Уютный трикотаж: интернет магазин белорусского трикотажа

Коллекционирование часов – Коллекционирование наручных часов — что следует знать коллекционерам часов?

Коллекционирование часов – Коллекционирование наручных часов — что следует знать коллекционерам часов?

Содержание

Коллекционирование наручных часов — что следует знать коллекционерам часов?

Можно смело утверждать, что тема коллекционирования не обошла стороной ни одного человека. Фарфоровые фигурки, почтовые марки, игрушки, открытки, пивные пробки и бирдекели, гербарии и диковинные насекомые – инстинкт собирательства в человеке жил, жив и будет жить. Сегодня мы поговорить о довольно дорогом, но невероятно привлекательном виде коллекционирования – коллекционирование наручных часов имеет целую армию поклонников.

Коллекция часов

При выборе такого необычного хобби многие задаются вопросом, как коллекционирование часов называется? На самом деле специального термина, идет ли речь об антикварных экземплярах или современных не существует, но часто можно встретить неофициальное название такого увлечения – хорология. И хотя непосредственно термин «хорология» обозначает науки об измерении времени, он все же имеет некоторое отношение и к часам. А потом нередко можно услышать, что коллекционеров старинных, советских или оригинальных часов называют хорологами.

Часы женские, SL (цена по ссылке)

Какие часы коллекционировать?

Для себя начинающий коллекционер в первую очередь определяет

направление «часового» коллекционирования: антиквариат, настенные часы, карманные, часы заводов СССР и т. д. Конечно, переносные часы имеют определенное преимущество: в коллекции они занимают значительно меньше места, чем, допустим, их настенные или напольные собратья. А вот на стоимость размер коллекционного экспоната влияние не оказывает – маленькие наручные или карманные часики могут стоить значительно дороже, чем увесистые часы с маятником, кукушкой и подобные им.

Настенные часы Howard Miller

В коллекции могут оказаться совершенно разные экземпляры: рабочие и те, которые уже невозможно заставить ходить, часы определенной страны (например, советские или японские), или часы, которые так или иначе связаны со значимыми в жизни владельца коллекции событиями. Стремление коллекционеров заполучить в свою коллекцию нечто уникальное тоже вполне понятно: некоторые часы выпускаются ограниченными сериями, стоят немалые суммы, и истинные коллекционеры часов подчас устраивают на них настоящую охоту.

Коллекционные наручные мужские часы «Полет» Президент

О советских часах стоит поговорить отдельно – наручные часы эпохи СССР

произведением искусства вряд ли можно назвать: они, как правило, лаконичны и строги, в них нет ничего лишнего. Часто такие часы посвящались определенным историческим событиям в жизни страны и советского народа: запуску ракет и искусственных спутников Земли, атомным подводным лодкам, ледоколам и т. д. Марка военных часов «Командирские», выпускаемая с 1965 года на Чистопольском часовом заводе, и по сей день ценится на рынках коллекционеров всего мира.

Значительный плюс советских часов – их качество: часы в таких коллекциях могут идти десятилетиями при минимуме ухода

Мужские и женские наручные часы

Если говорить о коллекционировании карманных часов, то это модели исключительно мужские: дамам во времена их массового использования ношение личных часиков не полагалось. Карманные часы отличались массивностью, выполнялись из драгоценных металлов (часто из золота), украшались дорогими камнями и внушительной цепочкой.

Коллекционные карманные часы скелетон

А вот история часов с браслетом началась ровно наоборот: изящные и не очень (в зависимости от производителя и стоимости) часики долгое время украшали исключительно женские ручки. Для мужчин той эпохи солидные карманные часы оставались статусной вещью.

Наручные часы для мужчин стали популярны во времена Первой мировой войны. Стоившие дороже карманных, отличающиеся качеством и точностью хода часы были необходимы командирам и старшим офицерам при планировании и ведении операций, выполнении боевых задач. Особо отличившиеся на фронте бойцы награждались именными экземплярами, такие хронометры в случае гибели солдата передавались его родственникам вместе с боевыми наградами и личными вещами.

Советские наручные часы

Популярные среди коллекционеров марки наручных советских часов

Не секрет, что для коллекционеров одни модели хронометров являются более желанными, другие – менее. Октябрьская революция изменила не только ход истории, но и практически прекратила выпуск новых моделей хронометров: царские заводы были разрушены, производства ликвидированы, частные мастерские разорены. Лишь спустя десятилетия, в 1930 году возобновилось производство наручных часов, но в первую очередь ими обеспечивались оборонные силы страны: армия, авиация, флот. Наручные мужские и женские часы для массового гражданского потребителя стали выпускаться лишь после Второй мировой войны.

Наручные часы Подводная лодка «Антей»

«Победа», «Восток», «Чайка», «Луч», «Полет» – все эти наименования на слуху даже у тех, кто далек от коллекционирования часов. Их носили мамы и папы, а у бабушек и дедушек такие часы могли появиться как награда за боевые или трудовые заслуги. Коллекционирование наручных часов СССР особенно выделяет следующие, наиболее интересные для коллекционеров марки определенного года выпуска:

  • «Победа» выпуска 1946-го года;
  • «Родина» – первые модели с автоподзаводом выпуска 1956-го года;
  • хронометры с сигналом «Полет» выпуска 1959 года;
  • среди редких моделей женских наручных часов особенно следует выделить миниатюрные часики «Заря» Московского часового завода 1955-го года выпуска;
  • и, конечно, «Командирские» – надежные, практичные, отличающиеся целостным дизайном и продуманной эргономикой корпуса.

«Командирские» часы не выходили в тираж массово – они создавались специально по заказу Минобороны Советского Союза

С чего начать коллекционирование часов?

Для многих коллекционеров приобретение редких и уникальных моделей часов различных эпох и стран становится не просто увлечением, а даже смыслом жизни. Цели подобного коллекционирования могут быть абсолютно различны. Например, научная или историческая деятельность, размещение личного капитала, составление семейных коллекций, которые могли бы передаваться из поколения в поколение, престиж и уважение друзей и т. д.

Масштабы и содержимое таких коллекций часто напрямую зависят от финансовых возможностей их владельцев, при приобретении уникальных экземпляров рекомендуется ориентироваться на ежегодно издаваемый в США прейскурант Price Guide to Watch. Начинающим рекомендуется с поиска информации – специализированные книги и журналы, музеи, выставки и аукционы помогут определиться с эпохой будущих экземпляров коллекции, моделями и стоимостью.

Оригинальные коллекционные часы

Наиболее доступны для начального этапа часы советского периода, с ростом коллекции можно переходить на более дорогие японские модели, армейские часы милитари, «амфибии» старых выпусков и военные хронографы и дизайнерские экземпляры, стоимость которых превышает тысячи и десятки тысяч долларов и евро.

«Золотая эпоха часового дела»

соотносится с периодом 1950-1970-х годов: большинство моделей того времени собирались мастерами вручную, а потому качество и точность механизмов были на высочайшем уровне. В докварцевом периоде (1960-1970 гг.) выпускались так называемые камертонные и электромеханические часы – этих переходных моделей было немного, а потому и по сей день заполучить в свою коллекцию такой интересный экземпляр мечтают многие коллекционеры.

Настольные электромеханические часы

И начинающие, и коллекционеры с опытом обращают внимание, конечно, не только на саму марку и происхождение часов, но и на оригинальность каждого экземпляра: каждая деталь должна быть аутентична, поскольку замена даже незначительного элемента на неоригинальный существенно снижает стоимость всего экземпляра. Солидные аукционные дома внимательно отслеживают подобные моменты и при наличии в часах неоригинального элемента могут потребовать возвращения суммы покупки с учетом морального ущерба.

Отметим, что специалистами в области часовых коллекций наблюдается определенная тенденция: часы винтажных периодов медленно, но верно теряют привлекательность для коллекционеров. Новички коллекционирования все чаще

отдают предпочтение современным моделям необычных дизайнов, поскольку они могут стать удачным вложением капитала, а со временем только вырастут в стоимости.

Принимая во внимание растущий спрос, известные бренды и дизайнеры специально выпускают серии хронометров, ориентированные на коллекционеров

sunmag.me

Коллекционеры: идеалисты, собиратели и инвесторы / Статьи / MyWatch - Сайт журнала Мои часы

Искусство & технологии

Коллекционирование наручных часов — занятие очень молодое, чрезвычайно модное, крайне интересное и захватывающее. Но так ли уж выгодно коллекционировать часы?

Коллекционирование наручных часов — занятие очень молодое, чрезвычайно модное, крайне интересное и захватывающее. Но так ли уж выгодно коллекционировать часы?

Старые, новые и почти новые

Коллекционирование часов сродни коллекционированию винтажных и классических авто. И то и другое требует определенной теоретической подготовки, знаний, терпения и больших средств.

Нужно быть готовым к тому, что быстрых денег здесь не заработаешь, а востребована ваша коллекция может быть только в хорошие со всех точек зрения — и прежде всего экономической — времена.

В отличие от коллекционирования картин и предметов искусства, нумизматики и филателии, на вторичном часовом рынке все еще не существует четких принципов ценообразования на те или иные модели часов.

 Колебания «часовых акций» невозможно отследить по ежедневным биржевым сводкам, и часовых каталогов, сравнимых по уровню и полноте с филателистическими или нумизматическими, тоже нет.

Да что там говорить, еще десять лет тому назад обладатели винтажных Rolex и Patek Philippe воспринимались не как богатые люди, а как благородные чудаки. В часовых бутиках в центре Нью-Йорка можно было без труда найти и, поторговавшись, приобрести за 4000 долларов редчайший экземпляр вечного календаря в желто-золотом корпусе от Patek Philippe.

А легендарные Officine Panerai, производившиеся во время войны для итальянского подводного спецназа, продавались на улицах Неаполя в «родной» коробке всего за 600 долларов.

Officine Panerai Radiomir

Сегодня цена на них начинается от 20 000 евро, а на упоминавшиеся Patek Philippe — от 80 000. В те добрые времена случались фантастические истории — например, с хронографом Omega Speedmaster Professional, который, судя по всему, принадлежал астронавту Баззу Олдрину и первым побывал на Луне.

В 70-х его украли из Смитсоновского института, а в 1994 году он неожиданно всплыл на вторичном рынке часов, и средней руки бизнесмен из Калифорнии приобрел его всего за 400 долларов.

 Когда ряды часовых коллекционеров стали расти, ситуация на рынке винтажных моделей докварцевого периода стабилизировалась. А это обстоятельство породило и два других тренда: коллекционирование и активную перепродажу на вторичном рынке современных и даже новейших часов.

В коллекционерских каталогах появились такие классификации, как LNIB (Like New In Box) для б/у часов и специальная аббревиатура NIB (New In Box) для новейших. Но собирать старые и современные часы — это совершенно разные типы коллекционирования, в которых действуют различные правила и есть свои приоритеты.

Вложения в марку

Любой коллекционер, не задумываясь, скажет, что лидеры рынка винтажных часов — это Patek Philippe и с недавних пор Rolex. При этом они почти не пересекаются в потребительских нишах.

Во времена кварцевого бума Rolex осталась единственной компанией, которая не снизила свой весьма существенный объем выпуска механических моделей. Поэтому качественных механических Rolex на рынке много, и на аукционах за них долгое время никто не давал более 40 000 долларов.

Акции Rolex на вторичном рынке стремительно пошли вверх благодаря тому, что два года назад с аукциона Antiquorum свою огромную коллекцию продал Гвидо Мондани. При этом он показал, как нужно коллекционировать Rolex, какие именно модели ценятся и на какие механизмы стоит обращать особое внимание.

Итальянец помог людям по-новому взглянуть на творчество и наследие самого массового из шикарных брендов. К тому же цены на Rolex поползли вверх u1080 и в связи с тем, что в нынешнем году компания отмечает столетний юбилей.

Обычно марки перед круглыми датами проводят специальные аукционы, ищут и скупают у коллекционеров редкие модели для собственного музея. Достаточно посмотреть на динамику цен на хронограф Rolex Daytona 1997 года в стальном корпусе.

 В момент своего выпуска он стоил порядка тысячи долларов, в 2002-м цена на него составляла уже 5 тысяч, а сейчас за эту модель предлагают уже не меньше 25 тысяч. И цены будут только расти, уверены специалисты. Другое дело Patek Philippe. Компания изо всех сил позиционирует свои часы как вложение в будущее.

На этот имидж работает продуманная рекламная кампания, стратегия продаж (новые сложные модели продаются только проверенным клиентам) и аукционная политика, когда представители Patek Philippe упорно торгуются за свои часы, повышая цены.

Так что если вам посчастливилось стать обладателем настоящих Patek Philippe в хорошем состоянии, можно быть абсолютно спокойным: цена на них со временем будет подниматься. То же самое можно сказать и о часах Audemars Piguet, Jaeger-LeCoultre, IWC (особенно в последнее время) и других прославленных мануфактур.

 Даже тех, кто обрел статус мануфактуры недавно. Да, таким компаниям, как Omega или Blancpain, далеко до рекордов Patek Philippe и даже Rolex. Но у сложных часов Blancpain весьма перспективное будущее. Особенно это относится к самым первым моделям, выпущенным на мануфактуре F.

Piguet в 90-е годы, когда президент компании Жан-Клод Бивер еще только «обкатывал» на марке рафинированные усложнения. Если в 1996 году ультратонкие Villeret стоили 6 тысяч франков, то сейчас их можно купить за 15—20 тысяч долларов.

При этом модели с самыми первыми мануфактурными ультратонкими калибрами будут всегда цениться выше. То же можно сказать и о первых моделях с коаксиальным спуском от Omega, созданных Джорджем Дэниэлсом в 1999 году. Сейчас коаксиальный спуск — это визитная карточка Omega.

 Им оснащены практически все механизмы марки, но первые работающие экземпляры уже успели стать настоящей историей часового дела, а потому всегда будут представлять интерес для знатоков.

Вложение в оригинальность

Первые Santos de Сartier, первые наручные Patek Philippe, Jaeger-LeCoultre Reverso, IWC Portuguese и Rolex Oyster Perpetual премьерных серий — все эти модели, безусловно, могут стать ярчайшими звездами коллекций.

Но только при одном условии — полной аутентичности. Речь, конечно же, идет не о подделках. Бывшие владельцы большинства этих часов не подозревали об их потенциальной ценности через несколько десятков лет и пользовались ими ежедневно.

Это значит, что часы не раз бывали в мастерской. Но на вторичном часовом рынке действует главное правило часового коллекционирования: все детали, даже самые незначительные, должны быть аутентичными.

На этом попадалось множество начинающих коллекционеров. Как известно, в часах прежде всего воздействию подвергается циферблат и стекло, и многие дилеры, стремясь привлечь клиента идеальным состоянием объекта, заменяли их.

То же касается и механизмов. Например, не секрет, что мануфактура Jaeger-LeCoultre поставляла свои калибры десяткам марок, в том числе и самым престижным. Так что иногда бывает, что на исторической модели Vacheron Constantin установлен узел баланс-спираль из других часов, в которых использовался базовый калибр JLC.

 А между тем любая неоригинальная и тем более «неродная» деталь в механических часах способна снизить их стоимость на 80 процентов. Единственное место, где вам могут обеспечить 100-процентную гарантию подлинности часов, — солидный аукцион.

Правилами крупнейших аукционных домов даже предусмотрен возврат суммы с возмещением морального ущерба, если выяснится, что по недосмотру экспертов в приобретенных вами часах присутствует неаутентичная деталь. В каталоги солидных домов попадают только модели, успешно прошедшие экспертизу на аутентичность.

Вложения с гарантией

 В этих каталогах можно найти тысячи моделей Breguet, Cartier, Omega, Rolex, Jaeger-LeCoultre или Audemars Piguet, на которые по тем или иным причинам большинство коллекционеров внимания не обращают, а потому они стоят в три раза дешевле, чем в магазинах.

К выставленным лотам надо относиться объективно, а не гнаться за сенсациями (порой раздуваемыми на ровном месте) и так называемыми «матками» (редкими моделями, на которые организаторы торгов по разным причинам планируют заработать основную при- быль).

Самостоятельно оценить часы, которые выставляют на аукционные торги, сейчас можно, не покидая собственного кресла. Дом Sotheby’s первым среди аукционов открыл online-продажу, за ним последовал и Christie’s. Но они лишь пошли по пути Antiquorum, который практикует электронные торги вот уже три года. Кроме того, у Antiquorum есть дополнительный сайт www.C2Ctime.com, посетители которого имеют возможность торговать часами напрямую без посредников и комиссионных сборов.

Кстати, эту практику впервые применил основатель Antiquorum Освальдо Патрицци, которого новые азиатские владельцы отстранили от руководства. Сейчас Патрицци вместе с покинувшей вслед за ним Antiquorum командой открыл новый аукцион Patrizzi & Co Auctioneers, который также предоставляет массу услуг по адресу : www.patrizziauction.com.

Знатоки часового искусства, принимавшие участие во многих аукционах, утверждают, что всего одно правило обеспечивает успешное приобретение: точно знать, что именно вас привлекает в этих часах. Не имя, не пиар и не красивая история, а оригинальный циферблат, необычная функция, редкий механизм, «цепляющий» дизайн.

Иногда даже дефект часов может оказаться настолько интересным, что в разы повысит их стоимость. Например, известна история крупнейшего собирателя Rolex Гвидо Мондани, которому случайно попался хронограф Daytona: его циферблат менял цвет при солнечном и искусственном свете. В результате именно эту модель Мондани продал на Antiquorum в десять раз дороже той цены, за которую приобрел.

Вложения в перспективу

Однако многие специалисты начали отмечать: интерес к аутентичным винтажным моделям постепенно ослабевает. Причин тому несколько. Продажа старинных часов в последнее время превращается не в бизнес для покупателей, а в пиаракцию марки производителя, то есть в бизнес для самих часовщиков.

Например, Antiquorum (особенно в последнее u1074 время) практически не продавал часы умерших марок, отказывая и тем, кто не производит дорогие часы или вкладывает в рекламу недостаточно средств.

В каталогах за последние годы можно обнаружить, что такие бренды, как Gruhen, Whittnauer, Bulova, представлены крайне мало и их модели проданы за достаточно скромные суммы. Зато относительно молодая марка Gerald Genta, давшая средства на проведение собственного тематического аукциона, присутствует десятками моделей.

К тому же все самые интересные экземпляры прошли через аукционы и перепродажи, а значит, на весомые прибыли и волшебные открытия рассчитывать не приходится. Другое дело — современные часы в состоянии NIB и LNIB.

Аукцион

Многие совсем молодые марки успели прославиться буквально за год-два благодаря изобретению неведомых доселе инноваций и усложнений.

 В «руде» новичков найти интересные с инвестиционной точки зрения часы легче, чем в тысячи раз переработанной исторической «породе». К тому же современные образцы сложной механики и необычного дизайна кажутся большинству из нас намного более понятным и близким источником вложения денег.

Производители уже давно разглядели этот тренд, поэтому специально выпускают часы, ориентированные на коллекционеров. Для последних организованы специализированные издания и сайты, ради них устраиваются выставки, салоны, презентации, их даже зазывают на частные званые ужины с президентами великих брендов (последняя маркетинговая новинка).

