Уютный трикотаж: интернет магазин белорусского трикотажа

Где снимали инферно – Где и как снимали «Инферно»

Где снимали инферно – Где и как снимали «Инферно»

Где и как снимали «Инферно»

Триллер ИНФЕРНО может считаться путеводителем по красивейшим городам Европы. В нем зрители видят знаменитые исторические постройки Венеции, Флоренции и Стамбула. Более 70% сцен фильма снимались на реальных локациях, однако кое-какую часть этих городов сыграл Будапешт. Кинематографисты нередко прибегают к такой хитрости – снимают сцены в совершенно другом городе, иногда даже в другой стране, камуфлируя их под те, которые описаны в сценарии. Эта задача была возложена плечи художника-постановщика Питера Венама.

Венам начал свою работу с тщательного планирования перевоплощения одного города в другой. Были и очевидные моменты, такие как замена вывесок и автомобильных номеров с венгерских на итальянские, и некоторые, не настолько явные. «Нам было очень важно сменить уличное освещение, – говорит художник-постановщик. – Во Флоренции улицы освещаются фонарями, которые укреплены на стенах домов на металлических держателях, причем преобладают небольшие плафоны. Кроме того, мы закрепили на стенах ставни, которые так распространены во Флоренции. Такие мелочи были для нас очень важны».

Учитывая специфическую архитектуру натурных съемок, в Будапеште нетрудно найти локации, которые можно выдать практически за любую европейскую страну. Например, сцена, в которой Лэнгдон и Брукс обнаруживают исчезновение посмертной маски Данте в Палаццо Веккьо, на самом деле снималась в Этнографическом музее в Будапеште. Реквизиторы изготовили в общей сложности 15 посмертных масок Данте, чтобы не оказаться с пустыми руками в непредвиденном случае.

«В Палаццо Веккьо настоящая маска хранится в деревянном футляре на фоне красного шелка», – рассказывает Венам. В Италии руки кинематографистов были бы связаны по вполне объяснимым причинам. Будапештский музей, напротив, предоставлял практически полную свободу действий. «Само пространство музея было словно создано для нас – широкие коридоры, запутанные переходы из одного зала в другой», – вспоминает художник. Единственное, что не вписывалось в общую концепцию, – неоклассическая архитектура города. «В Будапеште вы можете найти практически любой архитектурный стиль за исключением одного – итальянского», – улыбается Венам. Чтобы завершить трансформацию будапештского музея в итальянский, художнику-постановщику и его команде пришлось сделать для всего здания своеобразный костюм. «Мы наложили на мрамор фигуры, заранее изготовленные из пенопласта, фольги и латекса, – рассказывает художник-постановщик. – Мы закрепили и раскрасили их, а после окончания съемок сняли и отмыли места крепления так, что и следа не осталось. Мы словно сделали для здания совершенно новый съемный фасад».

Сцены, в которых Лэнгдон и Брукс пытаются сбежать от погони в средневековой часовне при соборе Святого Марка в Венеции, на самом деле снимались в подвалах знаменитого Музея Кишцелли в Будапеште. Музей Кишцелли расположен в живописном уголке Обуды и представляет собой монастырь и церковь в стиле барокко. Некоторое время в стенах Кишцелли размещались казармы, а затем больница. В 1910 году замок, на территории которого находится музей, был выкуплен венским коллекционером и промышленником Максом Шмидтом, который превратил покупку в шикарный особняк.

«Учитывая динамику сцены, мы должны были снимать либо в павильоне, либо в местах, не столь ценных, как сама Базилика, – объясняет он. – Сцену на балконе мы снимали в Венеции. Когда же герои оказываются внутри, работа съемочной группы переносилась в Будапешт. Специально для этого мы выстроили точную копию локации в павильоне. Кроме того, в Будапеште мы нашли музей, некоторые помещения которого отлично нам подошли. Нам нужны были пыльные комнаты, от которых бы буквально пахло древностью. Мы настелили новые полы, нанеся на них точно такой же рисунок, какой был в настоящих подземельях под собором Святого Марка. Затем мы установили ограды и выстроили алтарь, на котором разместили различные религиозные артефакты».

Ужасающие сцены, выуженные из воспаленного сознания Лэнгдона, снимались на колоритной улочке, примыкающей к Венгерскому Государственному оперному театру. «Мы создали очень необычную декорацию, – вспоминает художник-постановщик. – Мы оказываемся и не в Европе, и не в Америке. Мы хотели, чтобы локация была похожа на обычную улицу с обычными людьми, и заметить что-то странное можно, только если хорошенько приглядеться. Все машины черного цвета. Вывески выкрашены под цвет домов. Дорожные рабочие, копошащиеся посреди улицы, используют не ломы, а пики, как на карте ада Боттичелли. Едва уловимые моменты мы вписали в привычный, как может показаться, ландшафт, который становится все более странным по мере того, как сознание Лэнгдона погружается в галлюцинацию». Для съемки сцен видений Лэнгдона команда по разработке спецэффектов закупила 9000 литров фальшивой крови на основе сахара.

Венгерский Национальный музей был выдан за Гарвардский Университет в сценах, когда Лэнгдон пытается восстановить свою память.

Небольшой части съемочной группы довелось поработать в полном тайн и загадок турецком Стамбуле. На протяжении одного уикенда снималась сцена, в которой Лэнгдон, Сински и Симс встречаются в Соборе Святой Софии. В основании этой постройки было заложено три гигантских резервуара. По утверждениям историков, цистерны были настолько большими, что могли вместить корабль. Эти резервуары были воссозданы художниками из съемочной группы

ИНФЕРНО для кульминационной сцены картины в павильоне одной из студий Будапешта.

Декорации составляли всего 1/5 реального прототипа. Для того чтобы можно было снимать, воды на съемочной площадке было больше, чем в реальных резервуарах. Площадку обтянули синим хромакеем и впоследствии специалисты по визуальным эффектам просто достроили недостающие элементы декораций на компьютерах.


15.10.2016

Источник: Sony Pictures

www.kinometro.ru

По местам съемок «Инферно» — Статьи на КиноПоиске

КиноПоиск побывал во Флоренции, где прошел по стопам Роберта Лэнгдона, которому в фильме «Инферно» предстоит предотвратить чудовищную катастрофу.

КиноПоиск побывал во Флоренции, где прошел по стопам Роберта Лэнгдона, которому в фильме «Инферно» предстоит предотвратить чудовищную катастрофу.

По сюжету талантливый ученый Бертран Зобрист изобретает вирус под названием «Инферно», способный уничтожить половину популяции земного шара. Озабоченный проблемой перенаселения, Зобрист считает, что творит добро, однако Всемирная организация здравоохранения с этим не согласна. Необходимо найти вирус, но для этого понадобится помощь профессора Роберта Лэнгдона.

«Инферно» — четвертый роман беллетриста Дэна Брауна о профессоре Гарварда. Специалист по символам Роберт Лэнгдон стал своего рода Индианой Джонсом современности. Начиная с бестселлера «Код да Винчи»», Браун исправно поставляет пляжное чтиво, совмещенное с путеводителями по европейским городам. Единственная книга серии, действие которой развивается в США («Утраченный символ»), оказалась неудачной (в том числе коммерчески) и не была экранизирована.

