Уютный трикотаж: интернет магазин белорусского трикотажа

Кампучия пол пот: ВЗГЛЯД / Образ «самого жестокого диктатора в истории» сильно исказили :: В мире

Кампучия пол пот: ВЗГЛЯД / Образ «самого жестокого диктатора в истории» сильно исказили :: В мире

Содержание

ВЗГЛЯД / Образ «самого жестокого диктатора в истории» сильно исказили :: В мире

Ровно 45 лет назад под натиском красных кхмеров пала столица Камбоджи − Пномпень. В стране обнулилось до «нулевого года» время и воцарилась диктатура, которую называют самой кровавой и жестокой в истории. «Мускулами» новой власти выступили 12-15-летние неграмотные подростки с мотыгами, и то, что мы знаем об их зверствах − правда. Но образ лидера кхмеров − Пол Пота − был сильно искажен.

О Пол Поте слышал практически каждый. Зачастую к этой партийной кличке (от французского politique potentielle – политика возможного) сводятся все знания аполитичного человека о стране под названием Камбоджа.

Корни его земной славы понятны. Он стал единственным коммунистическим лидером, кто таки построил коммунизм (в смысле – отменил деньги), а заодно основал наиболее бесчеловечный режим в истории человечества, погубивший, согласно максимальной оценке, до трети населения семимиллионной страны всего за четыре года. Другими словами, он стал легендой с толстой прослойкой из мифов и лжи.

Двуликий кхмер

Разрозненные детали биографии Пол Пота складываются в злодея, как будто сошедшего со страниц комиксов – умного, рискового, расчетливого гения стратегии и тактики, обладавшего при этом звериной жестокостью, гипнотизирующим взглядом и нескончаемой жаждой власти.

Талантливый юноша, отправленный своим нищим государством за образованием во французскую Сорбонну, начитался там Маркса и Ленина, после чего вернулся на родину и партизанил в жутких условиях, пока наконец в ходе беспрецедентной по наглости операции возглавляемые им красные кхмеры не заняли Пномпень и не занялись, вопреки кличке вождя, искусством невозможного – построением утопии такими методами, которые обычному человеку не пришли бы в голову.

Например, двухмиллионная столица обратилась в город-призрак всего за три дня – все ее жители было насильно согнаны в деревни-коммуны. Официально это было эвакуацией – камбоджийцев как бы «спасали» от американской армии, которой в Пномпене даже не пахло. С идеологической точки зрения это стало уравниванием всех граждан через превращение их в «людей будущего», сиречь крестьян. Ну а с политической – первым и наиболее сильным ударом по «вредителям» (целые группы населения, от интеллигенции до духовенства, подлежали уничтожению), одномоментной аннигиляцией сразу всей оппозиции и превращением города в цитадель правящего режима: в Пномпене осталось только руководство красных кхмеров, сотрудники государственного аппарата и обслуга.

Важной деталью считается то, что среди горожан, насильно выгнанных из домов, умиравших от голода или уничтожаемых самыми варварскими методами (пули предписывалось экономить), были и ближайшие родственники Пол Пота. Он не предпринял ничего, чтобы их спасти – жертвой красных кхмеров стал даже старший брат вождя Салот Чхай, довольно известный в стране журналист (Салот – фамилия; настоящее имя Пол Пота Салот Сар).

Однако останавливаться на жестокостях режима (реальных и приписываемых ему) подробнее не имеет смысла. Это информация из серии чистых ужасов, которые мешают спать по ночам одним людям и нездорово будоражат других. Интерес к садизму и массовым убийствам свойственен публике, поэтому репрессии красных кхмеров описаны в печати широко и подробно – повторяться не стоит.

Главное, что мы имеем дело с нелюдем, практики которого поразили бы даже Гитлера.

Но есть и другой взгляд на Пол Пота – как на Фиделя Кастро без бороды, как на бесстрашного, упорного и авантюрного лидера революции, который сверг режим коррумпированного проамериканского диктатора Лон Нола, покончил с колониальным прошлым Камбоджи, поднял на недосягаемую высоту сельское хозяйство, установил социальную справедливость и наступил на хвост англосаксам: руководству США и британской элите. Поэтому-то его бездоказательно оболгали, обвинив в мнимых преступлениях и мультипликационной жестокости, а простой народ Пол Пота любит.

Такая точка зрения была популярна у левых интеллектуалов Запада в период активной деятельности диктатора (в числе его бывших фанатов сам Жан-Поль Сартр). Теперь ее подхватили постсоветские «советские патриоты», реагирующие, судя по всему, на показной антиамериканизм красных кхмеров и на их партийный флаг – точно такой же, какой был у СССР, только серп и молот находятся не в крыже, а по центру.

Подобный подход к Пол Поту грешит против истины буквально во всем (за исключением характеристики режима Лон Нола). Однако взгляд на него, как на харизматичного тирана и опереточного злодея, также ошибочен. В реальности режим Демократической Кампучии, как называлась страна при красных кхмерах, уникален не только в своей жесткости, а примерно во всем. Он просто не может соответствовать пускай привычным и понятным для нас, но слишком одномерным и плоским моделям.

Пол Пот далек от привычного образа диктатора и окажется чужаком в ряду, куда можно поставить Гитлера, Сталина, Франко, Мао, Кима, Кастро, Каддафи, Хусейна и прочих «людей-брендов». В первую очередь потому, что он не был единоличным лидером красных кхмеров и не обладал тем, что мы понимаем под абсолютной властью.  

«Кровавый вождь и красный тиран»

Пол Пот стал премьер-министром только через год после захвата Пномпеня, но лидерский пост в партийной иерархии занял задолго до этого – официально он именовался «братом номер один». При этом в наиболее сложный, «революционный» период партия красных кхмеров «Ангка» была по сути семейным предприятием. Основные решения принимал Пол Пот, его свояк, будущий глава МИД Кампучии Иенг Сари и их жены – родные сестры Кхиеу Поннари и Иенг Тирит. Все они познакомились во время учебы в Париже.

Однако к моменту прихода красных кхмеров к власти это «политбюро» расширилось (что интересно, многие другие бонзы кхмеров тоже были приняты в «ближний политический круг» вместе со своими женами) и управление в «Ангка» стало коллегиальным. С некоторыми оговорками Пол Пота можно было назвать «первым среди равных», да и то с перерывами. В результате внутрипартийной борьбы он даже вынужден был на месяц уступить премьерство «брату номер два» Нуон Чеа, что, впрочем, было маневром – с Нуоном они были соратниками и ведущими идеологами партии.

Кто из этих идеологов был важнее, сказать трудно. Номинально Пол Пот, но есть и та точка зрения, согласно которой основным мозгом и «Ильичом» «Ангка» выступал именно Нуон. Просто, в отличие от старого друга, он не любил публичных выступлений и предпочитал держаться в тени. Настолько, что о ео существовании узнали только после падения режима.

Салот Сар, он же Пол Пот (фото: Global Look Press)

Формальным главой государства Пол Пот тоже не был – президентское кресло занимал «брат номер пять» Кхиеу Сампхан. Это мало чем напоминало конструкцию Сталин – Калинин: Кхиеу обладал несоизмеримо большим весом, чем «всесоюзный староста». Впоследствии он перейдет на первую позицию и в партии тоже, а потом приговорит Пол Пота к пожизненному заключению за «предательство революции».

Что же касается неописуемых жестокостей и массовых репрессий, их главным вдохновителем и мотором, судя по всему, выступал «брат номер четыре» Та Мок, получивший в партии «ласковое» прозвище «Мясник» и руководивший силовым блоком. Те зверства, что прославили Кампучию, он начал внедрять на подведомственной ему территории, будучи еще партизанским командиром.

Фанатичный Та Мок подходит под голливудский образ садиста-мастермайнда с каменным сердцем значительно лучше, чем «брат номер один», и имеет на то больше оснований. По крайней мере, он стал именно тем человеком, кто в итоге уничтожил Пол Пота – сперва политически, потом физически. Ему приписывают интригу, в рамках которой Пол Пота натравили на Сон Сена, еще одного «силовика» в «Ангка». Сон и все члены его большой семьи, включая младенцев, были убиты, это вызвало возмущение в партийных рядах и спровоцировало низложение бывшего «брата номер один». Та Мок выступил его тюремщиком и, вполне вероятно, палачом-отравителем.

Остается добавить, что государственная машина красных кхмеров (она же – машина смерти) функционировала при полном отсутствии явления, без которого почти невозможно представить диктаторские режимы – без культа личности. Одним из принципов «Ангка» была строжайшая анонимность. Пол Пот был известен в мире, но внутри страны его и прочих «братьев» не знали ни в лицо, ни по фамилии. Он даже не подписал ни одного более-менее значимого документа.

Дошло до того, что в первый год режима красных кхмеров население Кампучии считало, будто главой государства является бывший король Нородом Сианук, а главой правительства – пятикратный премьер-министр Пенн Нут. Формально так оно и было, фактически оба сидели под домашним арестом, однако выжили. Годы спустя Сианук даже вернул себе трон – нынешним королем Камбоджи является его сын.

Итого: хотя Пол Пота и называли «кампучийским Сталиным», его политическим статусом Сталин бы побрезговал. А Николаем II в качестве аватара - тем более.

«Наш советский человек»

Воплотив «мечту советского народа» – построив коммунизм в отдельно взятой стране, Пол Пот остался человеком абсолютно антисоветским. Несмотря на партийный флаг, Демократическую Кампучию можно назвать антиподом СССР. В том числе и поэтому симпатии «советских патриотов» к «брату номер один» комичны.

Другое дело, что оба этих проекта начались с одной точки – с Карла Маркса. Нужно понимать, что концепция будущего государственного устройства у автора «Капитала» базировалась исключительно на рабочих: они воспринимались как главная революционная сила, противостоящая консервативному «старорежимному» крестьянству. «Государство рабочих и крестьян» придумал уже Ленин, переделав Марксову теорию под локальные нужды, так как Россия была страной преимущественно аграрной и крестьянской.

Пол Пот же вовсе отказал рабочим в праве на светлое будущее – его идеальное государство состояло из одних только селян, отсюда и «эвакуация» городов.

Режим красных кхмеров отрицал все то, что было неоспоримо для ВКП(б), а потом и для КПСС. Вместо индустриализации – закрытие всех производств. Вместо электрификации – предельное упрощение труда и быта. Вместо ликвидации неграмотности и создания «народной» системы здравоохранения – полное упразднение и здравоохранения, и образования (любой, кто умел читать, считался «испорченным» и подозрительным; это было основанием для казни). Вместо Коминтерна – абсолютная закрытость страны, сотрудничавшей только с другими авторитарными ультралевыми режимами: маоистским Китаем, КНДР и Албанией.

Наконец, в том месте, где у наших большевиков была «мировая революция» и «братство народов», у «Ангка» был жесткий этнический национализм и мечты о возрождении Кхмерской (она же Ангкорская) империи XIII века, занимавшей почти весь Индокитай. Но – этнически однородной, все меньшинства либо беспощадно вырезались, либо насильственно «окхмеривались»: под строжайшим запретом находились национальные языки, одежда, традиции, кухня, имена.

До того, как стать «братом номер один», Пол Пот получил в мировом коммунистическом движении определенную известность, поэтому его воззрения на жизнь и на Маркса не были секретом для международного отдела ЦК КПСС. Социалистический блок помог «Ангка» прийти к власти – в период борьбы с режимом Лон Нола войска просоветского Северного Вьетнама заняли четверть Камбоджи, купившись, в частности, на антиамериканские эскапады красных кхмеров. На «окончательную победу революции» Москва откликнулась сухой поздравительной телеграммой, но вскоре после этого предпочла забыть об «Ангка», как о страшном сне – с такими «товарищами» нам было не по пути, даже без поправки на их азиатскую жестокость.

Главным международным патроном Кампучии выступал Китай, благо был ближе к ней не только географически, но и идеологически – по крайней мере, между воззрениями красных кхмеров и «крестьянским коммунизмом» Мао можно найти определенное сходство.

В КНР тех лет отношение к СССР было резко враждебным, и оно быстро передалось Кампучии. Когда Пол Пот прервал свое затворничество и начал давать интервью западной прессе, то призывал ни много ни мало к «народной войне» с «Варшавским блоком», который обвинял в бедах своей страны столь же яростно, как прежде американцев. Хуже нас были только вьетнамцы – по той причине, что хуже вьетнамцев на белом свете нет вообще никого. Пол Пот смотрел на них так же, как Гитлер на евреев, и даже «внутренних врагов» называл «людьми с телом кхмера и умом вьетнамца».

Те же  и вьетнамцы

Неприязнь к восточным соседям в принципе характерна для Камбоджи и имеет длинные корни. Если коротко, кхмеры считают себя предками всех народов Индокитая, отводя вьетнамцам роль «паразитов». Даже в современном Королевстве Камбоджа популярный политик Сам Рейнгси, до недавнего времени возглавлявший оппозицию и председательствовавший в либеральной вроде бы партии, выступал как закоперщик антивьетнамских погромов.

В начале 1970-х борьба с проамериканскими диктаторскими режимами сделала «Ангку» и вьетконговцев союзниками, но, получив полную власть над своими странами почти одновременно (Сайгон пал через две недели после Пномпеня), они моментально вернулись к кровной вражде.

В качестве национальной геополитической цели жителям Кампучии было навязано уничтожение всех вьетнамцев у себя и захват Вьетнама по формуле «один к тридцати», где «один» – это погибший в бою кхмер-солдат, а «тридцать» – количество убитых им вьетнамцев.

Красные кхмеры устраивали регулярные набеги на территорию соседа, вырезая местное население и захватывая заложников для показательных казней у себя. Подобных вылазок было много, самые знаменитые: разграбление крупнейшего острова Вьетнама Фукуок (запомнилось тем, что стало первой такой акцией), бойня на острове Тхотю (там взяли максимальное количество заложников – 515 человек) и нападение на деревню Батюк (более 3100 человек убиты, спастись удалось двум).

Достаточно долгое время «Ангке» удавалось водить наследников Хо Ши Мина за нос. Когда вьетнамские войска поспевали к месту бойни, кхмеры уже успевали вернуться в Кампучию. «Пограничные инциденты» подавались как самодеятельность отдельных партийных групп, которым якобы противостоял «друг Вьетнама» Нуон Чеа. Вьетнамцы не только верили в это, но и помогали «своему человеку» товарами и оружием.

Супруга Пол Пота и «мать революции» Кхиеу Поннари на вьетнамской теме и вовсе повредилась рассудком – у нее появилась мания преследования и развилась шизофрения. Пол Пот, вполне возможно, был здоров, но чувство реальности все же утратил – в конце концов наглые набеги довели соседей до «белого каления». Война и интервенция стали неизбежными, победа оказалось легкой, и красные кхмеры были вынуждены вернуться к тому, с чего начали – к партизанщине и джунглям. В Пномпене село провьетнамское и просоветское правительство, а весь мир наконец-то узнал кровавую подноготную Демократической Кампучии.

Собравшийся тут же трибунал живо расписал невообразимые жестокости красных кхмеров, часть из которых были придумкой самого трибунала – чтобы было еще страшнее, ярче и убедительнее, хотя куда уж страшнее и ярче.

Зато у Пол Пота, в пару к Китаю, появился еще один влиятельный адвокат – и не кто-нибудь, а Соединенные Штаты Америки.

Зверства «Ангки» ставились под сомнение. Новое правительство не признавалось (поэтому люди Пол Пота представляли Камбоджу в ООН вплоть до начала 1990-х). Засевшим в джунглях кхмерам помогали деньгами и оружием.

Все потому, что американцы смотрели на кхмерско-вьетнамский конфликт как на прокси-войну между СССР и Китаем, с которым президент Никсон к тому моменту уже подружился в пику Москве. Помогая Пол Поту, Вашингтон, с его точки зрения, вредил сразу двум своим неприятелям: Советскому Союзу как врагу глобальному и коммунистическому Вьетнаму как кровному врагу из совсем недавнего прошлого – поражение во Вьетнамской войне воспринималось в Госдепе и Пентагоне крайне болезненно.

Пекин так и вовсе напал на Вьетнам, то ли пробуя силы, то ли искренне пытаясь подставить союзнику плечо. В любом случае кампания завершилась для него неудачно – уже через месяц вьетнамцы прогнали китайцев обратно при равном счете по потерям. И хотя за это пришлось заплатить локальным разрушением промышленности, главная цель КНР достигнута все же не была – там планировали поистрепать вьетнамскую армию, но вьетконговцы сделали ставку на ополчение.

Впрочем, это уже другая история. А история красных кхмеров закончилась внутренними распрями, небольшими «диктатурками» в труднодоступных районах страны, перемирием с властями – и в конце концов судом за преступления против человечества.

Которых, вероятно, не было бы, если бы коррумпированная тирания Лон Нола не настроила против себя население Камбоджи, а американская авиация, стремясь поддержать своего союзника и сдержать вьетконговцев, не вбомбила бы страну в каменный век, открыв тем самым дорогу на Пномпень не только самому жестокому, но и самому странному коммунистическому режиму в мировой истории.  

Смотрите ещё больше видео на YouTube-канале ВЗГЛЯД

Реванш за Вьетнамскую войну? Почему США, вопреки всему, пришли на помощь Пол Поту

1 млн 700 тыс. погибших — таков итог недолгого (всего три года) пребывания у власти в Камбодже группировки радикально настроенных коммунистических повстанцев — "красных кхмеров". Во главе со своим лидером Салотом Саром (более известным как Пол Пот) они предприняли попытку построить общество без интеллигенции. Жителей столицы вывозили на трудовые плантации, чтобы превратить в крестьян, работающих без вознаграждения, а несогласных с такой участью — расстреливали. В Советском Союзе коммунизм по-камбоджийски посчитали насмешкой над идеалами Ленина, в США — жестоким и морально неприемлемым, но полезным противовесом Вьетнаму, в войне с которым американцы потерпели поражение. После того как Пол Пота отстранили от власти, Вашингтон на протяжении десяти лет оказывал негласную поддержку его сторонникам и их союзникам, понуждая к этому гуманитарные организации на базе ООН. ТАСС вспоминает о большой игре тех времен, когда Китай и США не враждовали, а вместе выступали против СССР.

"Я теперь палач, а не пилот"

Камбоджа превратилась в горячую точку на карте Азии в 1960-е, когда в соседнем Вьетнаме развернулся конфликт между коммунистами и консерваторами, участником которого выступили США. Нуждавшиеся в отдыхе и перегруппировке антиамериканские повстанцы заручились поддержкой камбоджийского короля Нородома Сианука, чья династия укрепилась у власти после изгнания французских колонизаторов. Несмотря на свой монарший статус, Сианук тяготел к коммунистическим странам: СССР и Китаю. Он согласился помогать вьетнамцам и вскоре обнаружил себя в числе противников США. С 1965 по 1973 год американцы бомбили Камбоджу, совершив тысячи налетов на ее территорию. 

Регулярные американские авиаудары не прошли для местной экономики без последствий. Стесненные в средствах власти развернули кампанию по закупкам риса у крестьян по ценам, заметно уступавшим рыночным. Протестными настроениями воспользовались радикально настроенные коммунистические подпольщики. Первоначально они выступали как союзники вьетнамцев, но позже под влиянием этнической розни порвали с ними.

Камбоджийская деревня после бомбежки, 1970 год

© AP Photo/Ghislain Bellorget

Развернувшаяся в Камбодже война расшатала сами основания трона: в 1970 году Сианук лишился власти в результате дворцового переворота. Однако его сменщики оказались еще менее популярны. Левые повстанцы (лидером которых был Пол Пот) установили контроль за сельской местностью и, последовательно изолируя новое правительство в городах, в 1975 году добились захвата власти. На свет появился радикально-коммунистический, но при этом чрезвычайно антивьетнамски настроенный режим.

Поражение США во Вьетнамской войне в 1975 году полностью переменило геополитическую ситуацию в регионе. Вашингтон озаботился поиском союзников против победителей-вьетнамцев и их покровителя СССР. Геополитическая логика диктовала сближение с Камбоджей. Только прежней страны больше не существовало. Пришедшие к власти сторонники Пол Пота принялись переиначивать ее сверху донизу, начав с названия. На свет появилась невиданная доселе коммунистическая Кампучия.

Рисовый рай

Программа, проведенная в жизнь Пол Потом, предполагала построение общества предельного равенства в самые сжатые сроки. Врагами нового строя объявили горожан, которых предстояло заново обучить жизни: сделать из них путем перевоспитания полезных членов общества - крестьян. Депортации лишнего населения из столицы сопровождались регулярными расстрелами. К стенке поставили от 500 тыс. до 1 млн человек. Болезни и голод в трудовых лагерях усугубили катастрофу. Три года пребывания "красных кхмеров" у власти унесли жизни от 1,5 до 2 млн человек — около 20% населения Кампучии.

Копируя ранний советский и китайский опыт, Пол Пот (этот псевдоним означает "политика возможного" — politique potentielle) пробовал руководить экономикой посредством амбициозных четырехлетних планов. Однако заявленная им цель — три тонны риса с каждого гектара кампучийской земли — далеко выходила за пределы возможностей местного сельского хозяйства с его слабо развитой техникой. Отсутствие заинтересованности в труде оборачивалось голодом. Пол Пот, планировавший экспортировать рис, чтобы ввозить отсутствовавшие в стране товары, оказался перед фактом того, что в его стране нечего есть.

Камбоджийские дети на уроке сельского хозяйства, 1975 год

© Apic/Getty Images

Неудачи, следовавшие одна за другой, правитель объяснял противодействием вьетнамцев, на которое предложил ответить силой. По периметру общей границы участились провокации и вооруженные инциденты. Один из них — нападение кампучийцев на деревню Батюк — превзошел все прочие. Для Вьетнама неспровоцированное вторжение соседней страны, унесшее жизни 3 тыс. человек, стало прологом к войне. Ослабевший и непопулярный режим Кампучии смели за несколько месяцев к началу 1979 года, когда оставшиеся его сторонники отступили в джунгли. В этот момент истории на авансцену вновь выступили американцы. Методы полпотовцев вызывали у них отвращение, но дальнейшее усиление Вьетнама пугало гораздо больше. В Белом доме приняли решение оказать помощь врагу своего врага.

Дядя Сэм и диктатор Пол

Поддержка американцами самого радикального коммунистического правителя в истории распадается на явную, не оспариваемую никем, и тайную, о которой известно из утечек и поздних воспоминаний. Бесспорно то, что Вашингтон вступился за Пол Пота на дипломатической арене, добившись того, что и после потери власти его правительство сохранило статус законных представителей своего государства. С юридической точки зрения основания для этого имелись: вторгшись в чужую страну, Вьетнам нарушал международное право. Однако и у сторонников Пол Пота не было мандата на управление Камбоджей. Американцы не приняли это в расчет.  Они добились того, что "красные кхмеры" удержали камбоджийское кресло в ООН за собой, сохранив дипломатическую легитимность, которая по справедливости им не полагалась.

Другая поддержка со стороны США, долгое время остававшаяся тайной, была финансовой и организационной. Кое-что о ней стало известно из признаний самих американцев. Советник президента Джимми Картера Збигнев Бжезинский утверждал, что США вовлекли в региональный конфликт Таиланд, убедив его содействовать полпотовцам, и побудили протянуть им руку Китай. 

Партизаны "красных кхмеров" в джунглях Камбоджи, 1981 год

© Bowie/Getty Images

А госсекретарь США Генри Киссинджер излагал свои мысли так: Вашингтон "закрывал глаза", пока боевикам "красных кхмеров" "помогали другие". Белый дом, включившийся в антивьетнамское сопротивление, приспособил к своим планам гуманитарные структуры ООН. Часть помощи, распределявшейся через них, доставалась полпотовцам, несмотря на возражения сотрудников этих организаций.

Взятая США на вооружение тактика предполагала действия чужими руками. Однако для эффективного воплощения в жизнь она требовала, по крайней мере, примирительного отношения к Пол Поту на уровне официально произносимых слов. Поэтому американцы взяли мягкий тон. В 1980 году ЦРУ выпустило демографический доклад, в котором отрицались массовые убийства в Камбодже, а глава "красных кхмеров" упоминался как "харизматический лидер кровавой, но успешной крестьянской революции с существенным масштабом народной поддержки". Факт геноцида против камбоджийцев, совершенного собственным правительством, американцы признали только в 1989 году, когда холодная война была уже закончена, советская помощь Вьетнаму прекратилась, и тот готовился вывести свои войска из Камбоджи домой.

Музей геноцида Чоэнг-Эк недалеко от Пномпеня

© AP Photo/David Longstreath

После падения СССР США утратили всякий интерес к Пол Поту, еще продолжавшему борьбу в индокитайских джунглях. В районах, едва контролировавшихся правительством, и теряются следы одного из самых загадочных и жестоких диктаторов в истории. Перед объективами телекамер он в последний раз предстал в 1997 году, когда был схвачен и обвинен в предательстве собственными соратниками. Последовал неожиданно мягкий революционный суд, назначивший в качестве наказания принудительное пребывание дома. Однако прошел всего год — и Пол Пот скончался. Причина (самоубийство? Отравление? Сердечная недостаточность?) до сих пор с точностью не установлена. Тело кремировали и тихо похоронили в джунглях.

Игорь Гашков

 

Правда о социализме в Кампучии — Маоизм.Ру

«Затравлю, замучаю как Пол Пот Кампу́чию».
Кхмерская народная присказка

Прежде чем начать вести речь собственно о Кампучии, позволю себе отвлечься и задаться общим и, казалось бы, не имеющим отношения к делу вопросом: представляет ли собой новейшая история, политическая история ⅩⅩ века более или менее точную науку. Науку, оперирующую фактами?

Казалось бы, да. Всё подтверждено сотнями свидетельств, в отличие от прошлых веков нам остались не только летописи, но и архивные кино- и фотодокументальные материалы. Живы ещё многие участники ключевых событии подходящего к концу столетия.

Но, с другой стороны, в нашем столетии как никогда прежде, развились технологии фальсификации массированной пропаганды и промывания мозгов. Сторонники «открытого общества», конечно, заверят вас, что такое возможно только в тоталитарных государствах, при развитой демократии любая информация якобы доступна любому гражданину.

К примеру, разразившийся в прошлом году скандал с «историками-ревизионистами» ясно показал подлинную цену свободе историка в «открытом», «информационном» обществе. Группа историков с конца 1980‑х годов занялась ревизией (пересмотром) истории «холокоста» — массового уничтожения евреев в годы Второй мировой войны. Они приводили множество аргументов: что при существовавшей системе концлагерей уничтожить шесть миллионов было невозможно, что в газовых камерах той конструкции, которая фигурировала в материалах Нюрнбергского процесса, нельзя было отравить такое количество людей, что официальная статистика жертв-евреев сознательно завышена. Но их противники — историки-сионисты, написавшие горы книг о «трагедии еврейского народа» вместо того, чтобы опровергнуть утверждения «ревизионистов»,— добились в США запрещения ревизионистских серверов в Интернете.

Мощнейшее произраильское лобби десятилетиями культивировало на Западе миф о том, что всякий, кто противится его господству,— чудовище, подобное Гитлеру, и не жалело для этого красок. О геноциде еврейского народа написаны тысячи томов. Но известно, что Гитлер с одинаковым рвением преследовал и евреев, и цыган. Но кто видел хоть одну книгу о геноциде цыганского народа? Я лично не встречал. Может быть, за пятьдесят лет, прошедшие с окончания Второй мировой, какой-нибудь цыганский энтузиаст и издал пару книг, но имели ли они резонанс? И, как результат, в Германии существует национальный комплекс вины перед еврейским народом, любой еврей может получить немецкое гражданство, стоит ему лишь выказать подобное желание, а за высказанное вслух сомнение в реальности «холокоста» вас могут посадить в тюрьму. Ну а цыган немецкая полиция как гоняла при Гитлере, так и сейчас гоняет.

И что-то я не слышал, чтобы у немцев развился какой-нибудь комплекс вины по отношению к русским, а двадцать миллионов — всё-таки побольше, чем шесть, даже если принять на веру официальное число жертв.

И дело даже не в «ревизионистах». Хрен с ними, их аргументы интересны только пещерным фашистам. Конечно же, от большего или меньшего количества жертв гитлеризм не станет привлекательней — каждый убитый нацистами, независимо от национальности — жертва, достойная скорби, а каждый сопротивлявшийся им с оружием в руках — герой. Дело в другом, ревизионисты перешли дорогу одной из важнейших составляющих сил нового мирового порядка — произраильской еврейской финансовой олигархии.

В своё время рвавшиеся у нас к власти демократы любили приводить цитату из Вольтера: «Мне глубоко противны ваши взгляды, но я готов отдать жизнь за то, чтобы вы имели возможность их высказать». Вот так должно быть при демократии, говорили они. Ну что же, теперь мы узнали, каково оно при демократии, каковы на самом деле равные возможности для всех и возможности высказывать мнение, расходящееся с общепринятым.

Формально Интернет никому не принадлежит, величайший в мире массив гипертекстовой информации WWW — мировая паутина, громадная общедоступная электронная энциклопедия, в которую каждый может дописать собственные страницы. Но оказалось, что не каждый. Оказалось, что «свободное информационное общество», идущее, по мнению модных буржуазных политологов на смену классическому капитализму, на самом деле является обществом «информационного тоталитаризма», способного на такие фальсификации, что доктор Геббельс просто отдыхает.

Но мне не хотелось бы копаться в сомнительных моментах истории последней мировой войны. Гораздо интереснее внимательней присмотреться и подвергнуть сомнению и некоторой ревизии историю другого «геноцида» — «массового уничтожения населения Кампучии». Ведь в данном случае, как ни крути, речь идёт о режиме, созданном коммунистами, и до сих пор «кровавые зверства полпотовского режима» были неубиенным козырем антикоммунистической пропаганды. Конечно можно отмахнуться, сказав, что остановили-то его вьетнамские коммунисты. Но встать на сторону пробрежневских вьетнамцев против идей Мао и практики Пол Пота — всё равно, что сегодня защищать политику Зюганова и охаивать радикальных коммунистов — это тихая измена делу мировой революции и откат на оппортунистические позиции. Итак, постараемся расхлебать эту непростую индокитайскую кашу.

В конце 1970‑х годов, после вторжения в Кампучию войск промосковского вьетнамского правительства, весь мир узнал о невиданном геноциде против собственного населения, проведённом правительством красных кхмеров. Средства массовой информации и капиталистических стран и стран советского блока состязались друг с другом в описании «ужасов полпотовского режима», поголовного истребления интеллигенции, уничтожения городов. В Голливуде в 1984 году на скорую руку состряпали фильм «Поля смерти», который благодаря конъюнктурной тематике огрёб пачку «Оскаров», а кампучийский партийный и государственный руководитель товарищ Пол Пот был причислен записными гуманистами всех стран к числу самых кровавых «диктаторов» в истории человечества.

Осуждение красных кхмеров было поразительно дружным, их осуждали и правые, и левые, и даже леворадикалы, такие как Энвер Ходжа. Единственными из стран, кто осудил вторжение Вьетнама на территорию Кампучии, были КНР и КНДР. И это притом, что по всем законам «мирового сообщества» правительство Пол Пота было единственно законным правительством страны и до проведения в стране «свободных выборов» в 1993 году именно делегат красных кхмеров представлял Кампучию в ООН.

Поразительное единодушие, с которым оплёвывали политическую систему государства Демократическая Кампучия, существовавшего с 1975 по 1978 год, и в странах Запада и в странах Варшавского пакта, невольно заставляет задаться исследователя этой проблемы вопросом: почему в противостоянии кампучийскому режиму объединились злейшие враги. Конечно, империалистов и ревизионистов в единый анитиполпотовский фронт сплотили не пресловутые общечеловеческие ценности — для обеих систем это не более чем демагогия. Странно другое: американцы прекрасно знали, как в странах советского блока умели подтасовывать статистику, но, несмотря на это, никогда так и не усомнились в цифрах «геноцида», приводимых марионеточным провьетнамским правительством Хун Сена — Хенг Самрина. И это в то время, когда американцы оказывали помощь, если не самим красным кхмерам, то их временным союзникам по антивьетнамской коалиции — частям Лон Нола и Сианука. Казалось, уж им-то выгоднее если не усомниться в масштабах «геноцида», то, по крайней мере, сделать вид, что ты его не заметил. Однако ненависть к полпотовцам сплотила, казалось бы, все ведущие силы мировой политики. Почему же эта неприязнь стала столь единодушной? В чём загадка Пол Пота? Почему он сделал то, что он сделал? Ответить на эти вопросы мы постараемся в ходе небольшого экскурса в историю Кампучии второй половины ⅩⅩ века.

До 1953 года Камбоджа была марионеточным королевством в составе французского Индокитая. Король реальной власти не имел, и управлялась страна французской колониальной администрацией. Причём основное население страны — кхмеры — считались французами настолько тупым и неподдающимся обучению, что на должности мелких чиновников, клерков, полицейских, сержантов туземной гвардии брали только этнических вьетнамцев — вьетов, отчего в головах у простых кампучийцев сложился стереотип вьетнамца как извечного прислужника иноземных угнетателей.

Но благодаря борьбе совершенно других вьетнамцев-патриотов и коммунистов из Вьетмина Камбоджа нежданно-негаданно получила независимость. У власти в стране оказался молодой разгильдяй — джазовый саксофонист, международный плейбой, заядлый теннисист — принц Нородом Сианук. Бездарная кхмерская аристократия, которую прежние хозяева страны даже близко не подпускали к управлению захватила все ключевые должности в государстве, вьетские чиновники были отправлены в отставку. Сиануковская камарилья ввозила предметы роскоши, автомобили, Сианук годами не вылезал из Парижа, а оплачивалось это всё за счёт экспорта риса, насильственно изъятого у голодающих крестьян.

Постепенно Сианук входил во вкус политики, ему нравилось дразнить дядю Сэма, считаться передовым, прогрессивным, неприсоединившимся. Он зачастил в Пхеньян и Пекин. Товарища Ким Ир Сена он вообще стал называть «отцом родным».

В качестве государственной идеологии на вооружение был принят кхмерский буддистский социализм, подразумевавший незыблемость монархии при затушёвывании межклассовых противоречий. Довольно значительный сектор государственной экономики, частично национализированное предпринимательство, монополия внешней торговли — то, что сиануковские мандарины пытались выдавать за социалистические преобразования, были лишь кормушкой, в которую удобно было запускать руку королю и его приближённым.

Одним словом, общественный строи Камбоджи до начала 1970‑х годов представлял собой бюрократический, насквозь коррумпированный госкапитализм, прикрытый лёгким флёром социалистической риторики, беспощадно подавлявший любые выступления трудящихся. Примерно то, чем собирался осчастливить нас господин Зюганов после своей победы на выборах. Только вместо зюгановской триады «Труд, народовластие, социализм» в Камбодже было «Нация, религия, трон».

В 1955 году были проведены выборы, на которых победила путём махинаций и подтасовок сиануковская партия Сангкум Реах Ниюм (Народно-социалистическое сообщество) или в просторечии просто Сангкум. Оппозиционные же партии буржуазно-интеллигентская Демократическая партия и группа Прачеачун (Народ), фактически подставная легальная структура, созданная коммунистами для участия в выборах, были запрещены. Зато при Сангкуме был создан Королевский Социалистический союз молодёжи, куда поголовно записывали всю кхмерскую молодёжь. Королевский комсомол — каково?

Но Сиануку мало было быть королём, подумаешь, королей в мире осталось ещё довольно много. Он, подобно старухе из пушкинской «Сказки о рыбаке и золотой рыбке», возжелал невозможного — стать великим вождём и учителем, основателем новой идеологии. Насмотревшись на подлинно народных лидеров, великого вождя товарища Ким Ир Сена и председателя Мао, Сианук возомнил себя таким же. В 1955 году он формально отрёкся от королевского престола, оставшись при этом бессменным главой государства. В качестве единой руководящей идеологии в стране был введён сианукизм — «подлинный путь национального спасения, единственно верная дорога развития Кампучии». Был принят, по крайней мере, на словах, лозунг развития с опорой на собственные силы. А о размерах культа личности Сианука свидетельствует хотя бы то, что в кино при появлении на экране изображения принца все в зале обязаны были вскакивать с места и, выпучив в приступе показного патриотизма глаза, хором исполнять национальный гимн.

С другой стороны, благодаря отсталости народных масс и господству буддистского религиозного мировоззрения фигура монарха оставалась для большинства крестьян священной, неким воплощением земного божества. Даже товарищ Пол Пот в годы самых радикальных социалистических преобразований предпочитал сохранять в течение года Сианука при себе в качестве пленника, беспомощного формального главы государства, для придания эксперименту красных кхмеров видимости легитимности в глазах отсталых масс. И показную роскошь сиануковской элиты крестьяне с религиозной точки зрения воспринимали как воздаяние за заслуги в прошлой жизни: дескать, тогда эти люди хорошо себя вели и теперь родились аристократами и имеют всё, вот и мы себя будем вести достойно и в следующей жизни будем так же жить.

Но самый серьёзный вред показной «социализм» Сианука наносил тем, что дезориентировал камбоджийских коммунистов. Конечно, внутри страны его политика никого не могла обмануть, и, видя бедственное положение трудящихся, кхмерские коммунисты брали курс на развёртывание партизанской борьбы и подготовку вооружённого восстания. Но во внешней политике Сианук поддерживал дружеские отношения с Москвой и Пекином, отказался вступить в агрессивный блок СЕАТО, а с началом американской интервенции в Южном Вьетнаме стал помогать Фронту национального освобождения Южного Вьетнама. Объяснялась эта прогрессивная политика очень просто — он просто стремился урвать побольше помощи одновременно у всех сверхдержав. Южновьетнамские партизаны платили ему за поддержку полновесной валютой, а марионеточный режим Нго Дин Зьема, напротив, точил зубы на пограничные камбоджийские провинции и преследовал у себя этнических кхмеров, так что насолить ему для Сианука было просто чистое удовольствие.

Поэтому, когда кхмерские коммунисты начали подготовку к вооружённому сопротивлению, из Ханоя последовал резкий окрик: «Не мешайте Сиануку, он нам помогает», что, конечно же, не способствовало улучшению отношений между двумя партиями.

А приживались, надо сказать, коммунистические идеи в Камбодже с большими трудностями. В конце 1940‑х — начале 1950‑х на территории Камбоджи за независимость страны боролись созданная коммунистами по образу Вьетмина вооружённая организация «Кхмер иссарак» (Свободный кхмер). Другое дело, что собственно кхмеров в рядах коммунистов тогда практически не было. К моменту разделения многомиллионной компартии Индокитая в 1951 году на Партию трудящихся Вьетнама, Народную партию Лаоса и Народно-революционную партию Камбоджи в рядах камбоджийских коммунистов насчитывалось всего 1300 человек, из них только 40 были кхмерами. После достижения страной независимости отряды «Кхмер исаарак» были, согласно женевским соглашениям, разоружены. Сиануковский режим начал преследования коммунистов, которых объявил «иностранными агентами» и «врагами нации, религии и трона». Несмотря на тесные отношения с китайским руководством и частые визиты в Пекин, Сианук запретил в сентябре 1967 года из страха перед культурной революцией даже такую невинную организацию как Ассоциация кхмерско-китайской дружбы за распространение «красной книжечки Мао».

За руководство коммунистическим движением Камбоджи в те годы боролись три группировки. Просоветская, состоявшая из партработников, проходивших обучение во Вьетнаме и имевшая влияние в основном на Востоке страны во главе с Хенг Самрином и Пен Севаном. Прокитайская, во главе с Пху Чхаем и Пху Нимом и Тиволом, которая считала вьетнамцев и их советских покровителей ревизионистами, выступала за использование опыта культурной революции, но при этом стремилась механически перенести удачный опыт КНР без учёта специфических местных условий. Социальную базу этой фракции составляла гуманитарная интеллигенция и базировалась она в основном в юго-востоке страны.

И, наконец, третья, наиболее влиятельная группировка, выступала за кхмерский, особый путь революции. Путём мобилизации широких масс беднейшего крестьянства страны они рассчитывали после революции осуществить сверхвеликий скачок. В Китае они видели естественного союзника, во Вьетнаме — реакционную силу, препятствующую полноценному осуществлению революции в Камбодже. Эта группа выступала за разворачивание в стране полномасштабной партизанской войны и свержения Сианука вооружённым путем. Основными базами этой фракции были крайний север страны и юго-запад страны — провинции Камлот и Кампогсаом.

Лидер этой фракции в 1963 году после исчезновения первого секретаря Ту Самута возглавил партию. Именно он в том же году начал антисиануковскую герилью и переименовал Народно-революционную партию в Коммунистическую. Высшему руководству партии он был известен под псевдонимом Пол Пот, он же Банг Мыонг — «первый старший брат», он же «товарищ 87».

Товарищ Пол Пот (настоящее имя Салот Сар) родился в 1928 году в провинции Кампонгтхом. Его отец Пнем Лот был крупным помещиком, владевшим стадом в 30—40 быков и нанимавшим до 40 батраков в период сбора урожая. Родственники его тоже преуспевали — двоюродная сестра была одной из жён короля Монивонга, предшественника Сианука, а родная сестра Пол Пота Лот Сарин стала официальной наложницей короля. Но Салот Сар рос одиноким и нелюдимым, он видел творящуюся вокруг несправедливость, нищету крестьян и мечтал одним махом покончить со всем этим. Единственным другом детства Пол Пота был его брат Салот Чхай, с которым вместе они начали служить при королевском дворе.

В 1949 году он получил стипендию французского правительства и поступил в Сорбонну, изучать курс машиностроения. Здесь он вступил во Французскую коммунистическую партию. Вместе с группой кхмерских студентов будущих лидеров Кампучии — Иенг Сари, Кхиеу Самфаном и Сон Сеном — он создал марксистский кружок и принялся за изучение основ марксистской науки — теории классовой борьбы, тактики организационного контроля, сталинского подхода к решению национальных проблем.

В 1953 году он в составе молодёжной бригады французских комсомольцев ездил на уборку урожая в Югославию. Случай своего рода беспрецедентный, ведь все коммунистические партии, согласно резолюции Коминформа, обязаны были порвать все связи с югославскими ревизионистами. То, что он увидел в титоистской Югославии, Салот Сару не слишком понравилось, но он твёрдо усвоил, что в случае чего можно построить социализм и самостоятельно без помощи таких гигантов как СССР и Китай.

В 1953 году он, не успев завершить образование, был депортирован из Франции за участие в антиимпериалистических демонстрациях. В том же году он успел повоевать в джунглях в составе отрядов «Иссарак». Затем в 1955‑м поддерживал связь во время парламентских выборов между легальным крылом коммунистов и некоммунистической оппозицией. В 1960‑м активно способствует тому, чтобы партия стала проводить независимый от Вьетнама курс на вооружённую борьбу с Сиануком, обескровившего партию репрессиями.

В 1963 году, после утверждения на посту первого секретаря партии, переходит на нелегальное положение и начинает вооружённую борьбу.

В 1965 году он пытается завязать контакты с международным коммунистическим движением. В августе он устанавливает контакт с советским посольством в надежде, что Москва окажет поддержку вооружённой борьбе кхмерских партизан. Но Брежневу незачем ссориться с «прогрессивным» Сиануком и тратить деньги на карликовую камбоджийскую компартию. На встречу с Пол Потом советские руководители прислали всего лишь третьего секретаря посольства, не наделённого никакими реальными полномочиями. Его отшили как мелкого халявщика, и он на всю жизнь затаил обиду на советских коммунистов.

В том же году он посетил Ханой, но долго там не задержался, зато почти год провёл в Китае, где был принят на высшем уровне и с восхищением наблюдал за началом Великой пролетарской культурной революции. С этого момента его судьба была теснейшим образом связана с политикой КНР в Индокитае. В 1967 году в провинциях Сомлот и Баттамбанг вспыхнуло мощнейшее восстание, руководимое коммунистами полпотовской ориентации. В следующем году размах партизанской борьбы ещё больше расширился. В Ханое это восприняли с явным неудовольствием, камбоджийским коммунистам дали понять, что на убежище на территории Северного Вьетнама они ещё в случае чего могут рассчитывать, а вот оружием и боеприпасами им помогать не будут.

Правительство Сианука в панике порвало негласные отношения с Фронтом национального освобождения Южного Вьетнама, с ДРВ, провело чистку Сангкума от левых элементов и призывало к нормализации испорченных прежде отношений с Америкой. Но тщетно, американским хозяевам не нужен был капризный и переменчивый Сианук, и 18 марта 1970 года генерал Лон Нол, воспользовавшись визитом Сианука в СССР, произвёл военный переворот и установил марионеточный проамериканский режим.

Установленный военными режим мало чем отличался от аналогичных проамериканских диктатур в Южном Вьетнаме, Южной Корее, на Тайване или правления принца Сувана Фумы в Лаосе. Формально вместо королевства Камбоджа была провозглашена Кхмерская республика, отменена монархия, монополия государства на внешнюю торговлю. В экономике госкапиталистический курс сменился ориентацией на поощрение свободного предпринимательства. Реальная же власть оказалась сосредоточена в руках компрадорской военной клики, которая вскоре «пригласила» в страну американские войска. В сентябре того же года на территорию Камбоджи вступил 30‑тысячный американский оккупационный корпус и вспомогательные формирования сайгонского режима.

Американцы в это время стремились к глобализации конфликта в Индокитае. После «наступления праздника Тэт» весной 1968‑го, когда южновьетнамские партизаны захватили американское посольство в Сайгоне, всему миру стало ясно, что американцы полностью утратили контроль за ситуацией в стране. Штабные стратеги, проанализировав причины поражений, пришли к выводу, что корень успехов партизан кроется в том, что, завершив операцию, они имеют возможность укрыться на базах на территории Лаоса и Камбоджи. Поэтому территорию этих стран необходимо как можно скорее оккупировать.

Сианука, едва в Камбодже произошёл переворот, осторожные брежневские дипломаты настойчиво попросили незамедлительно покинуть Советский Союз. И лишённый пристанища принц вынужден был искать убежище в Пекине у тех самых маоистов, которых он всячески третировал у себя на Родине в последние годы. Здесь, под давлением обстоятельств, он пошёл на заключение антиамериканского альянса с коммунистами, и в начале 1970 года в Пекине было провозглашено создание Национального единого фронта Кампучии. Формально фронт возглавлял Сианук, но реальной силой, боровшейся против американцев, были красные кхмеры — партизаны товарища Пол Пота.

Стремясь уничтожить красных кхмеров и базы Национального фронта освобождения Южного Вьетнама, американцы сбросили на территорию маленькой Камбоджи больше бомб, чем на территорию Германии за весь период Второй мировой войны. С февраля по август 1973 года в результате массированных бомбардировок они сбросили 257 465 тонн взрывчатых веществ в пересчёте на тротиловый эквивалент. Потери среди мирного населения исчислялись сотнями тысяч. Но в то же время и борьба кхмерского народа против американцев вышла за территорию отдельных партизанских районов и распространилась на всю территорию страны. Вера в «доброго короля», которого обидели американцы, накладывалась в крестьянском сознании на стремление к построению «царства Божия на земле», в котором как обещали коммунисты, окончательно восторжествует справедливость. Этот гремучий коктейль из идеологий заставлял нищих батраков браться за оружие и уходить в джунгли в поисках лучшей доли.

Из северного Вьетнама по тропе Хо Ши Мина в страну потянулись коммунисты просоветской ориентации (всего порядка полутора тысяч), сидевшие при Сиануке в Ханое тихо как мыши. Понятно, что провьетнамская линия авторитетом в партии не пользовалась, её сторонников часто подвергали чисткам и заставляли заниматься самокритикой. Иногда даже вспыхивали перестрелки между кхмерскими и южновьетнамскими партизанскими отрядами, но в целом перед лицом американской угрозы союзнические отношения сохранялись.

Война в джунглях велась с неслыханной жестокостью: потери личного состава революционной армии красных кхмеров составили около четверти личного состава (порядка 16 тысяч человек убитыми). Но, несмотря на это, партизаны постепенно брали верх.

Уже 1973 году на освобождённых территориях начала проводиться планомерная коллективизация. Преобразования, начатые партизанами в деревне, преследовали двоякую цель: с одной стороны, чисто практическую — улучшение снабжения армии продовольствием, с другой стороны, идеологическую — усиление социалистического начала в деревне.

К весне 1975‑го, когда американцы окончательно вывели свои войска из Индокитая, произошло то, что историки назвали «падением карточных домиков»: лишённые американской военной поддержки марионеточные режимы в Сайгоне, Пномпене и Вьентьяне рухнули с интервалом меньше чем в одну неделю.

17 апреля 1975 года войска красных кхмеров с триумфом вошли в столицу Камбоджи. На улицы освободителей вышло встречать все население Пномпеня.

Долгими вечерами в Париже в марксистском кружке, позднее у партизанского костра, во время поездок в Пекин товарищ Пол Пот снова и снова обсуждал с Сон Сеном и Кхиеу Самфаном волновавшие его проблемы строительства социализма. То, что он видел во Франции, в Югославии, в народном Китае и Северном Вьетнаме, говорило ему, что практика строительства социализма приводит к тому, что партийное руководство страны превращается в замкнутую привилегированную касту, своего рода «новую буржуазию», которая, даже если на первом этапе и состояла сплошь из пламенных революционеров, но, постепенно обрастая привилегиями, всё больше и больше начинает стремиться не к форсированному строительству коммунизма, а к упрочению собственного положения и в конце концов встаёт на капиталистический путь. Уж как выжигали подобную шваль в Китае, даже партию целиком разогнали и собирали потом заново, ан глядь, не прошло и десяти лет с начала культурной революции, как все эти гниды повылазили из щелей, вновь заняли руководящие посты и повернули страну на путь рыночных реформ.

С другой стороны, рядовые граждане стран социализма, как правило, не ставят укрепление дела социализма главной задачей своей жизни. Как правило, они стремятся просто получше устроиться, побольше получать денег, побольше урвать от государства. Таким образом, как подсказывал опыт, психология обывателя социалистической страны мало чем отличалась от психологии мелкого буржуа. А тут ещё гнилая интеллигенция всегда в закамуфлированном виде начинает петь песни о «творческой свободе», которые заканчиваются призывами восстановить капитализм. Да к тому же социализм в Кампучии пришлось бы строить в крестьянской стране, а ведь, согласно Ленину, мелкособственническое крестьянское хозяйство вновь и вновь воспроизводит капитализм…

Конечно, можно было бы строить свой, национальный вариант социализма, который широко практиковался в странах третьего мира и был лишь приукрашенным вариантом капитализма, можно было дать мелкобуржуазной стихии поблажку, выбрать «социализм с человеческим лицом». Можно было, наконец, просто «железной рукой» ввести подобие военного коммунизма. Но все эти варианты не прельщали группу единомышленников, сплотившихся вокруг Пол Пота в руководстве.

Все эти варианты, даже «военный коммунизм», были чреваты тем, что после смены руководства страна легко могла бы возвратиться на буржуазный путь развития. Нет, этот путь не годился. Задача была поставлена другая — в течение как можно более короткого срока создать нового человека, человека эпохи социализма, физиологические потребности которого были бы сведены к минимуму, индивидуализм, страсть к приобретательству и обогащению были бы изжиты полностью, а стремление трудиться, желание служить коллективу, стране, партии превратились бы в естественные потребности.

А для этого «человеческий материал» необходимо было перевоспитывать и ещё раз перевоспитывать. Создать человека нового общества непросто: ведь над каждым членом обществ тяготит его прежний опыт — привычка жить при капитализме. А потом, старшие передают своё мировоззрение, отягощённое пережитками, представителям нового поколения, рождённым после революции. Как с этим бороться? Можно, конечно, махнуть на это рукой и ждать, пока некогда революционный социализм через постепенное омещанивание превратится в рыночное болото.

Многие радикальные революционные мыслители предлагали радикальные способы решения этой проблемы: так, например, русский народник Пётр Ткачёв предлагал после революции истребить всех старше 35 лет как носителей косного консервативного сознания. Но товарищ Пол Пот искренне верил, что в природе человека заложены также сильные коллективистские начала и при жизни одного поколения людей путём правильного воспитания можно переделать индивидуалистов в альтруистов. На языке красных кхмеров это называлось политическое образование кадров.

Масштабы эксперимента, начатого Пол Потом тем более значительны, что Кампучия была отсталой аграрной страной, в которой не было практически своего промышленного пролетариата. Немногочисленные городские кустари по своему мировоззрению принадлежали скорее к мелкой буржуазии. Таким образом, единственной социальной опорой глубинных социалистических преобразований в стране был и оставался сельский пролетариат — батраки и безземельные крестьяне. Город оказался полностью враждебен революции. Города должны были быть уничтожены.

Глубина и масштабы социалистических преобразований превосходили всё, что делалась в этом направлении за всю мировую историю. Через несколько дней после вступления отрядов красных кхмеров в Пномпень цены на все товары по распоряжению центральной власти были снижены в сто раз. А после того, как радостное население ринулось в магазины и лавки и скупило в них все товары, деньги за ненадобностью были отменены, а Национальный банк как главный рассадник товарно-денежных отношений был образцово-показательно взорван. Так без малейших усилий, без принудительной национализации легко и очень мудро была за один день под корень уничтожена рыночная экономика.

Весной 1976 года была принята новая конституция страны, провозгласившая создание Демократической Кампучии — «государства крестьян, трудящихся и военнослужащих». За крестьянами, в соответствии с конституцией, резервировалось две трети мест в парламенте. Остальные поровну распределялись между военными и рабочими.

Вскоре все городское население страны отправилось в дорогу. Все городские жители были распределены по сельскохозяйственным коммунам. Пномпень был полностью эвакуирован и превратился в город-призрак, по улицам которого бродили дикие животные, который постепенно поглощали джунгли. В нём не осталось ничего, кроме иностранных посольств.

Все население было распределено по сельскохозяйственным коммунам и должно было каждый день работать на рисовых полях, что, конечно же, не нравилось городским бездельникам, которые сочиняли впоследствии сказки об ужасах полпотовского режима. Минимальный достаток был обеспечен всем: каждый гражданин страны получал после тяжёлого рабочего дня свою чашку риса. Каждый камбоджиец получал от правительства раз в год симпатичный комплект одежды — штаны и рубаху из чёрной хлопчатобумажной ткани единого образца для мужчин и для женщин (как говорят теперь в модных супермаркетах, унисекс). Женщины должны были коротко стричь волосы, носить украшения не разрешалось как феодально-буржуазный пережиток. Таким образом, социальное и половое равенство было достигнуто — некому стало завидовать.

Быт беднейших крестьян должен был стать образцом для воспитуемых. Пол Пот, в отличие от других прогрессивных лидеров стран третьего мира, неоднократно подчёркивал, что опирается не на всё крестьянство в целом, но лишь на 30 % его беднейших слоёв, что ещё раз подтверждает то, что он был пролетарским, а не мелкобуржуазным революционером. С 1976 года запрещено было готовить пищу дома и поглощать её в одиночку. Всё население по месту работы было прикреплено к общественным столовым. Бывшие гнилые интеллигенты и городские лоботрясы, быть может, впервые в жизни занялись общественно-полезным трудом: они помогали своей стране решать продовольственную проблему и занимались оздоровлением окружающей среды — возводили дамбы, рыли каналы, расчищали непроходимые джунгли. Жизнь в Кампучии с каждым днём становилась всё краше.

Другим немаловажным аргументом в пользу переселения городских жителей в сельскую местность стали чисто экономические факторы. Население городов привыкло жить за счёт американского экспорта. Сами горожане были не в состоянии себя обеспечить. Поэтому, в условиях полного разрыва с западным миром и начинающегося ухудшения отношении с Вьетнамом, откуда было взять деньги на экспорт? Кто должен был кормить городских дармоедов? Нельзя же было вновь, как при Сиануке, перейти к эксплуатации города деревней. Конечно, КНР оказывала некоторую материальную поддержку правительству красных кхмеров, но вьетнамские канонерки могли в любой момент заблокировать единственный морской порт Кампот на юго-востоке страны. Тогда городам пришлось бы вымереть от голода. Так что переселение в сельскую местность стало не бедствием, а спасением для кхмерской интеллигенции. А неблагодарные интеллигенты вспоминают лишь о том, что им пришлось хорошенько потрудиться на рисовых полях. И люто ненавидят за это, в сущности, добрейших по своей природе красных кхмеров.

Само устройство кампучийского общества тоже не имело аналогов в мировой практике. Формально государственное устройство мало чем отличалось от политической системы большинства социалистических стран. Пол Пот был премьер-министром и генеральным секретарём компартии, Иенг Сари — заместителем премьера и министром иностранных дел, Сон Сен — министром обороны, существовал парламент — Палата народных представителей. Но всё это было не более чем декоративные элементы, рассчитанные на простодушных доверчивых иностранцев. Реально после победы революции ни государственного аппарата, ни даже партии фактически не существовало. И правильно, зачем трудовому народу кормить оравы чиновников, зачем на партийных съездах тратить время на то, чтобы выслушивать всяких перерожденцев, продавшихся ревизионистской Москве или Ханою. Все бредни насчёт коллективного руководства — выдумки изменника Хрущёва…

Полной единственной и нераздельной властью в стране обладали не ЦК или кабинет министров, а «Ангка луэро» — верховная организация, включавшая в себя восемь членов того самого марксистского кружка, который в начале 1950‑х в Париже и замыслил кхмерскую революцию. Помимо «Ангка луэро», именем которой вершились все преобразования в стране, действовала также «Ангка падевоат» — «революционная организация», выполнявшая функции и партии, и управленческого аппарата, и карательных органов, и армии. По существу, это были те же крестьяне в чёрных робах, но только с автоматами, можно сказать, что в Кампучии было осуществлено гениальное предвидение Энгельса: государство красные кхмеры «сдали в музей наряду с каменным топором и прялкой» .

Основу кадров для «ангка» нижнего уровня вербовали в первую очередь из крестьянской молодёжи. Молодёжь, не обременённая патриархальными реакционными традициями сельской общины («старой перхотью», как называл разного рода пережитки товарищ Пол Пот, любивший меткие афоризмы), представляла собой как бы авангард внутри основного авангарда — беднейшего крестьянства. Молодых людей мобилизовывали и ставили под ружьё, начиная с двенадцати лет.

Другим источником кадров для Революционной организации служили горные племена, в первую очередь племя куой. Забитые и угнетённые при всех прежних режимах, только при социализме кхмерского образца горцы почувствовали себя полноправными членами общества. Здесь важно сказать о национальной политике красных кхмеров, ибо в большинстве клеветнических пасквилей, вышедших о периоде правления товарища Пол Пота, утверждается, что он был великокхмерским шовинистом. Нет, бедные отсталые малые племена получили все гражданские права. Но зато, скажем, мусульманские племена тямов, традиционно занимавшиеся торговлей и служившие опорой лонноловского режима, отправлялись для перевоспитания в коммуны усиленного режима. Или, скажем, китайцы, составлявшие финансовую олигархию прежнего общества (несмотря на то, что КНР был единственным стратегическим союзником Кампучии), направлялись в поселения со строгой дисциплиной, романтично названные «деревни, где китайцы плачут».

Само государство было переименовано в третий, но далеко не в последний раз. Называлось оно тогда Демократическая Кампучия, просто так, без слова «республика», которое было ненавистно трудящимся массам, поскольку напоминало о «Кхмерской республике» негодяя Лон Нола. Некоторое время формальным главой государства оставался Сианук, но потом он был обвинён в феодальных замашках, снят по решению «организации» с королевского поста и посажен под домашний арест. Потом незадачливому принцу позволили уехать в Китай по просьбе китайских товарищей.

Что касается внешней политики Демократической Кампучии, то дружественные отношения были установлены только с двумя странами — КНР и КНДР, как с государствами, проводящими наиболее последовательный антиимпериалистический курс. А зачем устанавливать какие-то отношения с прогнившими режимами Запада или морально нездоровыми странами советской ориентации? Ведь в стране была достигнута, благодаря подлинному курсу «опоры на собственные силы», полная автаркия — самообеспечиваемость и самодостаточность. Рис мы произведём сами, а больше нам от вас ничего не надо! Правда, полезный опыт прогрессивных стран всё-таки перенимался. Так, инструкторами в карательных органах работали офицеры северокорейского Министерства общественной безопасности. Но, вообще говоря, когда японцы обратились к правительству Кампучии с предложением установить дипломатические отношения — красные кхмеры заявили, что это им не понадобится ещё лет двести.

Неслыханную даже в других социалистических странах заботу руководство красных кхмеров проявляло об укреплении семьи. Этот процесс тоже нельзя было пустить на самотёк: что будет, если проверенный преданный революции товарищ выберет себе идейно чуждого спутника жизни? Такой случайно выбранный супруг может сбить революционера с верного пути или просто испортить ему повседневную жизнь. Поэтому кадровые работники ангка считали, что семья должна создаваться по чётким критериям — политическим, идеологическим и психологическим — и принадлежать одной социально-классовой группе населения, за чем «организация» строго следила. В свадебные дни в коммунах выстраивали друг напротив друга в шеренги по 50—100 человек, заранее отобранных и проверенных партией кандидатов на брак. Представитель ангки выкликал пары по именам, а потом говорил: «А теперь поцелуйтесь, живите счастливо и рожайте детей ради укрепления революции». Партия помогала решать проблемы и тех, кто при ином общественном устройстве оказался бы выброшенным за борт: так, если партия приказывала идейно зрелым девушкам выйти замуж за ветерана войны, они беспрекословно соглашались и были счастливы в браке.

Разумеется, «революционная организация», основной опорой которой была молодёжь, первостепенное значение уделяла воспитанию подрастающего поколения. Уже в возрасте 6—8 лет все дети попадали в интернаты, где под руководством преданных кадровых работников они вооружались правильной идеологией. Учебников на всех не хватало, поэтому простые классовые истины заучивались в виде революционных песен-лозунгов. Остальное время дети отдавали «развёртыванию тыловых битв» — обучению важнейшим навыкам крестьянского труда. Часто по указанию «Ангка луэро»: детей и подростков мобилизовывали на борьбу по обезвреживанию шпионов и замаскировавшихся предателей. Кампучийские дети были достойными преемниками дела Павлика Морозова.

Всё население страны по решению народной власти было разделено на три основные категории. Первая — «основной народ» — включала в себя жителей областей, где ещё в 1950‑е годы возникли партизанские базы, тех, кто не понаслышке знал, что такое жить при социализме, кто уже с начала 1970 года жил в освобождённых районах, наиболее пострадавших от налётов американской авиации. Это была движущая сила страны — люди, испытывавшие к коммунистам чувство благодарности за освобождение от векового гнёта.

Вторая часть — «новый народ» или «люди 17 апреля». Это жители городов и деревень, находившихся долгое время на временно оккупированной американцами территории или под контролем марионеточных сил Лон Нола. Эта часть населения должна была подвергнуться серьёзному перевоспитанию. И, наконец, третью категорию составляли гнилая интеллигенция, реакционное духовенство, лица, служившие в государственном аппарате прежних режимов, офицеры и сержанты лонноловской армии, ревизионисты, проходившие подготовку в Ханое. Эта категория населения должна была подвергнута широкомасштабной чистке.

Мы не фарисеи и на страницах «Бумбараша» не раз чётко и ясно давали понять: чистки при социализме необходимы, без них управленческий аппарат, хозяйственные руководители и творческая интеллигенция неизбежно перерождаются. Вопрос лишь в том, чтобы определить их минимально необходимый масштаб.

Товарищ Пол Пот прекрасно понимал это и не раз говорил: «Недостаточно подрезать плохой куст. Надо вырвать его с корнем».

Но действительно ли в Кампучии имел место такой широкомасштабный террор против всех категорий населения, который буржуазные и ревизионистские писаки называют «геноцидом»? Начнём с того, что они не могут даже назвать сколь-нибудь точной цифры. Последний пример: когда стало известно о трагической гибели товарища Пол Пота, НТВ в своей передаче вначале назвало цифру погибших в Кампучии за период с 1975 по 1979 год в два миллиона, а через пять минут тот же диктор заявил, что всего за период владычества красных кхмеров погиб один миллион людей. А на следующий день та же программа назвала цифру в три миллиона. Кому же верить?

«Обличители» показывают на киноплёнке горы черепов. Но само по себе это ещё ничего не значит. Кампучия действительно многострадальная страна и в этих могилах мог быть кто угодно. Это могли быть и жертвы массированных американских бомбардировок, это могли быть и жертвы лоноловской военщины, могилы партизан, сражавшихся за свободу страны против французских колонизаторов, это могли быть, наконец, останки дано минувших эпох, скажем тайского вторжения на территорию Камбоджи в прошлом веке.

Вспомните, скажем, основанный на реальных фактах фильм Френсиса Форда Копполы «Апокалипсис сегодня». Речь в нём идёт о том, что несколько американских коммандос, наплевав на начальство, уходят из Южного Вьетнама на территорию Камбоджи и устанавливают там кровавое царство террора. Вот откуда горы черепов, вот, оказывается, кто виноват. А разве это единичный случай?

Репрессии, конечно, были, но коснулись они лишь элиты прежнего режима, сливок высшего общества, которые упорно не желали становиться на путь исправления и искренне принять идейно нравственные ценности нового строя. Причём исключений не было сделано ни для кого, в чистках погибли четыре брата и сестра самого Пол Пота (ведь он происходил из богатой помещичьей семьи), включая и товарища его детских игр Салот Чхая. В живых осталась только одна его сестра Лот Сарин — та, что была наложницей короля.

Пол Пот не был ни «кровавым мясником», ни «патологическим садистом». Вот, скажем, инструкция по применению специальных методов ведения допроса к врагам родины и революции объекта S21 — политической тюрьмы на северо-востоке страны. В нём говорится:

«Целью применения пыток является получение адекватной реакции со стороны допрашиваемого. Пытки применяются не для развлечения. Боль надо причинять так, чтобы вызвать у пытуемого быструю адекватную реакцию. Другой целью является психологический надлом и потеря воли у допрашиваемого. При пытке не следует исходить из собственного гнева или самоудовлетворения. Бить допрашиваемого надо так, чтобы запугать его, а не забить до смерти. Прежде чем приступить к пытке, нужно проверить состояние здоровья допрашиваемого, а также проверить исправность и простерилизовать орудия пытки. Не следует убивать допрашиваемого раньше времени. При допросе главными являются политические соображения, причинение же пытуемому боли вторично. Поэтому никогда не надо забывать, что вы занимаетесь политической работой. Даже во время допросов следует постоянно вести агитационно-пропагандистскую работу. В то же время необходимо избегать нерешительности и колебаний, когда есть возможность получить от врага прямые ответы на наши вопросы. Необходимо помнить, что нерешительность способна замедлить нашу работу. Другими словами, в агитационно-воспитательной работе такого рода необходимо проявлять решительность, настойчивость и категоричность. Мы должны приступать к пыткам без предварительного разъяснения их причин и мотивов. Только так враг будет сломлен».

Вдумайтесь, даже самых отъявленных врагов народа они пытались переделывать, агитировать и воспитывать.

Глубоко лживыми являются также утверждения, что Пол Пот был просто честолюбивым авантюристом, жаждавшим славы и власти. Товарищ Пол Пот хотя и был бессменным секретарём компартии, но до назначения в 1976 году премьер министром старался не афишировать ни своё подлинное имя, ни псевдоним. Не любил он и выставляться на публику сниматься и фотографироваться. После 1991 года не было сделано ни одного снимка Пол Пота. Известно, что японское агентство «Асахи» даже предложило миллион долларов за свежую фотографию Пол Пота. Скромность и анонимность Пол Пота вошли в кхмерскую поговорку.

Безусловной ложью являются и утверждения некоторых «ревнителей чистоты марксизма», что режим Пол Пота был «мелкобуржуазно-крестьянским». При этом они, как правило, ссылаются на ленинскую цитату о том, что «мелкобуржуазное крестьянское неизбежно вновь и вновь рождает капитализм» . Но Ленин-то это говорил про Россию, где основную часть крестьянства составляли середняки. А откуда же взяться товарным отношениям и капитализму в Кампучии, если все деньги были уничтожены, а собственность обобществлена настолько, что даже есть в одиночку считалось преступлением? Кампучия была социалистическим государством сельского пролетариата.

Причина, по которой была уничтожена Демократическая Кампучия, причина, по которой на её руководителей выливали ушаты грязи и обвиняли в самых несусветных грехах, заключается в том, что, сведя все данные о Кампучии в один реестр, системные аналитики в Кремле и в Белом доме схватились за голову. Что же это будет, если народы мира узнают, что можно вот так запросто взорвать Госбанк и жить без денег? Что можно сровнять с землёй города и коптящие небо заводы и жить в первоначальной гармонии с природой в коммунах, что всю элиту, будь то монополистическая буржуазия или партийная бюрократия, можно перевоспитать тяжёлым и упорным крестьянским трудом и превратить в простых сельских тружеников? «Нет!» — завопили те, кто отвечает за судьбы мировой политики. Эдак и у нас такое народ захочет сделать. Не допустим! Никогда! Нужно всё это срочно задавить и дискредитировать! И задавили штыками вьетнамцев.

Моральный дух в войсках красных кхмеров был высок: молодые бойцы готовы были сражаться против вьетнамцев в соотношении «один против тридцати». Но перевес в численности и в вооружении был явно на стороне Вьетнама. Пол Пот с сорока тысячами своих вооружённых сторонников был вынужден отойти на территорию Таиланда, но не прекратил борьбу.

Если Пол Пот действительно был «кровавый маньяк», а вьетнамские войска принесли кхмерской нации избавление от ужасов «геноцида», как утверждает демократическая пресса, то почему, хочется спросить мне, вместе с ним ушли не только его вооружённые формирования, но и сотни тысяч беженцев? Почему красные кхмеры на протяжении почти двадцати лет успешно ведут партизанскую борьбу, контролируют обширные районы страны и пользуются значительной поддержкой местного населения?

Власть в стране захватила провьетнамская клика Хун Сена — Хёнг Самрина. В борьбе против вьетнамских марионеток красные кхмеры вынуждены были заключить временный союз со своими вчерашними смертельными врагами — военизированными формированиями принца Сианука и Лон Нола. Даже американцы, считая Пол Пота уже не опасным, стали подкидывать ему кой-какую гуманитарную помощь из желания насолить вьетнамцам. Ведь формирования красных кхмеров были единственной реальной военной силой в регионе. У сиануковцев было от силы пять тысяч бойцов, а у Лон Нола — всего одна тысяча!

Красные кхмеры вновь стали набирать силу и отвоёвывали один район за другим. Это сильно напугало международных жандармов из ООН которые оказали давление ни лонноловцев и сиануковцев, чтобы те стали посговорчивее. В результате в 1993 году под прикрытием ООНовских в стране, вновь названной Камбоджей, состоялись так называемые «свободные выборы». Сторонники товарища Пол Пота, разумеется, бойкотировали этот фарс, навязанный международным империализмом. В результате к власти вернулся престарелый Сианук, в стране была реставрирована монархия, а реальную исполнительную власть в стране поделили два премьера: отпрыск Сианука принц Нородом Ранарит и лидер провьетнамской Народной партии Камбоджи (слово «революционная» они выкинули из названия партии где-то в районе 1991 года) Хун Сен. Оба премьера ненавидели друг друга смертельно, сближало их только одно — красных кхмеров они ненавидели ещё больше.

Правительственные войска попытались начать наступление на красных кхмеров осенью того же года, но получили серьёзный отлуп. И хотя численность правительственной армии превышала 145 тысяч человек, а в соединениях красных кхмеров на тот момент сражалось не больше 8—10 тысяч, кхмерские революционеры неизменно били в сражениях правительственные войска.

Соединения красных кхмеров были спаяны железной дисциплиной и высокой сознательностью, товарищу Пол Поту всё-таки удалось воспитать довольно значительную часть населения в духе новых идей. А проправительственные части представляли собой сброд, составленный из вояк трёх конкурировавших прежде группировок — поистине опереточное сборище! В регулярной армии Камбоджи на сотню солдат приходится по два генерала, шесть полковников и около двадцати майоров. По максимальной пропорции соотношения офицеров и генералитета к солдатам Камбоджа заняла первое место и попала в книгу рекордов Гиннеса. В маленькой стране насчитывалось две тысячи генералов, две тысячи полковников и более десяти тысяч подполковников и майоров.

Но своё неумение воевать регулярная армия с лихвой возмещала за счёт бессмысленных зверств и издевательств над мирным населением страны. Вот где впору говорить о мясниках и кровавых садистах. «Когда мы берём в плен боевиков из формирований красных кхмеров, мы отрезаем им головы и отправляем их командирам.— заявил один такой вояка в интервью „Пномпень пост“ 20 мая 1994 года.— Обычно мы убиваем пленных не сразу, а медленно отпиливаем им голову ржавой пилой…». По свидетельству австралийского посла в Камбодже Джона Хэллоуэя, «крестьяне в сельской местности больше всего боятся правительственных войск, а на красных кхмеров смотрят как на заступников».

Но наиболее зловещей структурой правящего пномпеньского режима в середине 1990-х годов было Бюро военной разведки. Оно было тесно связано с криминальным миром, причастно к организованной преступности, заказным убийствам, пыткам и внесудебным казням людей лишь по подозрению в левацких симпатиях. На вилле, принадлежавшей руководителю этой спецслужбы, ООНовская военная полиция обнаружила шикарный лендровер, угнанный из представительства одной из гуманитарных миссий ООН…

Гнилость подобного общественного устройства ясно ощущали все: полицейские занимались рэкетом, судьи вымогали взятки, а так называемые «коммунисты» из Народной партии Камбоджи дозюганились до того, что выдвинули законопроект о жестоком подавлении любых выступлений протеста, голосовать за который отказались даже монархисты.

Один высокопоставленный камбожийский дипломат, аккредитованный в России, так охарактеризовал коалиционный пномпеньский режим в интервью газете «Сегодня»:

«По внешним признакам у нас демократия: существует независимая пресса и свободный рынок. Но простые люди не понимают, зачем им нужна такая свобода».

Товарищ Пол Пот проявлял неустанную заботу о высоком морально-политическом духе своих соратников, все — от рядового бойца до высших кадровых работников — проводили на политзанятиях больше, чем на занятиях по боевой подготовки. Эта система позволяла верным полпотовцам идти от победы к победе. В марте 1994 года правительственная армия, переоснащённая на американские деньги, попыталась начать массированное наступление на южную группировку красных кхмеров. На некоторое время им даже удалось захватить Пайлин — город на границе с Таиландом, где размещалась главная база партизан. Но красным кхмерам удалось переломить ситуацию.

В конце апреля они вернули себе Пайлин и на плечах отступающей правительственной армии ворвались в город Монгкомбарай. Оттуда открывалась прямая дорога на Пномпень. Казалось, ещё немного решительности — и над страной вновь взовьётся знамя Демократической Кампучии. В руках красных кхмеров оказалось около двадцати процентов территории страны.

Но возраст Пол Пота приближался к восьмому десятку, он часто и тяжело болел, его мучали возвратные приступы малярии, которую он подхватил, ещё партизаня в конце 1950-х. Все чаще он оставался один на своей личной секретной базе, известной под кодовым названием «бюро-87», расположенную в Кардамоновых горах. Дорогу туда знали лишь его личный шофёр и телохранитель.

В июне 1996 года, после одного такого приступа, по мировым СМИ даже прошло ложное сообщение о его смерти. Он уже не мог всё время контролировать ситуацию и вынужден был полагаться на своих ближайших соратников. Казалось, это нерушимый круг, единая воля, люди, чья верность была проверена десятилетиями борьбы и пролитой в боях кровью. Но старая верная и преданная дружба не выдержала испытания тем, что товарищ Пол Пот так яростно пытался уничтожить — большими деньгами.

В руках западной группировки сил Демократической Кампучии во главе со свояком Пол Пота Иенг Сари оказались крупнейшие в мире месторождения сапфиров, северная группировка под командованием генерала Та Мока располагала на своей территории плантациями ценных пород деревьев. Торговля этими ресурсами приносила красным кхмерам десять миллионов долларов ежемесячно. И, выйдя из-под твёрдого контроля лично товарища Пол Пота, высшие руководители стали позволять себе буржуазную роскошь. Они пошли по капиталистическому пути и стали проявлять феодальные замашки. Вместо того, чтобы вкладывать деньги в приобретение боеприпасов и современных видов вооружений, они через подставных лиц инвестировали их в недвижимость, вкладывали в игорный бизнес, скупали малые предприятия. Таких буржуазных перерожденцев из числа руководящего аппарата организации товарищ Пол Пот презрительно именовал «микробами, проникшими в здоровый организм партии». Вскоре они стали разъезжать по джунглям на джипах последней модели, вели переговоры со своими брокерами в Бангкоке и Пномпене по радиотелефонам. От моральной деградации и разложения оставался лишь шаг до политической измены…

Первым предал Иенг Сари. Он вместе с тремя тысячами своих сторонников заключил перемирие с правительством в сентябре 1997 года. Взамен ему было обещано, что его военные формирования сохранят контроль над провинцией и позволят принять участие в политической жизни. Иенг Сари добился легализации своих капиталов.

Видя успех Иенг Сари, остальные разложившиеся члены руководства стали строить планы о заключении перемирия и легализации своей коммерческой деятельности. Узнав об этом, товарищ Пол Пот, ни минуты не колеблясь, отдал приказ арестовать за измену революции своих главных «помощников» — бывшего министра обороны Сон Сена и главного идеолога Кхиеу Самфана. Изменника Сон Сена товарищ Пол Пот велел переехать грузовиком, а с Кхиеу Самфаном намеревался провести воспитательную работу. Но верные Кхиеу Самфану части генерала Та Мока задержали отряд в двести человек под командованием Пол Пота, арестовали его самого и освободили Самфана. Через несколько дней радио объявило, что над Пол Потом готовится трибунал.

Демократическое телевидение буквально захлёбывалось слюной от восторга, дескать раз и навсегда покончено с «кровавым мясником». А нам не хотелось верить, казалось, враги всё врут, ведь год назад уже сообщали что он умер от малярии, а потом оказалось, что он жив и здоров. Прославленный партизанский вождь стал жертвой заговора, созревшего внутри узкого круга ближайших соратников, вместе с которыми он плечом плечу боролся за построение истинного социализма. Как ни печально, но человек, больше всех в ⅩⅩ веке сделавший для борьбы против морального разложения кадров и обуржуазивания верхушки партаппарата, пал жертвой именно этих процессов.

Пол Пот был арестован 20 июня по распоряжению командующего армией красных кхмеров генерала Та Мока. Он содержался в лагере Анлонг Венг на севере страны. Пошли разговоры о трибунале над Пол Потом как о «новом Нюрнберге». К этому процессу живо подключилась американская сучка Олбрайт, которая готова на всё, лишь бы укрепить здание нового мирового порядка и вытравить из памяти народов всякое воспоминание о коммунизме. Но на самом деле трибунала никто и не хотел, ведь любое независимое расследование показало бы, что никакого геноцида на самом деле и не было, а во всех бедах камбоджийского народа виноваты не красные кхмеры, а американские и вьетнамские марионетки, роялисты и «розовые» псевдокоммунисты.

Спустя всего несколько дней после ареста победители перегрызлись словно пауки в банке. Пол Пот и движение красных кхмеров, как оказалось, было единственным фактором, удерживавшим от раскола противоестественную правящую коалицию. Хитрый Хун Сен вновь захватил безраздельный контроль над столицей и большей частью территории страны. Второй — премьер, сын Сианука Ранарит был объявлен изменником. Вооружённые формирования Народной партии Камбоджи выбили войска монархической партии ФУНСИНПЕК и поддержавших её отрядов ренегатов из числа красных кхмеров на территорию Таиланда. Вновь многострадальный народ ввергнут в пучину гражданской войны.

Изменники дела революции из числа бывших красных кхмеров, перешедшие на сторону монархистов Кхиеу Самфан и одноногий Та Мок не решились казнить великого революционера и лишь приговорили его к пожизненному «домашнему аресту». В октябре прошлого года он впервые за много лет дал интервью журналисту гонгконгского журнала «Фар Истерн Экономик Ревю» — первому западному журналисту, с которым он согласился встретиться за последние 18 лет. «Моя совесть чиста.— заявил Пол Пот.— Да, мы совершали определённые ошибки, но они носили вынужденный характер. У нас не было иного выбора. Мы должны были защищать себя от вьетнамцев, которые хотели раздавить Кампучию. Говорить о миллионах погибших — это слишком большое преувеличение. Все эти мемориалы в память о погибших не более чем вьетнамская липа. Посмотрите на груды черепов, которые они приводят в качестве доказательств.— отметил бывший кампучийский лидер.— Разве у кхмеров или других коренных народов Камбоджи были когда-либо такие маленькие черепа? Нет, печально знаменитые „горы черепов“ не могут принадлежать камбоджийцам, имеющим значительно более крупные черепа. Нашей задачей была борьба за социализм, а не убийство людей. Посмотрите на меня — разве я похож на тирана?» — подчеркнул Пол Пот. В своих действиях он руководствовался исключительно революционными убеждениями и политической целесообразностью. В своём интервью Пол Пот попросил всех с сочувствием отнестись к его плохому здоровью и тяжёлой судьбе.

17 апреля в судьбе Великого революционера была поставлена точка. С начала апреля Клинтон, которому, видно, в голову ударила моча, заявил, что намерен дать поручение специальным подразделениям американской армии изловить Пол Пота, чтобы судить его судом международного трибунала. Никто в этих условиях не мог поручиться, что Кхиеу Самфан, предавший уже один раз, выполнит своё обещание и не выдаст престарелого вождя в руки американцев. В лагере Алонг Венг вспыхнуло восстание верных полпотовцев. Более тысячи бойцов вместе со своим великим вождём ушли в глубину джунглей. Кхиеусамфановцы бросились по пятам и настигли партизан Пол Пота. Что там произошло, никто точно не знает. Но через несколько дней 17 апреля все телевизионные станции мира передали видеозапись, на которой демонстрировалось тело мёртвого Пол Пота. Спустя некоторое время независимые медицинские эксперты, которым были переданы останки великого революционера, заявили, что он был коварно отравлен…

Да, порой он был жёстким, но в этом жёстоком мире невозможно построить новое справедливое общество без насилия и принуждения по отношению к тем, кто привык жить за чужой счёт. Он применял насилие, но делал это в разумных масштабах, ради счастья, благоденствия и процветания следующих поколений. Он давал людям перспективу, веру в светлое будущее. Любой безграмотный крестьянин на политзанятиях узнавал, что даже если он сегодня терпит лишения, то делается это ради того, чтобы его потомки счастливо жили в светлом грядущем коммунистического общества. И крестьяне верили своим политическим инструкторам. Сегодня же те, кто вновь проливает кровь в Камбодже, не стремятся ни к чему, кроме личной власти и наживы, для них человеческие судьбы, будущее страны — это лишь разменная монета в азартной схватке за собственное преуспеяние.

Не таков был товарищ Пол Пот, он стремился к тому, чтобы годы невзгод и испытаний привели бы к рождению нового типа людей, благодаря которым социализм и коммунизм просуществуют века и тысячелетия. Пусть его эксперимент не удался, но, как говорил Беранже, «честь безумцу, который навеет человечеству сон золотой»? Пол Пот продвинулся дальше всех в этом столетии по пути построения бесклассового, нерыночного социалистического общества. А ведь в его распоряжении было всего четыре года. И в заключении я возьму на себя смелость утверждать, рискуя вызвать бурю возмущения у буржуазных «демократов» и зюганутых «патриотов», что товарищ Пол Пот был самый человечный человек второй половины ⅩⅩ века.

Посмотрите на его портрет, на его ласковый взгляд, его лучистую улыбку, его добрый, с хитринкой прищур. Разве может быть такой человек склонен к бессмысленным кровожадным убийствам? Нет, и ещё раз нет! Мы твёрдо верим, что новая революция в России будет сопровождаться учётом уроков радикальной переделки человека по-полпотовски. Иначе социалистические преобразования не сделать необратимыми.

Пожизненное "братьям номер 2 и 5". Приговор соратникам Пол Пота

В Камбодже к пожизненным срокам заключения за преступления против человечности и геноцид собственного народа приговорены двое бывших высших руководителей режима "красных кхмеров", правивших страной в 1975–1979 годах – главный военный идеолог 92-летний Нуон Чеа и 87-летний Кхиеу Сампхан, формально занимавший должность главы государства, тогда называвшегося "Демократической Кампучией".

За 4 года правления "красных кхмеров", по разным данным, были убиты от полутора до 3 миллионов человек, примерно каждый третий-четвертый житель страны. С 1975 по 1979 годы в Камбодже были уничтожены на 100 процентов все преподаватели, врачи и ученые. Специальные патрули на улицах расстреливали прохожих за ношение очков. Было запрещено читать, писать, знать иностранные языки, лечить людей, исповедовать религиозные культы. Были разрушены все храмы всех конфессий и уничтожены все священники.

Кхиеу Сампхан в момент оглашения приговора. 16 ноября 2018 года

Делом двух ближайших соратников лидера "красных кхмеров", камбоджийского диктатора Пол Пота, умершего в 1998 году, занимался специальный международный трибунал, созданный в 2003 году после достижения соглашения между правительством Камбоджи и ООН. Нуон Чеа и Кхиеу Сампхан сперва были признаны виновными в преступлениях против человечности, а теперь – в геноциде, причем по обоим пунктам обвинения их приговорили к пожизненному заключению. В общей сложности специальный трибунал ООН в Камбодже рассматривал дела пяти высших руководителей режима красных кхмеров.

Нуон Чеа в момент оглашения приговора. 16 ноября 2018 года

В странной иерархии страшного государства, которое при "красных кхмерах" называлось "Демократической республикой Кампучия", была создана система руководства, где основные лидеры носили титулы "брата" и делились по номерам. Пол Пот официально был "братом номер 1". "Брат номер 2" Нуон Чеа был наименее известен за пределами государства, потому что никогда не появлялся на публике, в отличие от других лидеров "красных кхмеров", не учился в Европе и не выступал с политическими речами. Но, по свидетельствам очевидцев, именно он после Пол Пота определял страшную идеологию режима и придумывал механизмы воплощения в жизнь ультралевых утопических идей "аграрного средневекового коммунизма", который хотели построить "красные кхмеры".

Портреты жертв "красных кхмеров"

Затем следовал "брат номер 3" Иенг Сари, бывший министр иностранных дел "Демократической Кампучии", которого за рубежом, в первую очередь в СССР, ошибочно считали вторым человеком после Пол Пота. Его дело было закрыто трибуналом после смерти подсудимого от старости в 2013 году.

"Брату номер 4" Та Моку, то есть "дедушке Моку", бывшему буддистскому монаху, его собственные соратники дали кличку "Мясник". Он умер в 2006 году, сдавшись властям, но не дождавшись начала суда. Та Мок непосредственно отвечал за службу безопасности и систему уничтожения "недовольных", то есть фактически всего населения Камбоджи, и за те известные всем сейчас места массовых убийств, которые называются "полями смерти". Это места, где приводились в исполнение приговоры и шли массовые казни. До сих пор после каждого дождя из земли там проступают человеческие кости, хотя их постоянно собирают и хоронят.

Население городов Камбоджи, выгнанное в поля и леса для строительства "деревенского коммунизма". 1978 год

Пытки и казни производились с дьявольской, нечеловеческой жестокостью. Приговоренных не просто расстреливали – живыми детьми играли в футбол на глазах у родителей и насаживали их на штыки. Людей сжигали живьем, травили крокодилами, давили бульдозерами и распиливали на части, насаживали на кол.

Солдаты красных кхмеров в Пномпене. 1975 год

Приговоренный 16 ноября 2018 года к пожизненному заключению "брат номер 5" Кхиеу Сампхан формально при Пол Поте занимал должность "Председателя президиума Демократической Кампучии", то есть главы государства. Будучи также одним из главных идеологов режима, он, например, любил говорить: "Нам следует силой подавить тягу интеллигенции к западному образу жизни. Интеллигенции как таковой вообще быть не должно. Ее представители у нас будут заниматься общественно-полезным трудом и учиться жить у простого народа".

Канг Кек Иеу в момент оглашения приговора. 2009 год

Несколько лет назад к 35 годам тюрьмы, а потом к пожизненному заключению был приговорен Канг Кек Иеу, бывший начальник одной из самых страшных тюрем "Туолслэнг", или" S-21", в столице Пномпене, ныне превращенной в музей памяти. Из 20 тысяч политических заключенных в этой тюрьме к моменту взятия Пномпеня 7 января 1979 года вьетнамскими войсками, свергнувшими режим Пол Пота, в живых осталось лишь семеро.

Побег из экономического концлагеря – Мир – Коммерсантъ

Среди мировых юбилеев практически незамеченным осталась годовщина события, предопределившего рождение самого радикального экономического эксперимента в мировой истории. Ровно 70 лет назад, в далеком 1950 году, будущий лидер «красных кхмеров» и кровавый диктатор Камбоджи Пол Пот вместе со своими единомышленниками приехал учиться в Европу. Там он засел за «Капитал» и даже основал в Париже марксистский кружок молодых камбоджийцев. Вернувшись домой, он впоследствии возглавил местную компартию, а позднее, став премьер-министром Камбоджи, сделал то, чего не удавалось ни одному диктатору мира: довел марксистский эксперимент до абсурда и превратил страну в экономический концлагерь.

Один из членов Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН), бывшая французская колония, Камбоджа остается в этом преуспевающем региональном объединении слабым звеном.

Истории успеха соседей по Юго-Восточной Азии — восточных «тигров» или «драконов», осуществивших модернизацию в сжатые сроки,— остаются для жителей Королевства Камбоджа предметом зависти. При этом страна продолжает идти своим путем, по многим параметрам сильно отличающимся от соседских.

С 1985 года у власти в Пномпене находится бывший командир «красных кхмеров» Хун Сен. Несмотря на то, что в свое время он демонстративно порвал с кровавым диктатором Пол Потом и заявил, что страна «встала на путь демократии», на сегодняшний день Хун Сен является старейшим несменяемым правителем в мире. Его официальный титул в переводе с кхмерского языка звучит так — «Царственно прославленный верховный великий командующий славных победных вооруженных сил».

Сам Хун Сен говорит о себе в третьем лице и называет себя «Золотой пятизвездный генерал вечности».

В том, что у современной Камбоджи такой необычный лидер и ее политика и экономика бесконечно далеки от Сингапура, Малайзии или Индонезии, нет ничего удивительного.

Над вступившей в АСЕАН последней — в 1999 году — Камбоджей по-прежнему незримо витает зловещая тень Пол Пота, скончавшегося в непроходимых джунглях в другую историческую эпоху — в 1998 году.

Мало кто знает, что на самом деле Пол Пота звали Салот Сар, а известное всему миру имя — это сокращение от французского «politique potentielle» — «политика возможного».

Правление Пол Пота сопровождалось массовыми репрессиями, которые, по разным оценкам, унесли жизни от одного до трех миллионов человек. Именно Пол Пот, а не Хун Сен сделал историю Камбоджи уникальной не только для региона, но и для всего мира. Когда в далеком 1950 году, будущий лидер «красных кхмеров» вместе со своими единомышленниками приехал из Камбоджи в Европу, основав в Париже марксистский кружок и засев за изучение «Капитала» Карла Маркса, вряд ли кто-то мог себе представить, чем это впоследствии обернется.

«Политика возможного» Пол Пота стала «политикой невозможного»: нигде на земле насилие над рыночной экономикой и ее базовыми законами не было произведено в столь грубой и изощренной форме, как в период правления «красных кхмеров».

В этом и состоит уникальность их экономического эксперимента, радикализм которого, возможно, озадачил бы даже классиков марксизма.

Впрочем, было бы непозволительным упрощением сводить ту трагедию, которая произошла с Камбоджей, исключительно к эксперименту «красных кхмеров». Чтобы понять, что произошло с этой страной, необходимо более пристально посмотреть на экономическую историю Камбоджи в ХХ веке, предопределившую ее нынешнее положение.

История эта разделяется на два совершенно разных этапа.

***

Король Камбоджи Сисоват Монивонг, правивший страной с 1928 по 1941 год

Фото: AP

В первой половине прошлого столетия до начала Второй мировой войны Камбоджа представляла собой сонный и спокойный французский протекторат, в котором не происходило каких-либо значимых событий. Она была похожа на десятки других стран мира и, казалось, ничего не предвещало тех испытаний, которые ждали эту страну во второй половине ХХ века.

Кхмеры — один из древнейших народов Юго-Восточной Азии. Первым крупным государством на территории нынешней Камбоджи был Бапном (I–VI вв. ), известный также под названием Фунань (от китайской транслитерации кхмерского слова pnom — гора).

Материальную основу этого государства составляло долинное земледелие, в основном рисоводство по берегам Меконга и Тонлесапа, и ремесленное производство.

Уже тогда в стране была развита внутренняя торговля, подтверждением чего служат находки местных монет из золота, серебра, бронзы, олова, а также каменных и металлических гирь.

В течение следующих столетий одна правящая династия в Камбодже сменяла другую, при этом кхмерская империя стала приходить в упадок. Во многом этому способствовало истощение основного земледельческого района вокруг Ангкора.

Постепенно страна попала в зависимость от своих быстро усиливающих влияние соседей — Вьетнама и Сиама (Таиланд), с которыми во второй половине ХVIII—первой половине XIX века у нее сложились отношения двойного сюзеренитета.

Новый этап начался в 1863 году, когда захватившие Сайгон и прилегающие территории французы решили взять Камбоджу под свой контроль. Вдохновителем и организатором французского наступления стал адмирал Ла Грандьер, занимавший пост губернатора Кохинхины (Южный Вьетнам). Последствием договора 1863 года о переходе Камбоджи под протекторат Франции стало активное стремление французского правительства найти способы экономического освоения Камбоджи, подключения ее к хозяйству метрополии.

От резидента в Пномпене стали требовать, чтобы он содействовал созданию в стране наиболее благоприятных условий для притока французского капитала. Однако серьезным препятствием для этого была архаичная модель камбоджийской экономики с неопределенностью и слабой защищенностью земледельческих прав производителей на фоне массовых злоупотреблений со стороны чиновников. Не удивительно, что уровень прибавочного продукта, производимого в аграрном секторе, был крайне низок и без следа растворялся в многочисленном государственно-бюрократическом аппарате.

Так в начале XX века в Камбодже перевозили многие товары

Фото: Collection Roger-Viollet / AFP

В такой ситуации получить реальные дивиденды от господства в Камбодже без изменения прежней модели хозяйствования и организации общества было невозможно.

Еще менее реальным представлялось массовое инвестирование капиталов в покупку земель, создание плантационного хозяйства, которое работало бы на экспорт, образование банков и торговых компаний. И это при том, что экспорт капитала был одним из основных путей развития французской экспансии в Индокитае и в самой Франции представители финансового капитала стремились вложить свободные средства во Французский Индокитай. Для этого были необходимы понятные европейцам институциональные реформы, которые открывали легитимные возможности эксплуатации колониальных территорий.

О давлении финансового капитала на политику французской колониальной власти говорит тот факт, что с 1888 по 1920 год частные французские инвестиции в Индокитае составили 500 млн золотых франков.

Все более очевидная необходимость экономического освоения Камбоджи, тесной привязки страны к колониальной империи подталкивала французские власти к экономическим реформам и внутреннему переустройству кхмерского общества.

Прежде чем вкладывать в Камбоджу, было необходимо создать иную экономическую модель, которая бы адекватно отражала интересы инвесторов и позволяла активно проводить экономическое освоение страны.

Первая программа реформ камбоджийской экономики, разработанная французами, появилась в 1877 году. Она включала в себя несколько ключевых положений: ограничение рабства, введение частной собственности на землю, перестройка налоговой и таможенной систем и их переход под контроль французской администрации. Несмотря на то, что на первом этапе реформы столкнулись с сопротивлением и саботажем со стороны кхмерского чиновничества, желавшего сохранить свои права и привилегии, предложенные французами меры со временем дали свои плоды.

Продуманный и последовательно проводившийся в жизнь экономический курс колониальных властей позволил Камбодже более 30 лет прожить без конфликтов и междоусобиц.

В период между двумя мировыми войнами политическое и экономическое положение Камбоджи оставалось довольно стабильным, и внешне она производила впечатление вполне смирившегося со своим статусом французского протектората.

***

Вторая мировая война и последующие события, связанные с вооруженными действиями на камбоджийской территории, оказали на экономику страны крайне негативное влияние. За менее чем десятилетие с 1941 по 1950 год объем сельскохозяйственного производства упал на 30%. Это падение усугублялось введенной в 1947-м системой реквизиции сельскохозяйственной продукции для нужд французского экспедиционного корпуса в Индокитае.

Не менее жестким ударом по экономике стала политика искусственного снижения курса индокитайского пиастра по отношению к французскому франку, вызвавшая резкое падение цен на сельскохозяйственное сырье из Индокитая. В результате заметно снизились и доходы от экспорта риса и других культур. Фактически тысячи тонн сельскохозяйственной продукции из Камбоджи отправлялись на экспорт за бесценок.

В 1940–1950-е годы впервые в полный голос заявили о себе кхмерские коммунисты, создававшие партизанские отряды на территории Камбоджи и соседнего Вьетнама и разворачивающие вооруженную борьбу за независимость. Однако первые волюнтаристские антирыночные шаги по регулированию экономики были предприняты вовсе не коммунистами, только начинавшими борьбу за власть, а королевским правительством.

Ответом властей на сложную финансовую ситуацию в этот период стала политика так называемой «перегруппировки сельского населения». На практике это оборачивалось насильственным переселением крестьян из разбросанных небольших поселков и хуторов в крупные населенные пункты.

В результате этих мер были уничтожены почти все появившиеся в Королевстве Камбоджа конце 1930-х годов хутора, наиболее ориентированные на рынок крестьянские хозяйства. Хутора, не затронутые «перегруппировкой», были уничтожены коммунистическими отрядами, выступавшими против частного крестьянского хозяйствования.

Ликвидация хуторской системы хозяйства, вызванная массовыми переселениями, обострила другую проблему — увеличение числа безземельных крестьян.

Впрочем, в 1940–1950-е годы этот процесс в Камбодже еще не принял столь массового характера, как в период правления «красных кхмеров». К моменту достижения страной независимости в центральных районах Камбоджи преобладали мелкие и средние крестьянские хозяйства. Бедные и безземельные крестьяне, хотя и составляли значительную часть населения, особенно в землях долины реки Меконг, в целом по стране были не слишком многочисленны.

Виды Пномпеня

Фото: Collection Roger-Viollet / AFP

С одной стороны, подобный социальный расклад создавал видимость устойчивости экономической системы, сложившейся в стране к середине ХХ века.

С другой стороны, такие черты этой системы, как несправедливое распределение прибавочного продукта, зависимость крестьян от перекупщиков, крайне низкие производительность труда и уровень жизни, снова поставили на повестку дня задачу новой кардинальной реорганизации экономики.

После обретения страной независимости в 1953 году ответственность за проведение этих реформ легла на национальные правительства независимой Камбоджи.

Однако коалиционные правительства, сменявшие друг друга с 1953 до первой половины 1970-х годов, своей политикой, основанной на эклектическом смешении идей национализма, социализма и буддизма, расшатали и разбалансировали камбоджийскую экономику еще сильнее.

Одним из наиболее непродуманных и малопродуктивных экспериментов 1950–1960-х годов стала программа «кхмерского буддийского пути к социализму», предложенная правительством Нородома Сианука. Смысл ее состоял в том, чтобы организовать процесс миграции крестьянских семей из центральных районов страны в отдаленные приграничные области и тем самым снизить социальное напряжение, нараставшее в основном в сельскохозяйственных районах. В призывах и речах идеологов буддийской доктрины это предложение выглядело вполне логичным, в русле известных начинаний французских властей в этой области. Но при ближайшем рассмотрении оно так же, как и указ о запрещении выдачи земельных концессий иностранцам, было далеко от сложившихся реальностей.

Премьер-министр Камбоджи Нородом Сианук (слева) и французский офицер обсуждают подавление восстания на границе с Таиландом, 1952 год

Фото: PhotoQuest / Getty Images

В период французского протектората страна располагала большим массивом плодородных неиспользуемых земель, требовавших незначительных затрат на освоение, и это позволяло обеспечить расселение крестьян в новых районах. Однако в 1960-х годах положение дел в независимой Камбодже было уже иным. Резервы целины в районах, благоприятных для освоения, были в основном исчерпаны. В связи с этим перестал существовать и решающий стабилизирующий фактор натурально-товарной системы. Попросту говоря, безземельные и разорившиеся крестьяне не переезжали на новые земли, а были вынуждены либо оставаться в деревне на правах арендаторов или поденщиков, либо уходить в города в поисках новой работы.

Массовый отток крестьян из деревни, рост числа поденщиков, арендаторов и безземельных свидетельствовали о растущих диспропорциях и кризисе натурально-товарной системы.

И в этой ситуации в роли новых экспериментаторов предстояло выступить кхмерским коммунистам, пришедшим к власти в 1975 году после многих лет вооруженной борьбы.

***

Суть концепции «красных кхмеров» вкратце можно сформулировать так: на основе все более полного обобществления орудий и средств производства в аграрной сфере развернуть процесс индустриализации Камбоджи и превратить ее в независимое и современное процветающее государство.

Сама по себе эта идея не была оригинальной. Среди коммунистов многих стран она пользовалась неизменной популярностью, а свое практическое воплощение уже получала в политике коллективизации в СССР и «большого скачка» в Китае. Для Камбоджи эта идея внешне также выглядела привлекательной, поскольку, как казалось, открывала путь к модернизации и экономическому развитию.

Кхиеу Сампхан, один из соратников Пол Пота и идеологов экономических реформ «красных кхмеров», писал: «благодаря объединению крестьян в производственных кооперативах мы сможем установить контроль над объемом продукции, которая производится и потребляется в сельском хозяйстве, а установленные излишки будут использованы для промышленного развития». Кхиеу Сампхан считал, что крестьяне в созданных кооперативах должны иметь лишь минимум средств для пропитания. Главная цель аграрной политики должна была состоять в максимальном изъятии прибавочного продукта из деревни для нужд индустриализации.

Пол Пот во главе колонны «красных кхмеров»

Фото: Kyodo / AP

В 1973 году ЦК Компартии Камбоджи принял постановление «О коллективизации и обобществлении в кхмерской деревне». Земли «предателей» и крупных землевладельцев, конфискованные ранее и переданные в пользование безземельным крестьянам, отбирались и передавались в коллективную собственность создаваемых производственных кооперативов. Провозглашались также полный запрет ростовщичества и национализация каучуковых плантаций. Другие пункты постановления вводили запрет частной собственности на землю и использование денег, а также изгнание из Камбоджи вьетнамских торговцев и рыбаков.

Уже к концу 1973 года число сельскохозяйственных кооперативов в стране достигло 30 тыс.

Процесс обобществления крестьянских хозяйств развивался двумя различными путями. В одних районах создавались кооперативы так называемой промежуточной формы: каждая семья продолжала самостоятельно обрабатывать свой участок земли, но урожай собирался совместно всей деревней и складировался в одном месте. Руководитель группы, состоявшей обычно из 12–15 семей, распределял дневную норму риса. Он имел также специальный фонд для приобретения различного инвентаря и медикаментов. Изначально фонд этот был не денежный, а натуральный — необходимые товары не покупались, а обменивались на рис из фонда кооператива.

Цель образования такого рода кооперативов состояла в том, чтобы подготовить почву для дальнейшей коллективизации в местах устойчивого земледелия. При этом планировалось, что кооперативы «промежуточной формы», как некая «школа коммунизма» для кхмерских крестьян, будут существовать неопределенно долго.

Второй тип обобществления должен был практиковаться лишь там, где осваивались новые земли. В этом случае производственные кооперативы создавались путем передачи пахотных земель группе семей. И посадка, и выращивание, и сбор риса совершались совместно. Сельскохозяйственные орудия и тягловый скот подлежали обобществлению.

Храмовый комплекс Ангкор-Ват

Фото: Ernst Haas / Getty Images

Так же, как и при первом варианте кооперативов, весь полученный рис свозился в одно место на общественные склады, и назначенный местным руководством начальник группы распределял среди крестьян дневную норму.

Именно этот, более радикальный вариант коллективизации, когда сразу, без промежуточных этапов, образовывались кооперативы с общим имуществом, в итоге оказался в стране доминирующим. Объединения крестьян, которые стали называть «высшей формой обобществления», быстро распространились не только на осваиваемых землях, но и в традиционных рисоводческих провинциях.

Этому способствовала и практика массовых перемещений населения, к которой широко прибегало руководство «красных кхмеров». Вначале снимались с родных мест лишь отдельные семьи, но спустя некоторое время крестьян начали переселять целыми поселениями.

Такая политика исходила из представления о том, что переселение крестьян из обжитых районов в джунгли позволит увеличить производство. Внешне этот план выглядел логичным, учитывая, что освоенные земли в джунглях в течение двух-трех первых лет дают существенно более высокий урожай, чем истощенные старые земли.

Кроме того, перемещая людей в новые районы, «красные кхмеры» преследовали и чисто политические цели. В процессе переселения окончательно разрушались отношения внутри деревенского социума, крестьян сильно перемешивали, старались сделать так, чтобы люди из одной деревни оказались в разных кооперативах.

А вырванных из привычных сфер обитания людей было легче заставить принять без особого сопротивления новые коллективистские нормы жизни. К тому же переселенцам категорически запрещалось брать с собой больше установленной нормы личных вещей, так что крестьяне при переселении еще и лишались части своего имущества.

***

Массовое захоронение жертв режима Пол Пота близ Пномпеня

Фото: D. Gray, AP

Аграрно-индустриальные преобразования «красных кхмеров» стали уникальным для ХХ века опытом строительства бестоварной экономики. Его уникальность состоит в том, что вдохновленные опытом «советских, китайских и вьетнамских товарищей», они пошли гораздо дальше. Уйдя от идеи видимости сохранения рынка, денежного обращения и хоть какой-то заинтересованности крестьян в результатах своего труда, «красные кхмеры» пришли к политике полного переустройства самих основ камбоджийской жизни. Такая политика означала переход к коллективному труду и уравнительному распределению, отмене денег, ликвидации городов и городского населения и началу бестоварного хозяйствования.

По мере реализации этого доведенного до абсурда марксистского эксперимента страна, по сути, превратилась в огромный концентрационный лагерь. Общее число погибших в период 1975–1979 годов колеблется между 1,6 млн и 2,3 млн человек.

Гибель этих людей — плата кхмерского общества за модернизацию в рамках определенным образом трактуемой коммунистической доктрины, которая выразилась в бесконечных рядах трудовых бригад, работавших в поле от рассвета до заката, и в голоде, охватившем целые районы.

Сегодня социологические опросы среди кхмеров показывают, что люди больше не хотят перемен, радикально-мессианские идеи их уже не привлекают.

Такие настроения, как и первые признаки демократических реформ и начавшегося экономического роста, свидетельствуют о том, что «камбоджийский пациент» выздоравливает.

Учитывая то, что пережила эта страна, в течение ХХ века сменившая несколько моделей организации общества и национальной экономики, уже сам факт присутствия Камбоджи в «горячей десятке» экономик АСЕАН, пусть и в качестве аутсайдера, не может не обнадеживать.

Сергей Строкань


ПОЛ ПОТ • Большая российская энциклопедия

  • В книжной версии

    Том 26. Москва, 2014, стр. 619

  • Скопировать библиографическую ссылку:


Авторы: Н. Н. Бектимирова

ПОЛ ПОТ (наст. имя Са­лот Сар) (пред­по­ло­жи­тель­но 19.5.1925, Кам­понг­т­хом – 15.4.1998, Ан­лон­гвэнг), гос. и по­ли­тич. дея­тель Кам­бод­жи. Из се­мьи за­жи­точ­но­го зем­ле­вла­дель­ца. В 1937–42 учил­ся во франц. ка­то­лич. шко­ле «Эколь Миш» в Пном­пе­не, в 1942–47 – в кол­лед­же «Прэ­ах Сиа­нук» в Кам­понг­тя­ме, в 1947–1949 – в Тех­нич. шко­ле в Пном­пе­не. В 1949 полу­чил гос. сти­пен­дию для учёбы во Фран­ции. В Па­ри­же изу­чал ра­дио­тех­ни­ку. Был ли­шён сти­пен­дии за пло­хую ус­пе­вае­мость, из-за час­тых про­пус­ков за­ня­тий ди­пло­ма не по­лу­чил. В 1952 всту­пил во Фран­цуз­скую ком­му­ни­сти­че­скую пар­тию, по­се­щал мар­кси­ст­ский кру­жок кам­бод­жий­ской мо­ло­дё­жи. В 1953 вер­нул­ся в Кам­бод­жу. В том же го­ду всту­пил в Нар.-ре­во­люц. пар­тию Кам­бод­жи (НРПК; с 1966 КП Кам­пу­чии, КПК), дей­ст­во­вав­шую в под­по­лье, стал лич­ным по­мощ­ни­ком ге­не­раль­но­го сек­ре­та­ря пар­тии Ту Са­му­та. В 1956–63 пре­по­да­вал в ча­ст­ном кол­лед­же в Пном­пе­не. В 1960 из­бран в ЦК НРПК. В 1963–81 ге­не­раль­ный сек­ре­тарь пар­тии. В 1963–1965 скры­вал­ся от пре­сле­до­ва­ния вла­стей на «Ба­зе 100» – вьетн. во­ен. ла­ге­ре, рас­по­ла­гав­шем­ся в пров. Ра­та­на­ки­ри. В 1965–66 на­хо­дил­ся в Пе­ки­не, за­тем в Ха­ное. В 1968 про­воз­гла­сил курс на во­оруж. борь­бу про­тив ре­жи­ма гла­вы гос-ва Но­ро­до­ма Сиа­ну­ка. В 1970–75 за­ни­мал­ся идео­ло­гич. под­го­тов­кой парт. кад­ров, был од­ним из ру­ко­во­ди­те­лей борь­бы про­тив про­аме­ри­кан­ско­го ре­жи­ма Лон Но­ла. В 1976 взял псев­до­ним П. П. (от франц. politique potentielle – «по­ли­ти­ка воз­мож­но­го»). В 1976–79 пре­мьер-мин. Де­мо­кра­тич. Кам­пу­чии (ДК). Про­во­дил курс на ра­ди­каль­ное пе­ре­уст­рой­ст­во об­ще­ст­ва пу­тём вне­дре­ния мо­де­ли бес­то­вар­ной эко­но­ми­ки, вклю­чав­шей пе­ре­се­ле­ние го­ро­жан в сель­скую ме­ст­ность, ли­к­ви­да­цию го­ро­дов, за­кры­тие рын­ков, унич­то­же­ние де­нег, соз­да­ние в де­рев­не коо­пе­ра­ти­вов и нар. ком­мун с мак­си­маль­но вы­со­кой сте­пе­нью обоб­ще­ст­в­ле­ния. В ре­зуль­та­те бы­ли раз­ру­ше­ны тра­диц. ос­новы кам­бод­жий­ско­го об­ще­ст­ва – се­мья, буд­дий­ская об­щи­на (санг­ха), де­ре­вен­ская об­щи­на – ус­та­нов­лен то­таль­ный кон­троль над на­се­ле­ни­ем. Ре­фор­мы со­про­во­ж­да­лись мас­со­вы­ми ре­прес­сия­ми, при­няв­ши­ми фор­му ге­но­ци­да. Унич­то­же­нию под­верг­лись бо­лее 1,7 млн. чел. Под рук. П. П. КПК, за­хва­тив власть в стра­не, ос­та­ва­лась глу­бо­ко за­кон­спи­ри­ро­ван­ной ор­га­ни­за­ци­ей, сле­до­вав­шей прин­ци­пам сек­рет­но­сти, жё­ст­кой су­бор­ди­на­ции и стро­жай­шей дис­ци­п­ли­ны. П. П. про­во­дил курс на внеш­не­по­ли­тич. изо­ля­цию Кам­бод­жи: ди­пло­ма­тич. от­но­ше­ния под­дер­жи­ва­лись с ог­ра­ни­чен­ным кру­гом стран, сре­ди ко­то­рых гл. со­юз­ни­ком был Ки­тай. Со 2-й пол. 1970-х гг. по­ли­ти­ка П. П. при­ня­ла яр­ко вы­ра­жен­ный ан­ти­вьет­нам­ский ха­рак­тер и со­про­во­ж­да­лась по­сто­ян­ны­ми воо­руж. про­во­ка­ция­ми на кам­бод­жий­ско-вьетн. гра­ни­це.

В янв. 1979, по­сле ос­во­бо­ж­де­ния Кам­бод­жи Еди­ным фрон­том нац. спа­се­ния Кам­пу­чии и вьетн. ар­ми­ей, П. П. бе­жал на се­ве­ро-за­пад стра­ны в рай­он кам­бод­жий­ско-таи­ланд­ской гра­ни­цы, воз­гла­вил воо­руж. борь­бу «крас­ных кхме­ров» про­тив Нар. Рес­пуб­ли­ки Кам­пу­чия. В 1981 ос­та­вил пост ге­не­раль­но­го сек­ре­та­ря КПК в свя­зи с её рос­пус­ком. В 1985 за­явил об от­хо­де от по­ли­тич. дея­тель­но­сти, ос­та­ва­ясь не­фор­маль­ным ли­де­ром «крас­ных кхме­ров», ко­то­рые про­дол­жа­ли бо­роть­ся про­тив Нар. Рес­пуб­ли­ки Кам­пу­чия. В 1993 на­сто­ял на вы­хо­де «крас­ных кхме­ров» из про­цес­са мир­но­го уре­гу­ли­ро­ва­ния в Кам­бод­же. В 1997, по­сле то­го как по его при­ка­зу был рас­стре­лян вме­сте с семь­ёй быв. мин. обо­ро­ны ДК Сон Сен, за­клю­чён со­рат­ни­ка­ми по дви­же­нию под до­маш­ний арест. 25.7.1997 на су­де, ор­га­ни­зо­ван­ном «крас­ны­ми кхме­ра­ми», при­знан ви­нов­ным в убий­ст­ве Сон Се­на и при­го­во­рён к по­жиз­нен­но­му за­клю­че­нию.

ПОЛ ПОТ | Энциклопедия Кругосвет

ПОЛ ПОТ (Pol Pot) (1925–1998), глава т.н. «красных кхмеров», настоящее имя Салот Сар. Родился в 1925 или 1928 в деревне в области Компон-Том в Камбодже (после 1976 название страны – Кампучия). Посещал занятия в торговой школе в Пномпене, в 1949 получил стипендию для учебы во Франции. В Париже познакомился с марксистскими идеями и вскоре стал убежденным коммунистом. Не сдав очередных экзаменов, вынужден был вернуться в Камбоджу в 1953, где занялся подпольной антиправительственной деятельность и в начале 1960-х годов участвовал в образовании коммунистической Кхмерской рабочей партии, получившей известность как «красные кхмеры». В 1963 получил партийную кличку Пол Пот. В 1967 Пол Пот и «красные кхмеры» начали партизанскую войну против правительства принца Нородома Сианука. В 1970 Сианук был смещен в результате переворота, совершенного генералом Лон Нолом, возглавившим военное правительство и получившим поддержку США. Началась гражданская война. Сианук примкнул к своим бывшим врагам среди «красных кхмеров», попытавшись вернуть себе власть. Массированные бомбардировки Камбоджи, предпринятые США с целью разрушить базы «красных кхмеров», привели к тому, что многие камбоджийцы примкнули к отрядам Пол Пота.

В 1975 «красные кхмеры» захватили Пномпень и начали осуществление марксистско-маоистской программы создания бесклассового аграрного общества. Всем камбоджийцам было приказано переселиться в деревню и работать на полях. Образование, религия и торговля были объявлены вне закона. Границы страны были закрыты. Новые правила общежития насаждались с помощью армии, состоявшей по большей части из подростков, отнятых у родителей и воспитанных в духе «красных кхмеров». Все заподозренные в принадлежности к иностранцам (особенно к вьетнамцам), интеллектуалам или оппонентам «красных кхмеров» были убиты, многие из них после долгих пыток. Более миллиона камбоджийцев погибли от болезней или голода, тысячи были похоронены в общих могилах на «полях смерти». Всего в результате осуществления программы идеологических и этнических чисток погибли от полутора до двух миллионов человек – около четверти всего населения Кампучии.

Мир почти ничего не знал о событиях в Кампучии до января 1979, когда вьетнамские войска вошли в Кампучию и свергли «красных кхмеров». Пол Пот с преданными ему отрядами отступил в джунгли, чтобы продолжать партизанскую войну с новым провьетнамским правительством. Благодаря посредничеству ООН в Париже в 1991 был подписан мирный договор, а в 1993 в Кампучии были проведены выборы.

Спустя годы армия Пол Пота уменьшилась в числе, его авторитет пошатнулся в июне 1997, когда он приказал казнить одного из своих ближайших соратников Сон Сена и 14 его родственников. Восставшие отряды «красных кхмеров» арестовали Пол Пота и устроили «народный трибунал», который приговорил его к пожизненному заключению. Умер Пол Пот в джунглях на границе с Таиландом 15 апреля 1998.

См. также КАМБОДЖА.

Проверь себя!
Ответь на вопросы викторины «Знаменитые речи»

Какой римский политик каждую свою речь в сенате заканчивал словами «Карфаген должен быть разрушен»?

ВЗГЛЯД Образ «самого жестокого диктатора в истории» сильно исказили :: В мире

Ровно 45 лет назад под натиском красных кхмеров пала столица Камбоджи - Пномпень. В стране обнулилось до «нулевого года» время и воцарилась диктатура, которую называют самой кровавой и жестокой в ​​истории. «Мускулами» новой власти выступили 12-15-летние неграмотные подростки с мотыгами, и то, что мы знаем об их зверствах - правда. Но образ лидера кхмеров - Пол Пота - был сильно искажен.

О Пол Поте слышал практически каждый. За власть к этой партийной кличке (от французского политического потенциала - политика возможного) сводятся все знания аполитичного человека о стране под названием Камбоджа.

Корни его земной славы понятны. Он стал самым мощным коммунистическим лидером, который стал самым мощным коммунистическим лидером, а заодно основал наиболее бесчеловечный режим в истории человечества, погубивший, согласно максимальной оценке, до трети населения семимиллионной страны всего за четыре года.Другими словами, он стал легендой с толстой прослойкой из мифов и лжи.

Двуликий кхмер

Разрозненные детали биографии Пота складываются в злодея, как будто сошедшего со страниц комиксов - умного, рискового, расчетливого гения стратегии и тактики, обладавшего при этой звериной жестокостью, гипнотизирующим взглядом и нескончаемой жаждой власти.

Талантливый юноша, отправленный своим нищим за образование во французскую Сорбонну, начитался там Маркса и Ленина, после чего вернулся на родину и партизанил в жутких условиях, пока наконец в ходе беспрецедентной операции по введению красных кхмеров не заняли Пномпень и не занялись , вопреки кличке вождя, искусством невозможности - построением утопии такими методами, которые обычному человеку не пришли бы в голову.

Например, двухмиллионная столица обратилась в город-призрак всего за три дня - все ее жители были насильно согнаны в деревни-коммуны. Официально это была эвакуация - камбоджийцев как бы «спасали» от армии, которой в Пномпене даже не пахло. С идеологической точки зрения это стало уравниванием всех граждан через превращение их в «людей будущего», сиречь крестьян. Первым и наиболее сильным ударом по «вредителям» (целые группы населения, от интеллигенции до духовенства, уничтожить уничтожение), одной из самых сильных оппозиций города в цитадель правящего режима: государственного аппарата и обслуга.

Важной деталью считается, что среди горожан, насильно выгнанных из домов, умиравших от голода или уничтоженных самыми варварскими методами (пули предписывалось экономить), были и ближайшие родственники Полота. Он не предпринял ничего, чтобы их спасти - жертвой красных кхмеров стал даже старший брат вождя Салот Чхай, довольно известный в стране журналист (Салот - фамилия; настоящее имя Пота Салот Сар).

Однако останавливаться на жестокостях режима (реальных и приписываемых ему) подробнее не имеет смысла.Это информация из серии чистых ужасов, которые мешают спать по ночам одним людям и нездорово будоражат других. Интерес к садизму и массовым убийствам свойственен публике, поэтому репрессии красных кхмеров широко и подробно - повторяться не стоит.

Главное, что мы имеем дело с нелюдем, практики которого поразили бы даже Гитлера.

Но есть и другой взгляд на Пол Пота - как на Фиделя Кастро без бороды, как на бесстрашного, упорного и авантюрного лидера революции, который сверг режим коррумпированного проамериканского диктатора Лон Нола, покончил с колониальным прошлым Камбоджи, поднял на недосягаемую высоту сельское хозяйство , установил социальную справедливость и наступил на хвост англосаксам: руководству США и британской элите.Поэтому-то его бездоказательно оболгали, обвинив в мнимых преступлениях и мультипликационной жестокости, простой народ Пол Пота любит.

Такая точка зрения была популярна у левых интеллектуалов Запада в период активной деятельности диктатора (в том числе его бывших фанатов сам Жан-Поль Сартр). Теперь ее подхватили постсоветские «советские патриоты», реагируют, судя по всему, на показной антиамериканизм красных кхмеров и на их партийный флаг - точно такой же, какой был у СССР, только серп и молот находятся не в крыже, а по центру.

Подобный подход к Пол Поту устранит истины абсолютно во всем (за исключением характеристик режима Лон Нола). Однако взгляд на него, как на харизматичного тирана и опереточного злодея, также ошибочен. В реальности режим Демократической Кампучии, как называлась страна при красных кхмерах, уникален не только в своей жесткости, а примерно во всем. Он просто не может соответствовать привычным и понятным для нас.

Пол Потек от чужаком в ряду, куда можно поставить Гитлера, Сталина, Франко, Мао, Кима, Кастро, Каддафи, Хусейна и прочих «людей-брендов».В первую очередь потому, что он не был единоличным лидером красных кхмеров и не обладал тем, что мы понимаем под абсолютной властью.

«Кровавый вождь и красный тиран»

Пол Пот стал премьер-министром только через год после захвата Пномпеня, но лидерский пост в партийной иерархии занял задолго до этого - официально он именовался «братом номер один». При этом в наиболее сложный, «революционный» период партия красных кхмеров «Ангка» была по сути семейным предприятием.Основные решения принимал Пол Пот, его свояк, будущий глава МИД Кампучии Иенг Сари и их жены - родные сестры Кхиеу Поннари и Иенг Тирит. Все они познакомились во время учебы в Париже.

Однако к моменту прихода красных кхмеров к власти это «политбюро» расширилось (что интересно, многие другие бонзы кхмеров тоже были приняты в «ближний политический круг» вместе со своими женами) и управление в «Ангка» стало коллегиальным. С некоторыми оговорками Пол Пота можно было назвать «среди первых равных».В результате внутрипартийной борьбы он даже вынужден был на месяц уступить премьерство «брату номер два» Нуон Чеа, что, впрочем, было маневром - с Нуоном они были соратниками и ведущими идеологами партии.

Кто из этих идеологов был важнее, сказать трудно. Номинально Пол Пот, но есть и та точка зрения, согласно основному основному мозгу и «Ильичом» «Ангка» выступал именно Нуон. Просто, в отличие от старого друга, он не любил публичных выступлений и предпочитал держаться в тени. Настолько, что о ео существовании стало только после падения режима.

Салот Сар, он же Пол Пот (фото: Global Look Press)

Формальным главой государства Пол Пот тоже не был - президентское кресло занимал «брат номер пять» Кхиеу Сампхан. Это мало чем напоминает конструкцию Сталин - Калинин: Кхиеу обладал несоизмеримо большим весом, чем «всесоюзный староста». Впечатление он перейдет на первую позицию в партии тоже, а потом приговорит Пол Пота к пожизненному заключению за «предательство революции».

Что же касается неописуемых жестокостей и массовых репрессий, их главным вдохновителем и четырьмя мотором, выступал «брат номер» Та Мок, получивший в партии «ласковое» прозвище «Мясник» и руководивший силовым блоком. Те зверства, что прославили Кампучию, он начал внедрять на подведомственной ему территории, будучи еще партизанским командиром.

Фанатичный Та Мок подходит под голливудский образ садиста-мастермайнда с каменным сердцем лучше, чем «брат номер один», и имеет на то больше оснований.По крайней мере, он стал именно тем человеком, который в итоге уничтожил Пол Пота - сперва политически, потом физически. Его приписывают интригу, в рамках которой Пол Пота натравили на Сон Сена, еще одного «силовика» в «Ангка». Сон и все члены его большой семьи, среди младенцев, были убиты, это вызвало возмущение в партийных рядах и спровоцировало низложение бывшего «брата номер один». Та Мок выступил его тюремщиком и вполне вероятно, палачом-отравителем.

Государственная машина красных кхмеров (она же - машина смерти) функционировала при полном отсутствии, без которого невозможно представить диктаторские режимы - без культа личности.Одним из принципов «Ангка» была строжайшая анонимность. Пол Пот был известен в мире, но внутри страны его и прочих «братьев» не знали ни в лицо, ни по фамилии. Он даже не подписал ни одного более-менее значимого документа.

Дошло до того, что в первый год режима красных кхмеров население Кампучии считало, главой государства является бывший король Нородом Сианук, а главой правительства - пятикратный премьер-министр Пенн Нут. Формально так оно и было, фактически оба сидели под домашним арестом, однако выжили.Годы спустя Сианук даже вернул себе трон - нынешним королем Камбоджи является его сын.

Итого: хотя Пол Пота и называли «кампучийским Сталиным», его политическим статусом Сталин бы побрезговал. А Николаем II в аватара - тем более.

«Наш советский человек»

Воплотив «мечту советского народа» - построив коммунизм в отдельной взятой стране, Пол остался человеком абсолютно антисоветским. Несмотря на партийный флаг, Демократическую Кампучию можно назвать антиподом СССР.В том числе и поэтому симпатии «советских патриотов» к «брату номер один» комичны.

Другое дело, что оба этих проекта начались с одной точки - с Карла Маркса. Нужно понимать, что концепция будущего государственного у автора «Капитала» базировалась исключительно на рабочих: они воспринимались как главная революционная сила, противостоящая консервативному «старорежимному» креянству. «Государство рабочих и крестьян» придумал уже Ленин, переделав Марксову теорию под локальные нужды, так как Россия была страной преимущественно аграрной и крестьянской.

Пол Пот же вовсе отказал рабочим в праве на светлое будущее - его идеальное государство состояло из одних только селян, отсюда и «эвакуация» городов.

Режим красных кхмеров отрицал все то, что было неоспоримо для ВКП (б), а потом и для КПСС. Вместо индустриализации - закрытие всех производств. Вместо электрификации - предельное упрощение труда и быта. Вместо предоставления неграмотности и создания «народной» системы здравоохранения - полное упразднение и здравоохранение, и образования (любой, кто умел читать, считался «испорченным» и подозрительным; это было основанием для казни).Вместо Коминтерна - абсолютная закрытость страны, сотрудничавшей только с другими авторитарными ультразвуковыми режимами: маоистским Китаем, КНДР и Албанией.

Наконец, в том месте, где у наших большевиков была «мировая революция» и «братство народов», у «Ангка» был жесткий этнический национализм и мечты о возрождении Кхмерской (она же Ангкорская) империи XIII века, занимавшей почти весь Индокитай. Но - этнически однородной, все меньшинства либо беспощадно вырезались, либо насильственно «окхмеривались»: под строжайшим запретом находились национальные языки, одежда, традиции, кухня, имена.

До того, как стать «братом номер один», Пол Пот получил в мировом коммунистическом движении определенную известность. Социалистический блок помог «Ангка» прийти к власти - в период борьбы с режимом Лон Нола войска просоветского Северного Вьетнама заняли четверть Камбоджи, купившись, в частности, на антиамериканские эскапады красных кхмеров. На «окончательную победу революции» Москва откликнулась сухой поздравительной телеграммой, но вскоре после этого предпочла забыть об «Ангку», как о страшном сне - с такими «товарищами» нам было не по пути, даже без поправки на их азиатскую жестокость.

Главным мировым патроном Кампучии выступал Китай, благо был ближе к ней не только географически, но и идеологически - по крайней мере, между воззрениями красных кхмеров и «крестьянским коммунизмом» Мао можно найти определенное сходство.

В КНР тех лет отношение к СССР было резко враждебным, и оно быстро передалось Кампучии. Когда Пол Пот прервал свое затворничество и начал давать западным прессе, то призывал ни много ни мало к «народной войне» с «Варшавским блоком», который обвинял в бедах своей страны столь же яростно, как прежде американцев.Хуже нас были только вьетнамцы - по той причине, что хуже вьетнамцев на белом свете нет вообще никого. Пол Потел на них так же, как Гитлер на евреев, и даже «внутренние методы» называл «людей с телом кхмера и умом вьетнамца».

Те же - и вьетнамцы

Неприязнь к восточным соседям в принципе характерна для Камбоджи и имеет длинные корни. Если коротко, кхмеры считают себя предками всех народов Индокитая, отводя вьетнамцам роль «паразитов». Даже в современном Королевстве Камбоджа популярный политик Сам Рейнгси, до недавнего времени возглавлявший оппозицию и председательствовавший в либеральной вроде бы партии, выступал как закоперщик антивьетнамских погромов.

В начале 1970-х борьба с проамериканскими диктаторскими режимами сделала «Ангку» и вьетконговцев союзниками, но, получив полную власть над своими странами почти одновременно (Сайгон пал через две недели после Пномпеня), моментально вернулись к кровной вражде.

В качестве национальной геополитической цели жителям Кампучии было навязано уничтожение всех вьетнамцев у себя и захват Вьетнама по формуле «один к тридцати», где «один» - это погибший в бою кхмер-солдат, а «тридцать» - количество убитых им вьетнамцев.

Красные кхмеры устраивают регулярные набеги на территории соседа, вырезая местное население и захватывая их для показательных казней у себя. Подобных вылазок было много, самые знаменитые: разграбление самого большого острова Вьетнама Фукуок (запомнилось тем, что стало первой такой акцией), бойня на острове Тхотю (там взяли максимальное количество заложников - 515 человек) и нападение на деревню Батюк (более 3100 человек убиты, спастись удалось двум).

Достаточно долгое время «Ангке» удавалось водить наследников Хо Ши Мина за нос.Когда вьетнамские войска поспевали к месту бойни, кхмеры уже успевали вернуться в Кампучию. «Пограничные инциденты» подавались как самодеятельность отдельных партийных групп, которым якобы противостоял «друг Вьетнама» Нуон Чеа. Вьетнамцы не только верили в это, но и помогали «своему человеку» товарми и оружием.

Супруга Пол Пота и «мать революции» Кхиеу Поннари на вьетнамской теме и вовсе повредилась рассудком - у нее появилась мания преследования и развивалась шизофрения. Пол Пот, вполне возможно, был здоров, но чувство реальности все же утратил - в конце концов наглые набеги довели соседей до «белого каления».Война и интервенция стали неизбежными, победа оказалась легкой, и красные кхмеры были вынуждены вернуться к тому, с чего начали - к партизанщине и джунглям. В Пномпене село Провьетнамское и просоветское правительство, а весь мир наконец-то узнал кровавую подноготную Демократической Кампучии.

Собравшийся тут же трибунал живо расписал невообразимые жестокости красных кхмеров, часть из были придумкой самого трибунала - чтобы было еще страшнее, ярче и убедительнее, хотя куда уж страшнее и ярче.

Зато у Пол Пота, в пару к Китаю, появился еще один влиятельный адвокат - и не кто-нибудь, Соединенные Штаты Америки.

Зверства «Ангки» ставились под сомнение. Новое правительство не признавалось (поэтому люди Пол Пота представляли Камбоджу в вплоть до начала 1990-х). Засевшим в джунглях кхмерам помогали деньгами и оружием.

Все потому, что американцы смотрели на кхмерско-вьетнамский конфликт, как на прокси-войну между СССР и Китаем, с которым президент Никсон к тому моменту уже подружился в пику Москве.Помогая Пол Поту, Вашингтон, с его точки зрения, вредил сразу своему неприятелям: Советскому Союзу как врагу глобальному и коммунистическому Вьетнаму, как кровному врагу из совсем недавнего прошлого - поражение во Вьетнамской войне воспринималось в Госдепе и Пентагоне крайне болезненно.

Пекин так и вовсе напал на Вьетнам, то ли пробуя силу, то ли искренне пытаясь подставить союзнику плечо. В любом случае кампания завершилась для него неудачно - уже через месяц вьетнамцы прогнали китайцев обратно при равном счете по потерям.И хотя это пришлось применить локальным разрушением промышленности, главная цель КНР достигла все же не была - там планировали поистрепать вьетнамскую армию, но вьетконговцы сделали ставку на ополчение.

Впрочем, это уже другая история. А история красных кхмеров закончилась внутренними распрями, небольшими «диктатурками» в труднодоступных странах, перемирием с властями - и в конце концов судом за преступления против человечества.

Которых, вероятно, не было бы, если бы коррумпированная тирания Лон Нола не настроила против себя население Камбоджи, а американская авиация, стремясь поддержать свой союзника и сдержать вьетконговцев, не вбомбила бы страну в каменный век, открылась тем самым на Пномпень не только самому жестокому, но и самому странному коммунистическому режиму в мировой истории.

Смотрите ещё больше видео на YouTube-канале ВЗГЛЯД

Реванш за Вьетнамскую войну? Почему США, вопреки всему, пришли на помощь Пол Поту

1 млн 700 тыс. Руб. погибших - таков итог недолгого (всего три года) пребывания у власти в Камбодже групповых радикально настроенных коммунистических повстанцев - "красных кхмеров". Во главе со своим лидером Салотом Саром (более известным как Пол Пот) они предприняли попытку построить общество без интеллигенции.Жителей столицы вывозили на трудовые плантации, чтобы превратить в крестьян, работающих без вознаграждения, а несогласных с такой участью - расстреливали. В Советском Союзе коммунизм по-камбоджийски посчитали насмешкой над идеалами Ленина, в США - жестоким и морально неприемлемым, но полезным противовесом Вьетнаму, в войне с американцами потерпели поражение. После того как Пол Пота отстранили от власти, Вашингтон на протяжении десяти лет оказывал негласную поддержку его сторонникам и их союзникам, понуждая к этой гуманитарной организации на базе ООН. ТАСС вспоминает о большой игре тех времен, когда Китай и США не враждовали, вместе выступали против СССР.

"Я теперь палач, а не пилот"

Камбоджа превратилась в горячую точку на карте Азии в 1960-е, когда в соседнем Вьетнаме развернулся конфликт между коммунистами и консерваторами, участником которого выступили США. Нуждавшиеся в отдыхе и перегруппировке антиамериканские повстанцы заручились поддержкой камбоджийского короля Нородома Сианука, чья династия укрепилась у власти после изгнания французских колонизаторов.Несмотря на свой монарший статус, Сианук тяготел к коммунистическим странам: СССР и Китаю. Он помогать вьетнамцам и вскоре обнаружил себя в числе противников США. С 1965 по 1973 год американцы бомбили Камбоджу, совершив тысячи налетов на ее территории.

Регулярные американские авиаудары не прошли для местной экономики без последствий. Стесненные в средствах власти развернули по закупкам риса у крестьян по ценам, заметно уступавшим рыночным путем. Протестными настроениями воспользовались радикально настроенные коммунистические подпольщики.Первоначально они выступали как союзники вьетнамцев, но позже региональной этнической розни порвали с ними.

Камбоджийская деревня после бомбежки, 1970 год

© AP Photo / Ghislain Bellorget

Развернувшаяся в Камбодже война расшатала сами основания трона: в 1970 году Сианук лишился власти в результате дворцового переворота. Однако его сменщики оказались еще менее популярны. Левые повстанцы (лидером которых был Пол Пот) установили контроль за сельским местностью и последовательно изолируя новое правительство в городах, в 1975 году добились захвата власти.На свет появился радикально-коммунистический, но при этом антивьетнамски настроенный режим.

Поражение США во Вьетнамской войне в 1975 году полностью переменило геополитическую ситуацию в регионе. Вашингтон озаботился поиском союзников против победителей-вьетнамцев и их покровителя СССР. Геополитическая логика диктовала сближение с Камбоджей. Только прежней страны больше не существовало. Пришедшие к власти сторонники Пол Пота принялись переиначивать ее сверху донизу, начав с названия.На свет появилась невиданная доселе коммунистическая Кампучия.

Рисовый рай

Программа, проведенная в жизнь Потом, предполагала построение общества предельного веса в самые опасные сроки. Врагами нового строя объявили горожан, которые предстояло заново обучить жизнь: сделать из них путем перевоспитания полезных членов общества - крестьян. Депортации лишнего населения из столицы сопровождались регулярными расстрелами. К стенке поставили от 500 тыс. Руб. до 1 млн человек.Болезни и голод в трудовых лагерях усугубили катастрофу. Три года пребывания "красных кхмеров" у власти унесли жизни от 1,5 до 2 млн человек - около 20% населения Кампучии.

Копируя ранний советский и китайский опыт, Пол Пот (этот псевдоним означает "политика возможного") пробовал руководить экономикой посредством амбициозных четырехлетних планов. Однако заявленная им цель - далеко выходила за пределы возможностей сельского хозяйства с его слабо развитой техникой.Отсутствие заинтересованности в труде оборачивалось голодом. Пол Пот, помещающий экспортировать рис, чтобы ввозить отсутствовавшие в страну товары, оказался перед фактом того, что в его стране нечего есть.

Камбоджийские дети на уроке сельского хозяйства, 1975 год

© Apic / Getty Images

Неудачи, следовавшие одна за другой правитель, объяснял противодействием вьетнамцев, на практике ответить силой. По периметру общей границы участились провокации и вооруженные инциденты.Один из них - нападение кампучийцев на деревню Батюк - превзошел все прочие. Для Вьетнама неспровоцированное вторжение соседней страны, унесшее жизни 3 тыс. человек, стало прологом к войне. Ослабевший и непопулярный режим Кампучии смели за несколько месяцев к началу 1979 года, когда оставшиеся сторонники отступили в джунгли. В этот момент истории на авансцену вновь выступили американцы. Методы полпотовцев вызывали у них отвращение, но дальнейшее усиление Вьетнама пугало гораздо больше. В Белом доме принятое решение помощь врагу своего врага.

Дядя Сэм и диктатор Пол

Поддержка американцами самого радикального коммунистического правителя в истории распадается на явную, не оспариваемую никем, и тайную, которая поможет из утечек и поздних воспоминаний. Бесспорно то, что Вашингтон вступился за Пол Пота на дипломатической арене, добившись того, что и после потери власти его правительство сохранило статус законных представителей своего государства. С юридической точки зрения основания для этого имелись: вторгшись в чужую страну, Вьетнам нарушал международное право.Однако и у сторонников Пол Пота не было мандата на управление Камбоджей. Американцы не приняли это в расчет. Они добились того, что "красные кхмеры" удерживают камбоджийское кресло в ООН, которое сохранило дипломатическую легитимность, по справедливости им не полагалась.

Другая поддержка со стороны США, долгое время остававшаяся тайной, финансовой и организационной. Кое-что о ней стало известно из признаний американцев. Советник президента Джимми Картера Збигнев Бжезинский утверждал, что США вовлекли в региональный конфликт Таиланд, убедив его соперникам полпотовцам, и побудили протянуть им руку Китай.

Партизаны "красных кхмеров" в джунглях Камбоджи, 1981 год

© Bowie / Getty Images

А госсекретарь США Генри Киссинджер излагал свои мысли так: Вашингтон "закрывал глаза", пока боевикам "красных кхмеров" "помогали другие". Белый дом, включившийся в антивьетнамское сопротивление, приспособил к его планам гуманитарные структуры ООН. Часть помощи, распределяющейся через них.

Взятая США на вооружение тактика предполагала действия чужими руками.Однако для эффективного воплощения в жизнь она требовала, по крайней мере, примирительного отношения к Пол Поту на уровне официально произносимых слов. Поэтому американцы взяли мягкий тон. В 1980 году ЦРУ выпустило демографический доклад, который вызвал отрицательные массовые убийства в Камбодже, глава "красных кхмеров" включился как "харизматический лидер кровавой, но успешной крестьянской революции с большим масштабом народной поддержки". Факт геноцида против камбоджийцев, совершенного правительства, американцы признали только в 1989 году, когда холодная война была уже закончена, советская помощь Вьетнаму прекратилась, и тот готовился вывести свои войска из Камбоджи домой.

Музей геноцида Чоэнг-Эк недалеко от Пномпеня

© AP Photo / David Longstreath

После падения СССР США утратили всякий интерес к Пол Поту, еще продолжавшему борьбу в индокитайских джунглях. В районах, ужасных управляемых правительством, и теряются следы одного из самых загадочных и жестоких диктаторов в истории. Перед объективами телекамер он в последний раз предстал в 1997 году, когда был схвачен и обвинен в предательстве собственными соратниками. Последовал неожиданно мягкий революционный суд, назначивший в качестве наказания принудительное пребывание дома.Однако прошел всего год - и Пол Пот скончался. Причина (самоубийство? Отравление? Сердечная недостаточность?) До сих пор с точностью не установлена. Тело кремировали и тихо похоронили в джунглях.

Игорь Гашков

Правда о социализме в Кампучии - Маоизм.Ру

«Затравлю, замучаю как Пол Пот Кампу́чию».
Кхмерская народная присказка

Прежде чем начать вести речь собственно о Кампучии, позволяя себе отвлечься и задаться общим и, казалось бы, не имеющими отношениями к делу вопросом: представляет собой новейшая история, политическая история ⅩⅩ века более или менее точную науку.Науку, оперирующую фактами?

Казалось бы, да. Всё подтверждено сотнями свидетельств, в отличие от прошлых веков нам остались не только летописи, но и архивные кино- и фотодокументальные материалы. Живы ещё многие участники ключевого события подходящего к концу столетия.

, с другой стороны, в нашем столетии как прежде, развились технологии массированной пропаганды и промывания мозгов. Сторонники «открытого общества», конечно, заверят вас, что такое возможно только в тоталитарных государствах, развитой демократией любой информацией якобы гражданина любого гражданина.

К примеру, разразившийся в прошлом году скандал с «историками-ревизионистами» показал подлинную цену свободе историка в «открытом», «информационном» обществе. Группа историков с конца 1980-х годов занялась ревизией (пересмотром) истории «холокоста» - массового уничтожения евреев в годы Второй мировой войны. Они приводили набор аргументов: что при существовании системы концлагерей уничтожить шесть миллионов было невозможно, что в газовой камере той конструкции, которая фигурировала в материалах Нюрнбергского процесса, нельзя было отравить такое количество людей, что официальная статистика жертв-евреев сознательно завышена.Но их противники - историки-сионисты, написавшие горы книг о «трагедии еврейского народа» вместо того, чтобы опровергнуть утверждение «ревизионистов», - добились в США запрещения ревизионистских серверов в Интернете.

Мощнейшее произраильское лобби десятилетиями культивировало на Западе миф о том, что всякий, кто противится его господству, чудовище, подобное Гитлеру, и не жалело для красок. О геноциде еврейского народа написаны тысячи томов. Но известно, что Гитлер с одинаковым рвением преследовал и евреев, и цыган.Но кто видел хоть одну книгу о геноциде цыганского народа? Я лично не встречал. Может быть, за пятьдесят лет, прошедшие с окончания Второй мировой, какой-нибудь цыганский энтузиаст и издал пару книг, но имели ли они резонанс? В реальности «холокоста» вас могут посадить в тюрьму, как результат, в Германии национальный комплекс вины перед еврейским народом, любой еврей может получить немецкое гражданство, стоит ему лишь выказать подобное желание, а высказанное вслух сомнение в реальности «холокоста» вас может посадить в тюрьму. Ну а цыган немецкая полиция как гоняла при Гитлере, так и сейчас гоняет.

И что-то я не слышал, чтобы у немцев развился какой-нибудь комплекс вины по отношению к русским, а двадцать миллионов всё-таки побольше, чем шесть, даже если принять официальное число жертв.

И дело даже не в «ревизионистах». Хрен с ними, их аргументы интересны только пещерным фашистам. Конечно же, от большего или меньшего количества гитлеризм не станет привлекательней - каждый убитый нацистами, независимо от национальной - жертва, достойная скорби, каждый сопротивлявшийся им с оружием в руках - герой.Дело в другом, ревизионисты перешли дорогу одной из важнейших составляющих сил нового порядка - произраильской еврейской олигархии.

В свои рвавшиеся у нас власти демократы любили приводить цитату из Вольтера: « Мне очень противны ваши взгляды, но я готов отдать жизнь за то, чтобы вы имели возможность их высказать ». Вот так должно быть при демократии. Ну что же, теперь мы узнали, каково оно при демократии, каковы на самом деле возможности для всех и возможности высказывать мнение, расходящееся с общепринятым мнением.

Формально Интернет никому не принадлежит, величайший в мире массив гипертекстовой информации WWW - мировая паутина, громадная общедоступная электронная энциклопедия, в которую каждый может дописать собственные страницы. Но оказалось, что не каждый. Оказалось, что «свободное информационное общество», идущее, по мнению модных буржуазных политологов на смену классического капитализму, на самом деле является обществом «информационного тоталитаризма», способным на такие фальсификации, что доктор Геббельс просто отдыхает.

Но мне не хотелось бы копаться в сомнительных моментах последней мировой войны. Гораздо интереснее внимательней присмотреться и подвергнуть сомнению и некоторой ревизии историю другого «геноцида» - «массового уничтожения населения Кампучии». В данном случае «кровавые зверства полпотовского режима» были неубиенными козырем антикоммунистической пропаганды. Конечно можно отмахнуться, сказав, что остановили-то его вьетнамские коммунисты.Но встать на сторону пробрежневских вьетнамцев против идей Мао и практики Пол Пота - всё равно, что сегодня защищать политику Зюганова и охаивать радикальных коммунистов - это тихая измена делу мировой революции и откат на оппортунистические позиции. Итак, постараемся расхлебать эту непростую индокитайскую кашу.

В конце 1970 ‑ х годов, после вторжения в Кампучию войск промосковского вьетнамского правительства, весь мир узнал о невиданном геноциде против собственного населения, проведённом правительством красных кхмеров.Средства массовой информации и капиталистических стран и стран советского блока состязались друг с другом в описании «ужасов полпотовского режима», поголовного истребления интеллигенции, уничтожения городов. В Голливуде в 1984 году на скорую руку состряпали фильм «Поля смерти» , который благодаря конъюнктурной тематике огрёб пачку «Оскаров», кампучийский партийный и государственный руководитель товарищ Пол Пот был причисленными гуманистами всех стран к самым кровавым «диктаторам» в истории человечества.

Осуждение красных кхмеров было поразительно дружным, их осуждали и правые, и левые, и даже леворадикалы, такие как Энвер Ходжа. Единственными из стран, кто осудил вторжение Вьетнама на территорию Кампучии, были КНР и КНДР. И это притом, что по всем законам «мирового сообщества» правительство Пол Пота было единственно законным правительством страны и проводилось в стране «свободных выборов» в 1993 году именно делегат красных кхмеров представлял Кампучию в ООН.

Поразительное единодушие, с помощью которого оплёвывали политическую систему государства Демократическая Кампучия, существовавшего с 1975 по 1978 год, и в странах Запада и странах Варшавского пакта, невольно заставляет задаться исследователем проблемы проблемы: почему в противостоянии кампучийскому режиму объединились злейшие враги.Конечно, империалистов и ревизионистов в единый анитиполпотовский фронт сплотили не пресловутые общечеловеческие ценности - для обеих систем это не более чем демагогия. Странно другое: американцы прекрасно знали, как в странах советского блока умели подтасовывать статистику, но, несмотря на это, никогда и не усомнились в цифрах «геноцида», приводимых марионеточным провьетнамским правительством Хун Сена - Хенг Самрина. И это в то время, когда американцы оказывали помощь, если не самим красным кхмерам, то их временным союзникам по антивьетнамскойалиции - частям Лон Нола и Сианука.Казалось, уж им-то выгоднее если не усомниться в масштабах «геноцида», то, по крайней мере, сделать вид, что ты его не заметил. Однако ненависть к полпотовцам сплотила, казалось бы, все ведущие силы мировой политики. Почему же эта неприязнь стала столь единодушной? В чём загадка Пол Пота? Почему он сделал то, что он сделал? Ответить на эти вопросы мы постараемся в истории небольшого экскурса в Кампучии второй половины ⅩⅩ века.

До 1953 года Камбоджа была марионеточным королевством в составе французского Индокитая.Король реальной власти не имелось, и управлялась страна французской колониальной администрацией. Причём основных стран - кхмеры - считались французами настолько тупым и неподдающимся обучением, что на должности мелких чиновников, клерков, полицейских, сержантов туземной гвардии брали только этнических вьетнамцев - вьетов, отчего в головах у простых кампучийцев сложился стереотип вьетнамца как извечного прислужников иноземных угземных прислужников.

благодаря борьбе других вьетнамцев-патриотов и коммунистов из Вьетмина Камбоджа нежданно-негаданно получила возможность.У власти в стране оказался молодой разгильдяй - джазовый саксофонист, международный плейбой, заядлый теннисист - принц Нородом Сианук. Бездарная кхмерская аристократия, которую прежние хозяева страны даже не подпускала к управлению всеми ключевыми должностями в государстве, вьетские власти были отправлены в отставку. Сиануковская камарилья ввозила предметы роскоши, автомобили, Сианук годами не вылезал из Парижа, а оплачивалось это всё за счёт экспорта риса, насильственно изъятого у голодающих крестьян.

Постепенно Сианук входил во вкус политики, ему нравилось дразнить дядю Сэма, считаться передовым, прогрессивным, неприсоединившимся. Он зачастил в Пхеньян и Пекин. Товарища Ким Ир Сена он вообще стал называть «отцом родным».

В государственной идеологии на вооружение был принят кхмерский буддистский социализм, предполагавший незыблемость монархии при затушёвывании межклассовых противоречий. Довольно значительный сектор государственной экономики, частично национализированное предпринимательство, монополия внешней торговли - то, что сиануковские мандарины пытались выдавать за социалистические преобразования, были лишь кормушкой, в которой удобно было запускать руку королю и его приближенным.

Одним словом, общественный строи Камбоджи до начала 1970-х годов представлял собой бюрократический, насквозь коррумпированный госкапитализм, прикрытый лёгким флёром социалистической риторики, беспощадно подавлявший любые выступления трудящихся. Примерно то, чем собирался осчастливить нас господин Зюганов после своей победы на выборах. Только вместо зюгановской триады «Труд, народовластие, социализм» в Камбодже было «Нация, религия, трон».

В 1955 году были выбраны новые путём махинаций и подтасовок сиануковская партия Сангкум Реах Ниюм (Народно-социалистическое сообщество) или в году просторечии просто Сангкум.Оппозиционные же партии буржуазно-интеллигентская Демократическая партия и группа Прачеачун (Народ), фактическая легальная структура, созданная коммунистами для участия в выборах, были запрещены. Зато при Сангкуме был создан Королевский Социалистический союз молодёжи, куда поголовно записывали всю кхмерскую молодёжь. Королевский комсомол - каково?

Но Сиануку мало было быть королём, подумаешь, королей в мире осталось ещё довольно много. Он, подобно старухе из пушкинской «Сказки о рыбаке и золотой рыбке» , возжелал невозможного - стать великим вождём и учителем, основателем новой идеологии.Насмотревшись на подлинно народных лидеров, великого вождя товарища Ким Ир Сена и председатель Мао, Сианук возомнил себя таким же. В 1955 году он формально отрёкся от королевского престола, оставшись при этом бессменным главой государства. В качестве единой руководящей идеологии в стране был введён сианукизм - « настоящий путь национального спасения, единственно верная дорога развития Кампучии ». Был принят, по крайней мере, на словах, лозунг развития с опорой на собственные силы. А о размере культа личности Сиануках свидетельствует хотя бы то, что в кино при появлении изображения на изображениях принца все в зале обязаны вскакивать с места и, выпучив в начале показного патриотизма глаза, хором исполнять национальный гимн.

С другой стороны, благодаря отсталости народных масс и господству буддистского религиозного мировоззрения фигура монарха оставалась признанной крестьян священной, неким воплощением земного божества. Даже товарищ Пол Пот в годы самых радикальных социалистических преобразований норм в течение года Сианука при себе в качестве пленника, беспомощного формального главы государства, для придания эксперимента красных кхмеров видимости легитимности в глазах отсталых масс.И теперь мы будем вести себя достойно. .

Но самый серьёзный вред показной «социализм» Сианука наносил тем, что дезориентировал камбоджийских коммунистов. Кхмерские коммунисты брали курс на развёртывание партизанской борьбы и подготовку вооружённого восстания.Но во внешней политике Сианук поддерживал дружественные отношения с Москвой и Пекином, отказался вступить в агрессивный блок СЕАТО, а с начала американской политики в Южном Вьетнаме стал помогать Фронту освобождения Южного Вьетнама. Объяснялась эта прогрессивная политика очень просто - он просто стремился урвать побольше помощи одновременно у всех сверхдержав. Южновьетнамские партизаны платили ему за поддержку полновесной валютой, а марионеточный режим Нго Дин Зьема, напротив, точил зубы на пограничные камбоджийские провинции и преследовал у себя этнических кхмеров, так что насолить ему для Сианука было просто чистое удовольствие.

, когда кхмерские коммунисты начали подготовку к вооруженному сопротивлению, из Ханоя последовал резкий окрик: «Не мешайте Сиануку, он нам помогает», что, конечно же, не способствует улучшению отношений между двумя партиями.

А приживались, надо сказать, коммунистические идеи в Камбодже с большими трудностями. В конце 1940 ‑ х - начале 1950 ‑ х на территории Камбоджи за независимость страны боролись созданной коммунистами по образу Вьетзумина вооружённая организация «Кхмер иссарак» (Свободный кхмер).Другое дело, что собственно кхмеров в ряде коммунистов тогда практически не было. К моменту разделения многомиллионной компартии Индокитая в 1951 году на Партию трудящихся Вьетнама, Народную партию Лаоса и Народно-революционную партию Камбоджи в ряде камбоджийских коммунистов насчитывалось всего 1300 человек, из них только 40 были кхмерами. После достижений независимости отряды «Кхмер исаарак» были, согласно женевским страмам, разоружены. Сиануковский режим начал преследования коммунистов, объявил «иностранными агентами» и «врагами нации, религии и трона». Несмотря на тесные отношения с китайским руководством и частые визиты в Пекин, Сианук запретил в сентябре 1967 года из страха перед культурной революцией даже такую ​​невинную организацию как Ассоциация кхмерско-китайской дружбы за распространение «красной книжечки Мао».

За руководство коммунистическим движением Камбоджи в те годы боролись три группировки. Просоветская, состоявшая из партработников, проходивших обучение во Вьетнаме и имевшая влияние в основном на Востоке страны во главе Хенг Самрином и Пен Севаном.Прокитайская, во главе с Пху Чхаем и Пху Нимом и Тиволом, которая считала вьетнамцев и их советских покровителей ревизионистами, выступала за использование опыта культурной революции, но при этом стремилась механически перенести удачный опыт КНР без учёта конкретных местных условий. Социальная база этой фракции гуманитарная интеллигенция и базировалась в основном в юго-востоке страны.

И, наконец, третья, наиболее влиятельная группировка, выступала за кхмерский, особый путь революции. Путём мобилизации широких масс беднейшего крестьянства страны они рассчитывали после осуществления сверхвеликий скачок. В Китае они видели естественного союзника, во Вьетнаме - реакционную силу, препятствующую полноценной революции в Камбодже. Эта группа выступала за разворачивание в стране полномасштабной партизанской войны и свержения Сианука вооружённым путем. Основными базами этой фракции были крайний север страны и юго-запад страны - провинция Камлот и Кампогсаом.

Лидер этой фракции в 1963 году после исчезновения первого секретаря Ту Самута возглавил партию.Именно он в том же году начал антисиануковскую герилью и переименовал Народно-революционную партию в Коммунистическую. Высшему руководству партии он был известен под псевдонимом Пол Пот, он же Банг Мыонг - «первый старший брат», он же «товарищ 87».

Товарищ Пол Пот (настоящее имя Салот Сар) родился в 1928 году в провинции Кампонгтхом. Его отец Пнем Лот был крупным помещиком, владевшим стадом в 30—40 быков и нанимавшим до 40 батраков в период сбора урожая. Родственники его тоже преуспевали - двоюродная сестра была одной из жён короля Монивонга, предшественника Сианука, а родная сестра Пол Пота Лот Сарин стала официальной наложницей короля.Но Салот Сар рос одиноким и нелюдимым, он видел творящуюся несправедливость, нищету крестьян и мечтал одним махом покончить со всем этим. Единственным другом друга Пола Пота был его брат детства Салот Чхай, с которым они начали служить при королевском дворе.

В 1949 году он получил стипендию французского правительства и поступил в Сорбонну, изучать курс машиностроения. Здесь он вступил во Французскую коммунистическую партию. Вместе с группой кхмерских студентов будущих лидеров Кампучии - Иенг Сари, Кхиеу Самфаном и Сон Сеном - он создал марксистский кружок и принялся за изучение основ марксистской науки - теории классовой борьбы, тактики организационного подхода, подхода к решению национальных проблем.

В 1953 году он в составе молодёжной бригады французских комсомольцев ездил на уборку урожая в Югославию. Согласно резолюции Коминформация, обязаны порвать все связи с югославскими ревизионистами. То, что он увидел в титоистской Югославии, Салот Сару не слишком понравилось, но он твёрдо усвоил, что в случае чего можно построить социализм самостоятельно без таких гигантов как СССР и Китай.

В 1953 году он, не успев завершить образование, был депортирован из Франции за участие в антиимпериалистических демонстрациях.В том же году он успел повоевать в джунглях в составе отрядов «Иссарак». Затем в 1955 году ‑ м поддерживал связь во время парламентских выборов между легальным крылом коммунистов и некоммунистической оппозицией. В 1960 ‑ м активно способствует тому, чтобы партия стала проводить независимую борьбу с Сиануком, обескровившего партию репрессиями.

В 1963 году после утверждения на нелегальное положение начинает вооружённую борьбу.

В 1965 году он пытается завязать контакты с международным коммунистическим движением. Установите контакт с советским посольством в надежде, что Москва может использовать поддержку вооружённой борьбы кхмерских партизан. Но Брежневу незачем ссориться с «прогрессивным» Сиануком и тратить деньги на карликовую камбоджийскую компартию. На встречу с Пол Потом советские прислали всего лишь третьим лицом посольства, не наделённого никакими реальными полномочиями. Его отшили как мелкого халявщика, и он на всю жизнь затаил обиду на советских коммунистов.

В том же году он посетил Ханой, но долго там не задержался, зато почти год провёл в Китае, где был принят на высшем уровне и с восхищением наблюдал за началом Великой пролетарской культурной революции. С этого момента его судьба была теснейшим образом связана с политикой КНР в Индокитае. В 1967 году в провинциях Сомлот и Баттамбангыхнуло мощнейшее восстание, руководимое коммунистами полпотовской ориентации. В следующем размах партизанской борьбы ещё больше расширился. В Ханое это восприняли с явным неудовольствием, камбоджийским коммунистам дали понять, что на убежище на территории Северного Вьетнама они ещё в случае чего рассчитывать, а вот оружие и боеприпасами им помогать не будут.

Правительство Сианука в панике порвало негласные отношения с Фронтом национального освобождения Южного Вьетнама, с ДРВ, провело чистку Сангкума от левых элементов и призывало к нормализации испорченных прежде отношений с Америкой. Но тщетно, американским хозяевам не нужен был капризный и переменчивый Сианук, и 18 марта 1970 года генерал Лон Нол, воспользовавшись визитом Сианука в СССР, произвёл военный переворот и установил марионеточный проамериканский режим.

Установленный военными режимами мало отличался от аналогичных проамериканских диктатур в Южном Вьетнаме, Южной Корее, Тайване или правления принца Сувана Фумы в Лаосе.Формально вместо королевства Камбоджа была провозглашена Кхмерская республика, отменена монархия, монополия государства на внешнюю торговлю. В экономике госкапиталистический курс сменился ориентацией на поощрение свободного предпринимательства. Реальная же власть была собрана в руках компрадорской военной клики, которая вскоре «пригласила» в страну американские войска. В сентябре того же года на территории Камбоджи вступил 30 ‑ тысячный американский оккупационный корпус и вспомогательные формирования сайгонского режима.

Американцы в это время стремились к глобализации конфликта в Индокитае. После «наступления праздника Тэт» весной 1968-го, когда южновьетнамские партизаны захватили американское посольство в Сайгоне, всему стало ясно, что американцы полностью утратили контроль за ситуацией в стране. Штабные стратеги, проанализировали причины поражений, пришли к выводу, что корень успехов партизан кроется в том, что, завершив операцию, они имеют возможность укрыться на базах на территории Лаоса и Камбоджи.Поэтому территорию этих стран необходимо как можно скорее оккупировать.

Срочёл перерыв, осторожные брежневские дипломы настойчиво попросили незамедлительно покинуть Советский Союз. Иённый лишний пристанища принц вынужден был искать убежище в Пекине у тех самых маоистов, которых он всячески третировал у себя на Родине в последние годы. В начале 1970 года в Пекине было провозглашено создание единого фронта Кампучии, под давлением обстоятельств, он пошёл на заключение антиамериканского альянса с коммунистами.Формально-фронтал Сианук, но реальной силой, боровшейся против американцев, были кхмеры - партизаны товарища Пол Пота.

Стремясь уничтожить красные кхмеров и территории национального фронта освобождения Южного Вьетнама, американцы сбросили на территорию маленькой Камбоджи больше бомб, чем на территории Германии весь период Второй мировой войны. С февраля по август 1973 года в результате массированных бомбардировок они сбросили 257 465 тонн взрывчатых веществ в пересчёте на тротиловый эквивалент.Потери среди мирного населения исчислялись сотнями тысяч. Заболевания людей. Вера в «доброго короля», которого обидели американцы, накладывалась в крестьянском сознании на стремление к построению «царства Божия на земле», в котором обещали коммунисты, окончательно восторжествует справедливость. Этот гремучий коктейль из идеологических заставлял нищих батраков браться за оружие и уходить в джунгли в поисках лучшей доли.

Из северного Вьетнама по тропе Хо Ши Мина в страну потянулись коммунисты просоветской ориентации (всего порядка полутора тысяч), сидевшие при Сиануке в Ханое тихо как мыши. Понятно, что провьетнамская линия авторитетом в партии не пользовалась, ее сторонников часто подвергали чисткам и заставляли заниматься самокритикой. Иногда даже вспыхивали перестрелки между кхмерскими и южновьетнамскими партизанскими отрядами, но в целом перед американскими угрозами союзнические отношения сохранялись.

Война в джунглях велась с неслыханной жестокостью: потери состава революционной армии красных кхмеров составили около четверти личного состава (порядка 16 тысяч человек убитыми). Но, несмотря на это, партизаны постепенно брали верх.

Уже 1973 году на освобожденных территориях начала проводиться планомерная коллективизация. Преобразования, начатые партизанами в деревне, преследовали двоякую цель: с одной стороны, чисто практическую - улучшение снабжения армии, с другой стороны, идеологическую - усиление социалистического начала в деревне.

К весне 1975 ‑ го, когда американцы окончательно вывели свои войска из Индокитая, произошло то, что историки назвали « падением карточных домиков ». .

17 апреля 1975 года войска красных кхмеров с триумфом вошли в столицу Камбоджи. На улицы освободителей вышло встречать все население Пномпеня.

Долгими вечерами в Париже в марксистском кружке, во время поездок в Пекинские товарищи Пол Пот снова и снова обсуждался с Сон Сеном и Кхиеу Самфаном волновавшие его проблемы строительства социализма.То, что он видел во Франции, в Югославии, в народном Китае и Северном Вьетнаме. на первом этапе и состояла сплошь из пламенных революционеров, но постепенно обрастая привилегиями, все больше и больше начинает стремиться не к форсированному строительству коммунизма, а к упрочению собственного положения и в конце концов встаёт на конце концов.Не прошло и десяти лет с начала культурной революции, как все эти гниды повылазили из щелей, вновь заняли руководящие посты и повернули страну на путь рыночной революции.

С другой стороны, рядовые граждане странализма, как правило, не ставят укрепление дела социализма главной социализма своей жизни. Как правило, они стремятся просто получше устроиться, побольше получать денег, побольше урвать от государства.Таким образом, как подсказывал опыт, психология обывателя социалистической страны мало отличалась от психологии мелкого буржуа. А тут ещё гнилая интеллигенция всегда в закамуфлированном виде начинает петь песни о «творческой свободе», которые заканчиваются восстановить капитализм. Да к тому же социализму в Кампучии пришлось построить в крестьянской стране, а ведь, согласно Ленину, мелкособственническое крестьянское хозяйство вновь и вновь воспроизводит капитализм…

Конечно, можно было бы строить свой, национальный вариант социализма, который ширококовался в странах третьего мира и был лишь приукрашенным практичным капитализмом, можно было дать мелкобуржуазной стихии поблажку, выбрать «социализм с человеческим лицом».Можно было, наконец, просто «железной рукой» подобие военного коммунизма. Но все эти варианты не прельщали группу единомышленников, сплотившихся вокруг Пол Пота в гонке.

Все эти варианты, даже «военный коммунизм», были чреваты тем, что после смены руководства страна легко могла бы вернуться на буржуазный путь развития. Нет, этот путь не годился. Задача была поставлена ​​другая - в течение как можно более короткого срока создать нового человека, человека эпохи социализма, физиологические потребности которого были сведены к минимуму, индивидуализм, страсть к приобретению и обогащению были бы изжиты полностью, а стремление трудиться, желание служить коллективу, стране , превратились бы в естественные потребности.

А для этого «человеческий материал» необходимо было перевоспитывать и ещё раз перевоспитывать. Создать человека нового непросто: ведь каждый член общества тяготит его прежний опыт - привычка жить при капитализме. А потом, старшие передают своё мировоззрение, отягощённое пережитками, представителям нового поколения, рождённым после революции. Как с этим бороться? Можно, конечно, махнуть на это рукой и ждать, пока некогда революционный социализм через ваше омещанивание превратится в рыночное болото.

Многие радикальные революционные мыслители предлагают радикальные способы решения этой проблемы: так, например, русский народник предлагал после революции истребить всех старше 35 лет как носителей косного консервативного сознания. Но товарищ Пол Потерне верил, что в природе человека заложены также сильные коллективные начала и при жизни одного поколения людей путём правильного воспитания можно переделать индивидуалистов в альтруистов. На языке красных кхмеров это называлось политическое образование кадров.

Масштабы эксперимента, начатого Полем тем более значительны, что Кампучия была отсталой аграрной страной, которая не была практически своего промышленного пролетариата. Немногочисленные городские кустари по своему мировоззрению принадлежали скорее к мелкой буржуазии. Таким образом, единственной социальной опорой глубинных социалистических преобразований в стране был оставлен сельский пролетариат - батраки и безземельные крестьяне. Город полностью оказался враждебен революции.Города должны были быть уничтожены.

Глубина и масштабы социалистических преобразований превосходили всё, что делалась в этом направлении за всю мировую историю. Через несколько дней после вступления отрядов красных кхмеров в Пномпень цены на все товары по распоряжению центральной власти были снижены в сто раз. А после того, как радостное население ринулось в магазинах и лавках и скупило в них все товары, деньги за ненадобностью были отменены, Национальный как главный рассадник товарно-денежных отношений был образцово-успешно взорван.Так без малейших усилий, без принудительной национализации легко и очень мудро была за один день под корень уничтожена рыночная экономика.

Весной 1976 года была принята новая конституция страны, провозгласившая создание Демократической Кампучии - « государств крестьян, трудящихся и военнослужащих ». Заьянами, в соответствии с конституцией, резервировалось две трети мест в парламенте. Остальные поровну распределялись между военными и рабочими.

Вскоре все городское население страны отправилось в дорогу.Все городские жители были распределены по сельскохозяйственным коммунам. Пномпень был полностью эвакуирован и превратился в город-призрак, по улицам которого бродили дикие животные, который постепенно поглощал джунгли. В нём не осталось ничего, кроме иностранных посольств.

Все население было распределено по сельскохозяйственным коммунам и должно было каждый день работать на рисовых полях, что, конечно же, не нравилось городским бездельникам, которые сочиняли сказки об ужасах полпотовского режима.Минимальный достаток был обеспечен всем: каждый гражданин страны получал после тяжёлого рабочего дня свою чашку риса. Каждый камбоджиец получал от правительства раз в год симпатичный комплект одежды - штаны и рубаху из чёрной хлопчатобумажной ткани единого образца для мужчин и для женщин (как говорят теперь в модных супермаркетах, унисекс). Женщины должны были коротко стричь волосы, носить украшения не разрешалось как феодально-буржуазный пережиток. Таким образом, социальное и половое равенство было достигнуто - кому стало завидовать.

Быт беднейших крестьян должен был стать образцом для воспитуемых. Пол Пот, в отличие от других прогрессивных лидеров стран третьего мира неоднократно подчёркивал, что опирается не на всё крестьянство в целом, но лишь на 30% его беднейших слоёв, что ещё раз подтверждает то, что он пролетарским, а не мелкобуржуазным революционером. С 1976 года было запрещено готовить пищу дома и поглощать её в одиночку. Всё население по месту работы было прикреплено к общественным столовым. Бывшие гнилые интеллигенты и городские лоботрясы, впервые в жизни занялись общественно-полезным трудом: они помогли своей стране решать Продовольственную проблему и занимались оздоровлением окружающей среды - возводили дамбы, рыли каналы, расчищали непроходимые джунгли.Жизнь в Кампучии с каждым днём становилась всё краше.

Другим немаловажным аргументом в пользу переселения городских жителей в сельской местности стали экономические факторы. Население городов привыкло жить за счёт американского экспорта. Сами горожане были не в состоянии себя обеспечить. Поэтому, в условиях полного разрыва с западным миром и начинающегося ухудшения положения с Вьетнамом, откуда было взять деньги на экспорт? Кто должен был кормить городских дармоедов? Нельзя же было вновь, как при Сиануке, перейти к эксплуатации города деревней.Конечно, КНР оказывала некоторую материальную поддержку правительству красных кхмеров, но вьетнамские канонерки могли в любой момент заблокировать единственный морской порт на юго-востоке страны. Тогда городам пришлось бы вымереть от голода. Так что переселение в сельскую местность стало не бедствием, а спасением для кхмерской интеллигенции. А неблагодарные интеллигенты вспоминают лишь о том, что им пришлось хорошенько потрудиться на рисовых полях. И люто ненавидят за это, в сущности, добрейших по своей природе красных кхмеров.

Само устройство кампучийского общества тоже не имело аналогов в мировой практике. Формально государственное устройство мало чем отличное от политических систем социалистических стран. Пол Пот был премьер-министром и генеральным секретарём компартии, Иенг Сари - заместитель премьера и министром иностранных дел, Сон Сен - министром обороны, существовал парламент - Палата народных представителей. Но всё это было не более чем декоративные элементы, рассчитанные на простодушных доверчивых иностранцев.Реально после победы революции ни государственного аппарата, ни даже партии фактически не существовало. И, зачем трудовому народу кормить оравы чиновников, зачем на партийных съездах тратить время на то, чтобы выслушивать всяких перерожденцев, продавшихся правильно ревизионистской Москвы или Ханою. Все бредни насчёт коллективного руководства - выдумки изменника Хрущёва…

Полной единственной и нераздельной властью в стране обладали ЦК или кабинет министров, а «Ангка луэро» - верховная организация, которая в начале 1950-х годов в Париже и замыслил кхмерскую революцию. Помимо «Ангка луэро», имени которой вершились все преобразования в стране, действовала также «Ангка падевоат» - «революционная организация», выполнявшая функции и партии, и управленческого аппарата, и карательных органов, и армии. По сути, это были те же крестьяне в чёрных робах, но только с автоматами, можно сказать, что в Кампучии было осуществлено гениальное предвидение Энгельса: государство красные кхмеры « сдали в музей наряду с каменным топором и прялкой ».

Основу кадров для «ангка» нижнего уровня вербовали в первую очередь из крестьянской молодёжи.Молодёжь, не обременённая патриархальными реакционными традициями сельского общины (« старой перхотью », как называл разного рода пережитки товарищ Пол Потивший меткие афоризмы), представляющая собой авангард внутри основного авангарда - беднейшего крестьянства. Молодых людей мобилизовывали и ставили под ружьё, начиная с двенадцати лет.

Другим источником кадров для Революционной организации служили горные племена, в первую очередь племя куой. Забитые и угнетённые при всех прежних режимах, только при социализме кхмерского образца горцы почувствовали себя полноправными членами общества.Здесь важно сказать о национальной политике красных кхмеров, таких как большинство клеветнических пасквилей, вышедших о периоде правления товарища Пол Пота, утверждается, что он был великокхмерским шовинистом. Нет, бедные отсталые малые племена получили все гражданские права. Но зато, скажем, мусульманские племена тямов, традиционно занимавшиеся торговлей и служившие опорой лонноловского режима, отправлялись для перевоспитания в коммуны усиленного режима. Или, скажем, китайцы, составлявшие финансовую олигархию прежнего общества (направляющие на то, что КНР был единственным стратегическим союзником Кампучии), романтично названные «деревни, где китайцы плачут».

Само государство было переименовано в третий, но далеко не в последний раз. Называлось оно тогда Демократическая Кампучия, просто так, без слова «республика», которое было ненавистно трудящимся массам, поскольку напоминало о «Кхмерской республике» негодяя Лон Нола. Некоторое время формальным главой государства оставался Сианук, но потом он был обвинён в феодальных замашках, снят по «организации» с королевского поста и посажен под домашним арестом. Потом незадачливому принцу позволили уехать в Китай по просьбе китайских товарищей.

Что касается внешней политики Демократической Кампучии, то дружественные отношения установлены только с двумя странами - КНР и КНДР, как с государствами, проводящим наиболее последовательный антиимпериалистический курс. А зачем устанавливать какие-то отношения с прогнившими режимами или морально нездоровыми странами советской ориентации? Ведь в стране достигнута, подлинному курсу «опоры на собственные силы», полная автаркия - самообеспечиваемость и самодостаточность.Рис мы произведём сами, а больше нам от вас ничего не надо! Правда, полезный опыт прогрессивных стран всё-таки перенимался. Так, инструкторами в карательных органах работали офицеры северокорейского общественного безопасности. Когда японцы применялись к правительству, использовать дипломатические отношения - красные кхмеры заявили, что это им не ещё лет двести.

Неслыханную даже в других социалистических странах заботу руководство красных кхмеровло об укреплении семьи.Этот процесс тоже нельзя было пустить на самотёк: что будет, если проверенный преданный революции товарищ выберет себе идейно чуждого спутника жизни? Такой случайно выбранный супруг может сбить революционера с верного пути или просто испортить ему повседневную жизнь. Поэтому кадровые работники ангка, что семья должна создаваться по чётким критериям - политическим, идеологическим и психологическим - и принадлежать одной социально-классовой группе населения, за чем «организация» строго следила.В свадебные дни в коммунах выстраивали друг напротив друга в шеренги по 50—100 человек, заранее отобранных и проверенных партией кандидатов на брак. Представитель ангки выкликал пары по именам, а потом говорил: «А теперь поцелуйтесь, живите счастливо и рожайте детей ради укрепления революции». Партия помогала решать проблемы и тех, кто работал с общественным транспортом: так, если партия приказывала идейно зрелым девушкам выйти замуж за ветерана войны, они беспрекословно соглашаются и были счастливы в браке.

Разумеется, «революционная организация», основная опорой которой была молодёжь, первостепенное значение уделять воспитанию подрастающего поколения. Уже в возрасте 6—8 лет все дети попадали в интернаты, где под руководством преданных кадровых работников они вооружались правильной идеологией. Учебников на всех не хватало, поэтому классовые истины заучивались в виде революционных песен-лозунгов. Остальное время дети отдавали «развёртыванию тыловых битв» - обучению важнейшим навыкам крестьянского труда.Часто по указанию «Ангка луэро»: дети и подростки мобилизовывали на борьбу по обезвреживанию шпионов и замаскировавшихся предателей. Кампучийские дети были достойными преемниками дела Павлика Морозова.

Всё население страны по народной власти разделено на три основные категории. Первая - «основной народ» - включала в себя начала территорий, где ещё в 1950 ‑ годы возникли партизанские базы, тех, кто не понаслышке знал, что такое жить при социализме, кто уже с 1970 года жил в уязвимых районах, наиболее пострадавших от налётов американской авиации. Это была движущая сила страны - люди, испытывавшие к коммунистам чувство благодарности за освобождение от векового гнёта.

Вторая часть - «новый народ» или «люди 17 апреля». Это жители городов и деревень, находившихся долгое время на временно оккупированных американцами территории или под контролем марионеточных сил Лон Нола. Эта часть населения должна была подвергнуться серьёзному перевоспитанию. И, наконец, третью категорию составляли гнилая интеллигенция, реакционное духовенство, лица, служившие в государственном аппарате прежних режимов, офицеры и сержанты лонноловской армии, ревизионисты, проходившие подготовку в Ханое.Эта категория населения должна быть подвергнута широкомасштабной чистке.

Мы не фарисеи и на страницах «Бумбараша» не разобраться и ясно давали понять: чистки при социализме необходимы, без них управленческий аппарат, хозяйственные деятели и интеллигенция неизбежно творчески перерождаются. Вопрос лишь в том, чтобы определить их минимально необходимый масштаб.

Товарищ Пол Пот прекрасно понимал это и не раз говорил: « Недостаточно подрезать плохой куст. Надо вырвать его с корнем ».

Но действительно ли в Кампучии имел место такой широкомасштабный террор против всех категорий населения, которые писаки называют «геноцидом»? Начнём с того, что они не могут даже назвать сколь-нибудь точной цифры. Последний пример: когда стало известно о трагической гибели товарища Пол Пота, НТВ в своей передаче вначале назвалору погибших в Кампучии за период с 1975 по 1979 год в два миллиона, а через пять минут тот же диктор заявлено, что всего за период владычества красных кхмеров один миллион людей.А на следующий день та же программа назвала цифру в три миллиона. Кому же верить?

«Обличители» показывают на киноплёнке горы черепов. Но само по себе это ещё ничего не значит. Кампучия действительно многострадальная страна и в этих могилах мог быть кто угодно. Это могли быть жертвы массированных американских бомбардировок, которые могли быть жертвами лоноловской военщины, могилы партизан, сражавшихся за свободу страны против французских колонизаторов, наконец, останки дано минувших эпох, скажем тайского вторжения на территории Камбоджи в прошлом веке.

Вспомните, скажем, основанный на реальном фактах фильм Френсиса Форда Копполы «Апокалипсис сегодня» . Речь в нём идёт о том, что несколько американских коммандос, наплевать на начальство, уходить из Южного Вьетнама на территорию Камбоджи и установить там кровавое царство террора. Вот откуда горы черепов, вот, оказывается, кто виноват. А разве это единичный случай?

Репрессии, конечно, были, но коснулись они лишь элиты прежнего режима, сливок высшего общества, которые упорно не желали становиться на путь исправления и искренне принять идейно нравственные ценности нового строя.Причём исключений не было сделано ни для кого, в чистках погибли четыре брата самого Пола Пота (он происходил из богатой помещичьей семьи), включая и товарища его детских игр Салот Чхая. В живых осталась только одна его сестра Лот Сарин - та, что была наложницей короля.

Пол Пот не был ни «кровавым мясником», ни «патологическим садистом». Вот, скажем, инструкция по применению методов ведения допроса к врагам родины и революции объекта S21 - политические тюрьмы на северо-востоке страны. В нём говорится:

«Целью применения пыток является получение адекватной реакции со стороны допрашиваемого. Пытки применяются не для развлечения. Боль надо причинять так, чтобы вызвать у пытуемого быструю адекватную реакцию. Другой целью является психологический надлом и потеря воли у допрашиваемого. При пытке не следует исходить из собственного гнева или самоудовлетворения. Бить допрашиваемого надо так, чтобы запугать его, а не забить до смерти. Прежде чем приступить к пытке, нужно проверить состояние здоровья допрашиваемого, а также проверить исправность и простерилизовать орудия пытки.Не следует убивать допрашиваемого раньше времени. При допросе главными политическими соображениями, причинением же пытуемому боли вторично. Поэтому никогда не надо забывать, что вы занимаетесь политической работой. Даже во время допросов следует постоянно вести агитационно-пропагандистскую работу. В то же время используется возможность получить от врага прямые ответы на наши вопросы. Необходимо помнить, что нерешительность способствует замедлению нашей работы.Другими словами, в агитационно-воспитательной работе такого рода необходимо проявлять решительность, настойчивость и категоричность. Мы должны приступать к пыткам без предварительного вмешательства их причин и мотивов. Только так враг будет сломлен ».

Вдумайтесь, даже самых отъявленных инструментов народа они пытались переделывать, агитировать и воспитывать.

Глубоко лживыми утверждениями, что Пол Пот был просто честолюбивым авантюристом, жаждавшим славы и власти.Товарищ Пол Пот хотя и был бессменным секретарём компартии, но до назначения в 1976 году премьер министром старался не афишировать ни своё настоящее имя, ни псевдоним. Не любил он и выставляться на публику сниматься и фотографироваться. После 1991 года не было сделано ни снимка Пол Пота. Известно, что японское агентство «Асахи» даже предложило миллион долларов за свежую фотографию Пол Пота. Скромность и анонимность Пол Пота вошли в кхмерскую поговорку.

Безусловной ложью являются и утверждение некоторых «ревнителей чистоты марксизма», что режим Пота был «мелкобуржуазно-крестьянским».При этом они, как правило, называются на ленинскую цитату о том, что « мелкобуржуазное крестьянское неизбежно вновь и вновь рождает капитализм ». Но Ленин-то это говорил про Россию, где основную часть крестьянства составляли середняки. А откуда взяться товарным отношениям и капитализму в Кампучии, если все деньги были уничтожены, считаться собственностью обобществлена ​​настолько, что даже есть в одиночку преступлением? Кампучия была социалистического сельского пролетариата.

Причина, по которой была уничтожена Демократическая Кампучия, причина, по которой на ее руководящих принципах выливали грязи и обвиняли в самых несусветных грехах, заключается в том, что, сведенные данные о Кампучии в один реестр, системные аналитики в Кремле и в Белом доме схватились за голову. Что же это будет, если народы мира узнают, что можно вот так запросто взорвать Госбанк и жить без денег? Что можно сровнять с землёй и коптящие небо заводы и жить в первоначальной гармонии с природой в коммунах, что всю элиту, будь то монополистическая буржуазия или партийная бюрократия, можно перевоспитать тяжёлым и упорным крестьянским трудом и превратить в простые тружеников? «Нет!» - завопили те, кто отвечает за судьбы мировой политики. Эдак и у нас такое народ захочет сделать. Не допустим! Никогда! Нужно всё это срочно задавить и дискредитировать! И задавили штыками вьетнамцев.

Моральный дух в войсках красных кхмеров был высок: молодые бойцы были сражаться против вьетнамцев в использовании «один против тридцати». Перевес в численности и в вооружении явно на стороне Вьетнама. Пол Пот с сорока тысяч своих вооруженных сторонников был вынужден отойти на территорию Таиланда, но не прекратил борьбу.

Если Пол Пот действительно был «кровавый маньяк», то вьетнамские войска принесли кхмерской нации избавление от ужасов «геноцида», как утверждает демократическая пресса, почему, хочется спросить меня, вместе с ним ушли. коп? Почему красные кхмеры на протяжении почти двадцати лет успешно ведут партизанскую борьбу, контролируют обширные районы страны и пользуются поддержкой местного населения?

Власть в стране захватила провьетнамская клика Хун Сена - Хёнг Самрина.В борьбе против вьетнамских марионеток красные кхмеры вынуждены заключить временный союз со своими вчерашними смертельными врагами - военизированными формированиями принца Сианука и Лон Нола. Даже американцы, считая Пол Пота уже не опасным, стали подкидывать ему кой-какую гуманитарную помощь из желания насолить вьетнамцам. Ведь формирование красных кхмеров была единственной военной военной силой в регионе. У сиануковцев было от силы пять тысяч бойцов, а у Лон Нола - всего одна тысяча!

Красные кхмеры вновь стали набирать силу и отвоёвывали один район за другим.Это сильно напугало международных жандармов из ООН, которые оказали давление ни лонноловцев и сиануковцев, чтобы те стали посговорчивее. В результате в 1993 году под прикрытием ООНовских в стране, вновь названной Камбоджей, состоялись так называемые «свободные выборы». Сторонники товарища Пол Пота, разумеется, бойкотировали этот фарс, навязанный международный империализмом. В результате власти вернулся престарелый Сианук, в стране была реставрирована монархия, реальная исполнительная власть в стране поделили два премьера: отпрыск Сианука принц Нородом Ранарит и лидер провьетнамской Народной партии Камбоджи (слово «революционная» они выки из названия партии где-то в районе 1991 года) Хун Сен. Оба премьера ненавидели друг друга смертельно, сближало их только одно - красных кхмеров они ненавидели ещё больше.

Правительственные войска попытались начать наступление на красных кхмеров осенью того же года, но получили серьёзный отлуп. И хотя численность правительства армии превышала 145 тысяч человек, и в соединении красных кхмеров на тот момент сражалось не больше 8-10 тысяч, кхмерские революционеры неизменно били в сражениях правительственные войска.

Соединения красных кхмеров были спаяны железной дисциплиной и высокой сознательностью, товарищу Пол Поту всё-таки удалось воспитать довольно значительную часть населения в духе новых идей.А проправительные части представляли собой сброд, составленный из вояк трёх конкурировавших прежде группировок - поистине опереточное сборище! В регулярной армии Камбоджи на сотню солдат приходится по два генерала, шесть полковников и около двадцати майоров. По максимальным пропорциям соотношения офицеров и генералитета к солдатам Камбоджа заняла первое место и попала в книгу рекордов Гиннеса. В маленькой стране насчитывалось две тысячи генералов, две тысячи полковников и более десяти тысяч подполковников и майоров.

Но своё неумение воевать регулярная армия с лихвой возмещала за счёт бессмысленных зверств и издевательств над мирным населением страны. Вот где впору говорить о мясниках и кровавых садистах. « Когда мы берём в плен боевиков из формирователей красных кхмеров, мы отрезаем им голову и отправляем их командирам .– заявлено один такой вояка в интервью« Пномпень пост »20 мая 1994 года. отпиливаем им голову ржавой пилой… ».По свидетельству австралийского посла в Камбодже Джона Хэллоуэя, « крестьяне в сельской местности больше всего боятся правительственных войск, а на красных кхмеров смотрят как на заступников ».

Наиболее зловещей структурой правящего пномпеньского режима в середине 1990-х годов было Бюро военной разведки. Оно было связано с криминальным миром, причастно к организованной преступности, заказным убийствам, пыткам и внесудебным казням людей лишь по подозрению в левацких симпатиях. На вилле, принадлежавшей руководителю этой спецслужбы, ООН военная полиция обнаружила шикарный лендровер, угнанный из представительства одной из гуманитарных миссий ООН…

Гнилость подобного общественного устройства ощущает все: полицейские занимались рэкетом, судьи вымогали взятки, так называемые «коммунисты» из Народной партии Камбоджи дозюганились до того, что выдвинули законопроект о жестоком подавлении любых выступлений протеста, за который отказались даже монархисты.

Один высокопоставленный камбожийский дипломат, аккредитованный в России, так охарактеризовал коалиционный пномпеньский режим в интервью газете «Сегодня» :

«По внешнему признаку у нас демократия: существует независимая пресса и свободный рынок. Но простые люди не понимают, зачем им нужна такая свобода ».

Товарищи в высоком морально-политическом духе своих соратников, все - от рядового бойца до высших кадровых работников - на политзанятиях больше, чем на занятиях по боевой подготовке. Эта система позволяла верным полпотовцам идти от победы к победе. В марте 1994 года правительственная армия, переоснащённая на американские деньги, попыталась начать массированное наступление на южную группировку красных кхмеров. На некотором времени им удалось захватить Пайлин - город на границе с Таиландом, где размещалась главная база партизан. Но красным кхмерам удалось переломить ситуацию.

В конце апреля они вернули себе Пайлин и на плечах отступающей правительственной армии ворвались в город Монгкомбарай.Оттуда открывалась прямая дорога на Пномпень. Казалось, ещё немного решительности - и над страной вновь взовьётся знамя Демократической Кампучии. В руках красных кхмеров около двадцати процентов территории страны.

. Все чаще он оставался один на своей личной базе, известной под кодовым секретом названием «бюро-87», расположенную в Кардамоновых горах.Дорогу туда знали лишь его личный шофёр и телохранитель.

В июне 1996 года, после такого приступа, по мировым СМИ даже прошло ложное сообщение о его смерти. Он уже не мог всё время контролировать ситуацию и должен был быть на своих ближайших соратников. Казалось, это нерушимый круг, единая воля, люди, чья верность была проверена десятилетиями борьбы и пролитой в боях кровью. Но старая верная и преданная дружба не выдержала испытания тем, что товарищ Пол Пот так яростно пытался уничтожить - большим деньгами.

Северная группировка под командованием генерала Та Мока располагала на своей территории плантациями ценных пород деревьев. Торговля этими средствами предоставляет красным кхмерам десять миллионов ежемесячно. И, выйдя из-под твёрдого контроля лично товарища Пол Пота, высшие руководители стали позволять себе буржуазную роскошь. Они пошли по капиталистическому пути и стали проявлять феодальные замашки.Вместо того, чтобы вкладывать деньги в приобретение боеприпасов и современных видов вооружений, они через подставных лиц инвестировали их в недвижимость, вкладывали в игорный бизнес, скупали малые предприятия. Таких буржуазных перерожденцев из числа руководящего аппарата организации товарищ Пол Потенциально именовал « микробами, проникшими в здоровый организм партии ». Вскоре они стали разъезжать по джипах последних моделей, вели переговоры со своими брокерами в Бангкоке и Пномпене по радиотелефонам.От моральной деградации и разложения оставался лишь шаг до политической измены…

Первым предал Иенг Сари. Он вместе с тремя тысячами своих сторонников заключил перемирие с правительством в сентябре 1997 года. Взамен ему было обещано, что его военные власти проводят за провинцией и позволяют принять участие в политической жизни. Иенг Сари добился легализации своих капиталов.

Видя успехи Иенг Сари, остальные разложившиеся члены руководства стали строить планы о заключении перемирия и легализации своей коммерческой деятельности.Узнав об этом, товарищ Пол Пот, ни минуты не колеблясь, отдал приказовать за измену революции своих главных помощников - бывшего министра обороны Сон Сена и главного идеолога Кхиеу Самфана. Изменника Сон Сена товарищ Пол Потел переехать грузовиком, а с Кхиеу Самфаном намеревался провести воспитательную работу. Но верные Кхиеу Самфану части генерала Та Мока задержали отряд в двести человек под командованием Пол Пота, арестовали его самого и освободили Самфана. Через несколько дней радио объявило, что над Потом готовится трибунал.

Демократическое телевидение захлёбывалось слюной от восторга, дескать раз и навсегда покончено с «кровавым мясником». А нам не хотелось верить, кажется, враги всё врут, ведь год назад уже сообщали, что он умер от малярии, а потом оказалось, что он жив и здоров. Прославленный партизанский вождь стал жертвой заговора, созревшего внутри узкого круга ближайших соратников, вместе с ним плечом плечу боролся за построение истинного социализма. Как ни печально, но человек, больше всех в современном моральном состоянии сделавший себя для борьбы против разложения кадров и обуржуазивания верхушки партаппарата, пал жертвой именно этих процессов.

Пол был арестован 20 июня по распоряжению командующего армией красных кхмеров генерала Та Мока. Он содержался в лагере Анлонг Венг на севере страны. Пошли разговоры о трибунале над Полем как о «новом Нюрнберге». Этот процесс живо подключилась американская сучка Олбрайт, которая готова на всё, лишь бы укрепить порядок и вытравить из памяти народов всякое воспоминание о коммунизме. Никакое независимое расследование показало бы, что никакого геноцида на самом деле не было, а во всех бедах камбоджийского народа виноваты не красные кхмеры, а американские и вьетнамские марионетки, роялисты и «розовые» псевдокоммунисты .

Спустя всего несколько дней после ареста победители перегрызлись словно пауки в банке. Пол Пот и движение красных кхмеров, как оказалось, было мощным средством, удерживавшим от раскола противоестественную правящую коалицию. Хитрый Хун Сен вновь захватил безраздельный контроль над столицей и большей частью территории страны. Второй - премьер, сын Сианука Ранарит был объявлен изменником. Вооружённые формирования Народной партии Камбоджи выбили войска монархической партии ФУНСИНПЕК и поддержавших её отрядов ренегатов из числа красных кхмеров на территории Таиланда.Вновь многострадальный народ ввергнут в пучину гражданской войны.

Изменники дела революции из числа бывших красных кхмеров, перешедшие на сторону монархистов Кхиеу Самфан и одноногий Та Мок не решились казнить великого революционера и лишь приговорили его к пожизненному «домашнему аресту». В октябре прошлого года он впервые за много лет дал интервью журналисту гонгконгского журнала «Фар Истерн Экономик Ревю» - первому западному журналисту, с которым он согласился встретиться за последние 18 лет.« Моя совесть чиста .— Заявление Пол Пот.— Да, мы совершали определенные ошибки, но они носили вынужденный характер. У нас не было иного выбора. Мы должны были защищать себя от вьетнамцев, которые хотели раздавить Кампучию. Говорить об миллионах погибших - это слишком большое преувеличение. Все эти мемориалы в память оших не более чем вьетнамская липа. Посмотрите на груды черепов, которые приводят в качестве доказательств. - отметил бывший кампучийский лидер. Разве у кхмеров или других народов Камбоджи были когда-либо такие маленькие черепа? Нет, печально известные «горы черепов» не могут принадлежать камбоджийцам, имеющим значительно более крупные черепа.Нашей стараюсь бороться за социализм, а не убийство людей. Посмотрите на меня - разве я похож на тирана? »- Благодарность Пол Пот. В своих действий он руководствовался исключительно революционными убеждениями и политической целесообразностью. В своём интервью Пол Потил всех с сочувствием отнестись к его плохому здоровью и тяжёлой судьбе.

17 апреля в судьбе Великого революционера была поставлена ​​точка. С начала апреля Клинтон, которому, как, видно, в голову ударила моча, заявил, что намерен дать поручение специальным устройствам американской армии изловить Пол Пота, чтобы судить его судом международного трибунала.Никто в этих условиях не мог поручиться, что Кхиеу Самфан, предавший уже один раз, выполнит свое обещание и не выдаст престарелого вождя в руки американцев. В лагере Алонг Венг вспыхнуло восстание верных полпотовцев. Более тысячи бойцов вместе со своим великим вождём ушли в глубину джунглей. Кхиеусамфановцы бросились по пятам и настигли партизан Пол Пота. Что там произошло, никто точно не знает. Но через несколько дней 17 апреля все телевизионные станции мира передали, на котором демонстрировалось тело мёртвого Пол Пота.Спустя некоторое время медицинские эксперты, которые были переданы останки великого революционера, заявили, что он был коварно отравлен…

Да, порой он был жёстким, но в этом жёстоком мире невозможно построить новое справедливое общество без насилия и принуждения по отношению к тем, кто привык жить за чужой счёт. Он применял насилие, но делал это в разумных масштабах, ради счастья, благоденствия и процветания следующих поколений. Он давал людям перспективу, веру в светлое будущее.Любой безграмотный крестьянин на политзанятиях узнавал, что даже если он сегодня терпит лишения, чтобы его потомки счастливо жили в светлом грядущем коммунистического общества. И крестьяне верили своим политическим инструкторам. Сегодня же те, кто вновь проливает кровь в Камбодже, не стремятся ни к чему, кроме личной власти и наживы, для них человеческие судьбы, будущее страны - это лишь разменная монета в азартной схватке за собственное преуспеяние.

Не таков был товарищ Пол Пот, он стремился к тому, чтобы годы невзгод и испытаний привели к рождению нового типа людей, благодаря которому социализм и коммунизм просуществуют века и тысячелетия.Пусть его эксперимент не удался, но, как говорил Беранже, « честь безумцу, который навеет человечеству сон золотой »? Пол Пот продвинулся дальше всех в этом столетии по пути построения бесклассового, нерыночного социалистического общества. А ведь в его распоряжении было всего четыре года. И в заключении я возьму на себя смелость утверждать, рискуя вызвать бурю возмущения буржуазных «демократов» и зюганутых «патриотов», что товарищ Пол Пот был самый человечный человек второй половины ⅩⅩ века.

Посмотрите на его портрет, на его ласковый взгляд, его лучистую улыбку, его добрый, с хитринкой прищур. Разве может быть такой человек склонен к бессмысленным кровожадным убийствам? Нет, и ещё раз нет! Мы твёрдо верим, что новая революция в России будет сопровождаться учётом уроков радикальной переделки человека по-полпотовски. Иначе социалистические преобразования не сделать необратимыми.

Пол Пот. История крестьянина, заставившего мир содрогнуться | История | Cвободное время

19 мая 1925 года родился лидер движения «красных кхмеров», в 1970-х годах прославившийся как один из самых кровавых диктаторов в истории человечества.

Имя нарицательное

«Вы так обо мне говорите, как я какой-нибудь Пол Пот», - обиженно заявляет героиня Людмилы Гурченко в одной популярной российской комедии.

«Полпотовщина», «полпотовский режим» - эти выражения прочно вошли в лексикон советских журналистов-международников во второй половине 1970-х годов. Впрочем, имя это в те годы прогремело по всему миру.

Всего за несколько лет лидер движения «красных кхмеров» стал в один ряд с самыми кровавыми диктаторами в истории человечества, за услуги титул «азиатского Гитлера».

О детстве камбоджийского диктатора мало что известно в первую очередь, потому что сам Пол Пот старался не обнародовать эту информацию. Даже о дате рождения имеются разные сведения. По одной из версий, он родился 19 мая 1925 года в деревне Прексбаув, в крестьянской семье. Восьмой ребёнок крестьянина Пек Салота и его жены Сок Нем при рождении получил имя Салот Сар .

Деревня Прексбаув. Место рождения Пол Пота. Фото: Commons.wikimedia.org / Albeiro Rodas

Семья Пол Пота хоть и была крестьянской, но не бедствовала. Двоюродная сестра будущего диктатора служила при королевском дворе и даже была наложницей наследного принца. Старший брат Пол Пота служил при королевском дворе, а сестра его танцевала в королевском балете.

Самого Салот Сара в возрасте девяти лет отправили к родственникам в Пномпень. После нескольких месяцев, проведенных в буддистском монастыре в прислужнике, мальчик поступил в католическую начальную школу, по окончании которой продолжил учёбу в Колледже Нородома Сианука, а в Технической школе Пномпеня.

В марксисты по королевскому гранту

В 1949 году Салот Сар получил правительственную стипендию для получения высшего образования во Франции и отправился в Париж, где стал изучать радиоэлектронику.

Пол Пот. Фото: www.globallookpress.com

Послевоенный период отмечен стремительным ростом левых партий и национальных-освободительных движений. В Париже камбоджийские мастера создали марксистский кружок, членом которого стал и Салот Сар.

В 1952 году Салот Сар под псевдонимом Кхмер Даом в журнале камбоджийских студентов во Франции опубликовал свою первую политическую статью «Монархия или демократия?».Одновременно с этим студент вступил во Французскую компартию.

Увлечение политикой отодвинуло учёбу на второй план, и в том же году Салот Сара отчислили из университета, после чего он вернулся на родину.

В Камбодже он поселился у старшего брата, стал искать связей с представителем Компартии Индокитая и обратил на себя внимание одного из её координаторов в Камбодже - Фам Ван Ба . Салот Сара привлекли к партийной работе.

«Политика возможного»

Фам Ван Ба довольно чётко охарактеризовал нового соратника: «молодой человек средних способностей, но с амбициями и жаждой власти».Амбиции и властолюбие Салот Сара оказались значительно больше, чем предполагали его товарищи по борьбе.

Салот Сар взял новый псевдоним - Пол Пот, что является сокращением от французского «политическая возможность» - «политика возможного». Под этим псевдонимом ему суждено было войти в мировую историю.

Нородом Сианук. Фото: Commons.wikimedia.org

В 1953 году Камбоджа получила независимость от Франции. Правителем королевства принц Нородом Сианук , пользовавшийся большой популярностью и ориентировавшийся на Китай.В разгоревшейся следом за этим войной во Вьетнаме Камбоджа формально придерживалась нейтралитета, однако подразделения Северного Вьетнама и южновьетнамские партизаны достаточно активно использовали территорию королевства для размещения своих баз и складов. Власти Камбоджи предпочитает закрывать на это глаза.

В этот период камбоджийские коммунисты действовали в стране достаточно свободно, а Салот Сар к 1963 году прошёл путь от новичка до генерального партии партии.

В коммунистическом движении Азии к тому времени наметился серьёзный раскол, связанный с плохим отношениями между СССР и Китаем.Компартия Камбоджи сделала ставку на Пекин, ориентируясь на политику товарища Мао Цзедуна .

Вождь «красных кхмеров»

Принц Нородом Сианук увидел в росте влияния камбоджийских коммунистов собственной власти и стал менять политику, переориентировавшись с Китая на США.

В 1967 году в камбоджийской провинции Баттамбанг вспыхнуло крестьянское восстание, которое было жестоко подавлено правительственными войсками и мобилизованными горожанами.

После этого камбоджийские коммунисты разворачивают партизанскую войну против правительства Сианука. Отряды так называемых «красных кхмеров» формировались в массе своей из малограмотных и неграмотных молодых крестьян, Пол Пот сделал своей главной опорой.

Очень быстро идеология Пол Пота стала уходить не только от марксизма-ленинизма, но даже и от маоизма. Сам выход из крестьянской семьи, лидер «красных кхмеров» сформулировал для своих неграмотных сторонников более простую программу - путь к счастливой жизни через отказ от современных западных ценностей, через уничтожение городов, являющихся носителями тлетворной заразы, и «перевоспитание их жителей».

Даже соратники Пол Пота не представляли, куда заведёт лидера такая программа ...

Лон Нол. Фото: Commons.wikimedia.org

В 1970 году усилению позиций «красных кхмеров» поспособствовали американцы. Посчитав, что переориентировавшийся на СШАц Сианук - недостаточно надёжный союзник в борьбе с вьетнамскими коммунистами, Вашингтон организовал переворот, в результате которого к власти пришёл премьер-министр Лон Нол с твёрдыми проамериканскими взглядами.

Лон Нол потребовал от Северного Вьетнама свернуть всю военную деятельность на территории Камбоджи, пригрозив в случае силы применить. Северовьетнамцы в ответ ударили первыми, да так, что ничего не заняли Пномпень. Чтобы спасти своего ставленника, президент США Ричард Никсон послал в Камбоджу американские части. Режим Лон Нола в итоге устоял, однако в стране поднялась небывалая волна антиамериканизма, а ряды «красных кхмеров» стали расти как на дрожжах.

Победа партизанской армии

Гражданская война в Камбодже разгорелась с новой силой.Режим Лон Нола не пользовался популярностью и держался только на американских штыках, принц Сианук был лишён реальной власти и пребывал в изгнании, а Пол Пот продолжал набирать силу.

1973 году, когда Соединённые Штаты Америки решительно поставили точку во Вьетнамской войне, резервлись больше военную поддержку режиму Лон Нола, «красные кхмеры» уже сдержали большую часть территории страны. Пол Пот обходился уже без соратников по Компартии, отодвинутой на второй план.Ему было куда проще не образованными знатоками марксизма, а с неграмотными бойцами, верившими только в Пол Пота и автомат Калашникова.

В январе 1975 года «красные кхмеры» начали решающее наступление на Пномпень. Войска, верные Лон Нолу, не выдержали удара 70-тысячной партизанской армии. В начале апреля американские морские пехотинцы начали эвакуацию из страны граждан США, а также высокопоставленных представителей проамериканского режима. 17 апреля 1975 года «красные кхмеры» взяли Пномпень.

«Город - обитель порока»

Камбоджа была переименована в Кампучию, но это была самая безобидная из реформ Пол Пота. «Город - обитель порока; можно изменить людей, но не города. Работая в поте лица по корчеванию джунглей и выращиванию риса, человек поймёт, наконец, настоящий смысл жизни », - таков был главный тезис пришедшего к власти лидера« красных кхмеров ».

2-й Генеральный секретарь Коммунистической партии Кампучии Пол Пот. Фото: www.globallookpress.com

Город Пномпень с населением в два с половиной миллиона человек было решено выселить в течение трёх суток.Всех его жителей, от мала до велика, отправили крестьянствовать. Не принимались никакие жалобы на состояние здоровья, отсутствие навыков и тому подобное. Вслед за Пномпенем та же участь постигла другие города Кампучии.

В столице остались лишь около 20 тысяч человек - военные, административный аппарат, а также представители карательных органов, взявшихся за выявление и устранение недовольных.

Перевоспитывать предполагалось не только жителей городов, но и тех крестьян, которые слишком долго находились под властью Лон Нола.От тех же, кто служил по-прежнему режиму в армии и других государственных структурах, решено было просто избавиться.

Пол Потернул изоляцию страны, и о том, что в ней в реальности происходило, имели весьма смутное представление и в Москве, и в Вашингтоне, и даже в ближайшем союзе Пол Пота. В просачивающуюся информацию о сотнях тысяч расстрелянных, умерших во время переселения из городов и от непосильного принудительного труда, попросту отказывались верить.

На вершине могущества

В этот период в юго-восточной Азии сложилась крайне запутанная политическая ситуация. Соединённые Штаты, завершив Вьетнамскую войну, взяли курс на улучшение отношений с Китаем, пользуясь крайне натянутыми отношениями Пекина и Москвы. Китай, в ходе Вьетнамской войны поддерживавший коммунистов Северного и Южного Вьетнама, стал относиться к ним крайне враждебно, потому что они ориентировались на Москву. Пол Пот, который ориентировался на Китай, ополчился на Вьетнам, несмотря на то что ещё недавно «красные кхмеры» рассматривали вьетнамцев как союзников по общей борьбе.

Пол Пот, отказавшись от интернационализма, сделал ставку на национализм, который был широко распространён среди камбоджийского крестьянства. Жестокие гонения на этнические меньшинства, в первую очередь на вьетнамцев, вылились в вооружённый конфликт с соседней страной.

Пол Пот на почтовой марке Лаоса. 1977 год. Фото: Commons.wikimedia.org

В 1977 году «красные кхмеры» стали проникать в сопредельные районы Вьетнама, устраивая кровавые расправы над местным населением. В апреле 1978 года «красные кхмеры» заняли вьетнамское селение Батюк, уничтожив всех его жителей от мала до велика.Жертвами расправы стали 3000 человек.

Пол Пот разошёлся не на шутку. Войска за спиной поддержки Пекина, он не только грозил разгромить Вьетнам, но и угрожал всему «Варшавскому пакту», то есть Варшавского Договора во главе Советским Союзом.

Между тем его политика заставляла бунтовать бывших соратников и верные прежде военные части, считавшие происходящее ничем не оправданным кровавым безумием. Мятежи подавлялись безжалостно, бунтовщиков казнили самыми жестокими способами, но их число продолжало расти.

Три миллиона жертв за неполные четыре года

В декабре 1978 года Вьетнам решил, что с ним довольно. Части вьетнамской армии вторглись в Кампучию с целью свержения режима Пол Пота. Наступление развивалось стремительно, и уже 7 января 1979 года Пномпень пал. Власть была передана созданному в декабре 1978 года Единому фронту национального спасения Кампучии.

Спасти своего союзника попытался Китай, в феврале 1979 года осуществивший вторжение во Вьетнам. Ожесточённая, но непродолжительная война завершилась в марте тактической победой Вьетнама - китайцам не удалось вернуть Пол Пота к власти.

«Красные кхмеры», потерпевшие серьёзное поражение, отступили на запад страны, к кампучийско-тайской границе. От полного разгрома их спасла поддержка Китая, Таиланда и США. Защитить свои собственные интересы в США.

Демократическая Республика Кампучия (Камбоджа). Официальный визит партийно-правительственной партии Китая (5–9 ноября 1978 года).Встреча Пол Пота и Ван Дунсина. Фото: www.globallookpress.com

А итоги были поистине впечатляющи. За 3 года 8 месяцев и 20 дней «красные кхмеры» ввергли страну в средневековое состояние. 2 746 105 человек, из 1 927 061 крестьянин, 305 417 рабочих, служащих и представителей представителей профессий, 48 359 представителей профессии. национальных меньшинств, 25 168 монахов, около 100 писателей и журналистов, а также несколько иностранцев.Ещё 568 663 человека пропали без вести и либо погибли в джунглях, либо погребены в массовых захоронениях. Общее число жертв оценивается в 3 374 768 человек.

В июле 1979 года в Пномпене был организован Народно-революционный трибунал, заочно судивший лидеров «красных кхмеров». 19 августа 1979 года трибунал признал Пол Пота и его ближайшего сподвижника Иенг Сари виновными в геноциде и заочно приговорил их к смертной казни с конфискацией всего имущества.

Паспорт Иенга Сари - из наиболее влиятельных деятелей режима «красных кхмеров».В диктатуры Пол Пота (1975–1979) он занимал посты годы заместителя премьер-министра и министра иностранных дел Демократической Кампучии. Фото: www.globallookpress.com

Последние тайны вождя

Для самого Пола Пота этот приговор, однако, не значил ничего. Он продолжил партизанскую войну против нового правительства Кампучии, скрываясь в джунглях. О лидере «красных кхмеров» мало что было известно, и широко известно, что человек, чьё имя стало нарицательным, давно умер.

Когда в Кампучии-Камбодже начались национальные примирения, новое поколение лидеров «красных кхмеров» постаралось отодвинуть своего одиозного «гуру» на второй.В движении произошёл раскол, а Пол, пытаясь удержать лидерство, вновь решил использовать террор для подавления нелояльных элементов.

В июле 1997 года по приказу Пол Пота был убит его многолетний соратник, бывший министр обороны Кампучии Сон Сен. Вместе с ним убили и 13 членов его семьи, включая малолетних детей.

Однако на сей раз Пол Пот переоценил своё влияние. Соратники объявили его предателем и провели над ним собственный суд, приговорив к пожизненному аресту.

Суд «красных кхмеров» над собственным вождём вызвал последний всплеск интереса к Пол Поту. В 1998 году видные лидеры движения согласились сложить оружие и сдаться новым камбоджийским властям.

Могила Пол Пота. Фото: www.globallookpress.com

Но среди них Пол Пота не было. Он умер 15 апреля 1998 года. Представители «красных кхмеров» заявили, что бывшего лидера подвело сердце. Есть, однако, версия, что его отравили.

Власти Камбоджи добивались от «красных кхмеров» тела для того, чтобы убедиться, что Пол действительно мёртв, и установить все обстоятельства его кончины, однако труп был спешно кремирован.

Свои последние тайны лидер «красных кхмеров» у события с собой ...

Пожизненное "братьям номер 2 и 5". Приговор соратникам Пола Пота

В Камбодже к пожизненным срокам заключения за преступления против человечности и геноцид собственного приговорены двое бывших высших руководителей режима "красных кхмеров", правивших страной в 1975–1979 годах - главный военный идеолог 92-летний Нуон Чеа и 87-летний Кхиеу Сампхан, формально занимавший должность главы государства, тогда называвшегося "Демократической Кампучией".

За 4 года правления "красных кхмеров", по разным данным, были убиты от полутора до 3 миллионов человек, примерно каждый третий-четвертый житель страны. С 1975 по 1979 годы в Камбодже были уничтожены на 100 процентов все преподаватели, врачи и ученые. Специальные патрули на улицах расстреливали прохожих за ношение очков. Было запрещено читать, писать, знать иностранные языки, лечить людей, исповедовать религиозные культы. Были разрушены все храмы всех конфессий и уничтожены все священники.

Кхиеу Сампхан в момент оглашения приговора. 16 ноября 2018 года

Делом двух ближайших соратников лидера "красных кхмеров", камбоджийского диктатора Пол Пота, умершего в 1998 году, занимался специальный международный трибунал, созданный в 2003 году после достижения соглашения правительством Камбоджи и ООН. Нуон Чеа и Кхиеу Сампхан сперва были признаны виновными в преступлениях против человечности, а теперь - в геноциде, причем по обоим пунктам обвинения их приговорили к пожизненному заключению.В общей сложности трибунал ООН в Камбодже рассматривал дела пяти высших руководителей режима красных кхмеров.

Нуон Чеа в момент оглашения приговора. 16 ноября 2018 года

В странной иерархии страшного государства, которое при "красных кхмерах" называлось "Демократической республикой Кампучия", была создана система руководства, где основные лидеры носили титулы "брата" и делились по номерам. Пол Пот официально был "братом номер 1". "Брат номер 2" Нуон Чеа был обозначее известен за пределами государства, потому что никогда не появлялся на публике, в отличие от других лидеров "красных кхмеров", не учился в Европе и не выступал с политическими речами.Именно он после того, как будут построены "красные кхмеры", должны быть использованы механизмы воплощения в жизнь ультралевых утопических идей "аграрного средневекового коммунизма".

Портреты жертв "красных кхмеров"

Затем следовал "брат номер 3" Иенг Сари, бывший министр иностранных дел Демократической Кампучии, которого за рубежом, в первую очередь в СССР, ошибочно считали вторым человеком после Пол Пота.Его дело было закрыто трибуналом после смерти подсудимого от старости в 2013 году.

"Брату номер 4" Та Моку, то есть "дедушке Моку", бывшему буддистскому монаху, его собственные соратники дали кличку "Мясник". Он умер в 2006 году, сдавшись властям, но не дождавшись начала суда. Та Мок непосредственно отвечал за службу безопасности и систему "недовольных населения", то есть фактически всего Камбоджи, и за те известные сейчас места массовых убийств, которые называются "полями смерти".Это места, где приводились в исполнение приговоры и шли массовые казни. До сих пор после каждого дождя из земли там проступают человеческие кости, хотя постоянно их собирают и хоронят.

Население городов Камбоджи, выгнанное в поля и леса для строительства "деревенского коммунизма". 1978 год

Пытки и казни производились с дьявольской, нечеловеческой жестокостью. Приговоренных не просто расстреливали - живыми детьми играли в футбол на глазах у родителей и насаживали их на штыки.Людей сжигали живьем, травили крокодилами, давили бульдозерами и распиливали на части, насаживали на кол.

Солдаты красных кхмеров в Пномпене. 1975 год

Приговоренный 16 ноября 2018 года к пожизненному заключению "брат номер 5" Кхиеу Сампхан формально при Пол Поте занимал должность "Обеспечение президиума Демократической Кампучии", то есть есть главы государства. Будучи также одним из главных идеологов режима, он, например, любил говорить: «Нам следует подавить тягу интеллигенции к западному образу жизни.Интеллигенции как таковой вообще быть не должно. Ее представители у нас будут заниматься общественно-полезным трудом и учиться жить у простого народа ".

Канг Кек Иеу в момент оглашения приговора. 2009 год

Несколько лет назад к 35 годам тюрьмы, а потом к пожизненному заключению был приговорен Канг Кек Иеу, бывший начальник одной из самых страшных тюрем "Туолслэнг", или "S-21", в столице Пномпене, ныне превращенной в музей памяти. Из 20 тысяч политических заключенных в этой тюрьме к моменту взятия Пномпеня 7 января 1979 года вьетнамскими войсками, свергнувшими режимом Пол Пота, в живых осталось лишь семеро.

pol pot - Перевод на русский примеры английский

На основании вашего запроса эти примеры могут содержать грубую лексику.

На основании вашего запроса эти примеры могут содержать разговорную лексику.

Итак, нашим источником вдохновения для этих выборов будет некий Пол Пот .

Так что нашим вдохновением для предвыборной кампании будет, конечно же, Пол Пот .

После свержения красных кхмеров в 1979 году Народная Республика Кампучия заочно провела судебные процессы над Пол Потом и Иенг Сари.

После свержения "красных кхмеров" Народная Республика Кампучия в 1979 году провела судебные процессы над Пол Потом и Иенг Сари в их отсутствии.

Группа также посетила Национальный архив, но соответствующие документы, которые она там прочитала, были не подлинными документами Демократической Кампучии, а скорее отчетами и заявлениями о Демократической Кампучии, которые были представлены на заочном суде над Пол Потом и Иенгом Сари в 1979 году.

Группа также национального архива, однако соответствующие документы, с которой она ознакомилась, были не оригинальными документами Демократической Кампучии, а, скорее, сообщениями и заявками, которые касались Демократической Кампучии и были представлены на заочном процессе над Потом и Иенг Сари в 1979 году.

Пол Пот убил 1,7 миллиона камбоджийцев.

Пол Пот убил 1,7 миллиона кампучийцев.

Пол Пот убил 1,7 миллиона человек.

Пол Пот погубил 1,7 миллиона человек.

Pol Pot не мог понравиться.

Сталин, Тито, Пол Пот , а также У.С. Генерал Паттон были антифашистами.

Сталин, Тито, Пол Пот , а также генерал США Паттон были антифашистами.

Они посоветовали Камбодже сократить свою государственную службу на 20 процентов - после того, как Пол Пот уже уничтожил ее.

Они посоветовали Камбодже сократить свою гражданскую службу на 20 после того, как Пол Пот уже фактически истребил ее.

Ей шесть, а не Пол Пот .

В Камбодже красные кхмеры убили 25 процентов населения после того, как Пол Пот подстрекал к действиям против «контрреволюционных элементов» и объявил недочеловеками полностью сфабрикованную группу, названную «новыми людьми».

В Камбожде красными кхмерами было уничтожено 25% после того, как население, как , было уничтожено Пол Пот против «контрреволюционных элементов» и объявил «недочеловеками» полностью искусственную группу «нового народа».

Он также выступил против отмены рынков, якобы предупредив , Пол Пот, и Нуон Чеа. Если вы продолжите в том же духе, я даю вашему режиму три года.

Также он выступает против отмены рынков и денежной системы, которую продвигает Пол Пот и Нуон Чеа - по словам Хуон Чеа, с такой политикой режим просуществует не более трех лет.

Я имею в виду, все, что действительно требуется, - это один сумасшедший, один пол Пот , один Неро, один владеющий яблоками, перегруженный работой, неблагодарный, но действительно хороший парень, у которого есть доступ к такой силе, чтобы все это уйти .

Все что нужно, всего лишь один ненормальный, один Пол Пот , один Нерон, с яблоком наперевес, переутомившийся, недооцененный, но в целом хороший парень, который бы захотел избавиться от своих проблем.

Пол Пот уничтожил учителей не потому, что хотел подружиться.

Пол Плот не убивал учителей, потому что хотел завести друзей.

В 1975 и 1976 годах Берчетт отправил из Камбоджи ряд депеш, восхваляющих новое правительство Пол Пота .

В 1975 и 1976 годах Бэрчетт отправил несколько сообщений из Камбоджи, восхваляющих новое правительство Пол Пота .

Ее старшая сестра, Кхиеу Поннари, позже стала женой Пол Пота .

Её старшая сестра, Кхиеу Поннари, позже стала женой Пол Пота .

Модель для «Сияющего пути» - «Красные кхмеры» Pol Pot .

Моделью для организации "Сияющий путь" являются полпотовские красные кхмеры.

Пол Пот - фото, биография, личная жизнь, причина смерти, политик

Биография

XX век был щедр на безумные кровопролития.Диктаторы разных стран положили на алтарь светлых идей и личных амбиций миллионы человеческих жизней. В их ряду Пол Пот - камбоджийский политик и государственный деятель, годы правления которого вспоминаются как самые страшные. Голод, пытки, массовые репрессии стали в стране обычным делом и за 3,5 года руководства «красный вождя» привели к масштабному геноциду.

Детство и юность

Диктатор родился под именем Салот Сар 19 мая 1925 года. Он был выходцем из рыбацкой деревушки провинции Кампонгтхом, по национальности кхмер.Несмотря на то, что происходил камбоджиец из многодетных крестьян, где приходился восьмым ребенком из девяти, он получил возможность обучаться грамоте и научился читать и писать в раннем детстве.

Брат и сестры Салота занимали хорошие места во дворце, и вскоре мальчик перебрался к ним поближе - в столицу государства Пномпень. Там его определили в буддийский монастырь, где Сар стал прислуживать, изучать язык и постигать азы буддийской религии. Однако классическое образование мальчик получал в католической школе, куда был принят в 1937 году.

Пол Пот - кровавый диктатор Кампучии. Представляем вам второго диктатора 3-го мира из нашего списка - Пол Пота, Его ...

Опубликовано Деловой стиль для мужчин Пятница, 25 января 2019 г.

Продолжая обучение в колледже, Салот получил квалификацию столяра, в 25-летнем возрасте добился правительственной стипендии, дававшей возможность получить высшее образование во Франции. Камбоджиец прибыл в Париж, где занялся изучением радиоэлектроники и стал объединяться с другими земляками.Патриотически настроенные социалисты образовали кружок, где обсуждали труды Карла Маркса. Политические интересы отодвинули учебу на задний план, и в 1952 году будущеготатора отчислили диктатора университета.

К тому моменту он уже стал членом Французской коммунистической партии и при средних способностях демонстрировал амбициозность и жажду власти. С таким набором он пришелся ко двору на родине, где по возвращении пополнил ряды Народно-революционной партии Камбоджи, заняв пропаганды.

Личная жизнь

Диктаторам ничто человеческое не чуждо. Они, как и прочие, хотят быть счастливыми и устраивают личную жизнь, несмотря на то, что чужие жизни ни в грош не ставят. Так и Пол Пот бывал подвержен романтическому чувствам. Его первой избранницей стала Кхиеу Поннари - соратница по Коммунистической партии. Они познакомились во Франции, где девушка, вышедшая из интеллигентной и привилегированной, специализировалась на изучении лингвистики.

Поженились они в 1956 году, 14 июля, в День взятия Бастилии.Супруга была старше мужа на 5 лет, но общие идеалы роднили пару. К тому же младшая сестра Кхиеу Иенг Тирит вышла замуж за министра иностранных дел Кампучии Иенга Сари, и эти четверо стали виднейшими красными кхмерами, получив название «камбоджийская банда четырёх».

Пол Пот в молодости

Пол Пот развелся с женой в 1979 году, которая к тому моменту уже явно проявляла признаки шизофрении, хотя и признавалась «матерью революции». Умерла женщина в 2003 году, причиной смерти стал рак.За 8 лет до этого она получила от камбоджийского правительства полную амнистию.

Она так и не женила, что ее бывший супруг вновь женился в 1985-м. Год спустя вторая супруга Меа Сон родила диктатору дочь Ситу (Сар Патчаду). Девочка росла на базе военной базы в лесах, где родители прятались от преследования судебных властей. После смерти диктатора в 1998 году были арестованы, а выйдя на свободу, подверглись агрессии со стороны населения, не забывшего «заслуги» отца семейства.

Однако со временем Меа Сон смогла повторно выйти замуж за представителя красных кхмеров Тепа Хунала, обеспечив себе спокойную и безбедную старость. Дочь Пол Пота удачно вышла замуж и ведет светскую жизнь.

Политика

Едва ли Камбоджа помнит более печальные страницы биографии, чем те, когда к власти в стране пришел Салот Сар, с 1976-го называвший себя Пол Потом. В 1963-м ставшим генеральным секретарем Коммунистической партии Кампучии, мужчина стал лидером красных кхмеров - вооруженных повстанцев, ведущих борьбу с королевской армией.Отряды боевиков формировались из малограмотного населения, и в их ряды вступали преимущественно подростки, которые вооружались и обучались в тренировочных вьетнамских лагерях.

Поддержите в организации революционного движения Пол Потал от братских коммунистических и социалистических народов, которые в ту пору правили такие личности, как Ким Ир Сен и Николае Чаушеску.

К 1972-му численность вооруженных красных кхмеров уже превышала количество регулярной столичной армии, и 3 года спустя полпотовцы заняли Пномпень, жестоко расправляясь с жителями города.Крестьянство, со слов вождя, признавалось единственно значимым сословием, а потому другие классы можно было обоснованно подвергать уничтожению. Переименовав государство в Кампучию и провозгласив план развития сельского хозяйства, новое правительство претворять проекты в реальность.

Пол Пот отменил деньги, согнал население в трудовые лагеря, определив в качестве дневной платы чашку риса. За какое-то нарушение режима трудового режима или полиции, что по факту означало смерть.Оппозиция в лице интеллигенции, священнослужителей, военных, работников образования, владельцев частной собственности подвергалась репрессиям. К этому прибавлялись расовые чистки, которые предполагали, что благонадежными жителями Кампучии могут быть только кхмеры и китайцы.

Города страны стремительно опустошались, поскольку Пол Пот, вдохновленный идеями Мао Цзэдуна, стремился объединить жителей в сельские коммуны. И только редким членом партии давалось разрешение на.Пытки и убийства стали привычным делом, а медицина и образование упразднялись. Плюс к этому избавлялись от физических пережитков цивилизации в виде автомобилей и бытовой техники.

Пол Пот. Кампучия и пятеро братьев "Позу Пол Пота, уничтожению подлежал запретал любой человек, имевший высшее ...

Diletant.media Понедельник, 17 декабря 2012 г.

С 1977-го начались военные действия с Вьетнамом, вызванные пограничными спорами. что вьетнамская народная армия вошла на территории Кампучии и в декабре 1979-го заняла столицу, за 3,5 года правления Полота превращенная в руины.За этот срок население страны потеряло до 3 млн человек.

Народно-революционным трибуналом Камбоджи Пол Пот был обвинен в геноциде и приговорен к смертной казни, вовремя бежал, улетев на вертолете в непроходимые джунгли. До последних дней диктатор не признавал себя злодеяний, говоря, что «осуществлял политику народного благоденствия» и не причастен к смертям миллионов, поскольку не найдено ни одного документа, который подтверждал отданные им приказы об убийствах.

Смерть

О смерти диктатора до сих пор ходят споры.Согласно официальной версии, коммуниста не стало 15 апреля 1998 года. Предположительно, Пол Пот умер от сердечной недостаточности, однако не исключают такие версии, как отравление, злокачественная опухоль и самоубийство. Камбоджийца поспешно кремировали вместе с грудой покрышек и личных вещей. В этот день передовица столичной газеты вышла с подзаголовком «Сожжен как мусор».

В связи с этим даже возникло предположение, что смерть мужчины была инсценирована, дабы тот мог без забот доживать свой век, не опасаясь преследований и мести.Тем не менее существует место захоронения останков, расположенное в Анлонгвэнге. Судя по фото, могила пребывает в плачевном состоянии.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *