Уютный трикотаж: интернет магазин белорусского трикотажа

Книга о чем думают женщины – Книга: «Женщины, о которых думаю ночами» — Миа Канкимяки. Купить книгу, читать рецензии | NAISET JOITA AJATTELEN OISIN | ISBN 978-5-04-105058-0

Книга о чем думают женщины – Книга: «Женщины, о которых думаю ночами» — Миа Канкимяки. Купить книгу, читать рецензии | NAISET JOITA AJATTELEN OISIN | ISBN 978-5-04-105058-0

Книга О чём думают женщины?! , глава 1, страница 1 читать онлайн

1

Погода была ужасная…
Принцесса была прекрасная…
А может, всё было наоборот?!

Судьба, конечно, та ещё сука, но не все могут в полной мере оценить именно эту сторону её личности. К несчастью, к некоторым она предпочитает поворачиваться именно этой своей филейной частью. Классическим примером неудачника обыкновенного можно считать, пожалуй, каждого седьмого жителя нашей планеты Земля. Только скажите мне, с какого ж рожна именно мне так привалило?

Должно быть, вы, дорогие мои глюки, сейчас недоумеваете, о чём это я, студентка, ОД-ка и просто красавица с мужем и двумя детьми сейчас говорю? Что ж, пожалуй, начну сначала, а началось всё пять лет назад, когда один седоволосый чудак неопределённой ориентации щёлкнул пальцами. И мой мир перевернулся. Правда, в то время я ещё говорила о себе в другом роде.

Тогда, ещё будучи героем-спасителем всея магического мира Гарри Поттером, я готовился к свадьбе с любимой девушкой. Рядом были друзья, любимая метла и целый новый мир… пока однажды меня не вызвал к себе портрет незабвенного Альбуса Дамблдора.

С самого начала я заподозрил неладное, то ли дело всё было в интуиции, то ли зад, как локатор, уже уловил вибрации надвигающихся проблем. Открывшаяся дверь явила мне нынешнего директора Минерву МакГонагалл, лихорадочно капающую валерьянку (или что покрепче) в трясущийся стакан и предыдущего директора, сидящего в позе невинного агнца за её (своим?) столом.

Икнув, я развернулся и хотел было сделать ноги, зомбяков мне ещё не хватало вдобавок к галлюцинациям. Но у Альбуса были немного иные планы. Сделав грациозное и быстрое движение рукой, он с ласковой улыбкой принялся наблюдать за тем, как меня впечатала в стену с портретами неведомая сила.

— Мальчик мой, — обливаясь педофилическими слезами крокодила, начал педагог. – Ты сделал всё, как я и рассчитывал: победив Тёмного Лорда, выпустил сильнейшую волну магии, которая оживила и меня, и Северуса, и многих других!

В тот момент меня больше беспокоили птицы, кружащие над головой в вальсе, так что половину речей профессора и его хвалебных од я пропустил мимо ушей. Ну, как пропустил, слышал краем уха какой-то комариный писк, но слышалось почему-то только «бла-бла-бла»…

Однако конец речи Дамблдора я всё же услышал. Ой, как же услышал… прямо даже решил, что головой всё же долбанулся излишне сильно.

— Понимаешь, когда Северус пришёл ко мне, времени изыскивать какой-то другой план просто не было, пришлось действовать быстро, а главное – чётко. Никто не должен был знать, что Гарри, Лили и Джеймс живы, а место мальчика занял…л ты.

Не то, что бы я ему не поверил, но вот вопрос собственной вменяемости встал просто выше мировой инфляции.

Нервный смех постепенно перешёл в истерический хохот. Ну, а как иначе? Мёртвый директор сообщает, что я вовсе не Гарри Поттер, а кто-то там по фамилии Адамс. Ещё одна семейка трупаков, блин.

Тогда, ещё будучи нежной ромашкой и не умея ругаться, как заправский автомеханик, мой рот, минут через тридцать, когда МакГонагал и мне уже накапала, выдал нечто среднее между «да вы издеваетесь» и «всё-таки спятил».

Нельзя сказать, что подобное удивило – леди Судьба никогда особенно не любила мою бренную тушку, но не настолько же…

Официальное объяснение (чтобы никто из знакомых потом не бегал по врачам и аврорам, де «Гироя падминили, ащ-ащ!!!») было перенесено на вечер, а меня оставили общаться с Поттерами: ушлый старикан решил, что хрупкого подростка бить сильно не будут. Что ж, на месте этих людей я бы прикончил себя тут же. Что ж, эти садисты решили пойти длинным путём.

Сначала на меня накинулась Лили. После продолжительных обниманий и сюсюканий-причитаний на тему «ах, почему никто не кормил ребёнка?!» выражение лица напоминало кирпич. Да и по цвету тоже соответствовало. Возможно, до Поттер просто не дошло, что я вовсе не ещё один член их семьи, а левый чувак, который примазался, но сочувственные лица её сыновей и мужа говорили: бежать поздно.

В общем, после принятия в семью, клуб «Пострадавших от заботы Лили» и затяжного обеда, я был практически счастлив, что имею к этому семейству весьма посредственное отношении. Даже Молли Уизли не вела себя столь… странно. Улучив момент, всё же поинтересовался, всё ли у миссис Поттер в порядке с головой, на что Люк, её младший сын, просто сочувственно вздохнул. Забегая вперёд, могу сказать, что эта милая женщина и по сей день считает своим долгом каждое утро передавать булочки, пользуясь каминной сетью.

Во время разговора с Поттерами (то есть, в моменты, когда Лили замолкала) получилось узнать, что Джеймс, Гарри и Люк – вполне хорошие люди. Меня это сильно расстроило – даже злиться на них не получалось, самое страшное, что могло произойти, с ними уже случилось – миссис Поттер показала фотки «голеньких» мальчиков. Порою я даже был рад, что родителей не было рядом все эти годы.
Тогда казалось, что хуже уже быть не может. Конечно же, сразу стало ещё хуже.

В назначенный час я, «воскресшие» Люпин, Снейп, Фред и и Поттеры, были вынуждены собраться всё в том же злополучном кабинете седобородого ге…ния. Сказать, что я был рад, увидев некоторые лица – ничего не сказать, но ни обняться, ни пустить по мужской, скупой слезе, нам не дали. А всё из-за Люпина: несчастный оборотень не выдержал потрясений и хлопнулся в обморок. Снейп, ругаясь как бабулька, увидевшая с утра шалаву, благородно отпоил Люпин своей отравой. Меня же спасла Лили, запретившая издеваться над ребёнком. Кто бы знал, как я хотел, чтобы надо мной поиздевались…
Церемония узнавания прошла быстро и по отработанной схеме: обморок, истерика, валерьянка.

В конце Дамблдор объявил меня Гвен Адамсом и, виновато кося пьяненькими глазками (дорвался, махинатор проклятый, чтоб ему только трансвеститы дав…), попросил Минерву поставить зеркало. Не Ежа*, а нормальное. Внутри всё заледенело, как перед объявлением результатов заваленного экзамена: вроде как и знаешь, что гильотина близко, а всё равно надеешься. Профессор щёлкнул пальцами, а я зажмурился. Не то, чтобы «превращение» было болезненным, но отдалось щекоткой в несколько интимных местах. Эх, молодость-молодость, это сейчас могу сказать: грудь и член, а тогда – «стыдно признаться, где».

По комнате пронёсся удивлённый вдох. Рон, кажется, хлопнулся в обморок. Снова.
По полу прокатилась парочка челюстей, а я, наконец, отважился продрать зенки.

Первыми были глаза. Большие, скорее болотно-жёлтые, а не изумрудные. Потом появились щёки с россыпью веснушек, курносая кнопка посерёдке лица и лезущие в глаза курчавые тёмные пряди. Хотя убило меня не это. Что вы, как можно пенять на Судьбу за столь мелкие, незначительные перемены?! Хотя какая к Салазару разница?! Мир всё равно померк через пару секунд, когда я, наконец, осознал, что же так мешается сверху, над животом.

Единственное слово получилось выдавить жалким фальцетом, когда картинка сложилась в голове. Слово было ёмким, красочным и абсолютно точно отражало как эмоции, как и ситуацию в целом. Посмотрев в зеркало, я вякнул только одно:

— Бля, — и свалился в обморок. Что ж я раньше не подумал: Гвендолин – явно женское имя.

* Зеркало Еиналеж

Рассказ «О чем думают женщины?» – читать онлайн

В постели не заладилось.  

– И чего ей еще надо, – до крайности расстроенный Сережа невнимательно изучал содержимое холодильника ближе к часу ночи. С особой досадой он вспоминал мечтательные глаза Наташки и мягкое, вкрадчивое ‘ой, да что-то не охота как-то’. Общая атмосфера и игривый настрой супруги прямо противоречили ее словам. – О чем она вообще думает? – вызверился он вслух, доставая еще месяц назад початую бутылку.  

– О чем думает – это можно узнать, – за столом материализовался собутыльник. Серый, чуть затертый костюм неплохо облегал чуть полноватую фигуру. Возле ног позднего гостя пристроился видавший виды кейс. На голове намечалась лысина, но взгляд гостя все еще сохранял юное веселье.  

– А что это у вас с ногами? – поинтересовался Сережа, кивнув на задние конечности, которые неожиданный собутыльник стыдливо прятал в тени табуретки.  

– А, заметили-таки, – небрежно бросил гость и с видимым наслаждением вытянул ноги вперед. Неаккуратно опиленные копыта слоились. – Целый день, понимаете, на ногах, – попытался оправдаться он. – Работы уйма. Бегаешь-мечешься, на педикюр времени не хватает. Наливать-то сегодня будете?  

– Стаканы сзади в шкафу, – Сережа понюхал сосиску и достал соленый огурец из мутной, холодной банки. Сопя, нарезал на десертной тарелочке. Гость неторопливо протер пальцем стаканы. Разлили. Выпили. Сережа, незамедлительно хмелея, крякнул, закусил сосиской и подвинул тарелку к гостю.  

– Не нуждаюсь, – закивал собутыльник. – А вот беленькой порой неплохо хватить стакашку-другую. Так что, говорите, желаете знать, о чем женщины думают?  

– А можно? – удивился Сережа.  

– Можно, – гость потянулся за кейсом и стал перебирать какие-то бумаги. – Заполните договорчик. Оплата по прейскуранту.  

– Душу целую, что ли? – ехидно поинтересовался Сережа.  

– Ну мы же не банк с грабительским кредитом, – деланно возмутился гость. – Согласно условиям предоставления, всего лишь восьмушка.  

– Восьмушка чего? – удивился Сережа.  

– А что вы собирались отдать – почку что ли? – язвительно поинтересовался собеседник. – Согласно условиям договора, вы передаете в безоплатное и вечное пользование на основании генеральной доверенности восьмую часть души.  

– А как вы ее из целой души выделите? – глупо спросил Сережа.  

– Это к техническим специалистам, если интересно, я из юридического отдела, – отмахнулся гость. – Так что – будете подписывать или еще по одной стакашке и разойдемся, кто куда? Я – на работу, вы – дальше колобродить по квартире во втором часу ночи?  

Сережа разлили еще по одной. Молча выпили. Сережа закусил куском холодного огурца.  

– Ну давай сюда бумаги, – осмелел он и нетвердой рукой оставил размашистую подпись выше слов ‘Получатель дара’.  

– Ну что же, – гость, педантично отставив мизинец, постукивал пачкой документов по столу, чтобы листки бумаги сложились аккуратной стопкой, – поздравляю с приобретением. Доставка будет завтра с утра, между 7. 30 и 8:00. Хотя, если по совести, – поздний собеседник вздохнул, – даже не знаю, дар это или… – и скорбно поджал губы, проникновенно заглянув в глаза Сереже.  

– Это еще что значит? – возмутился Сережа. – А что ж ты мне, черт такой, сейчас впарил? Китайскую подделку?  

– Нет, дар натуральный, от производителя, – гость хлопнул, закрывая кейс. – Завтра уже опробуете. Просто знаете, продукт новый, толком не опробованный. Поэтому так дешево. И статистики отзывов пока не вели. Но, как по мне, спорный он, продукт этот. Не поймешь, не то дар получил, но не проклял тебя кто-то крепко.  

– Ай, спасибо, раньше не мог сказать? – зло спросил Сережа. – И что мне теперь с этой фигней делать? Уплачено уже ведь.  

– Ну, не знаю, сами ведь заказали, – пожал плечами собеседник. – Наслаждайтесь или как уж у вас получится. Гарантия пожизненная. Возврата нет, есть обмен с доплатой.  

– Хрен вам, а не доплату, – Сережа сердито прищурился.  

– Простите, но хрен не берем, только высокоэнергетичное сырье – души, мечты, чаяния. Ну, доброй вам ночи, – гость встал, взял кейс, чуть поклонился и стильно, со вкусом растворился в воздухе.  

– Приснится же чертовщина, – вздохнул Сережа, выпил еще одну стакашку и отправился в постель.  

– Сережа, на работу опоздаешь! – ворвался в утренний бодун голос Наташи. Металла ему добавляло мелодичное звяканье посуды, раскатами боли отзывавшееся в больной голове Сережи.  

– Не ори, лапочка, – простонал он и зарылся головой в подушку. В памяти всплыли ночные события. ‘Сон, все приснилось. Дурной спит – дурное видит’, – решил Сережа.  

– Ты чего, пил среди ночи? – в дверном проеме показалась кудрявая Наташкина голова. Сережа высунул один глаз из подушки.  

‘Пьянь болотная. Тряпка. Я на ногах с шести утра, а этот валяется. Не хватает только, чтобы велел завтрак в постель подать, блин’, – читалось в ее глазах.  

– Сереженька, сварганить тебе яичницу? Жирная пища помогает с похмелья, – елейным голоском между тем продолжила жена.  

– Яичницу да, – согласился Сережа. – Пожалуйста. Из двух яиц.  

‘Я же говорю – больной ублюдок’, – с презрением прозвучала в Сережиной голове мысль жены.  

– Но если ты занята, не готовь, я и не хочу вовсе, – быстренько исправился он.  

– Да мне не сложно, все равно в кухне толкусь, – Наташа проворно скрылась и загремела сковородками с утроенной энергией, а до Сережи доносились обрывки ее мыслей.  

‘Надоело… Яичницу ему… Где перец? Блин, соль закончилась… А ведь просила купить… Ой, кажется, тухлое… Да ладно, с бодуна не заметит… ‘  

И тут Сергей, 38-летний управленец среднего звена в крупной строительной компании, всерьез испугался. Испугался всего сразу – и чужих монологов в голове, и отсутствия соли, и, конечно, тухлого яйца на завтрак. Энергично вскочив с дивана, он кинулся в душ.  

– Наташенька, не готовь мне яичницу, я не голодный, на работу опаздываю! – по пути кинул он. ‘Кааазел’, – донеслась до него обиженная Наташина мысль.  

Наскоро намылившись гелем, Сережа долго подставлял лицо потокам воды, стараясь смыть с себя Наташины мысли. Бодун растворился в мелкой водяной пыли.  

– Приснилось, ну приснилось точно, не бывает так в жизни, – уговаривал он себя. – Я себя накручиваю. Не бывает чертей. Договора бывают, заработался, вот и вышло. А все остальное – показалось. Показалось!  

Быстро оделся. Хотел быстренько выскользнуть из дома, пока Наташа перемалывала в голове какую-то чушь из вчерашнего сериала и попутно обдумывала ремонт кухни. Но вовремя спохватился – ведь полночи пил.  

– Котик, – подошел Сережа к жене как можно тактичней, – от меня выхлоп есть?  

Наташа наморщила нос.  

‘Фу блин, какое вонидло’, – молниеносно пронеслась ее мысль в Сережиной голове.  

– Почти нет, съешь пару мятных таблеток – и можно за руль, – и потянулась за сумкой, где у нее жила россыпь коробочек конфет на любой вкус.  

‘Хоть бы ты разбился, что ли’, – очень тоскливая мысль влажной, неприятной улиткой проползла в Сережиной голове.  

– На автобусе поеду, – решительно сообщил он.  

– Так, конечно, спокойней, – поспешно согласилась Наташа.  

‘Ага, давай. В час пик. Ты хоть знаешь, какой тебе автобус нужен? ‘, – ехидство стрельнуло молнией в висок. Бегло поцеловав жену в лоб, Сережа выскочил из дома и бросился к остановке транспорта.  

В автобусе пахло сладким утренним потом сограждан. Мечтательный худой подросток, ухватившись за поручень, как нелепая птичка жердочку, улыбался чему-то в окне.  

– А этот ничего вроде, – донеслась до Сережи чья-то мысль. Женщина чуть за 30 с уже чуть оплывшей фигурой, но все еще сохраняющая миловидность, оценивающе разглядывала его в наглую, впритык. Сереже стало неудобно. – Руки красивые. И нос ничего так.  

– Дура малолетняя, – мысленно ругалась бабка в другом конце автобуса на девушку в коротких шортах поверх темных колготок. – Попу выставила и пошла. Шалава малолетняя. Мне б ее годы.  

– Позвонит или нет, – думала тем временем девушка, рассеянно копаясь в телефоне.  

– Да нафиг он мне сдался, – решила тем временем женщина чуть за 30, отвернувшись от Сережи. – Лысеть начал. На голове три волосины скоро останется.  

Сережа пристыженно пригладил волосы.  

– Хочу щенка, хочу щенка, хочу щенка, папа купит мне щенка, – восторженно визжала мыслями девочка, сидя у мамы на руках.  

Мамины думы были односложны:  

– Молоко. Хлеб. Зайти за справкой к врачу. Молоко. Хлеб. Спать хочу.  

– Куда они все едут по утрам? – тоскливо тянула дама крепко за 40 с пакетом, плотно набитым тетрадями в руке. – На работу, что ли? Да у нас в школе вместе с учениками столько народу не наберется, как в этот автобус набилось. Кстати, симпатичная сумочка, надо поискать на сайте объявлений что-то похожее. Не забыть полить фикус в подсобке.  

Сережа помотал головой, но чужие голоса не исчезали, а только усиливались.  

– Я одна, совсем одна, понимаешь? – с надрывом спрашивала 16-летняя фурия с густо наведенными черным глазами. Одной рукой фурия держалась за поручень, второй неустанно теребила лацкан кожаной куртки. – Я одинока в бурной реке этой жизни, как… как гавно в проруби… блин, стихи у меня получаются лучше.  

– А передадите за проезд? – Сережино плечо тронул утомленный мужик.  

– Господи, да вы можете как-то потише все, а? – вдруг взорвался Сережа. В автобусе упала гробовая тишина. – Ну, думать потише, – исправился Сережа, не надеясь на понимание. – Давайте сюда ваши деньги, передам за проезд.  

– ‘Потише думать’? Отличная мысль, спасибо, дядя, – распрямила спину 16-летняя фурия.  

– Не за что, – механически отозвался Сережа вслух и прикусил губы, чтобы не ляпнуть еще что-то.  

– Мельчает мужик, – с горькой радостью мысленно констатировала учительница. – К сорокету вовсе с катушек съезжает. Вымирает нация.  

Сережа в панике покинул автобус на следующей же остановке и пешком дошел до работы. Безбожно опоздав, он услышал примерно десяток неодобрительных оценок разной степени пошлости от сотрудниц и поспешил скрыться в кабинете.  

Там – спокойно. Там только Толик и Владимир Иванович.  

Сереже почти удалось настроиться на рабочий лад, когда в кабинет продефилировала Люда из бухгалтерии. Несмотря на возраст, давно переваливший за отметку в 50, ей удавалось оставаться магнетически притягательной и сохранять за собой имидж Загадочной Женщины.  

– Владимир Иванович, что по квартальному отчету? – томно протянула она. Владимир Иванович расплылся в улыбке.  

– Как все это осточертело. Жизнь прошла мимо. Устала. Цифры эти, отчеты, черт бы их подрал. И все одна. А сиськи обвисли, как сдувшиеся шарики, – лениво перебирала в голове Люда. – Морковка осточертела. На моря бы. С молодым любовником. А там и помирать нестрашно, чай, не девочка уже. Этот бы подошел, – бросила она быстрый оценивающий взгляд на Сережу.  

– Не надо, – поперхнулся кофе Сережа.  

– Что – не надо? – обернулись все.  

– Да нет, ничего, – смутился Сережа, не зная, куда деть глаза.  

Любой визит сотрудниц вызывал в нем бурю эмоций. До обеденного перерыва пять очаровательных дам оставили в душе Сережи выжженную пустыню. Рабочий процесс был сорван, и обеденный перерыв пришелся очень кстати, но выходить из кабинета Сережа попросту боялся. Он боялся отправиться в ближайшее кафе с дешевыми бизнес-ланчами. Он боялся купить кефир и булку в магазине и устроить трапезу в парке. А еще больше он боялся пойти в офисную кухню и взять кофе с печеньем.  

Потому что повсюду были женщины. И они думали.  

– Владимир Иванович, – Сережа умоляюще посмотрел на шефа, надевающего пиджак, – а отпустите меня домой. Что-то мне сегодня нездоровится. Голова, знаете. Погода, может. И перебрал вчера слегка.  

– Ну, с кем не бывает, – Владимир Иванович был в хорошем настроении. – Иди, отоспись, работа не волк, в лес не убежит.  

В дверях кабинета Сережа столкнулся с девочкой-практиканткой из пиар-отдела.  

– Сколько можно сюда шастать? – возмутился он. – Работать людям не даете!  

– Гы-гы, – подумала девочка-практикантка, глупо моргая.  

К счастью, она была на редкость пустоголовой.  

– Домой. Пешком, – со стороны могло показаться, что за Сережей гнались. Энергично размахивая руками, он преодолевал марафон к дому, стараясь обходить всех представительниц прекрасного пола как можно дальше.  

На лестничной площадке он вновь поймал волну Наташиных мыслей. Она была в прекрасном настроении. И, лишь подходя к дверям, Сережа понял, почему.  

У нее был свой большой дом и собака. Ей было 25. Он была жгучей брюнеткой, а не крашенной блондинкой. И у нее был любимый мужчина по имени Алешенька, подозрительно похожий на актера Тома Круза. С которым она предпочитала развлекаться с постели самыми изощренными способами, на которые только способны воображение и пределы гибкости и человеческого тела.  

Сережа сел на ступеньку, чтобы лучше понять масштабы открывшегося кошмара. Чем дальше он слушал, тем неприятнее ему становилось – будто в чужой спальне подглядывать.  

– Здравствуйте-здравствуйте, – уже знакомый ночной гость, стоя возле двери соседки, до крайности вредной бабки, обернулся к Сереже. – Доставочку получили, проблем не возникло?  

– И что ты тут, гнида, делаешь? – взорвался Сережа.  

– Да тут один срочный заказ на ясновидение, – сверился тот с путевым листом. – Не скучайте, если что – обращайтесь! – и проскользнул сквозь дверь.  

Сережа вздохнул. Остатки совести и Гордость диктовали срочно предложить Наташе развод. Логика чесала затылок. Непонятно как выжившие кусочки Романтики юности, посмотрев на весь этот раздрай, вдруг предположили:  

– Но ведь эта женщина неспроста в твоей жизни. И ты ведь не Ален Делон, а она все с тобой. Честная. Заботливая. Нежная. Дом на себе тянет. Любовник – и тот воображаемый. Да ладно, бывает и похуже, давай попробуем починить?  

– Ну, попробуем – толку-то? – мрачно возразил себе Сережа.  

– А Наташкин-то козел, который вечно своей машиной мне под окном пердит, повесится скоро, – прозвучала ехидная мысль бабки-соседки.  

– Ну, раз терять нечего, давай пробовать, – резюмировала Логика. – Хуже не будет, верно?  

Нетвердой рукой Сережа позвонил в дверь.  

– Кого там несет? – удивилась Наташа, прервавшись от мысленного полива цветника возле воображаемого дома. Открыла дверь.  

– Сереженька, ты чего бледный такой? – ужаснулась она вслух и про себя. – Нездоровится?  

‘Перепил? ‘, – добавила мысленно.  

– Да что-то… Как-то… В общем да, – промямлил Сережа.  

‘Зайчик мой бедный. Хороший мой. Надо чаю ему сделать’, – с неожиданной нежностью подумала Наташа. Сережа с чувством сгреб жену в объятия и крепко сжал.  

– Ого, какая прыть, – удивилась Наташа про себя, и Сережа с удовольствием фыркнул ей в шею.  

– Нихрена по картам этим не понять. Может, и не повесится, – рассуждала за стеной бабка-соседка. – Может, просто свихнется.  

– Хочу черное шелковое платье в белый горох. И чтобы спина открытая. Надеваю и иду гулять с лабрадорами ближе к побережью от особняка, – думала тем временем Наташа, обнимая мужа в ответ.  

Сережа взвыл.

Читать Поступай как женщина, думай как мужчина. Большая книга бестселлеров — Харви Стив — Страница 1

Стив Харви

Поступай как женщина, думай как мужчина. Большая книга бестселлеров

Поступай как женщина, думай как мужчина. Большая книга бестселлеров - _1.jpg

Steve Harvey

ACT LIKE A LADY – THINK LIKE A MAN

Copyright © 2009 by Steve Harvey

Published by arrangement with Amistad, an imprint of HarperCollins Publisher

STRAIGHT TALK, NO CHASER

Copyright © 2010 by Steve Harvey

ACT LIKE A SUCCESS, THINK LIKE A SUCCESS

Copyright © 2014 by Steve Harvey

© Епимахов О. С., перевод на русский язык, 2012

© Андреев А. В., перевод на русский язык, 2018

© Александров Д. И., перевод на русский язык, 2018

© ООО «Издательство «Э», 2018

Поступай как женщина, думай как мужчина

Эта книга посвящается всем женщинам. Я надеюсь вооружить вас видением и пониманием мужского менталитета.

Вступление

Все, что нужно знать о мужчинах и отношениях с ними

Более двадцати лет я зарабатываю на жизнь тем, что забавляю людей и заставляю их смеяться – над самими собой, друг над другом, над семьей, друзьями и, конечно же, над страстью, сексом и отношениями между полами. В основе моего юмора всегда лежит жизненная правда, и он всегда полон мудростью – той, что приходит с жизненным опытом, наблюдениями, изучением и познанием людей и окружающего мира. Говорят, мои шутки находят широкий отклик у людей, потому что они могут увидеть в них себя, особенно в тех, что касаются отношений между мужчиной и женщиной. Я не перестаю удивляться тому, как много люди говорят, размышляют, читают и спрашивают о них – и даже завязывают эти отношения, совершенно не представляя себе, как их развивать. Если во время своих странствий по этой данной нам Богом земле я и обнаружил нечто интересное, так это то, что: a) слишком много женщин совсем не понимают мужчин; б) мужчинам слишком многое сходит с рук, потому что их женщины так и не смогли их понять; в) я владею ценной информацией, которая изменит ситуацию.

Я обнаружил это, когда организовал на радио утреннее «Шоу Стива Харви». Когда шоу проходило в Лос-Анджелесе, я создал в нем рубрику «Спросите Стива», куда могли звонить женщины и задавать любые вопросы. Абсолютно любые. Я полагал, что в крайнем случае «Спросите Стива» превратится в хорошее комедийное шоу, и поначалу так оно и было – все сводилось к шуткам. Но вскоре я понял, что на самом деле моим слушателям, главным образом женщинам, было совсем не до смеха. Они пытались решать десятки проблем: знакомство с мужчинами, партнерские обязательства, безопасность, семейное имущество, надежды на будущее, духовность, трудности с родственниками, вопросы физической привлекательности, старение, дружба, дети, равновесие между работой и домом, образование… Не было темы, которую они бы не затронули. Но больше всего женщин интересовали – как несложно догадаться – мужчины.

В «Спросите Стива» и позже, в той части нынешней версии «Утреннего шоу Стива Харви», которая называется «Земляничные письма», женщины ясно дают понять, что они хотят взаимности в отношениях с мужчинами: хотят, чтобы их любовь получала равноценный отклик; хотят, чтобы те романтические жертвы, на которые они идут ради своих потенциальных партнеров, были оправданны; чтобы на переполняющие их чувства реагировали с аналогичной страстью; и чтобы то особое значение, которое они придают данным обязательствам, в равной степени принималось, ценилось и уважалось.

Проблема большинства звонящих мне женщин в том, что они просто не получают взаимности от мужчин, из-за чего чувствуют себя разбитыми, потерянными и разочарованными.

Когда с шутками покончено, микрофон отключен, а огни в студии гаснут, я размышляю над женскими вопросами и теряюсь – теряюсь, потому что, хотя мои слушательницы и имеют определенный опыт в общении с мужчинами (как с друзьями, бойфрендами, любовниками, мужьями, отцами, братьями или коллегами), им все равно искренне хочется знать, как получить любовь, которой они жаждут, в которой нуждаются и которую заслуживают. Я пришел к выводу, что истина, которую они пытаются найти, далеко не столь очевидна для них, как она очевидна для нас, мужчин. Несмотря на все свои старания, они не могут понять нас.

Осознав это, я прекратил подшучивать над своей аудиторией и стал очень серьезен – я начал делиться житейской мудростью об отношениях с мужчинами, мудростью, накопившейся в результате более чем полувековой работы над темой, как быть мужчиной. Я подолгу беседовал об этом с моими друзьями: спортсменами, кино- и телезвездами, страховыми маклерами и банкирами, дальнобойщиками, тренерами баскетбольных команд, пасторами и священниками, руководителями бойскаутских организаций, директорами магазинов, бывшими и нынешними заключенными и даже жуликами. Всех нас объединяет одно: мы – очень простые люди, и все мы думаем в общем-то одинаково.

Когда я пропускаю свои ответы через призму мужского подхода, моя женская аудитория начинает осознавать, почему сложности и нюансы, которые они привносят в свои отношения с противоположным полом, на самом деле не приносят им пользы. Я сразу же показываю им, что в этом вопросе не стоит ждать от мужчин женской реакции. И тогда они понимают, что проницательность и знание того, как общаться с мужчинами на их условиях, на их территории и с учетом их менталитета, может, в свою очередь, принести женщинам именно то, чего они хотят.

Советы, которые я давал звонившим в «Спросите Стива», стали настолько популярны, что мои поклонники – как женщины, так и мужчины – стали спрашивать, когда же я напишу книгу об отношениях между полами – книгу, которая разъяснит женщинам, как установить крепкие, надежные отношения, а мужчинам, готовым для подобных отношений, объяснит, как получить признание за то, что они могут и желают привнести в эти отношения. Признаюсь: поначалу я не видел особого смысла в подобной книге. Ну, что я могу добавить к этой теме, помимо ответов, которые каждое утро даю миллионной аудитории? И шире: как ко мне можно относиться всерьез? Эй, я же не писатель.

Но затем я задумался об отношениях, которые завязывались в моей жизни, поговорил с некоторыми из своих друзей-мужчин, со своими сотрудницами и помощницами и собрал несколько неофициальных фокус-групп. Я присмотрелся к тому, как эти отношения влияют на каждого из нас, и особенно на меня самого. Мой отец? Он прожил в браке с моей матерью шестьдесят четыре года. Моя мать была бесценна для него. И она была бесценна для меня – это главный человек в моей жизни.

Одинаково ценны для меня моя жена и мои дети. Мои девочки и мое беспокойство об их будущем вдохновляют меня и на написание этой книги. Они вырастут и будут стремиться к достижению той же мечты, что и большинство женщин: Муж, Дети, Дом, Счастливая жизнь, Настоящая Любовь. И я безумно хочу, чтобы моих детей не сбили с толку мужские забавы, корыстные и эгоцентричные, которые все мы склонны показывать миру до тех пор, пока не становимся мужчинами, которыми нас хочет видеть Бог.

Я знаю – благодаря своей матери, жене и дочерям, а также благодаря миллионам моих слушательниц: женщинам нужен посредник, кто-то, кто поможет им решить проблемы и получить то, что им необходимо. Я решил, что могу стать тем парнем, который перемахнет через разделяющий нас забор и скажет:

Я собираюсь открыть вам мужские тайны – то, что, с одной стороны, мы хотим, чтобы вы знали о нас, но с другой – боимся их открыть, потому что можем потерпеть поражение в этой игре.

По сути, книга «Поступай как женщина, думай как мужчина» излагает тактику этой игры. Помните, как несколько лет назад «Нью-Инглэнд Пэтриотс» обвинили в одном из крупнейших мошенничеств в истории НФЛ? Следователи обнаружили, что эта футбольная команда тайно вела видеосъемку тренировок будущих соперников и записывала тренерские установки с целью изучить их тактику, что давало им явное преимущество в будущей игре. Безусловно, грязные методы «Патриотов» приносили им такую же пользу, как если бы они в открытую изучали тактику и стратегию своих соперников. Имея такое преимущество, «Патриоты» могли без труда выигрывать.

Л. Аделайн — Что хотят женщины » Книги читать онлайн бесплатно без регистрации

В этой книге общество «С.Е.К.Р.Е.Т.» откроет все свои тайны. Кэсси Робишо наконец находит любовь, о которой мечтала всю жизнь. Мужчину своей мечты. Уилла Форе. Находит и тут же теряет. Узнав, что Кэсси – член общества «С.Е.К.Р.Е.Т.», где женщина может воплощать свои сексуальные фантазии, Уилл рвет с ней отношения. Сможет ли безутешная Кэсси ус покоить свое сердце, помогая новым членам общества? Забудется ли она в новом любовном увлечении? Сможет ли простить Уилла, когда он поймет, какую ошибку совершил? Взрывной финал феноменальной трилогии. Впервые на русском языке!

Л. Мари Аделайн

Что хотят женщины

С.Е.К.Р.Е.Т. Книга 3

Посвящается Лизе Лаборд, с любовью и благодарностью

L. Marie Adeline

S.E.C.R.E.T. REVEALED: A SECRET NOVEL

Copyright © L. Marie Adeline, 2014

© Т. Голубева, перевод, 2015

© Издание на русском языке. ООО «Издательская Группа „Азбука-Аттикус“», 2015

Издательство АЗБУКА®

* * *

Она исключает слово «случайный» из словосочетания «случайный секс», наполняя сцены с героями, которые больше никогда не увидятся, подлинной эмоциональностью и физической притягательностью.

USAToday.com

«С.Е.К.Р.Е.Т.» позволит вам почувствовать себя богиней.

Romantic Times

Почему вы решили написать роман под псевдонимом и как вы выбрали его?

В своем решении остаться анонимной я исходила из того, что у читателя должно сложиться непредвзятое мнение по отношению к роману, на которое не влияет имя автора. Чем меньше читатель думает об авторе, тем лучше. Но чем популярнее становился роман, тем сложнее было скрывать свое имя.

Аделайн – это девичье имя моей бабушки, родившейся в 1899 году и отличавшейся весьма строгими взглядами в вопросах секса. Когда я посоветовалась с сестрой, не оскорбит ли родственников, если я напишу эротический роман под именем бабушки, сестра ответила: «Нет, это будет забавно».

Какой урок читатель сможет извлечь из романа «С.Е.К.Р.Е.Т.»?

Я надеюсь, что эта книга пробудит сексуальные фантазии, что у читателя изменится взгляд на эротику, он станет более радостным и несерьезным. Ведь с моей точки зрения, эротические отношения таковы, что в них женщина должна контролировать ситуацию, а мужчина с энтузиазмом участвовать в них.

Что вас наиболее поразило, после того как вы напечатали «С.Е.К.Р.Е.Т.»?

Я никогда не думала, что книга будет продаваться более чем в тридцати странах. Мне казалось, что, зайдя в местный книжный магазин и увидя книгу, я тихо скажу: «Это написала я». И никто мне не поверит. Я никогда не думала, что книга будет встречена с таким энтузиазмом.

Из интервью с автором романа «С.Е.К.Р.Е.Т.»
ДЕСЯТЬ ШАГОВ

Шаг первый: Капитуляция

Шаг второй: Смелость

Шаг третий: Доверие

Шаг четвертый: Великодушие

Шаг пятый: Мужество

Шаг шестой: Уверенность

Шаг седьмой: Любопытство

Шаг восьмой: Бесстрашие

Шаг девятый: Изобилие

Шаг десятый: Освобождение

Неужели прошла всего неделя? Всего неделя с того момента, когда я надела тот необыкновенный черно-белый кружевной бюстгальтер с такими же трусиками? Прижавшись ухом к двери, я прислушивалась к тому, как он поднимался, перешагивая через ступеньку, заставляя себя сосчитать до пяти после того, как он слегка сбился с шага, изо всех сил пытаясь выглядеть хоть чуть-чуть менее взволнованной из-за предстоящей встречи, чем это было на самом деле. Но меня хватило ровно на три секунды, после чего я распахнула дверь.

Это был мой Уилл, с пучком каких-то паршивых цветочков, явно прихваченных со столика в кафе.

– Это тебе, – сказал он, сунув цветы сначала мне под нос, а потом бросив их через мою голову на пол. – А это для меня, – добавил он, подхватив меня и перенеся на кровать.

Он бросил меня на покрывало. Я восторженно взвизгнула, когда Уилл дернул вверх мой бюстгальтер, сдвигая его с места, и поцеловал в живот. А потом я ослабела, наблюдая за тем, как один лишь вкус моей кожи воспламеняет его, заставляет испытывать голод, делает грубым, что я находила мучительным и невероятно волнующим. Тот звук, который вырвался из горла Уилла, когда он наконец расстегнул мой бюстгальтер и отшвырнул его в сторону… Я буквально впитывала его.

– Это все настоящее? – спросил он, охватывая ладонями мою грудь.

– Ну, я подумывала насчет имплантов, но я просто не из таких женщин, понимаешь? – ответила я, лениво проводя пальцами по его густым темным волосам.

Но Уилл был не в том настроении, чтобы его можно было отвлечь шуткой. Мы ведь больше не были просто друзьями. Мы были любовниками. И Уилл утопал во мне, в моем теле, волосах, в моей коже. Я была океаном, позволявшим желанию плескаться вокруг, и моя кровь неслась толчками, заставляя подрагивать ноги, вызывая боль в тех местах, которых вскоре должен был коснуться Уилл. Он стянул с меня трусики и не глядя забросил их куда-то через мою голову. Они ударились об оконное стекло и упали на пол. Уилл оглядывал мое тело так, словно это был банкетный стол, не зная, с чего ему начать. Но его руки действовали сами собой, в особенности пальцы, и они уже скользили по изгибам моих бедер, направляясь туда, где скопились влага и ожидание.

– Я так отчаянно тебя хочу, – пробормотал Уилл, прижимая к моей коже горячую ладонь, направляя палец внутрь…

Потом были и еще какие-то слова, только я их не помню. Мои глаза были закрыты, кровь теперь колотилась в ушах, и предвкушение было настолько мощным, что я закинула руки за голову, преподнося свое тело Уиллу как некий дар, просто чтобы посмотреть, что он станет с ним делать. А он перевернул меня на живот, лег сверху и укусил за щеку, не слишком сильно, но достаточно для того, чтобы оставить на мне свою метку. Я слышала, как он срывает с себя одежду. А потом Уилл стиснул мои бедра и приподнял меня, чтобы легче было войти. Я лежала, вытянув руки, прижавшись щекой к подушке. Я чувствовала его нараставшую эрекцию и слегка шевелилась, ожидая, – уже разгоряченная, уже полная жажды ощутить его внутри. Я была как некий зверь, мои ногти царапали покрывало. А руки Уилла гладили мою спину, лаская пылающую кожу.

– Ох, Уилл…

Не в силах объяснить подобный голод, я просто отдалась ощущениям, когда он начал медленно входить в меня, опираясь ладонью о мое бедро, чтобы поддерживать равновесие, и ясно было, что он на грани полного безумия. Но прежде всего я помню то его безупречное неторопливое скольжение внутри меня, а потом – отчаянную боль, когда он вышел. Снова и снова он входил в меня, и я начала стонать в ответ на его движения, а может быть, это он двигался в ритме моих стонов. Кто знает? Мои ноги сами собой раскинулись шире, спина выгнулась. Я ощущала, как большие пальцы Уилла вдавливаются в мои бедра, а потом оглянулась через плечо, чтобы увидеть его лицо – такое решительное, такое потрясающее. Наверное, мне захотелось вывести его из транса, потому что иначе зачем бы еще я сказала это? Зачем бы попросила крепко шлепнуть меня? Уилл замер.

Книга О чем думают девушки, глава Глава 1, страница 1 читать онлайн

Глава 1

Я открыла глаза от резкого света солнца. Замычала, перевернулась на бок  пытаясь опять уснуть, но не получалось. Я вертелась в кровати полчаса, пока не прозвучал будильник и в комнату не вошла мама. Она с минуту постояла около двери, затем подошла к кровати и со словами » Доча вставай! » скинула меня с нее. Я больно ударилась о пол и скорчила выражение лица, как будто сьела кислый лимон(хотя я обожаю лимоны). Затем я еще немного полежала на холодном полу, но все же смотря сверху на маму поняла, что если я не встану она еще какое — то сумашествие придумает. Я медленно встала на ноги, стряхивая с себя несущественную пыль, и зло посмотрела на мать.

— Вот почему у всех отличные матери, а у меня…

— А у тебя еще лучше! — не дала она закончить мне. Я с сомнением посмотрела на новую мамину пижаму, если эту кружевную тонкую ткань можно назвать пижамой и фыркнула. Мать так же посмотрела на мою пижаму, которую можна назвать пижамой, ведь это нармальная пижама, и фыркнула.

— Если ты думаешь, что твои штаны и кофта с пикачу лучше моей пижамы, то ты глубоко ошибаешься! — сказала она и, чмокнув меня в щечку, вышла из комнаты. Моя мать мать была очень красивой женщиной! Ей было 35, но она выглядела чуть ли не на 20. Высокая, стройная с белоснежной улыбкой, шелковыми золотистыми волосами и прекрасными голубыми глазами. И несмотря на ее характер я ее очень любила. А она меня. Хоть я и была ее дочерью, я была совсем на нее непохожа. Вместо голубых, как небо глаз — карие. Вместо золотистых волос — пепельно — черные. Вместо миниатюрности — большой бюст и немаленькая попа. Я совсем не была на нее похожа! Вырвавшись из раздумий, я поплелась в ванную. Посмотрела на себя в зеркало и вздохнула. Черные волосы запутались в гнездо, под карими глазами красовались синяки — это из — за того, что много времени провожу перед компьютером и мало сплю. И так пухлые губы, еще больше напухли. Вот, что мне во мне нравилось так это форма губ и их цвет — бордовые. А вот в маму я пошла шикарной улыбкой и белоснежными зубками, как вы поняли всем остальным я пошла в отца. Улыбнулась своему отражению и взялась умываться и чистить зубы. Сонно зевнула и направилась в комнату. Открыла шкаф, так как было начало весны и немного прохладно — выбрала клетчатую рубашку и черные штаны. Пришло время наводить порядок на голове и лице. Взяла расческу и до боли в голове расчесывала. Закончив с волосами — нанесла на ресницы туш и подкрасила губы гигиенической помадой. На этом все(не люблю пользоваться косметикой). Надела рюкзак, туфли и собиралась выходить, но мама смеясь вышла из комнаты и прокричала:

— С первым апреля, доча! Сегодня субота!

Я как стояла с рукой на ручке двери, так и осталась. Несколько минут я переваривала мамины слова. Значит сегодня первое апреля и субота. Мама меня разбудила, чтобы пошутить, зная, что я забываю какое число и день недели. Я застонала, оторвалась от двери и со злостью посмотрела на мать, но увидев , как она улыбается остыла, а когда увидела, что ее обнимает папа и тоже улыбается тут же перестала злиться. Но все таки, за что мне такая мать? За что? А может на самом деле это шутка? Может мама шутит о том, что в коллэдж не надо? Но судя по тому, что Андрей (мой старший брат) тоже не спешит, я поняла, что в коллэдж не надо.

***

Я, уже наверное,полчаса стою и стучу в душевую. 

— Андрееееей! — кричу на весь дом. — Сколько можно?

— Кира, — недовольно буркнул тот. — Дай помыться.

Я вздохнула и поняла — мне еще долго ждать.

— Не забудь макияж снять, — напоследок крикнула и направилась в комнату. Села на кровать и взяла наруки большого плюшевого мишку(брат подарил на мои двадцать лет). Вытащила с тумбочки дневник, открыла его, взяла ручку и начала писать:

Дорогой дневник! В каждой сказке есть принц, который спасает девушку своей любовью. Вот, например: Золушка потеряла туфельку на балу, а принц нашел ее по этой туфельке и спас от мачехи. Спящая Красавица уколола палец о веретено и уснула вечным сном, но не тут — то было! Пришел принц и спас ее! Я уже молчу о Ариэль, Белоснежке и Рапунцель. Так вот, сущевствуют ли эти принцы в реальной жизни?

Я перечитала то, что написала и вздохнула. Решив уснуть сегодня без душа, я громко зевнула и удобней улеглась на кровати. Чрез пару минут мир сновидений забрал меня к себе.

***

— Ты и я… — подруга сделала ироничную паузу. — … приглашены на закрытую вечеринку Эмиля.

Подруга выглядела такой радостной, как будто какой — то Эмиль, всемирно известный актер.

— Кто такой Эмиль? — спросила дожовывая шоколадку. Нэнси улыбнулась.

— Эмиль — это ресторатор и ловелас. Один из самых красивых парней, — обьяснила она.

— И сколько ему? — я взяла другой кусок шоколадки и запихнула себе в рот.

— Двадцать девять, — я поперхнулась. Как можно в двадцать девять лет устраивать вечеринку? Мне двадцать три, а я такого не делаю.

— И откуда у тебя приглашение?

— Есть одна — Карина, спала с ним когда — то, — улыбаясь та проговорила. — И она попросила у него, чтобы нас записали.

— Ладно, я пойду, — глубоко вздохнула(насколько позволяла шоколадка во рту). А вот и моя первая вечеринка! С Богом!

— Ты серьезно? — Нэнси не верила моим словам.

— Я серьезно! 

***

Я вышла на улицу и остановилась. Чувствовала себя неловко в этом платье и на каблуках. Я удивлялась, как оно еще не задралось до пупка. Лицо с каждой секундой все больше наливалось краской! Вздохнув, начала успокаиваться и все — же подняла глаза на подругу.

— Ты прекрасна! — воскликнула та и хлопнула в ладоши. На ее лице вдруг появилась лукавая улыбка, а взгляд таки говорил » я совсем не коварная, я просто хитрая и с чертями «. Я знала — этот взгляд не предвещал ничего хорошего. 

— Ты тоже восхитительна! — искренне ответила я. Подруга закатила глаза, схватила меня за руку и направлялась в сторону такси. А я опять удивлялась платью, и покорно шла за ней(возражать, спорить, сопротивляться я намерена не была, бесполезно). Поэтому, как тоько мы сели в машину, постаралась хоть чуть — чуть натянуть это горе — платье.

Читать книгу Чего хотят женщины? Наука о природе женской сексуальности Даниела Бергнера : онлайн чтение

Дэниел Бергнер
Чего хотят женщины? Наука о природе женской сексуальности

Daniel Bergner

What Do Women Want?: Adventures in the Science of Female Desire

Copyright © 2013 by Daniel Bergner.

All rights reserved.

© Степанова А., перевод на русский язык, 2013

© Оформление. ООО «Издательство «Э», 2015

Чтобы защитить частную жизнь женщин, чьи сексуальные и личные отношения описаны в этой книге, я изменил имена и некоторые незначительные детали. Это не касается ученых или Шанти Оуэн, которая появляется в восьмой главе.

Некоторые части этой книги ранее выпускались в другой форме в The New York Times Magazine.

Глава первая
Животные (О природе женской сексуальности)

Затрагивая тему женщин и секса, Мередит Чиверс была полна решимости разрушить устои цивилизованного мира. Социальные правила, списки грехов, неосознанные влияния – все это нужно было отбросить. Она заявляла: «Я провела очень много времени, пытаясь мысленно вернуться к той жизни, которую вели люди в доисторические времена».

Когда семь лет назад мы впервые встретились с Чиверс, ей было около тридцати пяти лет. Она носила черные сапоги на высоких каблуках, со шнуровкой почти до колен, и элегантные тонкие прямоугольные очки. Поверх капюшона ее черного топа струились светлые волосы. Она была молодым, но уже известным ученым, специализирующимся на дисциплине, название которой – сексология – казалось шуткой, нестыковкой между префиксом и суффиксом, примитивностью и эрудицией. К делу она всегда подходила основательно, а отличительной ее чертой была целеустремленность. Чиверс всегда старалась быть лучшей в своей области. Она была намерена тщательно исследовать работу души, заглянуть в ее глубины, туда, куда не проникло влияние культуры, воспитания, всего изученного ранее, и понять самую потаенную женскую суть, фундаментальный, изначальный набор сексуальных истин, который неистребимо присутствует внутри каждой женщины.

Мужчины – настоящие животные. В эротических вопросах мы считаем это своего рода психологической аксиомой. Мужчины приручены обществом и удерживаются – по большей части – в определенных границах, но все же этого подчинения недостаточно для того, чтобы скрыть их природную сущность, которая заявляет о себе самыми разными способами: просмотром порнографических фильмов, беспорядочными половыми сношениями, бесконечными жадными взглядами, направленными практически на любую проходящую мимо женщину… Все это подтверждается бесчисленными данными различных областей науки: считается, что мужским разумом легко завладевают наиболее примитивные, менее развитые области нейронов мозга, что эволюция запрограммировала мужчин таким образом, чтобы они неизбежно испытывали вожделение при виде определенных физических данных или пропорций. Например, женская фигура, в которой соотношение талии и бедер равно 0,7, похоже, воспламеняет гетеросексуальных мужчин во всем мире – от Америки до Гвинеи-Бисау. Кроме того, диктат эволюции заставляет мужчин снова и снова увеличивать шансы на выживание своих генов. Для того чтобы распространить свое семя максимально широко, они вынуждены жаждать обладать как можно большим числом женщин с такими пропорциями. Однако почему мы не говорим, что и женщины также являются животными?

Мужчины – настоящие животные. В эротических вопросах мы считаем это своего рода психологической аксиомой.

Чиверс решила обнаружить факты, свидетельствующие о том, что в женщине также живет животное.

Она проводила свое исследование в ряде городов – в Эванстоне, штат Иллинойс, городе, расположенном неподалеку от Чикаго, в Торонто. Последние эксперименты проходили в крошечном Кингстоне, штат Онтарио, городке, который кажется оторванным от всего мира. Местный аэропорт чуть больше обычного ангара. В зданиях Кингстона, сложенных из светлого камня, чувствуется основательность, но все же невозможно избавиться от ощущения, что очень компактный центр города, расположенный на холодном и продуваемом месте, там, где река Святого Лаврентия впадает в озеро Онтарио, не намного вырос со времен XVII века, когда этот населенный пункт был основан как французский форт, занимавшийся скупкой пушнины. В Кингстоне расположен Университет Квинс – Чиверс преподавала там психологию, однако в целом городок достаточно скромный, так что легко было представить, каким он был раньше. Если мысленно убрать все здания и тротуары, на его месте не останется почти ничего, кроме вечнозеленых лесов и снега.

Я ощутил это, когда навестил Чиверс в Кингстоне. Для того чтобы добиться озарения, проникнуть в самую суть, она должна была сделать нечто большее, чем просто снять социальные запреты. Ей надо было избавиться от всех этих улиц, современных конструкций, как материальных, так и нематериальных, от всего, что оказывает влияние на сознание и подсознание. Она должна была воссоздать первобытную ситуацию в чистом виде, причем так, чтобы можно было заявить – вот то самое, что лежит в основе женской сексуальности.

Совершенно очевидно, что Чиверс не смогла бы создать идеальные условия для своих исследований. По сути, подобные безупречные условия никогда и не существовали, потому что у протолюдей, наших несовершенных предков Homo heidelbergensis и Homo rhodesiensis, живших сотни тысяч лет назад, были свои протокультуры. Но в распоряжении Чиверс был плетизмограф – миниатюрная лампочка и светочувствительный датчик, который помещался во влагалище.

Этим прибором были оснащены все участницы эксперимента в ее небольшой и слабо освещенной лаборатории в Торонто, где Чиверс впервые рассказала мне о своих опытах. Полуоткинувшись в кресле фирмы La-Z-Boy, обитом коричневой искусственной кожей, каждая участница просмотрела множество порнофильмов, демонстрировавшихся на старом большом компьютерном мониторе. Пергаминовая трубка плетизмографа длиной около 5 см излучает свет на стенки влагалища и считывает отражающиеся лучи. Так прибор измеряет кровоток во влагалище. Увеличение потока крови запускает процесс, называемый вагинальной транссудацией – просачиванием жидкости через клетки, выстилающие канал влагалища. Таким образом плетизмограф косвенно измеряет вагинальное увлажнение. Это способ обойти влияние сознания, подавляющего воздействие высших участков мозга, и узнать, что возбуждает женщин на самом примитивном уровне.

При регистрации для участия в исследовании женщины заявляли, что они либо сторонницы традиционной ориентации, либо лесбиянки. Вот примеры клипов, которые видела каждая из них.

Сексапильная женщина лежит на спине под своим возлюбленным на зеленом армейском одеяле в лесу. У мужчины короткие волосы и массивные плечи. Опираясь на напряженные руки, он скользнул в нее. Она подняла ноги и обхватила ими его талию. Толчки мужчины ускорились, мышцы ягодиц напряглись, а она впилась пальцами в его трицепс.

После каждого 92-го порноклипа участницы исследования смотрели видеофильм, который возвращал данные плетизмографа к исходному состоянию. На экране демонстрировались зубчатые горы и выжженное плато.

Затем показывали обнаженного мужчину, идущего по пляжу. У него были сильные, широкие плечи и узкие бедра, на торсе над мускулистыми бедрами бугры мышц сходились к паху. Он бросил камень в волны прибоя. Видно было массивную грудь мужчины, его крепкие ягодицы. Затем мужчина зашагал по краю каменистого обрыва. Его расслабленный член качался из стороны в сторону. Он снова бросил камень и потянулся, продемонстрировав впечатляющую спину.

Стройная женщина с мягким овальным лицом и темными вьющимися волосами сидела на краю большой ванны. Кожа ее была загорелой, а соски – почти черными. Из воды поднялась другая женщина, ее мокрые светлые волосы были заправлены за уши. Она спрятала лицо между бедрами брюнетки и пощекотала ее языком.

Небритый мужчина стоял на коленях и держал во рту большой член, который вздымался посередине мускулистого живота.

Женщина с длинными темными волосами наклонилась вперед, перегнувшись через ручку кресла, ее гладкие ягодицы поднялись вверх. Затем светло-золотистое тело женщины растеклось по белой обивке кресла. У нее были длинные ноги и полная, высокая грудь. Она облизала кончики пальцев и погладила клитор. Затем высоко подняла колени и развела ноги в стороны. Она обняла рукой одну грудь, и ее бедра начали ритмично опускаться и подниматься.

Один мужчина ввел член в анус другого мужчины, который издал благодарный стон.

Обнаженная женщина разводила ноги, выполняя гимнастические упражнения.

Мужчина, с которого скульптор лепил статую, лежал на спине и занимался мастурбацией.

Мужчина мягко стянул трусики-танга с бедер женщины и начал действовать языком.

Женщина сидела верхом на другой женщине, опоясанной ремнем.

Затем была показана пара бонобо1
  Бонобо – представители рода шимпанзе семейства гоминидов. Это единственный и самый близкий к человеку сохранившийся вид современных приматов.

[Закрыть], бредущих по заросшему высокой травой полю. У самца был заметный розовый член, выставленный на всеобщее обозрение. Внезапно самка выгнулась и упала на спину, задрав ноги в воздух, а самец начал проникать в нее в бешеном ритме. Самка закинула руки за голову, как будто полностью отдаваясь партнеру.

Всех участниц эксперимента Чиверс, как гетеросексуальных, так и лесбиянок, сразу же впечатлили эти сцены, включая совокупляющихся обезьян. Данные, полученные с помощью плетизмографа, показывали влияние бессознательного возбуждения.

Это было первой искрой, зажегшей во мне стремление изучать женскую страстность. Муж Чиверс, психолог, полагавший, что я ищу материалы для новой книги о сексе, представил нас друг другу, и вскоре я многое узнал не только от Чиверс, но и от других исследователей, которых она назвала «сборной критической массой» ученых женского пола, нацелившихся на разгадку путей влияния эроса на женщин. Среди них были Марта Мин с ее высокотехнологичным прибором, способным оценивать позицию зрачка и движения глаза, Лайза Дайамонд с ее длительными исследованиями женской эротической сущности, а также Терри Фишер с ее поддельным полиграфом. В проекте принимали участие и мужчины. Это Ким Валлен с его обезьянами, Джим Пфаус со своими крысами, Адриан Тьютен с его генетическим скринингом и специально разработанными возбуждающими средствами – «Либридо» и «Либридос», – которые в тот момент были направлены на проверку в Управление по контролю за продуктами и лекарствами.

В то время, пока они выкладывали информацию, добытую в своих лабораториях и вивариях, я также выслушивал бесчисленные истории обычных женщин, которые делились со мной своими переживаниями о том, что они поняли – или, наоборот, не могли понять – в природе своей сексуальности. Некоторые рассказы вы найдете на страницах этой книги. Здесь есть история Изабель, которая, когда ей было чуть за тридцать, мучилась над решением важного для нее вопроса: нужно ли ей выходить замуж за красивого парня, обожавшего ее, к которому она некоторое время испытывала сильную страсть, если эта страсть уже угасла? Время от времени, когда они приходили в бар, она говорила ему: «Поцелуй меня так, как будто мы никогда не были с тобой знакомы». Она чувствовала в себе отклик, ужасно слабый, который почти тут же исчезал. Раз за разом Изабель убеждалась: лучше не обращаться к нему с подобными просьбами. «Мне еще даже не тридцать пять, – сказала она мне. – Неужели мне не суждено почувствовать что-то большее?» А еще была Венди. Она на десять лет старше Изабель и согласилась испытать «Либридо» и «Либридос», чтобы понять, могут ли эти таблетки хотя бы отчасти восстановить желание, которое когда-то захлестнуло ее и ее мужа, отца их двоих детей.

Были и другие женщины. Однажды я брал интервью у Черил, которая медленно и упорно восстанавливала свою способность испытывать страсть после изуродовавшей ее хирургической операции, направленной на лечение рака. Была Эмма, пожелавшая, чтобы наша беседа началась в стриптиз-клубе, который десять лет назад стал ее жизнью. Она не появляется на страницах этой книги, но полученная от нее информация принесла мне огромную пользу. Я неутомимо проводил интервью, надеясь получить как можно больше разнообразных мнений по интересующему меня вопросу, и в конце концов собранные мной научные данные и истории множества женщин позволили мне заявить со всей определенностью: страсть, живущая в женщинах, – ее врожденная безграничность и сила, – явно недооценивается и ограничивается, даже в наше время, когда все выглядят невероятно сексуальными.

Марта Мин, проводившая наблюдения рядом со сценой в казино с помощью своего прибора, установила, что, несмотря на представления, которые по-прежнему навязывает наша культура, страсть по большей части не вызывается и не поддерживается эмоциональной близостью и безопасностью. В результате одно из самых утешительных предположений – что женский эрос намного больше настроен на моногамию, чем мужское либидо, – является всего лишь вымыслом.

Моногамия – один из самых глубоко укоренившихся и ценимых идеалов нашей культуры. Мы можем сомневаться в моральных и социальных нормах, называть их ошибочными, можем не поддерживать их, однако мы по-прежнему рассматриваем моногамию как нечто устойчивое и безусловно истинное.

Это представление определяет то, какими мы стремимся быть в любовных отношениях, диктует форму наших семей, по крайней мере, оказывает влияние на мечты и формирует наши убеждения о том, что означает быть «хорошим родителем». Моногамия кажется нам крепкой нитью, связующей наше общество в единое целое.

Страсть, живущая в женщинах, явно недооценивается и ограничивается, даже в наше время, когда все выглядят невероятно сексуальными.

Считается, что женщины – самые естественные сторонницы, защитницы и хранительницы моральных и социальных норм, что их сексуальная сущность биологически наиболее склонна к сохранению верности. На мой взгляд, это не более чем сказка.

Эволюционная психология помогает нам придерживаться господствующей в области секса теории, сравнивающей женщин и мужчин. Причем эта теория очень аккуратно подтверждается различными данными, проникает в наше сознание и глушит страхи. А тем временем фармацевтические компании ищут препарат для женщин, который будет лекарством для поддержания моногамии.

Глава вторая
Тело и сознание (На территории женского эроса)

Любовь к тщательному сбору данных Чиверс унаследовала от своего отца, канадского полковника военно-воздушных сил. Он, совместно со специалистом в области разработок, учитывающих влияние человеческого фактора, создавал эффективные кабины для реактивных истребителей. Изучив время реакции на сигналы, он понял, как лучше всего расположить рычаги управления самолетом. Именно отец научил Чиверс уважать и ценить эмпирические данные. Он разбивал камни и рассказывал ей о геологических формациях, препарировал земляных червей и говорил об аэрации почвы.

Когда в дом приходила еженедельная газета с телепрограммой, Чиверс подчеркивала все научные передачи. Для своих любимых хомяков она построила лабиринты из картонных коробок. Она определила оптимальную награду для этих животных. Как оказалось, запах арахисового масла распространялся слишком быстро и сбивал их с толку, поэтому она проводила эксперименты с овощами, позволившие выяснить, действуют ли ночные грызуны эффективнее по ночам и находят ли они ночью пищу быстрее, чем днем.

Все научные интересы были сосредоточены исключительно в области мужской сексуальности.

Она спускалась в мастерскую отца, устроенную в подвале их дома, где под его внимательным присмотром соорудила холодильник с крошечными петлями на дверце, а также конюшню для кукольного домика, который сделал ей отец. Ее очаровывало то, как совмещаются и взаимодействуют между собой различные предметы, как одушевленные, так и неодушевленные. В колледже она изучала нейробиологию, посвятив себя биофизике и биохимии. Однажды приятель предложил ей увлечься чем-то более легким – включиться в занятия класса, обсуждающего вопросы сексуальности. Лекции посещали 600 студентов. Однажды преподаватель показывал слайды. На экране демонстрировалась вульва. Весь экран занял крупный снимок, на котором изображались выступы и изгибы женских гениталий. В зале прозвучал единый вздох глубокого отвращения, гулко пронеслось всеобщее «фу-у-у-у!», причем главным образом от женщин. Крупный план пениса ни у кого не вызвал возгласа ужаса или отвращения.

Вернувшись к занятиям в колледже, Чиверс сделала анатомический набросок вульвы для своих одногруппников мужского пола – своего рода карту, помогающую парням найти клитор. Теперь, когда у нее в памяти звучал многоголосый женский вопль отвращения, она думала: «Неужели вы так воспринимаете свое собственное тело?»

После курса лекций она записалась на семинар по вопросам сексуальности и провела презентацию, касающуюся проблемы женского оргазма, в частности показала видео женщины за шестьдесят, которая рассказывала о своем новом партнере, так сказать, последнем всплеске чувств. Обсуждение проходило очень бурно. Чиверс покидала зал торжествуя, однако она не смогла найти работу, связанную непосредственно с изучением секса, если не считать работы врачом-сексопатологом, которая совершенно ее не привлекала.

Занимаясь нейропсихологией, Чиверс завершила исследования для своей диссертации, результаты которых были добавлены в копилку ее теоретических выводов: гомосексуалисты проходят тест с использованием трехмерных фигур хуже, чем гетеросексуальные мужчины. Показатели у женщин в среднем также хуже, чем у мужчин.

Эта часть студенческого исследования казалась не слишком достоверной, поскольку затрагивала область науки, где постоянно велись яростные дискуссии, главным образом по поводу определенных различий в уровне интеллекта между женщинами и мужчинами, коренившихся не в культуре, а в генах. Но Чиверс не обращала особого внимания на тонкости. Она решила внимательно присмотреться к интригующей взаимосвязи между полом (различия у женщин и мужчин при вращении в уме трехмерных объектов), желанием (аналогичные несоответствия между геями и сторонниками традиционного секса) и неврологическими аспектами, которые могли быть врожденными. После окончания университета она попросила принять ее на работу помощником в лабораторию Торонто, где впоследствии, после защиты докторской диссертации, ей выделили тесный кабинет с кожаным креслом и плетизмографом. Эта лаборатория находилась в одной из самых престижных психиатрических клиник Канады. Когда Чиверс исполнилось 22 года, она оказалась единственной женщиной, работающей в этой лаборатории. Все научные интересы были сосредоточены исключительно в области мужской сексуальности. Однажды она спросила самого старого исследователя лаборатории, Курта Фройнда – ведущего специалиста в области сексологии, которому исполнился к тому времени 81 год, – почему он никогда не обращал свое внимание на женщин.

Лысый, с серповидным носом и огромными ушами, которые, казалось, служили ему хитроумными детекторами, Фройнд, чехословацкий психиатр, был нанят за полвека до этого чешской армией, чтобы выявлять призывников, пытавшихся избежать службы в армии путем симулирования гомосексуализма. Фройнд разработал мужскую версию плетизмографа задолго до того, как появился женский эквивалент этого прибора. На пенис надевалась стеклянная трубка с воздухонепроницаемым кожухом, охватывающим основание члена. Затем испытуемому показывали различные картинки и измеряли давление воздуха и набухание органа. Если у чешского призывника не повышалось давление в то время, когда Фройнд демонстрировал ему провокационные картинки с изображением молодых людей, призывник отправлялся в армию.

Фройнд не стал делать охоту на гомосексуалистов основой своей карьеры. Поначалу он попытался лечить геев при помощи психоанализа, но в конечном счете обзвонил своих пациентов и вернул им деньги. Фройнд утверждал, что гомосексуализм является результатом пренатального развития, а не воспитания, и настаивал, что это нельзя излечить. Он боролся с чешскими правопорядками, согласно которым гомосексуальные отношения были объявлены вне закона. Сбежав из коммунистической Чехословакии, Фройнд поселился в Торонто. Его взгляд на мужскую сексуальную ориентацию как на нечто свойственное человеку и неизменное (быть геем совсем не означает быть душевнобольным) помог в 1973 году убедить Американскую психиатрическую ассоциацию исключить гомосексуализм из списка психических расстройств.

Как и все остальные исследователи в лаборатории Торонто, Фройнд подчеркивал врожденный характер проявления страстности. Воспитание, безусловно, всегда влияло на природу, но это не было равноправным взаимодействием. Отвечая на вопрос Чиверс, он задал ей свой собственный: «Откуда я могу знать, каково это – быть женщиной? Как я могу изучать женщин, если я мужчина?» Его слова поставили ее по другую сторону баррикад. Она увидела заключенный в них научный вызов. Необходимо было провести ряд экспериментов, собрать массив данных, сделать на их основе выводы и прийти к определенным результатам. Чиверс представила себе, что в один прекрасный день она нарисует карту территории женского эроса. «Я чувствовала себя первопроходцем, стоящим на краю гигантского леса, – рассказывала она во время нашего первого разговора. – В глубь этого леса почти не вели протоптанные тропинки».

По пути исследований ее вело эхо слов Зигмунда Фрейда, сказанных им почти сто лет назад Марии Бонапарт – правнучатой племяннице Наполеона, его ученице на ниве психоанализа. «Есть один крайне важный вопрос, на который никогда не давали ответа, – сказал он ей, – и на который я еще не в состоянии ответить, несмотря на тридцать лет изучения женской души: чего хочет женщина?»

«Откуда я могу знать, каково это – быть женщиной? Как я могу изучать женщин, если я мужчина?»

* * *

Пока участницы эксперимента Чиверс просматривали эротические клипы, они не только пользовались плетизмографом, но и держали в руках клавиатуру, с помощью которой оценивали степень своего возбуждения. Таким образом, Чиверс получала как физиологические данные, так и оценку самой испытуемой, то есть объективные и субъективные параметры. Они почти полностью не совпадали, были совершенно не состыкованы, и это разногласие отчетливо резонировало с результатами других исследователей.

Женщины с женщинами, мужчины с мужчинами, мужчины с женщинами, одинокие мужчины или женщины, занимающиеся мастурбацией, – объективные данные, полученные Чиверс с помощью приборов, которые технически можно назвать амплитудой вагинального пульса, взлетали независимо от того, кого показывали на экране, и что они делали друг с другом или с самими собой. Желание разгоралось, кровоток усиливался, капилляры бешено пульсировали. Сила пульсирования немного варьировалась по степени, демонстрируя любопытное отличие: совокупляющиеся обезьяны не вызывали того же усиления кровотока, как порно с участием людей. Было лишь одно, довольно странное, исключение: реакция всех женщин, как гетеросексуальных, так и лесбиянок, на идеальное тело мужчины, в одиночестве идущего по пляжу, – Адониса, никак не меньше, – уступала реакции на прелюбодействующих обезьян. Как же понимать эту странность?

Наблюдалось еще определенное отклонение в поведении лесбиянок. Оно немного отличалось от общей массы: амплитуда взлетала выше в тех случаях, когда в видео главную роль играли женщины. Тем не менее у лесбиянок усиливался кровоток и в тех случаях, когда им показывали порно с участием мужчин-гомосексуалистов. Чиверс выполнила целую серию исследований, чтобы быть уверенной, что полученные ею сведения не были случайными. Когда она проанализировала полученные данные, переданные с вагинальных мембран на датчик, ввела их в программу, расположила информацию в вертикальные столбцы таблиц, стало понятно, что женское либидо всеядно.

Данные, полученные с помощью клавиатуры, полностью противоречили информации, добытой с помощью плетизмографа. Ум отрицал тело. Введенные оценки заявляли о безразличии к бонобо. Но это было только начало. Когда на экране показывали женщин, трогающих себя или сливающихся в объятиях друг с другом, то вводимые испытуемыми оценки показывали намного меньшее возбуждение, чем то, о котором свидетельствовали их гениталии. В то время, когда показывали эпизоды с участием мужчин-гомосексуалистов, оценки гетеросексуальных женщин были еще более низкими и менее связанными с тем, что происходило у них между ног. Чиверс также обратила внимание на различие объективных и субъективных данных у лесбиянок: на клавиатуре выставлялась низкая оценка всякий раз, когда мужчины на экране занимались сексом или мастурбацией.

Данные, полученные с помощью клавиатуры, полностью противоречили информации, добытой с помощью плетизмографа. Ум отрицал тело.

Чиверс провела аналогичные эксперименты с гетеросексуальными и гомосексуальными мужчинами. Соответствующий их типу физиологии плетизмограф, присоединенный к гениталиям, давал совершенно иное распределение данных, чем у женщин. Они реагировали вполне предсказуемым образом, который Чиверс обозначила как «характерная категория». Когда гетеросексуальные мужчины смотрели на других мужчин, занимающихся мастурбацией, их пенисы немного увеличивались в объеме. То же самое происходило, когда они видели занимающихся сексом мужчин, но эти данные с лихвой перекрывались их физиологическим возбуждением в тех случаях, когда на экране показывали только женщин, женщин с мужчинами и прежде всего женщин с женщинами. Еще более выразительно эта «характерная категория» проявлялась у гомосексуальных мужчин. Их возбуждение резко подскакивало, когда на экране мужчины занимались мастурбацией, взлетало на запредельную высоту, когда мужчины занимались сексом с мужчинами, и поднималось, хотя и не так резко, когда показывали клип, где мужчины занимались сексом с женщинами. И плетизмограф почти не регистрировал возбуждения, когда на экране присутствовали одни женщины.

Что касается видео с бонобо, то идея, что примитивные реакции мужской сексуальности могут быть вызваны видом совокупляющихся животных, оказалась неверной. Гениталии как гомосексуальных, так и гетеросексуальных мужчин реагировали на приматов точно так же, как на пейзажи, панорамы гор и равнин. У мужчин объективные и субъективные данные были синхронизированы. Тело и мозг рассказывали одну и ту же историю.

Как же объяснить конфликт между тем, на что указывали женщины, и тем, что сообщали их гениталии? Обсуждались различные вероятные причины. Чиверс считала, что здесь определенную роль может играть анатомия. Пенисы выступают наружу и прижимаются к одежде. Они заметно сжимаются и съеживаются. Мальчики вырастают, постоянно осознавая это: мужской ум привык получать информацию от паха. Возникает и крепнет сексуальная связь между телом и сознанием, причем как тело влияет на сознание, так и сознание влияет на тело, это происходит достаточно быстро и плавно. Более скрытная физиология женщин могла сделать сообщения сознанию от тела менее явными, и их было бы легче пропустить.

Но почему же при этом женщины или намеренно преуменьшали, или подсознательно блокировали осознание того факта, что очень многое подталкивало их, причем постоянно и настойчиво, к страсти?

Несогласованность данных Чиверс сходилась с результатами исследования, выполненного Терри Фишер, психологом из Университета штата Огайо, которая попросила 200 студентов мужского и женского пола ответить на вопросы анкеты, касающиеся мастурбации и просмотра порно. Испытуемые были разбиты на группы и писали ответы при трех различных условиях: в первом случае им приказали передать ответы на вопросы анкеты такому же студенту колледжа, который ждал у открытой двери и мог наблюдать, как работают испытуемые. Во втором случае им дали гарантии, что их ответы останутся анонимными, а в третьем они были оснащены поддельным полиграфом с электродами, якобы прикрепленными к их рукам, предплечьям и шее.

Ответы мужчин были получены в тех же условиях, они отвечали на те же самые вопросы. Оказалось, что для женщин были крайне важны обстоятельства. Многие женщины в первой группе, которые, скорее всего, беспокоились, что другой студент увидит их ответы, сообщили, что они никогда не занимались мастурбацией, никогда не смотрели ничего относящегося к рейтингу X. Женщины, которым обещали полную конфиденциальность, дали намного больше положительных ответов. А женщины, которые думали, что их проверяют на детекторе лжи, отвечали почти идентично мужчинам.

Вопросы были сформулированы достаточно деликатно и не требовали указания точных цифр (Фишер сказала мне, что это было сделано из уважения к консервативному духу, который она ощутила в университетском кампусе), по этой причине исследование не могло точно определить степень прибегания к порно или мастурбации. Тем не менее полученные ею данные не оставляли сомнений относительно ограничений, которые большинство женщин ощущают при осознании интенсивности их либидо. Когда Фишер разбила испытуемых на те же три группы и спросила женщин, сколько сексуальных партнеров у них было, ответы испытуемых из первой группы были на 70 % ниже, чем у женщин в группе, в которой использовались фальшивые электроды. Для большей точности она провела вторую часть эксперимента с 300 новыми участницами. Женщины, которые полагали, что их проверяют на полиграфе, не только сообщили о большем числе партнеров, чем остальные участницы эксперимента, они также, в отличие от других женщин, назвали большие числа, чем мужчины.

Скорее всего, этот вид сознательного подавления исказил самоотчеты гетеросексуальных женщин в опыте Чиверс – но действовало ли это в случае с лесбиянками? Может быть, многие из них уже привыкли к пренебрежению в отношении их сексуальности и это уменьшало их стремление ко лжи? Все возможно, хотя в отношении этих женщин может действовать другой сдерживающий фактор: стремление к верности их ориентации, ощущение принадлежности к их сообществу.

Исследование Фишер указало на преднамеренное отрицание. Тем не менее Чиверс была уверена, что здесь действует нечто более трудноуловимое.

В научных журналах она находила лишь намеки, не подтвержденные доказательствами. К ее величайшему сожалению, она не могла полагаться на них и строить свои заключения в то время, когда она пыталась собрать воедино знания о сексуальной природе женщины, подтвердить, что женщины меньше, чем мужчины, соединены с ощущениями своего тела, менее осведомлены о них не только эротически, но и как-либо иначе. Но, возможно, в нервной системе существовал некий фильтр между телом женщины и ее сознанием? Нечто неуловимое, касающееся связей между телом и сознанием? Может быть, это нечто, связанное исключительно с передачей сексуальных сигналов? Было ли это обусловлено генетикой или социальными правилами? Возможно, девочек и женщин учили психологически дистанцироваться от их физической составляющей? Во время нашего разговора, произошедшего семь лет назад, Чиверс прямо говорила о врожденной и культурной составляющих, о природе, воспитании и их влиянии на женское либидо. Тем не менее в течение длительного времени она не делала никаких заявлений. Она была решительно настроена отделить социальное влияние от врожденных свойств женщин, но, обладая осторожностью, свойственной ответственным исследователям, сдержанностью эмпирика, она не хотела делать выводы, которые не могла подтвердить собранными данными.

Как думают женщины. Прикладная романтика

Как думают женщины

Спросите любую женщину, и она скажет вам, что предпочитает получить тринадцать раз по одной розе, чем один раз букет из тринадцати роз. Другой пример: предположим, вы решили пригласить жену в следующую пятницу в ресторан. Вы решили преподнести ей сюрприз, но можно обрадовать ее еще больше, если сделать все несколько иначе. Представьте, вы говорите: «Милая, я попросил няню задержаться с детьми в будущую пятницу, чтобы мы с тобой смогли спокойно поужинать». Глаза жены загорелись, вы заработали очко, хотя еще ничего не сделали – только поделились планами. Теперь посмотрите, как рассказ о планах будет работать на вас всю неделю. Жена станет рассказывать подругам о том, какой вы молодец – договорились с няней, зарезервировали стол, чтобы сделать ей приятное. Каждый раз, когда она будет рассказывать, на вашем счете будет прибавляться по очку. Что, вероятно, понравится вам, так это то, что во время рассказов, когда вы будете набирать очки, мужья подруг и знакомых эти очки будут терять.

Чтобы сохранить романтику в отношениях:

1. Проводите на 10 % больше времени с партнером.

2. Около 33 % времени, которое вы проводите вместе, старайтесь проводить весело.

3. Когда вы слушаете партнера, сосредоточьтесь на 100 %.

4. Придумайте, как на 10 % увеличить число развлечений, в которых вы оба сможете принимать участие.

5. Снизьте количество жалоб ровно на 50 %.

6. Снизьте количество критических замечаний на 62 %.

7. Говорите «я люблю тебя» на 300 % чаще.

8. Целуйтесь на 10 % чаще и так же регулярно, как вы читаете чужие посты в социальных сетях.

9. Станьте на 25 % креативнее в ваших отношениях.

10. Станьте на 15 % внимательнее, когда дело касается ваших отношений.

11. Если вам свойственно много болтать, говорите на 10 % меньше, а слушайте на 20 % больше.

12. Если вы по своей природе тихий и закрытый человек, говорите на 20 % больше. Рассказывайте партнеру о себе по одной истории в неделю.

Хотите знать, как легко поддерживать разговор с женой, когда ей нужно выговориться? Далеко не всегда нужно внимательно вслушиваться и анализировать. Мужчине достаточно просто прислушиваться и время от времени вставлять реплики: ты в самом деле так думаешь? Что ты почувствовала в этот момент? Или же просто повторять окончания фраз с вопросительной интонацией. Конечно, так нельзя делать всегда, но если жена двадцатую минуту рассказывает о встрече с подругой или выборе блюда на ужин, вы вполне можете себе позволить безобидные реплики. За каждую вам начислят по очку. А вам не нужно делать ничего особенного. Анализа, помощи в принятии решения и советов от вас не предполагается! Если это потребуется, женщина попросит об этом по-другому, как о более конкретной помощи.

Существует как минимум два вида романтики: обязательная и факультативная. Почти как в учебе. Обязательная романтика – это подарок на день рождения или цветы на 8 Марта или День святого Валентина. Факультативная романтика – вещь более весомая. Она более подлинная. Речь идет о романтичных поступках в моменты, когда вы вовсе не обязаны ничего делать. Но тем и ценно шампанское в обычный вторничный вечер или прогулка вдвоем под зонтом после трудного рабочего дня.

Встречаются люди, которые уверены: если они совершат романтичный поступок, то перестанут быть самими собой. На самом деле ни один мужчина не ждет, что жена станет ему настоящим товарищем, а женщинам не нужно, чтобы муж действительно обернулся в принца на белом коне. Что нам всем действительно нужно, так это чтобы между нами пробежала искра, возникло напряжение или трепет любви. Романтика и есть путь к тому, чтобы воссоздавать и поддерживать прежние и новые чувства. Для этого нет необходимости становиться тем, кем вы не являетесь. Нужно другое – решение заново влюбиться в свою половинку.

Не бойтесь быть неоригинальным. 90 % людей не совершают вообще никаких романтических поступков. Начните с самых традиционных способов проявления внимания. Следуя женской логике, лучше дарить шарики с записками или цветы один раз в неделю, чем один золотой шар раз в год.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.