В общем, все направлено на то, чтобы привлечь внимание к часам как к выгодному финансовому вложению. Другой вопрос: насколько это вложение выгодно?

 Вложения в проценты

Бренд-менеджер Vacheron Constantin в России Николя Дефлер на вопрос о росте цен на современные часы женевского дома ответил: «В 2005 году на аукционе в честь 250-летия нашей марки мы продали лимитированную серию часов Saint- Gervais. Месяца три тому назад на аукционе одна из тех моделей была продана на 10 процентов дороже.

 Заметьте, прошло всего три года. Совершенно очевидно, что с годами их цена будет только расти». Ежегодный 10-процентный рост продемонстрировала знаменитая модель Sky Moon Tourbillon от Patek Philippe.

Недавно она была продана за 1 600 000 евро, при- том что шесть лет тому назад приобреталась ровно за 1 миллион. Примерно такое же увеличение цен — на уровне 5—10 процентов в год — определяет и Мануэль Эмш, президент марки Jaquet Droz.

 Правда, он придерживается спорной точки зрения: часы не должны быть непременно произведены исторической мануфактурой. Главное, чтобы модель была выпущена лимитированной серией, а лучше всего — piece unique. Тогда цена будет, безусловно, расти.

Обратите внимание, указанные 3—10 процентов годовых никак не опережают даже естественную инфляцию. Поэтому назвать приобретение и быструю перепродажу уникальных лимитированных моделей NIB выгодным предприятием язык не поворачивается.


А ведь в случаях с Saint-Gervais и Sky Moon Tourbillon сработал механизм аукционной сенсации, когда сами производители и организаторы заинтересованы в том, чтобы взвинтить цену.

Обычные же аукционы проходят с куда меньшей помпой, так что даже заветная 10-процентная прибыль — это удача. Нет, никто не сомневается, что однажды наступит настоящий звездный час таких моделей, как Metier d’Art от Vacheron Constantin, Grande Heure от Jaquet Droz, Tourbillon Souverainе Seconde Morte от F.P. Journe.

 Но произойдет это еще очень нескоро. И тут надо предугадать, что действительно станет сенсацией лет через десять, а что из современных «сенсаций» превратится в малоинтересный анахронизм. Поэтому позволю не согласиться с г-ном Эмшем: приобретая часы с прицелом на будущие прибыли, следует ориентироваться не только на жесткий лимит серии и наличие какого-то хитроумного усложнения.

Весьма значительную роль играет и марка часов, и дизайн, и общая концепция модели. Почти наверняка столь популярные сейчас шикарные карбоновозолотые «шайбы» с богатыми турбийонами через несколько лет безнадежно устареют.

А пользоваться спросом будут совсем другие модели, оценить которые сегодня может по некоторым деталям или просто по ощущению только специалист и человек с развитым вкусом и чутьем. Именно этим коллекционер и отличается от простого потребителя — умением предвидеть. Можно ли этому научиться?

Скрытные «крошки»

В Европе и США коллекционирование часов — это целая культура, если не сказать — целый мир. Помимо огромного числа магазинов, специализирующихся на перепродаже часов, существуют специализированные сайты, каталоги, форумы, где каждый может выставить свои часы на продажу или получить экспертную оценку.

Кроме того, целые дилерские структуры по заказу разыскивают для своих клиентов нужные им экземпляры. В среде часовых коллекционеров бытует даже поговорка: «Вначале вы покупаете правильного дилера, и только потом — правильные часы».

Коллекционеры часов — очень закрытая каста людей. Самый крупный и влиятельный клуб коллекционеров часов в Америке Watch Enthusiast of New York (WENY; его члены по аналогии называют себя weenies — «крошки», а сам клуб Weenie) был основан всего лишь в 2005 году усилиями двух коллекционеров.

Они познакомились на сайте Timezone.com. И там же, на Timezone, а также на сайтах Purist и Horomundi, нашли друг друга и остальные члены клуба. Большинство из них предпочитают сохранять анонимность, даже в интервью называясь псевдонимами.

Но некоторые, наоборот, активно рекламируют себя с прицелом на будущее, надеясь, что известность поможет им, например, попасть в ограниченный список счастливых обладателей редкой модели, выпущенной в количестве 25 экземпляров на весь мир.

Чтобы стать членом Weenie, не обязательно быть американцем и жить в Нью-Йорке. Это просто удобнее: собрания клуба происходят приблизительно раз в месяц в одном из нью-йоркских отелей или ресторанов, причем каждый раз в новых местах. К примеру, членами Weenie являются архитектор из Малайзии, индийский мастер акупунктуры и несколько представителей не менее экзотических стран и профессий.

Всего в клубе 32 члена, из них две женщины. С улицы на встречу «крошек» попасть невозможно: вход только по приглашениям, и если один из членов клуба хочет захватить своего друга или подругу, то сперва он должен заручиться согласием остальных участников.

Впрочем, выйти на weenies можно не только «по блату». Все они активные участники форумов вышеперечисленных сайтов, и если претендент на членство в клубе вызывает доверие и уважение, то его могут пригласить на встречу. Объясняется такая закрытость довольно просто: многие из членов клуба являются обладателями коллекций стоимостью в несколько десятков миллионов долларов.

В целом у них хранятся более 1000 дорогих моделей. Естественно, далеко не все члены хотят прославиться в своем районе в качестве обладателя, скажем, полной коллекции шедевров Франсуа- Поля Журна во главе с Chronometre a Resonance в платиновом корпусе и на платиновом же браслете.

В чем смысл существования Weenie и встреч его членов? Каждый из них собирает свою коллекцию самостоятельно и ищет новые приобретения и информацию так же, как и все: листая каталоги, журналы, посещая форумы и выставки.

Однако Weenie служит для того, чтобы знатоки обменивались между собой уже собранной информацией, обсуждали приобретения. Все приходят на встречу с целыми портфолио, но в основном с настоящими часами на руке или в кейсе. В чем, кстати, кроется еще одна причина секретности. Как утверждают сами члены клуба, на встречах они не совершают сделок, просто обмениваются информацией, однако это не мешает им фактически определять лицо коллекционного рынка Северной Америки.

Vacheron Constantin Grandes Complications

Если 32 члена клуба Weenie решат, что новинка от такой-то марки неинтересна и не стоит вложения денег, через пару недель об этом узнает большая часть англоговорящих поклонников часового искусства.

Жюльен Торнар, президент американского отделения Vacheron Constantin, не скрывает, что рассматривает Weenie как один из пиарканалов. Он устраивает презентации лимитированных серий специально для клуба Weenie, иногда предлагает приобрести часы со скидкой.

Ведь если «крошки» остановят свой выбор на очередном выпуске часов в честь великих мореплавателей (Vacheron Constantin Metiers d’Art Tribute to Great Explorers), то инвестиционная привлекательность серии среди других коллекционеров и просто ценителей сразу возрастет.

Подобную практику частных встреч с коллекционерами с рассказом о новинках, ответами на вопросы и заманчивыми предложениями практикуют представите- ли швейцарских марок во всех перспективных странах, в том числе и в России.

Хотя у нас нет такого негласного клуба, как Weenie, с авторитетом которого все бы считались, производители стараются вначале апеллировать именно к коллекционерам как к наиболее объективной оценочной комиссии.

На что опереться?

Так какие же из современных часов заслуживают того, чтобы стать инвестициями в будущее? Многие специалисты уверены, что проекты вроде Richard Mille, HD3, de Bethune, Jean Dunand, Hautlence, MB&Friends или Maitres du Temps — это вполне надежные вложения.

 Однако серьезные коллекционеры все-таки предлагают обращать внимание на «вневременные ценности». Лидером в этой области является Журн, который, избегая экспериментов с материалами и остановившись на простом, но очень узнаваемом дизайне, создает вещи, интересные и обычным клиентам, и специалистам.

 «У Журна уже сейчас солидная репутация, — уверяет член Weenie Мэтью Морз. — И, поверьте, она никуда не денется». То же самое можно сказать о Винсенте Калабрезе или Антуане Прециузо.

Несмотря на разговоры о том, что лицо часовой механики стремительно меняется и меняется само отношение к ней, вкладывать люди по-прежнему предпочитают в мастеров, стиль работы которых сохранился со времен Авраама-Луи Бреге.

Намного более важный вопрос: а кто может гарантировать, что столь любимые организаторами Женевского Гран-при «суверены» от F.P.Journe Invenit et Fecit лет через 30 будут кого-либо интересовать? Не исчезнет ли спрос на часы, будут ли коллекционеры по-прежнему выкладывать за них баснословные суммы?

Я верю, что спрос на редкие модели останется неизменным. Не стоит паниковать относительно падения рынка и финансового кризиса и задумываться о том, что через 30 лет можно будет купить на 1 миллион долларов — пачку сигарет или дом.

Пока, слава Богу, не изменилось главное — образ жизни и философия общественных связей, из-за которой мир становится все более виртуальным. Материальное в нематериальном мире — такова, пожалуй, определяющая роль часов. Тем более что благодаря Интернету ими стало проще торговать и знакомиться с новинками.

Популярность вторичного рынка часов LNIB во многом обеспечена именно Интернетом. В отличие от привычки покупать часы надолго и с конкретной целью, стала очень популярна практика «краткосрочного владения».

Человек выбирает модель в хорошем состоянии на вторичном рынке, покупает ее, носит какое-то время, потом перепродает без особых потерь, даже с небольшой прибылью, и приобретает новые часы. Конечно, это не «коллекционирование». Однако так создается база для более глубокого знакомства с часами и подстегивается интерес к ним.

Те же самые приобретения на вторичном рынке часов класса LNIB, например Reverso Duo от Jaeger-LeCoultre или De Ville от Omega, обойдется на 30—40 процентов дешевле, чем в магазине. Дизайн Reverso не устаревает уже более 70 лет, это абсолютно надежное вложение средств.

А если компания решит прекратить выпуск линии или неузнаваемо изменит ее дизайн, традиционный Duo мгновенно взлетит в цене. Есть теория, что рост спроса на механические часы и само коллекционирование вызваны тем, что современный бизнес во многом стал виртуальным.

Кто такие «новые богачи»? В основном компьютерщики, инвесторы, игроки на биржах. Все так или иначе упирается в компьютерные технологии. Как утверждает один из членов Weenie, коллекционирование механических часов для него — это полная противоположность продажам программного обеспечения, которым он зарабатывает себе на жизнь.

«Софт невозможно увидеть, потрогать руками, оценить, как он работает, — объясняет он. — Это просто набор цифр. Да, это приносит мне зарплату и проценты, но я чувствую себя гораздо увереннее, когда приобретаю очередные часы с минутным репетиром или просто Rolex Daytona с редким голубым циферблатом.

Если мой софт устареет, я не смогу удержаться в бизнесе, а коллекционирование часов создает мне базу капиталовложений, с которой ничего не произойдет». Действительно не произойдет, потому что любой финансовый кризис рано или поздно закончится. А структура общества и бизнеса вряд ли существенно изменится в ближайшие годы, если, конечно, не случится глобальная катастрофа.

Коллекционеры, собиратели и инвесторы

Все люди, скупающие часы, делают это в конечном счете ради прибыли. Но всех их можно разделить на три типажа: коллекционеры, собиратели и инвесторы. Классический пример настоящего коллекционера — Гвидо Мондани.

Этот человек более 30 лет собирал свою коллекцию, чтобы понять, в чем кроется популярность и авторитет Rolex. Его коллекция, распроданная в апреле 2006-го, состояла отнюдь не только из часов, но и из документов, рекламных плакатов, объявлений в газетах и журналах, фирменных блокнотов, ручек и портмоне, зеркал и подносов, которыми были оборудованы торгующие часами Rolex магазины, отвертками для смены браслетов и инструментами из сервисцентров. Это не коллекция, а, можно сказать, настоящая докторская диссертация на тему «Вклад Rolex в часовое дело ХХ века».

Завершив свою многолетнюю работу, Мондани защитил диссертацию, получив официальный титул крупнейшего ролексоведа в мире. — Зачем же вы продаете свою коллекцию сейчас? — изумленно спрашивали Мондани специалисты.

 — Подождите всего два года, когда Rolex будет отмечать столетний юбилей, и вы выручите за нее в несколько раз больше! — А меня не интересует, за сколько будет продана коллекция, — спокойно и совершенно искренне отвечал Мондани. — Поэтому я и продаю ее сейчас.

Когда год тому назад я наконец заполучил редчайший экземпляр, без которого коллекция была неполной, я был очень счастлив. Еще некоторое время я наслаждался, а потом заскучал, пока не придумал идею для новой коллекции, которую уже начал собирать. Для таких коллекционеров главное

— Идея. Как нет филателистов, которые собирают все марки без разбора, так нет и всеядных часовых коллекционеров (их по аналогии можно назвать «филохронистами» или «хронофилистами»). Нельзя объять необъятное, но его можно ограничить рамками какой-нибудь идеи.

Мой знакомый американский бизнесмен мечтает собрать коллекцию часов со всеми механизмами, которые когда- либо использовались компанией Patek Philippe. При этом он вовсе не ставит цель обладать всеми разновидностями калибров 240 или 324, ему достаточно иметь по одной модели с каждым из них.

А что? Согласитесь, идея-то интересная. К собирателям относятся люди, которые движимы не идеями, а скорее эстетическим интересом или любопытством. Например, недавно умерший замечательный дизайнер и владелец компании Corum Северин Вундерман собирал настольные и каминные часы, циферблаты и корпуса которых инкрустированы цветными драгоценными камнями.

 Причем, по его словам, он ограничил себя периодом с 1890 по 1920 годы. Ему, великому знатоку дизайна и живописи, было крайне интересно наблюдать, как влиял зарождающийся модернизм на безумно консервативное и традиционное ювелирное искусство.

При этом Вундерман, в отличие от Мондани, был вовсе не готов тут же мчаться на другой конец Земли, едва заслышав, что кто-то там выставил на продажу модель часов, которой еще нет в его коллекции.

Но, я почти уверен, коллекция Вундермана превосходит большинство коллекций людей, которые фанатично собирали ювелирные интерьерные часы той эпохи. Коллекционеры-инвесторы, приобретающие часы исключительно с целью конвертации денежных средств в предметы искусства, — явление сравнительно молодое.

de-Bethune

Их часовые собрания лучше и точнее называть не коллекциями, а инвестиционными портфелями. Самый яркий представитель таких инвесторов — нефтяной бизнесмен, прославившийся в качестве президента московского футбольного клуба «Спартак», Андрей Червиченко.

Это один из немногих в России счастливых обладателей часов Patek Philippe Sky Moon Tourbillon, выпущенных всего в 10 экземплярах (даже давнему сиятельному клиенту знаменитого швейцарского дома королю Испании Хуану-Карлосу I они не достались, а у Червиченко — есть).

Россиянин приобрел еще несколько знаковых моделей, о которых писала вся часовая пресса мира. Но в ответ на вопрос «Как вы стали часовым коллекционером?» экс-президент «Спартака» честно отмахнулся: «Да какой я коллекционер?! Мои консультанты предлагают мне разные варианты, куда вложить деньги, я и вкладываю».

Стоит ли говорить, что главы легендарных часовых брендов очень не любят инвесторов. К «идеалистам» они относятся с профилактической строгостью. Порой «идеалисты» и впрямь бывают чересчур настойчивы и круглые сутки атакуют различные департаменты компаний с вопросами типа «Не могли бы вы уточнить, из какого сплава изготавливались накладные метки модели ХХХ Ref. 010101, производившейся с апреля 1923 по октябрь 1932 г.?».

Да кто же сейчас это помнит и знает? Или вы думаете, что в штате каждой компании есть историки? Вот что сказал мне несколько лет тому назад по этому поводу бывший президент Vacheron Constantin Клод- Даниель Проллокс: «Я не люблю тех, кто покупает часы с целью вложения средств. На мой взгляд, это просто глупо. Да, бывают случаи, когда человек покупает часы за одну сумму, а через некоторое время продает их гораздо дороже. Но я твердо убежден, здесь дело не в деньгах, а в эмоциях. Сами по себе деньги не имеют ценности. Удовольствие и счастье от обладания прекрасными часами — вот что по-настоящему бесценно!» Лучше, пожалуй, и не скажешь.

Опубликовано в журнале "Мои Часы" №5-2008

mywatch.ru

Все что нужно знать новичку о коллекционировании карманных часов |

Некоторые любители часов в какой-то момент времени начинают интересоваться винтажными часами. Часто — часами карманными, потому что они «старше», чем часы наручные.

Причин этому довольно много, как говорится, каждому — свое и вообще, выбор — дело житейское. Но можно выделить несколько. Первое — интерес к антиквариату и истории. Многим любителям часов гораздо интереснее рассматривать изделие со 100-летней историей, которое «пережило» Первую мировую, революцию 1917 года, Великую Отечественную и другие важные исторические вехи, чем кварцевую поделку в стандартном корпусе.

Второе — старинные карманные часы позволяют вам активно наращивать коллекцию, не делая значительных вложений. Если, конечно же, речь идет о доступных и простых моделях. Кому-то будет гораздо интереснее «собирать» швейцарские часы, причем, знаменитых марок, таких как Omega, Zenith и Chopard, нежели покупать очередной безликий хомаж — за ту же сумму.

Карманные часы Zenith (1917 год). Ценовая категория - до 200 евроКарманные часы Zenith (1917 год). Ценовая категория — до 300 евроКарманные часы Omega (1926 ujl). Ценовая категория до 200 евроКарманные часы Omega (1926 год). Ценовая категория до 300 евроКарманные часы L.U. Chopard (1890 год). Ценовая категория - до 200 евроКарманные часы L.U. Chopard (1890 год). Ценовая категория — до 300 евро

Третье — некоторым просто нравится стиль, присущий старым часам. Все эти стрелочки, гравировки и так далее — этого практически нет в современных часах, если не брать в расчет премиум-класс.

А еще коллекционирование старинных часов — это инвестиция. Такие часы, как минимум, не дешевеют. Многие растут в цене. В отличие от практически любых современных новых часов (пленки снял, один раз надел — уже минус 10%).

Конечно, коллекционирование старых часов — это не так и просто. Часы требуют особого ухода, чистки-смазки, часто — восстановления, замены стекла, стрелок и многое другое. Часы, которые идут сутки или больше — относительная редкость, поэтому заводить их придется часто. И не до конца. Продавцы по злому умыслу или по незнанию могут подсунуть вам откровенное барахло, «котлету» (часы, собранные из разных остатков запасных частей) или даже новодел. Всякое бывает. Но, если вы все делаете правильно и не спешите, то старинные часы будут вас радовать.

Некоторые часы на аукционах продаются в виде «ходят несколько минут». Это обычно значит, что кто-то пытался их оживить с помощью масла, но перелил его. Лечение опять же — чистка. Но если вы не мастер на все руки, то чистка обойдется дороже, чем покупка сразу хороших часов. Особенно в случае дешевых массовых часов времен ВОВ. Они стоят по 30-70 евро. Поэтому, если вы не мастер по механизмам, то берите сразу нормально работающие часы.

