Уютный трикотаж: интернет магазин белорусского трикотажа

Кенни уэллс золотоискатель википедия – «Золото». Бунсанг. Брэд Питт с Киану Ривзом. Афёра века. | Блогер SilverSpoon на сайте SPLETNIK.RU 24 октября 2017

Кенни уэллс золотоискатель википедия – «Золото». Бунсанг. Брэд Питт с Киану Ривзом. Афёра века. | Блогер SilverSpoon на сайте SPLETNIK.RU 24 октября 2017

Содержание

реальная история золотой аферы века

С 2 марта в российском прокате фильм «Золото» с Мэттью Макконахи, которому пришлось здорово преобразиться для этой роли — он обзавелся обширными залысинами, солидным брюшком и хитрым взглядом рискового бизнесмена. В основе фильма лежит реальная история одной из самых крупных авантюр в истории горной промышленности и фондового рынка, «золотой аферы века», которая обрушила фондовые биржи в Канаде и США похлеще знаменитого «Пузыря доткомов».

Роман Сорокин рассказывает историю канадской компании Bre-X Minerals Ltd., которая поставила на уши весь мир и в итоге заставила кардинально поменять правила игры на фондовых рынках, чтобы не допустить подобных инцидентов в будущем.


Золотая афера века


кенни уэллс дэвид уолш реальная история прототип мэтью макконахи фильм золото обзор kenny wells кенни уэллс золотоискатель

В конце 1980-х и начале 1990-х мировая золотодобывающая промышленность переживала небывалый бум: открывались новые месторождения, цена на золото медленно, но уверенно росла, падали деспотичные режимы по всему миру, открывая новые горизонты работы в неизведанных ранее местах. В это время начали появляться десятки юниорских компаний или «компаний-пионеров», которые не располагали значительными финансовыми ресурсами, но были полны энтузиазма и желания работать. Они вели геологоразведку по всему миру, находили новые месторождения полезных ископаемых и подтверждали их, пытались выходить на биржу. У них было только два пути: или продать «защищенное» самостоятельно месторождение гигантам отрасли, или же убедить инвесторов в своих силах и приняться за их разработку самостоятельно.

Bre-Х из канадского Калгари, основанная Дэвидом Уолшем (в фильме он превратился в Кенни Уэллса) в 1989 году, была именно такой компанией. Но она была на грани банкротства — слабенькие месторождения, открытые ее геологами, никто не хотел покупать, операционная прибыль приближалась к нулю, и дела в целом обстояли очень плохо. В июне 1992 года основатель компании Уолш  объявил себя персональным банкротом с долгом в 200 000 долларов США. Ему срочно нужен был новый проект, который спасет компанию и его самого.

  «Я решил поехать в Индонезию и попробовать поискать там. Это решение и было тем, с чего мы начали. Ни денег, ни ресурсов, только идея и, конечно же, хороший геолог

».

Дэвид Уолш


Амбициозный геолог


кенни уэллс дэвид уолш реальная история прототип мэтью макконахи фильм золото обзор kenny wells кенни уэллс золотоискатель

Дэвид Уолш (слева) и Джон Фельдерхоф

У корней всей истории Bre-X стоит филиппинский геолог Майкл де Гузман, ставший прототипом Майка Акосты (Эдгар Рамирес) в фильме «Золото».

Де Гузман был хорошим геологом — с ученой степенью, большим опытом и немалыми амбициями. Но в мире геологоразведки, где всем заправляли гигантские американские компании, ему не находилось места. Рассчитывать на высокооплачиваемую работу в крупной геологоразведочной конторе ему не приходилось, и тогда он решил взять дело в свои руки. Ему нужна была сенсация, открытие. И рано или поздно он должен был найти подходящий вариант.

Небольшая речушка Бусанг в центре индонезийского Калимантана (также остров Борнео) была известна задолго до описываемых событий. Еще в XVI веке о местном золотом месторождении отчитывались голландские миссионеры, несшие свет христианской веры аборигенам, но за пятьсот лет никто так и не решился забраться в глубину территории негостеприимных племен, чтобы проверить эти данные. Де Гузман поверил этим сведениям и в 1992 году отправился в Индонезию.


Бусанг располагается посреди индонезийских джунглей —
пять часов на машине по неким подобиям дорог,
затем еще пять часов на лодке по бушующей реке —
и ты у цели.


Таинственное место, затерянное в глубине девственного леса, удаленное от цивилизации, очень хорошо подходило для «золотой аферы века».

Де Гузман начал работу вместе со своими товарищами с минимум финансирования, но большой надеждой на успех. И вскоре он пришел — филиппинец нашел золото. Де Гузман нуждался в ком-то более авторитетном, чтобы сделать свою находку более правдоподобной — вряд ли бы кто-то поверил никому неизвестному филиппинцу, а даже если бы поверил, уж точно попытался бы отнять всю его славу.

Такой «авторитет» нашелся — им стал уважаемый геолог Джон Фельдерхоф,  почуявший в индонезийском проекте большой потенциал и возможность заработать солидную прибавку к своей пенсии. Де Гузман и Фельдерхоф принялись искать инвестора, который заинтересуется проектом, но не будет слишком сильно вмешиваться в их дела. Тут-то Фельдерхоф и вспомнил о Дэвиде Уолше, с которым он познакомился в Австралии десять лет назад. Уолш как раз искал какой-нибудь потенциально перспективный проект для своей небольшой компании Bre-X.

кенни уэллс дэвид уолш реальная история прототип мэтью макконахи фильм золото обзор kenny wells кенни уэллс золотоискатель

В 1993 году состоялся первый совместный ужин будущих партнеров по Бусангу. Геологи во всех красках расписывали перспективы недавно открытого месторождения и сулили настоящие золотые горы рисковому инвестору, если только он не побоится вложить свои деньги. Уолш сопротивлялся не слишком долго — в марте Bre-X вложила первые 80 000 долларов в покупку и доразведку участка на индонезийском Борнео.

Деньги освоили очень быстро — к концу года посреди джунглей развернулся полевой лагерь, прибыли первые специалисты и закипела работа по геологоразведке месторождения. В 1994 году первоначальные результаты бурения показали обнадеживающие результаты, и программа разведки была значительно расширена. Геологи компании докладывали о новых все более впечатляющих показателях содержания золота в руде.

В 1995 году мало кому известная Bre-X заявила на весь мир об открытии нового месторождения в Индонезии. Небывало большого и богатого месторождения. Дэвид Уолш в многочисленных интервью утверждал, что оно может таить в себе до 200 миллионов унций золота, что делало его самым крупным когда-либо известным одиночным месторождением. Это было похоже на взрыв атомной бомбы — открытие века в золотодобывающей промышленности.


Тайна


кенни уэллс дэвид уолш реальная история прототип мэтью макконахи фильм золото обзор kenny wells кенни уэллс золотоискатель

Тогда еще никто не знал, что руководитель проекта, филлипинский геолог Майкл де Гузман, «подсаливает» образцы породы, подмешивая в них золото, буквально соскребая его с собственного обручального кольца.

В своих отчетах для Bre-X де Гузман держался в рамках разумного. Он старался, чтобы показатели наличия золота не выглядели слишком уж фантастичными, но были достаточны для подогрева интереса к Бусангу. Позднее следствие доказало, что за два с половиной года, пока продолжалось это мошенничество, де Гузман купил у аборигенов рассыпного золота, намытого в местных реках, более чем на 60 тысяч долларов. Все оно было тщательно измельчено и добавлено в керны породы, которые отправлялись на анализ в лаборатории.

В 1995 году схема едва не накрылась, когда крупные инвесторы, вложившие уже немало денег в Bre-X, наняли независимых аудиторов для проверки образцов руды, полученных в ходе геологической разведки на Бусанге. Эксперты обеспокоились слишком ровными краями найденных крупиц золота и начали задавать де Гузману разные неудобные вопросы. Талантливый геолог в ответ на это выдумал некую теорию «вулканического бассейна», которая объясняла необычные характеристики золота на месторождении. Пока акции компании бодро двигались вверх, это объяснение всех устраивало.

В декабре 1996 года банк Lehman Brothers строго рекомендовал акции Bre-X, сделавшей «золотое открытие века», к покупке. J.P. Morgan с оптимизмом оценивал перспективы молодой компании. Wall Street Journal и другие деловые издания не уставали делиться свежими новостями из Индонезии.

Первая оценка месторождения обещала около 2 миллионов тройских унций золота подтвержденных запасов, что делало его весьма крупным, тем более в Юго-Восточной Азии. С течением времени оценка месторождения по золоту постоянно увеличивалась — в 1995 году она составляла 30 миллионов унций (850 тонн), в 1996 году — 60 миллионов (1700 тонн) и к 1997 году достигла, наконец, 70 миллионов унций.


Неподтвержденные запасы оценивались
в фантастическую цифру в 200 миллионов унций,
что делало это месторождение крупнейшим
из известных за всю мировую историю.


Вместе с ростом оценки содержания золота росла и цена акций Bre-X. К 1997 году они стали стоить по 280 долларов США за штуку. Всего за три года общая капитализация компании выросла в 700 раз и достигла 4,4 миллиардов долларов. Bre-X стала самой дорогой золотодобывающей компанией в мире, обогнав тогдашнего лидера Barrick Gold. Ее акции попали в индекс S&P и торговались на TSE (фондовая биржа Торонто) и на американской NASDAQ. На компанию обратили внимание даже самые консервативные инвестиционные фонды — никто не хотел упустить такую крупную удачу. В случае, если компания сможет освоить месторождение в Бусанге, это сулило прибыль в размере 240 миллиардов долларов — небывалые деньги!

За таким лакомым куском хищники потянулись со всех сторон. Крупные ресурсодобывающие компании пытались поглотить Bre-X, действуя через переговоры и недружественную скупку акций, но Дэвид Уолш умело обходил расставленные ловушки и удерживал право на Бусанг за собой.

кенни уэллс дэвид уолш реальная история прототип мэтью макконахи фильм золото обзор kenny wells кенни уэллс золотоискатель

Индонезийское правительство также не могло остаться в стороне от этой золотой лихорадки. Президент Индонезии Хаджи Мухаммед Сухарто по прозвищу Улыбающийся генерал решил, что скромная Bre-X не сможет в полной мере обеспечить эффективную разработку месторождения и начал давить на руководство компании, требуя, чтобы они поделились правами на месторождение с какой-нибудь крупной золотодобывающей компанией, имеющий достаточные ресурсы и больший опыт в этой работе.

На эту роль как нельзя лучше подходила канадская компания с мировым именем — Barrick Gold. У нее были налажены тесные контакты с дочерью президента Сухарто — Сити Хардиянти Рукманой. Бусанг хотели поделить между семьей Сухарто и канадскими «монстрами» золотодобычи — такая ситуация Уолша совсем не устраивала, и он стал лихорадочно искать выход. Вскоре он нашелся — Bre-X наняли сына президента Сигита Харджожудантоона и он смог «по-доброму» договориться с Мухаммедом Хасаном, индонезийским бизнесменом и давним другом Сухарто, которого президент назначил ответственным за сделку.

После длительных переговоров Bre-X смогла выбить для себя более выгодные условия сделки. Компания оставила за собой 45% в совместном предприятии и права аренды на месторождение сроком 30 лет, а право разработки и оперативного управления, вместе с 15% акций перешло крупной американской компании Freeport-McMoRan Copper & Gold, Индонезия получила свои 40% проекта. Конечно же, и старина Хасан не остался без «небольшого» гонорара.

17 февраля 1997 года стороны ударили по рукам, и Freeport-McMoRan приступила к первичной комплексной проверке месторождения.


Таинственная смерть де Гузмана


кенни уэллс дэвид уолш реальная история прототип мэтью макконахи фильм золото обзор kenny wells кенни уэллс золотоискатель

Им предстояло подтвердить оценку содержания золота на месторождении и проверить достоверность ранее полученных результатов. Первые специалисты Freeport-McMoRan добрались до Бусанга и начали свою работу в начале марта 1997 года.

С этого момента события стали развиваться очень стремительно. 19 марта Гусман вылетел из Баликпапана в Бусанг на полевую встречу с геологами Freeport, но по дороге «выпрыгнул» из вертолета и упал на землю с высоты в 300 метров. Его тело разыскивали в течение четырех суток, и в итоге оно было найдено в болоте неподалеку от дороги к месторождению. У де Гузмана отсутствовали кисти рук и ступни ног, а его пенис согласно отчету индонезийских властей был «удален хирургическим путем». В кармане де Гузмана обнаружили предсмертную записку, в которой он невнятно ссылался на некое смертельное заболевание, из-за которого не видит смысла жить дальше.

