Уютный трикотаж: интернет магазин белорусского трикотажа

Burning man что это – Burning Man 2018: потрясающие фотографии с самого большого и безумного фестиваля в мире

Burning man что это – Burning Man 2018: потрясающие фотографии с самого большого и безумного фестиваля в мире

Содержание

Burning Man. Как выглядит самый удивительный фестиваль мира изнутри?

Беларусский фотограф и путешественник Сергей Борсук уже третий месяц ездит по Штатам. Его ты, наверняка, помнишь по нашумевшему клипу, снятому молодыми беларусскими киношниками для конкурса от Sigur Ros. Недавно Сергей побывал на одном из самых диких американских фестивалей – Burning Man – и по просьбе 34travel поделился тем, что видел, слышал, ощущал все эти странные дни. «Если бы Льюис Кэрролл увлекался стимпанком и экспериментировал с ЛСД, возможно, его Алиса попала бы именно сюда» – говорит Сергей. Гарантируем, что ты выпадешь из привычной реальности и точно захочешь отправиться на фестиваль сам(-а) – в следующем году.

Начало

Уже после съезда с асфальтовой трассы в пустыню огромное количество машин, трейлеров и автобусов образовали пятимильную пробку шириной около 15-ти полос – где-то далеко впереди волонтеры, похожие на фримэнов из «Дюны» Фрэнка Герберта, проверяли билеты и обыскивали транспорт на предмет нелегалов. Стоять в пробке на дне высохшего озера – местные называют его Плайя – то же самое, что стоять в пробке в любом другом месте. Тупо и скучно. Все норовят встроиться в зазор у тебя перед носом.

Я наблюдал, как из соседних машин стали выходить люди, одетые как фрики. Одни бродили между рядами, другие поднимались на крыши своих трейлеров или садились на капоты джипов. На волне Black Rock Radio выступали музыканты в прямом эфире, пели беззлобные, но довольно похабные песни под аккомпанемент укулеле, а в перерывах ведущие рассказывали про местные традиции. В общем, хотелось блевануть от такого начала, но ветер поднял в воздух пыль и из этой пыли появилась голая девушка, она улыбнулась мне и нарисовала символ Burning Man'a на грязном лобовом стекле. Кроме ботинок на ней была шляпа и такой попсовый платок на шее, как у гангстеров в фильмах про Дикий Запад. Я думал, что такие банданы даже дети в пионерлагере уже не носят, но оказалось – практичная штука и отлично спасает от пыли, все восемь дней фестиваля я буду ходить в таком же. Девушка исчезла между рядами машин, и я подумал: «Ладно, посмотрим. Может, в этом что-то есть».

На стойке регистрации самый быстро говорящий человек в мире выдал мне небольшую книжку с описанием главных событий на ближайшие 8 дней – концерты, разные шоу, мастер-классы и прочее, но я ничего там не понял, так как на самом деле это был сборник ироничных подтруниваний, всевозможных шпилек и завуалированных фамильярностей. Гуглпереводчик тоже не знал многие слова из этой книжки, и это неудивительно. Авторы брали, например, такие архетипичные понятия как Dick, Pussy и Dance и смешивали их. На выходе получался термин, обозначающий, в целом, дискотеку, но у меня не было никакой уверенности, что речь идет именно о танцах.

Я бы сказал, что как минимум в литературном поле фестиваля победил сексуально-ориентированный постмодернизм

Официальный язык Burning Man'а, разумеется, английский, хотя это не тот английский, на котором говорили Уильям Голдинг и Роберт Шекли. Я бы сказал, что как минимум в литературном поле фестиваля победил сексуально-ориентированный постмодернизм. Через несколько дней мне в руки попадет местная газета, на первой полосе в статье про отношения между людьми я насчитаю больше двадцати производных глагола to fuck. 

Все эти вывески и названия кэмпов – такой современный народный фольклор: 8-bit Bunny, Zen as Fuck, 16 Inches of Joy, 17 Virgins, Petting Zoo и так далее до бесконечности. В общем, книжка мне не особо пригодилась, уж слишком много там всего намешано, так что по большей части Black Rock City я разведывал самостоятельно, просто шел куда шлось. 

Black Rock City

Black Rock City – вполне официальный город с полноценной инфраструктурой. Он даже на Google Maps есть. Просто существует он 8 дней в году. Я жил на задворках, в спальном районе. Движения там не много, но выспаться проще. А ближе к центру начиналась движуха и творилось черт знает что.  

Я фигово подготовился и на фоне всей этой фантасмагории выглядел как гопник на «Вольным Паветры»

Поначалу я испытывал затруднения с общением, а точнее, с социализацией. Вокруг тысячи интересных людей, доброжелательных и открытых, а заговорить с ними что-то мешает, какой-то внутренний барьер, может, страх показаться смешным или глупая вежливость – не знаю. Первые пару дней я не общался с людьми, а смотрел на них, и постепенно привык к тому, что по улицам разгуливают люди-насекомые, цирковые атлеты в трико, женщины с бородой, голые люди в тапочках-зайцах, мертвые балерины Мэрилина Мэнсона, китаец-Икар и прочие экзотические персонажи. Наверное, дело в костюме. Я фигово подготовился и на фоне всей этой фантасмагории выглядел как гопник на «Вольным Паветры». Но потом я нашел библиотеку и все изменилось. 

Библиотеку в любой стране мира ни с чем не спутаешь. Обычно там куча книг и довольно тихо. В случае с Бернинг Мэном в библиотеке еще и пыльно. Тихое местечко, можно спокойно посидеть в кресле и сделать вид, что читаешь Робинзона Крузо в оригинале. Как раз то, что я искал. Книги тут действительно пыльные. Их притянули ребята из Сан-Франциско, чтобы такие как я могли переждать жаркий полдень в теньке с книгой в руках. У библиотекарши длинные ноги, скрытые под сарафаном, она высокая и худая как щепка. А ее напарник носит синие шорты, синюю футболку и вызывающе красную кепку. Отличные ребята. Славные. Я провел с ними часа четыре, они за это время ни слова не проронили. Если на улице начинался галдеж или соседи включали электронную музыку, женщина в сарафане брала в руки дорожный знак с надписью «Ts-s-s…» и уходила на разборки, потому что тишина должна быть в библиотеке.

Я заходил в сортир как обычный человек, а выходил начитанный и просветленный. Любимое из сортирной прозы: «What is a time? What do we get when we spend it?»

Не знаю, что произошло, но именно там, где-то между потрепанной Анной Карениной и лишенным корешка томиком О` Генри, я почувствовал себя в своей тарелке, и это чувство не покидало меня до самого сожжения Человека.  

Вечером наткнулся на очередь к одинокой телефонной будке с неоновой надписью «Звонок богу». Вот это интерактив. Девушка в будке приложила трубку к уху и с кем-то оживленно беседовала, то и дело срываясь на смех. Кто-то же был на том конце провода? Создатели арт-инсталляций отлично поработали. Хотя в Black Rock City даже обыкновенный пластиковый сортир мгновенно превращался в арт-объект. Сортиры стояли рядами через каждые полмили вдоль главных «часовых» улиц. Их стены были исписаны откровениями. Там публиковали стихи и лепили рекламу, писали правду про диджеев и признавались в любви. Я заходил в сортир как обычный человек, а выходил начитанный и просветленный. Мое любимое из сортирной прозы: «What is a time? What do we get when we spend it?».

Люди

Несмотря на огромное количество арта самого разного толка, решают все-таки люди. Не знаю, может, мне повезло, а может, просто плотность хороших людей на Плайе довольно высока, но каждый день встречались умопомрачительные товарищи. Взять хотя бы Лору. Мы познакомились с ней в тесной и темной бане. Лора рассказала историю своей семьи, а я помогал ей волосы мыть – поливал из ковшика. Отличный вышел урок истории. Жаль, в школе уроки устроены совсем по-другому. Я совсем не видел ее, только слышал голос, но Лора была прекрасна в темноте, как минимум трое канадцев, что парились вместе с нами, могут это подтвердить.

От бури было сильнейшее впечатление. Там нет песка, ветер поднимает в воздух мелкую пыль, и весь город исчезает в этой пыли, в ней теряются люди, постройки, машины, палатки. В какой-то момент становится непонятно, откуда ты шел, куда и, главное, – зачем. Остается только сесть на потрескавшуюся землю и смотреть, как из стены пыли то появляются, то исчезают нереальные фигуры людей и монструозные механизмы. Пыль покрывает одежду, кожу, волосы, люди становятся пепельного цвета. Если похлопать бернера по плечу – поднимется легкий дымок как от старого ковра. 

Если похлопать бернера по плечу – поднимется легкий дымок как от старого ковра

В одной из таких бурь я увидел славных парней – они вышли выбивать ковер из своего кэмпа. Я наблюдал за ними минут десять – не мог глаз оторвать. Завораживает. В самом центре пыльной бури два отчаянных человека выбивают ковер. Вспомнил Славу Полунина. Мне кажется, ему бы понравилось это зрелище. Там вообще было много доброго и смешного. Сказочные маяки, например. Кто-то же придумал построить маяки в пустыне. Я спрашивал старых тертых бернеров, зачем это все, а они говорили: «It`s just for fun!» Хотя мне кажется, в идее фестиваля есть что-то не очевидное, какой-то вызов здравому смыслу, объективной реальности. 

Крутейшая была лавка в духе Эдгара По с женскими платьями неузнаваемой эпохи. Платья висели под открытым небом, и за пару дней покрылись пылью, стали бесцветными, серыми. Каждый порыв ветра заставлял двигаться все эти кружева и оторочки, рюши и завязки, выбивая из платьев тонкий шлейф пыли. Со стороны лавка походила на кладбищенский сэконд-хэнд. 

Или этот огромный кит. Говорили, что конструкцию сваривала женщина, провела под китом два месяца. Я почему-то не сомневался, что это была женщина. У женщин с китами особые отношения. И вот кит стоит в пустыне, в его теле спрятаны динамики, и уверенный мужской голос рассказывает про искусственный интеллект, сингулярность, сверхспособности человека, и эти лекции замиксованы с криками китов, от которых хочется плакать, такие они проникновенные. К этому месту приходили обниматься. Хотя объятия – это старая традиция. С первого дня бернеры приветствуют друг друга фразой «Welcome home!» и обнимают совершенно незнакомых людей как родных и близких. На третий день все действительно становятся родными и близкими.