Часы Orator (1940 год). Ценовая категория до 100 евроЧасы Orator (1940 год). Ценовая категория до 100 евро

Самостоятельно же вы можете произвести следующие операции: протирать корпус часов бархатной тряпочкой (можно с полиролью для часов) и (это уже продвинутый уровень) почистить корпус часов при помощи специальной пасты или просто зубной пасты (предварительно вытащив механизм). Чисткой вы уберете налет с корпуса, патину, иногда — мельчайшие царапины. Крупные царапины потребуют уже специального инструмента и навыков. Замена стекла — процедура несложная (для мастера) и относительно недорогая. А вот циферблат — это лицо часов. Если он с недочетами, то их многда можно устранить, но это кропотливая и недешевая работа. Поэтому, опять-таки, лучше сразу выбирать часы с хорошо сохранившимися циферблатами. «Паутинка» на цифере — признак не очень хороший, если она сильно заметна, то этот циферблат будет под замену.

Отдельная тема — стрелки. Часто они идут не оригинальные. Здесь помочь может сравнение с другими часами этой же фирмы или же простое наблюдение: достает ли минутная стрелка деления на циферблате. Если нет — то стрелки точно не оригинал. Стекла тоже часто меняют, особенно на самых старых часах, где изначально было обычное стекло (пластиковые стекла изобрели в середине 20-х годов 20 века). В общем, нюансов очень много.

Все старые карманные часы можно разделить на 2 большие группы. Разумеется, такое разделение подходит только для жителей бывшего СССР. Так вот, это: советские и иностранные часы. Первая группа — это всевозможные Молнии, ЗИМы и другие часы советского производства, которые стоят весьма умеренно, а радости дарят довольно много. Тем более, для новичка. Как говорится, купите себе Молнию и подумайте, а нужно ли вам вообще все это? Разумеется, все часы делятся по временным периодам, одна и та же модель может стоить по-разному в зависимости от года производства, но об этом позднее.

Часы Молния 1980 года. Ценовая категория до 50 евро. Часы Молния 1980 года. Ценовая категория до 50 евро.

Вторая группа — это западные часы. Швейцарские, английские, французские, американские и немецкие. В них тоже можно выделить несколько временных периодов. Это будут именно недорогие массовые простые часы (в подавляющем большинстве случаев, часы с функцией часов, минут и секунд, то есть 3-стрелочники в корпусах максимум из серебра).

Ну и в отдельную подгруппу можно выделить дореволюционные российские марки вроде Павел Буре и Калашников. Эти часы собирались из европейских комплектующих, но на территории России, так что они занимают эдакое промежуточное положение.

 

Карманные часы Павел Буре, начало 20 века. Ценовая категория - до 300 евроКарманные часы Павел Буре, начало 20 века. Ценовая категория — до 300 евро

Европейские часы в доступной категории бывают 2 типов: с заводной головкой и с заводом ключом (ключевка). Цены на ключевки при прочих равных зачастую ниже, хотя, казалось бы, это более «винтажный» вид часов. Причина в том, что их очень дорого ремонтировать, ремонт может стоить дороже, чем покупка таких же часов в хорошем состоянии. Поэтому лучше сразу брать качественные часы с заводным ключом.

И несколько слов о ценах. Конечно, все с высокой степенью условности. Цены очень сильно различаются. Одни и те же часы на барахолке, в антикварном магазине, на eBay или купленные у мастера могут стоить совершенно разные деньги. Это ориентир просто для того, чтобы читатель мог понять, сколько в принципе это может стоить. Так как сейчас с курсом рубля ситуация очень нестабильная, придется указывать цену в долларах США.

Обычная советская молния 70-80-х годов в отличном состоянии будет стоить порядка $20-30 и выше. По европейцам — за $200-250 можно прикупить что-нибудь вроде простых Zenith 20-30-х годов в хорошем состоянии. Часы Павел Буре, произведенные до 1917 года, в среднем состоянии будут стоить примерно такую же сумму: все дело в ограниченной конкуренции, на Западе таких часов мало.

Где покупать? Антикварные магазины, барахолки, интернет-аукционы (специализированные и глобальные вроде eBay, а также российские), западные интернет-магазины. Везде есть свои плюсы и минусы.
Подробнее о конкретных часах мы поговорим в следующих публикациях. И более того — у нас будет соответствующий раздел карманных часов.

getat.ru

Коллекционирование наручных часов. С чего начать?

Тема коллекционирования всегда вызывает интерес, так как почти каждый из нас имеет в этом деле маленький, но все же опыт, собирая в детстве открытки, марки, наклейки, игрушки и т.п. Большая половина людей на этом останавливается, но есть и другая половина, для которых коллекционирование стает не просто хобби, а смыслом жизни.

Часы Кировские (1920-1970гг) Цена $100

Часы Кировские (1920-1970гг) Цена $100

Невозможно однозначно ответить на вопрос: что, как и с чего начать коллекционировать? Это зависит от многих факторов, главным из которых является к чему лежит душа. Ведь нелюбимым делом долго заниматься не будешь. Определив для себя этот момент, дальше все зависит от цели коллекционирования (написание научной работы, изучение истории, вложение капитала, для статуса или престижности, или же просто для души), личных качеств и финансовых возможностей.

Луч кварцевый с пульсометром (1971-1983гг) Цена $130

Часы Луч кварцевый с пульсометром (1971-1983гг) Цена $130

На сегодняшний день достаточно молодое, популярное и к тому же увлекательное занятие – коллекционирование наручных часов. Часов в мире очень много, нельзя объять необъятное, поэтому очень важно с самого начала определиться с эпохой, периодом, темой, видом, производителем. К тому же, коллекционирование часов отличается от иных видов отсутствием единых принципов ценообразования. Многие ориентируются на ежегодный прейскурант, который издается в США, Price Giude to Watсh.

Часы Буран полярные(1971-1983гг) Цена $100

Часы Буран полярные(1971-1983гг) Цена $100

Каждый коллекционер выбирает свой способ коллекционирования: один собирает свою коллекцию самостоятельно, кто-то объединяется в группу или клуб и начинает поиск информации: читает книги, журналы, посещает музеи, выставки и аукционы.

Часы Ракета полярные (1980г) Цена $130

Часы Ракета полярные (1980г) Цена $130

Наиболее доступными для коллекционирования являются часы периода СССР, начинающие коллекционеры могут начать с недорогого советского винтажа, или дайверских японских моделей, псевдо-милитари часы и постепенно переходить к более ценным вариантам, когда при покупке очередного экземпляра часов не жалко расстаться с несколькими тысячами у.е.

Часы Ultra Rare Rolex Oyster Perpetua. Золотой корпус с бриллиантами (1984-1999гг) Цена $15700

Часы Ultra Rare Rolex Oyster Perpetua. Золотой корпус с бриллиантами (1984-1999гг) Цена $15700

Популярностью пользуются коллекции:
– наручных часов, так называемой “золотой эпохи часового дела” (1950-1970 годы). В эти годы механические часы собирались мастерами вручную, цена соответствовала качеству, велась активная конкуренция производителей. Сегодня такие часы можно найти лишь в антикварных лавках, блошиных рынках, у других коллекционеров или на аукционах;
– часов так называемого докварцевого периода (1960-1970), когда выпускались камертонные и электромеханические часы, таких моделей мало и заполучить их в свою коллекцию весьма трудно;
– Seiko: интересны и цены доступны;
– военные часы, военные хронографы;
– часы американских производителей ( Elgin, Hampden, Illinois).

Pavel Bure Swiss в золотом корпусе (до 1920г) Цена $350

Часы Pavel Bure Swiss в золотом корпусе (до 1920г) Цена $350

Наручные часы Patek Philippe, Jaeger-LeCoultre Reverso, IWC Portuguese и Rolex Oyster Perpetual премьерных выпусков могут стать бриллиантом любой коллекции.

Patek Philippe в золотом корпусе (до 1920г) Цена $10000

Часы Patek Philippe в золотом корпусе (до 1920г) Цена $10000

Если вы начинающий коллекционер часов, то запомните важное правило: все детали, даже самые незначительные, должны быть аутентичными. Даже самая мелкая неоригинальная деталь может снизить стоимость часов на 80%. Не менее важным фактором при оценке часов является хорошее рабочее состояние,  поэтому ремонт швейцарских часов в Москве очень актуальная тема для многих коллекционеров. 100-процентная гарантия подлинности часов, — это покупка на аукционе с соответствующим сертификатом подлинности. Правилами солидных аукционных домов предусмотрено возвращение суммы покупки плюс моральный ущерб, если в покупке присутствует неоригинальный элемент.

 IWC Portuguese Minute Repeater. Золотой корпус. Цена $45000

Часы IWC Portuguese Minute Repeater. Золотой корпус. Цена $45000

В последние годы специалисты в этой области наблюдают значительное снижение интереса к старинным моделям. Современные предложения часов необычного дизайна для нас более понятны и близки, среди них коллекционерам намного проще найти интересные часы, которые рассматриваются как будущий источник доходов. Производители уже уловили этот момент и специально выпускают часы, ориентированные на коллекционеров.

Iconic Jaeger Lecoultre Ss Reverso. Цена $2500

Часы Iconic Jaeger Lecoultre Ss Reverso. Цена $2500

Уважаемые коллекционеры, будьте готовыми к тому, что быстрых денег на здесь не заработать, а востребована ваша коллекция может быть только в лучшие времена.

ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

10hobby.ru

идеалисты, собиратели и инвесторы? "Ant&K Club" Клуб Антиквариев и Коллекционеров



Коллекционирование наручных часов — занятие очень молодое, чрезвычайно модное, крайне интересное и захватывающее. Но так ли уж выгодно коллекционировать часы?

 

 

Коллекционирование часов сродни коллекционированию винтажных и классических авто. И то и другое требует определенной теоретической подготовки, знаний, терпения и больших средств.
Нужно быть готовым к тому, что быстрых денег здесь не заработаешь, а востребована ваша коллекция может быть только в хорошие со всех точек зрения — и прежде всего экономической — времена.
В отличие от коллекционирования картин и предметов искусства, нумизматики и филателии, на вторичном часовом рынке все еще не существует четких принципов ценообразования на те или иные модели часов.
Колебания «часовых акций» невозможно отследить по ежедневным биржевым сводкам, и часовых каталогов, сравнимых по уровню и полноте с филателистическими или нумизматическими, тоже нет.
Да что там говорить, еще десять лет тому назад обладатели винтажных Rolex и Patek Philippe воспринимались не как богатые люди, а как благородные чудаки. В часовых бутиках в центре Нью-Йорка можно было без труда найти и, поторговавшись, приобрести за 4000 долларов редчайший экземпляр вечного календаря в желто-золотом корпусе от Patek Philippe.
А легендарные Officine Panerai, производившиеся во время войны для итальянского подводного спецназа, продавались на улицах Неаполя в «родной» коробке всего за 600 долларов.


Сегодня цена на них начинается от 20 000 евро, а на упоминавшиеся Patek Philippe — от 80 000. В те добрые времена случались фантастические истории — например, с хронографом Omega Speedmaster Professional, который, судя по всему, принадлежал астронавту Баззу Олдрину и первым побывал на Луне.
В 70-х его украли из Смитсоновского института, а в 1994 году он неожиданно всплыл на вторичном рынке часов, и средней руки бизнесмен из Калифорнии приобрел его всего за 400 долларов.
Когда ряды часовых коллекционеров стали расти, ситуация на рынке винтажных моделей докварцевого периода стабилизировалась. А это обстоятельство породило и два других тренда: коллекционирование и активную перепродажу на вторичном рынке современных и даже новейших часов.
В коллекционерских каталогах появились такие классификации, как LNIB (Like New In Box) для б/у часов и специальная аббревиатура NIB (New In Box) для новейших. Но собирать старые и современные часы — это совершенно разные типы коллекционирования, в которых действуют различные правила и есть свои приоритеты.

Вложения в марку
Любой коллекционер, не задумываясь, скажет, что лидеры рынка винтажных часов — это Patek Philippe и с недавних пор Rolex. При этом они почти не пересекаются в потребительских нишах.
Во времена кварцевого бума Rolex осталась единственной компанией, которая не снизила свой весьма существенный объем выпуска механических моделей. Поэтому качественных механических Rolex на рынке много, и на аукционах за них долгое время никто не давал более 40 000 долларов.
Акции Rolex на вторичном рынке стремительно пошли вверх благодаря тому, что два года назад с аукциона Antiquorum свою огромную коллекцию продал Гвидо Мондани. При этом он показал, как нужно коллекционировать Rolex, какие именно модели ценятся и на какие механизмы стоит обращать особое внимание.
Итальянец помог людям по-новому взглянуть на творчество и наследие самого массового из шикарных брендов. К тому же цены на Rolex поползли вверх u1080 и в связи с тем, что в нынешнем году компания отмечает столетний юбилей.

Обычно марки перед круглыми датами проводят специальные аукционы, ищут и скупают у коллекционеров редкие модели для собственного музея. Достаточно посмотреть на динамику цен на хронограф Rolex Daytona 1997 года в стальном корпусе.
В момент своего выпуска он стоил порядка тысячи долларов, в 2002-м цена на него составляла уже 5 тысяч, а сейчас за эту модель предлагают уже не меньше 25 тысяч. И цены будут только расти, уверены специалисты. Другое дело Patek Philippe. Компания изо всех сил позиционирует свои часы как вложение в будущее.
На этот имидж работает продуманная рекламная кампания, стратегия продаж (новые сложные модели продаются только проверенным клиентам) и аукционная политика, когда представители Patek Philippe упорно торгуются за свои часы, повышая цены.


Так что если вам посчастливилось стать обладателем настоящих Patek Philippe в хорошем состоянии, можно быть абсолютно спокойным: цена на них со временем будет подниматься. То же самое можно сказать и о часах Audemars Piguet, Jaeger-LeCoultre, IWC (особенно в последнее время) и других прославленных мануфактур.
Даже тех, кто обрел статус мануфактуры недавно. Да, таким компаниям, как Omega или Blancpain, далеко до рекордов Patek Philippe и даже Rolex. Но у сложных часов Blancpain весьма перспективное будущее. Особенно это относится к самым первым моделям, выпущенным на мануфактуре F.
Piguet в 90-е годы, когда президент компании Жан-Клод Бивер еще только «обкатывал» на марке рафинированные усложнения. Если в 1996 году ультратонкие Villeret стоили 6 тысяч франков, то сейчас их можно купить за 15—20 тысяч долларов.
При этом модели с самыми первыми мануфактурными ультратонкими калибрами будут всегда цениться выше. То же можно сказать и о первых моделях с коаксиальным спуском от Omega, созданных Джорджем Дэниэлсом в 1999 году. Сейчас коаксиальный спуск — это визитная карточка Omega.
Им оснащены практически все механизмы марки, но первые работающие экземпляры уже успели стать настоящей историей часового дела, а потому всегда будут представлять интерес для знатоков.

Вложение в оригинальность
Первые Santos de Сartier, первые наручные Patek Philippe, Jaeger-LeCoultre Reverso, IWC Portuguese и Rolex Oyster Perpetual премьерных серий — все эти модели, безусловно, могут стать ярчайшими звездами коллекций.
Но только при одном условии — полной аутентичности. Речь, конечно же, идет не о подделках. Бывшие владельцы большинства этих часов не подозревали об их потенциальной ценности через несколько десятков лет и пользовались ими ежедневно.
Это значит, что часы не раз бывали в мастерской. Но на вторичном часовом рынке действует главное правило часового коллекционирования: все детали, даже самые незначительные, должны быть аутентичными.

На этом попадалось множество начинающих коллекционеров. Как известно, в часах прежде всего воздействию подвергается циферблат и стекло, и многие дилеры, стремясь привлечь клиента идеальным состоянием объекта, заменяли их.
То же касается и механизмов. Например, не секрет, что мануфактура Jaeger-LeCoultre поставляла свои калибры десяткам марок, в том числе и самым престижным. Так что иногда бывает, что на исторической модели Vacheron Constantin установлен узел баланс-спираль из других часов, в которых использовался базовый калибр JLC.
А между тем любая неоригинальная и тем более «неродная» деталь в механических часах способна снизить их стоимость на 80 процентов. Единственное место, где вам могут обеспечить 100-процентную гарантию подлинности часов, — солидный аукцион.

Правилами крупнейших аукционных домов даже предусмотрен возврат суммы с возмещением морального ущерба, если выяснится, что по недосмотру экспертов в приобретенных вами часах присутствует неаутентичная деталь. В каталоги солидных домов попадают только модели, успешно прошедшие экспертизу на аутентичность.


Вложения в перспективу
Однако многие специалисты начали отмечать: интерес к аутентичным винтажным моделям постепенно ослабевает. Причин тому несколько. Продажа старинных часов в последнее время превращается не в бизнес для покупателей, а в пиаракцию марки производителя, то есть в бизнес для самих часовщиков.
Например, Antiquorum (особенно в последнее u1074 время) практически не продавал часы умерших марок, отказывая и тем, кто не производит дорогие часы или вкладывает в рекламу недостаточно средств.
В каталогах за последние годы можно обнаружить, что такие бренды, как Gruhen, Whittnauer, Bulova, представлены крайне мало и их модели проданы за достаточно скромные суммы. Зато относительно молодая марка Gerald Genta, давшая средства на проведение собственного тематического аукциона, присутствует десятками моделей.
К тому же все самые интересные экземпляры прошли через аукционы и перепродажи, а значит, на весомые прибыли и волшебные открытия рассчитывать не приходится. Другое дело — современные часы в состоянии NIB и LNIB.

Многие совсем молодые марки успели прославиться буквально за год-два благодаря изобретению неведомых доселе инноваций и усложнений.
В «руде» новичков найти интересные с инвестиционной точки зрения часы легче, чем в тысячи раз переработанной исторической «породе». К тому же современные образцы сложной механики и необычного дизайна кажутся большинству из нас намного более понятным и близким источником вложения денег.
Производители уже давно разглядели этот тренд, поэтому специально выпускают часы, ориентированные на коллекционеров. Для последних организованы специализированные издания и сайты, ради них устраиваются выставки, салоны, презентации, их даже зазывают на частные званые ужины с президентами великих брендов (последняя маркетинговая новинка).
В общем, все направлено на то, чтобы привлечь внимание к часам как к выгодному финансовому вложению. Другой вопрос: насколько это вложение выгодно?

Вложения в проценты
Бренд-менеджер Vacheron Constantin в России Николя Дефлер на вопрос о росте цен на современные часы женевского дома ответил: «В 2005 году на аукционе в честь 250-летия нашей марки мы продали лимитированную серию часов Saint- Gervais. Месяца три тому назад на аукционе одна из тех моделей была продана на 10 процентов дороже.
Заметьте, прошло всего три года. Совершенно очевидно, что с годами их цена будет только расти». Ежегодный 10-процентный рост продемонстрировала знаменитая модель Sky Moon Tourbillon от Patek Philippe.
Недавно она была продана за 1 600 000 евро, при- том что шесть лет тому назад приобреталась ровно за 1 миллион. Примерно такое же увеличение цен — на уровне 5—10 процентов в год — определяет и Мануэль Эмш, президент марки Jaquet Droz.
Правда, он придерживается спорной точки зрения: часы не должны быть непременно произведены исторической мануфактурой. Главное, чтобы модель была выпущена лимитированной серией, а лучше всего — piece unique. Тогда цена будет, безусловно, расти.
Обратите внимание, указанные 3—10 процентов годовых никак не опережают даже естественную инфляцию. Поэтому назвать приобретение и быструю перепродажу уникальных лимитированных моделей NIB выгодным предприятием язык не поворачивается.

А ведь в случаях с Saint-Gervais и Sky Moon Tourbillon сработал механизм аукционной сенсации, когда сами производители и организаторы заинтересованы в том, чтобы взвинтить цену.
Обычные же аукционы проходят с куда меньшей помпой, так что даже заветная 10-процентная прибыль — это удача. Нет, никто не сомневается, что однажды наступит настоящий звездный час таких моделей, как Metier d’Art от Vacheron Constantin, Grande Heure от Jaquet Droz, Tourbillon Souverainе Seconde Morte от F.P. Journe.
Но произойдет это еще очень нескоро. И тут надо предугадать, что действительно станет сенсацией лет через десять, а что из современных «сенсаций» превратится в малоинтересный анахронизм. Поэтому позволю не согласиться с г-ном Эмшем: приобретая часы с прицелом на будущие прибыли, следует ориентироваться не только на жесткий лимит серии и наличие какого-то хитроумного усложнения.
Весьма значительную роль играет и марка часов, и дизайн, и общая концепция модели. Почти наверняка столь популярные сейчас шикарные карбоновозолотые «шайбы» с богатыми турбийонами через несколько лет безнадежно устареют.
А пользоваться спросом будут совсем другие модели, оценить которые сегодня может по некоторым деталям или просто по ощущению только специалист и человек с развитым вкусом и чутьем. Именно этим коллекционер и отличается от простого потребителя — умением предвидеть. Можно ли этому научиться?


В Европе и США коллекционирование часов — это целая культура, если не сказать — целый мир. Помимо огромного числа магазинов, специализирующихся на перепродаже часов, существуют специализированные сайты, каталоги, форумы, где каждый может выставить свои часы на продажу или получить экспертную оценку.
Кроме того, целые дилерские структуры по заказу разыскивают для своих клиентов нужные им экземпляры. В среде часовых коллекционеров бытует даже поговорка: «Вначале вы покупаете правильного дилера, и только потом — правильные часы».

Коллекционеры часов — очень закрытая каста людей. Самый крупный и влиятельный клуб коллекционеров часов в Америке Watch Enthusiast of New York (WENY; его члены по аналогии называют себя weenies — «крошки», а сам клуб Weenie) был основан всего лишь в 2005 году усилиями двух коллекционеров.
Они познакомились на сайте Timezone. И там же, на Timezone, а также на сайтах Purist и Horomundi, нашли друг друга и остальные члены клуба. Большинство из них предпочитают сохранять анонимность, даже в интервью называясь псевдонимами.
Но некоторые, наоборот, активно рекламируют себя с прицелом на будущее, надеясь, что известность поможет им, например, попасть в ограниченный список счастливых обладателей редкой модели, выпущенной в количестве 25 экземпляров на весь мир.
Чтобы стать членом Weenie, не обязательно быть американцем и жить в Нью-Йорке. Это просто удобнее: собрания клуба происходят приблизительно раз в месяц в одном из нью-йоркских отелей или ресторанов, причем каждый раз в новых местах. К примеру, членами Weenie являются архитектор из Малайзии, индийский мастер акупунктуры и несколько представителей не менее экзотических стран и профессий.

Всего в клубе 32 члена, из них две женщины. С улицы на встречу «крошек» попасть невозможно: вход только по приглашениям, и если один из членов клуба хочет захватить своего друга или подругу, то сперва он должен заручиться согласием остальных участников.
Впрочем, выйти на weenies можно не только «по блату». Все они активные участники форумов вышеперечисленных сайтов, и если претендент на членство в клубе вызывает доверие и уважение, то его могут пригласить на встречу. Объясняется такая закрытость довольно просто: многие из членов клуба являются обладателями коллекций стоимостью в несколько десятков миллионов долларов.
В целом у них хранятся более 1000 дорогих моделей. Естественно, далеко не все члены хотят прославиться в своем районе в качестве обладателя, скажем, полной коллекции шедевров Франсуа- Поля Журна во главе с Chronometre a Resonance в платиновом корпусе и на платиновом же браслете.


В чем смысл существования Weenie и встреч его членов? Каждый из них собирает свою коллекцию самостоятельно и ищет новые приобретения и информацию так же, как и все: листая каталоги, журналы, посещая форумы и выставки.
Однако Weenie служит для того, чтобы знатоки обменивались между собой уже собранной информацией, обсуждали приобретения. Все приходят на встречу с целыми портфолио, но в основном с настоящими часами на руке или в кейсе. В чем, кстати, кроется еще одна причина секретности. Как утверждают сами члены клуба, на встречах они не совершают сделок, просто обмениваются информацией, однако это не мешает им фактически определять лицо коллекционного рынка Северной Америки.
Если 32 члена клуба Weenie решат, что новинка от такой-то марки неинтересна и не стоит вложения денег, через пару недель об этом узнает большая часть англоговорящих поклонников часового искусства.

Жюльен Торнар, президент американского отделения Vacheron Constantin, не скрывает, что рассматривает Weenie как один из пиарканалов. Он устраивает презентации лимитированных серий специально для клуба Weenie, иногда предлагает приобрести часы со скидкой.
Ведь если «крошки» остановят свой выбор на очередном выпуске часов в честь великих мореплавателей (Vacheron Constantin Metiers d’Art Tribute to Great Explorers), то инвестиционная привлекательность серии среди других коллекционеров и просто ценителей сразу возрастет.
Подобную практику частных встреч с коллекционерами с рассказом о новинках, ответами на вопросы и заманчивыми предложениями практикуют представите- ли швейцарских марок во всех перспективных странах, в том числе и в России.
Хотя у нас нет такого негласного клуба, как Weenie, с авторитетом которого все бы считались, производители стараются вначале апеллировать именно к коллекционерам как к наиболее объективной оценочной комиссии.


Так какие же из современных часов заслуживают того, чтобы стать инвестициями в будущее? Многие специалисты уверены, что проекты вроде Richard Mille, HD3, de Bethune, Jean Dunand, Hautlence, MB&Friends или Maitres du Temps — это вполне надежные вложения.
Однако серьезные коллекционеры все-таки предлагают обращать внимание на «вневременные ценности». Лидером в этой области является Журн, который, избегая экспериментов с материалами и остановившись на простом, но очень узнаваемом дизайне, создает вещи, интересные и обычным клиентам, и специалистам.
«У Журна уже сейчас солидная репутация, — уверяет член Weenie Мэтью Морз. — И, поверьте, она никуда не денется». То же самое можно сказать о Винсенте Калабрезе или Антуане Прециузо.
Несмотря на разговоры о том, что лицо часовой механики стремительно меняется и меняется само отношение к ней, вкладывать люди по-прежнему предпочитают в мастеров, стиль работы которых сохранился со времен Авраама-Луи Бреге.

Намного более важный вопрос: а кто может гарантировать, что столь любимые организаторами Женевского Гран-при «суверены» от F.P.Journe Invenit et Fecit лет через 30 будут кого-либо интересовать? Не исчезнет ли спрос на часы, будут ли коллекционеры по-прежнему выкладывать за них баснословные суммы?

Пока, слава Богу, не изменилось главное — образ жизни и философия общественных связей, из-за которой мир становится все более виртуальным. Материальное в нематериальном мире — такова, пожалуй, определяющая роль часов. Тем более что благодаря Интернету ими стало проще торговать и знакомиться с новинками.
Популярность вторичного рынка часов LNIB во многом обеспечена именно Интернетом. В отличие от привычки покупать часы надолго и с конкретной целью, стала очень популярна практика «краткосрочного владения».


Человек выбирает модель в хорошем состоянии на вторичном рынке, покупает ее, носит какое-то время, потом перепродает без особых потерь, даже с небольшой прибылью, и приобретает новые часы. Конечно, это не «коллекционирование». Однако так создается база для более глубокого знакомства с часами и подстегивается интерес к ним.
Те же самые приобретения на вторичном рынке часов класса LNIB, например Reverso Duo от Jaeger-LeCoultre или De Ville от Omega, обойдется на 30—40 процентов дешевле, чем в магазине. Дизайн Reverso не устаревает уже более 70 лет, это абсолютно надежное вложение средств.
А если компания решит прекратить выпуск линии или неузнаваемо изменит ее дизайн, традиционный Duo мгновенно взлетит в цене. Есть теория, что рост спроса на механические часы и само коллекционирование вызваны тем, что современный бизнес во многом стал виртуальным.

Кто такие «новые богачи»? В основном компьютерщики, инвесторы, игроки на биржах. Все так или иначе упирается в компьютерные технологии. Как утверждает один из членов Weenie, коллекционирование механических часов для него — это полная противоположность продажам программного обеспечения, которым он зарабатывает себе на жизнь.
«Софт невозможно увидеть, потрогать руками, оценить, как он работает, — объясняет он. — Это просто набор цифр. Да, это приносит мне зарплату и проценты, но я чувствую себя гораздо увереннее, когда приобретаю очередные часы с минутным репетиром или просто Rolex Daytona с редким голубым циферблатом.
Если мой софт устареет, я не смогу удержаться в бизнесе, а коллекционирование часов создает мне базу капиталовложений, с которой ничего не произойдет». Действительно не произойдет, потому что любой финансовый кризис рано или поздно закончится. А структура общества и бизнеса вряд ли существенно изменится в ближайшие годы, если, конечно, не случится глобальная катастрофа.


Все люди, скупающие часы, делают это в конечном счете ради прибыли. Но всех их можно разделить на три типажа: коллекционеры, собиратели и инвесторы. Классический пример настоящего коллекционера — Гвидо Мондани.
Этот человек более 30 лет собирал свою коллекцию, чтобы понять, в чем кроется популярность и авторитет Rolex. Его коллекция, распроданная в апреле 2006-го, состояла отнюдь не только из часов, но и из документов, рекламных плакатов, объявлений в газетах и журналах, фирменных блокнотов, ручек и портмоне, зеркал и подносов, которыми были оборудованы торгующие часами Rolex магазины, отвертками для смены браслетов и инструментами из сервисцентров. Это не коллекция, а, можно сказать, настоящая докторская диссертация на тему «Вклад Rolex в часовое дело ХХ века».
Завершив свою многолетнюю работу, Мондани защитил диссертацию, получив официальный титул крупнейшего ролексоведа в мире. — Зачем же вы продаете свою коллекцию сейчас? — изумленно спрашивали Мондани специалисты.
— Подождите всего два года, когда Rolex будет отмечать столетний юбилей, и вы выручите за нее в несколько раз больше! — А меня не интересует, за сколько будет продана коллекция, — спокойно и совершенно искренне отвечал Мондани. — Поэтому я и продаю ее сейчас.

Нашел на NNM.RU


| Автор: * Источник | Категория: Часы, канделябры
| Теги: инвестиции, коллекционер, часы 09.09.10 Просмотров: 11414 | Загрузок: 0 | | Рейтинг: 5.0/1

antikclub.ru

Какие наручные часы СССР пользуются спросов у коллекционеров часов на STYKE4MAN.COM

  • Мода/Стиль
    • Бренды
    • Для спорта
    • Фотогалереи
    • Шоппинг
  • Аксессуары
    • Часы
  • Уход
    • Волосы
    • Фитнес
  • Духи
  • LifeStyle
    • Авто/Мото
    • Кино
    • Кулинария
    • Отношения
    • Тесты
  • Персона

Поиск

style4man-favicon style4man-faviconСайт для мужчин STYLE4MAN.COM
  • Мода/Стиль
    • ВсеБрендыДля спортаФотогалереиШоппинг Фотогалереи

      Модная мужская коллекция Raf Simons весна-лето 2020

      Мода/Стиль

      Модные мужские брюки 2019 – 2020

      Фотогалереи

      Модная мужская коллекция Bally весна-лето 2020

      Фотогалереи

      Модная мужская коллекция Boss Hugo Boss весна-лето 2020

  • Аксессуары
    • ВсеЧасы Аксессуары

      Модные мужские аксессуары 2020

      Часы

      Элитные наручные мужские швейцарские часы: TAG Heuer или Ulysse Nardin?

      Аксессуары

      TOP 5 беспроводных наушников True Wireless

      Аксессуары

      Мужские амулеты и что они означают

  • Уход
    • ВсеВолосыФитнес Волосы

      Визит к трихологу отменяется – GKhair с кератином спасет ваши волосы

      Волосы

      Лучшие средства для быстрого роста волос

      Волосы

      Мужская парикмахерская или клуб для мужчин

      Уход

      Раздражение кожи после бритья – почему возникает и как от него…

  • Духи
    • Парфюмерия

      Легендарные мужские ароматы Труссарди: от чувственной кожи — до свежего морского…

      Парфюмерия

      Какой мужской дезодорант выбрать настоящему мачо

      Парфюмерия

      Духи Кристиан Диор – потрясающие ароматы, получившие признание

      Парфюмерия

      Мужские духи Йоджи Ямамото (Yohji Yamamoto)

      Парфюмерия

      Как правильно использовать мужские духи и как избежать ошибок?

  • LifeStyle
    • ВсеАвто/МотоКиноКулинарияОтношенияТесты Кино

      Российские экраны готовятся к показу духоподъёмной картины «Реальная любовь в Нью-Йорке»

      LifeStyle

      Открытие международной ярмарки интеллектуальной литературы NON/FICTIO№21

      Кино

      Премьера комедии «Давай разведёмся!»

      LifeStyle

      Что подарить другу на день рождения

  • Персона
    • Персона

      Жан-Поль Готье раскрывает свои секреты в интервью Владимиру Познеру

      Персона

      Иди Амин – угандийский король Шотландии

      Персона

      Книги, женщины и алкоголь Чарльза Буковски

      Персона

      Джордж Мартин: Лёд и пламя

      Персо

style4man.com

10 часов, которые должны быть в вашей коллекции |

1. Восток Амфибия

Эти крайне дешевые механические часы в свое время были одним из самых серьезных дайверов. Здесь и технические находки (водозащита обеспечивается давлением), и надежный механизм, и узнаваемый дизайн. Возьмите себе что-то совсем классическое вроде «мужика с пузырем» и не поддавайтесь соблазну поставить какой-либо модный безель. Нет, ваша Амфибия должна быть ровно такой, какой она была и десятки лет назад: с дешевым браслетом и странным нефиксирующимся безелем. Зато аутентично — и настоящие русские часы в коллекции.

Восток Амфибия

2. Casio G-Shock

Джи-Шок — это история о том, как часы стали неубиваемыми. Их признают во всем мире, их существует бесконечное число вариаций и вы сможете выбрать себе модель по вкусу. Они подойдут для экстремальных занятий, для спорта и для плавания. И не сломаются до последнего. Такие точно надо иметь в коллекции.

Casio G-Shock

3. Seiko для японского рынка или Grand Seiko (если есть деньги)

Коллекция без главного японского производителя — не коллекция. Однако Сейко для внутреннего рынка делает часы на порядок лучше, чем для всех остальных. И по той же цене. Так что вам следует заказать что-то классическое (Seiko SARB или Presage), чтобы оценить качесво и стиль дальневосточных часовщиков. Ну а если позволяет бюджет, надо идти сразу за Гранд Сейко — и получить идеальное качество полировки как на японских катана.

Seiko SARB

4. Seagull 1963

Не все китайские часы дешевые и продаются на AliExpress. Нет, у них есть кое-что интересное и самобытное. Возьмите какую-либо модель от Сигулл с китайским калибром (родословная которого будет идти, конечно же, от швейцарских братьев) — и обязательно с иероглифами. Необычно, интересно — и всегда есть о чем поговорить с теми, кто не признает азиатские часы.

Seagull 1963

5. Часы от микробренда

Многие избегают часов от микробрендов, а зря: очень часто попадаются интересные экземпляры. Такие часы почти гарантированно будут только на вашем запястье, у них будет простой и надежный (как правило, японский) механизм, а обойдутся они вам не дороже нескольких сотен евро. Присмотритесь к тем же Gruppo Gamma, Steinhart, Magrette… Ну а если хотите чего-то совсем необычного — берите, например, Movas или Crepas, эти ребята делают серьезные часы.

Movas

6. Nomos Neomatic

Я все-таки выбираю Nomos — это квинтэссенция немецких часов, минимализма и сдержанного стиля. Узнаваемый стиль, костюмная классика — это повседневные часы, которые можно носить как под строгий костюм, так и под твидовый пиджак. Они отразят ваш вкус и стиль. Если баухауз не для вас — посмотрите на Union Glashuette или 1-стрелочники от MeisterSinger — еще одни образцы немецкого часостроения.

Nomos Neomatic

7. Laco Pilot

Без пилотских часов ни одна коллекция не будет полной. А самые классические пилоты — это немецкие Type-A и Type-B. Laco — производитель исторический, так что я предпочитаю их модели. Но вы можете присмотреться и к IWC, если есть бюджет. Другие варианты — исторические серии от Zenith: эти парни тоже знают толк в классических пилотах.

Laco Pilot

8. Винтажные часы

Выберите что-то из 50-х или 60-х по своему вкусу. Например, Omega Geneve. Прекрасные, скромные и жутко стильные часы украсят любую коллекцию, не навредят кошельку и позволят предаться ностальгии. К тому же такие часы вполне можно использовать как костюмную классику — если, конечно, вы можете себе позволить носить относительно небольшие часы.

Omega Geneve

9. Спортивный хронограф

В зависимости от вкуса, я рекомендую выбор из 2 моделей — Omega Speedmaster, если вы приверженец классики, или Audemars Piguet Royal Oak, если вы хотите нечто броское и хай-тековое. Еще варианты — Tag Heuer Carrera, Zenith El Primero. Можно посмотреть и хронограф Omega Seamaster — такие часы сойдут и для погружений в море.

Omega Speedmaster

10. Крутая мануфактура

В зависимости от вашего вкуса и стиля, здесь могут быть Patek Philippe, Breguet, Ulysse Nardin, Vacheron Constantine или A.Lange & Sonhe. Или другие классические аналоги. Я предпочитаю немецкого производителя, однако и другие фирмы из списка не хуже.

A.Lange & Sonhe

Что делать, если бюджет не позволяет? Ничего. Перейти к запасному варианту.

Запасной вариант

Люксовые часы от престижного производителя стоят дорого. С учетом того, что внутри таких часов стоят сложные, уникальные мануфактурные калибры, подобрать им замену невозможно. А значит, следует обратиться к аналогам. И здесь я предлагаю посмотреть на недорогие часы, которые имеют какие-то интересные фишки. К примеру, Christopher Ward C9 Jumping Hour или даже Swatch Sistem 51.

Christopher Ward C9 Jumping Hour

Ваш Тило

getat.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о