Режиссерское кресло третьего фильма по произведениям Брауна снова занял Рон Ховард, экранизировавший и предыдущие две книги, а главную роль играет его друг Том Хэнкс. «Заметьте, нас никто не заставляет это делать», — шутил Хэнкс на пресс-конференции во Флоренции. Конечно, как таковых контрактов у Ховарда и Хэнкса на несколько фильмов нет. Равно как и Браун не обязан строчить книги про Лэнгдона. Но спрос диктует предложение: у писателя спрашивают, когда выйдет новая книга про Лэнгдона, а у Ховарда и Хэнкса — про то, будут ли они ее экранизировать.

Премьера «Инферно» прошла во Флоренции, где начинается действие книги и куда студия Sony привезла журналистов со всего мира. Перед интервью нам довелось три часа попетлять по улицам Флоренции в сопровождении иностранных коллег и гида, которая рассказывала не только о книге, но и об истории города. Как оказалось, флорентийцы относятся к Брауну с особым пиететом, поскольку благодаря ему их город снова стал центром внимания (туризм — главная статья дохода Флоренции).

Мы собрались на площади Синьории, где возле палаццо Веккьо выставлена работа фламандского художника и скульптора Яна Фабра из серии «Духовные стражи».

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Действие «Инферно» начинается на флорентийской колокольне Бадиа-Фьорентина, с которой бросается тот самый ученый Бертран Зобрист, изобретший вирус. В фильме его играет Бен Фостер, и его гибель в начале не спойлер, а завязка истории. Монастырский комплекс Бадиа-Фьорентина, как и все церкви Флоренции, был богато расписан фресками (в том числе и авторства Джотто, но к нему мы еще вернемся). А вот колокольня выглядит довольно скромно. Что самое интересное, попасть на нее нельзя. Как это удалось Зобристу, так и осталось загадкой.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Роберт Лэнгдон приходит в себя в больнице, где с ужасом понимает, что он больше не в США, а каким-то чудом оказался во Флоренции. На это намекает купол собора Санта-Мария-дель-Фьоре, он же Дуомо, ставший одним из главных символов города.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

На жизнь профессора покушается неизвестная наемница, и он бежит из больницы с помощью симпатичного врача Сиены Брукс (в фильме ее играет Фелисити Джонс). Вместе они начинают скрываться от преследования в садах Боболи, куда мы, увы, из-за отсутствия времени не попали. Но из примыкающего к Боболи форта Бельведер, где прошла встреча со съемочной группой, открывается вид на ансамбль.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Через коридор Вазари, названный в честь знаменитого художника, Лэнгдон и Брукс попадают в центр Флоренции. Частично их путь лежит через Старый мост, Понте Веккьо, уставленный домами.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Браун начисто забывает, что коридор Вазари проходит через галерею Уффици, главный музей Флоренции, где выставлены картины Боттичелли, Микеланджело и других великих авторов. Но Ховард эту досадную оплошность устранил и показал, как герои бегут по Уффици. Галерея со стороны выглядит вот так.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Через Уффици Роберт и Сиена попадают в палаццо Веккьо, где им предстоит найти картину с надписью «Cerca trova» — «Ищите и обрящете». Пресс-конференцию «Инферно» устроили как раз в этом зале, и Том Хэнкс с радостью показывал, где находятся эти слова.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоискФото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

«Ох уж этот Дэн Браун!» — любимая присказка Хэнкса, когда речь заходит о разнице между книгой и фильмом (а она весьма значительная). Писатель при всей своей дотошности указывает, что потолок в зале Пятисот в палаццо Веккьо состоит из натянутых полотен с картинами, тогда как в действительности там прочные деревянные панели.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Книга «Инферно» плотно завязана на тексте «Божественной комедии» Данте Алигьери. Конечно, в истории хождения по аду нет ничего смешного. В Италии во времена Данте комедией называлось произведение на простом, народном наречии языка. Через вот эту небольшую дверь Лэнгдон и Брукс покидают дворец и направляются отгадывать очередную загадку Зобриста, но для этого им нужен экземпляр «Божественной комедии».

По улице Данте Алигьери герои подходят к дому поэта.

На самом деле это не настоящий дом Данте. Площадь, где раньше стоял дом, принадлежавший семье Алигьери, была реконструирована и застроена новыми зданиями. Копию дома Данте построили в начале XX века. Сейчас в нем располагается музей (но Лэнгдону не повезло: по понедельникам он закрыт).

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Говоря о Данте, нельзя не вспомнить о его трагической любви к Беатриче. Девушка из богатой семьи, Беатриче Портинари никак не могла стать супругой поэта. Могила возлюбленной Данте находится в церкви, куда приходят Роберт и Сиена, чтобы взять телефон у туристки и найти в интернете текст «Божественной комедии».

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Это церковь Санта-Маргарита де Черчи, но, поскольку именно в ней юный Данте повстречал любовь своей жизни, ее называют церковью Данте. Найти ее непросто, хотя она и расположена совсем близко от Дуомо.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Возле могилы Беатриче Портинари стоит корзиночка с записками от людей, страдающих от безответной любви. Точно так же, как и в книге.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

«Почти все изначально украшавшие церковь произведения искусства уступили место современным, представляющим две знаменитости — Данте и Беатриче, ради которых сюда и стремилось большинство посетителей, — пишет Браун. — На многих картинах был изображен Данте, с обожанием взирающий на Беатриче во время их знаменитой первой встречи — той самой, когда он, по его собственному признанию, беззаветно в нее влюбился. По своему художественному достоинству картины сильно отличались друг от друга. На вкус Лэнгдона, многие из них грешили неуместной слащавостью, да и мастерство их создателей оставляло желать лучшего. На одном из этих горе-шедевров неизменная красная шапочка Данте с наушниками выглядела так, будто он украл ее у Санта-Клауса».

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Что касается изображений Данте, то самое правдивое, как объяснила гид, находится в музее Барджелло. Флорентиец Джотто, лично знавший Данте, увековечил его на этой фреске. Поэт облачен в красное одеяние, а нос его не искривлен, как на других картинах. Фреска Джотто, датированная 1332—1337 годами, считается также самым старым сохранившимся изображением Данте (поэт изображен справа).

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Гиды рассказывают всем посетителям анекдот про Данте и Джотто. Встретились они как-то на площади, и Данте спрашивает: «Слушай, Джотто, у тебя получаются такие красивые произведения искусства, но почему же у тебя такие уродливые дети?» На что мастер ответил: «Видишь ли, Данте, я делаю детей ночью, когда не вижу своих рук».

Путь беглецов лежит через баптистерий Сан-Джованни, облицованный белым и зеленым камнем. Лэнгдон очень любит это здание, но сожалеет, что оно находится в тени Санта-Марии-дель-Фьоре и роскошной колокольни собора.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Восьмиугольная форма баптистерия несет в себе христианскую символику: число восемь символизирует второе рождение через крещение.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Каким образом Роберту удается открыть знаменитые Врата рая и попасть в баптистерий незаметно от туристов — большой вопрос. Но в фильме Ховард попытался на него ответить.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Флорентийцев и по сей день крестят в этой купели, где по книге располагается важный артефакт. Благодаря ему Сиена и Роберт продолжат свой путь.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Перед уходом отсюда стоит обратить внимание на роскошный мозаичный потолок баптистерия. Рядом с Христом находятся изображения рая и ада, которые Данте наблюдал с детства (его крестили в этом баптистерии). Дьявол, пожирающий людей, определил для будущего поэта образ ада. Такого же Сатану можно увидеть в фильме на картине Боттичелли «Карта ада», важной для понимания загадок Зобриста.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

На этом путешествие героев по Флоренции заканчивается. Далее поиски «Инферно» приводят Лэнгдона и Брукс в другие города, но ни одному из них Браун не уделяет столько времени, как Флоренции.

www.kinopoisk.ru

По местам съемок «Инферно» — Статьи на КиноПоиске

КиноПоиск побывал во Флоренции, где прошел по стопам Роберта Лэнгдона, которому в фильме «Инферно» предстоит предотвратить чудовищную катастрофу.