Кто удалил его пенис «хирургическим путем», и как он потерял руки и ноги — осталось неизвестным — были ли это дикие животные, на протяжении четырех дней устраивавшие себе пир в глубине индонезийских джунглей, или здесь постарались неизвестные недоброжелатели, осталось неясным. Тем не менее, несмотря на все сложности, тело удалось опознать — коллега и земляк де Гузмана, другой филиппинский геолог, работавший на Bre-X, признал в погибшем именно Майкла де Гузмана, то же самое подтвердила одна из его любовниц.

кенни уэллс дэвид уолш реальная история прототип мэтью макконахи фильм золото обзор kenny wells кенни уэллс золотоискатель

Майкл де Гузман у своего вертолета в 1997 году

По мнению местных журналистов история смерти де Гузмана изобилует нестыковками и очевидными противоречиями — правительство долго не соглашалось провести вскрытие тела; медицинская карта свидетельствовала у наличии у де Гузмана лишь гепатита В, который не является смертельным заболеванием; зубы погибшего не совпали с рентгеновским снимком у дантиста де Гузмана; его семья так и не увидела предсмертную записку, а жена утверждала, что «покойный» муж перед смертью пребывал в отличном расположении духа, и речи о самоубийстве быть не может. Бортовой журнал вертолета, на котором летел де Гузман, был утерян, а место пилота в тот день занимал не гражданский летчик, а некий подполковник ВВС Индонезии, дававший весьма непоследовательные показания относительно обстоятельств гибели геолога.

Действительно ли де Гузман покончил жизнь самоубийством, страдая от болезни или опасаясь неизбежного раскрытия своей аферы, был ли убит своими «коллегами» или индонезийскими властями, дорожившими проектом или же попросту инсценировал свою смерть и скрылся — мы не узнаем уже никогда. Но факт остается фактом — смерть де Гузмана 19 марта 1997 года стала началом конца для Bre-X.

Новость о гибели главного геолога месторождения в Бусанге не сразу стала известна в «большом мире», но слухи о каких-то проблемах у Bre-X уже начали циркулировать в кругах инвесторов.


Коллапс


кенни уэллс дэвид уолш реальная история прототип мэтью макконахи фильм золото обзор kenny wells кенни уэллс золотоискатель

Через неделю после гибели де Гузмана, 26 марта 1997 года, Freeport-McMoRan объявили, что результаты их собственной разведки, проведенной под руководством австралийского геолога Колина Джонса, показали «незначительное содержание золота» в руде с месторождения Бусанг. Эта новость вызвала настоящий шок.

Bre-X затребовала дополнительную проверку результатов и новые пробные бурения в Бусанге, но результаты, полученные 1 апреля, оказались точно такими же: «месторождение Бусанг не имеет экономического значения». Акции стремительно дешевели, но некоторые инвесторы все еще хотели верить в возможность нелепой ошибки и держали свои ценные бумаги. Руководство самой компании, владевшее долями Bre-X, пострадало от этого не слишком сильно — еще до коллапса компании, начиная с 1995 года, когда цена акций Bre-X стабильно шла вверх, Уолш, Де Гузман и Фельдерхоф начали понемногу продавать свои ценные бумаги.


Все было сделано аккуратно
и не вызвало никаких подозрений,
но позволило им обогатиться в совокупности
на сумму около 100 миллионов долларов.


Еще через месяц, 4 мая 1997 года эксперты канадской фирмы Strathcona Mineral Services Ltd. опубликовали результаты своей проверки, которая заключила, что образцы руды из Бусанга были «подсолены» золотой пылью, полученной, в том числе, и из ювелирных украшений. Когда и как это произошло, достоверно выяснить не удалось, но сам факт подмены проб указывал на прямое мошенничество Bre-X.

Серьезные люди в дорогих костюмах пришли в бешенство. Торговля Bre-X ​​на TSE и NASDAQ была прекращена, и компания немедленно подала заявление о банкротстве. Во вторник, 6 мая, владельцы ценных бумаг Bre-X Minerals сбыли с рук 58,3 миллиона акций компании, что составляло более трети от общего объема, торгуемого на бирже. Всего за полчаса стоимость акций упала с 300 долларов до 8 центов, Bre-X Minerals подешевела на фондовой бирже Торонто в несколько сотен раз c 4,4 миллиардов долларов до смешной суммы в 10 миллионов.


Расплата


кенни уэллс дэвид уолш реальная история прототип мэтью макконахи фильм золото обзор kenny wells кенни уэллс золотоискатель

5 ноября 1997 года Bre-X объявила о своем банкротстве и тут же столкнулась с целым рядом судебных исков от разгневанных инвесторов, самыми крупными из которых были три канадских государственных пенсионных фонда — «Пенсионный фонд муниципальных служащих провинции Онтарио», «Пенсионный фонд государственного сектора Квебека» и «Пенсионный фонд учителей провинции Онтарио». По самым скромным подсчетам крупные и мелкие инвесторы Bre-X потеряли около 4 миллиардов долларов (больше 6 миллиардов в ценах 2017 года).

Премьер правительства канадской провинции Альберта, где была зарегистрирована Bre-X, поручил расследование мошенничества специальному прокурору.  Было заведено уголовное дело и начались допросы обвиняемых.

кенни уэллс дэвид уолш реальная история прототип мэтью макконахи фильм золото обзор kenny wells кенни уэллс золотоискатель

Майкл де Гузман

Первым и на тот момент единственным кандидатом на «показательную порку» был, конечно же, Майкл де Гузман, «подсаливавший» геологические образцы, но он, как известно, трагически погиб или таинственным образом исчез, так что судить было некого.

кенни уэллс дэвид уолш реальная история прототип мэтью макконахи фильм золото обзор kenny wells кенни уэллс золотоискатель

Джон Фельдерхоф

Геолог и на тот момент уже вице-президент Bre-X по геологоразведке Джон Фельдерхоф отрицал всякую причастность к мошенничеству, и полиция ему поверила. Комиссия по ценным бумагам провинции Онтарио предъявила ему обвинения в «инсайдерской» торговле акциями, но доказать, что Фельдерхоф был осведомлен о грядущем провале проекта, не удалось. Судебные разбирательства тянулись 6 лет и ознаменовались громкой победой обвиняемого и его адвоката. Гражданские иски инвесторов также оказались не удовлетворены и они не смогли вернуть ни копейки своих денег.

кенни уэллс дэвид уолш реальная история прототип мэтью макконахи фильм золото обзор kenny wells кенни уэллс золотоискатель

Дэвид Уолш

Угроза нависла и над основателем Bre-X Дэвидом Уолшем, который отвечал за все происходящее в компании. Но после банкротства он не уставал делать невинные глаза и утверждать, что де Гузман просто обвел его вокруг пальца. Пока шло следствие, Уолш оставался на свободе и в 1998 году решил переехать из холодного Калгари на Багамы — поближе к солнцу, пляжам и теплому океану, чтобы постараться хотя бы на время забыть об этой некрасивой истории. Но инвесторы о ней помнили. Всего через месяц после его бегства в дом Уолша в Нассау ворвались двое человек в масках и, угрожая оружием, потребовали вернуть украденные деньги. Уолш им что-то пообещал, и они ушли с миром, а полиция так и не смогла найти преступников. Но то ли он не смог выполнить обещание, то ли перемена климата оказалась вредна для организма канадца — через две недели после этого инцидента он отправился вслед за де Гузманом. Мертвого Уолша нашли в собственном доме и диагностировали в качестве причины смерти аневризму головного мозга.


Масштаб аферы в Бусанге был просто беспрецедентным.
В течение двух с половиной лет геологам
под руководством де Гузмана
удавалось обманывать весь мир.


Тысячи проб руды, отбиравшиеся для отправки в лаборатории, «подсаливались» — к ним примешивали чистое золото, тем самым завышая показатели его содержания в руде. Невозможно представить, что такая наглая афера могла быть организована самими геологами без прикрытия руководства компании и аудиторских контор. Но в итоге ни полиции, ни многочисленным расследователям-журналистам не удалось ничего доказать — ключевой обвиняемый и самый важный свидетель был мертв, а остальные отрицали любую свою причастность. К тому же, в самый разгар расследования в полевом лагере Бусанга случился пожар, очень удачно уничтоживший архив со всеми геологическими отчетами по месторождению.

В 1999 году Королевская канадская конная полиция объявила о завершении расследования в отношении Bre-X. Обвинения по уголовному делу так и не были предъявлены ни одному из фигурантов скандала.

Последние два судебных иска к компании были закрыты 23 апреля 2014 года, требования истцов не были удовлетворены.

Фактически, никто так и не понес наказания за участие в «золотой афере века».


Уроки


кенни уэллс дэвид уолш реальная история прототип мэтью макконахи фильм золото обзор kenny wells кенни уэллс золотоискатель

«Золотая афера века» крайне негативно отразилась на всем рынке добывающей промышленности. После скандала с Бусангом инвесторы не спешили вкладываться в новые проекты, большое число золотодобывающих компаний прекратили выпуск новых акций, так как никто не хотел их покупать — убедить рынок в своей честности было теперь не так-то просто. Фондовая биржа Торонто погрузилась в тяжелый похмельный сон. После оглушительного роста Bre-X последовал такой же оглушительный обвал всех ценных бумаг — на некоторое время все операции пришлось заморозить. Большинство инвесторов после этого скандала повернулись спиной к ресурсным компаниям и искали более консервативные способы вложения своих денег — североамериканская горная промышленность на несколько лет лишилась обильного притока инвестиций.


Скандал с мошенничеством Уолша заставил канадских законодателей пересмотреть свое отношение к свободе рынка: они выпустили новый закон «Национальный инструмент 43-101», регулирующий продажу акций горнодобывающих компаний. Он был призван уберечь инвесторов от недостоверной информации о горнодобывающих проектах. Были введены новые правила и стандарты отчетности по разведочным работам — теперь горнодобывающие компании, торгующиеся на канадских биржах, вынуждены предоставлять образцы руды в герметичной упаковке в лаборатории, аккредитованные при Американском геологическом институте. В результате истории Bre-X и правильно сделанных выводов, фондовая биржа Торонто сегодня является одним из самых безопасных мест для инвестирования в юниорские компании по разведке и разработке месторождений полезных ископаемых.

Золото (фильм, 2016) — Википедия

«Золото» (англ. Gold) — американская драма режиссёра Стивена Гейгана. Главные роли исполнили Мэттью Макконахи[2], Эдгар Рамирес и Брайс Даллас Ховард. Съёмки фильма стартовали 29 июня 2015 года, они проходили на территории Нью-Йорка[3], Нью-Мексико[4] и Таиланда[5]. Премьера фильма состоялась 27 января 2017 года.

Фильм снят по мотивам аферы 1993—1997 гг. компании Bre-X (англ.)русск..

Невезучий Кенни Уэллс (Мэттью Макконахи) объединяется с геологом Майклом Акостой (Эдгар Рамирес) с целью найти золото в дебрях джунглях Борнео (Индонезия)[6]. После длительных мытарств и растраты всех денег на поисковые работы — в пробах внезапно находят значительные количества золота. Дальнейшие работы показывают что найдена очень крупная золотоносная жила, которую оценивают в десятки миллиардов долларов.

1981 год, США, штат Невада, Рено. Кенни Уэллс работает в геологоразведочной компании «Washoe Mining Inc.». Через годы после гибели его отца, руководившего предприятием, компания еле-еле держится на плаву, её акции почти ничего не стоят, ради экономии офисная работа идёт в баре у подружки Кенни Кей.

Живущий со своей подружкой Уэллс решает отправиться в Индонезию, где встречает геолога Майкла Акосту, недавно открывшего крупнейшее месторождение меди в регионе. Они заключают контракт, пообещав заработать чего бы это не стоило и заранее поделив будущую прибыль в соотношении «50/50». Оба страдают от недостатка денег, но в итоге им удаётся приобрести в Калимантане участок земли, где могут находиться залежи золота. После этого Кенни возвращается в США, где находит часть необходимого финансирования.

К сожалению исследование грунта не показывает наличие какого-либо золота, после чего на фоне денежной нехватки рабочие покидают лагерь. Ситуацию удаётся исправить Акосте, который на последние имевшиеся у Кенни 2 тыс. долл. покупает местным жителям оборудование для очистки воды. Уэллс подхватывает малярию и несколько недель находится на грани жизни и смерти, прося напарника продолжить поиски с целью не сделать его смерть неоправданной. Выздоровев, он обнаруживает активную работу в лагере — жила на самом деле оказалась золотоносной (1/8 унции на тонну земли).

После празднования Кенни возвращается в США, где «Washoe Mining Inc.» переводит свой офис в небоскрёб. Акции компании начинают резко (с 4 до 23 центов за штуку) расти в цене после организации их частичного размещения местным банком, ранее отказывавшимся финансировать её проекты. Интерес к фирме проявляет банк «Brown/Thomas» с Уолл-стрит, предлагающий стратегическое партнёрство. Уэллс выступает резко против, а Майк предлагает банковским работникам отправиться вместе с ними в Индонезию.

Поездка проходит успешно, банковские работники находят целый самородок. После этого банк вкладывает в компанию 20 млн долл, также организовав 8 сентября 1988 года её IPO и включение в реестр Нью-Йоркской фондовой биржи. Акции компании пользуются большим успехом, их цена в первый день торгов доходит до 70 долл. за штуку.

Кенни начинает прожигать жизнь на вечеринках, в то время как Кей опасается обмана со стороны его новых знакомых. В итоге она ругается с ним из-за его измены с сотрудницей банка Рейчел Хилл, после чего уезжает домой. Владелец крупной золотопромышленной компании «Newport holdings» Марк Хэнкок выражает желание купить фирму, заплатив за мажоритарный пакет акций 300 млн долл. Но Кенни отказывается от сделки, так как после неё из названия фирмы будет убрано его фамилия. На следующий день Майк сообщает о том, что индонезийские власти национализировали жилу, а за всем этим стоит их несостоявшийся покупатель: в её совете директоров сидит бывший президент США, дружащий с президентом страны Сухартой. После этого акции компании падают, а её исключают из реестра биржи. Майк решает утешить своего напарника и признаётся, что сам по счастливой случайности обнаружил месторождение меди в ходе экспедиции по поиску бокситов.

Кенни подавлен и считает себя побеждённым, но Акоста прилетает в США и предлагает план по возврату месторождения. Решено создать совместную компанию с сыном президента, что удаётся после того, как Кенни для демонстрации своей силы воли гладит ручного тигра индонезийца. Работы на жиле возобновлены, компания (на 85 % принадлежащая сыну диктатора, а на 15 % — Washoe) оценивается в 30 млрд долл.. Кенни решает вернуться к Кей, но отказывается, увидев её флиртующей с коллегой на новой работе. Национальная ассоциация геологоразведчиков награждает его «Золотой киркой», в ходе его торжественной речи Акоста выходит из зала.

На следующей день по дороге в офис Кенни встречает разгневанную толпу народу. Выясняется, что независимое расследование не подтвердило наличие золота в жиле. Майк попросту сфальсифицировал образцы из жилы с помощью просолки, а обнаруженное им золото являлось речным (которое он получил от местного населения в обмен на оборудование для очистки воды). Всё это время Акоста тихо избавлялся от акций фирмы через офшоры, сумев заработать 164 млн долл.

17 октября 1988 года ФБР допрашивает Кенни в его номере в отеле, за который он уже не может заплатить. Силовики верят его версии и рассказывают о судьбе Акосты: он был схвачен властями Индонезии, и, после проведённых ими отрицательных независимых анализов грунта жилы на наличие золота, выпал из вертолёта с высоты в 300 метров. Солдаты обнаружили его труп, чьё лицо и руки были съедены дикими свиньями, из-за чего смерть Майка нельзя доказать со 100-процентной точностью (результаты вскрытия — засекречены, труп был кремирован). При этом сын Сухарты успел избавиться от акций компании до её краха. Агенты интересуются у Майка, знал ли он о фальсификациях и не участвовал ли он сам в афере. После отрицательных ответов они уходят, агент Пол Дженнингс перед этим напоминает, что ведомство будет следить за ним и его финансовой активностью.

Кенни возвращается в дом Кей, где приносит ей извинения и получает от неё ворох писем, накопившихся с момента их последней встречи. He открывает один из конвертов и находит там салфетку, на которой он с Майком и подписал контракт. Под этим документом находится депозитный чек на 82 млн долл. от Первого банка Гибралтара

12 апреля 2011 года появилась первая информация об этом проекте — синопсис для фильма о поисках сокровищ «Gold» был задуман в духе ленты «Сокровища Сьерра-Мадре», его авторами значились Патрик Мэссетт и Джон Зинман, в дальнейшем их идею развил Пол Хэггис, который показал рукопись Майклу Манну[12]. Манн остался доволен сценарием и присоединился к проекту в качестве продюсера. На ранних стадиях производства в качестве претендента на главную роль рассматривали Кристиана Бейла[13].

В марте 2012 года Манн покинул проект, так как начал работать над фильмом «Кибер»[14]. 17 октября 2012 года к проекту присоединилась студия Black Bear Pictures в качестве источника финансирования[15]. На тот момент продюсерами фильма числились представители Black Bear Pictures: Тедди Шварцман и Бен Стиллман, Хэггис и Нозик из компании Hwy61, а также Мэссетт и Зинман[15]. Сценарий был доработан, в основу фильма легли реальные события, произошедшие в 1993 году — скандал вокруг компании Bre-X и золотых залежей в Индонезии[15].

16 мая 2013 года появилась информация, что режиссёром ленты станет Спайк Ли[14]. 22 августа 2014 года стало известно, что в главной роли снимется Мэттью Макконахи[7].

28 января 2015 года было объявлено, что Спайка Ли заменит Стивен Гаан, а международным дистрибьютором ленты выступит компания Sierra/Affinity[16]. Был оглашён окончательный список продюсеров: Шварцман и Нозик, Мэссетт, Цинман и Макконахи, в то время как Хаггису исполнит функцию исполнительного продюсера, наряду с Ричардом Мидлтоном[16]. 18 марта 2015 года к актёрскому составу присоединился Эдгар Рамирес, ему досталась роль геолога Майкла Акосты[8]. 30 марта 2015 года компания The Weinstein Company приобрела права на распространение фильма в США за $ 15 млн (лента будет выпущена через фирму TWC-Dimension)[17]. 15 мая 2015 года Мишель Уильямс получила роль жены персонажа Макконахи[10]. 12 июня 2015 года Тимоти Симонс был утверждён на роль банкира с Уолл-стрит, по сюжету чтобы оценить потенциальную ценность экспедиции главных героев[6]. 28 августа 2015 года появилась информация, что Брайс Даллас Ховард получила роль главного женского персонажа фильма — Кей, давней подруги Уэллса[4].

По итогам проката Золото заработало 7,2 млн долл. в Канаде и США, в других странах — 7,6 млн долл., общемировые сборы составили 14,8 млн долл.[18]

В Канаде и США картина вышла в одну неделю с фильмами Обитель зла: Последняя глава и Собачья жизнь, её сборы от проката в 2 166 кинотеатрах прогнозировались в районе 3 млн долл.[19]Золоту удалось собрать 3,5 млн долл., заняв 01t-е место бокс-оффиса.[20] На второй неделе проката сборы упали на 60 %, составив 1,4 млн долл. (14-е место).[21]

Рейтинг фильма на сайте агрегатора рецензий Rotten Tomatoes составлял 42 % (на основе 172 обзоров), средневзвешенная оценка равнялась 5,2 баллам из 10 возможных.[22] На сайте агрегатора рецензий Metacritic рейтинг составлял 49 из 100 баллов, базируясь на 40 рецензиях.[23] Согласно организованным CinemaScore опросам зрителе йпо шкале от A+ до F, рейтинг картины был «B−» . По данным PostTrak, 67 % кинозрителей поставили картине положительные оценки.[20]

Обозреватель газеты Guardian Хоффман поставил фильму 2 звезды из 5 возможных.[24]

Ниже представлен список композиций оригинального саундтрека:[25]

  • 2017 — номинация на премию «Золотой глобус» за лучшую песню (Danger Mouse, Стивен Гаан, Дэниэл Пембертон, Игги Поп «Gold»)
  • 2017 — три номинации на премию «Сатурн»: лучший приключенческий фильм, боевик или триллер, лучшая мужская роль (Мэттью Макконахи), лучшая женская роль второго плана (Брайс Даллас Ховард)
  • Сухарто (постоянно упоминается в контексте фильма)
  1. ↑ Gold on DVD: Top 10 facts about the element ahead of Matthew McConaughey film release (неопр.). Daily Express (June 5, 2017). Дата обращения 10 января 2018.
  2. ↑ Золото. Новый фильм с Мэттью Макконахи (неопр.). Портал Эксперимент (5 февраля 2017).
  3. ↑ Where you can find Matthew McConaughey filming ‘Gold’ in NYC, onlocationvacations.com (October 5, 2015). Дата обращения 8 октября 2015.
  4. 1 2 3 4 5 6 7 Bryce Dallas Howard Joins Matthew McConaughey In ‘Gold’, deadline.com (August 28, 2015). Дата обращения 29 августа 2015.
  5. ↑ On the Set for 6/29/15: Justin Lin Rolls Cameras on ‘Star Trek Beyond’, Emilia Clarke Wraps ‘Me Before You’, ssninsider.com (June 29, 2015). Архивировано 30 июня 2015 года. Дата обращения 29 июня 2015.
  6. 1 2 3 4 'Veep' Actor Timothy Simons Joins Matthew McConaughey in 'Gold' (Exclusive), hollywoodreporter.com (June 12, 2015). Дата обращения 1 июля 2015.
  7. 1 2 Does TV Hurt Movie Careers? ‘True Detective’s Matthew McConaughey Coveted For ‘The Stand’ And ‘Gold’, deadline.com (August 22, 2014). Дата обращения 1 июля 2015.
  8. 1 2 Edgar Ramirez Joins Matthew McConaughey in Mining Drama ‘Gold’, thewrap.com (March 18, 2015). Дата обращения 23 марта 2015.
  9. ↑ Josh Harto Finds ‘Gold'; Raul Castillo Joins ‘Special Correspondents’ – Film Briefs, deadline.com (June 3, 2015). Дата обращения 8 июня 2015.
  10. 1 2 Michelle Williams Joins Matthew McConaughey Mining Drama ‘Gold’ (EXCLUSIVE), variety.com (May 15, 2015). Дата обращения 8 июня 2015.
  11. ↑ Michael Landes Joins Matthew McConaughey in 'Gold' (Exclusive), hollywoodreporter.com (June 29, 2015). Дата обращения 1 июля 2015.
  12. ↑ Michael Mann Eyes 'Gold' Hunt As Next Film, deadline.com (April 12, 2011). Дата обращения 1 июля 2015.
  13. ↑ Christian Bale weighs post-Batman projects, variety.com (August 24, 2011). Дата обращения 1 июля 2015.
  14. 1 2 Spike Lee Attached to Direct Former Michael Mann Movie ‘Gold’ (Exclusive), thewrap.com (May 16, 2013). Дата обращения 1 июля 2015.
  15. 1 2 3 Black Bear Pictures To Finance Mining Scandal Drama ‘Gold’, deadline.com (October 17, 2012). Дата обращения 1 июля 2015.
  16. 1 2 Berlin: Matthew McConaughey’s ‘Gold’ Starts Shooting in June, variety.com (January 28, 2015). Дата обращения 1 июля 2015.
  17. ↑ Matthew McConaughey's 'Gold' Lands U.S. Home With The Weinstein Co., hollywoodreporter.com (March 30, 2015). Дата обращения 1 июля 2015.
  18. ↑ Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>; для сносок numbers не указан текст
  19. ↑ Box Office: Can 'A Dog's Purpose' Still Win the Weekend After Canine Controversy? (неопр.). Variety. Дата обращения 24 января 2017.
  20. 1 2 Is Controversy Impacting 'A Dog's Purpose' At The Box Office? (неопр.). Deadline Hollywood.
  21. Anthony D'Alessandro. ‘Split’ Dings ‘Rings’; Auds Keep Distance From ‘Space’; ‘Comedian’ Bombs: Sunday Update (неопр.). Deadline Hollywood (February 6, 2017).
  22. ↑ Gold (2017) (неопр.). Rotten Tomatoes. Fandango. Дата обращения 8 марта 2018.
  23. ↑ Gold Reviews (неопр.). Metacritic. CBS Interactive. Дата обращения 2 февраля 2017.
  24. Hoffman, Jordan. Gold review – the priciest ore is a bore in Matthew McConaughey misfire, Guardian (30 декабря 2019).
  25. ↑ Various Artists - Gold - Original Motion Picture Soundtrack (неопр.). Amazon. Дата обращения 28 июня 2018.

Кенни Уэллс и его «Золото»: реальная история Джона Уолша и золотой аферы века

В основе фильма  «Золото» с Мэттью Макконахи, которому пришлось здорово преобразиться для этой роли — он обзавелся обширными залысинами, солидным брюшком и хитрым взглядом рискового бизнесмена, лежит реальная история одной из самых крупных авантюр в истории горной промышленности и фондового рынка, «золотой аферы века», которая обрушила фондовые биржи в Канаде и США похлеще знаменитого «Пузыря доткомов».

Роман Сорокин рассказывает историю канадской компании Bre-X Minerals Ltd., которая поставила на уши весь мир и в итоге заставила кардинально поменять правила игры на фондовых рынках, чтобы не допустить подобных инцидентов в будущем.

Золотая афера века


В конце 1980-х и начале 1990-х мировая золотодобывающая промышленность переживала небывалый бум: открывались новые месторождения, цена на золото медленно, но уверенно росла, падали деспотичные режимы по всему миру, открывая новые горизонты работы в неизведанных ранее местах. В это время начали появляться десятки юниорских компаний или «компаний-пионеров», которые не располагали значительными финансовыми ресурсами, но были полны энтузиазма и желания работать. Они вели геологоразведку по всему миру, находили новые месторождения полезных ископаемых и подтверждали их, пытались выходить на биржу. У них было только два пути: или продать «защищенное» самостоятельно месторождение гигантам отрасли, или же убедить инвесторов в своих силах и приняться за их разработку самостоятельно.

Bre-Х из канадского Калгари, основанная Дэвидом Уолшем (в фильме он превратился в Кенни Уэллса) в 1989 году, была именно такой компанией. Но она была на грани банкротства — слабенькие месторождения, открытые ее геологами, никто не хотел покупать, операционная прибыль приближалась к нулю, и дела в целом обстояли очень плохо. В июне 1992 года основатель компании Уолш  объявил себя персональным банкротом с долгом в 200 000 долларов США. Ему срочно нужен был новый проект, который спасет компанию и его самого.

Афера века. Майкл де Гузман - Innocentia

 


  

 

Посмотрела недавно фильм "Золото" (2017), снятый по мотивам реальных событий. «Золотая лихорадка» эта фраза давно стала крылатой, она означает невероятную одержимость человека золотом, символом богатства и успеха. История неугомонного и эксцентричного золотоискателя Кенни Уэллса, он предстает романтиком и мечтателем, который стремится найти грандиозное месторождение золота в индонезийских джунглях, что в итоге привело его к неожиданному результату.

 

 Кадры из фильма

 

 История началась с геологического исследования на реке Бусанг. На самом деле о месторождении в Бусанге известно давно: золото в Бусанге было обнаружено несколько столетий назад голландскими миссионерами, пытавшимися обратить в христианство местных жителей. Всего одному аферисту - Майклу де Гузману  удалось убедить несколько тысяч канадских граждан в открытии нового золотого месторождения в Индонезии, на острове Борнео, река Бусанг.

 

 

 Громким скандалом закончилась Афера Века с золотым прииском в Индонезии для акционеров компании Bre-X Minerals Ltd в мае 1997 года. В одночасье крупные фирмы из США, Канады, пенсионные фонды и простые вкладчики потеряли миллионы долларов, когда за два дня акции стоимостью в сотни долларов упали до 8 центов. Все происходило, как в остросюжетном фильме, и развивалось стремительно.

 

 

Bre-Х из канадского Калгари, основанная Дэвидом Уолшем (в фильме он превратился в Кенни Уэллса) в 1989 году, была именно такой компанией. Но она была на грани банкротства — слабенькие месторождения, открытые ее геологами, никто не хотел покупать, операционная прибыль приближалась к нулю, и дела в целом обстояли очень плохо. В июне 1992 года основатель компании Уолш  объявил себя персональным банкротом с долгом в 200 000 долларов США. Ему срочно нужен был новый проект, который спасет компанию и его самого.

 

Дэвид Уолш 

 

 

  «Я решил поехать в Индонезию и попробовать поискать там. Это решение и было тем, с чего мы начали. Ни денег, ни ресурсов, только идея и, конечно же, хороший геолог». Дэвид Уолш

 

У корней всей истории Bre-X стоит филиппинский геолог Майкл де Гузман, ставший прототипом Майка Акосты (Эдгар Рамирес) в фильме «Золото».

 

 

В составе первой экспедиции участвовали геологи филиппинец Майкл Гусман, канадец Джон Фельдерхоф в 1988 году. Позже Джон продал информацию о месторождении соотечественнику, — известному дельцу Дэвид Уолшу. Тот лично посетил возможный Клондайк и вложил в исследование месторождения золота, круглую сумму. Во главе исследовательской группы был назначен друг Джон Фельдерхофа по первой экспедиции аферист Майкл Гусман. Майкл решил разбогатеть и поступил гениально: он взял свое единственное золотое кольцо, перетер его простым напильником в пыль и эту золотую пыль добавил в обычную землю. Гусман, как геолог, знал, как проводится открытие месторождений и какие делаются экспертизы.

 

 

В 1993 году состоялся первый совместный ужин будущих партнеров по Бусангу - Майкл Гусман, Джон Фельдерхоф и Дэвид Уолш. Геологи во всех красках расписывали перспективы недавно открытого месторождения и сулили настоящие золотые горы рисковому инвестору, если только он не побоится вложить свои деньги. Уолш сопротивлялся не слишком долго — в марте Bre-X вложила первые 80 000 долларов в покупку и доразведку участка на индонезийском Борнео. Bre-X добились лицензии на разработку месторождения у правительства Индонезия.

 

 
Для оценки месторождения компания Bre-X провела анализ этой «золотой земли» и подтвердила, что месторождение содержит более 5 000 тонн золота, общей стоимостью порядка нескольких миллиардов долларов США.

 

 

А в 1995 году компания Bre-X начала убеждать всех вокруг, что в Бусанге просто неисчерпаемый источник драгоценного металла. Главный геолог компании Майкл де Гузман утверждал тогда, что запасы месторождения оцениваются по меньшей мере в 30 млн унций. Затем "оценка" возросла до 71 млн тройских унций, называлась и запредельная цифра — 200 млн унций. То есть потенциальная "стоимость" этого месторождения составляла $77 млрд. Ажиотаж вокруг месторождения дошел до того, что индонезийское правительство готовилось приобрести 10-процентную долю в разработках месторождения. Это было похоже на взрыв атомной бомбы — открытие века в золотодобывающей промышленности. 

 

 

 В 1995 году схема едва не накрылась, когда крупные инвесторы, вложившие уже немало денег в Bre-X, наняли независимых аудиторов для проверки образцов руды, полученных в ходе геологической разведки на Бусанге. Эксперты обеспокоились слишком ровными краями найденных крупиц золота и начали задавать де Гузману разные неудобные вопросы. Талантливый геолог в ответ на это выдумал некую теорию «вулканического бассейна», которая объясняла необычные характеристики золота на месторождении. Пока акции компании бодро двигались вверх, это объяснение всех устраивало.

 

 

В декабре 1996 года банк Lehman Brothers строго рекомендовал акции Bre-X, сделавшей «золотое открытие века», к покупке. J.P. Morgan с оптимизмом оценивал перспективы молодой компании. Wall Street Journal и другие деловые издания не уставали делиться свежими новостями из Индонезии.

Первая оценка месторождения обещала около 2 миллионов тройских унций золота подтвержденных запасов, что делало его весьма крупным, тем более в Юго-Восточной Азии. С течением времени оценка месторождения по золоту постоянно увеличивалась — в 1995 году она составляла 30 миллионов унций (850 тонн), в 1996 году — 60 миллионов (1700 тонн) и к 1997 году достигла, наконец, 70 миллионов унций.

 

 

Индонезийское правительство также не могло остаться в стороне от этой золотой лихорадки. Президент Индонезии Хаджи Мухаммед Сухарто решил, что скромная Bre-X не сможет в полной мере обеспечить эффективную разработку месторождения и начал давить на руководство компании, требуя, чтобы они поделились правами на месторождение с какой-нибудь крупной золотодобывающей компанией, имеющий достаточные ресурсы и больший опыт в этой работе.На эту роль как нельзя лучше подходила канадская компания с мировым именем — Barrick Gold.

 

 

Крупные ресурсодобывающие компании пытались поглотить Bre-X, действуя через переговоры и недружественную скупку акций, но Дэвид Уолш умело обходил расставленные ловушки и удерживал право на Бусанг за собой.

 

 

 

После длительных переговоров Bre-X смогла выбить для себя более выгодные условия сделки. Компания оставила за собой 45% в совместном предприятии и права аренды на месторождение сроком 30 лет, а право разработки и оперативного управления, вместе с 15% акций перешло крупной американской компании Freeport-McMoRan Copper & Gold, Индонезия получила свои 40% проекта. 

 

 

19 марта Гусман вылетел из Баликпапана в Бусанг на полевую встречу с геологами Freeport, но по дороге «выпрыгнул» из вертолета и упал на землю с высоты в 300 метров. Его тело разыскивали в течение четырех суток, и в итоге оно было найдено в болоте неподалеку от дороги к месторождению. У де Гузмана отсутствовали кисти рук и ступни ног, а его пенис согласно отчету индонезийских властей был «удален хирургическим путем». В кармане де Гузмана обнаружили предсмертную записку, в которой он невнятно ссылался на некое смертельное заболевание, из-за которого не видит смысла жить дальше.

 

 
Официальное расследование подтвердило самоубийство, т.к. была найдена предсмертная записка. По факту же он скорее жив, сделал пластическую операцию, а вместо себя скинул чужое тело. Повторюсь — экспертиза ДНК не была проведена, а тело было неузнаваемым после падения.

 

 

Через неделю после гибели де Гузмана, 26 марта 1997 года, Freeport-McMoRan объявили, что результаты их собственной разведки, проведенной под руководством австралийского геолога Колина Джонса, показали «незначительное содержание золота» в руде с месторождения Бусанг. Эта новость вызвала настоящий шок.  Обман с подделкой результатов исследования месторождения раскрылся. Стало ясно — золотили пробы намеренно. 

За два майских дня фондовая биржа в Канаде, объявила дефолт акций фирмы Bre-X Minerals Ltd и закрыла операции по этим ценным бумагам. Вкладчики потеряли миллионы долларов в надежде разбогатеть на этом золотом месторождении и в истории наступил финал.

 

Геолог и на тот момент уже вице-президент Bre-X по геологоразведке Джон Фельдерхоф отрицал всякую причастность к мошенничеству, и полиция ему поверила. Основатель Bre-X Дэвид Уолш после банкротства не уставал делать невинные глаза и утверждать, что де Гузман просто обвел его вокруг пальца. Пока шло следствие, Уолш оставался на свободе и в 1998 году решил переехать из холодного Калгари на Багамы, где был найден мертвым в собственном доме.

 

В 1999 году Королевская канадская конная полиция объявила о завершении расследования в отношении Bre-X. Обвинения по уголовному делу так и не были предъявлены ни одному из фигурантов скандала.

Последние два судебных иска к компании были закрыты 23 апреля 2014 года, требования истцов не были удовлетворены.

Фактически, никто так и не понес наказания за участие в «золотой афере века».

 

 

Яркие аферы с запасами за последние 50 лет


Тино де Анджелис

Выросший в Бронксе сын итальянских эмигрантов в 1955 году основал компанию по производству растительного масла. Участвуя в программе США «Продовольствие ради мира», де Анджелис закрепился в Европе. В 1962 году он решил монополизировать соевый рынок. Для этого де Анджелис взял огромные кредиты, в том числе у American Express и Bank of America. Залогом стали цистерны с маслом, но, как выяснилось, бочки были заполнены водой, а масла в них было ровно столько, чтобы на поверхности образовалась пленка. Известие о подлоге обрушило рынок и обанкротило нескольких инвесторов де Анджелиса, а его компания оказалась должна $175 млн. Де Анджелиса приговорили к семи годам тюремного заключения, и он вышел из тюрьмы в 1972 году.

Аха и Ширин Фирдауси

В 1978 году вышла комедия «Серебряные медведи», посвященная теме мошенничества с запасами полезных ископаемых. По сюжету, брат и сестра Фирдауси, контрабандисты серебра из Индии, убеждают Дока Флетчера инвестировать $20 млн в якобы только что открытую серебряную шахту в Иране, сведения о которой держатся в секрете, чтобы не допустить ее национализации. Роль Дока Флетчера, казначея мафии, исполнил Майкл Кейн. 

Мадхав Патель

Около двадцати ближневосточных банков, а также мировые гиганты Citibank и Barclays пострадали от предприимчивого индуса Мадхава Пателя. Он зарегистрировал целую сеть фирм по обработке металлов в Британии и Арабских Эмиратах и брал кредиты под обеспечение запасами. Патель последовательно выплачивал кредиты в срок из средств нового займа, заслужив репутацию надежного бизнесмена. Так он продержался 18 лет – с 1980-го по 1999 год. В 1999-м пирамида рухнула, и Патель улетел в Лондон, где получил британское гражданство. Впрочем, он вскоре скрылся и от британских властей. Ущерб, по оценкам кредиторов, составил около $500 млн. В 2007 году Патель был арестован в Индии.

Вирендра Растоги

Глава торгующей металлами британской фирмы RBG Resources Вирендра Растоги жил в роскошной квартире в престижном квартале Лондона Мэйфэр. В советниках его фирмы ходили члены парламента, а аудитором была PricewaterhouseCoopers. В 2002 году румынскому аудитору PwC показалось странным, что факсы из шести разных мировых компаний отправлены с одного гонконгского номера. Начавшаяся проверка выявила обман: сеть из 324 покупателей металлов оказалась подставными офисами, а контракты на поставки, под которые выдавались кредиты, были фальшивками. Нанесенный бизнесменом ущерб был оценен в $700 млн, среди пострадавших оказались JP Morgan Chase, Dresdner Bank, бельгийский KBC и многие финансовые компании по обе стороны Атлантики. Вирендра Растоги был осужден на 9,5 лет тюрьмы, два его соучастника – на меньшие сроки.

Рэй Гартон

Геолог Рэй Гартон, работавший с 2003-го по 2008 год на нефтегазовые американские компании Target Oil & Gas и Kentucky Indiana Oil & Gas, признал себя виновным в мошенничестве. 3 сентября 2009 года он заявил, что подделывал отчеты для инвесторов и даже сам встречался с ними, убеждая спонсировать проекты, успешность которых прогнозировалась на базе недостоверных данных. По этому делу проходят шесть человек, в том числе президент Target Oil & Gas и контролирующий акционер Kentucky Indiana Oil & Gas Майкл Смит. За пять лет они сумели таким образом вытянуть из инвесторов $3,1 млн. Судебные слушания по этому делу стартуют 4 ноября. 

 

 

 

Рецензия на фильм «Золото»

Золото

Разорившийся разведчик месторождений полезных ископаемых Кенни Уэллс влачит жалкое существование: его офис располагается прямо в баре, для встречи с инвесторами он вынужден придумывать унизительные схемы, а каждая новая авантюра требует от него все больших денег и сил. И все же он не теряет надежды разбогатеть – однажды, встретившись с опальным геологом Майклом Акостой, Кенни проникается верой в существование грандиозного месторождения золота на индонезийском острове Борнео и вкладывает в его разведку последние средства. О чудо! Пробы грунта не просто дают положительные результаты, они впечатляют открывающимися возможностями – Уэллс моментально из банкрота превращается в удачливого магната, способного соперничать с крупнейшими акулами в отрасли. Но золото не терпит суеты и требует особенного внимания, Кенни Уэллс оказывается на вершине пирамиды, у которой нет основания…

Кадр из фильма "Золото"

Кадр из фильма "Золото"

Вспышки актерской славы сколь непредсказуемы, столь и скоротечны. Каких-то семь лет назад Мэттью МакКонахи был известен лишь отдельным поклонницам непритязательных ромкомов да фанатам недооцененного фэнтези-боевика «Власть огня», но пришло время, на экраны вышли «Настоящий детектив», «Интерстеллар» и «Далласский клуб покупателей», и вот уже каждый новый проект актера становится объектом пристального внимания зрителей и критиков. Но и эта «температура кипения» быстро упала – приключенческий триллер «Золото» уже не притягивает такого обилия комментариев, не вызывает того ажиотажа, что раньше. МакКонахи перестал быть «суперзвездой». Но не перестал быть хорошим актером.

Кадр из фильма "Золото"

Кадр из фильма "Золото"

Изначально планировалось, что картину снимет Майкл Манн, а главную роль исполнит Кристиан Бэйл, однако Манн переключился на съемки «Кибера», а Бэйла со временем заменил МакКонахи

«Золото» – его безусловный бенефис, пусть даже и не такой яркий и бескомпромиссный, какими были несколько предыдущих его работ. Но взрыва сверхновой из этого проекта не получилось, и в этом вины актера нет, беда у «Золота» со сценарием и режиссурой. Постановщику «Сирианы» Стивену Гейгану не удалось сделать картину сбалансированной, она постоянно совершает необязательные кульбиты, жанр ее остается расплывчатым, а заявленных приключений в «Золоте» хватает только на первые полчаса. Далее же история превращается в скучнейшее перетягивание канатов в стеклянных стенах офисов, жонглирование цифрами и болтологию об инвестиционных фондах, IPO и дивидендах.

Кадр из фильма "Золото"

Кадр из фильма "Золото"

Судьба Майкла Де Гузмана, прототипа героя Эдгара Рамиреса, до сих пор остается причиной для сплетен и слухов – многие не верят в то, что он покончил с собой и не оставил никаких следов украденных у инвесторов денег

Впрочем, чтобы понять суть истории, стоит обратиться к реальности, ведь сюжет картины хоть и весьма приблизительно, но основан на событиях, произошедших в действительности. Правда, по причине несогласия реальных фигурантов «золотой лихорадки» сценаристам пришлось изменить имена героев, место действия и даже временной интервал, в который произошли описываемые события, но общая канва осталась прежней: обнаруженная в джунглях Борнео золотая жила стала одной из самых крупных афер XX века. История эта по-настоящему лихая, удивительная в своей простоте и эффективности, но в то же время трагичная – ее главные фигуранты уже отправились в мир иной.

Кадр из фильма "Золото"

Кадр из фильма "Золото"

Увы, но авторы «Золота» отчего-то решили отказаться от многих ключевых моментов реальной истории, хотя впечатление от фильма они портят даже не этим. Картине просто-напросто не хватает настоящего духа авантюризма, жажды путешествий, сваливания в пике непредсказуемости – энергии картины хватает на несколько эпизодов, в которых лица актеров светятся не только от довольно пошлого «эффекта обнаружения частичек золота в пробах», но и от настоящего наслаждения материалом. Увы, моментов этих слишком мало, чтобы приравнять «Золото» к действительно увлекательным картинам о золотоискателях или хотя бы воротилах с Уолл-стрит. От фильма веет скукой, как ни стараются в кадре артисты.

Кадр из фильма "Золото"

Кадр из фильма "Золото"

Впрочем, хвалить всех причастных преждевременно. Хороши в картине исключительно МакКонахи и Эдгар Рамирес. Правда, не очень понятно, зачем Мэттью отъел себе для этого образа пузо и проредил волосы – похожим на свой прототип он не стал, а сюжет подобных жертв никак не требовал, зато очевидно, с чего старается Рамирес – он отхватил свою порцию заслуженного «фи» за «На гребне волны» и сейчас пытается отмыть пятно с репутации любыми средствами. Забавляют и несколько эпизодических героев, вроде сына президента Индонезии, или некоторые из помощников Уэллса, а вот Брайс Даллас Ховард откровенно дежурно отбыла номер, как и Кори Столл, безликий и невнятный.

Увы, но достаточно увлекательной иллюстрации к грандиозной афере компании Bre-X из «Золота» не получилось. Помешало этому сразу несколько обстоятельств, главное из которых – боязнь авторов открывать новые горизонты. А ведь фильм именно об этом, о ставке, которая больше, чем жизнь. Только таким золото соглашается упасть в руки. Ну или хотя бы помаячить где-то вдалеке.

С 2 марта в кино.

Кенни Уэллс и его «Золото»: реальная история Джона Уолша и золотой аферы века

Со 2 марта в российском прокате фильм «Золото» с Мэттью Макконахи, которому пришлось здорово преобразиться для этой роли — он обзавелся обширными залысинами, солидным брюшком и хитрым взглядом рискового бизнесмена. В основе фильма лежит реальная история одной из самых крупных авантюр в истории горной промышленности и фондового рынка, «золотой аферы века», которая обрушила фондовые биржи в Канаде и США похлеще знаменитого «Пузыря доткомов».

Роман Сорокин рассказывает историю канадской компании Bre-X Minerals Ltd., которая поставила на уши весь мир и в итоге заставила кардинально поменять правила игры на фондовых рынках, чтобы не допустить подобных инцидентов в будущем.


Золотая афера века


В конце 1980-х и начале 1990-х мировая золотодобывающая промышленность переживала небывалый бум: открывались новые месторождения, цена на золото медленно, но уверенно росла, падали деспотичные режимы по всему миру, открывая новые горизонты работы в неизведанных ранее местах. В это время начали появляться десятки юниорских компаний или «компаний-пионеров», которые не располагали значительными финансовыми ресурсами, но были полны энтузиазма и желания работать. Они вели геологоразведку по всему миру, находили новые месторождения полезных ископаемых и подтверждали их, пытались выходить на биржу. У них было только два пути: или продать «защищенное» самостоятельно месторождение гигантам отрасли, или же убедить инвесторов в своих силах и приняться за их разработку самостоятельно.

Bre-Х из канадского Калгари, основанная Дэвидом Уолшем (в фильме он превратился в Кенни Уэллса) в 1989 году, была именно такой компанией. Но она была на грани банкротства — слабенькие месторождения, открытые ее геологами, никто не хотел покупать, операционная прибыль приближалась к нулю, и дела в целом обстояли очень плохо. В июне 1992 года основатель компании Уолш  объявил себя персональным банкротом с долгом в 200 000 долларов США. Ему срочно нужен был новый проект, который спасет компанию и его самого.

  «Я решил поехать в Индонезию и попробовать поискать там. Это решение и было тем, с чего мы начали. Ни денег, ни ресурсов, только идея и, конечно же, хороший геолог».

Дэвид Уолш


Амбициозный геолог


Дэвид Уолш (слева) и Джон Фельдерхоф

У корней всей истории Bre-X стоит филиппинский геолог Майкл де Гузман, ставший прототипом Майка Акосты (Эдгар Рамирес) в фильме «Золото».

Де Гузман был хорошим геологом — с ученой степенью, большим опытом и немалыми амбициями. Но в мире геологоразведки, где всем заправляли гигантские американские компании, ему не находилось места. Рассчитывать на высокооплачиваемую работу в крупной геологоразведочной конторе ему не приходилось, и тогда он решил взять дело в свои руки. Ему нужна была сенсация, открытие. И рано или поздно он должен был найти подходящий вариант.

Небольшая речушка Бусанг в центре индонезийского Калимантана (также остров Борнео) была известна задолго до описываемых событий. Еще в XVI веке о местном золотом месторождении отчитывались голландские миссионеры, несшие свет христианской веры аборигенам, но за пятьсот лет никто так и не решился забраться в глубину территории негостеприимных племен, чтобы проверить эти данные. Де Гузман поверил этим сведениям и в 1992 году отправился в Индонезию.


Бусанг располагается посреди индонезийских джунглей —

пять часов на машине по неким подобиям дорог,

затем еще пять часов на лодке по бушующей реке —

и ты у цели.


Таинственное место, затерянное в глубине девственного леса, удаленное от цивилизации, очень хорошо подходило для «золотой аферы века».

Де Гузман начал работу вместе со своими товарищами с минимум финансирования, но большой надеждой на успех. И вскоре он пришел — филиппинец нашел золото. Де Гузман нуждался в ком-то более авторитетном, чтобы сделать свою находку более правдоподобной — вряд ли бы кто-то поверил никому неизвестному филиппинцу, а даже если бы поверил, уж точно попытался бы отнять всю его славу.

Такой «авторитет» нашелся — им стал уважаемый геолог Джон Фельдерхоф,  почуявший в индонезийском проекте большой потенциал и возможность заработать солидную прибавку к своей пенсии. Де Гузман и Фельдерхоф принялись искать инвестора, который заинтересуется проектом, но не будет слишком сильно вмешиваться в их дела. Тут-то Фельдерхоф и вспомнил о Дэвиде Уолше, с которым он познакомился в Австралии десять лет назад. Уолш как раз искал какой-нибудь потенциально перспективный проект для своей небольшой компании Bre-X.

В 1993 году состоялся первый совместный ужин будущих партнеров по Бусангу. Геологи во всех красках расписывали перспективы недавно открытого месторождения и сулили настоящие золотые горы рисковому инвестору, если только он не побоится вложить свои деньги. Уолш сопротивлялся не слишком долго — в марте Bre-X вложила первые 80 000 долларов в покупку и доразведку участка на индонезийском Борнео.

Деньги освоили очень быстро — к концу года посреди джунглей развернулся полевой лагерь, прибыли первые специалисты и закипела работа по геологоразведке месторождения. В 1994 году первоначальные результаты бурения показали обнадеживающие результаты, и программа разведки была значительно расширена. Геологи компании докладывали о новых все более впечатляющих показателях содержания золота в руде.

В 1995 году мало кому известная Bre-X заявила на весь мир об открытии нового месторождения в Индонезии. Небывало большого и богатого месторождения. Дэвид Уолш в многочисленных интервью утверждал, что оно может таить в себе до 200 миллионов унций золота, что делало его самым крупным когда-либо известным одиночным месторождением. Это было похоже на взрыв атомной бомбы — открытие века в золотодобывающей промышленности.


Тайна


Тогда еще никто не знал, что руководитель проекта, филлипинский геолог Майкл де Гузман, «подсаливает» образцы породы, подмешивая в них золото, буквально соскребая его с собственного обручального кольца.

В своих отчетах для Bre-X де Гузман держался в рамках разумного. Он старался, чтобы показатели наличия золота не выглядели слишком уж фантастичными, но были достаточны для подогрева интереса к Бусангу. Позднее следствие доказало, что за два с половиной года, пока продолжалось это мошенничество, де Гузман купил у аборигенов рассыпного золота, намытого в местных реках, более чем на 60 тысяч долларов. Все оно было тщательно измельчено и добавлено в керны породы, которые отправлялись на анализ в лаборатории.

В 1995 году схема едва не накрылась, когда крупные инвесторы, вложившие уже немало денег в Bre-X, наняли независимых аудиторов для проверки образцов руды, полученных в ходе геологической разведки на Бусанге. Эксперты обеспокоились слишком ровными краями найденных крупиц золота и начали задавать де Гузману разные неудобные вопросы. Талантливый геолог в ответ на это выдумал некую теорию «вулканического бассейна», которая объясняла необычные характеристики золота на месторождении. Пока акции компании бодро двигались вверх, это объяснение всех устраивало.

В декабре 1996 года банк Lehman Brothers строго рекомендовал акции Bre-X, сделавшей «золотое открытие века», к покупке. J.P. Morgan с оптимизмом оценивал перспективы молодой компании. Wall Street Journal и другие деловые издания не уставали делиться свежими новостями из Индонезии.

Первая оценка месторождения обещала около 2 миллионов тройских унций золота подтвержденных запасов, что делало его весьма крупным, тем более в Юго-Восточной Азии. С течением времени оценка месторождения по золоту постоянно увеличивалась — в 1995 году она составляла 30 миллионов унций (850 тонн), в 1996 году — 60 миллионов (1700 тонн) и к 1997 году достигла, наконец, 70 миллионов унций.


Неподтвержденные запасы оценивались

в фантастическую цифру в 200 миллионов унций,

что делало это месторождение крупнейшим

из известных за всю мировую историю.


Вместе с ростом оценки содержания золота росла и цена акций Bre-X. К 1997 году они стали стоить по 280 долларов США за штуку. Всего за три года общая капитализация компании выросла в 700 раз и достигла 4,4 миллиардов долларов. Bre-X стала самой дорогой золотодобывающей компанией в мире, обогнав тогдашнего лидера Barrick Gold. Ее акции попали в индекс S&P и торговались на TSE (фондовая биржа Торонто) и на американской NASDAQ. На компанию обратили внимание даже самые консервативные инвестиционные фонды — никто не хотел упустить такую крупную удачу. В случае, если компания сможет освоить месторождение в Бусанге, это сулило прибыль в размере 240 миллиардов долларов — небывалые деньги!

За таким лакомым куском хищники потянулись со всех сторон. Крупные ресурсодобывающие компании пытались поглотить Bre-X, действуя через переговоры и недружественную скупку акций, но Дэвид Уолш умело обходил расставленные ловушки и удерживал право на Бусанг за собой.

Индонезийское правительство также не могло остаться в стороне от этой золотой лихорадки. Президент Индонезии Хаджи Мухаммед Сухарто по прозвищу Улыбающийся генерал решил, что скромная Bre-X не сможет в полной мере обеспечить эффективную разработку месторождения и начал давить на руководство компании, требуя, чтобы они поделились правами на месторождение с какой-нибудь крупной золотодобывающей компанией, имеющий достаточные ресурсы и больший опыт в этой работе.

На эту роль как нельзя лучше подходила канадская компания с мировым именем — Barrick Gold. У нее были налажены тесные контакты с дочерью президента Сухарто — Сити Хардиянти Рукманой. Бусанг хотели поделить между семьей Сухарто и канадскими «монстрами» золотодобычи — такая ситуация Уолша совсем не устраивала, и он стал лихорадочно искать выход. Вскоре он нашелся — Bre-X наняли сына президента Сигита Харджожудантоона и он смог «по-доброму» договориться с Мухаммедом Хасаном, индонезийским бизнесменом и давним другом Сухарто, которого президент назначил ответственным за сделку.

После длительных переговоров Bre-X смогла выбить для себя более выгодные условия сделки. Компания оставила за собой 45% в совместном предприятии и права аренды на месторождение сроком 30 лет, а право разработки и оперативного управления, вместе с 15% акций перешло крупной американской компании Freeport-McMoRan Copper & Gold, Индонезия получила свои 40% проекта. Конечно же, и старина Хасан не остался без «небольшого» гонорара.

17 февраля 1997 года стороны ударили по рукам, и Freeport-McMoRan приступила к первичной комплексной проверке месторождения.


Таинственная смерть де Гузмана


Им предстояло подтвердить оценку содержания золота на месторождении и проверить достоверность ранее полученных результатов. Первые специалисты Freeport-McMoRan добрались до Бусанга и начали свою работу в начале марта 1997 года.

С этого момента события стали развиваться очень стремительно. 19 марта Гусман вылетел из Баликпапана в Бусанг на полевую встречу с геологами Freeport, но по дороге «выпрыгнул» из вертолета и упал на землю с высоты в 300 метров. Его тело разыскивали в течение четырех суток, и в итоге оно было найдено в болоте неподалеку от дороги к месторождению. У де Гузмана отсутствовали кисти рук и ступни ног, а его пенис согласно отчету индонезийских властей был «удален хирургическим путем». В кармане де Гузмана обнаружили предсмертную записку, в которой он невнятно ссылался на некое смертельное заболевание, из-за которого не видит смысла жить дальше.

Кто удалил его пенис «хирургическим путем», и как он потерял руки и ноги — осталось неизвестным — были ли это дикие животные, на протяжении четырех дней устраивавшие себе пир в глубине индонезийских джунглей, или здесь постарались неизвестные недоброжелатели, осталось неясным. Тем не менее, несмотря на все сложности, тело удалось опознать — коллега и земляк де Гузмана, другой филиппинский геолог, работавший на Bre-X, признал в погибшем именно Майкла де Гузмана, то же самое подтвердила одна из его любовниц.

Майкл де Гузман у своего вертолета в 1997 году

По мнению местных журналистов история смерти де Гузмана изобилует нестыковками и очевидными противоречиями — правительство долго не соглашалось провести вскрытие тела; медицинская карта свидетельствовала у наличии у де Гузмана лишь гепатита В, который не является смертельным заболеванием; зубы погибшего не совпали с рентгеновским снимком у дантиста де Гузмана; его семья так и не увидела предсмертную записку, а жена утверждала, что «покойный» муж перед смертью пребывал в отличном расположении духа, и речи о самоубийстве быть не может. Бортовой журнал вертолета, на котором летел де Гузман, был утерян, а место пилота в тот день занимал не гражданский летчик, а некий подполковник ВВС Индонезии, дававший весьма непоследовательные показания относительно обстоятельств гибели геолога.

Действительно ли де Гузман покончил жизнь самоубийством, страдая от болезни или опасаясь неизбежного раскрытия своей аферы, был ли убит своими «коллегами» или индонезийскими властями, дорожившими проектом или же попросту инсценировал свою смерть и скрылся — мы не узнаем уже никогда. Но факт остается фактом — смерть де Гузмана 19 марта 1997 года стала началом конца для Bre-X.

Новость о гибели главного геолога месторождения в Бусанге не сразу стала известна в «большом мире», но слухи о каких-то проблемах у Bre-X уже начали циркулировать в кругах инвесторов.


Коллапс


Через неделю после гибели де Гузмана, 26 марта 1997 года, Freeport-McMoRan объявили, что результаты их собственной разведки, проведенной под руководством австралийского геолога Колина Джонса, показали «незначительное содержание золота» в руде с месторождения Бусанг. Эта новость вызвала настоящий шок.

Bre-X затребовала дополнительную проверку результатов и новые пробные бурения в Бусанге, но результаты, полученные 1 апреля, оказались точно такими же: «месторождение Бусанг не имеет экономического значения». Акции стремительно дешевели, но некоторые инвесторы все еще хотели верить в возможность нелепой ошибки и держали свои ценные бумаги. Руководство самой компании, владевшее долями Bre-X, пострадало от этого не слишком сильно — еще до коллапса компании, начиная с 1995 года, когда цена акций Bre-X стабильно шла вверх, Уолш, Де Гузман и Фельдерхоф начали понемногу продавать свои ценные бумаги.


Все было сделано аккуратно

и не вызвало никаких подозрений,

но позволило им обогатиться в совокупности

на сумму около 100 миллионов долларов.


Еще через месяц, 4 мая 1997 года эксперты канадской фирмы Strathcona Mineral Services Ltd. опубликовали результаты своей проверки, которая заключила, что образцы руды из Бусанга были «подсолены» золотой пылью, полученной, в том числе, и из ювелирных украшений. Когда и как это произошло, достоверно выяснить не удалось, но сам факт подмены проб указывал на прямое мошенничество Bre-X.

Серьезные люди в дорогих костюмах пришли в бешенство. Торговля Bre-X ​​на TSE и NASDAQ была прекращена, и компания немедленно подала заявление о банкротстве. Во вторник, 6 мая, владельцы ценных бумаг Bre-X Minerals сбыли с рук 58,3 миллиона акций компании, что составляло более трети от общего объема, торгуемого на бирже. Всего за полчаса стоимость акций упала с 300 долларов до 8 центов, Bre-X Minerals подешевела на фондовой бирже Торонто в несколько сотен раз c 4,4 миллиардов долларов до смешной суммы в 10 миллионов.


Расплата


5 ноября 1997 года Bre-X объявила о своем банкротстве и тут же столкнулась с целым рядом судебных исков от разгневанных инвесторов, самыми крупными из которых были три канадских государственных пенсионных фонда — «Пенсионный фонд муниципальных служащих провинции Онтарио», «Пенсионный фонд государственного сектора Квебека» и «Пенсионный фонд учителей провинции Онтарио». По самым скромным подсчетам крупные и мелкие инвесторы Bre-X потеряли около 4 миллиардов долларов (больше 6 миллиардов в ценах 2017 года).

Премьер правительства канадской провинции Альберта, где была зарегистрирована Bre-X, поручил расследование мошенничества специальному прокурору.  Было заведено уголовное дело и начались допросы обвиняемых.

Майкл де Гузман

Первым и на тот момент единственным кандидатом на «показательную порку» был, конечно же, Майкл де Гузман, «подсаливавший» геологические образцы, но он, как известно, трагически погиб или таинственным образом исчез, так что судить было некого.

Джон Фельдерхоф

Геолог и на тот момент уже вице-президент Bre-X по геологоразведке Джон Фельдерхоф отрицал всякую причастность к мошенничеству, и полиция ему поверила. Комиссия по ценным бумагам провинции Онтарио предъявила ему обвинения в «инсайдерской» торговле акциями, но доказать, что Фельдерхоф был осведомлен о грядущем провале проекта, не удалось. Судебные разбирательства тянулись 6 лет и ознаменовались громкой победой обвиняемого и его адвоката. Гражданские иски инвесторов также оказались не удовлетворены и они не смогли вернуть ни копейки своих денег.

Дэвид Уолш

Угроза нависла и над основателем Bre-X Дэвидом Уолшем, который отвечал за все происходящее в компании. Но после банкротства он не уставал делать невинные глаза и утверждать, что де Гузман просто обвел его вокруг пальца. Пока шло следствие, Уолш оставался на свободе и в 1998 году решил переехать из холодного Калгари на Багамы — поближе к солнцу, пляжам и теплому океану, чтобы постараться хотя бы на время забыть об этой некрасивой истории. Но инвесторы о ней помнили. Всего через месяц после его бегства в дом Уолша в Нассау ворвались двое человек в масках и, угрожая оружием, потребовали вернуть украденные деньги. Уолш им что-то пообещал, и они ушли с миром, а полиция так и не смогла найти преступников. Но то ли он не смог выполнить обещание, то ли перемена климата оказалась вредна для организма канадца — через две недели после этого инцидента он отправился вслед за де Гузманом. Мертвого Уолша нашли в собственном доме и диагностировали в качестве причины смерти аневризму головного мозга.


Масштаб аферы в Бусанге был просто беспрецедентным.

В течение двух с половиной лет геологам

под руководством де Гузмана

удавалось обманывать весь мир.


Тысячи проб руды, отбиравшиеся для отправки в лаборатории, «подсаливались» — к ним примешивали чистое золото, тем самым завышая показатели его содержания в руде. Невозможно представить, что такая наглая афера могла быть организована самими геологами без прикрытия руководства компании и аудиторских контор. Но в итоге ни полиции, ни многочисленным расследователям-журналистам не удалось ничего доказать — ключевой обвиняемый и самый важный свидетель был мертв, а остальные отрицали любую свою причастность. К тому же, в самый разгар расследования в полевом лагере Бусанга случился пожар, очень удачно уничтоживший архив со всеми геологическими отчетами по месторождению.

В 1999 году Королевская канадская конная полиция объявила о завершении расследования в отношении Bre-X. Обвинения по уголовному делу так и не были предъявлены ни одному из фигурантов скандала.

Последние два судебных иска к компании были закрыты 23 апреля 2014 года, требования истцов не были удовлетворены.

Фактически, никто так и не понес наказания за участие в «золотой афере века».


Уроки


«Золотая афера века» крайне негативно отразилась на всем рынке добывающей промышленности. После скандала с Бусангом инвесторы не спешили вкладываться в новые проекты, большое число золотодобывающих компаний прекратили выпуск новых акций, так как никто не хотел их покупать — убедить рынок в своей честности было теперь не так-то просто. Фондовая биржа Торонто погрузилась в тяжелый похмельный сон. После оглушительного роста Bre-X последовал такой же оглушительный обвал всех ценных бумаг — на некоторое время все операции пришлось заморозить. Большинство инвесторов после этого скандала повернулись спиной к ресурсным компаниям и искали более консервативные способы вложения своих денег — североамериканская горная промышленность на несколько лет лишилась обильного притока инвестиций.


Скандал с мошенничеством Уолша заставил канадских законодателей пересмотреть свое отношение к свободе рынка: они выпустили новый закон «Национальный инструмент 43-101», регулирующий продажу акций горнодобывающих компаний. Он был призван уберечь инвесторов от недостоверной информации о горнодобывающих проектах. Были введены новые правила и стандарты отчетности по разведочным работам — теперь горнодобывающие компании, торгующиеся на канадских биржах, вынуждены предоставлять образцы руды в герметичной упаковке в лаборатории, аккредитованные при Американском геологическом институте. В результате истории Bre-X и правильно сделанных выводов, фондовая биржа Торонто сегодня является одним из самых безопасных мест для инвестирования в юниорские компании по разведке и разработке месторождений полезных ископаемых.

И в заключении трейлер фильма:

Рекомендуется к просмотру: 

Кенни Уэллс и его «Золото»: реальная история Джона Уолша и золотой аферы века: vitkvv2017 — LiveJournal

С 2 марта в российском прокате фильм «Золото» с Мэттью Макконахи, которому пришлось здорово преобразиться для этой роли — он обзавелся обширными залысинами, солидным брюшком и хитрым взглядом рискового бизнесмена. В основе фильма лежит реальная история одной из самых крупных авантюр в истории горной промышленности и фондового рынка, «золотой аферы века», которая обрушила фондовые биржи в Канаде и США похлеще знаменитого «Пузыря доткомов».

Роман Сорокин рассказывает историю канадской компании Bre-X Minerals Ltd., которая поставила на уши весь мир и в итоге заставила кардинально поменять правила игры на фондовых рынках, чтобы не допустить подобных инцидентов в будущем.

Золотая афера века

В конце 1980-х и начале 1990-х мировая золотодобывающая промышленность переживала небывалый бум: открывались новые месторождения, цена на золото медленно, но уверенно росла, падали деспотичные режимы по всему миру, открывая новые горизонты работы в неизведанных ранее местах. В это время начали появляться десятки юниорских компаний или «компаний-пионеров», которые не располагали значительными финансовыми ресурсами, но были полны энтузиазма и желания работать. Они вели геологоразведку по всему миру, находили новые месторождения полезных ископаемых и подтверждали их, пытались выходить на биржу. У них было только два пути: или продать «защищенное» самостоятельно месторождение гигантам отрасли, или же убедить инвесторов в своих силах и приняться за их разработку самостоятельно.

Bre-Х из канадского Калгари, основанная Дэвидом Уолшем (в фильме он превратился в Кенни Уэллса) в 1989 году, была именно такой компанией. Но она была на грани банкротства — слабенькие месторождения, открытые ее геологами, никто не хотел покупать, операционная прибыль приближалась к нулю, и дела в целом обстояли очень плохо. В июне 1992 года основатель компании Уолш  объявил себя персональным банкротом с долгом в 200 000 долларов США. Ему срочно нужен был новый проект, который спасет компанию и его самого.

«Я решил поехать в Индонезию и попробовать поискать там. Это решение и было тем, с чего мы начали. Ни денег, ни ресурсов, только идея и, конечно же, хороший геолог».

Дэвид Уолш

Амбициозный геолог

Дэвид Уолш (слева) и Джон Фельдерхоф

У корней всей истории Bre-X стоит филиппинский геолог Майкл де Гузман, ставший прототипом Майка Акосты (Эдгар Рамирес) в фильме «Золото».

Де Гузман был хорошим геологом — с ученой степенью, большим опытом и немалыми амбициями. Но в мире геологоразведки, где всем заправляли гигантские американские компании, ему не находилось места. Рассчитывать на высокооплачиваемую работу в крупной геологоразведочной конторе ему не приходилось, и тогда он решил взять дело в свои руки. Ему нужна была сенсация, открытие. И рано или поздно он должен был найти подходящий вариант.

Небольшая речушка Бусанг в центре индонезийского Калимантана (также остров Борнео) была известна задолго до описываемых событий. Еще в XVI веке о местном золотом месторождении отчитывались голландские миссионеры, несшие свет христианской веры аборигенам, но за пятьсот лет никто так и не решился забраться в глубину территории негостеприимных племен, чтобы проверить эти данные. Де Гузман поверил этим сведениям и в 1992 году отправился в Индонезию.

Бусанг располагается посреди индонезийских джунглей —

пять часов на машине по неким подобиям дорог,

затем еще пять часов на лодке по бушующей реке —

и ты у цели.

Таинственное место, затерянное в глубине девственного леса, удаленное от цивилизации, очень хорошо подходило для «золотой аферы века».

Де Гузман начал работу вместе со своими товарищами с минимум финансирования, но большой надеждой на успех. И вскоре он пришел — филиппинец нашел золото. Де Гузман нуждался в ком-то более авторитетном, чтобы сделать свою находку более правдоподобной — вряд ли бы кто-то поверил никому неизвестному филиппинцу, а даже если бы поверил, уж точно попытался бы отнять всю его славу.

Такой «авторитет» нашелся — им стал уважаемый геолог Джон Фельдерхоф,  почуявший в индонезийском проекте большой потенциал и возможность заработать солидную прибавку к своей пенсии. Де Гузман и Фельдерхоф принялись искать инвестора, который заинтересуется проектом, но не будет слишком сильно вмешиваться в их дела. Тут-то Фельдерхоф и вспомнил о Дэвиде Уолше, с которым он познакомился в Австралии десять лет назад. Уолш как раз искал какой-нибудь потенциально перспективный проект для своей небольшой компании Bre-X.

1993 году состоялся первый совместный ужин будущих партнеров по Бусангу. Геологи во всех красках расписывали перспек

ивы недавно открытого месторождения и сулили настоящие золотые горы рисковому инвестору, если только он не побоится вложить свои деньги. Уолш сопротивлялся не слишком долго — в марте Bre-X вложила первые 80 000 долларов в покупку и доразведку участка на индонезийском Борнео.

Деньги освоили очень быстро — к концу года посреди джунглей развернулся полевой лагерь, прибыли первые специалисты и закипела работа по геологоразведке месторождения. В 1994 году первоначальные результаты бурения показали обнадеживающие результаты, и программа разведки была значительно расширена. Геологи компании докладывали о новых все более впечатляющих показателях содержания золота в руде.

В 1995 году мало кому известная Bre-X заявила на весь мир об открытии нового месторождения в Индонезии. Небывало большого и богатого месторождения. Дэвид Уолш в многочисленных интервью утверждал, что оно может таить в себе до 200 миллионов унций золота, что делало его самым крупным когда-либо известным одиночным месторождением. Это было похоже на взрыв атомной бомбы — открытие века в золотодобывающей промышленности.

Тайна

Тогда еще никто не знал, что руководитель проекта, филлипинский геолог Майкл де Гузман, «подсаливает» образцы породы, подмешивая в них золото, буквально соскребая его с собственного обручального кольца.

В своих отчетах для Bre-X де Гузман держался в рамках разумного. Он старался, чтобы показатели наличия золота не выглядели слишком уж фантастичными, но были достаточны для подогрева интереса к Бусангу. Позднее следствие доказало, что за два с половиной года, пока продолжалось это мошенничество, де Гузман купил у аборигенов рассыпного золота, намытого в местных реках, более чем на 60 тысяч долларов. Все оно было тщательно измельчено и добавлено в керны породы, которые отправлялись на анализ в лаборатории.

В 1995 году схема едва не накрылась, когда крупные инвесторы, вложившие уже немало денег в Bre-X, наняли независимых аудиторов для проверки образцов руды, полученных в ходе геологической разведки на Бусанге. Эксперты обеспокоились слишком ровными краями найденных крупиц золота и начали задавать де Гузману разные неудобные вопросы. Талантливый геолог в ответ на это выдумал некую теорию «вулканического бассейна», которая объясняла необычные характеристики золота на месторождении. Пока акции компании бодро двигались вверх, это объяснение всех устраивало.

В декабре 1996 года банк Lehman Brothers строго рекомендовал акции Bre-X, сделавшей «золотое открытие века», к покупке. J.P. Morgan с оптимизмом оценивал перспективы молодой компании. Wall Street Journal и другие деловые издания не уставали делиться свежими новостями из Индонезии.

Первая оценка месторождения обещала около 2 миллионов тройских унций золота подтвержденных запасов, что делало его весьма крупным, тем более в Юго-Восточной Азии. С течением времени оценка месторождения по золоту постоянно увеличивалась — в 1995 году она составляла 30 миллионов унций (850 тонн), в 1996 году — 60 миллионов (1700 тонн) и к 1997 году достигла, наконец, 70 миллионов унций.

Неподтвержденные запасы оценивались

в фантастическую цифру в 200 миллионов унций,

что делало это месторождение крупнейшим

из известных за всю мировую историю.

Вместе с ростом оценки содержания золота росла и цена акций Bre-X. К 1997 году они стали стоить по 280 долларов США за штуку. Всего за три года общая капитализация компании выросла в 700 раз и достигла 4,4 миллиардов долларов. Bre-X стала самой дорогой золотодобывающей компанией в мире, обогнав тогдашнего лидера Barrick Gold. Ее акции попали в индекс S&P и торговались на TSE (фондовая биржа Торонто) и на американской NASDAQ. На компанию обратили внимание даже самые консервативные инвестиционные фонды — никто не хотел упустить такую крупную удачу. В случае, если компания сможет освоить месторождение в Бусанге, это сулило прибыль в размере 240 миллиардов долларов — небывалые деньги!

За таким лакомым куском хищники потянулись со всех сторон. Крупные ресурсодобывающие компании пытались поглотить Bre-X, действуя через переговоры и недружественную скупку акций, но Дэвид Уолш умело обходил расставленные ловушки и удерживал право на Бусанг за собой.

кенни уэллс дэвид уолш реальная история прототип мэтью макконахи фильм золото обзор kenny wells кенни уэллс золотоискатель

Индонезийское правительство также не могло остаться в стороне от этой золотой лихорадки. Президент Индонезии Хаджи Мухаммед Сухарто по прозвищу Улыбающийся генерал решил, что скромная Bre-X не сможет в полной мере обеспечить эффективную разработку месторождения и начал давить на руководство компании, требуя, чтобы они поделились правами на месторождение с какой-нибудь крупной золотодобывающей компанией, имеющий достаточные ресурсы и больший опыт в этой работе.

На эту роль как нельзя лучше подходила канадская компания с мировым именем — Barrick Gold. У нее были налажены тесные контакты с дочерью президента Сухарто — Сити Хардиянти Рукманой. Бусанг хотели поделить между семьей Сухарто и канадскими «монстрами» золотодобычи — такая ситуация Уолша совсем не устраивала, и он стал лихорадочно искать выход. Вскоре он нашелся — Bre-X наняли сына президента Сигита Харджожудантоона и он смог «по-доброму» договориться с Мухаммедом Хасаном, индонезийским бизнесменом и давним другом Сухарто, которого президент назначил ответственным за сделку.

После длительных переговоров Bre-X смогла выбить для себя более выгодные условия сделки. Компания оставила за собой 45% в совместном предприятии и права аренды на месторождение сроком 30 лет, а право разработки и оперативного управления, вместе с 15% акций перешло крупной американской компании Freeport-McMoRan Copper & Gold, Индонезия получила свои 40% проекта. Конечно же, и старина Хасан не остался без «небольшого» гонорара.

17 февраля 1997 года стороны ударили по рукам, и Freeport-McMoRan приступила к первичной комплексной проверке месторождения.

Таинственная смерть де Гузмана

Им предстояло подтвердить оценку содержания золота на месторождении и проверить достоверность ранее полученных результатов. Первые специалисты Freeport-McMoRan добрались до Бусанга и начали свою работу в начале марта 1997 года.

С этого момента события стали развиваться очень стремительно. 19 марта Гусман вылетел из Баликпапана в Бусанг на полевую встречу с геологами Freeport, но по дороге «выпрыгнул» из вертолета и упал на землю с высоты в 300 метров. Его тело разыскивали в течение четырех суток, и в итоге оно было найдено в болоте неподалеку от дороги к месторождению. У де Гузмана отсутствовали кисти рук и ступни ног, а его пенис согласно отчету индонезийских властей был «удален хирургическим путем». В кармане де Гузмана обнаружили предсмертную записку, в которой он невнятно ссылался на некое смертельное заболевание, из-за которого не видит смысла жить дальше.

Кто удалил его пенис «хирургическим путем», и как он потерял руки и ноги — осталось неизвестным — были ли это дикие животные, на протяжении четырех дней устраивавшие себе пир в глубине индонезийских джунглей, или здесь постарались неизвестные недоброжелатели, осталось неясным. Тем не менее, несмотря на все сложности, тело удалось опознать — коллега и земляк де Гузмана, другой филиппинский геолог, работавший на Bre-X, признал в погибшем именно Майкла де Гузмана, то же самое подтвердила одна из его любовниц.

кенни уэллс дэвид уолш реальная история прототип мэтью макконахи фильм золото обзор kenny wells кенни уэллс золотоискатель

Майкл де Гузман у своего вертолета в 1997 году

По мнению местных журналистов история смерти де Гузмана изобилует нестыковками и очевидными противоречиями — правительство долго не соглашалось провести вскрытие тела; медицинская карта свидетельствовала у наличии у де Гузмана лишь гепатита В, который не является смертельным заболеванием; зубы погибшего не совпали с рентгеновским снимком у дантиста де Гузмана; его семья так и не увидела предсмертную записку, а жена утверждала, что «покойный» муж перед смертью пребывал в отличном расположении духа, и речи о самоубийстве быть не может. Бортовой журнал вертолета, на котором летел де Гузман, был утерян, а место пилота в тот день занимал не гражданский летчик, а некий подполковник ВВС Индонезии, дававший весьма непоследовательные показания относительно обстоятельств гибели геолога.

Действительно ли де Гузман покончил жизнь самоубийством, страдая от болезни или опасаясь неизбежного раскрытия своей аферы, был ли убит своими «коллегами» или индонезийскими властями, дорожившими проектом или же попросту инсценировал свою смерть и скрылся — мы не узнаем уже никогда. Но факт остается фактом — смерть де Гузмана 19 марта 1997 года стала началом конца для Bre-X.

Новость о гибели главного геолога месторождения в Бусанге не сразу стала известна в «большом мире», но слухи о каких-то проблемах у Bre-X уже начали циркулировать в кругах инвесторов.

Коллапс

кенни уэллс дэвид уолш реальная история прототип мэтью макконахи фильм золото обзор kenny wells кенни уэллс золотоискатель

Через неделю после гибели де Гузмана, 26 марта 1997 года, Freeport-McMoRan объявили, что результаты их собственной разведки, проведенной под руководством австралийского геолога Колина Джонса, показали «незначительное содержание золота» в руде с месторождения Бусанг. Эта новость вызвала настоящий шок.

Bre-X затребовала дополнительную проверку результатов и новые пробные бурения в Бусанге, но результаты, полученные 1 апреля, оказались точно такими же: «месторождение Бусанг не имеет экономического значения». Акции стремительно дешевели, но некоторые инвесторы все еще хотели верить в возможность нелепой ошибки и держали свои ценные бумаги. Руководство самой компании, владевшее долями Bre-X, пострадало от этого не слишком сильно — еще до коллапса компании, начиная с 1995 года, когда цена акций Bre-X стабильно шла вверх, Уолш, Де Гузман и Фельдерхоф начали понемногу продавать свои ценные бумаги.

Все было сделано аккуратно

и не вызвало никаких подозрений,

но позволило им обогатиться в совокупности

на сумму около 100 миллионов долларов.

Еще через месяц, 4 мая 1997 года эксперты канадской фирмы Strathcona Mineral Services Ltd. опубликовали результаты своей проверки, которая заключила, что образцы руды из Бусанга были «подсолены» золотой пылью, полученной, в том числе, и из ювелирных украшений. Когда и как это произошло, достоверно выяснить не удалось, но сам факт подмены проб указывал на прямое мошенничество Bre-X.

Серьезные люди в дорогих костюмах пришли в бешенство. Торговля Bre-X ​​на TSE и NASDAQ была прекращена, и компания немедленно подала заявление о банкротстве. Во вторник, 6 мая, владельцы ценных бумаг Bre-X Minerals сбыли с рук 58,3 миллиона акций компании, что составляло более трети от общего объема, торгуемого на бирже. Всего за полчаса стоимость акций упала с 300 долларов до 8 центов, Bre-X Minerals подешевела на фондовой бирже Торонто в несколько сотен раз c 4,4 миллиардов долларов до смешной суммы в 10 миллионов.

Расплата

с целым рядом судебных исков от разгневанных инвесторов, самыми крупными из которых были три канадских государственных пенсионных фонда — «Пенсионный фонд муниципальных служащих провинции Онтарио», «Пенсионный фонд государственного сектора Квебека» и «Пенсионный фонд учителей провинции Онтарио». По самым скромным подсчетам крупные и мелкие инвесторы Bre-X потеряли около 4 миллиардов долларов (больше 6 миллиардов в ценах 2017 года).

Премьер правительства канадской провинции Альберта, где была зарегистрирована Bre-X, поручил расследование мошенничества специальному прокурору.  Было заведено уголовное дело и начались допросы обвиняемых.

Майкл де Гузман

Первым и на тот момент единственным кандидатом на «показательную порку» был, конечно же, Майкл де Гузман, «подсаливавший» геологические образцы, но он, как известно, трагически погиб или таинственным образом исчез, так что судить было некого.

Джон Фельдерхоф

Геолог и на тот момент уже вице-президент Bre-X по геологоразведке Джон Фельдерхоф отрицал всякую причастность к мошенничеству, и полиция ему поверила. Комиссия по ценным бумагам провинции Онтарио предъявила ему обвинения в «инсайдерской» торговле акциями, но доказать, что Фельдерхоф был осведомлен о грядущем провале проекта, не удалось. Судебные разбирательства тянулись 6 лет и ознаменовались громкой победой обвиняемого и его адвоката. Гражданские иски инвесторов также оказались не удовлетворены и они не смогли вернуть ни копейки своих денег.

Дэвид Уолш

Угроза нависла и над основателем Bre-X Дэвидом Уолшем, который отвечал за все происходящее в компании. Но после банкротства он не уставал делать невинные глаза и утверждать, что де Гузман просто обвел его вокруг пальца. Пока шло следствие, Уолш оставался на свободе и в 1998 году решил переехать из холодного Калгари на Багамы — поближе к солнцу, пляжам и теплому океану, чтобы постараться хотя бы на время забыть об этой некрасивой истории. Но инвесторы о ней помнили. Всего через месяц после его бегства в дом Уолша в Нассау ворвались двое человек в масках и, угрожая оружием, потребовали вернуть украденные деньги. Уолш им что-то пообещал, и они ушли с миром, а полиция так и не смогла найти преступников. Но то ли он не смог выполнить обещание, то ли перемена климата оказалась вредна для организма канадца — через две недели после этого инцидента он отправился вслед за де Гузманом. Мертвого Уолша нашли в собственном доме и диагностировали в качестве причины смерти аневризму головного мозга.

Масштаб аферы в Бусанге был просто беспрецедентным.

В течение двух с половиной лет геологам

под руководством де Гузмана

удавалось обманывать весь мир.

Тысячи проб руды, отбиравшиеся для отправки в лаборатории, «подсаливались» — к ним примешивали чистое золото, тем самым завышая показатели его содержания в руде. Невозможно представить, что такая наглая афера могла быть организована самими геологами без прикрытия руководства компании и аудиторских контор. Но в итоге ни полиции, ни многочисленным расследователям-журналистам не удалось ничего доказать — ключевой обвиняемый и самый важный свидетель был мертв, а остальные отрицали любую свою причастность. К тому же, в самый разгар расследования в полевом лагере Бусанга случился пожар, очень удачно уничтоживший архив со всеми геологическими отчетами по месторождению.

В 1999 году Королевская канадская конная полиция объявила о завершении расследования в отношении Bre-X. Обвинения по уголовному делу так и не были предъявлены ни одному из фигурантов скандала.

Последние два судебных иска к компании были закрыты 23 апреля 2014 года, требования истцов не были удовлетворены.

Фактически, никто так и не понес наказания за участие в «золотой афере века».

Уроки

«Золотая афера века» крайне негативно отразилась на всем рынке добывающей промышленности. После скандала с Бусангом инвесторы не спешили вкладываться в новые проекты, большое число золотодобывающих компаний прекратили выпуск новых акций, так как никто не хотел их покупать — убедить рынок в своей честности было теперь не так-то просто. Фондовая биржа Торонто погрузилась в тяжелый похмельный сон. После оглушительного роста Bre-X последовал такой же оглушительный обвал всех ценных бумаг — на некоторое время все операции пришлось заморозить. Большинство инвесторов после этого скандала повернулись спиной к ресурсным компаниям и искали более консервативные способы вложения своих денег — североамериканская горная промышленность на несколько лет лишилась обильного притока инвестиций.

Скандал с мошенничеством Уолша заставил канадских законодателей пересмотреть свое отношение к свободе рынка: они выпустили новый закон «Национальный инструмент 43-101», регулирующий продажу акций горнодобывающих компаний. Он был призван уберечь инвесторов от недостоверной информации о горнодобывающих проектах. Были введены новые правила и стандарты отчетности по разведочным работам — теперь горнодобывающие компании, торгующиеся на канадских биржах, вынуждены предоставлять образцы руды в герметичной упаковке в лаборатории, аккредитованные при Американском геологическом институте. В результате истории Bre-X и правильно сделанных выводов, фондовая биржа Торонто сегодня является одним из самых безопасных мест для инвестирования в юниорские компании по разведке и разработке месторождений полезных ископаемых.
https://disgustingmen.com/about/

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *