ничего не узнаем, понимаете? Обычно у нас на защиту проекта дается 20 минут — и вот 19 минут ты слушаешь синопсис и одну минуту — что-то про продвижение.

Тогда я ему ставлю такую задачу: ты не можешь говорить ни как пьеса называется, ни кто в ней будет играть, ни о чем она, ни хронометраж. Ты должен просто придумать идею — для кого этот спектакль — и продать ее вообще без креатива. Ну, тяжело ему было, конечно. Но только так он мог освоить непривычную для себя сферу. И он ее освоил.

Вообще мой принцип обучения такой: если ты не понимаешь, что сказал преподаватель, ты получишь задание именно на эту тему. Занятия проходят в формате круглого стола, на котором мы разбираем курс каждого преподавателя. И вот, например, человек понимает, что такое и как работает Фейсбук и Инстаграм, но совсем не понимает Твиттер — он сразу получит задание по Твиттеру.

— То есть вы его бросаете в воду и он учится плавать?

— Да, а потом приходит и нам рассказывает. Часто в таких случаях я дополнительно приглашаю экспертов, у которых студент может получить консультацию. В общем, это такая живая, меняющаяся штука. Каждый раз все немного по-разному, иногда на курсе (и в программе, разумеется) есть больший уклон в медиа, иногда — в кинематограф. А вот театральных продюсеров приходит мало. Когда-то я читал в Школе-студии МХАТ на продюсерском, и студенты потом, после лекций, подтягивались в школу. Сейчас меньше и меньше, по одному-два театральных продюсера на потоке. Зато всегда есть несколько представителей неожиданных, практических профессий, которые хотят выделиться своим продуктом. У меня тут нет ограничений.

Был случай, когда учиться пришел гендиректор строительной корпорации. Так у него мир перевернулся: он узнал, что такое digital, что такое медиа — при том что он защищал диплом по своей основной специализации, «Как построить событийный дом». Была женщина-бухгалтер. Была женщина-психолог, которая потом сделала психологический центр. В последнем выпуске разброс проектов был от благотворительности до здорового питания, а контент там — и добавленная реальность, и мобильное приложение, и квест, и киностудия.

— Киностудия?

— Ну да, никто же сегодня не хочет защищать как проект просто фильм, фильм сейчас — это уже всегда часть другого проекта. У студентов этого набора, кстати, впервые будет стажировка на фестивале Тарковского, причем не только в сфере организации, но еще и небольшой кинопроект.

— Вот вы все время говорите: «событие», «событийный». Речь же идет об ивент-менеджменте, о том, как продюсировать зрелища?

— Событие — это не только зрелище. Зрелищ много. А событийное продюсирование создает проекты, которые задают тренды для целевой аудитории, приносят ей то, что сейчас на гребне волны и чего они еще не видели, остроактуальные вещи. Поэтому такие проекты часто создают даже тенденцию. И еще событийный проект оставляет постэффект, который выходит за рамки аудитории проекта. Это намного больше, чем зрелище.

— А что передается в вашей школе в процессе обучения? Профессиональный дискурс, связи, практический инструментарий?

— Когда мы начинали, то всего лишь хотели сделать тут все чуть-чуть профессиональнее и начать говорить в одних терминах. Мы тогда еще даже не думали том, чтобы говорить на одном языке с чиновниками, — хотели договориться хотя бы друг с другом. «Серебряный дождь» тогда был радиостанцией, Comedy Club только начинался, Паша Каплевич был еще театральным продюсером… Вот мы все и объединились, чтобы просто самим обучать людей и потом аутсорсить. Мне не хватало — и сейчас не хватает — людей, понимающих ключевые принципы продуктивной работы, инициативных, умеющих обсудить задачу на профессиональном языке.

Суть проекта школы в том, что у нас практически нет академических людей. Это история практики, история реальных профессионалов-энтузиастов, делающих сегодня реальные проекты, которые передают свой опыт, свой собственный инструментарий. Под каждый набор мы модифицируем программу, добавляем дисциплины. Конечно же, ворвался digital-контент, конечно же, появились социальные проекты — и много. Появились культурные проекты, связанные — или частично связанные — с государством. Не обязательно с Минкультом — я сам, например, с Минкультом общаюсь по минимуму. Однажды к нам пришли учиться люди из Министерства природных ресурсов, занимающиеся заповедниками. У меня целая история сотрудничества с экологами, защитниками животных. «Спаси выхухоль!» У школы с ними есть даже стипендиат — каждый год они присылают нам на обучение одного человека.

Мы задействуем много классических форм — театр, кино, телевидение, медийное продюсирование. Очень активно занимаемся продюсированием современного искусства, делаем совместные проекты с реальными галереями и художниками. Один раз работали с Британкой — там выпускались художники, а у нас выпускались продюсеры, и вот они вместе сделали выставку.

И, конечно, развернулось много проектов в связи с новыми мобильными приложениями.

— А чистую теорию вы студентам даете? Вот вы сказали, что у вас практически нет преподавателей из академической среды.

(Смеется.) Главная академическая дисциплина у нас та, которую преподает юрист!

— Ну а как вы воспринимаете всю эту эсхатологическую атмосферу последних месяцев? Вам не кажется, что это не просто кризис, а черная дыра? Что все схлопывается и скоро придется учиться не управлению культурой, а, скажем, скоростной стрельбе или там собирательству?

— Понимаете, я вовсе не отношусь к этой ситуации как ко временной. Я ее тоже переживаю. Но это все-таки внешний фактор. Жизнь-то наша от нее буквально не зависит. Да, все это влияет — но не на тебя самого, а на то, какими путями ты идешь, к каким формам работы обращаешься.

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

Help_leftПонравился материал?Like_materialпомоги сайту!Help_right

www.colta.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.