КиноПоиск побывал во Флоренции, где прошел по стопам Роберта Лэнгдона, которому в фильме «Инферно» предстоит предотвратить чудовищную катастрофу.

По сюжету талантливый ученый Бертран Зобрист изобретает вирус под названием «Инферно», способный уничтожить половину популяции земного шара. Озабоченный проблемой перенаселения, Зобрист считает, что творит добро, однако Всемирная организация здравоохранения с этим не согласна. Необходимо найти вирус, но для этого понадобится помощь профессора Роберта Лэнгдона.

«Инферно» — четвертый роман беллетриста Дэна Брауна о профессоре Гарварда. Специалист по символам Роберт Лэнгдон стал своего рода Индианой Джонсом современности. Начиная с бестселлера «Код да Винчи»», Браун исправно поставляет пляжное чтиво, совмещенное с путеводителями по европейским городам. Единственная книга серии, действие которой развивается в США («Утраченный символ»), оказалась неудачной (в том числе коммерчески) и не была экранизирована.

Режиссерское кресло третьего фильма по произведениям Брауна снова занял Рон Ховард, экранизировавший и предыдущие две книги, а главную роль играет его друг Том Хэнкс. «Заметьте, нас никто не заставляет это делать», — шутил Хэнкс на пресс-конференции во Флоренции. Конечно, как таковых контрактов у Ховарда и Хэнкса на несколько фильмов нет. Равно как и Браун не обязан строчить книги про Лэнгдона. Но спрос диктует предложение: у писателя спрашивают, когда выйдет новая книга про Лэнгдона, а у Ховарда и Хэнкса — про то, будут ли они ее экранизировать.

Премьера «Инферно» прошла во Флоренции, где начинается действие книги и куда студия Sony привезла журналистов со всего мира. Перед интервью нам довелось три часа попетлять по улицам Флоренции в сопровождении иностранных коллег и гида, которая рассказывала не только о книге, но и об истории города. Как оказалось, флорентийцы относятся к Брауну с особым пиететом, поскольку благодаря ему их город снова стал центром внимания (туризм — главная статья дохода Флоренции).

Мы собрались на площади Синьории, где возле палаццо Веккьо выставлена работа фламандского художника и скульптора Яна Фабра из серии «Духовные стражи».

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Действие «Инферно» начинается на флорентийской колокольне Бадиа-Фьорентина, с которой бросается тот самый ученый Бертран Зобрист, изобретший вирус. В фильме его играет Бен Фостер, и его гибель в начале не спойлер, а завязка истории. Монастырский комплекс Бадиа-Фьорентина, как и все церкви Флоренции, был богато расписан фресками (в том числе и авторства Джотто, но к нему мы еще вернемся). А вот колокольня выглядит довольно скромно. Что самое интересное, попасть на нее нельзя. Как это удалось Зобристу, так и осталось загадкой.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Роберт Лэнгдон приходит в себя в больнице, где с ужасом понимает, что он больше не в США, а каким-то чудом оказался во Флоренции. На это намекает купол собора Санта-Мария-дель-Фьоре, он же Дуомо, ставший одним из главных символов города.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

На жизнь профессора покушается неизвестная наемница, и он бежит из больницы с помощью симпатичного врача Сиены Брукс (в фильме ее играет Фелисити Джонс). Вместе они начинают скрываться от преследования в садах Боболи, куда мы, увы, из-за отсутствия времени не попали. Но из примыкающего к Боболи форта Бельведер, где прошла встреча со съемочной группой, открывается вид на ансамбль.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Через коридор Вазари, названный в честь знаменитого художника, Лэнгдон и Брукс попадают в центр Флоренции. Частично их путь лежит через Старый мост, Понте Веккьо, уставленный домами.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Браун начисто забывает, что коридор Вазари проходит через галерею Уффици, главный музей Флоренции, где выставлены картины Боттичелли, Микеланджело и других великих авторов. Но Ховард эту досадную оплошность устранил и показал, как герои бегут по Уффици. Галерея со стороны выглядит вот так.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Через Уффици Роберт и Сиена попадают в палаццо Веккьо, где им предстоит найти картину с надписью «Cerca trova» — «Ищите и обрящете». Пресс-конференцию «Инферно» устроили как раз в этом зале, и Том Хэнкс с радостью показывал, где находятся эти слова.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоискФото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

«Ох уж этот Дэн Браун!» — любимая присказка Хэнкса, когда речь заходит о разнице между книгой и фильмом (а она весьма значительная). Писатель при всей своей дотошности указывает, что потолок в зале Пятисот в палаццо Веккьо состоит из натянутых полотен с картинами, тогда как в действительности там прочные деревянные панели.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Книга «Инферно» плотно завязана на тексте «Божественной комедии» Данте Алигьери. Конечно, в истории хождения по аду нет ничего смешного. В Италии во времена Данте комедией называлось произведение на простом, народном наречии языка. Через вот эту небольшую дверь Лэнгдон и Брукс покидают дворец и направляются отгадывать очередную загадку Зобриста, но для этого им нужен экземпляр «Божественной комедии».

По улице Данте Алигьери герои подходят к дому поэта.

На самом деле это не настоящий дом Данте. Площадь, где раньше стоял дом, принадлежавший семье Алигьери, была реконструирована и застроена новыми зданиями. Копию дома Данте построили в начале XX века. Сейчас в нем располагается музей (но Лэнгдону не повезло: по понедельникам он закрыт).

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Говоря о Данте, нельзя не вспомнить о его трагической любви к Беатриче. Девушка из богатой семьи, Беатриче Портинари никак не могла стать супругой поэта. Могила возлюбленной Данте находится в церкви, куда приходят Роберт и Сиена, чтобы взять телефон у туристки и найти в интернете текст «Божественной комедии».

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Это церковь Санта-Маргарита де Черчи, но, поскольку именно в ней юный Данте повстречал любовь своей жизни, ее называют церковью Данте. Найти ее непросто, хотя она и расположена совсем близко от Дуомо.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Возле могилы Беатриче Портинари стоит корзиночка с записками от людей, страдающих от безответной любви. Точно так же, как и в книге.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

«Почти все изначально украшавшие церковь произведения искусства уступили место современным, представляющим две знаменитости — Данте и Беатриче, ради которых сюда и стремилось большинство посетителей, — пишет Браун. — На многих картинах был изображен Данте, с обожанием взирающий на Беатриче во время их знаменитой первой встречи — той самой, когда он, по его собственному признанию, беззаветно в нее влюбился. По своему художественному достоинству картины сильно отличались друг от друга. На вкус Лэнгдона, многие из них грешили неуместной слащавостью, да и мастерство их создателей оставляло желать лучшего. На одном из этих горе-шедевров неизменная красная шапочка Данте с наушниками выглядела так, будто он украл ее у Санта-Клауса».

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Что касается изображений Данте, то самое правдивое, как объяснила гид, находится в музее Барджелло. Флорентиец Джотто, лично знавший Данте, увековечил его на этой фреске. Поэт облачен в красное одеяние, а нос его не искривлен, как на других картинах. Фреска Джотто, датированная 1332—1337 годами, считается также самым старым сохранившимся изображением Данте (поэт изображен справа).

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Гиды рассказывают всем посетителям анекдот про Данте и Джотто. Встретились они как-то на площади, и Данте спрашивает: «Слушай, Джотто, у тебя получаются такие красивые произведения искусства, но почему же у тебя такие уродливые дети?» На что мастер ответил: «Видишь ли, Данте, я делаю детей ночью, когда не вижу своих рук».

Путь беглецов лежит через баптистерий Сан-Джованни, облицованный белым и зеленым камнем. Лэнгдон очень любит это здание, но сожалеет, что оно находится в тени Санта-Марии-дель-Фьоре и роскошной колокольни собора.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Восьмиугольная форма баптистерия несет в себе христианскую символику: число восемь символизирует второе рождение через крещение.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Каким образом Роберту удается открыть знаменитые Врата рая и попасть в баптистерий незаметно от туристов — большой вопрос. Но в фильме Ховард попытался на него ответить.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Флорентийцев и по сей день крестят в этой купели, где по книге располагается важный артефакт. Благодаря ему Сиена и Роберт продолжат свой путь.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Перед уходом отсюда стоит обратить внимание на роскошный мозаичный потолок баптистерия. Рядом с Христом находятся изображения рая и ада, которые Данте наблюдал с детства (его крестили в этом баптистерии). Дьявол, пожирающий людей, определил для будущего поэта образ ада. Такого же Сатану можно увидеть в фильме на картине Боттичелли «Карта ада», важной для понимания загадок Зобриста.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

На этом путешествие героев по Флоренции заканчивается. Далее поиски «Инферно» приводят Лэнгдона и Брукс в другие города, но ни одному из них Браун не уделяет столько времени, как Флоренции.

www.kinopoisk.ru

По местам съемок «Инферно» — Статьи на КиноПоиске

КиноПоиск побывал во Флоренции, где прошел по стопам Роберта Лэнгдона, которому в фильме «Инферно» предстоит предотвратить чудовищную катастрофу.

КиноПоиск побывал во Флоренции, где прошел по стопам Роберта Лэнгдона, которому в фильме «Инферно» предстоит предотвратить чудовищную катастрофу.

По сюжету талантливый ученый Бертран Зобрист изобретает вирус под названием «Инферно», способный уничтожить половину популяции земного шара. Озабоченный проблемой перенаселения, Зобрист считает, что творит добро, однако Всемирная организация здравоохранения с этим не согласна. Необходимо найти вирус, но для этого понадобится помощь профессора Роберта Лэнгдона.

«Инферно» — четвертый роман беллетриста Дэна Брауна о профессоре Гарварда. Специалист по символам Роберт Лэнгдон стал своего рода Индианой Джонсом современности. Начиная с бестселлера «Код да Винчи»», Браун исправно поставляет пляжное чтиво, совмещенное с путеводителями по европейским городам. Единственная книга серии, действие которой развивается в США («Утраченный символ»), оказалась неудачной (в том числе коммерчески) и не была экранизирована.

Режиссерское кресло третьего фильма по произведениям Брауна снова занял Рон Ховард, экранизировавший и предыдущие две книги, а главную роль играет его друг Том Хэнкс. «Заметьте, нас никто не заставляет это делать», — шутил Хэнкс на пресс-конференции во Флоренции. Конечно, как таковых контрактов у Ховарда и Хэнкса на несколько фильмов нет. Равно как и Браун не обязан строчить книги про Лэнгдона. Но спрос диктует предложение: у писателя спрашивают, когда выйдет новая книга про Лэнгдона, а у Ховарда и Хэнкса — про то, будут ли они ее экранизировать.

Премьера «Инферно» прошла во Флоренции, где начинается действие книги и куда студия Sony привезла журналистов со всего мира. Перед интервью нам довелось три часа попетлять по улицам Флоренции в сопровождении иностранных коллег и гида, которая рассказывала не только о книге, но и об истории города. Как оказалось, флорентийцы относятся к Брауну с особым пиететом, поскольку благодаря ему их город снова стал центром внимания (туризм — главная статья дохода Флоренции).

Мы собрались на площади Синьории, где возле палаццо Веккьо выставлена работа фламандского художника и скульптора Яна Фабра из серии «Духовные стражи».

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Действие «Инферно» начинается на флорентийской колокольне Бадиа-Фьорентина, с которой бросается тот самый ученый Бертран Зобрист, изобретший вирус. В фильме его играет Бен Фостер, и его гибель в начале не спойлер, а завязка истории. Монастырский комплекс Бадиа-Фьорентина, как и все церкви Флоренции, был богато расписан фресками (в том числе и авторства Джотто, но к нему мы еще вернемся). А вот колокольня выглядит довольно скромно. Что самое интересное, попасть на нее нельзя. Как это удалось Зобристу, так и осталось загадкой.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Роберт Лэнгдон приходит в себя в больнице, где с ужасом понимает, что он больше не в США, а каким-то чудом оказался во Флоренции. На это намекает купол собора Санта-Мария-дель-Фьоре, он же Дуомо, ставший одним из главных символов города.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

На жизнь профессора покушается неизвестная наемница, и он бежит из больницы с помощью симпатичного врача Сиены Брукс (в фильме ее играет Фелисити Джонс). Вместе они начинают скрываться от преследования в садах Боболи, куда мы, увы, из-за отсутствия времени не попали. Но из примыкающего к Боболи форта Бельведер, где прошла встреча со съемочной группой, открывается вид на ансамбль.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Через коридор Вазари, названный в честь знаменитого художника, Лэнгдон и Брукс попадают в центр Флоренции. Частично их путь лежит через Старый мост, Понте Веккьо, уставленный домами.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Браун начисто забывает, что коридор Вазари проходит через галерею Уффици, главный музей Флоренции, где выставлены картины Боттичелли, Микеланджело и других великих авторов. Но Ховард эту досадную оплошность устранил и показал, как герои бегут по Уффици. Галерея со стороны выглядит вот так.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Через Уффици Роберт и Сиена попадают в палаццо Веккьо, где им предстоит найти картину с надписью «Cerca trova» — «Ищите и обрящете». Пресс-конференцию «Инферно» устроили как раз в этом зале, и Том Хэнкс с радостью показывал, где находятся эти слова.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоискФото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

«Ох уж этот Дэн Браун!» — любимая присказка Хэнкса, когда речь заходит о разнице между книгой и фильмом (а она весьма значительная). Писатель при всей своей дотошности указывает, что потолок в зале Пятисот в палаццо Веккьо состоит из натянутых полотен с картинами, тогда как в действительности там прочные деревянные панели.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Книга «Инферно» плотно завязана на тексте «Божественной комедии» Данте Алигьери. Конечно, в истории хождения по аду нет ничего смешного. В Италии во времена Данте комедией называлось произведение на простом, народном наречии языка. Через вот эту небольшую дверь Лэнгдон и Брукс покидают дворец и направляются отгадывать очередную загадку Зобриста, но для этого им нужен экземпляр «Божественной комедии».

По улице Данте Алигьери герои подходят к дому поэта.

На самом деле это не настоящий дом Данте. Площадь, где раньше стоял дом, принадлежавший семье Алигьери, была реконструирована и застроена новыми зданиями. Копию дома Данте построили в начале XX века. Сейчас в нем располагается музей (но Лэнгдону не повезло: по понедельникам он закрыт).

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Говоря о Данте, нельзя не вспомнить о его трагической любви к Беатриче. Девушка из богатой семьи, Беатриче Портинари никак не могла стать супругой поэта. Могила возлюбленной Данте находится в церкви, куда приходят Роберт и Сиена, чтобы взять телефон у туристки и найти в интернете текст «Божественной комедии».

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Это церковь Санта-Маргарита де Черчи, но, поскольку именно в ней юный Данте повстречал любовь своей жизни, ее называют церковью Данте. Найти ее непросто, хотя она и расположена совсем близко от Дуомо.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Возле могилы Беатриче Портинари стоит корзиночка с записками от людей, страдающих от безответной любви. Точно так же, как и в книге.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

«Почти все изначально украшавшие церковь произведения искусства уступили место современным, представляющим две знаменитости — Данте и Беатриче, ради которых сюда и стремилось большинство посетителей, — пишет Браун. — На многих картинах был изображен Данте, с обожанием взирающий на Беатриче во время их знаменитой первой встречи — той самой, когда он, по его собственному признанию, беззаветно в нее влюбился. По своему художественному достоинству картины сильно отличались друг от друга. На вкус Лэнгдона, многие из них грешили неуместной слащавостью, да и мастерство их создателей оставляло желать лучшего. На одном из этих горе-шедевров неизменная красная шапочка Данте с наушниками выглядела так, будто он украл ее у Санта-Клауса».

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Что касается изображений Данте, то самое правдивое, как объяснила гид, находится в музее Барджелло. Флорентиец Джотто, лично знавший Данте, увековечил его на этой фреске. Поэт облачен в красное одеяние, а нос его не искривлен, как на других картинах. Фреска Джотто, датированная 1332—1337 годами, считается также самым старым сохранившимся изображением Данте (поэт изображен справа).

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Гиды рассказывают всем посетителям анекдот про Данте и Джотто. Встретились они как-то на площади, и Данте спрашивает: «Слушай, Джотто, у тебя получаются такие красивые произведения искусства, но почему же у тебя такие уродливые дети?» На что мастер ответил: «Видишь ли, Данте, я делаю детей ночью, когда не вижу своих рук».

Путь беглецов лежит через баптистерий Сан-Джованни, облицованный белым и зеленым камнем. Лэнгдон очень любит это здание, но сожалеет, что оно находится в тени Санта-Марии-дель-Фьоре и роскошной колокольни собора.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Восьмиугольная форма баптистерия несет в себе христианскую символику: число восемь символизирует второе рождение через крещение.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Каким образом Роберту удается открыть знаменитые Врата рая и попасть в баптистерий незаметно от туристов — большой вопрос. Но в фильме Ховард попытался на него ответить.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Флорентийцев и по сей день крестят в этой купели, где по книге располагается важный артефакт. Благодаря ему Сиена и Роберт продолжат свой путь.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Перед уходом отсюда стоит обратить внимание на роскошный мозаичный потолок баптистерия. Рядом с Христом находятся изображения рая и ада, которые Данте наблюдал с детства (его крестили в этом баптистерии). Дьявол, пожирающий людей, определил для будущего поэта образ ада. Такого же Сатану можно увидеть в фильме на картине Боттичелли «Карта ада», важной для понимания загадок Зобриста.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

На этом путешествие героев по Флоренции заканчивается. Далее поиски «Инферно» приводят Лэнгдона и Брукс в другие города, но ни одному из них Браун не уделяет столько времени, как Флоренции.

www.kinopoisk.ru

По местам съемок «Инферно» — Статьи на КиноПоиске

КиноПоиск побывал во Флоренции, где прошел по стопам Роберта Лэнгдона, которому в фильме «Инферно» предстоит предотвратить чудовищную катастрофу.

КиноПоиск побывал во Флоренции, где прошел по стопам Роберта Лэнгдона, которому в фильме «Инферно» предстоит предотвратить чудовищную катастрофу.

По сюжету талантливый ученый Бертран Зобрист изобретает вирус под названием «Инферно», способный уничтожить половину популяции земного шара. Озабоченный проблемой перенаселения, Зобрист считает, что творит добро, однако Всемирная организация здравоохранения с этим не согласна. Необходимо найти вирус, но для этого понадобится помощь профессора Роберта Лэнгдона.

«Инферно» — четвертый роман беллетриста Дэна Брауна о профессоре Гарварда. Специалист по символам Роберт Лэнгдон стал своего рода Индианой Джонсом современности. Начиная с бестселлера «Код да Винчи»», Браун исправно поставляет пляжное чтиво, совмещенное с путеводителями по европейским городам. Единственная книга серии, действие которой развивается в США («Утраченный символ»), оказалась неудачной (в том числе коммерчески) и не была экранизирована.

Режиссерское кресло третьего фильма по произведениям Брауна снова занял Рон Ховард, экранизировавший и предыдущие две книги, а главную роль играет его друг Том Хэнкс. «Заметьте, нас никто не заставляет это делать», — шутил Хэнкс на пресс-конференции во Флоренции. Конечно, как таковых контрактов у Ховарда и Хэнкса на несколько фильмов нет. Равно как и Браун не обязан строчить книги про Лэнгдона. Но спрос диктует предложение: у писателя спрашивают, когда выйдет новая книга про Лэнгдона, а у Ховарда и Хэнкса — про то, будут ли они ее экранизировать.

Премьера «Инферно» прошла во Флоренции, где начинается действие книги и куда студия Sony привезла журналистов со всего мира. Перед интервью нам довелось три часа попетлять по улицам Флоренции в сопровождении иностранных коллег и гида, которая рассказывала не только о книге, но и об истории города. Как оказалось, флорентийцы относятся к Брауну с особым пиететом, поскольку благодаря ему их город снова стал центром внимания (туризм — главная статья дохода Флоренции).

Мы собрались на площади Синьории, где возле палаццо Веккьо выставлена работа фламандского художника и скульптора Яна Фабра из серии «Духовные стражи».

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Действие «Инферно» начинается на флорентийской колокольне Бадиа-Фьорентина, с которой бросается тот самый ученый Бертран Зобрист, изобретший вирус. В фильме его играет Бен Фостер, и его гибель в начале не спойлер, а завязка истории. Монастырский комплекс Бадиа-Фьорентина, как и все церкви Флоренции, был богато расписан фресками (в том числе и авторства Джотто, но к нему мы еще вернемся). А вот колокольня выглядит довольно скромно. Что самое интересное, попасть на нее нельзя. Как это удалось Зобристу, так и осталось загадкой.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Роберт Лэнгдон приходит в себя в больнице, где с ужасом понимает, что он больше не в США, а каким-то чудом оказался во Флоренции. На это намекает купол собора Санта-Мария-дель-Фьоре, он же Дуомо, ставший одним из главных символов города.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

На жизнь профессора покушается неизвестная наемница, и он бежит из больницы с помощью симпатичного врача Сиены Брукс (в фильме ее играет Фелисити Джонс). Вместе они начинают скрываться от преследования в садах Боболи, куда мы, увы, из-за отсутствия времени не попали. Но из примыкающего к Боболи форта Бельведер, где прошла встреча со съемочной группой, открывается вид на ансамбль.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Через коридор Вазари, названный в честь знаменитого художника, Лэнгдон и Брукс попадают в центр Флоренции. Частично их путь лежит через Старый мост, Понте Веккьо, уставленный домами.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Браун начисто забывает, что коридор Вазари проходит через галерею Уффици, главный музей Флоренции, где выставлены картины Боттичелли, Микеланджело и других великих авторов. Но Ховард эту досадную оплошность устранил и показал, как герои бегут по Уффици. Галерея со стороны выглядит вот так.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Через Уффици Роберт и Сиена попадают в палаццо Веккьо, где им предстоит найти картину с надписью «Cerca trova» — «Ищите и обрящете». Пресс-конференцию «Инферно» устроили как раз в этом зале, и Том Хэнкс с радостью показывал, где находятся эти слова.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоискФото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

«Ох уж этот Дэн Браун!» — любимая присказка Хэнкса, когда речь заходит о разнице между книгой и фильмом (а она весьма значительная). Писатель при всей своей дотошности указывает, что потолок в зале Пятисот в палаццо Веккьо состоит из натянутых полотен с картинами, тогда как в действительности там прочные деревянные панели.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Книга «Инферно» плотно завязана на тексте «Божественной комедии» Данте Алигьери. Конечно, в истории хождения по аду нет ничего смешного. В Италии во времена Данте комедией называлось произведение на простом, народном наречии языка. Через вот эту небольшую дверь Лэнгдон и Брукс покидают дворец и направляются отгадывать очередную загадку Зобриста, но для этого им нужен экземпляр «Божественной комедии».

По улице Данте Алигьери герои подходят к дому поэта.

На самом деле это не настоящий дом Данте. Площадь, где раньше стоял дом, принадлежавший семье Алигьери, была реконструирована и застроена новыми зданиями. Копию дома Данте построили в начале XX века. Сейчас в нем располагается музей (но Лэнгдону не повезло: по понедельникам он закрыт).

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Говоря о Данте, нельзя не вспомнить о его трагической любви к Беатриче. Девушка из богатой семьи, Беатриче Портинари никак не могла стать супругой поэта. Могила возлюбленной Данте находится в церкви, куда приходят Роберт и Сиена, чтобы взять телефон у туристки и найти в интернете текст «Божественной комедии».

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Это церковь Санта-Маргарита де Черчи, но, поскольку именно в ней юный Данте повстречал любовь своей жизни, ее называют церковью Данте. Найти ее непросто, хотя она и расположена совсем близко от Дуомо.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Возле могилы Беатриче Портинари стоит корзиночка с записками от людей, страдающих от безответной любви. Точно так же, как и в книге.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

«Почти все изначально украшавшие церковь произведения искусства уступили место современным, представляющим две знаменитости — Данте и Беатриче, ради которых сюда и стремилось большинство посетителей, — пишет Браун. — На многих картинах был изображен Данте, с обожанием взирающий на Беатриче во время их знаменитой первой встречи — той самой, когда он, по его собственному признанию, беззаветно в нее влюбился. По своему художественному достоинству картины сильно отличались друг от друга. На вкус Лэнгдона, многие из них грешили неуместной слащавостью, да и мастерство их создателей оставляло желать лучшего. На одном из этих горе-шедевров неизменная красная шапочка Данте с наушниками выглядела так, будто он украл ее у Санта-Клауса».

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Что касается изображений Данте, то самое правдивое, как объяснила гид, находится в музее Барджелло. Флорентиец Джотто, лично знавший Данте, увековечил его на этой фреске. Поэт облачен в красное одеяние, а нос его не искривлен, как на других картинах. Фреска Джотто, датированная 1332—1337 годами, считается также самым старым сохранившимся изображением Данте (поэт изображен справа).

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Гиды рассказывают всем посетителям анекдот про Данте и Джотто. Встретились они как-то на площади, и Данте спрашивает: «Слушай, Джотто, у тебя получаются такие красивые произведения искусства, но почему же у тебя такие уродливые дети?» На что мастер ответил: «Видишь ли, Данте, я делаю детей ночью, когда не вижу своих рук».

Путь беглецов лежит через баптистерий Сан-Джованни, облицованный белым и зеленым камнем. Лэнгдон очень любит это здание, но сожалеет, что оно находится в тени Санта-Марии-дель-Фьоре и роскошной колокольни собора.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Восьмиугольная форма баптистерия несет в себе христианскую символику: число восемь символизирует второе рождение через крещение.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Каким образом Роберту удается открыть знаменитые Врата рая и попасть в баптистерий незаметно от туристов — большой вопрос. Но в фильме Ховард попытался на него ответить.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Флорентийцев и по сей день крестят в этой купели, где по книге располагается важный артефакт. Благодаря ему Сиена и Роберт продолжат свой путь.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Перед уходом отсюда стоит обратить внимание на роскошный мозаичный потолок баптистерия. Рядом с Христом находятся изображения рая и ада, которые Данте наблюдал с детства (его крестили в этом баптистерии). Дьявол, пожирающий людей, определил для будущего поэта образ ада. Такого же Сатану можно увидеть в фильме на картине Боттичелли «Карта ада», важной для понимания загадок Зобриста.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

На этом путешествие героев по Флоренции заканчивается. Далее поиски «Инферно» приводят Лэнгдона и Брукс в другие города, но ни одному из них Браун не уделяет столько времени, как Флоренции.

www.kinopoisk.ru

По местам съемок «Инферно» — Статьи на КиноПоиске

КиноПоиск побывал во Флоренции, где прошел по стопам Роберта Лэнгдона, которому в фильме «Инферно» предстоит предотвратить чудовищную катастрофу.

КиноПоиск побывал во Флоренции, где прошел по стопам Роберта Лэнгдона, которому в фильме «Инферно» предстоит предотвратить чудовищную катастрофу.

По сюжету талантливый ученый Бертран Зобрист изобретает вирус под названием «Инферно», способный уничтожить половину популяции земного шара. Озабоченный проблемой перенаселения, Зобрист считает, что творит добро, однако Всемирная организация здравоохранения с этим не согласна. Необходимо найти вирус, но для этого понадобится помощь профессора Роберта Лэнгдона.

«Инферно» — четвертый роман беллетриста Дэна Брауна о профессоре Гарварда. Специалист по символам Роберт Лэнгдон стал своего рода Индианой Джонсом современности. Начиная с бестселлера «Код да Винчи»», Браун исправно поставляет пляжное чтиво, совмещенное с путеводителями по европейским городам. Единственная книга серии, действие которой развивается в США («Утраченный символ»), оказалась неудачной (в том числе коммерчески) и не была экранизирована.

Режиссерское кресло третьего фильма по произведениям Брауна снова занял Рон Ховард, экранизировавший и предыдущие две книги, а главную роль играет его друг Том Хэнкс. «Заметьте, нас никто не заставляет это делать», — шутил Хэнкс на пресс-конференции во Флоренции. Конечно, как таковых контрактов у Ховарда и Хэнкса на несколько фильмов нет. Равно как и Браун не обязан строчить книги про Лэнгдона. Но спрос диктует предложение: у писателя спрашивают, когда выйдет новая книга про Лэнгдона, а у Ховарда и Хэнкса — про то, будут ли они ее экранизировать.

Премьера «Инферно» прошла во Флоренции, где начинается действие книги и куда студия Sony привезла журналистов со всего мира. Перед интервью нам довелось три часа попетлять по улицам Флоренции в сопровождении иностранных коллег и гида, которая рассказывала не только о книге, но и об истории города. Как оказалось, флорентийцы относятся к Брауну с особым пиететом, поскольку благодаря ему их город снова стал центром внимания (туризм — главная статья дохода Флоренции).

Мы собрались на площади Синьории, где возле палаццо Веккьо выставлена работа фламандского художника и скульптора Яна Фабра из серии «Духовные стражи».

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Действие «Инферно» начинается на флорентийской колокольне Бадиа-Фьорентина, с которой бросается тот самый ученый Бертран Зобрист, изобретший вирус. В фильме его играет Бен Фостер, и его гибель в начале не спойлер, а завязка истории. Монастырский комплекс Бадиа-Фьорентина, как и все церкви Флоренции, был богато расписан фресками (в том числе и авторства Джотто, но к нему мы еще вернемся). А вот колокольня выглядит довольно скромно. Что самое интересное, попасть на нее нельзя. Как это удалось Зобристу, так и осталось загадкой.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Роберт Лэнгдон приходит в себя в больнице, где с ужасом понимает, что он больше не в США, а каким-то чудом оказался во Флоренции. На это намекает купол собора Санта-Мария-дель-Фьоре, он же Дуомо, ставший одним из главных символов города.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

На жизнь профессора покушается неизвестная наемница, и он бежит из больницы с помощью симпатичного врача Сиены Брукс (в фильме ее играет Фелисити Джонс). Вместе они начинают скрываться от преследования в садах Боболи, куда мы, увы, из-за отсутствия времени не попали. Но из примыкающего к Боболи форта Бельведер, где прошла встреча со съемочной группой, открывается вид на ансамбль.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Через коридор Вазари, названный в честь знаменитого художника, Лэнгдон и Брукс попадают в центр Флоренции. Частично их путь лежит через Старый мост, Понте Веккьо, уставленный домами.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Браун начисто забывает, что коридор Вазари проходит через галерею Уффици, главный музей Флоренции, где выставлены картины Боттичелли, Микеланджело и других великих авторов. Но Ховард эту досадную оплошность устранил и показал, как герои бегут по Уффици. Галерея со стороны выглядит вот так.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Через Уффици Роберт и Сиена попадают в палаццо Веккьо, где им предстоит найти картину с надписью «Cerca trova» — «Ищите и обрящете». Пресс-конференцию «Инферно» устроили как раз в этом зале, и Том Хэнкс с радостью показывал, где находятся эти слова.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоискФото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

«Ох уж этот Дэн Браун!» — любимая присказка Хэнкса, когда речь заходит о разнице между книгой и фильмом (а она весьма значительная). Писатель при всей своей дотошности указывает, что потолок в зале Пятисот в палаццо Веккьо состоит из натянутых полотен с картинами, тогда как в действительности там прочные деревянные панели.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Книга «Инферно» плотно завязана на тексте «Божественной комедии» Данте Алигьери. Конечно, в истории хождения по аду нет ничего смешного. В Италии во времена Данте комедией называлось произведение на простом, народном наречии языка. Через вот эту небольшую дверь Лэнгдон и Брукс покидают дворец и направляются отгадывать очередную загадку Зобриста, но для этого им нужен экземпляр «Божественной комедии».

По улице Данте Алигьери герои подходят к дому поэта.

На самом деле это не настоящий дом Данте. Площадь, где раньше стоял дом, принадлежавший семье Алигьери, была реконструирована и застроена новыми зданиями. Копию дома Данте построили в начале XX века. Сейчас в нем располагается музей (но Лэнгдону не повезло: по понедельникам он закрыт).

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Говоря о Данте, нельзя не вспомнить о его трагической любви к Беатриче. Девушка из богатой семьи, Беатриче Портинари никак не могла стать супругой поэта. Могила возлюбленной Данте находится в церкви, куда приходят Роберт и Сиена, чтобы взять телефон у туристки и найти в интернете текст «Божественной комедии».

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Это церковь Санта-Маргарита де Черчи, но, поскольку именно в ней юный Данте повстречал любовь своей жизни, ее называют церковью Данте. Найти ее непросто, хотя она и расположена совсем близко от Дуомо.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Возле могилы Беатриче Портинари стоит корзиночка с записками от людей, страдающих от безответной любви. Точно так же, как и в книге.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

«Почти все изначально украшавшие церковь произведения искусства уступили место современным, представляющим две знаменитости — Данте и Беатриче, ради которых сюда и стремилось большинство посетителей, — пишет Браун. — На многих картинах был изображен Данте, с обожанием взирающий на Беатриче во время их знаменитой первой встречи — той самой, когда он, по его собственному признанию, беззаветно в нее влюбился. По своему художественному достоинству картины сильно отличались друг от друга. На вкус Лэнгдона, многие из них грешили неуместной слащавостью, да и мастерство их создателей оставляло желать лучшего. На одном из этих горе-шедевров неизменная красная шапочка Данте с наушниками выглядела так, будто он украл ее у Санта-Клауса».

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Что касается изображений Данте, то самое правдивое, как объяснила гид, находится в музее Барджелло. Флорентиец Джотто, лично знавший Данте, увековечил его на этой фреске. Поэт облачен в красное одеяние, а нос его не искривлен, как на других картинах. Фреска Джотто, датированная 1332—1337 годами, считается также самым старым сохранившимся изображением Данте (поэт изображен справа).

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Гиды рассказывают всем посетителям анекдот про Данте и Джотто. Встретились они как-то на площади, и Данте спрашивает: «Слушай, Джотто, у тебя получаются такие красивые произведения искусства, но почему же у тебя такие уродливые дети?» На что мастер ответил: «Видишь ли, Данте, я делаю детей ночью, когда не вижу своих рук».

Путь беглецов лежит через баптистерий Сан-Джованни, облицованный белым и зеленым камнем. Лэнгдон очень любит это здание, но сожалеет, что оно находится в тени Санта-Марии-дель-Фьоре и роскошной колокольни собора.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Восьмиугольная форма баптистерия несет в себе христианскую символику: число восемь символизирует второе рождение через крещение.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Каким образом Роберту удается открыть знаменитые Врата рая и попасть в баптистерий незаметно от туристов — большой вопрос. Но в фильме Ховард попытался на него ответить.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Флорентийцев и по сей день крестят в этой купели, где по книге располагается важный артефакт. Благодаря ему Сиена и Роберт продолжат свой путь.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Перед уходом отсюда стоит обратить внимание на роскошный мозаичный потолок баптистерия. Рядом с Христом находятся изображения рая и ада, которые Данте наблюдал с детства (его крестили в этом баптистерии). Дьявол, пожирающий людей, определил для будущего поэта образ ада. Такого же Сатану можно увидеть в фильме на картине Боттичелли «Карта ада», важной для понимания загадок Зобриста.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

На этом путешествие героев по Флоренции заканчивается. Далее поиски «Инферно» приводят Лэнгдона и Брукс в другие города, но ни одному из них Браун не уделяет столько времени, как Флоренции.

www.kinopoisk.ru

По местам съемок «Инферно» — Статьи на КиноПоиске

КиноПоиск побывал во Флоренции, где прошел по стопам Роберта Лэнгдона, которому в фильме «Инферно» предстоит предотвратить чудовищную катастрофу.

КиноПоиск побывал во Флоренции, где прошел по стопам Роберта Лэнгдона, которому в фильме «Инферно» предстоит предотвратить чудовищную катастрофу.

По сюжету талантливый ученый Бертран Зобрист изобретает вирус под названием «Инферно», способный уничтожить половину популяции земного шара. Озабоченный проблемой перенаселения, Зобрист считает, что творит добро, однако Всемирная организация здравоохранения с этим не согласна. Необходимо найти вирус, но для этого понадобится помощь профессора Роберта Лэнгдона.

«Инферно» — четвертый роман беллетриста Дэна Брауна о профессоре Гарварда. Специалист по символам Роберт Лэнгдон стал своего рода Индианой Джонсом современности. Начиная с бестселлера «Код да Винчи»», Браун исправно поставляет пляжное чтиво, совмещенное с путеводителями по европейским городам. Единственная книга серии, действие которой развивается в США («Утраченный символ»), оказалась неудачной (в том числе коммерчески) и не была экранизирована.

Режиссерское кресло третьего фильма по произведениям Брауна снова занял Рон Ховард, экранизировавший и предыдущие две книги, а главную роль играет его друг Том Хэнкс. «Заметьте, нас никто не заставляет это делать», — шутил Хэнкс на пресс-конференции во Флоренции. Конечно, как таковых контрактов у Ховарда и Хэнкса на несколько фильмов нет. Равно как и Браун не обязан строчить книги про Лэнгдона. Но спрос диктует предложение: у писателя спрашивают, когда выйдет новая книга про Лэнгдона, а у Ховарда и Хэнкса — про то, будут ли они ее экранизировать.

Премьера «Инферно» прошла во Флоренции, где начинается действие книги и куда студия Sony привезла журналистов со всего мира. Перед интервью нам довелось три часа попетлять по улицам Флоренции в сопровождении иностранных коллег и гида, которая рассказывала не только о книге, но и об истории города. Как оказалось, флорентийцы относятся к Брауну с особым пиететом, поскольку благодаря ему их город снова стал центром внимания (туризм — главная статья дохода Флоренции).

Мы собрались на площади Синьории, где возле палаццо Веккьо выставлена работа фламандского художника и скульптора Яна Фабра из серии «Духовные стражи».

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Действие «Инферно» начинается на флорентийской колокольне Бадиа-Фьорентина, с которой бросается тот самый ученый Бертран Зобрист, изобретший вирус. В фильме его играет Бен Фостер, и его гибель в начале не спойлер, а завязка истории. Монастырский комплекс Бадиа-Фьорентина, как и все церкви Флоренции, был богато расписан фресками (в том числе и авторства Джотто, но к нему мы еще вернемся). А вот колокольня выглядит довольно скромно. Что самое интересное, попасть на нее нельзя. Как это удалось Зобристу, так и осталось загадкой.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Роберт Лэнгдон приходит в себя в больнице, где с ужасом понимает, что он больше не в США, а каким-то чудом оказался во Флоренции. На это намекает купол собора Санта-Мария-дель-Фьоре, он же Дуомо, ставший одним из главных символов города.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

На жизнь профессора покушается неизвестная наемница, и он бежит из больницы с помощью симпатичного врача Сиены Брукс (в фильме ее играет Фелисити Джонс). Вместе они начинают скрываться от преследования в садах Боболи, куда мы, увы, из-за отсутствия времени не попали. Но из примыкающего к Боболи форта Бельведер, где прошла встреча со съемочной группой, открывается вид на ансамбль.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Через коридор Вазари, названный в честь знаменитого художника, Лэнгдон и Брукс попадают в центр Флоренции. Частично их путь лежит через Старый мост, Понте Веккьо, уставленный домами.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Браун начисто забывает, что коридор Вазари проходит через галерею Уффици, главный музей Флоренции, где выставлены картины Боттичелли, Микеланджело и других великих авторов. Но Ховард эту досадную оплошность устранил и показал, как герои бегут по Уффици. Галерея со стороны выглядит вот так.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Через Уффици Роберт и Сиена попадают в палаццо Веккьо, где им предстоит найти картину с надписью «Cerca trova» — «Ищите и обрящете». Пресс-конференцию «Инферно» устроили как раз в этом зале, и Том Хэнкс с радостью показывал, где находятся эти слова.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоискФото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

«Ох уж этот Дэн Браун!» — любимая присказка Хэнкса, когда речь заходит о разнице между книгой и фильмом (а она весьма значительная). Писатель при всей своей дотошности указывает, что потолок в зале Пятисот в палаццо Веккьо состоит из натянутых полотен с картинами, тогда как в действительности там прочные деревянные панели.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Книга «Инферно» плотно завязана на тексте «Божественной комедии» Данте Алигьери. Конечно, в истории хождения по аду нет ничего смешного. В Италии во времена Данте комедией называлось произведение на простом, народном наречии языка. Через вот эту небольшую дверь Лэнгдон и Брукс покидают дворец и направляются отгадывать очередную загадку Зобриста, но для этого им нужен экземпляр «Божественной комедии».

По улице Данте Алигьери герои подходят к дому поэта.

На самом деле это не настоящий дом Данте. Площадь, где раньше стоял дом, принадлежавший семье Алигьери, была реконструирована и застроена новыми зданиями. Копию дома Данте построили в начале XX века. Сейчас в нем располагается музей (но Лэнгдону не повезло: по понедельникам он закрыт).

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Говоря о Данте, нельзя не вспомнить о его трагической любви к Беатриче. Девушка из богатой семьи, Беатриче Портинари никак не могла стать супругой поэта. Могила возлюбленной Данте находится в церкви, куда приходят Роберт и Сиена, чтобы взять телефон у туристки и найти в интернете текст «Божественной комедии».

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Это церковь Санта-Маргарита де Черчи, но, поскольку именно в ней юный Данте повстречал любовь своей жизни, ее называют церковью Данте. Найти ее непросто, хотя она и расположена совсем близко от Дуомо.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Возле могилы Беатриче Портинари стоит корзиночка с записками от людей, страдающих от безответной любви. Точно так же, как и в книге.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

«Почти все изначально украшавшие церковь произведения искусства уступили место современным, представляющим две знаменитости — Данте и Беатриче, ради которых сюда и стремилось большинство посетителей, — пишет Браун. — На многих картинах был изображен Данте, с обожанием взирающий на Беатриче во время их знаменитой первой встречи — той самой, когда он, по его собственному признанию, беззаветно в нее влюбился. По своему художественному достоинству картины сильно отличались друг от друга. На вкус Лэнгдона, многие из них грешили неуместной слащавостью, да и мастерство их создателей оставляло желать лучшего. На одном из этих горе-шедевров неизменная красная шапочка Данте с наушниками выглядела так, будто он украл ее у Санта-Клауса».

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Что касается изображений Данте, то самое правдивое, как объяснила гид, находится в музее Барджелло. Флорентиец Джотто, лично знавший Данте, увековечил его на этой фреске. Поэт облачен в красное одеяние, а нос его не искривлен, как на других картинах. Фреска Джотто, датированная 1332—1337 годами, считается также самым старым сохранившимся изображением Данте (поэт изображен справа).

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Гиды рассказывают всем посетителям анекдот про Данте и Джотто. Встретились они как-то на площади, и Данте спрашивает: «Слушай, Джотто, у тебя получаются такие красивые произведения искусства, но почему же у тебя такие уродливые дети?» На что мастер ответил: «Видишь ли, Данте, я делаю детей ночью, когда не вижу своих рук».

Путь беглецов лежит через баптистерий Сан-Джованни, облицованный белым и зеленым камнем. Лэнгдон очень любит это здание, но сожалеет, что оно находится в тени Санта-Марии-дель-Фьоре и роскошной колокольни собора.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Восьмиугольная форма баптистерия несет в себе христианскую символику: число восемь символизирует второе рождение через крещение.

Фото: Татьяна Шорохова, КиноПоиск

Каким образом Роберту удается открыть знаменитые Врата рая и попасть в баптистерий незаметно от туристов — большой вопрос. Но в фильме Ховард попытался на него ответить.

www.kinopoisk.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.