Волонтерство
 
В какой-то момент у меня возникло желание что-то сделать хорошее для этих людей, и я пошел волонтером мыть посуду в Center Camp. В центральном кэмпе движуха идет круглые сутки. Это единственное место в Black Rock City, где за настоящие баксы можно купить горячие и холодные напитки. Волонтеры стояли за кассами, готовили кофе, разгружали грузовики с новой партией чая, сортировали мусор, протирали пыль с барной стойки и мыли посуду. Здесь действовало законодательство штата Невада, запрещающее, в частности, сотрудникам кухни работать без перчаток и обнажать соски на рабочем месте. Довольно нелепо в разрезе общего отношения к одежде на фестивале. Но закон есть закон. Мы были островком целомудрия в этом городе вседозволенности.

Здесь действовало законодательство штата Невада, запрещающее сотрудникам кухни работать без перчаток и обнажать соски на рабочем месте. Довольно нелепо в разрезе общего отношения к одежде на фестивале

В моей смене работал Фрэнк из Сиэтла. Ему где-то под 60, и он учил меня делать комплименты женщинам. Я испытывал его приемчики на австралийке Кристе. Криста сортировала мусор в комбинезоне, который, честно говоря, был на грани суровых законов штата Невада. Она носила кольцо в носу, и вся ее кожа была покрыта татуировками. Я делал ей комплименты на сленге, а она улыбалась и подмигивала в ответ. После четырехчасовой смены Криста ушла не попрощавшись и сразу же потерялась среди тысяч других людей. Фрэнк только пожал плечами. Искать кого-то в Блэк Рок Сити бесполезно. Люди возникают из пыли и исчезают в пыли. 

Волонтерить мне понравилось. Появилось хорошее чувство, что делаешь что-то для людей, не только для себя. К тому же я набрался от Фрэнка новых фраз, и мне хотелось применить их где-нибудь еще. Закрепить лексику. По-моему, это был четвертый день фестиваля. Жара стояла невыносимая. Передо мной появился неприлично чистый человек с еще мокрыми волосами. Я спросил, откуда он такой чистый взялся, а он сказал, что вон там люди моются вместе. Он увидел мое замешательство и добавил: «Да брось, когда еще ты примешь душ с толпой в 50 человек?» Действительно, когда?

Бумажный уголок и его обитатели

Плотность событий на Плайе невероятная. Не думаю, что я побывал даже на 5% из них. В какой-то момент я устал метаться и поехал в Deep Playa – подальше от человеческих масс, музыки и движения. Нашел место без людей – такая интересная локация из бумажных крыс в рост человека. Фигуры изящные, с живыми лицами. Высокие крысы похожие на людей. Или люди похожие на крыс. А предводитель у них – кошка, тоже получеловек. И над ними что-то вроде арки из бумажных растений. Такой бумажный уголок. Сидишь на стуле, а на ветру все эти фигуры покачиваются, поскрипывают и шуршат. Когда село солнце, пришел темнокожий парень в полосатых брюках на подтяжках, на нем была черная рубашка и шляпа с короткими полями. Он сел рядом со мной, но ничего не сказал. Мы посидели немного в тишине.  

– У бумаги очень приятный звук, – сказал я. 
– Шелест бумаги приобретает совсем другой смысл, если употребить ЛСД, – сказал он.
– Как тебя зовут? – спросил я.

Мой собеседник задумался и ничего не ответил. У него был растерянный вид, как будто он сомневался, есть ли вообще у него имя. Минут через пять он встал и ушел куда-то в темноту, а вместо него пришла Линда – автор этой локации, похожая одновременно на все свои бумажные фигуры. Линда живет на Гавайском острове Оаху и 12 лет подряд приезжает на Burning Man с различными инсталляциями. Мы говорили с ней про истоки искусства. 

– Всем нужно самовыражение, – говорила она. – Это самое главное в жизни. Без самовыражения люди умирают.
– Как же это так? – спросил я. 
– А вот так.

Приходили еще разные люди. Из темноты появлялись увешанные гирляндами бразильцы, русские на велосипедах с фонарями на удочках, француз на светящейся гигантской божьей коровке. Ночью в этой части пустыни что только не светится. Фосфоресцирующие оленьи рога, например, принадлежали корейцу, который уволился с работы и три месяца гонял по Аляске на мотоцикле, потому что перестал чувствовать жизнь. Здесь у многих такие истории. Путешественник Иеремия идет пешком из Мексики в Канаду уже четвертый месяц. Он сошел с пути на десять дней по причине фестиваля. Когда все закончится, он вернется и продолжит свой маршрут.

Фосфоресцирующие оленьи рога принадлежали корейцу, который уволился с работы и три месяца гонял по Аляске на мотоцикле, потому что перестал чувствовать жизнь. Здесь у многих такие истории

– За это время я познакомился с Мэнни, своей будущей женой, – говорит Иеремия. – Мы встретились на тропе и пошли дальше вместе.
– Круто, – говорю. – А где она?

Иеремия как-то погрустнел.  

– Она осталась в горах штата Орегон. Мы договорились встретиться в одной точке. Я надеюсь, она будет там, когда я вернусь после фестиваля.

Странно, конечно, оставлять будущую жену одну в горах. В Сибири так не принято. С другой стороны, может, с ней супер скучно, а тут все-таки движуха. 

– Ты хочешь сказать, что она сейчас где-то там нашла стоянку, ставит палатку и разжигает костерок? 
– Да. Причем, когда наше путешествие закончится, мне придется вернуться и пройти тот отрезок пути, который я пропустил.

«С теми же интересами, но действуют более открыто»

Ночами творилось всякое. Даже на улице с указателем «Do not fuck next 1/2 mile». При этом все светилось вокруг, как на Новый Год в центре Жлобина. Знакомый парашютист показывал видео, снятое во время ночного прыжка над пустыней. С высоты 8000 футов Black Rock City похож на очень звездное небо.

Ночами творилось всякое. Даже на улице с указателем «Do not fuck next 1/2 mile»

За день до сожжения человека я застал разговор двух парней. Макс был волонтером и ремонтировал велосипеды уже не первый год на фестивале. А Алекс – программист. Он приехал в первый раз и высказывал самые свежие впечатления:

– Мне не нравятся люди здесь. Какие-то пошлые у них развлечения, эти фотографии вагин и членов на паспорт, БДСМ, секс-йога, люди ходят пьяные или угашенные...

Макс с ним не согласился:

– Тут все как в обычном мире, те же самые люди с теми же интересами, только действуют они открыто, и в этом весь кайф.

Надо сказать, довольно быстро привыкаешь к городу в пустыне, к этим нереальным арт-объектам и чудовищным машинам, к возможности самовыражаться как угодно, знакомиться прямо на улице, зайти в гости к незнакомым людям и остаться у них на ночь просто потому, что нашелся свободный гамак. По-моему, в любом городе должно быть место для таких простых вещей. 

Текст – Сергей Борсук , фото - Scott London

Фестиваль Burning Man — и его экономика | Стиль жизни

На подготовку к мероприятию, где не используются деньги, участники тратят тысячи долларов. Пусть сообщество в пустыне не может полностью оставаться в стороне от капитализма, но и капитализм не может избежать влияния «экономики дарения».

Самая горячая пора для международного аэропорта Рино-Тахо — не День благодарения, не Рождество или не какой-нибудь государственный праздник. Это фестиваль Burning Man.

Каждый год в конце августа 66-й по загруженности аэропорт в Америке становится шлюзом для ежегодного фестиваля, который разворачивается в невадской пустыне Блэк-Рок всего на неделю.

Терминалы переполнены бодрыми путешественниками из десятков стран. Многие одеты в причудливые костюмы. У обочины останавливаются автомобили — произведения искусства на колесах («автомобили-мутанты» в терминах Burning Man), — чтобы увезти паломников в их Мекку.

Через неделю эта толпа двинется в обратный путь. Каждый участник будет покрыт с ног до головы неистребимой мелкой белой пылью — неизбежный сувенир со дна пересохшего озера, известного как «плайя». Они дремлют на стульях и на полу, сбиваются в группы и моются в уборных аэропорта. На это время здесь нанимают дополнительный персонал. По словам Брайана Кульпина, вице-президента аэропорта по маркетингу и связям с общественностью, если уборщик замечает особенно пыльного человека, он идет следом и убирает все, что с него осыпалось.

Здесь терпят эту кутерьму не просто так. 70 000 пассажиров — заметные деньги для небольшого аэропорта.

В последние годы аэропорт приветствует участников арт-проектами в стиле фестиваля. Как-то для участников и арт-мобилей было даже устроено праздничное шествие через все терминалы.

Кульпин утверждает, что в выходные начала Burning Man участники заполняют все места в прибывающих рейсах; аналогичная картина наблюдается при окончании фестиваля. По его оценкам, аэропорт зарабатывает на таких пассажирах около 10 миллионов долларов в год.

Странно было бы не ценить такой источник дохода.

Похожие сцены можно наблюдать повсюду в Рино и на всем пути к Блэк-Рок Сити, временному городу, который возводится на время фестиваля. Вокруг заправок скапливаются забитые под завязку автомобили, с полок магазинов сметают питьевую воду, а на автостоянках с лотков торгуют всем необходимым, включая головные уборы и армированный скотч.

На забегаловки, гостиницы и бытовые покупки участники — «бёрнеры» для непосвященных — тратят в Неваде по 35 миллионов долларов в год. На Burning Man 2013 года 66% участников переписи (да, перепись у них тоже есть) сообщили, что тратят по дороге на фестиваль и обратно больше 250 $, а 18% потратили больше 1000 $. При подготовке фестиваля организаторы порядочно добавляют к этой сумме: в 2013 году местным правоохранительным органам было выплачено 301 660 $, а плата в адрес Бюро по управлению землями и другие сборы за использование ресурсов составили 4,5 миллиона долларов.

«Положительное влияние Burning Man на нашу экономику огромно и чувствуется по крайней мере месяц. Наши магазины, рестораны, заправки и автомойки получают огромное количество клиентов, и это очень важно для экономики Северной Невады», — говорит Джон Слотер, глава округа Уошо. На территории округа располагается и фестиваль, и город Рино, и ближайшие к Блэк-Рок Сити населенные пункты — затерянные в пустыне поселки Гурлок и Эмпайр, по двести жителей в каждом.

Оживленная торговля, обслуживающая потоки людей, приезжающих на фестиваль и отбывающих с него, резко контрастирует с тем, что происходит за воротами Блэк-Рок Сити. Burning Man известен тем, что рыночные отношения там не в почете.

Один из 10 руководящих принципов сообщества — декоммодификация, то есть отсутствие сделок, потребительства, спонсорства и рекламы. Организаторы продают лед и кофе — другой торговли здесь нет. Нет и лотков с сувенирами фестиваля, а любые логотипы запрещены. Брать деньги у своего товарища-бернера считается дурным тоном.

Вместо торговли этот праздник, сплав изобразительного искусства, музыки и театра, питает другой принцип — дарение. В экономике дарения участники предоставляют друг другу все, кроме инфраструктуры фестиваля. К ней же относится символ мероприятия — огромная деревянная фигура, которую в конце недели сжигают (Burning Man в переводе — горящий человек) под щелчки затворов фотоаппаратов. Виски-бары и лотки с сыром на гриле, семинары и парикмахерские, ди-джеи и художественные инсталляции — все это одни участники безвозмездно делают для других.

По мере роста масштаба и известности фестиваля увеличивается и его влияние на экономику. И не только окружающей его Невады. Возникает вопрос, применимы ли экспериментальные принципы экономики Burning Man за пределами Блэк-Рок Сити?

Фестиваль в пустыне проводился ежегодно в течение многих лет, прежде чем в 2004 году организация выработала свои 10 принципов. Каждый из них не выдуман на пустом месте, а следует из традиций мероприятия. Основатель Ларри Харви объясняет, что дарение было выбрано, поскольку участники не хотели отчуждения, которое неизбежно сопровождает участников сделки.

Он говорит: «Burning Man похож на большой семейный пикник. Мы же не торгуем между собой на пикнике? Просто делимся друг с другом».

От внимания Харви не ускользает, что на организацию недели без денежных отношений уходит довольно много денег. И те, кому это кажется противоречием, по его словам, не понимают смысла эксперимента.

Харви, который начал Burning Man пророческим костром на Бейкер-Бич в Сан-Франциско в 1986 году, говорит: «По мнению некоторых, наш принцип декоммодификации означает, что мы против денег. Это нелепо, мы не можем обойтись без рыночной экономики при строительстве города».

Харви называет свою должность в организации, которая недавно из ООО стала некоммерческой, CPO — Chief Philosophical Officer, директор по философии. В общей сложности расходы за 2013 год составили 26,8 миллионов долларов. Для частного лица стоимость участия приближается к 1000 $. Билет на фестиваль стоит 380 $, дальше нужно обеспечить себя всем необходимым для кемпинга, велосипедом для передвижения по городу, едой и водой, транспортом до места проведения мероприятия и т. д.

Карла МакГрегор, владелица магазина The Burner's Market, говорит: «Ну да, там вам деньги не пригодятся, и это здорово. Но нужно же все приобрести заранее: кемпинговое снаряжение, еда, тенты от солнца, фонари, скотч, маячки, чтобы ночью не попасть под машину. На моем сайте закупаются в основном люди, прилетающие издалека. Запросто можно потратить долларов семьсот». МакГрегор — одна из тех, кто превратил свою любовь к фестивалю в бизнес, нацеленный на клиентов-единомышленников. Другой пример: The Morris Burner Hotel в Рино — новый отель «для членов сообщества».

И это только начало. Еще один из принципов, лежащих в основе этого призрачного города — участие. И участие не ограничивается деньгами, которые нужно потратить на снаряжение. У некоторых оно выражается в создании сложных костюмов. Другие объединяются в тематические лагеря. Один из примеров — лагерь Silicon Village на 220 человек. Его ежегодный бюджет, по словам бывшего мэра Руперта Харта, составляет 20 000 $. Расходы покрывают генератор и бар со «счастливыми часами».

Другой вариант участия — создание автомобиля-мутанта или арт-мобиля. Автомобиль Харта под названием Joyism был на Burning Man уже 11 раз и требует ежегодного ремонта, бензина и оплаты хранения. Он небольшой, так что и затраты на него невелики по сравнению со многими другими арт-мобилями; одни изображают огромных многоголовых огнедышащих чудовищ, другие — целые дома викторианской эпохи, которым позавидовал бы Тим Бёртон. Изрезанный тропический остров Tiki Island дебютировал в 2013 году. Вторым этажом построена башня с диджеем, а на третьем располагается смотровая площадка. 24 750 $ на постройку острова были собраны с помощью краудфандинга на Kickstarter.com.

Над плоской пустыней и над прочими арт-объектами Burning Man встают гигантские инсталляции. Организаторы выделяют гранты на создание таких дорогих проектов (в прошлом году — 825 тысяч долларов на 66 конструкций), но многие авторы предпочитают краудфандинг.

«Краудсорсинг лишает группы с большими деньгами монопольного права решать, что будет построено, а что нет», — говорит Мэтт Шульц, автор нескольких крупных проектов. «Решают отдельные люди. Это позволяет нам найти ресурсы для всяких удивительных вещей и делает создание таких объектов более демократичным».

Шульц и его команда, Pier Group, впервые произвела фурор на Burning Man в 2011 году, построив 100-метровый деревянный пирс, ведущий в никуда, стоимостью 12 500 $. Год спустя пирс был вопроизведен — на этот он оканчивался утонувшим в песке испанским галеоном в натуральную величину за 64 000 $. В этом году они превзошли самих себя — в масштабе проекта, его бюджете и сборе средств на строительство. Деревянная скульптура более 20 метров в высоту под названием «Объятия», стала, пожалуй, самым громким событием на закрытии фестиваля в этом году. Представьте, как пламя охватывает эти две гигантские сплетенные фигуры.

Скульптура была построена в здании склада в городке Спаркс неподалеку с помощью двухсот добровольцев. Бюджет составил 210 000 $. По словам Шульца, было закуплено больше 60 тонн древесины за 70 000 $.

Как и все остальное, что потом будет доступно бесплатно внутри Блэк-Рок Сити, скульптура потребовала вложений. Люди отдавали свой труд, свои навыки и время, чтобы претворить ее в жизнь.

Откуда такая готовность отдавать, объединять ресурсы в общий котел? Burning Man возможен только потому, что он насыщен примерами плодов коллективных усилий.

«Люди готовы вкладываться в радость для других, — говорит Шульц. — Мы пытаемся сказать людям, что можно тратить ресурсы не только на что-то, что принесет прибыль, а просто на красивые и заметные вещи».

Ларри Харви считает, что в мире, где технологии разделяют людей, а потребление приобрело угрожающие масштабы, бескорыстное дарение — необходимое противоядие против «капитализма на стероидах», как он это называет.

«Люди готовы отдавать, потому что они отождествляют себя с Burning Man, с нашим городом, с жизнью нашего сообщества, — говорит он. — Эта идея так близка гражданам Блэк-Рок Сити, потому что она дает им ощущение полноты жизни и меняет их представление о себе. Это духовная награда».

Он говорит, что дарение — то есть отдача чего-либо без ожидания вознаграждения — меняет само понятие ценности.

«Важны не товары, а взаимоотношения», — говорит Харви.

Культура и дух Burning Man потихоньку просачиваются во внешний, «обычный» мир, как его называют бернеры. Как экономика дарения переживает этот переход?

Харви замечает, что термин «экономика дарения» — одновременно и оксюморон, и нет. «Очевидно, мир не может функционировать по ее законам», — говорит он.

Просто экономика дарения — это в большей степени идея, чем реальность. Ее обсуждают и пробуют, но нельзя сказать, что она реализована на практике. Писатель Вениамин Вакс, который ведет блог для Burning Man под именем «Предостерегающий магистр», отмечает, что называть эту систему отношений словом «экономика» неверно, поскольку она не самодостаточна и опирается на другие рынки.

«Она ведь не создает материальных ценностей, почти все они поступают в Блэк-Рок Сити извне в виде туристов, палаток, генераторов и тканей для набедренных повязок. Участие в Burning Man невозможно без нормальной работы, либо без привлечения труда людей, у которых такая работа есть», — продолжает он. «Мы нисколько не приблизились к описанию, а уж тем более реализации экономики, которая действительно полагалась бы на дарение. [...] У нас есть реальная „культура дарения“, и это важно».

По мнению Харви, это так важно, поскольку ее можно противопоставить системе «обычного мира».

«Если эта культура, этот дух широко распространится среди людей, он будет влиять на то, как они ведут себя на потребительском рынке, — говорит Харви. — В мире, где самооценка и самоуважение зависят от нашего потребления, от количества лайков или еще каких-нибудь измеряемых величин, желание владеть вещами мешает духовной связи между людьми. В мире должны бок о бок существовать обе системы, взаимно обогащая друг друга».

Мэтт Шульц, создатель «Объятий», реализует это на практике. Он является исполнительным директором бесплатного общедоступного склада под названием «Генератор» — именно там были построены «Объятия». На сайте говорится: «Мы не покупаем. Мы не продаем. Мы мечтаем. Мы созываем единомышленников. Мы творим. Мы создаем».

«Внутри „Генератора“ действует экономика дарения, это декоммодифицированная зона. Когда я объясняю, как это работает, это звучит как фантастика. В принципе, это она и есть», — говорит он.

Ежегодное обслуживание склада, открывшегося в 2012 году, обходится в 330 тысяч долларов, которые покрываются пожертвованиями. Пользователи же обеспечивают материалы, ремонт и все необходимое. Внутри под одной крышей работают художники, ювелиры, компьютерщики и реставраторы автомобилей. Тут же выращиваются салат и мята методом аквапоники, а неподалеку идет работа по превращению автомобиля в воздушный шар.

«Мы стараемся, чтобы каждое пожертвование принималось с одинаковой благодарностью — будь то час времени или 50 000 долларов», — говорит Шульц. А затем добавляет, что основной принцип заключается в том, что «каждый отдает больше, чем берет».

Шульц надеется, что «Генератор» поможет «уточнить принципы экономики дарения и понять, как может работать постоянно действующее декоммодифицированное пространство».

Существует несколько сложностей. Все гораздо проще, когда, например, установлены сроки начала и окончания.

«На Burning Man социальное взаимодействие происходит в течение недели, а потом вы едете домой, и жизнь возвращается в привычное русло, — говорит он. — Социальные последствия незначительны. Если вы повздорили с соседом по лагерю, то он будет злиться всего лишь неделю. Перенести те же принципы в реальный мир — непростая задача».

Даже если в чистом виде экономика дарения невозможна, Шульц, как и Харви, считает, что для нее есть место в существующем порядке вещей.

«Мы пытаемся найти способ сделать капитализм более справедливым, — говорит Шульц. — Мы не утверждаем, что одна система хуже другой, мы стараемся сделать так, чтобы это работало для большего числа людей».

Много лет назад один человек, глядя на несколько сотен собравшихся, спросил Харви, может ли по его мнению Burning Man вырасти до тысяч участников. Тот ответил утвердительно. Мужчина покачал головой. «Наверное, он подумал: „парень не понимает, о чем говорит“», — предполагает Харви.

Теперь участников около 70 тысяч человек, а билеты на мероприятие полностью распродаются, начиная с 2011 года. В этом году распродажа билетов — крупнейшая в мире — длилась всего 44 минуты, после чего билеты закончились.

Такой рост вызвает постоянные разговоры о скорой «смерти» Burning Man. Не помогают даже сообщения, что Гровер Норкуист (известный американский политик) собирается на фестиваль в этом году.

«Сейчас кажется, что можно дойти до ста тысяч, если получится выстроить логистику», — говорит Харви. «Когда люди боятся, что фестиваль будет слишком большим, я спрашиваю: „Слишком большим для чего?“ Они беспокоятся, что мы потеряем самобытность. По их опыту, когда что-то становится все больше, оно уходит от своей исходной аудитории. Но это касается предметов потребления. Они боятся, что из-за размера он начнет разрушаться. Но размер не имеет значения. Это качественный вопрос».

Теперь, когда спрос превышает предложение, вопрос о доступе на мероприятие встает со всей остротой. Вообще экономическая доступность обсуждается сообществом давно.

Для состоятельных обитателей (город привлекает громкие имена из хайтек индустрии, руководителей и актеров) есть местный аэропорт и роскошные (и вызывающие споры) лагеря «под ключ», где за ваши деньги вам предоставят постель, еду и все блага цивилизации.

Когда Харви спрашивают о равных возможностях в рамках Burning Man, он отвечает, что программа продажи дешевых билетов субсидируется за счет дорогого предварительного бронирования, добавляя, что дарению не обязано быть материальным — можно помогать соседям или участвовать в качестве волонтера.

Несмотря на это, теперь желающих больше, чем может вместить фестиваль — и это проблема. Неизбежная задача Burning Man — передать эстафету своим региональным отделениям, которые в течение года проводят фестивали в 28 странах, от Бразилии и Греции до России и Южной Кореи. На фоне создания филиалов по всему свету и напряженной работы организации по поиску постоянного пристанища для арт-объектов фестиваля опыт, который раньше был ограничен одной неделей в пустые Невада, распространяется по «обычному миру».

Харви говорит: «Надеюсь, что когда-нибудь я смогу умереть спокойно, зная, что фестиваль в пустыне — не единственное, что удерживает конструкцию. Больше всего я боюсь, что, если закончится фестиваль, рухнет и все остальное. Мы стараемся, чтобы было иначе. Как Рим — со временем это будет столица огромной империи. Но уже сейчас можно увидеть [жизнь вне ее] в наших крупных региональных отделениях».

Именно таким образом экономические принципы Burning Man могут распространиться и укорениться в мире.

«Мы не думаем, что весь мир может быть устроен, как Вудсток, — говорит он. — Разве может жизнь быть вечным карнавалом? Но мы полагаем, что мир может заново открыть ценности, которые прежде производились культурой, тогда как в современном мире культура подчиняется товарно-денежным отношениям. Нам продают товары, используя контекстную рекламу с учетом наших интересов. Мы же должны стремиться к тому, чтобы повысить качество межличностного общения, а не объем потребления».

theatlantic.com

Все фотографии: Jim Urquhart/Reuters

Burning Man: правила жизни в пустыне Блэк-Рок

Арт-фестиваль Burning Man 2016 посетили 70000 человек — в том числе и мы. Из личного опыта рассказываем, как вести себя в пустыне Блэк-Рок: 10 принципов, 13 правил и 12 вещей, которые нужно взять с собой.

Фестиваль Burning Man живет по 10 принципам:

1. Радикальное включение. Каждый может стать частю большой фестивальной семьи. Здесь рады каждому незнакомцу и живут без предрассудков.

2. Дарение. Вся политика Бёрна основана на принципе дарения. При этом подарок — безвозмездный. Он не подразумевает возврата или равнозначного обмена.

3. Декоммодицикация. Город в пустыне абсолютно оторван от капиталистического мира. Деньги — это не ценность бля бёрнера. На фестивале нет и никогда не будет рекламы. Единственное, что имеет значение здесь — это искусство.

4. Радикальная самодостаточность. Никто и ничто на Burning Man не может повлиять на вас. Здесь вы развиваетесь, открываете новые грани своей личности и прислушиваетесь к себе.

 

5. Радикальное самовыражение. Точно так же — только вы определяете границы своего самовыражения, и никто не вправе вам помешать, пока вы не мешаете ему.

6. Общественные усилия. Главная ценность коммьюнити Бёрна — это общие усилия для развития и создания искусства.

7. Гражданская ответственность. Пустыня Блэк-Рок — безопасное место для каждого участника фестиваля, которое уважает законы штата Невада и свободы друг друга.

8. Не оставлять следа. Город в пустыне по прошествию недели должен бесследно исчезнуть. Бёрнеры заботятся об экологии: весь мусор увозится с собой.

9. Участие. Создатели фестиваля уверены: большие изменения возможны благодаря глубокой вовлеченности каждого участника. Присоединяйтесь к любой работе или игре — вам всегда будут рады. Пассивное наблюдение — это не про Burning Man!

10. Здесь и сейчас. По-другому на фестивале просто не получится. Атмосфера понимания и принятия помогает открыть свое сердце для новых людей, идей и вдохновения. Для этого раз в год и появляется город в пустыне.

Как и любой город, пустыня Блэк-Рок неделю живет по собственной конституции. При этом на фестивале не игнорируют законы Невады, но пивносят некоторые «пустынные» дополнения.

 

Правила на фестивале Burning Man

1. Деньги — это просто бумажки. Это правило упирается в принцип дарения. Любой здесь поделится с вами ужином или солнцезащитным кремом. Но продавать что-либо, чтобы «покрыть расходы», запрещено. Рассчитывать на обмен тоже не стоит — только если просящий сам пожелает отблагодарить.

2. Мы немножко солгали. Деньги в пустыне Блэк-Рок нужны, но только в двух случаях: чтобы купить лёд в кемпе Arctica или чай/кофе в Camp Cafe. И если придется платить штраф за наружение правил. За порядком здесь следят строго, но справедливо.

3. Нельзя привозить «публичный» душ. Личный душ — даже нужно, но пускать туда всех желающих запрещено. Интересно, что это правило распространяется и на бассейны. Можно плескаться в водичке на зависть всему городу, но нельзя приглашать других присоединиться.

4. Никакой стеклянной посуды. Нет ничего хуже осколков стекла в песке, где ездят велосипедисты и бегают босые бёрнеры.

5. Нельзя красть дорожные знаки. Требование кажется смешным, но ведь кто-то пытался! Здесь дорожные знаки для навигации так же важны, как в любом другом городе. Больше 70000 жителей, как-никак.

6. Животным вход воспрещен. Всем — от попугайчиков до лошадей. Для зверей жаркое солнце, пылевые бури и шум круглые сутки — это огромный стресс.

7. Не берите с собой сено. В коллекцию странных требований. Художники норовят использовать его в инсталляциях, «гражданские» бёрнеры — для удобства в лагерях. Но жара в Блэк-Рок делает сено почти стопроцентным источником пожара. Ничего не должно гореть на Burning Man раньше времени.

8. Музыка не должна быть слишком громкой. Предел — 90 дБ. Этого достаточно, чтобы веселье слышали все соседи.

9. Если хочешь кого-то сфотографировать — спроси.

10. Каждому велосипеду — подсветку. Не обязательно делать из средства передвижения новогоднюю ёлку. Подсветка нужна, чтобы велосипедиста можно было различить в темноте.

11. Не мусорить в окрестностях. Вывезти недельный мусор из пустыни — это только полдела. Его нужно где-то оставить, и это «где-то» — не улицы близлежащих городков. Есть несколько мест, в которых можно оставить мусор после Burning Man.

12. Строго запрещено купаться в горячих источниках. Летом в пустыне вода в них прогревается настолько, что становится смертельно опасной.

13. Не превышай скорость. Это касается как велосипедного движения в пустыне, так и автомобильного — в окрестностях. К слову, штраф за сбитую корову — 2000 долларов.

13. Немного о биотуалетах. Здесь они действуют по принципу «If It Wasn’t in Your Body, Don’t Put It in the Potty». Любые средства гигиены и придется забрать с собой. Это правило касается тех, кто приедет на Burning Man не на автобусе — они же оборудованы своими удобствами.

Детальный гид по виживанию на фестивале можно прочитать здесь (на английском).

Что брать с собой на Burning Man? 

1. Минимум 6 литров воды на человека — чтобы пить и мыться. Бутылку для воды/термос, если захочется развлечься далеко от своего лагеря — а наверняка захочется.

2. Еду и напитки. Рассчитывать так, чтобы в конце не пришлось вывозить с собой половину припасов.

3. Аптечка. Всё необходимое и даже немного больше. Специфические медикаменты, если такие требуются. В пустыне купить их будет негде.

4. Солнечные очки. Желательно — 2 пары. Панама или шляпа с широкими полями. Если нужно еще больше обезопаситься от солнца — зонт. Очки для защиты от пыли. Большой платок на шею — с этой же целью.

5. Теплая одежда. Вечером в пустыне будет прохладно.

6. Светлая одежда для дневного времени. Главное — легкость и удобство. Если захочется эпатировать публику костюмом, он тоже должен быть удобным и безопасным.

7. Антисептик. Вода в пустыне — сокровище, а заботиться о гигиене нужно особенно.

8. Фонарик. Налобный или ручной, чтобы ориентироваться в темноте.

9. Мусорные пакеты и портативная пепельница, если вы курите.

10. Больше увлажнения: бальзам для губ, крем, лосьон и тому подобное.

11. Удобная обувь. Желательно взять две пары. Сандалии.

12. Если планируете жить в лагере — возьмите огнетушитель. Поможете затушить горящего человека в финале и просто для перестраховки.

Организаторы советуют взять с собой крепкую веревку и клейкую ленту. Говорят, обязательно пригодится.

Зачем бизнесмены едут на Burning Man — Секрет фирмы

Правильный комплект на Burning Man — защита от пыли, солнцезащитные очки, вода.

In Dust We Trust — один из самых популярных хештегов на фестивале. Это вам не пакетный тур «всё включено» и даже не трёхзвездочный отель. Резкие перепады температуры (+40 °С днём, +5 °С ночью), отсутствие горячей воды и комфортных условий, повсюду пыль, изнуряющий зной и непредсказуемые песчаные бури — выход из зоны комфорта действительно расширяет границы и учит способности находить решение в непривычных ситуациях.

Никогда не переставайте учиться

Burning Man ― это нетворкинг в уникальной обстановке, где всего за неделю можно поучиться у тех, кто создал миллиардный бизнес, открыл ресторан, написал книгу или выиграл чемпионат.

Фестиваль учит декоммодификации (о самом термине вы, кстати, узнаете там же). Отсутствие рекламы, спонсоров и необходимости что-либо продавать помогает понять, что такое полная независимость от рынка и нивелирование капиталистических ценностей.

Ответственность и дисциплина ― это не только про «завтракать по утрам» и «сдать вовремя отчёт». Здесь всё серьёзнее ― на фестивале нет полиции и уборщиков, поэтому за безопасность и порядок отвечают сами участники. Где-то потребуется собрать мусор, а где-то — усмирить бунтаря.

Будьте всегда начеку

Алкоголь льётся рекой, всегда и везде. Главное — иметь с собой специальный ID, документ, по которому идентифицируют даже фей и звёздных воинов. Что касаемо субстанций помощнее — всё строго.

Кроме того, на фестивале были сотрудники ФБР, ходившие в штатском. Поймают на распространении — загремите надолго и от души. Тусовщики во фриковых нарядах легко оказываются агентами под прикрытием.

Живите моментом

Горящий человек символизирует тщетность бытия, а также призыв перестать думать о прошлом и мечтать о будущем. Никто не строит планов и не думает, как использовать идеи фестиваля в дальнейшем, все его события сиюминутны.

В последний день фестиваля сжигают храм. Пока он горит, вместе с дымом улетают в небо стихи, посвящения, красивые слова, молитвы и другая сердечная чепуха, вы чувствуете глубокую связь с чем-то божественным. Или с самим собой. Вы полностью, — больше, чем когда-либо, — погружены в жизнь здесь и сейчас.

7 фактов, которых вы не знаете. Блог предпринимателя / НВ

Билеты на этот фестиваль распродаются в течение нескольких минут по принципу лотереи. Почему?

Burning Man – это арт-фестиваль, который ежегодно проходит в пустыне штата Невада (США) вот уже на протяжении 30 лет. Фестиваль состоит из тысяч тематических лагерей, баров, рейвов, 700 передвигающихся арт-объектов и более 300 стационарных арт-объектов и скульптур. Этот город в пустыне абсолютно автономен и живет по десяти принципам, в основе которых – концепции экологичности, толерантности, креативности и свободы самовыражения. Местная экономика не признает финансовые институты и предпочитает деньгам подарки.

На этом знания большинства о проекте Burning Man заканчиваются. И тому есть ряд причин. Основная заключается в том, что не все желающие могут посетить фестиваль. Численность населения города Блэк Рок, существующего восемь дней в году, ограничена правительством штата на уровне 70 тысяч человек, а билеты распродаются в течение нескольких минут по принципу лотереи.

Еще одна важная причина – ограниченность фотосъемки. Объективы камер далеко не всегда воспринимаются позитивно. Каждый фотограф обязан получать разрешение людей перед съемкой. И это приводит к тому, что множество церемоний и ритуалов остаются исключительно в памяти участников. Съемка запрещена, потому что камера лишь выдергивает кадр из контекста и не может передать дух самого перфоманса. Появление фото в медиа контролирует сама организация Burning Man. Перед фестивалем нужно получить разрешение на съемку для медиа, а перед публикацией – согласовать материалы. К слову, в 2011 году журнал Vogue заплатил штраф в размере $150 тысяч за нарушение этого правила.

Конечно же, съемка в личных целях для аккаунтов в Instagram и Facebook разрешена. В частности, благодаря этому в последнее время о Burning Man и узнали широкие массы. Но находясь в центре событий, ты понимаешь, что ни одна фотография не способна передать всей насыщенности картинки, глубины энергетики и духа мероприятия. Поэтому уже на второй день тебе не хочется доставать свой смартфон.

В преддверии дня продажи билетов, я попробую вдохновить вас на их покупку и поделюсь малоизвестными фактами о Burning Man.

Факт 1. Burning Man – это некоммерческий проект

Photo by George

Сложно поверить, что фестиваль, билет на который стоит почти $500, на самом деле, вне коммерции. Акционерами компании Black Rock City LLC, владеющей брендом Burning Man, являются шестеро его основателей во главе с Лари Харви. В последние годы компания отчитывается о мультимилионных доходах, но до сих пор вся полученная прибыль шла на финансирование самого фестиваля и связанных с ним благотворительных проектов.

Факт 2. Burning Man создается силами его участников

Именно такая концепция и делает его совершенно особенным, отличает от других фестивалей, где все объекты и развлечения создаются силами организаторов. Такой подход чем-то похож на выставку, каждый участник которой представляет свой стенд. Большинство объектов при этом связаны единой темой фестиваля. К примеру, тема 2017 года – радикальный ритуал. Уже предвкушаю знакомство с тысячами интересных, загадочных, насыщенных мистикой или даже религией ритуалов.

Факт 3. У Burning Man есть собственные 10 заповедей

Это не библия, но принципы, озвученные в философском центре сайта Burning Man, являются обязательными к исполнению, и за их соблюдением пристально бдят сами бёрнеры. Эти правила были сформированы только в 2004 году, к 19-ой годовщине сожжения человека, когда в событии принимало участие уже 35 000 человек. Во многом благодаря им Burning Man и обрел текущую форму.

Цель арт-объектов – заложить в наш мозг некую особенную мысль, натолкнуть на воспоминания, задать самому себе неудобные вопросы

Один из самых неочевидных принципов – «Decomodification» – отказ от коммерции и маркетинга. Соблюдение этого принципа фестивалю давалось труднее всего. К примеру, в 2007-ом, когда темой года был «Зеленый человек», сами организаторы разместили огромный павильон, где были представлены арт-объекты, научные и образовательные модели, видеоэкраны для демонстрации новых энергосберегающих технологий.

Проблема заключалась в том, что большинство объектов, представленных в павильоне, были коммерческими продуктами корпораций и стартапов из Кремниевой долины. А в качестве центральной достопримечательности красовался автомобиль Tesla Roadster. Эта история закончилась скандалом такого масштаба, что кто-то из бывалых бёрнеров в знак возмущения поджег человека уже в первый день фестиваля, намекнув таким образом, что дух Burning Man разрушен.

Одним из последних скандалов, разразившихся из-за попыток брендов использовать Burning Man для своего промо, стал случай пятилетней давности: люксовый бренд Kurg Champagne нарушил сразу несколько принципов, проведя VIP-вечеринку на фестивале ради публикаций фотографий в фэшн-журнале. Все люди, причастные к организации этого события, были пожизненно забанены для посещения Burning Man, журнал выплатил огромный штраф, а сам бренд понес репутационные и финансовые потери.

Photo by Tristan Savatier

Факт 4. Арт-объекты могут быть и бизнесом

Почему-то многие считают, что все арт-объекты после окончания Burning Man сжигают. На самом деле, горит не больше десятка объектов, включая главные – скульптура человека и храм. Большинство же артов ждет долгая и счастливая жизнь. Одни из самых ярких категорий артов – передвигающиеся, их называют Mutant Vehicle. По сути, это разнообразные танцполы на колесах с диджеями и музыкой.

Такие арт-кары не только строят на долгие годы, привозя их на Burning Man в течение десяти лет подряд, но и неплохо монетизируют между бёрнами, сдавая в аренду на фестивали, рейвы, частные вечеринки, карнавалы и другие развлекательные мероприятия по всем штатам.

Скульптуры от известнейших художников со всего мира зачастую находят своих покупателей прямо на Burning Man. И хотя коммерция на фестивале вне закона, на официальном сайте написано, что Burning Man позволяет находить потенциальных клиентов для своих работ, так как это «место, дающее уникальные возможности». Конечно же, некоторые арты создаются на гранты и добровольные пожертвования исключительно для Burning Man. Но не стоит отрицать и того факта, что такой художник получает уникальный объект в свое портфолио, после чего резко вырастает в цене.

Факт 5. Вurning man трансформирует людей

Безусловно, любой незаурядный опыт дает нам знания и делает нас мудрее. Но то, что дают восемь дней на Burning Man, трудно с чем-то сравнить.

В книге The Tribes of Burning Man говорится, что видение Ларри Харви, «отца» фестиваля, заключается в том, что само событие становится для людей ретритом. «Это что-то, что ты должен сделать однажды в жизни - как посетить Мекку для мусульман. Ты должен побывать там однажды и тебе нет нужды туда возвращаться, но если ты хочешь, то можешь» - цитирует Ларри Дейв Корен, региональный контакт Burning Man из Нью- Йорка.

Различные духовные практики – действительно распространенное явление на Burning Man, но и тем, кто далек от эзотерики, есть над чем поразмыслить. Этому способствуют сотни арт-объектов, цель которых – заложить в наш мозг некую особенную мысль, натолкнуть на воспоминания, задать самому себе неудобные вопросы, в конце концов, поселить в голове зерна различных идей. Именно это, а не рейвы, алкоголь и наркотики, является причиной трансформаций.

Факт 6. Burning Man распространяется по миру

Рhoto by SASKIA MEINTJES

В последние годы организаторы уделяют особое внимание распространению идей своего проекта в мире. Для этого они развивают региональную сеть комьюнити, в которой на сегодняшний день состоит 45 штатов США и 36 стран по всему миру. Кстати, в прошлом году последней добавленной на карту страной стала Украина. Региональные комьюнити помогают распространять идеи Burning Man, а также проводят региональные ивенты, среди которых – Precompression и Decompression, вечеринки с арт-объектами до и после Burning Man, а также региональные Burns.

Региональные Бёрны проходят по образу и подобию главного фестиваля. На них строят арт-объекты, живут в кемпах, передвигаются на арт-карах, а в конце сжигают скульптуру человека. Так, крупнейший региональный Burn, AfricaBurn, в 2016-м собрал 12 тысяч участников. Крупнейший европейский Burn, Nowhere, проходит в Испании, и в прошлом году собрал 2200 участников.

Мечтаю о том, чтобы однажды региональный Burn состоялся и в Украине. Для этого нужно, чтобы хотя бы 500 украинцев побывали на Burning Man и загорелись идеей воплотить этот уникальный проект у себя на родине.

Не могу не упомянуть проект Burners without borders, цель которого - открыть креативность в локальных комьюнити для решения проблем, приводящих к значимым изменениям. Организация реализовывает множество инициатив в области устранения последствий стихийных бедствий, финансирует образовательные проекты, помогает развивать современное искусство по всему миру.

Факт 7. В этом году на Burning Man будет первый украинский кемп

Рhoto by Maryna Sulim

Разумеется, украинцы открыли для себя Burning Man не вчера. Мой первый Бёрн был в 2013-м, но я знаю соотечественника, который побывал там еще в 2004-м. Тем не менее, нашего брата на фестивале не очень много. А когда мы разбросаны среди семидесятитысячной толпы, то становимся и вовсе незаметными. В 2015 году проект нашего соотечественника Александра Милова, Love, стал одним из главных символом фестиваля и выступал в роли этакого митинг-поинт для украинцев.

В этом году нашим художникам не повезло получить грант на арт-объект. Тем не менее, фестиваль посетит рекордное количество украинцев. Митинг-поинтом для них станет украинский кемп Kurenivka, в котором будут жить 50 человек. Мы везем в пустыню целый набор украинских ритуалов. Это будет и самогоноварение различных горилок и настоек, и плетение сакральных кукол-мотанок, а также другие интересные и необычные в тех широтах штуки. Мы очень хотим привезти на Burning Man и современное украинское звучание: с нами едут диджеи, надеюсь, присоединятся и музыканты.

Чтобы стать частью этого, вам нужно желание и билет на Burning Man. Завтра, 22 марта, открывается форма регистрации на продажу билетов. Вам нужно зарегистрировать свой Burner Profile и найти в личном кабинете кнопку регистрации на Main sale. Ровно в 10 часов вечера по Киеву, 29 марта, состоится сама продажа билетов.

Burning Man, Black Rock City, Decompression, Precompression являются зарегистрованными торговыми марками

Больше блогов здесь

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl + Enter

Глас заблудшего в пустыне. Бернеры о Burning Man - Статья

Надо ли что-то строить? Можно ли наглотаться пыли и умереть? Зачем вы туда вообще едете? Эти, и многие другие важные, интересные, мелочные, дурацкие вопросы возникают у каждого, кто встречает бернера — того, кто хотя бы раз оказался в параллельной вселенной Burning Man и все прочувствовал на себе. 

Mixmag Russia опросил нескольких посетителей Burning Man и попытался понять, что это вообще такое. 

Екатерина Ли

певица 

Фото: Павел Антонов

Первый ли Burning Man это был для вас? 

Это был мой третий Burning Man. Помню, как читала о нем, учась еще в школе. Ну и, конечно, как только я переехала в Нью-Йорк, то все мои друзья оказались бернерами. В общем мне было его не избежать. Чего я и желала. 

Насколько долго и тщательно вы готовились к этой поездке?

Впервые я поехала с одним из очень хороших кемпов. Поэтому моё интро было очень профессионально срежисированно. К этой поездке я скорее готовила друзей и тех, для кого я делала дизайн костюмов. Готовилась, наверное, неделю. Было 12 костюмов.

Знаем, что многие едут на Burning Man группами. Вы тоже? Как подбирали команду? 

Говорят что твоё племя тебя найдёт. Так и вышло. Я ехала из Темпла в кинотеатр и наткнулась на эту огромную стимпанк-сцену с извергающимися языками пламени. И подумала «Вот бы выступать тут и желательно кемпить с ними». Что и случилось волшебным образом на следующий год.

Что больше всего потрясло на Burning Man?

Каждый раз меня поражает то, что в этом городе люди всех конфессий, взглядов и социальных ступеней могут быть рядом без всяких проблем. Так я танцую на крыше Robot Heart bus, пытаюсь не заснуть потому что 2 часа ночи, а рядом танцует Илон Маск. 

Потрясло количество креатива и свобода мысли. И то, что это настоящий арт, который сгорит через пару дней, а не как в музее современного искусства будет мозолить взгляд своими гениталиями. 

Фото: Павел Антонов

Говорят, что это мероприятие как бы проверяет тебя в экстремальных условиях. Это действительно так? Там настолько все экстремально?

Burning Man — экстремальное мероприятие hands down! Потому что все непросто. Спать урывками чтобы успеть ухватить все интересное — тяжело. Помыться и тотчас быть покрытой пылью — тяжело. Всё тяжело! Начинаешь ценить простые вещи, типа как странник останавливающий тебя и предлагающий арбуз посреди пустыни, особенно в тот момент, что это именно то, о чем ты мечтаешь последние 4 часа. Просто душ или просто сон, или влажные салфетки, когда ты откуда ни возьмись попала в пыльную бурю и все кто были рядом потерялись и рядом какие-то люди на арт-каре в форме пиратского корабля кидают тебе спасательный круг и предлагают «плыть» дальше с ними и диджеем на палубе и замороженным виноградом в эту жарищу. 

Расскажите о том как был устроен ваш быт на Burning Man. Как вы, например, мылись, переносили жару или готовили еду? Чем обычно был заполнен ваш день на BM? Там действительно все должны что-то строить? 

Мне повезло очень и мои условия можно назвать лучшими. RV доставленный прямо туда с душем и спальней, полный продуктов на неделю. В нашем кемпе люди готовили завтрак обед и ужин, мы с Тони, который владеет Empire State Building готовили завтрак. В воскресенье мы собирали все вместе главный тент. И все без исключения махали молотком, носили что-то, делали что-то. 

На фестивале обычно присутствовало много фриков. Встречали ли вы каких-то наиболее ярких/ сумасшедших персонажей?

Фрики. Я никогда не чувствовала себя настолько в своей тарелке как там. В Москве каждый раз после очередного мероприятия я читала как журналисты называли меня Фриком нашей эстрады. А я просто платье вторничное надела. Здесь всем это нравится. Встретила Андрея Бартенева в этот раз. Я думаю что фрик это очень закомплексованное название свободных и креативных людей. Я бы назвала их двигающие мира нашего. Подружилась с Патриком который построил самый крутой арт пис в этом году — дерево. И подарил мне лист от него. И так каждый год. Это гораздо интереснее чем нормальная скучная жизнь. 

Фото: Павел Антонов

Действительно ли русские бернеры живут обособленно? 

Не знаю как на Burning Man ездят русские, хотя в кемпе с которым я ездила последние 2 года было несколько русских и человек который построил его — русский. Но на самом деле — это просто очень интернациональный коктейль со всего света. И да, с этим лагерем очень комфортно жить. Еда, душ, кондиционер, чтобы можно было действительно потратить все время на то чтобы смотреть, посещать, знакомиться, танцевать, выступать. Хотя не скажу, что я ничего не делала в лагере. Мы прилетели рано и помогали двигать, носить, декорировать. Никто не приносил нам еду и не убирал со стола за нас, но и это огромная роскошь в пустыне. Это как на луне. Для некоторый хороший велик — роскошь. И поэтому я счастлива что меня эти проблемы не коснулись вообще, спасибо Segway за то что сделали меня своим амбассадором и мне не надо было крутить педали вообще. 

На фестивале солидная музыкальная программа. Кто вам запомнился больше всех? 

Музыка там лучшая — мои друзья Ли Берридж, Scumfrog, Beduin, Timujin, Nu, Sabo, плюс те, с кем пока не подружилась Aсid Pauli, Oceanis Orientalis, Mira, Джейми Джонс, Thugfucker, Bob Moses.

Главный вопрос — как вы избавились (и избавились ли вообще) от вездесущей пустынной пыли? 

От пыли не избавишься, Ее надо принять. Много влажных салфеток для пола и снимать обувь — вот решение. 

Изменил ли вас как-то этот фестиваль?

Фестиваль изменил, показал что я не сумасшедшая и нас таких много. 

Geju

диджеи, музыканты

Первый ли Burning Man это был для вас? 

Первый раз, но как будто не первый. 

Если первый, то с какими чувствами вы туда ехали? 

Ехали и не чувствовали, что мы едем именно туда, хоть и разговоров об этом становилось все больше. У нас была нескончаемая вечеринка вперемешку с мегакрасивыми природными местами, в которые мы по пути заезжали. Сначала мы играли на Acidcase в Нью-Йорке, в котором мы очутились практически сразу, как прилетели. Все происходило на заводе, недалеко от House of yes, в лайнапе был Acid Pauli, так что ночка выдалась увесистой и в 8 утра мы уже ехали, вернее наши тела везли, в аэропорт. По прилету в Лос-Анджелес мы тут же улеглись у бассейна и смотрели, как ставят вокруг него Function one для дневного музыкального веселья в котором мы играли под вечер, так что удалось передохнуть пару часов. К этому времени многие из нашего будущего лагеря и просто друзья уже были в городе и тоже пришли. Вообще максимально приятно встречать знакомых людей в разных точках мира, с некоторым в Москве редко пересекаешься, а с некоторыми еще и не виделся ни разу.

Ощущение что вот он BM сейчас будет, появилось только за 2 часа до момента как мы получили билеты в пустыне. 

Насколько долго и тщательно вы готовились к этой поездке?

Мы больше разговаривали, чем готовились. По сути большая часть купленного в итоге не пригодилась, хотя многое было незаменимым. В общем-то дико крутых винтажных магазинов, в которых много и гигантского Wallmart, на пути в Блэк рок сити, вполне достаточно, если ехать в хорошо спланированный лагерь.


Знаем, что многие едут на Burning Man группами. Вы тоже? Как подбирали команду? 

Команда была уменьшенная копия московской ежедневной команды A, плюс люди которых мы часто видим в путешествиях в основном артисты. По пути мы то пополняли наш отряд, то снова разделялись. В общем у нас было 3 недели совершенно разных эмоций. 

Что больше всего потрясло на Burning Man?

Очень много абсолютно разных вещей, которые складываются в общие ощущения. Они-то и потрясли больше всего — ощущения от происходящего вокруг. А из деталек — культура, чистота, подозрительная, для русского человека, открытость и доброта абсолютно всех и гениально спроектированный город. Полное отсутствие кошелька всю неделю и телефон превратившийся просто в фотоаппарат. 

Говорят, что это мероприятие как бы проверяет тебя в экстремальных условиях. Это действительно так? Там настолько все экстремально?

Все зависит от того, кто как решил там провести время. Но в целом локация такая, что это место не совместимо с какой-либо жизнью ибо это дно соляного озера, на котором нет ничего кроме перемолотой соли и песка в пудру, дико жаркого солнца, холодных ночей и ветра. В этот раз кстати выдался самый жаркий BM, 3 дня были температурные рекорды днем и ночью и нам практически не пригодились теплые вещи. Хотя по рассказам температура ночью опускается до 0 градусов. Мы жили в гексо-юрте... ну как жили, в ней лежала часть наших вещей, а жить можно было в любом приглянувшемся гамаке. Нам очень повезло с нашим лагерем (Art of steam. 6w15i), который был черной дырой по притяжению в него людей и из которого было сложно выйти. Основная идея заключалась в том что у нас были 2 русские бани, в которых пропарилось больше семисот человек, если я не ошибаюсь, может и больше. Это вообще лучшее, что может быть днем в дико жаркой пустыне.

Расскажите о том как был устроен ваш быт на BM. Как вы, например, мылись, переносили жару или готовили еду? Чем обычно был заполнен ваш день на BM? Там действительно все должны что-то строить? 

Поскольку у нас была баня и душ, с водой проблем не было, но расходовать надо было максимально дозировано. Пили воду и электролит очень много и постоянно. Когда мылись, то наполняли водой резиновую дуру и шли радоваться под тоненькой струйкой, голову практически не надо было мыть, потому что волосы превращались в белую сухую проволоку, но сам процесс попадания влаги на голову дико приятен. Туалеты были общие и раскиданы по городу. Вообще я никогда не получал такого удовольствия от простых вещей, как например пить воду так, чтобы по всему телу лились струйки. Совершенно не важно мокрый ты или пыльный, в общем-то ты все время одинаковый и от этого можно было валяться и сидеть на любых поверхностях и на земле. Некая часть свободы.

Готовили, парили в лагере мы по сменам. По поводу должны строить — там вообще никто ничего не должен, если есть идея и желание строишь, моешь, помогаешь с организацией лагеря до или после или не лагеря. Полная свобода.

На фестивале обычно присутствовало много фриков. Встречали ли вы каких-то наиболее ярких/ сумасшедших персонажей?

Вообще не проходящее состояние точь в точь как во снах. Абсолютно все постоянно чудаковатое. Да и температура в +50 градусов усиливает впечатление. Некоторые образы персонажей конечно отпечатались в памяти надолго.

Основную популярность BM можно заключить в три фактора: 
1-е — это Культ, идея вокруг сжигания The Man, Temple и других объектов и разному пониманию названия BM.
2-е — постоянные декорации за счет именно этой пустыни. Это гигантская дым-машина делающая все обыденные вещи более драматичными.
3-е — сексуальность и общение людей. Отсюда и родилась вся целостность концепции.

На фестивале солидная музыкальная программа. Кто вам запомнился больше всех? 

В первую очередь это всё точно не про музыку и каждый может провести эту неделю абсолютно с любыми занятиями, целями, хобби помимо музыки. Больше всего нам конечно запомнился наш семичасовой сет на рассвете на Ooligan Valley. Он кардинально отличается по эмоциям ото всех других наших сетов. При этом во всем городе играет совершенно разная музыка и встречались очень удивительные моменты.

Главный вопрос — как вы избавились (и избавились ли вообще) от вездесущей пустынной пыли? 

Скорее мы от нее не хотели избавляться, она была как медальки на камзоле. Но то ради чего еще стоит поехать — это первый прыжок голышом в чистое озеро после BM, например в парке Йосемити.
А вообще, бернингская пыль — это идеальная маскировка от бытовых проблем реальной жизни. 

Изменил ли вас как-то этот фестиваль?

Сложный вопрос. Мне кажется мы изменились чуть-чуть раньше погрузившись с головой в свою любимую историю, которая очень близка по замыслу и здесь убедились в том, что в нужную сторону.

Илья Безуглый 

редакционный директор Maxim

Первый ли Burning Man это был для вас? 

Да, мы с женой были первый раз. Старожилы таких называют — «бёрджинс» (Burn + virgins) и относятся к новичкам с доброй иронией и трогательной заботой. На въезде для девственников ритуальная прописка: предлагают изваляться в пыли и звякнуть в рынду. Ветераны брюзжат, что BM уже не тот. Дескать все коммерциализировалось до неприличия, лохов-туристов без идей и костюмов понаехало, и вообще раньше все посексуальнее было, а нынче нарциссизм один бездуховный, селфи эти ваши, да танцульки беспонтовые. Но нам так не показалось вовсе.

Если первый, то с какими чувствами вы туда ехали? 

Ожидали чего-то грандиозного, зрелищного и по-хорошему безумного, дамы волновались насчет бытовых проблем и гигиены. Оказалось, что наши представления о грандиозном и безумном мягко говоря есть куда расширять, а бытовые трудности не помеха. Они не баг, а скорее фича всей затеи.

Насколько долго и тщательно вы готовились к этой поездке?

Билеты на Burning Man купили весной онлайн без проблем и переплат, после чего стало ясно, что в этот раз уже не отвертеться и надо что-то организовывать. Один из десяти принципов фестиваля — Radical self-reliance, максимальное самообеспечение всем необходимым для жизни в пустыне, поэтому готовиться надо, это не курорт. Быстро выяснилось, что в англоязычном интернете полно полезной и порой противоречивой информации по выживанию на Burning Man и осваивать ее — отдельное удовольствие, эдакое виртуальное заочное путешествие в Black Rock City. Так что было чем развлечься дождливым московским летом: выбрать и заказать RV (дом на колесах), велосипеды, маршрут, лагерь, костюмы (!), очки и маски от пыли, рюкзаки с контейнерами для воды, электролиты от обезвоживания, осветительные светодиоды и гибкий неон на батарейках, лекарства от всего, японские зонтики и армейские ботинки на еbay, еду в банках, кокосовую воду и железные кружки на Amazon... черта в ступе. Смаковать процесс можно месяцами. Чем раньше вы начинаете, тем больше экономите, поскольку в Китае все сильно дешевле, но едет оттуда долго. Впрочем, один мой приятель из Лос-Анджелеса собрался на этот свой первый Burn за полдня и тоже прекрасно провел время.

Знаем, что многие едут на Burning Man группами. Вы тоже? Как подбирали команду? 

Мы напросились к моему давнишнему другу Саше Байбарину в лагерь под названием Art of Steam. 70 молодых русскоязычных ребят со всего мира второй год подряд строят на фестивале что-то типа русской парилки и охаживают бернеров вениками сменами по 45 минут. Чудесные, светлые люди, мы все очень сроднились. При этом надо понимать, что территория фестиваля — это примерно московское садовое кольцо и вариантов времяпрепровождения такое количество, что любые группы неизбежно распадаются, сливаются с другими и перемешиваются. В этом и кайф! Люди теряются на сутки, находят себе новую стаю и возвращаются к своим только чтобы поспать, переодеться и послушать истории товарищей, тусовавшихся с кем-то еще и в каких-то других кемпах или мирах. 70000 бернеров всю неделю ощущают себя почти что семьей, и очень открыты к общению.

Что больше всего потрясло на Burning Man?

Размах, пронзительная красота и неистовство происходящего. Изумительно позитивная коллективная энергетика. Неописуемые колоссальные арт-объекты, разбросанные, кажется, до самого горизонта и светящиеся в темноте. И когда пятьдесят тысяч человек молча плачут, глядя, как пылает Храм в последнюю ночь. Незабываемо.

Говорят, что это мероприятие как бы проверяет тебя в экстремальных условиях. Это действительно так? Там настолько все экстремально?

Я в Советской армии служил еще в прошлом веке, там бывало и пожестче. В этом году нам повезло, почти не было песчаных бурь и ночная температура не падала так драматично как обычно, многие даже шубы свои не выгуляли. Опять же у нас был RV c душем и кондиционером, так что я не совсем правильный человек чтобы живописать бытовые трудности. В палатке на жаре, и без душа всю неделю, подозреваю, просветлиться можно было покруче. Может быть в следующий раз так и сделаем. Большая часть алармистских комментариев с BM естественно от американцев. При этом США — наверное самая комфортная для проживания страна в мире, поэтому их стенания, например, по поводу запредельно ужасных общественных туалетов россиянам можно игнорировать. Уверяю вас, вы видели и не такое.

Расскажите о том как был устроен ваш быт на BM. Как вы, например, мылись, переносили жару или готовили еду? Чем обычно был заполнен ваш день на BM? Там действительно все должны что-то строить? 

Полный бак пресной воды в RV вытекает в душе/раковине/сливе туалета за 20 минут, слив грязной и перезаправка стоит 100 долларов и несколько часов мытарства по жаре в поисках канализационной и заправочной машин. К тому же простая вода чертову пыль смывает плохо. Поэтому помывка происходит обычно в несколько этапов: сначала ты стираешь покрывающую тебя с головы до ног белую пудроподобную дрянь детской протирочной салфеткой для какашек, потом протираешься смесью воды с уксусом и только потом идешь в душ. На пару минут. Если на Playa вы видите девушку с чистыми волосами, значит она — галлюцинация. Ну или супермодель из мирового агентства и только что делала атмосферные фотки для своего инстаграма.

На фестивале обычно присутствовало много фриков. Встречали ли вы каких-то наиболее ярких/ сумасшедших персонажей? 

Примерно десятки тысяч раз в день. Радикальное самовыражение — один из основополагающих принципов фестиваля, и бернеры на свои костюмы креативности и денег не жалеют. Странность во внешнем виде на BM скорее ожидаемая норма и ее почти перестаешь замечать день на третий. А вот банда здоровых голых геев занимающаяся коллективным петтингом в 12 рук посреди танцпола у Robot Heart на глазах у многотысячной толпы на рассвете в субботу выглядела, пожалуй, странновато. Публично заниматься сексом на BM как бы запрещено.

Действительно ли русские бернеры живут обособленно? 

Точно не все. Думаю, зависит от уровня знания английского языка и классовой спеси. Большинство русскоязычных, которых я встречал за эту неделю, живут не в России, языковых проблем не имеют и чванливостью не страдают.

На фестивале солидная музыкальная программа. Кто вам запомнился больше всех? 

Мы в основном приплясывали вокруг Mayan Warrior и Robot Heart, но ночью по пустыне перемещаются десятки огромных светящихся арт-монстров с отличным звуком на любой вкус.

Главный вопрос — как вы избавились (и избавились ли вообще) от вездесущей пустынной пыли? 

Пыль — боль, но она — не главное. И да, она таки отстирывается. Только не совсем понятно, стоит ли. Она же в некотором роде сакральная и культовая. IN DUST WE TRUST — один из самых популярных хэштегов на фестивале.

Изменил ли вас как-то этот фестиваль?

Думаю, что к лучшему. Любить человечество стало проще.

Azamat

музыкант

Первый ли Burning Man это был для вас? 

В 2016 году меня в первые пригласили на BM выступить, на площадке White Ocean, но в этом году из-за одного обстоятельства я пропустил свое выступление на фестивале, и не посетил его. 

Если первый, то с какими чувствами вы туда ехали? 

В первый раз было небольшое волнение, так как много разного рассказывали про BM. 

Насколько долго и тщательно вы готовились к этой поездке?

Можно сказать что я совсем не готовился, если не взять в расчет последние дни перед выездом, знакомый который знает что нужно самое необходимое в пустыне вручил это мне. Самое важное для меня было увидеть красоту и необыкновенность природы в пустыне, а что связанно с тусовками, мне это не особо интересно. 


Знаем, что многие едут на Burning Man группами. Вы тоже? Как подбирали команду? 

Добирался до ближайшего города Рено, в котором есть аэропорт, там встречал меня трансфер от кэмпа, в котором я должен выступать. 


Что больше всего потрясло на Burning Man?

Я восхищен природой которая меня окружала, как красиво менялось у нее настроение. Это был фрагмент из фантастического фильма, а нет, все же из реального фильма. 

Говорят, что это мероприятие как бы проверяет тебя в экстремальных условиях. Это действительно так? Там настолько все экстремально?

Да возможно экстремально, по крайней мере выглядит это так, если находиться там всю неделю фестиваля. Но я был там три дня, мне этого хватило. 


Расскажите о том как был устроен ваш быт на BM. Как вы, например, мылись, переносили жару или готовили еду? Чем обычно был заполнен ваш день на BM? Там действительно все должны что-то строить? 

В нашем кэмпе был душ, хороший завтрак, обед и ужин. По рассказам, что я слышал, такие условия были далеко условия были далеко не в каждом кэмпе. Я мало что знаю о волонтерстве на BM, все же моя роль там была музыканта. Днем я постоянно гулял, рассматривая замечательные арт объекты. 

На фестивале обычно присутствовало много фриков. Встречали ли вы каких-то наиболее ярких/ сумасшедших персонажей? 

Как правило это были заранее придуманные костюмы и персонажи в целом, практически каждый старается отличиться. 

Действительно ли русские бернеры живут обособленно? 

Мне кажется это везде так и происходит.

На фестивале солидная музыкальная программа. Кто вам запомнился больше всех? 

Лично для меня это не совсем подходящее место где я хотел бы слушать музыку и обращать на нее внимание в целом. Самое интересное для меня было, кататься по пустыне на велосипеде и разглядывая все вокруг. 

Главный вопрос — как вы избавились (и избавились ли вообще) от вездесущей пустынной пыли? 

Большинство вещей оставил в аэропорту, но пыль меня преследовала еще долгое время.

Изменил ли вас как-то этот фестиваль?

Я теперь имею небольшое представление как выглядеть планета Марс.

Ксения Яковлева

предприниматель 

Первый ли Burning Man это был для вас? 

Да, это был мой первый Burning Man. Так как огромное число моих друзей ездило туда и не раз, у меня сложилось ощущение, что я уже была там или, по крайней мере, все о нем знаю. 


Если первый, то с какими чувствами вы туда ехали? 

Ехала за тем, чтобы лучше понять себя. 

Насколько долго и тщательно вы готовились к этой поездке?

Билет я купила где-то в мае. Так как у меня был кемп, в котором все предоставлялось, то как таковой подготовкой, то есть покупкой всех мелочей, необходимых burner virgin, я занималась недели две. Костюмы заказала за месяц.

Знаем, что многие едут на Burning Man группами. Вы тоже? Как подбирали команду? 

Наш кемп — это кемп друзей, ну или знакомых и приятелей. Мы все почти знали друг друга. Близкая подруга, с которой мы на самом деле решили, что едем на БМ, была в другом кемпе.

Что больше всего потрясло на Burning Man?

Потрясающее состояние свободы. BM — это зеркало, ты получаешь и видишь то, что сам проецируешь. Я не знаю, что там происходит, но ты получаешь там то, чего хочешь и о чем думаешь! 

Говорят, что это мероприятие как бы проверяет тебя в экстремальных условиях. Это действительно так? Там настолько все экстремально?

Я бы так не сказала — говорят, это был один из самых тёплых по температуре BM. Ночью было прохладно, и у нас у всех были шубы, а днём жарко — но я люблю жару и легко ее переношу. Условия становятся экстремальными, наверное, если ты едешь без кемпа, живёшь в палатке.

Расскажите о том как был устроен ваш быт на BM. Как вы, например, мылись, переносили жару или готовили еду? Чем обычно был заполнен ваш день на BM? Там действительно все должны что-то строить?

У нас был невероятно комфортный кемп. Всего нас было 35 человек где-то, при этом большая «территория». Я жила в RV с девочкой. У нас была и вода для душа и туалет и все, что может понадобиться. Еду нам готовил повар, завтрак-обед-ужин. Напитки, вода — все всегда было. Плюс я себе купила все, что нужно. В душ ходила несколько раз в день и если было совсем жарко, то сидела с ребятами в нашем «лаунже». Либо ехала кататься на своём сегвее — так становилось прохладнее. Там каждый выстраивает свой день, в зависимости от того, что хочет делать — встречать ли рассвет, смотреть инсталляции, слушать того или иного диджея. Например, иногда я спала с 8 вечера до 4 утра, иногда с 12 дня до 4 вечера. 

Изменил ли вас как-то этот фестиваль?

BM — это общение, для меня это был выход из зоны комфорта в плане общения: открываться, заговаривать с незнакомыми людьми. Весь день я ездила в другие кемпы, смотрела арт-объекты и опять же общалась.

Фестиваль Burning Man - это сатанистский магический ритуал иллюминатов. США, Невада

С 28 августа по 5 сентября 2016 года в США, штате Невада, в пустыне возле города Рино (Reno), прошел ежегодный фестиваль Burning Man-"Горящий Человек", который проводится ежегодно в это время в течение уже 30 лет.

Официально заявлено, что у этого "фестиваля" нет определённых целей, однако он прекрасно организован и профинансирован, во время его проведения там нет полиции, каждый делает, что хочет: может употреблять любые наркотики, предаваться оргиям, ходить нагишом, самовыражаться, кто во что горазд.

Собравшиеся в пустыне люди наблюдают, как за 20 минут сгорает скульптура из древесины весом более 77 тысяч кг. стоимостью более $250000. И это жертва ради Большого искусства? Посмотрите символы горящего человека - это перевёрнутая пентаграмма.На самом деле этот "фестиваль" является сатанинским магическим ритуалом, в нём участвуют многие звёзды Голливуда и знаменитости.

Официальный сайт: http://burningman.org/.

«Burning Man» (англ.) (в буквальном переводе — «горящий человек») — ежегодное восьмидневное событие, происходящее в пустыне Блэк-Рок (англ. Black Rock Desert) (США, штат Невада). Фестиваль начинается в последний понедельник августа, в ноль часов одну минуту. (Нумерология, гемантрия, магия, оккультизм).

Последний день приходится на День Труда, официальный праздник, отмечаемый в США в первый понедельник сентября, выходной день для большинства организаций. Кульминация происходит в субботу после заката, когда сжигают огромную деревянную статую человека.

Сами организаторы определяют событие как эксперимент по созданию сообщества радикального самовыражения, при этом полностью полагающегося только на себя (англ. radical self-expression, and radical self-reliance). На неделю в пустыне устанавливаются произведения современного искусства, часто фантастических форм. Некоторые из них сжигаются создателями до окончания «Burning Man». Там ездят сотни «мутированных» машин (англ. mutant vehicles) самого невероятного облика, многие участники ходят в костюмах персонажей искусства, зверей, предметов и так далее. Приехавшие в пустыню артисты дают выступления, популярны различные танцы. На нескольких танцполах круглосуточно работают диджеи. Вместе с тем, каждый участник ответственен за своё жизнеобеспечение (питание, воду, защиту от жары, ветра, холода, место для ночлега и т. д.) и очистку пустыни от каких-либо следов своего пребывания; обо всём этом надо позаботиться заранее.

Первое сожжение небольшого деревянного человека было в 1986 году, тогда ещё на одном из пляжей Сан-Франциско, небольшой группой друзей. Впоследствии круг участников расширился и переместился на нынешнее место в пустыню в штате Невада. В 2015 году в фестивале участвовало 70 тысяч человек.

Фестиваль Burning Man: мир будущего

Принципы фестиваля:

Фестиваль Burning Man не имеет одной выделенной цели своего проведения.
(Это неправда, фестиваль прекрасно организован и профинансирован, билеты и всё необходимое стоят немалых денег).

В большей мере фестиваль создаётся самими бёрнерами (англ. burners) — рядовыми участниками, которые призываются к выражению сообщества, искусства (в виде так называемых инсталляций), абсурдности, декоммодификации (англ. decommodification) и общего веселья. Организаторы призывают к активному участию в фестивале, посещение события в качестве наблюдателя не одобряется.
Декларируется 10 основных принципов:[3]


  • Радикальное включение

  • Дарение

  • Декоммодификация

  • Радикальная самодостаточность

  • Радикальное самовыражение

  • Общественные усилия

  • Ответственность

  • Не Оставляй Следа

  • Участие

  • Здесь и сейчас

Вид фестиваля Burning Man 2016 с дрона:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *