Уютный трикотаж: интернет магазин белорусского трикотажа

Крейг что это: Доступ закрыт

Крейг что это: Доступ закрыт

Содержание

Пол Крейг Робертс: «Кто такой Обама? Никто»

Пол Крейг Робертс – американский экономист, политический и экономический обозреватель. В 1981-1982 годах – советник Рональда Рейгана. Ныне – один из системных критиков современной политики США начиная с президентства Джорджа Буша-младшего. С 2004 года для Робертса – автора крупнейших общественно-политических изданий The Wall Street Journal, Businessweek, Scripps Howard News Service, The Washington Times – закрыты центральные американские СМИ. Однако политолог продолжает активно высказываться о самых острых проблемах новейшей истории во время публичных выступлений и в аналитических статьях, размещенных в том числе и на его личном сайте (http://www.paulcraigroberts.org).

Пол Крейг Робертс любезно ответил на вопросы pravorf.org по скайпу.

-Господин Робертс, Московское бюро по правам человека внимательно следит за Вашими публикациями и выступлениями. Мы были воодушевлены Вашим письмом Президенту России, в котором Вы выразили желание получить российский паспорт.

Позвольте начать нашу беседу именно с этого вопроса. Почему Вас хотят лишить гражданства США? Что побудило Вас написать письмо Владимиру Путину, которое далеко не сразу и не всеми было расценено как ироничное?

-Конечно, это было ироничное письмо. Я написал его для забавы – в связи с публикацией в Washington Post, где меня назвали российским агентом. Многие не поняли моего сатирического ответа и проявили агрессию, а мне кажется, что послание получилось забавным. Я написал буквально следующее: «Дорогой мистер Путин, меня раскрыли в качестве российского агента и мне нужна помощь до того, как я покину эту страну». Надеюсь, россияне оценили мой юмор. Не знаю, выдали бы мне российский паспорт, но российская сторона отреагировала на мое письмо, и я это очень ценю. Если бы меня действительно лишили американского подданства, я бы, наверное, принял российское гражданство. Но мне трудно всерьез представить переезд в другую страну. Я всю жизнь потратил на то, чтобы выучить английский, и сомневаюсь, что мне бы легко дался русский язык.

Обо мне говорят как о пророссийском журналисте. Это не совсем так. Я не пророссийский, я за правду. Ведь если ты не уважаешь правду, кто ты? Ты лжец. А ложь приводит к войнам, к эксплуатации. И я стараюсь всегда действовать правдиво. Если правда на стороне России – я вместе с Россией! Мои статьи не пропагандистские, они – правдивые. С их помощью я пытаюсь исправить ситуацию здесь, в Америке, где жизнь далека от идеала. Плохая экономика, государство под контролем полиции, развязываются войны. За последние 15 лет США уничтожили 7 стран, миллионы жертв.

-Вас называют одним из архитекторов холодной войны с СССР. Почему в последние годы Вы кардинально изменили свои взгляды?

-Я не архитектор холодной войны, я был государственным деятелем, который охранял соглашения США и СССР об ограничении оружия. Мы все были за ограничения и хотели быть уверенными, что этот договор в равной степени будет выполняться обеими странами и не погубит Соединенные Штаты. Но то, что делал Рейган c втягиванием СССР в холодную войну – это жульничество.

Перспектива использования ядерного оружия ему не нравилась, но эскалацию конфликта он расценивал как свой шанс.

Игра Рейгана сводилась к следующему: «О´кей, я наладил экономику, затем я пригрозил СССР холодной войной, и русские должны пойти на уступки». «Я люблю Соединенные Штаты, но если русские направят все силы экономики в военную сферу, они выиграют!» – вот что я им тогда сказал. Но Рейган не поверил. Он был нацелен на разрушение экономики Советов.

Мы обсуждали вопросы гонки вооружений и докладывали о них президенту. В итоге мы сошлись во мнении о необходимости заключения соглашения между государствами. Мир стоял перед невероятной угрозой, и нам было необходимо остановить Рейгана от окончательного втягивания Америки в большую войну. Давление США на Россию было необдуманным и опасным для всего человечества, и я лично прошу за это прощения.

-Наверное, многие россияне могут поблагодарить Вас за это искреннее признание. Господин Робертс, как Вы оцениваете роль Обамы на посту президента США и перспективы Трампа?

-На Трампа весь мир смотрит с надеждой. Никто не хочет войны с Россией, и Трамп заявляет, что не видит в России врага. Мы надеемся, что он оправдает свое избрание и вознаградит людей, которые поддержали его. Трамп должен во многом переубедить людей, чтобы снять бессмысленное напряжение с российско-американских отношений, которое возникло из-за неоконсерваторов, чья идеология заключается в исключительности Америки и в управлении всем миром из Вашингтона.

Обама был слаб и бессилен перед своими олигархами. Они всегда руководят слабыми людьми. Кто такой Обама? Никто. Человек, подвластный сенаторам, лишенный влияния на что-либо. Его правительство было наполнено неоконсерваторами, которые ответственны и за переворот на Украине, и за все войны, развязанные США в течение последних 15 лет. Этот позор не должен продолжиться при Трампе.

-Как Вы оцениваете ситуацию с правами человека в США и в России?

— В США всегда провозглашается, что президент и его действия находятся вне закона, выше закона. В стране пытают людей, и в это вовлечено государство. Но никто не признается, что это действительно так. В Америке уничтожены основные принципы мира и гуманизма, заложенные в Конституции. Государство не имеет права задерживать кого бы то ни было без веских на то причин и содержать под стражей, но во время нахождения у власти Обамы стало нормой арестовывать людей, предъявлять им обвинения и назначать наказания, даже казнить без проведения следственных мероприятий и решения суда. Это вошло в норму!

То же касается и неприкосновенности частной жизни. Конституция защищает право на личную жизнь, но все телефонные звонки, просмотренные интернет-ресурсы отслеживаются администрацией Национального агентства по безопасности. Даже то, что я сейчас говорю Вам, записывается. Соединенные Штаты превратились в полицейский участок!

Вся Европа сейчас страдает от невиданного наплыва иммигрантов, которые бегут от войн в своих странах, от войн, которыми руководят Штаты. Должен ли Вашингтон нести ответственность за эти конфликты и миграционную ситуацию в Европе? Не должен ли Обама предстать перед международным уголовным судом? Ведь мы имеем дело с настоящим военным преступлением! Джордж Буш, Дик Чейни, Билл и Хиллари Клинтон – все они военные преступники, находящиеся на высших постах.

С подачи Хиллари Клинтон была разрушена Ливия. На совести США и события на Украине, повлекшие большое количество смертей. Военным преступлением Америки я считаю и сирийский конфликт.

Сегодняшняя Россия и Советский Союз абсолютно различны. Россия уважает право. Не так давно мы наблюдали арест министра экономического развития за причастность к коррупции. Такое никогда не произойдет в США! По моему мнению, в плане противодействия коррупции Россия действует гораздо продуктивнее Америки. Также в России мы видим СМИ, которые не контролируются правительством или олигархами. В США же в течение нескольких лет под руководством Хиллари Клинтон и президента существовали шесть мегакорпораций, которые управляли  деятельностью практически всех медиа страны. В связи с этим появился известный неологизм «рresstitutes» – от слова «press» (пресса) и «prostitute» (проститутка).

В США мы наблюдаем вседозволенность вооруженной полиции, знаем об убийствах безоружных американцев полицейскими, но ничего не можем с этим поделать.

США находятся в правозащитном коллапсе. Одной из целей СМИ является проведение расследований, но этого не происходит, когда речь заходит об убийствах полицией чернокожих. Подобные убийства освещаются только местными телекомпаниями. Получается, что не все граждане страны осведомлены о действительно важных проблемах.

США уже не являются страной возможностей, как это было раньше. В случае увольнения у тебя будут большие проблемы с поиском новой работы. Виной всему глобальная корпорация олигархов, не желающая платить американцам зарплаты из своего кармана. В Америке за последние годы зафиксировано неравномерное распределение доходов, сокращение численности среднего класса. У многих людей нет средств на оплату счетов, нет накоплений. Я уже не могу назвать США экономически сильной страной.

— Не думаю, что Ваш ответ приведет в восторг некоторых наших правозащитников. Но продолжим тему. Стоит ли отменить понятие «иностранный агент» для ряда НКО в России?

-Подобные организации были придуманы нашими умельцами еще во время холодной войны, чтобы дестабилизировать ситуацию в СССР и Восточной Европе. Затем число этих НКО стало расти и перевалило за тысячу. В преддверии последних президентских выборов в России главной задачей управляемых извне НКО являлось создание протестных движений. Эти же НКО были использованы Хиллари Клинтон и Викторией Нуланд для организации переворота в Киеве. Майдан был не спонтанной волей народа, а организованным протестом при поддержке управляемых НКО. По имеющейся информации, США за последние 10 лет потратили на подручные НКО около 5 миллиардов долларов. Я предвидел: когда российская власть поймет, что находится в опасности из-за деятельности НКО, управляемых извне, оно начнет вести борьбу с ними. Конечно, есть чисто российские НКО, которые действуют открыто и честно.

-Какова Ваша позиция по крымскому вопросу?

-Теперь Крым – часть России. В 50-х годах полуостров был передан Украинской Советской Социалистической Республике Хрущевым, который сам был украинцем. Было ли это сделано из соображений мира, благих намерений или для удобства в области управления, я не знаю. Возвращаясь к событиям нашего времени, когда Крым был под управлением Украины, он подвергался опасности переворота со стороны американцев. На полуострове началась суматоха, русскоязычное население было напугано, что в итоге привело к референдуму и возвращению Крыма в состав России. За присоединение к России также высказались жители Донецка и Луганска, но Путин «взял» в состав России только Крым. Думаю, таким образом, уважая волю крымчан, он пытался убедить Европу в правомерности своих действий, поскольку Луганск и Донецк так или иначе исконно входили в состав Украины. Однако Вашингтон и зависимая от него Европа наложили на Россию санкции. С их стороны это был нечестный шаг.

-Каково Ваше отношение к Владимиру Путину?

-Я считаю Путина большой находкой для человечества. Он является настоящим лидером влиятельной страны, прекрасным дипломатом и не представляет угрозы миру. Он говорит: «Давайте работать вместе, сотрудничать, решать проблемы. Давайте уважать друг друга, уважать право. Давайте налаживать ситуацию во благо нас самих». При этом он уважает интересы своих партнеров, а Вашингтон признает только свои интересы. Россия не идеальна, но Путин делает намного больше для улучшения ситуации на планете, нежели Клинтон, Буш, Обама, Меркель и Олланд вместе взятые. И за это я ему благодарен. Сейчас к совместной работе призывает и Трамп. Возможно, он берет пример со своего российского коллеги.

-В мае 2016 года Барак Обама посетил Хиросиму, однако не стал извиняться за ядерные бомбардировки японских городов. Придут ли когда-нибудь США к покаянию за трагедию Хиросимы и Нагасаки?

-Вашингтон полагает, что действия США всегда оправданы, что бы они ни делали. Извиняться – не в их правилах.

-Что ожидает мировые супердержавы – США, Россию и Китай – в обозримом будущем?

-Китай и Россия являются предметом ненависти для неоконсерваторов, поскольку эти страны ограничивают односторонние действия Вашингтона. Для обеспечения собственной безопасности Россия и Китай должны держаться вместе – Вашингтону доверять нельзя.

-Потеряет ли Россия страны Центральной Азии – бывшие республики СССР?

-Разрушит ли Вашингтон эти страны, как это было сделано в Грузии и на Украине? Вашингтон, конечно, будет пытаться это сделать, если Трамп не прогонит неоконсерваторов и не изменит внешнюю политику США.

-Должна ли Америка вернуть России Аляску?

— Мой дорогой друг, ты разве забыл, что Россия продала Аляску Соединенным Штатам? Перспектив на возвращение этих земель обратно нет.

Беседовал Алексей Степанов.

Дэниел Крейг получил такой же рыцарский орден, как и Джеймс Бонд — РБК

Дэниел Крейг (Фото: Chris Pizzello / AP)

Актер Дэниел Крейг, известный по роли агента 007 Джеймса Бонда, получил британский рыцарский орден Святых Михаила и Георгия, следует из документа на сайте правительства Великобритании. Такой же награды по сюжету бондианы был удостоен и его киногерой.

Крейг получил награду за заслуги в кино и театре. Он стал кавалером ордена — это наименьшая степень старшинства данной награды. По сюжету книги Яна Флеминга Джеймс Бонд стал кавалером ордена Святых Михаила и Георгия в 1953 году.

Помимо актера, наград в честь Нового 2022 года от британской монархии были удостоены более 1200 человек — ученые, политики, спортсмены и люди, которые работали над сбором средств для благотворительных организаций. Например, бывший премьер-министр Великобритании Тони Блэр получил наивысшую награду — Благороднейший орден Подвязки.

Дэниел Крейг получил звезду на Аллее славы в Голливуде у дома 7007 Технологии и медиа

В сентябре Дэниелу Крейгу было присвоено звание почетного коммандера Королевского военно-морского флота Великобритании. Джеймс Бонд со сюжету тоже носит звание коммандера.

Эксклюзив Posta-Magazine: интервью с Дэниелом Крейгом

Самый успешный Джемс Бонд в истории фильмов об агенте 007, муж, отец и невероятно обаятельный мужчина, актер Дэниел Крейг не устает пускать в ход свое истинно британское очарование.

В ожидании российской премьеры

нового фильма из самой знаменитой шпионской саги Posta-Magazine публикует эксклюзивное интервью журналиста Лили Лоусон с Дэниелом Крейгом.

Несмотря на то, что роль Бонда называют основной вехой в карьере Дэниела Крейга, за двадцать три года в киноиндустрии 47-летний актер все же сумел представить свой талант публике в ролях, не связанных с сагой про агента 007: от «Слоеного торта» и «Елизаветы» до «Проклятого пути» и «Мюнхена». Тем не менее, он всегда подчеркивает, какую значительную часть «бондиана» занимает в его профессиональной карьере и личной жизни. «Если подумать, это больше трети моей актерской карьеры. Это феноменально! — говорит актер, — И если смотреть с этой стороны, присутствие Бонда оказало важное влияние на мою жизнь, за что я всегда буду благодарен».

Вновь воплощая культовую роль в последней части саги под названием «007: Спектр», Крейг, будучи, как всегда, в отличной форме, погружается в прошлое Бонда. В поисках мести за смерть М (Джуди Денч), он открывает для себя загадочную организацию, известную как «Спектр», возглавляемую героем Кристофа Вальца. Попытки отомстить отправляют героя в путешествие по всему миру, включая Рим, Марокко, австрийские Альпы и Мехико, и, в конце концов, приводят к тому, что MI6 объявляет бывшего агента вне закона. Теперь он предатель, вынужденный обратиться за помощью к старым и новым друзьям, среди которых мы увидим персонаж Манипенни и, конечно, новых «девушек Бонда», Леа Сейду и Моника Белуччи.

Исполнители главных ролей Лея Сейду, Дэниел Крейг и Моника Белуччи

Крейг, в белой рубашке и голубых джинсах, радостно рассказывает нам о своих новых приключениях, при этом внимательно следя за тем, чтобы не выдавать слишком много информации. И очень аккуратно подбирает слова, говоря о том, как долго ему осталось пребывать на посту секретного супер-агента — что неудивительно после недавних его заявлений, вызвавших негодование фанатов (в одном из своих интервью Крейг заявил, что скорее вскроет себе запястья, чем согласится на еще одну «бондиниану» — прим. ред.).

Муж актрисы Рэйчел Вайс, о жизни с которой он не любит распространяться; отец 23-летней дочери Эллы от брака с Фионой Лудон; выходец их уэльского Уиррала, в своем интервью звезда «007» делится самыми значимыми моментами бондовской одиссеи и рассказывает, почему принять в ней участие всегда было его мечтой. Он также дает советы будущему агенту 007, рассказывает о своих утренних ритуалах и о давлении, котором актеры подвергаются в киноиндустрии.

Дэниел Крейг и Рэйчел Вайс

Лили Лоусон: Каким был самый длительный рабочий период на съемках фильма о Бонде?

Дэниел Крейг: Если честно, я не знаю. В целом, над фильмом я работал два года.

— Вы играете Бонда вот уже десять лет…

— Боже, какой я старикан!

— Думая о том моменте, когда вы только начали работу над Бондом, параллельно принимая участие в съемках других фильмов, рассматривали ли вы эту роль как просто очередную рутинную работу, не смотря на ее сложность?

— Нет, для меня это никогда не было просто очередной ролью. Я принял очень обдуманное решение, согласившись на этот фильм. Я много работал в последних трех фильмах, испытывал большие физические нагрузки, пытался полностью контролировать все вокруг, — и просто не мог этого сделать. Это не то, как если бы я последние десять лет посвятил психотерапии… хотя это неплохая идея (смеется). Моя работа заключается в том, чтобы сыграть в фильме и по возможности быть вовлеченным в творческий процесс, но когда дело касается стрельбы, я лишь выполняю свою роль. На этот раз я просто получал столько удовольствия, сколько мог. Просто наслаждался съемками, процессом и возможностью побыть Джеймсом Бондом без попыток контролировать все вокруг.

— Случались ли в вашей личной жизни моменты в стиле «007»?

— Я стараюсь, чтобы у меня их не было. Чтобы моя жизнь была настолько нормальной, насколько это возможно. Экстраординарную жизнь я оставляю Бонду. Для меня это важно, дома я не Джеймс Бонд, не пытаюсь им притворяться. Единственное исключение: утренние процедуры в ванной комнате (смеется), но это уже совсем другая история…

— Вы можете зайти в бар и заказать мартини, не вызвав при этом странных взглядов?

— Я могу делать все, что я захочу (смеется).

— Как вы поддерживаете форму?

— Так же как и всегда: занимаюсь физическими упражнениями до седьмого пота. Так просто. После травмы подход немного изменился, мне понадобилось большее концентрации внимания, чем раньше. Пришлось быть осторожным, но мне помогала потрясающая команда.

— «Казино „Рояль“» отошло от традиционной модели Бонда, открыв целый новый мир. Как вы думаете, у китчевых шуток есть возможность вернуться на сцену?

— Там будет видно… Во время работы над «Казино „Рояль“», когда я впервые прочитал сценарий… Если бы в нем мне попались все эти стандартные дурацкие шуточки, я бы просто отказался от идеи играть в этом фильме. Это не в моем стиле, я не знаю, как это делать, я не могу притвориться кем-то другим или кого-то пародировать. Я не собираюсь изображать карикатуру на Шона Коннери…

Джеймся Бонды: Пирс Броснан, Дэниел Крейг и Шон Коннери

— Приятно это слышать…

— Нет, этого не случится (смеется), к тому же, если бы это действительно было в сценарии — было бы сложно даже попробовать это сделать! В глубине души я, как и все остальные, всегда хотел сделать самый лучший фильм о Бонде, какой только может получиться. Я думаю, мы приложили все наши усилия. В последнем фильме мы вновь возвращаем персонажи Манипенни и Q, у нас появляется новый М — это такие сильные, центральные элементы саги. Так что, да… Там будет видно.

— Всегда ли вы мечтали сыграть Бонда?

— Да, несомненно, это было все, к чему я стремился и на что надеялся. Но я не знал, что мне предстоит. Я не репетировал свою роль на протяжении долгих лет. Я посмотрел все фильмы «бондианы», мне все они нравятся: мне нравится, как играет Роджер Мур, мне нравится, как играет Пирс Броснан. Мне нравится и Шон Коннери, — но это не я. Мне надо самому искать новые способы подачи.

— Какого это — целовать Монику Белуччи?

— Я не делюсь историями о поцелуях (смеется), это неуместный вопрос. В фильме нормально смотрелось?

— Да, неплохо.

— Ну, если это выглядит хорошо, то все нормально. Просто отлично.

Моника Белуччи и Дэниел Крейг

— Вы работали с Сэмом Мендесом над двумя фильмами о Бонде. Есть ли способ уговорить его принять участие в третьем?

— На данном этапе, я не могу ничего придумать. Честно, я вообще ни о чем не могу думать. Я не могу думать о следующем фильме, не могу думать об этом фильме… Мне просто хочется в отпуск. Вот это — хорошая мысль.

— Каково работать с Кристофом Вальцем?

— Он один из лучших актеров. Когда мы проводили кастинг на эту роль, его имя всплывало постоянно. Мы тогда подумали: удастся ли ему это сделать? Ему удалось, он великолепно справился с поставленной задачей.

— Кого вы можете назвать лучших бондовским злодеем?

— Роберт Шоу из «Из России с любовью». Несомненно.

Кристоф Вальц и Дэниел Крейг

— Какое влияние персонаж оказал на вашу жизнь и карьеру?

— В целом положительное, хотя без своих взлетов и падений не обошлось.

— Каждый новый фильм о Бонде больше и лучше предыдущего, и все они фокусируются на свойствах человеческого сознания. Значит ли это, что для вас каждый новый фильм становится все более трудной задачей?

— Это первосортная проблема, когда у тебя в прошлом были хорошие фильмы и надо быть еще лучше, чем в них. Или, как минимум, настолько же хорошим, и все равно другим. Мы не ставили перед собой задачу, что новый фильм должен быть таким же: как «Координаты „Скайфолл“», «Казино „Рояль“» или «Голдфингер». Скорее, нам надо отличаться. Мы поставили планку очень высоко, и если нам удалось до нее достать — отлично. Вот так просто. На съемках мы не думаем о другим фильмах, только о том, над которым работаем.

— Что удивит нас в новом фильма?

— Он сильно отличается от предыдущих частей, и именно этого хочет зритель.

— «Скайфолл» и «Спектр» погружают нас в прошлое Бонда благодаря фантастическому сценарию и тщательно прописанному персонажу… Не было ли у вас соблазна задвинуть психологию на второй план в пользу стрельбы и взрывов?

— Я даже не знаю, как можно сделать фильм по-другому, без сюжета и развития персонажей. Это было бы совсем другим фильмом, фильмом, в котором я бы не хотел сниматься. Мне кажется, в каждой картине должна быть рассказана хорошая история, которая вовлекает аудиторию и заставляет ее фокусировать внимание в те моменты, когда вокруг ничего не взрывается. В фильме есть и моменты в стиле «экшн», и сюжет, который захватывает зрителя. Так что, будем надеяться, вы получите максимум за свои деньги.

— Какого было сниматься в «Кванте милосердия» в то время, когда сценаристы бастовали?

— Это было неприятно, но мы просто выполняли свою работу. То есть, конечно, это не упрощало задачу. Невозможно писать и снимать фильм одновременно, — но именно этим мы и занимались.

— Как вы думаете, сколько вам осталось?

— Обратитесь с этим вопросом к моему врачу (смеется). Если имеется в виду, как долго мне осталось в качестве Бонда, то я, честно, не имею ни малейшего представления. Если бы я ответил на этот вопрос, я бы вам солгал.

— Будет ли у вас голос при выборе новой кандидатуры на роль?

— Ни одного гребанного шанса, совершенно не хочу иметь к этому никакого отношения (смеется). Это не моя работа.

— А какой совет вы бы дали своему последователю?

— Если бы мне пришлось дать совет — а мне не придется — я бы посоветовал не опростоволоситься. Попробовать сделать еще лучше, — вот и все, что я могу сказать. Но как было бы депрессивно, если бы мне пришлось ходить туда-сюда между декорациями на съемках, приговаривая: «Я знаю, что я больше не Бонд, но я здесь, чтобы давать советы». Было бы ужасно! Я был бы похож на тренера футбольной команды, бродящего по футбольному стадиону после отправки на пенсию. Вот это было бы странно!

— Из-за коммерчески огромного успеха «Скайфолл» ощущали ли вы давление на съемках нового фильма?

— Как я уже говорил, нельзя об этом думать, иначе есть шанс сойти с ума. Кто вообще знает, что значат эти цифры? Ну, кроме того, что мы поставили рекорд кассовых сборов и это, конечно, очень здорово и волнующе, но думать об этом все же не стоит. Нужно просто сказать себе: слушай, надо сделать хороший фильм и покончим уже с этим.

 

 

 

Вот это характер! Дэниел Крэйг тренируется в зале, несмотря на травму

Дэниел Крэйг (Daniel Craig) доказал, что в выносливости он совсем не уступает своему персонажу – агенту 007. Как ты помнишь, пару недель назад актер повредил лодыжку прямо во время съемок, и из-за этого выпал из рабочего процесса. Но это совсем не значит, что он спокойно отдыхает дома – исполнитель роли Джеймса Бонда уже вовсю готовится к съемкам и проводит время в тренажерном зале, даже несмотря на серьезную травму!

Дэниел Крэйг

На днях в официальном Instagram бондианы появился впечатляющий снимок, на котором 51-летний Крэйг запечатлен во время тренировки. Судя по фотографии, травма никак не сказалась на физической форме актера – он по-прежнему выглядит просто потрясающе!

В описании к публикации говорится, что Дэниел вернется к съемкам двадцать пятого фильма о Джеймсе Бонде уже на этой неделе! Правда, на его ноге до сих пор находится специальный фиксатор, но, по всей видимости, носить его актеру осталось недолго. Напомним, травму британский актер получил прямо посреди рабочего процесса, снимаясь в сцене погони на Ямайке. Повреждение оказалось довольно серьезным, Крэйгу даже пришлось перенести небольшую операцию.

Кстати, этот инцидент – не единственное происшествие на съемочной площадке фильма, рабочее название которого пока значится как «Шаттерхэнд». Недавно в одном из павильонов в Лондоне прогремело сразу три взрыва, из-за которых была разрушена крыша и стены помещения. Об этом сообщили в официальном Twitter картины. Но, несмотря на все неприятности, создатели ленты уверены, что успеют завершить работу вовремя. Премьера фильма по-прежнему запланирована на апрель 2020 года.

Фото: Instagram фильмов о Джеймсе Бонде



«Сколково» — это не стены, это «виртуальный проект»

June 23, 2010 12:34pm

Весной этого года президент Медведев объявил, что бывший глава компании Intel Крейг Барретт войдет в структуру управления центра инноваций «Сколково». Такие компании, как Nokia, Cisco, Intel и Siemens уже присоединились к проекту, ведутся переговоры с Массачусетским техническим институтом и Стенфордом. На завершившемся на прошлой неделе в Санкт-Петербурге Экономическом форуме теме «иннограда» было уделено большое внимание, а Барретт принимал участие в торжественном открытии форума. В кулуарах форума Крейг Барретт дал эксклюзивное интервью корреспонденту РИА «Новости».

— Что такое инновационный центр «Сколково» и зачем он нужен России?

— Концепция Инновационного центра «Сколково» — ускорить воплощение идей и разработок. В России богатая история исследовательских центров, научных институтов, лабораторий. «Сколково» — это пример для них, как можно коммерциализировать идеи, разработки и быстро вывести их на рынок.

— Каковы ваши обязанности в проекте?

— Я сопредседатель совета директоров наравне с Виктором Вексельбергом. Наша задача — работать с советом директоров и управлять тем, что делает «Сколково», быть директорами (смеется). Это звучит легко, но у нас с Виктором много работы с членами совета, часть их которых россияне, часть — представители международного бизнеса. Вместе с Виктором мы закрываем фронт работы как с теми, так и с другими.

— Как вам работается с представителями российской власти? Многие иностранные менеджеры и инвесторы обвиняют их в бюрократизме, коррупции и некомпетентности. Каково ваше мнение на этот счет?

— Вы сейчас говорите о российском или американском правительстве? Иногда они ведут себя одинаково… (смеется). Для того, чтобы инвесторы и иностранные компании успешно здесь работали, должна быть создана среда, правовая база, которая защищает права собственности, права акционеров. .. Вместе с тем, не должно быть излишней зарегулированности, которая будет мешать ведению бизнеса.

— Многие в России и за рубежом скептически настроены по отношению к последним государственным инициативам в области инноваций, а относительно «Сколково» есть мнение, что это сверхдорогой PR-проект по улучшению имиджа России, но единственное что он принесет — огромные затраты. Что вы думаете на этот счет?

— Я не заинтересован в том, чтобы тратить свое время на PR-проект. Я думаю, все это по-настоящему. Просто посмотрите на совет директоров: это главы крупнейших западных компаний, таких как Nokia, Siemens, Cisco, других. У них нет времени, чтобы его тратить впустую.

Провозглашать что-то легко, легко заявлять о стратегии. Трудно достичь поставленных целей. Цель — ускорить коммерциализацию инновационных проектов, лучших идей, которые созданы, быстро выводить их на рынок. У «Сколково» должна быть «виртуальная» составляющая. Сейчас никто в мире не делает ничего в виде «замороженного места», чисто физического расположения. Необходимо поддерживать связь со всеми, кто вовлечен в проект, это сотни ученых, различных научных заведений и институтов. «Сколково» будет этим заниматься.

— В России есть те, кто опасается, что серьезные ученые или действительно инновационные компании не будут работать в «Сколково», что проект станет просто элитным бизнес-кампусом для крупных корпораций. Это возможно?

— Если это произойдет, я сомневаюсь, что члены совета директоров будут рады растрачивать свое время. Я просто скажу «гуд бай»! Но тут нужно понимать, что основные компании, участвующие в проекте, имеют долгий опыт взаимной кооперации и успешные примеры реализации похожих проектов в Индии, Китае, где это работает.

— В России есть несколько признанных научно-исследовательских центров. Почему не был создан центр инноваций на их базе, почему понадобилось все строить на «зеленой лужайке», как в России говорят, с чистого листа?

— Это имеет смысл, если строительство на «зеленой лужайке» приведет к тому, что «Сколково» станет чем-то большим, чем физическое место, станет виртуальным проектом, символом. Тогда это правильно. Если же просто скажут: вот «Сколково», вот это место (изображает руками заборы) — никто не будет сильно рад этому.

— Очень дорогой может получиться символ, не так ли?

— Все эти офисы и исследовательские лаборатории стоят денег, но в результате будут создаваться продукты, которые приносят деньги. Не надо относиться к этому как к бетонным стенам. Есть одна вещь, которой учишься в крупных корпорациях — ты не владеешь всеми этими талантливыми людьми, они могут работать на других людей. «Сколково» должно инвестировать в людей далеко за пределами своих физических стен.

— Какие риски есть у проекта «Сколково»?

— Чтобы проект заработал, должно быть одновременно несколько вещей: компании-участники, академические институты, а их часто труднее привлечь, чем компании, венчурные капиталисты, в том числе западные, сотрудники и приемлемая среда для ведения бизнеса. Государство имеет свою часть ответственности: обеспечить законы, правила, регулирующие акты, централизовать участников процесса, привлечь инвесторов. Нужно создать атмосферу, когда комфортно попробовать заняться бизнесом здесь. Когда это удобно — начать.

Вы не были в Кремниевой долине? Большинство людей, которые там пишут бизнес-планы, уже потерпели неудачу со своими предыдущими проектами, есть люди, которые работали в нескольких компаниях, которые потерпели неудачу, но нет страха неудачи.

Неудача — это нормально, это не проблема, это опыт. Это — подход, который трудно привить в чужой культуре. Во многих обществах заложен страх неудачи. Но если ты боишься потерпеть неудачу, как ты можешь быть предпринимателем?

— Вы в своей речи на Санкт-Петербургском экономическом форуме призывали к терпению. Через сколько лет даже скептики убедятся в успешности «Сколково»?

— Я призываю к терпению, как прессу, так и ваше правительство. Не судите слишком быстро. Позвольте рассказать мне о неумении терпеть на примере США, где выборный цикл — два года.

Когда правительство просят инвестировать в научные исследования, политики говорят: «а мне что от этого будет? Если я построю дорогу, аэропорт, или мост, я могу сказать избирателям: голосуйте за меня в следующий раз, я сделал это и это. Если я профинансирую фундаментальные исследования — кому я могу это показать?»

Но нельзя сжать этот процесс до коротких периодов. Эффект возможен только через несколько лет.

— Как Вы думаете, курс на инновации в России устойчив?

— Если посмотреть на историю двадцатого века, станет ясно, что единственный способ управлять экономикой — это использовать мозги. Часть этого процесса — инженерия, разработки, технологии. Выбора нет.

— Можно торговать нефтью…

— Когда нефть стоит 150 долларов за баррель, это хороший бизнес. Когда 70 — уже не такой хороший. А BP сейчас, наверное, вообще не думает, что это хороший бизнес. Ваш президент говорил про долгую перспективу, и Обама мыслит также.

— Есть ли у России шанс стать одним из технологических лидеров на мировой арене?

— Чтобы стать IT-лидером, нужно, чтобы здесь возникли такие компании, как Intel, Cisco, Microsoft. Для этого нужно, чтобы запускать и вести бизнес здесь было легко. Центр «Сколково» как раз и предназначен для этого.

— Возможно ли пройти этот путь, скажем, за 10 лет?

— Если я скажу «да», мне придется привести пример, который продемонстрирует силу и ценность единственной идеи. Вы знаете компанию Microsoft? Большая, лидирующая мировая компания.

Что для нее стало вызовом за последние годы? Их было три.

Первым был интернет-браузер Netscape, который заставил Microsoft полностью перекроить свой бизнес. Вторым — интернет-каталог Yahoo. Третим — поисковик Google.

Во всех трех случаях это были стартапы, запущенные молодыми ребятами, исследователями из университетов, а не проекты огромных корпораций. За сколько лет Google стал огромной компанией? Быстро, лет за десять… Своими идеями вы изменяете окружающую среду.

Ответ — да. Творите, поддерживайте исследования. Вы можете это сделать.

Источник: РИА Новости

Пять вопросов для Крэйга Липолда

ПАЛМ-БИЧ — Почти 20 лет прошло с тех пор, как Крэйг Липолд купил новую хоккейную команду и привел НХЛ в Нэшвилл. Теперь он владелец клуба «Миннесота Уайлд» и внимательно наблюдает за тем, что получится у Билла Фоули с его проектом «Вегас Голден Найтс».

Липолд видит общие черты в ситуации, с которой он имел дело в Нэшвилле, и тем, с чем пришлось столкнуться Фоули.

Оба города нельзя назвать хоккейными центрами. До появления НХЛ, там играли в профессиональный хоккей (клубы лиги Восточного Побережья «Нэшвилл Найтс» и «Лас-Вегас Рэнглерс»), но настоящих хоккейных традиций не было ни в Нэшвилле, ни в Лас-Вегасе.

«Голден Найтс», как и «Нэшвилл Предаторз» в 1997 году, стали первой профессиональной спортивной командой в городе. Вслед за «Предаторз» в Нэшвилле появилась футбольная команда: «Теннесси Тайтэнс» переехали в Нэшвилл в 1998 году. НФЛ может появиться и в Лас-Вегасе.

В Нэшвилле много развлечений, этот город считается столицей музыки в стиле «кантри». Лас-Вегас представляет уникальные возможности в области игорного и шоу-бизнеса.

Чтобы в городе появились традиции, связанные с хоккеем, необходимо время. И Нэшвилл отличный тому пример. Все началось с нуля, были проблемы, но хоккей прижился в городе и этот вид спорт там сейчас стабильно развивается.

Фоули хочет повторить успех Нэшвилла в Лас-Вегасе. Липолд продал «Предаторз» в 2007 году и купил «Уайлд» в 2008. Он может поделиться опытом со своим коллегой. Именно это он сделал в интервью с NHL.com в перерывах между заседаниями совета директоров лиги на прошлой неделе.

Какой совет вы могли бы дать Биллу Фоули по строительству команды НХЛ в Лас-Вегасе?

Во-первых, это иная бизнес-модель. Он занимался бизнесом раньше, но это особенный проект. С психологической точки зрения, у бизнесмена вырабатывается определенный подход к тому, как надо вести бизнес. Это кадры, компенсации и так далее. Но спортивный клуб — это отдельная история. Тут важно поддерживать связь с людьми, быть на виду. Твои ресурсы — это хоккеисты. Это особенно важно на новом рынке. Очень важно проявить уважение к городу, стать его частью. Билл уже сделал то, что я бы ему посоветовал. А именно стал частью города. У него там дом, там живет его жена. Это невозможно заменить чем-то другим. Это очень важно. Тут другая психология по сравнению с обычным бизнесом. (Надо отметить, что сам Липолд не стал переезжать в Нэшвилл, но считает, что ему следовало бы это сделать). После каждого матча, на следующее утро из газет ты узнаешь много интересного по поводу того, как идут дела у твоей команды. Это еще один аспект. Обычный бизнес не критикуют каждый день. Так что не стоит все это читать. Не стоит читать блоги. Газеты надо читать, но надо держаться подальше от разных форумов. Там можно узнать много интересного о своей команде и о том, как надо ею управлять. Но ничего хорошего в этом нет.

А как насчет общения с другими владельцами? Это так же важно?

Я думаю, это важно. Надо снять трубку, позвонить коллеге, поговорить с ним о том, что он делает. Спросить, сколько он платит своим работникам, своему главному маркетологу. Сколько человек должны работать в отделе продаж? Для него это новый бизнес. Я не так часто всем этим занимался в самом начале. А стоило бы. Я звонил Бобу Нэджели (бывший владелец «Миннесота Уайлд»), так как он был в таком же положении.

Фоули сейчас один. В ваше время в НХЛ за три года появились «Нэшвилл», «Атланта», «Коламбус», «Миннесота». Насколько это существенный фактор?

Я говорил с Нэджели, но нам стоило бы общаться с теми людьми, которые работали в лиге уже лет 10. Мы боремся друг с другом на льду, но если мне кто-то позвонит и начнет задавать вопросы на тему бизнеса, как я выстраиваю бюджет, когда я это делаю, я не буду от него ничего скрывать. У Фоули уникальный рынок. Вы можете сказать, что каждый рынок уникален, но у него один из самых уникальных, там нет хоккейных традиций. Так что я бы пообщался с коллегами из тех клубов, которые работают в схожих условиях.

Фоули только начинает работать. А «Нэшвилл» сейчас процветает. Фоули хочет повторить путь «Предаторз». Но быстро пройти его не получится. На это нужно время. Каким будет следующий шаг?

Есть несколько путей. Главное — победы. Они привлекут зрителей, люди начнут интересоваться командой. Условия драфта расширения сейчас более благоприятные, чем тогда. И это конечно пойдет на пользу. Нэшвилл — это музыка «кантри». Все музыканты этого стиля очень охотно работали с нами. Винс Гилл, Эми Грант, Брукс-н-Данн, Мартина Макбрайл. Этот список можно продолжать. Лас-Вегас — это игорный бизнес. Я не знаю, хотят ли они работать в этом направлении. Но там есть великолепные шоу, там целая индустрия развлечений. Надо этих ребят привлечь на свою сторону. Пусть они будут вашими представителями. Мы смогли добиться этого в Нэшвилле. Это было здорово. Люди их знают. В Лас-Вегасе много звезд. Быть может они согласятся сняться в рекламе хоккея, как это было в Нэшвилле. Там все звезды музыки «кантри» были готовы нам помогать.

Вы поддерживали отношения с другими владельцами? Если нет, считаете ли вы что сейчас этот аспект играет более важную роль, чем тогда?

Нет, у меня особых отношений не было. Мне кажется, что тогда попасть в лигу было тяжелее. Думаю, что сейчас этот аспект очень важен. Владельцы стали моложе, они активнее занимаются судьбой клубов. Например, есть человек десять, кому я могу позвонить. Мы не будем говорить о командах, о том, сколько мы платим игрокам. Мы будем говорить о том, сколько мы платим другим людям. 250 человек работают на нас. Сколько вы им платите? Чем они занимаются? В нашем бизнесе руководители верхнего звена стоят дорого. Они востребованы на рынке. Главный маркетолог может оказать серьезное влияние на бизнес. Надо убедиться, что ему платят столько, сколько надо. Не больше и не меньше. К ним нужно относиться справедливо. В самом начале, я мало кому звонил. Я мало кого знал. Наверно у Билла будут такие же ощущения. Но думаю, что он приятно удивится, когда позвонит кому-то из тех, у кого есть хоккейная команда. Я помню, как однажды позвонил Тому Хиксу (бывшему владельцу «Даллас Старз»). Дела у него тогда шли очень хорошо, он был на вершине славы. Я хотел ему задать вопрос относительно одного концессионера. Мне говорят: «Извините, он на совещании. Сейчас узнаю». И вот он берет трубку и говорит: «Крэйг, как дела?» Это был приятный сюрприз. Мы все члены одного клуба. Если у какой-то команды дела идут хорошо, от этого выигрывают все остальные. Если у кого-то проблемы, это снижает стоимость и привлекательность всего нашего бизнеса. Все говорят о тех, у кого есть сложности. Никто не говорит об остальных, у кого все в порядке. Если бизнес процветает у всех команд, то от этого выиграет вся лига. Потом мы сделали то, что получило название «Хоккейный Университет 101» (Hockey 101 University). В первой половине первого сезона мы выбрали 100 человек из тех, кто купил абонементы на сезон, и Терри Крисп, с его яркой индивидуальностью, объяснял им простыми словами, как играют в хоккей. Надо найти подходящего человека для этого. В Вегасе таких много.

Кто такой Крейг Грин – революционер британской моды

Утилитаризм, ремесла и современное искусство

«Когда я смотрю на его одежду, я думаю, да, она разрывает шаблоны, но также – да, я могу это носить», — говорит главред британского GQ о дизайне Крейга Грина. Редкое чувство для британской моды, которая с каждым сезоном все больше двигается в сторону современного искусства. В этом и есть весь Грин: авангард объединяется с многофункциональностью, утилитаризм — с новой романтикой.

Сегодня Грина называют одним из главных британских дизайнеров. Он дважды становился лучшим мужским дизайнером по версии The Fashion Awards, а его одежда появлялась на выставках музея Метрополитен в 2015 и 2018 годах (China: Through the Looking Glass и Heavenly Bodies: Fashion and the Catholic imagination, к темам которых были приурочены балы Met Gala).

Крейг называет себя мужским дизайнером, добавляя, что его вещи — «унисекс или скорее sexless», а носят их и Кендрик Ламар, и Рианна. К поступлению в продажу коллаборации Craig Green x adidas Originals рассказываем, из чего состоит вселенная дизайнера.

 

Утилитаризм и униформа

Все коллекции Крейга основаны на идеях рабочей одежды. «Униформа — не для статуса, а для функциональности, — объясняет дизайнер в интервью The Guardian.  — В моей семье все были плотниками, сантехниками, обивщиками. Мама работала медсестрой. Все они носили униформу, в которой можно было работать».

В коллекциях Крейга есть отсылки и к рабочей одежде, и к военной униформе, и к офисному дресс-коду. Для коллаборации с Moncler он уже несколько сезонов подряд создает движущиеся пуховики, тренчи и куртки, напоминающие палатки и надувные водные матрасы. Футуристические конструкции дизайнер объединяет с отсылками к истории: средневековым рубашкам, униформе лондонских рабочих, военным бушлатам 1940-х годов.

Для Крейга униформа символизирует демократию. «Когда в школе был день без формы, все будто становились лицемерами, — смеется дизайнер. — Все начинали оценивать, насколько классными и дорогими были их вещи. Было очевидно, кто был из богатой семьи и кто из бедной. А в форме все были равны».

 

Central Saint Martins

Крейг изучал сначала текстильные принты, а потом дизайн мужской одежды в университете Central Saint Martins. Он был уверен, что станет художником или скульптором.

В первый день учебы студентам посоветовали работать «где угодно, но только не в модной индустрии. Даже не пытайтесь, потому что в моде очень много конкуренции и слишком многие пытаются в ней преуспеть, — вспоминает дизайнер. — Я тогда подумал: «Не говорите, что мне нужно делать».

Крейг сам знал, что нужно делать. Когда он поступил в университет, все говорили об Александре Маккуине, а гламур был едва ли не синонимом моды. Мода конца нулевых ассоциировалась с платьями для красных дорожек и туфлями Christian Louboutin. Крейгу эта эстетика не была близка — он хотел делать вещи, объединяющие искусство и функциональность. Казалось бы, два противоположных понятия.

«Мода — это не обязательно гламурная женская одежда. Она может быть чем угодно и прийти откуда угодно. Даже откуда я родом», — говорит Крейг.

У Крейга были хорошие учителя: в первую очередь профессор Луиз Уилсон, студентами которой были тот же Александр Маккуин, Кристофер Кейн и другие британские дизайнеры.

 

Ручная работа

Крейг вырос в семье, где все делали все своими руками. «Мама всегда занималась какими-то поделками, а у папы повсюду были строительные материалы. В выходные я помогал дяде ремонтировать дом или проводил время в мастерской по обивке мебели у крестного», — вспоминает Крейг. Концепция «сделай сам» лежит в основе его эстетики: геометричные жакеты преображаются с помощью ремней и завязок, а пальто каждый может менять под свою фигуру и вкус.

Функциональность

Одежда Крейга — это скорее о функциональном дизайне, чем о моде. «Когда я делаю одежду, я всегда спрашиваю себя: носил бы я это каждый день или мне просто нравится эта вещь? Могу ли я в ней сесть?»

Создание коллекции, по его словам, больше похоже на разработку объекта дизайна. Глядя на некоторые вещи Крейга, трудно поверить, что их вообще можно носить: например, сложные конструкции из дерева и ткани или разноцветные костюмы из перфорированного пластика.

Его коллаборации с Adidas — это тоже ода функциональности. «Обувь — это как скульптура. С кроссовками можно сделать столько всего, чего нельзя сделать с одеждой», — объясняет Крейг. В своей последней коллаборации он переосмыслил бестселлеры бренда — модели Kamanda и Ozweego. Результатом стали кроссовки, повторяющие форму и структуру своей подошвы. Они продаются эксклюзивно на сайте Asthik.com.

Смотрите также: Роскошь в эпоху инстаграма. Что нужно знать о бренде Khaite.

Роллы должны быть теплыми: интервью с Майклом Эрлом Крейгом

Третья книга Майкла Эрла Крейга, Thin Kimono , недавно была опубликована издательством Wave Books. Он один из моих любимых поэтов. Я задал ему несколько вопросов, когда он путешествовал по Мичигану, но обычно он находится в Монтане. -ЗС

ZS: Что привело вас в Мичиган? А что вы думаете о мичиганской помадке?

МЭК: Поездка в Мичиган приурочена к 50-летию свадьбы моих родителей.Мы в Леланде, штат Мичиган. Кроме моих родителей, здесь мой брат, его жена и их дочь, а также моя сестра, ее муж и их трое детей. Сьюзен и я привезли с собой нашу любимицу Чиа, Нэнси. Когда мы были детьми, мы отдыхали неделю (иногда две) в этой части Мичигана, поэтому у нас здесь много семейной истории.

И помадка в Мичигане пользуется большим успехом. Мне больше всего нравится Murdick’s Fudge, в частности, магазин в Траверс-Сити. Есть еще несколько магазинов Murdick’s, но лучший из них — Traverse City.Обычно я не ем фадж. Фадж обычно твердый, и мне хочется выбить передние зубы о перила. Но эта помадка другая. Кремовый. Он тает во рту (или куда бы вы его ни положили). Мой любимый вкус — черная вишня. А также ванильный шоколад. А клен очень хорош. И шоколадно-арахисовое масло. Я знаю, что звучу здесь как какая-то деревенщина, но это все правда. Когда вы едите эту помадку, она меняет вас.

ZS: Что еще вы едите, что меняет вас?

МЭК: Выдумка – это единственное, что нужно.

ZS: Через вступительное стихотворение « Тонкое кимоно » «Не беспокоить» вы сразу устанавливаете отношения между Автором и Читателем. Автор умер, но работает над «чем-то очень важным», и Читатель склонен участвовать в его работе, но уверяют, что это будет «совершенно ненужно». Как же так? Чему учит нас это стихотворение о том, как читать эту книгу? Считаете ли вы своих читателей участниками ваших творений?

МЭК: В этом стихотворении на самом деле не читатель склонен участвовать, а говорящий/рассказчик беспокоится о том, что читатель может быть склонен делать.Есть мертвец, выдающий себя за автора. Но он всего лишь персонаж стихотворения. Тогда есть автор стихотворения, который прячется за своим динамиком. Но, в конце концов, я думаю, это одно и то же, если вы считаете говорящего своего рода авторским голосом, я имею в виду, черт, послушайте меня, это все большой кукольный спектакль, на самом деле. Это стихотворение как-то инструктирует читателей, как лучше поступить? Нет, не совсем. Во всяком случае, не намеренно. Если бы я был читателем, я бы проигнорировал это.

ЗШ: Для меня эти новые стихи меньше похожи на кукольный спектакль, как будто автор здесь выступает.Ты выглядишь более разложенной, как мумия на столе. Например, в «Сегодня, например» вы, кажется, ставите под сомнение свой фактический (авторский) выбор карьеры. Неизбежно, когда в моих разговорах всплывают ваши стихи, кто-нибудь упоминает о вашей карьере кузнеца, как если бы это был способ рассказать о ваших стихах, способ поместить их в какой-то магический контекст, противоречащий остальным нашим контексты стихов. На какой вопрос отвечает данное стихотворение? Насколько важен этот вопрос для ваших стихов, для вашего голоса, для этой книги?

МЭК: Кажется, я чувствую скептицизм в ваших словах, когда вы пишете, «как будто это способ рассказать о ваших стихах, способ поместить их в какой-то магический контекст…»  Потому что магического контекста нет (были не было магических контекстов с 1811 года). Я снова смотрю на стихотворение «Сегодня, например», и да, я с вами согласен, оно имеет откровенно автобиографический оттенок. И да, у меня бывают дни, когда я задаюсь вопросом, не трачу ли я свою жизнь впустую, например, мне следует более серьезно относиться к письму и т. д. Но у меня были такие дни сомнений, когда я учился в школе. Я ловил себя на мысли, что трачу свою жизнь в университетских городках. Это глупо, потому что я на самом деле не вижу в этом траты жизней. Просто иногда меня охватывает какая-то мимолетная паника.

На какой вопрос отвечает это стихотворение? Я честно не знаю. Я думаю, вы спрашиваете вот о чем: есть ли позиция против академических кругов, которая повторяется в произведении и наполняет голосом, стихами, книгой и т. д. Хотя я упоминаю академические круги в стихотворении, я обычно не вижу себя в этом? разногласия с академическими кругами, преподаванием, редактированием журналов и так далее. Это просто не интересующая меня позиция. (Не так ли?) Во всяком случае, не повторяющаяся позиция (та, которая может повлиять на мой голос или этот сборник стихов). Но, возможно, я не тот человек, которого нужно спрашивать, и я не говорю это в шутку. Попытка ответить на этот вопрос была чем-то вроде шага в зыбучие пески.

ЗШ: Я знаю, что ты слушаешь музыку, когда пишешь стихи. Что вы слушаете? Почему , что музыка? Что делает прослушивание музыки с вашими стихами?

МЭК: Я не всегда слушаю музыку во время написания, но я помню, как давным-давно заметил привычку слушать музыку после того, как стихотворение (по большей части) было написано, когда я проталкивал его через ряд доработок.В то время мне это казалось странным – как какое-то домашнее печенье, которое я позволял себе, как сигарета, которую выкуривал велосипедист на последнем этапе Тур де Франс.

Возможно, дело в том, что я слишком поглощен и/или сбит с толку музыкой на начальных стадиях стихотворения. Затем, когда я чувствую, что у меня есть ручка, например, я могу видеть возникающее направление (тон или настроение), я могу встать и заняться чем-то другим. Это чувство облегчения, да? Я имею в виду, что чувство отсутствия ничего, потерянности прошло.И когда я в конце концов возвращаюсь и снова погружаюсь в стихотворение, музыка не отвлекает, а больше похожа на ветерок в спину.

Один альбом, который я слушал сотни раз и, кажется, никогда не надоедает, — это саундтрек к фильму Дэвида Линча Fire Walk With Me , который интересен, потому что я никогда не видел этот фильм. Мне также нравится саундтрек к фильму Педро Альмодовара «, поговори с ней, ». Эрик Сати хорошо моет комнату. И Ethiopiques Vol. 4. Это всего лишь несколько компакт-дисков, которые приходят на ум.О, и альбом Sigur Ros, у которого нет названия — или есть название ().

Саундтрек Fire Walk With Me — это то, что я не слушаю ни в каком другом контексте. Я не надеваю его, когда веду машину или нарезаю петрушку. Ощущение от этого альбома просто идеально подходит мне. Стихи должны быть погружены в него.

ZS: Используете ли вы пленки подобным образом? Какие у вас отношения с Вернером Херцогом и его фильмами? Я чувствую какое-то родство в ваших голосах и видениях.

МЭК: Я люблю саундтреки к фильмам.Довольно часто музыка из фильма становится для меня гораздо важнее, чем сам фильм. Ну, наверное, это просто потому, что я чаще пересматриваю музыку, чем фильм. Например, Сломанные цветы . Мне понравился фильм, я купил саундтрек и в результате открыл для себя Лихорадку Денге и Мулату Астатке. Некоторые из саундтреков Дэвида Линча, которые у меня есть, великолепны. А саундтрек к Il Divo потрясающий. Также саундтрек к фильму Фатиха Акина «, » — потрясающий.(Помогите мне с новыми прилагательными.) Музыка создает в комнате настроение фильма, а через некоторое время музыка обретает вторую жизнь как своего рода притон. Вы знаете, что я имею в виду под мытьем логова?

С Герцогом, по какой-то причине, я ловлю себя на том, что смотрю, перематываю, смотрю, перематываю некоторые сцены. Это раздражает мою жену. Даже собаке это не нравится. Затем я пересматриваю весь фильм, слушая комментарии его режиссера. Обычно мне это надоедает (комментарии режиссера), но только не Херцогу. Я обычно делаю заметки, слушая его комментарии — он может многое сказать об искусстве и творческом процессе. Даже когда люди указывают на его слова, которые смешны или самовозвеличиваются, мне это нравится. Я не знаю почему. Я просто знаю, что он лучше Рона Ховарда.

Иногда я делаю фотографии телевизора с застывшим интересным изображением – я пришлю вам несколько снимков из Где мечтают зеленые муравьи Я не говорю, что Герцог не ошибается, я просто говорю, что он обычно ставит кровь в моих жилах.Его использование звука и музыки ошеломляет, навязчиво, красиво, загадочно и иногда банально. Я не против банальности, когда это банально Вернер Херцог. Как рок-музыка 70-х, использованная в Fata Morgana … Я думаю, это сцена с водопадом.

Помимо всего этого, Герцог — блестящий писатель. «Хождение по льду » и « Покорение бесполезного » — отличные книги. Эти отрывки из прозы великолепны и странны, а иногда и веселы. Я люблю поэта в Herzog.Он просто кинорежиссер.

З.С.: Что такое берлога?

МЭК: Это как тот спрей для тела, которым спортсмены брызгают на себя в раздевалке, только он распыляется в твоей берлоге. Этакий аудиопритон для поэтов.

ZS: Вы являетесь гостем твиттера в блоге Harriet в течение сентября. Что вас привлекло в этом концерте? Как это было до сих пор? Чему вы научились?

МЭК: Кто-то из Poetry Foundation связался со мной и спросил, не интересно ли мне это.Моя первая мысль была НЕТ. Я даже немного боялся, если честно. Я никогда не писал в Твиттере, все это казалось мне совершенно глупым, и когда я пытался просматривать различные «твиттер-потоки» (я изображал пакеты с кормами), они оставляли у меня ощущение небольшой пустоты. Но мне не нравились эти чувства, которые я испытывал. Мне не нравилось быть РУКОЙ (например, говорить с рукой…). Моя реакция заставляла меня чувствовать себя старым и усталым. Так что в конце концов я решил погрузиться в дело. К тому же здесь задействована неплохая сумма денег, которая никогда не помешает.

Чему я научился? Ну, я научился твитить, и это было весело. Этот тип письма, сжатие, — это то, что поэты всегда делали, так что это действительно не было таким уж странным, в конце концов. Подсчет символов похож на подсчет слогов или арахиса. Однако я никогда не вникал во всю эту интерактивную штуку. Я в значительной степени рассылал маленькие сообщения в бутылках. Только однажды я разместил ссылку на веб-сайт — онлайн-журнал по искусству, — но должен сказать, что это было захватывающе — нажать на ссылку и перетащить ее в твиттер.Ближе к концу я начал видеть больше возможностей.

ZS: Насколько написание ваших стихов похоже на отправку сообщений в Twittorifice? В стихотворении «Сосед» сосед спрашивает: «А если серьезно, для кого ты это пишешь?» Говорящий говорит: «Я не мог представить другого человека». Можете ли вы рассказать о том, что у вас может быть или не быть общего с этим спикером? А о том, как ты любишь есть булочки?

МЭК: Ну, я точно не оратор из «Соседки» — поэт, который не может представить «другого человека».   И никто из соседей никогда не задавал мне этот вопрос — «а если серьезно, для кого ты это пишешь?» (Однако с обеденными булочками это часто случается здесь.) Но я действительно думаю, что, как писатели, мы теряем читателя из виду во время написания. Кажется, что только позже, может быть, во время правок, я начинаю думать о том, что я делаю, как об «общении». Бывает, да, но позже.

Недавно я слышал, как один редактор давал интервью по радио, и он говорил о писательском юморе (среди прочего) и сказал что-то вроде «не может быть юмора без публики.«Я ужинал, когда услышал это, и одна из булочек начала немного раскачиваться взад-вперед на тарелке. Моей первой реакцией на это заявление было несогласие. Кажется, я просто посмотрел в потолок и сказал НЕТ. Далее редактор сказал, что, по его мнению, было бы абсурдно представить себе писателя, сидящего за своим столом, просто ломающего голову над собой и т. д. Он хотел сказать, что для того, чтобы что-то было воспринято как юмор, должна быть аудитория, реципиент, на по крайней мере один в виду — общение должно происходить. Во всяком случае, я примерно так это воспринял. И, кажется, я понимаю его точку зрения. Несмотря на то, что во время написания зрители могут быть далеко на заднем плане и, возможно, вообще не приниматься во внимание (по крайней мере, сознательно), они всегда здесь. Мы пишем. Мы используем язык. Мы пытаемся общаться. Это верно независимо от того, пишем ли мы стихи, рассылаем сообщения в бутылках или чирикаем.

Некоторые стихи написаны, и я сразу чувствую роль, которую читатель будет/может взять на себя, тогда как с другими стихотворениями это больше похоже на работу над математическими задачами или что-то в этом роде, и связь с читателем не чувствуется.Я полагаю, что он там — верно? — но я просто еще не знаю об этом.

По какой-то причине чириканье больше походило на отправку сообщений в маленьких бутылочках, чем на написание стихов. Я думаю, это потому, что это так быстро, так дрянно (в хорошем смысле) и так, ну, в общем, в цифровом виде. Вы нажимаете TWEET, и компьютер как бы рыгает, и все кончено. Затем вы выключаете компьютер, встаете и идете на работу. Но да, сходство, вероятно, перевешивает различия — это язык, он отсеивает ненужное, он кладет вашу голову в спортивную сумку.Глубоко в спортивную сумку.

Когда дело доходит до булочек, я традиционалист. Я люблю есть со взбитым, слегка подсоленным маслом. Роллы должны быть теплыми. А рулоны в ожидании должны делать это под белой хлопчатобумажной тканью.

ЗС: Верно, белая хлопчатобумажная ткань.

МЭК: Верно.

ЗШ: Да, верно.

МЭК: Ага.

ЗШ: Это правда, что каждый раз, когда мы используем язык, мы общаемся. А в стихах это преднамеренное чувство общения усиливается, даже манипулируется.Но иногда мне кажется, что я просто разговариваю сам с собой, пытаясь открыть себе что-то, чего раньше не осознавал. Вы сказали, что иногда ваши стихи могут показаться вам математическими задачками. Можете ли вы рассказать об этом больше? Я думаю о комике, который потеет над структурой и временем шуток. Считаете ли вы свои стихи смешными? Насколько важен юмор в этих уравнениях?

МЭК: Вместо «математической задачи» может быть лучше «борцовский поединок». Иногда стихотворение приходит быстро, без усилий, а иногда это похоже на борцовский поединок — несколько черновиков, различные изменения, что-то убирать, что-то добавлять, толкать язык, ненавидеть его, менять его, хорошо, теперь это работает и так далее.Иногда стихи, похожие на борцовские поединки, попадают в мусорку, но не всегда.

Некоторые стихи, наверное, юмористические, хотя обычно я не думаю о них в таком ключе. Юмор, возможно, является своего рода поверхностным тоном, и, возможно, это направление, в котором я не могу не двигаться. Я думаю, что иногда некоторые читатели останавливаются на этом — они не видят ничего, кроме поверхности стихотворения, которое кажется «диким» или «странно» или «шутка» или что-то в этом роде.

Я думаю, что юмор в поэзии может оттолкнуть некоторых людей.Я встречал людей, которые просто не знают, как говорить о таких поэтах, как Рассел Эдсон или Джеймс Тейт, не называя их клоунами или комиками. Это слишком сложная и странная местность для них, чтобы ориентироваться. Между тем, они могут просто любить поэзию, которая кажется мне совершенно мертвой, которая стремится к глубине, столь же предсказуемой, как пшеничный тост, и которая заставляет меня думать о карточках Hallmark или пошлости свадебных клятв.

ЗШ: Иногда мне кажется, что юмор в стихотворении позволяет читателю ощутить более чистый вес того, что не так смешно.Эдсон и Тейт особенно хороши в этом. Ты знаешь, что я имею в виду?

МЭК: Да. Глубоко смешные вещи всегда едут в коляске.

ЗШ: Над чем ты сейчас работаешь? Что кажется таким важным?

МЭК: Я просто работаю над новыми стихами. Хотел бы я рассказать о чем-нибудь более захватывающем — о каком-нибудь новом проекте, или романе, или о чем-то еще. У меня всегда возникает это анти-кульминационное чувство, когда книга, наконец, закончена и выпущена. Полое чувство. Так что я как бы борюсь с этим. Но не убедительно.Просто драка наполовину. Я всегда хочу проснуться и просто написать новые стихи — новый вид стихов, — но поворот, который я представляю, никогда не бывает резким и очевидным. Угол, который поворачивают, это… ну, это, наверное, даже не угол.

* * *

[ Тонкое кимоно теперь доступно в Wave Books.]

[Закари Шомбург — автор книг Viking (McSweeney’s, готовится к печати в 2012 г.), Scary, No Scary (Black Ocean 2009) и The Man Suit (Black Ocean 2007).Он является соредактором журналов Octopus Books и Octopus Magazine. Он живет в Портленде, штат Орегон]

Теги: Майкл Эрл Крейг, Тонкое кимоно, Закари Шомбург

У Крейга из Halo Infinite много пасхальных яиц в игре

Кампания Halo Infinite не будет выпущена до декабря, но игроки с ранним доступом уже обнаружили несколько пасхалок — в частности, одно из них сосредоточено на Громиле по имени Крейг.

Создатель

YouTube Mint Blitz является игроком Halo Infinite , который заметил пасхалку Крейга, сообщила The Verge в пятницу.Крейг — Halo Infinite , когда-то осажденный Брут, который получил много критики в оригинальном представлении Microsoft для игры из-за взгляда с мертвыми глазами и плоского лица. Он быстро стал мемом — в социальных сетях и внутри разработчика 343 Industries.

Итак, мы согласны, что бедного невозмутимого Брута зовут Крейг? Теперь я действительно хочу узнать больше о Крэйге. Что он задумал? Как прошло его время на ринге? Когда его не бьют по лицу, чем он развлекается?

— Брайан Джаррард (@ske7ch) 24 июля 2020 г.

«Если вы думаете, что снаружи много мемов, значит, их много внутри [343 Industries]», — сказал Polygon сценарист Halo Infinite Пол Крокер.«В игре есть пасхалки Крейга. Это определенная вещь, которую некоторые из нашей арт-команды действительно восприняли как свою собственную».

Пасхальное яйцо Крейга, обнаруженное Mint Blitz, позиционирует Брута, который с тех пор засветился, как рок-звезду. Он находится на вершине здания, для которого требуется улучшенный Grappleshot, где рядом с коллекционным черепом есть сцена. Там есть туровая афиша Крейга, а также записи его джемов: «I Am So Famous», «I Smile Inside» и «I Got Tears Last Summer» среди прочих.

Вид сетки

  • Изображение: 343 Industries/Xbox Game Studios
  • Изображение: 343 Industries/Xbox Game Studios
  • Изображение: 343 Industries/Xbox Game Studios

Похоже, Крейг был занят во время тура Zeta Halo. Но есть ли еще пасхальные яйца Крейга вокруг Zeta Halo? Это неясно, но мы обязательно будем начеку.

Мультиплеер Halo Infinite уже вышел, но кампания выйдет 8 декабря.

Домашняя страница

​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​ В 2015 году Ассоциация племен Крейг подала заявку на выделение примерно 1,08 акра земли в федеральный индийский траст. Это была первая заявка с Аляски, одобренная Министерством внутренних дел с тех пор, как в 2014 году было выпущено окончательное пересмотренное правило.Постановление отменяет политику, принятую в 1971 году, которая запрещала BIA обрабатывать заявки на передачу земли в доверительное управление в 49-м штате.


Утром в пятницу, 13 января 2017 г., Министерство внутренних дел объявило, что одобрило заявление Племенной ассоциации Крейга о передаче земли в доверительное управление.


«Путь к этому решению был долгим. Сегодня признанные на федеральном уровне племена на Аляске имеют такую ​​же возможность, как и племена в нижних 48 штатах, сохранить для себя постоянную родину», — заявил первый заместитель помощника госсекретаря США по делам индейцев Лоуренс С.— сказал Робертс.

«​Сегодня исторический день для Ассоциации племен Крейг и всех племен Аляски. Эта земля, расположенная в пределах нашей традиционной родины, является центром нашего правительства», — сказал президент племени Крейг Клинтон Э. Кук-старший. Племена Аляски были несправедливо исключены из процесса платы за траст на протяжении десятилетий.Это решение не только отражает твердое обязательство Соединенных Штатов двигаться вперед в отношении к племенам Аляски, как к тем, кто находится в нижней части 48, предоставляя нам такие же возможности для осуществления племенных самоопределение, но признает важность восстановления родины племен.Сегодняшнее решение гарантирует, что наше племя будет иметь постоянный центр для нашего племенного управления и предоставляет возможности экономического развития для наших детей и внуков. Наше племя искренне ценит комментарии, представленные как штатом Аляска, так и городом Крейг, ни один из которых не возражал против заявки племени, и надеется на продолжение совместной работы и создание прочных партнерских отношений. Мы благодарим помощника госсекретаря Робертса за всю тяжелую работу, которая привела к его решению утвердить нашу заявку.Мы также благодарим госсекретаря Джуэлл за ее непоколебимую приверженность индейской стране и поддержку восстановления исконных земель племен».​​​​​​

Чтобы получать частые обновления Tribal, посетите вкладку «Новости», расположенную в верхней части нашего веб-сайта. .org​​

​ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ НА ВЕБ-САЙТ CRAIG TRIBAL ASSOCIATION

​​​​​​​​​​​​​​​​ В настоящее время наши основные офисы закрыты для посещения

Приносим извинения за возможные неудобства. Мы сделаем все возможное, чтобы помочь вам по телефону и электронной почте.

Главный офис: (907) 826-3996
Эл. жизни своих членов, сохраняя, защищая и популяризируя свою историю, культуру и традиции, поощряя самодостаточность и сильную трудовую этику, используя полномочия самоуправления и суверенной неприкосновенности, предоставляя социальные, медицинские, экономические и образовательные ресурсы, возможности и услуги, способствующие благосостоянию племенной общины.» ​​

CRAIG TRIBAL ASSOCIATION LAND-TO-TRUST

Есть вопросы или комментарии? Поттс

Крейг Мод — писатель и фотограф, большую часть последних двадцати лет называвший Японию своим домом. Он писал для Eater , The Atlantic , The New Yorker , WIRED Magazine , California Sunday Magazine и других.Он является автором книг Kissa by Kissa (2020), Koya Bound: Eight days on the Kumano Kodo (2016) и Art Space Tokyo (2010). Его сборник эссе Bokura no Jidai no Hon Книги нашего поколения ») был опубликован на японском и корейском языках (2015 г. ).

Как вы начали путешествовать?

Началось с поездки в Испанию, когда мне было 15 лет, которая меня разорила. Я вырос в довольно маленьком городке для рабочих с не очень богатой «культурной» историей.Каким-то чудом нашему (сильно недофинансированному) классу испанского в старшей школе удалось организовать поездку в Испанию. Ух ты. Меня захлестнуло что-то вроде первого контакта с самосознанием малости моего собственного мира. Честно говоря, это было подавляюще. Я бродил по стране в тумане, в состоянии постоянного благоговения, любви и восторга. Здесь передо мной — в Барселоне, Мадриде и других маленьких деревушках — было это, казалось бы, бесконечное богатство архитектурной фактуры, еды и языка, и повсюду целующиеся люди, и красивые мужчины и женщины, устанавливающие безумно сильный зрительный контакт, и пожилые дамы, счастливо терпящие мой пиджин-испанский. и старики издают щелкающие звуки и щелкают пальцами.Вот оно. С момента прибытия и далее я решил, что должен как можно быстрее уехать как можно дальше от того места, где я вырос; там было слишком много всего, что можно было увидеть.

Как вы начали писать?

Пока у меня есть память, меня тянуло к литературе и программированию. И большая часть моей ранней работы по программированию была связана со словами — например, в 1997 году, когда я писал корявое программное обеспечение для ведения блога, до того, как появилось программное обеспечение для ведения блога (или даже сам термин).Я не «формально» или «официально» не брал на себя обязательств писать (по крайней мере, в моем сознании) примерно 12 лет назад.

Что вы считаете своим первым «прорывом» в качестве писателя?

Первый «прорыв» произошел с моим обзором GF1 еще в 2009 году. «Полевые испытания GF1: 16 дней в Гималаях». Это эссе/обзор привлекло так много внимания, так быстро, что действительно — и это звучит глупо и упрощенно — изменило мою жизнь. Я заработал так много денег на партнерских сборах Amazon от продажи GF1, потому что так много людей прочитали эту статью и были вдохновлены на покупку камеры, что это дало мне как финансовое, так и социальное разрешение продолжать работу.

Как путешественник и собиратель фактов/историй, что для вас является самой большой проблемой в дороге?

Хорошо кушать!

Я не ем говядину и свинину, и иногда это проблема. Но в целом я стараюсь хорошо питаться дома, а в дороге это может стать серьезным испытанием. О, бесконечная вереница туристических углеводов. Я смягчил некоторые проблемы с помощью странного ассортимента протеиновых батончиков и других добавок, но в целом после нескольких месяцев путешествий я чувствую себя немного хуже (по сравнению с нормальным) из-за износа в области питания.

Что для вас является самой большой проблемой в процессе исследования и написания?

Сидеть и писать чертовы слова. Вот и все. Теперь вся моя жизнь построена на том, как заставить себя сесть и выполнить работу. Моя программа членства — как это ни парадоксально — превратилась в потрясающее средство для создания подотчетности и записи.

Какова ваша самая большая проблема с точки зрения бизнеса?

Не позволять деловым аспектам задавить творческую работу. Это то, о чем я больше всего беспокоился, когда начинал программу членства — последнее, что я хотел бы сделать, это стать кем-то, для кого их работа теперь просто мета-работа разговоров о запуске программы членства. Так что я был довольно строг с тем, как я представляю программу, и несколько ограничил рост, но конечным результатом является собрание умных, заботливых, интересных людей, которые очень готовы поддержать мои странные импульсы. Итак, как я уже сказал выше, опасения заключались в том, что программа членства может быть бизнес-удавкой, но в конце концов она заставила меня быть примерно в десять раз более продуктивным, чем раньше.Я очень благодарен за это.

Вы когда-нибудь выполняли другую работу, чтобы свести концы с концами?

Всю свою жизнь до 35 лет я занимался другой работой, чтобы сводить концы с концами. К счастью, программирование (и связанная с дизайном техническая работа) действительно хорошо оплачивается. И рано, в свои 20 лет, я осознал силу низких текущих затрат. Так что я мог работать фрилансером, скажем, месяц, чтобы покрыть годовые расходы на проживание. Подумайте об этом: с 15 лет я занимался внештатным веб-дизайном/программированием.Фактически, эта ранняя работа принесла мне две летние стажировки в Калифорнии. Когда мне было 18 и 19 лет, я четыре раза проехал через Америку на старенькой Honda Civic, и это до сих пор считается одним из самых безумных и «настоящих» приключений, в которых я участвовал.

Каких авторов или книг о путешествиях вы могли бы порекомендовать и/или они оказали на вас влияние?

Паломничество Сикоку 1918 года Такамуре Ицуэ (автор Такамура Ицуэ) — это уникальный рассказ о женщине, совершавшей паломничество в 88 храмов 100 лет назад.

В том же духе безумный « Непройденные пути в Японии » Изабеллы Бёрд является веселым и диким и поистине замечательным документом конца 1800-х годов.

« Train Dreams » Дениса Джонсона — это книга, которую я просто нахожу красивой, а ее проза и тон оказали глубокое влияние на мое отношение к литературе. Хотя это ни в коей мере не книга о путешествиях, я нахожу, что она рисует навязчивую картину Среднего Запада в определенный момент времени, и я рад, что она существует.

Точно так же в эту категорию попадает «Перекрёсток мясника » Джона Уильямса. Как и мрачный и жестокий Blood Meridian Кормака Маккарти.

Назад к более «классическому» путевому письму: Маттисон Снежный барс удивил меня тем, что оказался лучше, чем все даже говорят! Это замечательная книга.

Мне потребовалось несколько попыток, но я, наконец, втянулся и начал наслаждаться ритмом Себальда и его Rings of Saturn .

Какой совет и/или предостережение вы дали бы тем, кто собирается заняться писательством о путешествиях?

Не ленись.Развивайте самосознание своих худших импульсов и держите их подальше от страницы. Не развивайте насмешливый взгляд постороннего. Если вы чувствуете, что начинаете пресыщаться, зафиксируйте себя, прежде чем бросить этот взгляд на мир и наложить его на слова.

Какая самая большая награда в жизни писателя-путешественника?

Беседа с 85-летним фермером в небольшой загородной закусочной о выращивании помидоров во время поедания тостов из пиццы.

Craig’s — Западный Голливуд — Лос-Анджелес

Рестораны знаменитостей были изобретены и усовершенствованы в Лос-Анджелесе.Лучшие из них — это тесные, шумные помещения, где очень известные люди любят поесть и притвориться, что ведут нормальную жизнь в течение нескольких часов, пропитанных мартини. Вы чувствуете, что все может случиться в любой момент. Может быть, телезвезда швырнет свою фетровую шляпу через столовую, или пожилая дама в баре с розовым боа подмигнет вам. Но что делает эти знаменитые рестораны по-настоящему особенными, так это дух товарищества внутри них. Никто не моргнет, если вы встанете, подхватите фетровую шляпу и пошлете в ответ воздушный поцелуй даме за барной стойкой.

Craig’s в Западном Голливуде — один из самых посещаемых знаменитостями ресторанов Лос-Анджелеса. Но в отличие от тех, где кажется, что все на одной вечеринке, Craig’s создал атмосферу, в которой на самом деле есть только две вещи: быть знаменитостью или пялиться на нее.

Зайти в Craig’s совсем не то, что можно было бы ожидать от ресторана, где семьи Кардашьян борются за столики на вечер четверга с Картерсами. Стерильная, тускло освещенная комната имеет смутную эстетику Нью-Йорка 50-х годов, которая кажется одновременно натянутой и безвкусной.Там есть бар, где вы найдете два телевизора с плоским экраном, по необъяснимым причинам играющим в Sportscenter. Кабинки заполнены, но в воздухе висит жуткая тишина, как будто все ждут, когда в дверь войдет адвокат их бывшей жены. И между каждой кабинкой так много места, что вы чувствуете, что едите в своей собственной маленькой кабинке. Craig’s больше похож на похороны знаменитости, чем на знаменитый ресторан, и вкус еды таков, как будто он был из одного из них.

Вы могли бы не обращать внимания на безвкусный нарезанный салат, если бы увидели мужчину в котелке с принтом тай-дай, дунувшего в бармена горстью блесток, или подслушали, как Марта Стюарт разговаривает с официантом о сиськах. И вы, вероятно, были бы в порядке с пиккатой сига, вдохновленной круизным лайнером, если бы вы заметили кого-то с тростью со стразами, разрывающими стопки текилы премиум-класса с метрдотелем. Но вместо этого персонажи Craig’s — это задумчивые телеведущие, дети, пытающиеся занять себя, пока их родители едят в тишине, и явно неудобные знаменитости. Все изолированы в своих кабинках-кабинках, что оставляет вас со своей тарелкой курицы с пармезаном за 32 доллара, дико осознавая, как мало вы хотите ее доесть.

Если вы пришли к Крейгу с единственной целью — найти знакомого вам человека, вы получите то, за чем пришли. Но если вы хотите испытать что-то действительно уникальное для Лос-Анджелеса, где знаменитости — это просто люди, которые прекрасно проводят время за ужином, как вы и ваши друзья, развернитесь и идите к Дэну Тане — это в одном квартале.

Food Rundown

Лепешки

Это бесплатный хлеб, который приходит к вам на стол, и это лучшее, что есть в Craig’s. Он идеально приправлен и хорошо жевательный, и вы не должны чувствовать никакой вины, если наедаетесь.

Нарезанный салат

По сути, за 16 долларов вы получаете одну чашку нарезанного салата с парой бобов нут и горстью кукурузных зерен, посыпанных сверху. Пропустить это.

Пицца с сосисками

Это не пицца мирового класса, но ее стоит заказать, учитывая, что в меню не так уж много других достойных восхищения.

Цыпленок по-пармезански

Трудно не сравнить это блюдо с очень известным куриным паштетом в другом знаменитом ресторане за углом (Dan Tana’s).Когда мы это делаем, нам напоминают, что версия Крейга просто пресная и совершенно забываемая.

Whitefish Piccata

Святой круизный лайнер середины 90-х, это плохо. По сути, это влажный кусок загадочной рыбы, облитый лимонным соусом, и порция просроченных каперсов вашей прапрабабушки. Вместо этого пожертвуйте его ценник в 41 доллар своей любимой благотворительной организации.

Крейг Рассел — Серия книг по порядку

Ссылки на книги ведут на Amazon. Как партнер Amazon, я зарабатываю деньги на соответствующих покупках.

Заказ на публикацию Jan Fabel Books

Заказ на публикацию Lennox Books

Заказ на публикацию отдельных романов

Крейг Рассел — британский писатель и автор рассказов, также известный как Кристофер Галт — псевдоним, который он использовал для написания своего романа «Библейский». Он родился в Файфе, Шотландия, в 1956 году, поэтому вполне естественно, что он находит вдохновение в Глазго 1950-х годов.Он работал креативным директором, писателем-фрилансером и полицейским, что можно увидеть в его криминальных романах. Он свободно говорит по-немецки, имеет хорошо задокументированное увлечение послевоенной немецкой историей и культурой, которое вдохновило его на написание серии книг о Яне Фабеле. Он наиболее известен своими полицейскими процессуальными романами, которые принесли ему мировое признание и награды. Из его работ видно, что он предпочитает сосредотачиваться на детективных романах и включать мифологических и исторических лиц и существ, чтобы описать Европу, в которой мы живем сегодня. Его работы переведены на 23 языка, и он единственный не немец, получивший престижную награду «Звезда полиции», присужденную ему полицией Гамбурга за сериал «Ян Фабель».

Серия книг

Самая известная серия романов, написанных Крейгом Расселом, сосредоточена вокруг вымышленного полицейского Яна Фабеля. Ян наполовину шотландец, наполовину немец, бывший историк, ставший офицером полиции и расследующий убийства в Гамбурге. Крейг выбрал Гамбург из-за «британского» ощущения города, которое позволило ему совместить свою страсть к родине и немецкой культуре.Крейг сам долгое время жил в Гамбурге, поэтому он очень хорошо знаком с этим удивительным городом, и, учитывая его опыт работы в полиции, можно сделать вывод, что в Яне Фабеле много Крейга. Крейг пытался показать новую Германию, Германию, которую он пережил, потому что он был недоволен тем, насколько на образ страны повлияла нацистская эпоха. Он выбрал Гамбург из-за его столичного характера, сочетания востока и запада, а также из-за исторических связей между этим фризским регионом и Шотландией.

Кровавый орел

Первый роман серии — «Кровавый орел», темный, запутанный и ужасный роман, в котором рассказывается об офицере Яне Фабеле, который пытается раскрыть серию убийств, совершенных с помощью древнего ритуала викингов — кровавого орла. Ян — опытный офицер с меланхоличным характером и чувством справедливости, офицер без пороков и коррупции, высоко ценимый коллегами. Он получает электронные письма от человека, который жестоко убил двух молодых женщин, и начинается гонка за поимкой убийцы, прежде чем пострадает больше невинных людей.Книга изобилует графическими изображениями сцен убийств и часто заставляет читателей задуматься из-за своей реалистичной жестокости. Как бывший полицейский Крейг знает, насколько ужасны сцены убийств, и он пытается донести душераздирающую реакцию ближе до читателей. Изгибы и повороты книги ведут нас через недавнюю и древнюю историю и мифологию, а Крейг ведет нас глубже в свой темный и таинственный мир. Фейбл изо всех сил пытается понять, кто стоит за этими убийствами, поскольку подозреваемых много, начиная от неонацистских групп, религиозных культов, главаря украинской мафии и даже некоторых людей, работающих в полиции.

Книга была выпущена для немецкого телевидения в 2012 году компанией Tivoli Film. Он был адаптирован Даниэлем Мартином Экхартом и поставлен Нильсом Уилбрандтом, а главную роль сыграл Питер Ломейер. Вторая книга серии, «Брат Гримм», также была выпущена для немецкого телевидения, и ее премьера состоялась 30 октября 2013 года.

Вечный

Eternal — третий роман из серии, опубликованной в 2007 году и повествующей о двух убийствах, которые пытается раскрыть офицер Фейбл.Книга полна политической интриги, поскольку история сосредоточена вокруг убийцы, который считает, что он перевоплотился, чтобы отомстить некоторым левым активистам. Его первые две жертвы — левый радикал и генетик, исследующий возможность наследственной памяти. Оказывается, сюжет вращается вокруг унаследованной памяти, поскольку убийца и печально известный лидер давно расформированной террористической группировки RAF считает, что он перевоплотился, чтобы отомстить тем, кто предал его в прошлой жизни.Лидер крайне левой террористической группировки 1970-х возмущен действиями современных левшей и намеревается их наказать. В этой книге Крейг разумно обсудил вопросы реинкарнации и генетической памяти, чтобы установить связь между древним мумифицированным телом, недавней террористической группой и современными убийствами. Сюжет следует плану переплетения между древней и новейшей историей и сегодняшним днем, который можно найти в большинстве книг Крейга Рассела.

Серия Леннокс

Сериал о Ленноксе, обычно написанный по мотивам книг Fabel, сосредоточен вокруг шотландского подозрительного следователя, который пытается найти свой путь на суровых послевоенных улицах Глазго. Боссы мафии сражаются за контроль над городом, и Леннокс оказывается в эпицентре этой жестокой и мрачной схватки. Серия состоит из четырех книг, изданных с 2009 по 2012 год. Леннокс — жесткий, хитрый, умный и не очень симпатичный персонаж, которому каким-то образом удается выжить среди самых страшных криминальных авторитетов Глазго, борющихся за власть.Леннокс, бывший канадский солдат, работает частным сыщиком и оказывается вовлеченным в сложные отношения между полицейскими и преступниками на криминальных улицах Глазго 1950-х годов.

Читателям

Хотя почти все книги Крейга Рассела относятся к категории романов о преступлениях и расследованиях, они не являются общими. Сама сцена и окружение, которые он выбирает для своих романов, довольно уникальны, поскольку он помещает своих персонажей в редко описываемую в книгах современную Германию и Шотландию 1950-х годов.Однако то, что делает его романы по-настоящему нехарактерными, так это то, как он использует историю, знания и мифологию, чтобы сделать свою историю скачком в пространстве и времени и привнести в историю неортодоксальные и невероятные повороты. Хотя эти повороты и объяснения могут показаться некоторым людям слишком надуманными, если вы будете держать свой разум открытым, вы действительно сможете понять, какие идеи пытается продвигать автор.

Серия книг по порядку » Авторы » Крейг Рассел

2 ответа на «Крейг Рассел»

Крейг Нильсен, доктор медицины | Клиника Кливленда

Врачи и ученые клиники Кливленда могут сотрудничать с фармацевтической промышленностью или производителями медицинского оборудования, чтобы помочь в разработке медицинских достижений или предоставить медицинские знания или образование. Кливлендская клиника стремится к научным достижениям, которые принесут пользу уходу за пациентами, и поддерживают внешние отношения, которые обещают общественную пользу. Для того, чтобы открытия лабораторий и исследований врачей и ученых Кливлендской клиники принесли пользу обществу, эти открытия должны быть коммерциализированы в партнерстве с промышленностью. Врачи и ученые Кливлендской клиники, являющиеся экспертами в своих областях, часто пользуются спросом у представителей отрасли для консультирования, предоставления экспертных знаний и обучения.

Чтобы обеспечить профессиональную и коммерческую честность в таких вопросах, Cleveland Clinic поддерживает программу, которая анализирует такое сотрудничество и, при необходимости, принимает меры для минимизации предвзятости, которая может возникнуть из-за связей с промышленностью. Кливлендская клиника публично раскрывает названия компаний, когда (i) ее врачи/ученые получают 5000 долларов или более в год (или, в редких случаях, акции или опционы на акции) за выступления и консультации, (ii) ее врачи/ученые выступают в качестве фидуциаров. , (iii) ее врачи/ученые получают или имеют право на получение гонораров, или (iv) ее врачи/ученые владеют какой-либо долей участия в роли врача/ученого в качестве изобретателя, первооткрывателя, разработчика, основателя или консультанта.* Публично раскрывая эту информацию, Кливлендская клиника старается предоставить как можно более точную информацию о связях своих врачей и ученых с промышленностью.

По состоянию на 13.12.2021 г. д-р Нильсен не сообщил о финансовых отношениях с отраслью, применимых к этому списку. В целом, пациенты должны свободно обращаться к своему врачу по поводу любых отношений и того, как отношения контролируются клиникой Кливленда. Чтобы узнать больше о политике Cleveland Clinic в отношении сотрудничества с промышленностью и управления инновациями, перейдите на нашу страницу Честность в инновациях.

Служба общественного здравоохранения — Финансовые конфликты интересов, подлежащие регистрации. Ученые и врачи Кливлендской клиники занимаются фундаментальными, трансляционными и клиническими исследованиями, работая над решением проблем со здоровьем, улучшением ухода за пациентами и улучшением качества жизни пациентов. Взаимодействие с промышленностью имеет важное значение для доведения открытий исследователей до общественности, но может привести к конфликту интересов, связанному с их исследовательской деятельностью. Щелкните здесь, чтобы просмотреть список случаев, когда клиника Кливленда выявила финансовый конфликт интересов, подлежащий регистрации со стороны Службы общественного здравоохранения (PHS), и приняла меры для обеспечения того, чтобы, насколько это возможно, план, проведение и отчетность исследования свободен от предвзятости.

* Врачи и ученые Cleveland Clinic соблюдают рекомендации, представленные в Кодексе PhRMA по взаимодействию с медицинскими работниками и Этическом кодексе AdvaMed по взаимодействию с медицинскими работниками. Таким образом, подарки значительной стоимости, как правило, запрещены.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *