Уютный трикотаж: интернет магазин белорусского трикотажа

Мама аронофски афиша – Первый официальный кадр фильма «мама!» Даррена Аронофски | Блогер bilderrraetsel на сайте SPLETNIK.RU 17 августа 2017

Мама аронофски афиша – Первый официальный кадр фильма «мама!» Даррена Аронофски | Блогер bilderrraetsel на сайте SPLETNIK.RU 17 августа 2017

Содержание

«мама!» Даррена Аронофски: киношок на Венецианском кинофестивале

В Венеции показали фильм Даррена Аронофски «мама!», который разделил зрителей на два лагеря. Одни считают, что со времен «Антихриста» не было ничего подобного, другие — крутят пальцем у виска. Станислав Зельвенский ведет венецианский дневник вместе с Mastercard, официальным партнером фестиваля.

партнерский материал

партнерский материал

В венецианском конкурсе пока явно доминируют американские (в том или ином смысле) фильмы — не только звучностью имен, но и своим ровным высоким качеством, которое придает фестивалю слегка убаюкивающий характер. Встряска, которая была ему необходима, тоже пришла из Америки: загадочный проект Даррена Аронофски «мама!» оказался фильмом возмутительным, раздражающим и в целом не лезущим ни в какие ворота, но во всяком случае не скучным — сейчас в Венеции, а вскоре и повсюду будет по крайней мере о чем поговорить.

Поначалу ничто, как говорится, не предвещает — точнее, намеков великое множество, но расшифровать их можно только задним числом. Безымянная девушка (Дженнифер Лоуренс) живет в огромном доме посреди леса с безымянным мужем (Хавьер Бардем). Муж — знаменитый поэт, но давно находится в творческом кризисе. Сама же героиня занята тем, что ремонтирует, красит и всячески благоустраивает их совместное жилище, которое принадлежало мужу еще до ее появления, а потом при неизвестных обстоятельствах сгорело дотла.

Финальный трейлер «мамы!»

Отношения между супругами — вроде бы вполне нежные — носят неуловимо нездоровый или как минимум старомодный характер: она то готовит, то с задумчивым видом смешивает краски и явно хочет что-нибудь пошпаклевать, он же гуляет или бессмысленно торчит в своем кабинете, не помогает и даже спать с ней отказывается. Когда на пороге появляется подозрительный тип (Эд Харрис), якобы перепутавший их дом с гостиницей, муж, игнорируя робкие протесты жены, зачем-то приглашает его переночевать. Наутро к типу присоединится уже его собственная жена (Мишель Пфайффер), та еще стерва. Дальше — больше.

Первая треть или даже половина фильма смотрится с интересом — пока Аронофски заставляет нас напряженно гадать, куда он, собственно, клонит. Он использует иконографию хоррора — дом, который кровоточит, пульсирует и что-то скрывает, вторжение непрошеных гостей, какие-то невысказанные слова, которые явно висят в воздухе. Аронофски открыто вдохновляется своим любимым Полански — причем сперва не столько «Ребенком Розмари», сколько «Отвращением» или «Жильцом» — и подолгу влюбленно рассматривает Лоуренс в приглушенных тонах, на крупных планах, и мало кому сегодня они так идут. Вдобавок там довольно много смешного.

Но затем режиссер переходит, собственно, к делу — и вот тут начинается действительно страшное. Выясняется — или, точнее, вспоминается, — что амбиции Аронофски простираются гораздо, гораздо дальше очередного триллера про дом с привидениями. Как далеко, читателю предстоит при желании выяснить самостоятельно, но, скажем так, заранее в жизни не догадаться, какая именно из предыдущих работ Аронофски является ближайшим родственником этой картины.

Выступление с табуретки — жанр тоже по-своему почтенный, но он требует от взгромоздившегося на нее куда большей убедительности, чем предъявлено здесь. А желание высказаться в отведенное время по всем вопросам бытия — от сотворения мира до глобального потепления и феминизма — еще никому счастья не принесло. Ни обвинительный пафос Аронофски, ни его самобичевание (которое тут тоже просматривается) не вызывают сочувствия, его мизантропия необаятельна, а его система метафор, после того как проходит первый шок, кажется не столько отважной, сколько вымученной и нелепой (хотя, надо признать, довольно стройной). И уж в любом случае утомительная фантасмагория — не лучший, хотя и напрашивающийся, формат для обсуждения судеб человечества.

Подробности по теме

«мама!»: разбираем теории и загадки таинственного фильма Даррена Аронофски

«мама!»: разбираем теории и загадки таинственного фильма Даррена Аронофски

В каком-то смысле режиссером, конечно, трудно не восхититься: он сознательно подставляется и огребет сейчас по полной — в первую очередь не от идейных противников, а от ничего не подозревающих и ничем, в общем-то, не провинившихся посетителей мультиплексов, которые вместо цирка со звездами получат яростную сюрреалистическую проповедь. Впрочем, и культ ему гарантирован (и в контексте фильма здесь определенно просматривается ирония). «Маму» из названия и ее уничижительный синтаксис можно расшифровать по-разному — фильм допускает разные трактовки, и все верны, — но российским прокатчикам стоило бы рассмотреть вариант «мамочка!».

Узнать еще больше о мире кино можно на специальном сайте «Афиши» и Mastercard. Там же можно следить за специальными скидками и предложениями для любителей кино — например, оплачивая билеты картой Mastercard, вы получите скидку 10% на билеты в кинотеатры сети «Формула Кино» и «Кронверк Синема» и скидку 15% в кинотеатре «Пионер».

Максимально образно о конкретном — в инстаграме «Афиши Daily».

О чем фильм «мама!» Даррена Аронофски

Кто такая мама, при чем тут рыбы и зачем странные незнакомцы смотрят на Хавьера Бардема? Все, что мы знаем о новом фильме Даррена Аронофски.

Несмотря на вышедший на днях полноценный трейлер, самым загадочным фильмом сезона объявляется новый фильм режиссера «Реквиема по мечте» и «Черного лебедя» Даррена Аронофски с простым названием «мама!» (авторы настаивают на написании с маленькой буквы, а российские прокатчики не боятся запутать зрителя памятным ужастиком с похожим названием). Фильм уже обрастает толстым слоем различных теорий относительно сюжета и того, чем в итоге обернется этот притворяющийся хоррором проект.

На данный момент у «мамы!» есть тизер и трейлер, из которых мало что понятно. Мы видим, что супружеская пара в исполнении Хавьера Бардема и Дженнифер Лоуренс поселилась в отдаленном особняке (очевидно, довольно старом), но их покой нарушают незваные гости в исполнении Эда Харриса, Мишель Пфайффер, Доналла Глиссона и других. Героиня Лоуренс очень нервничает из-за незнакомцев в доме, а вот герой Бардема, наоборот, очень спокоен, сообщая, что «они пришли посмотреть на меня». Из всего этого вырастает кромешный ужас с торчащими религиозными мотивами, отсылками к «Ужасу Амитивилля» (Лоуренс обнаруживает в подвале дома Красную комнату) и «Ребенку Розмари» Романа Полански.

Религиозные мотивы легко угадываются и в двух прекрасных постерах фильма, которые нарисовал иллюстратор Джеймс Джин:

Героиня Лоуренс явно олицетворяет жертвоприношение в раю

1 из 2

А демонический Бардем восседает на разрушающемся троне, объятом языками адского пламени

2 из 2

Из разосланного пресс-релиза программы Венецианского кинофестиваля можно выудить следующую информацию: героиню Лоуренс зовут Вероника — и она беременна (отсюда название фильма), а героя Бардема зовут Альфред Белл — и он поэт. Одна из его книг стала культовой, поэтому незнакомцы так хотят на него посмотреть. Собственно, намек на некое сектантство считывается и в трейлерах. Неслучайно на сумке героя Эда Харриса можно заметить странную эмблему со знаком зодиака Рыбы.

Этот же символ скрывается на постерах, если внимательно присмотреться к деталям: раз

и два. Возможно, это как-то связано с переходом от эры Рыб к эре Водолея и пророчеством Апокалипсиса. Среди листвы первого постера также можно отыскать запрятанную фотографию с героем Бардема. Подобные фото мелькают и в трейлере. Фотографии довольно древние, что может намекать на действительный возраст и сверхъестественную сущность персонажа Бардема. Вот в трейлере мелькает кадр, откровенно указывающий на дьявольские корни поэта:

На постере Бардем держит в руках глобус с изображением Лоуренс в позе эмбриона

, что может означать оккультные планы на их будущего ребенка. В языках пламени легко узнаются кричащие от боли призраки . Кроме того, в тизере герой Бардема очень легко проходит сквозь плотную стену огня, что не очень-то свойственно для человека:

Сайт Collider обратил внимание на эту картинку из официального инстаграма «мамы!», где реплика Бардема «Все, что я хотел сделать, — это привнести жизнь в этот дом!» трижды зациклена. Так вот, если эту звуковую запись превратить в спектрограмму, то проявится такая жуткая картина:

На вселенский масштаб своей новинки Даррен Аронофски намекает и в своем инстаграме, где публикует фото с названием «мама!» на различных языках, проецируя его на всевозможные пейзажи:

Картину презентуют на Венецианском кинофестивале — так что ждите рецензию Станислава Зельвенского на фильм совсем скоро. В российский прокат «мама!» выходит 14 сентября.

Максимально образно о конкретном — в инстаграме «Афиши Daily».

Рецензия на фильм "Мама!" Даррена Аронофски

Фильм «Мама!» так яростно освистывали на Венецианском кинофестивале, что услышать можно было даже у нас в Бешенковичах. Интерес к премьере это подогрело, а вот сама картина подается холодной — хоть и спустя каких-то две недели после мировой премьеры. Почему — объясняет AFISHA.TUT.BY.

Если вдруг вам это важно: ОСТОРОЖНО, СПОЙЛЕРЫ!

О чем кино:

По сюжету расклад такой: есть мужчина, который пишет поэмы, и женщина, которая ремонтирует дом. Они живут в своем маленьком раю — усадьбе на окраине. Потом к ним врываются чужаки, устраивают потоп, брат убивает брата.

Наблюдательный зритель заметит, что уже где-то все это видел — например, в воскресной школе — но проявит терпение и дождется финала. Впрочем, воздать за него Аронофски и не собирается. Два часа он будет наглядно иллюстрировать сперва Ветхий, затем Новый Заветы, но все это похоже скорее на краткий пересказ, нежели на интерпретацию и осмысление. Если в юные годы у вас была пестро иллюстрированная адаптация Библии, то смотреть «Маму!» стоит разве что за те кровавые сцены, которые в печатное издание не попали из-за возрастного ценза.

Справедливости ради, на два часа экранного времени Аронофски расписал еще одну идею — деспотичного патриархального строя, где мужчина подчиняет своей воле женщину. Будет еще образ вдохновения и музы, которая погибает от рук творца и его безумных фанатов, но он такой буквальный, что едва ли стоит на этом останавливаться.

И все же кино Аронофски существует в киноконтексте, и если говорить о параллелях, на которые напрашивается «Мама!», то тут очевидно остановиться всего на двух именах — Полански и фон Триер. Первый с его «Отвращением» и куда меньше «Ребенком Розмари», второй — с «Антихристом», которого также «забукали», но уже в Канне. Напросившись, «Мама!» безусловно проигрывает обоим всухую. Фон Триеру — в его ироничном отношении, надувая щеки со всей серьезностью там, где датчанин откровенно издевался над критиками и зрителями. Полански — в подчеркнутой обыденности и повседневности психоза, человеческой двойственности и вселенского зла.

Ну да черт с ними с отсылками, все мы знаем, что в фильмах Аронофски форма особенно часто затмевает содержание. В разговорах о режиссере приемы и технические находки, как правило, обсуждаются с куда большим жаром, чем контент фильма. Причем чем ярче его творческий почерк, тем тускнее содержание написанного.

Аронофски пробовал экспериментировать и уходить от фирменных фишек раннего творчества. Рваный клиповый монтаж, так ярко выделявший «Пи» и «Реквием по мечте», уступил место длинным плавным планам. Энергичность вытеснялась замедленным всматриванием в героев. В «Маме!» же автора понесло, и он выкатил на зрителя весь свой арсенал: здесь будет оба варианта монтажа, планов, ракурсов, ритма и звуковой партитуры. Начинаясь медленно и плавно, «Мама!» уже спустя 15 минут сорвется в истерику и не прекратит ее до самого финала. В итоге без пяти минут титры Аронофски хватит почти эпилептический припадок.

Авторские конвульсии можно было бы списать на традиционное внимание к патологиям (как еще говорить о саморазрушении, если не так), но за это обычно отвечают актеры. В случае с «Мамой!» — едва ли не единственные причины сходить на фильм. Бардем играет настолько мерзкого типа, что можно начинать ненавидеть его уже с постера. Лоуренс так хороша на крупных планах, что в принципе их было бы достаточно. Пфайффер просто хороша для своих 59 лет, а здесь она еще и выразительно играет глазами. А Харрису к лицу роль таинственного незнакомца, которого вот-вот срубит смертельная болезнь. Рассказанная от лица безымянной героини Лоуренс, «Мама!» должна была стать ее личным сумасшествием и истерикой. Но приступ случился с режиссером, который под занавес устраивает публичный сеанс психоанализа и вываливает на зрителя все свои чаяния. Что ж, обращайтесь.

Как последняя надежда американца еще могли бы спасти жанровые формочки, но и здесь «куличики» не лепятся. История о доме, который разрушается изнутри, когда в него нагрянули чужаки, — отличный сюжет для хорроров. Но Аронофски так плотно нашпиговывает его богословным пафосом, что основа не выдерживает, и конструкция валится. Тем более та, что держится на одной затянувшейся метафоре.

С первого съемочного дня проект держался в строжайшем секрете. Периодически Аронофски подзадоривал прессу, то опубликовав провокационный постер фильма в День матери (на нем Дженнифер Лоуренс держит свое окровавленное сердце), то превратив свой инстаграм-аккаунт в промо проекта (во время путешествий Аронофски снимал проекцию логотипа фильма на заброшенных исторических зданиях). Придется признать, что пиар-кампания вышла куда интереснее, чем само кино.

Когда: с 14 сентября по 4 октября.

Где: Falcon Club Бутик Кино, все Silver Screen, «Аврора», «Беларусь», «Берестье», Дом кино, «Киев», «Комсомолец», «Мир», «Москва», «Октябрь», «Салют», «Центральный».

Розыгрыш билетов!

Новый розыгрыш в приложении "Афиша TUT.BY"! Можно бесплатно получить билеты на крутой концерт

Пять воплей о помощи Даррена Аронофски

1. «мама!» повторяет цикличность «Фонтана».

Среди трактовок нового фильма Аронофски библейская – наиболее логичная, уютная и очевидная: Бог и любовь, мироздание, Адам и Ева, грехопадение, потоп, искупительная жертва Христа – это все лежит на поверхности. Однако есть важная деталь, которая нарушает канонический религиозный уклад, – события фильма закольцованы, дом каждый раз сгорает, женщина погибает, а мужчина строит новый мир на новом пепелище. Аронофски далеко не впервые использует такую форму, его «Фонтан» – конструкция из нескольких миров, находящихся в одной системе координат, крутящихся вокруг единой оси, движущихся к единой цели. Правда, несколько лет назад режиссер был гораздо более свободен в мыслях – он допускал не просто разительное отличие трех параллельных вселенных друг от друга, Даррен давал героям гораздо большую свободу.

Кадр из фильма "мама!"

Кадр из фильма "мама!"

В «маме!» же все действия подчинены жесткой установке и практически не выходят за рамки известной нам канвы событий: если мужчина и женщина встретятся, то непременно сорвут «запретный плод», если братья поссорятся – жди жертв, если приходит популярность – смирись с лжепророками, если отдаешь себя всего – забудь о праве на уединение. И пусть вас не сбивают с толку метания героини Дженнифер Лоуренс по особняку – это не свобода, а легкое недоумение, спасение от которого Она ищет у Него, всесильного и надежного. Также и Аронофски – ему кажется, что он управляет тем, что творит в съемочном павильоне, но на самом деле режиссер зажат в угол и повторяет сам себя, пусть пока и несколько вычурно, «по-фонтановски». Однако что будет дальше, когда вдохновение снова поднимет автора из пепла предыдущего фильма?

2. «мама!» живет в маленьком мирке «Ноева ковчега».

Метания Женщины в исполнении Лоуренс, кстати, всегда ограничиваются дверями дома – Она никогда не покидает особняк и видит его со стороны только однажды, во сне. Это, пожалуй, наибольшая слабость «христианской трактовки» сюжета фильма – каким бы красочным ни был символизм происходящего на экране, сколь бы свободными ни были вариации понимания событий, упрощение всегда ведет к потерям смыслов. Можно, конечно, принципы мироздания уложить в правила пользованием общежитием, можно Бога представить одаренным поэтом, а ад изобразить бойлером в подвале особняка, но тем самым автор загоняет себя в тесные рамки, непременно требующие компромиссов. И вот уже для восстановления смыслов возникают поминки, писающие мальчики, каннибализм – сужение рамок приводит к уменьшению маневренности.

Кадр из фильма "мама!"

Кадр из фильма "мама!"

Впрочем, неудивительно, что Аронофски сам на себя надевает кандалы – он все еще остается пленником «Ноя». Известная библейская легенда гласит, что Бог провел очищение земли через потоп, сохранив жизнь лишь Ною, его семье и тем представителям фауны, что были собраны на ковчеге. Даррен обратился к этой теме и сделал фильм о человеке, строящем собственный мир и пытающемся им управлять подобно Создателю. Как известно, ковчег получился не без изъянов, да и без возвращения на сушу человеку обойтись не удалось, а все потому, что упрощение и обобщение законов мироздания ведут к деградации. Обратите внимание, что в схематичном изображении мира в «маме!» Аронофски отказался от изображения, пусть даже условного, ковчега – люди затопили дом и разбежались. Автор полагает, что однажды он по этому поводу все сказал, но мы-то понимаем, что режиссер снова находится в том же неуютном деревянном ящике посреди враждебной вселенной. Попытки объяснить устройство мира на пальцах больно бьют по самому художнику.

3. «мама!» – «реквием» по иллюзорному счастью и самообману.

Называть дом, где проживают в «маме!» Он и Она, деревянным ящиком, впрочем, не совсем верно – герои фильма, конечно, пытаются сделать свой небольшой мирок уютным и красивым. Но это, как уже бывало у Аронофски в фильмах, ведет только к тому, что мечты обращаются в иллюзию, а самообман вызывает разрушение. Автор неоднократно делает акцент на том, что Она сама выстроила дом, нам показывают, с какой любовью героиня Лоуренс передвигает половички, расставляет кружки или раскладывает белье. А как эта женщина подбирает цвет стен – это просто живопись какая-то! Но, подобно персонажам «Реквиема по мечте», в итоге Она вместе со зрителями оказывается в плену иллюзий – как выясняется, дом позволяет внести в своей облик лишь самые незначительные правки, в остальном он выстроен не силами Женщины, а мощью кристалла-любви, укрытого от любопытных глаз в кабинете Мужчины.

Кадр из фильма "мама!"

Кадр из фильма "мама!"

Но и Он себе не хозяин – герой Хавьера Бардема тоже живет в мире иллюзий и уверенности в собственных силах. Да, финал отчетливо говорит о том, что Мужчина – основа дома, его хранитель и строитель, но даже Он не властен над людьми, пришедшими в его обитель. Главный герой живет в самонадеянной уверенности, будто может управлять гостями в собственном доме, он считает, что расположенностью и открытостью добьется уважения и послушания, но нет – дом поруган, ребенок умерщвлен, жена избита и изувечена. Персонаж Бардема не теряет ногу, не попадает в тюрьму или психушку, как жертвы «Реквиема», но и его самообман уничтожает, а иллюзии выбрасывают на обочину. Так и сам Аронофски время от времени вырывается из иллюзии, в которой он всем управляет, и ужасается свершившемуся – «мама!» живет собственной жизнью, питаясь душой режиссера, как незваные гости пирогом Лоуренс.

4. «мама!» – «лебединая песня» противостояния мужского и женского.

Раз уж речь зашла о том, что Он и Она хоть и живут вместе, но сильно отличаются друг от друга (это, кстати, ясно артикулирует Ева-Пфайффер), то имеет смысл поразмыслить о том, какими режиссер видит отношения между мужчиной и женщиной. Здесь, казалось бы, нет ничего выходящего за рамки обывательских представлений о патриархате – Мужчина не спросясь приглашает в дом чужаков, не посоветовавшись со второй половинкой, организует прямо в особняке сомнительные мероприятия, даже финал у картины маскулинно-мужественный – герой Бардема принимает жертву Женщины и убивает ее собственными руками. Вот только всем нам хорошо известно, что Аронофски отнюдь не считает мужчину венцом творения.

Кадр из фильма "мама!"

Кадр из фильма "мама!"

Да, режиссер вынужден творить в мужском мире, и все его герои живут в условиях, где мужское очевидно превалирует над женским, но это не значит, что женщины Аронофски безропотны и покорны – свою линию гнут жена и сноха Ноя, Мэрион в «Реквиеме по мечте» ни в чем не уступает Гарольду, а уж про героинь «Черного лебедя» и говорить нечего. Именно в своем «танцевальном триллере» режиссер жирными мазками расписался в беспомощности перед женским началом, в своей незащищенности перед непредсказуемыми эмоциями и чувствами женщины, наконец, в «Лебеде» Аронофски просто отдал «слабому полу» все иррациональное в этом мире. «мама!» говорит о том же – нет никаких возможностей остановить Женщину, особенно когда предметом ее недовольства становится Мужчина. Под героиней Дженнифер Лоуренс можно понимать Любовь, Природу или саму Жизнь, но вывод это не поменяет – мир стоит до тех пор, пока этого хочет Она. И перед этим Аронофски бессилен.

5. «мама!» – возвращение через боль.

И все же творчество Даррена Аронофски не лишено надежды – его герои далеко не всегда сгорают дотла или уничтожают себя собственными руками. Где-то за болью и страданиями автор видит очищение и возвращение в невинность, вот только путь туда тернист. Бросить героя на самое дно, а затем смотреть, как тот будет выкарабкиваться, – известный литературный и кинематографический трюк, так что в своей «нелюбви» к персонажам автор «мамы!» не одинок. Но что отличает Аронофски от других – испытания его персонажей всегда сопряжены с болью и страданием. Только вспомните, что пережил персонаж Микки Рурка в «Рестлере», прежде чем вернулся на ринг, – в этой истории весь режиссер, строящий планы, «обламывающийся», но поднимающийся снова.

В «маме!» удары судьбы и фатальное стечение обстоятельств удается преодолеть не всем – ну так никто хорошей жизни и не обещал, да и вселенная не сообщество раскрашенных престарелых борцов. Скорее Аронофски в своем последнем фильме говорит о собственном возвращении и очищении через боль – известно, что Даррена многие считают переоцененным, случайно взлетевшим в небеса за счет удачного подбора актеров и ставшего популярным саундтрека ремесленником, который не способен внятно перенести свои мысли на большой экран. Что же, переубедить в этом «мама!» точно не поможет – ведь даже сам Аронофски полагает, что для понимания его картины зрителю тоже нужно пройти очищение огнем, болью или кровью. Но проблема в том, что для такого очищения нет начала и конца, процесс это вечный и повторяющийся. Режиссер в каждой картине умирает и возрождается снова, каждой лентой одаривая нас, как Она одарила Его алмазом своей любви.

 

Возвращаясь к началу, еще раз отмечу, что «божественная» интерпретация «мамы!» – самый простой и щадящий вариант, который многое объясняет и систематизирует. Но за поверхностной теорией есть глубинная связь всех фильмов Даррена Аронофски в единую вселенную, где каждая из деталей закрепляет другую. Однако эта теория ставит серьезный вопрос: а не является ли «мама!» не самостоятельным произведением, а квинтэссенцией всех важных автору тем? А если это так, то не кричит ли нам режиссер своим новым фильмом: «Обретите разум! Услышьте! Осознайте!»? И тут мы приходим к самому первому, но еще не упомянутому здесь фильму Аронофски – «Пи», и именно он ставит жирный восклицательный знак, подтверждающий вышеуказанную теорию. Главный герой искал закономерность в числах, прослеживал правила и изучал законы природы, чтобы в итоге найти универсальный ответ на свои поиски и освободиться от груза проблемы. Режиссер «мамы!» хочет, чтобы закономерности в его фильмах нашли мы. Нашли и приняли его законы, а самого Аронофски отпустили для новых свершений, где места боли и разочарованию от иллюзий больше не будет.

Рецензия на фильм «мама!»

мама!

В большом старинном доме в живописной глухомани живут он и она. Он (Хавьер Бардем) – известный поэт, который уже долго не может написать ни строчки. Она (Дженнифер Лоуренс) – его верная спутница, у которой лишь две заботы – восстанавливать дом после пожара и виться вокруг мужа, предупреждая каждое его желание. Идиллия прерывается визитом неожиданного гостя (Эд Харрис) – тот представляется местным ортопедом, и Он приглашает его погостить. На следующий день к гостю заявляется любопытная и бесцеремонная жена (Мишель Пфайффер), следом приезжают их сыновья и постепенно тихий и уютный домик превращается в бедлам.

Кадр из фильма "мама!"

Кадр из фильма "мама!"

Это первый полнометражный фильм Даррена Аронофски, на котором режиссер обошелся без услуг своего постоянного композитора Клинта Манселла. Просто потому, что в «маме!» вообще нет музыки

Даррен Аронофски всегда был непростым режиссером – и дело не столько в его постановочной технике, сколько в том, за какие истории он брался и каким образом их раскрывал. Удивив мир своим «Черным лебедем», Аронофски встроился в «голливудский конвейер» 125-миллионным библейским эпиком «Ной», но, несмотря на неплохие сборы, вернулся в сравнительно скромное авторское кино с «мамой!», которая вполне может стать для него одним из определяющих фильмов карьеры.

Кадр из фильма "мама!"

Кадр из фильма "мама!"

Трейлеры «мамы!» подают ее как психологический триллер или даже хоррор и, хотя фильм ничем из этого не является даже отдаленно, после сеанса понимаешь, что выбора у маркетологов не было – «мама!» максимально далека от любой жанровости и куда ближе даже не столько к кино в традиционном смысле этого слова, сколько к арт-инсталляции, перфомансу, экспириенсу, если угодно. Это аллегорическая реплика с религиозными обертонами на тему гендерных отношений, перенесенная в формат обобщенно-обезличенной притчи – что-то в духе «Антихриста», хотя человеконенавистничества фон Триера у Аронофски, к счастью, не наблюдается.

Кадр из фильма "мама!"

Кадр из фильма "мама!"

Одной из ключевых авторских находок Аронофски в «маме!» стало решение намертво привязать зрителя к главной героине в исполнении Дженнифер Лоуренс. В картине много крупных планов ее лица, а когда актриса куда-то идет, оператор неотступно и почти вплотную следует за ней, словно мы наблюдаем за происходящим из-за ее плеча (актриса с честью выдерживает это внимание, хотя в ряде сцен со своим участием ее все-таки переигрывает удивительная Мишель Пфайффер). Это позволяет лучше сродниться с героиней, что очень важно, потому что примерно с середины «мама!» начинает напоминать «наркоманский» анекдот про ежика, который шел, шел, шел, шел, шел… и полетел. И к этому моменту вы должны быть максимально настроены на ее волну.

Кадр из фильма "мама!"

Кадр из фильма "мама!"

Не углубляясь в спойлеры, но помогая не готовому к метафорическим головоломкам зрителю нащупать некую отправную точку, можно уточнить, что в своих героях Аронофски иносказательно моделирует отношения между творческим мужчиной и приземленной женщиной с точки зрения последней. Она вьет гнездо, окружает избранника заботой и ревностно относится к вторжениям в их уютный заповедник. Он искренне ей за все признателен, но творить в тепличных условиях не выходит, поэтому он тянется навстречу к новым людям и впечатлениям – которые ее напрягают и пугают. И чем дальше в лес, тем более безумным становится происходящее, пока не превращается в вязкую, бьющую по всем органам чувств линчевскую фантасмагорию, где некогда такой уютный и спокойный дом то становится местом массового паломничества, то окрашивается в постапокалиптические тона, то превращается в поле боя с участием полиции и спецназа.

Кадр из фильма "мама!"

Кадр из фильма "мама!"

Тонкая, как кружевной тюль, ткань религиозной иносказательности «мамы!» (в первых визитерах можно с ходу и не заметить аллюзии на Адама без ребра и нахальную Еву) постепенно грубеет, превращаясь к финальному акту в бронебойный молот – с ним, с одной стороны, все кристально ясно, но, с другой, сопротивляться его мощи невозможно, остается только завороженно наблюдать за тем, как точно и смачно Аронофски наносит сокрушительные удары по и без того трещащему союзу мужского эго, подсевшего на иглу «искусства» (и тут сложно не увидеть исповедальные нотки от самого режиссера), и того, что принято называть «женским началом». Религиозные обертоны никуда не уходят, но фильм все же шире, глубже и свободнее – в этом смысле крайне показательна сцена, в которой герой Бардема восхищается тем, что его новую поэму каждый из ее читателей воспринимает и трактует по-своему.

Концовку вплоть до последней детали угадываешь еще до финала (благо уже первые кадры ленты содержат намеки на развязку), но то, как красиво постановщик к ней подводит, восхищает – убедившись в своей правоте, не разочарованно вздыхаешь, а восторженно хлопаешь в ладоши. Чистая поэзия! И хотя тех, кто «маму!» возненавидит, гарантированно будет немало (это фильм, который очень легко обвинить и в переборе, и в напыщенности, и даже в дурновкусии – и нельзя забывать о тех, кто вообще-то пришел в кинотеатр посмотреть на ужастик с Дженнифер Лоуренс), равнодушным она не оставит никого – перед нами совершенно точно один из самых запоминающихся фильмов года.

С 14 сентября в кино.

 

мама! — Википедия

«мама!» (англ. mother!) — американский драматический триллер с элементами ужасов режиссёра Даррена Аронофски по его собственному сценарию[2]. В главных ролях — Дженнифер Лоуренс[3] и Хавьер Бардем.

Мировая премьера состоялась 5 сентября 2017 года на 74-м Венецианском международном кинофестивале[4]. В Северной Америке премьера состоялась на Кинофестивале в Торонто[5][6]. Выход фильма в кинотеатрах США состоялся 15 сентября 2017 года[7], в России — 14 сентября[8].

Фильм начинается в мрачном, сильно обгоревшем доме. Главный герой — Он (Хавьер Бардем), известный поэт, страдающий от творческого кризиса, помещает на пьедестал небольшой кристальный предмет. После чего дом преображается, превращаясь в абсолютно целый и отремонтированный. В это время в спальне просыпается его жена — Мать (Дженнифер Лоуренс), гадая, где Он. Она с тревогой смотрит на вещи вокруг, а потом даже представляет себе сердцебиение в стенах дома.

Однажды вечером к ним в дом приходит неизвестный Мужчина (Эд Харрис), который почему-то решил, что они сдают комнату. Хозяин с готовностью соглашается предоставить Мужчине жилье, но Мать неохотно следует его примеру. Во время своего пребывания в доме у гостя начинается сильный кашель. Он решает помочь Мужчине, провожает его в уборную, а Мать ложится спать одна. На следующий день к Мужчине приходит его жена, Женщина (Мишель Пфайффер). Мать в смятении, ведь неизвестные люди теперь живут в её доме, а Он относится к этому совершенно спокойно. Позже выясняется, что Мужчина сильно болен и последние дни он хочет провести со своим кумиром (с Ним). Однако, когда Мужчина с Женщиной пробираются в кабинет поэта и разбивают его кристалл, Он говорит им, чтобы они ушли.

Далее к ним в дом приходят двое сыновей пары и начинают драться из-за завещания, написанного Мужчиной (их отцом). Старший сын (Донал Глисон) смертельно ранит своего Младшего брата (Брин Глисон) и сбегает. А Он, Мужчина и Женщина берут истекающего кровью брата и увозят его в больницу. Мать остается одна в доме. Пытаясь отмыть кровь с пола, она замечает прогнившую доску и струящийся из-под неё тусклый свет. Спустившись в подвал, Мать находит потайную дверь в помещение, где хранится масляный бак.

Когда Он возвращается, то сообщает Матери, что Младший брат умер. Десятки людей приходят в их дом на поминки. Они ведут себя очень раскрепощенно, чем очень сильно сердят Мать. Последней каплей становится незакрепленная раковина, которую ломает молодая пара, вызвав тем самым сильную протечку. Мать в гневе всех выгоняет из дома. Потом она ругается с Ним за то, что пустил всех этих людей, не посоветовавшись с ней. Мать приводит его слова, что Он хочет иметь детей, а сам даже не занимается с ней любовью. После этого Он набрасывается на неё и они занимаются сексом.

На следующее утро Мать говорит Ему, что беременна. Известие приводит Его в восторг и вдохновляет закончить свою поэму. Через несколько месяцев, когда Мать готовится к рождению ребёнка, Он дает ей прочитать свою рукопись. Она со слезами на глазах говорит, что ничего прекраснее в жизни не читала. После публикации поэма сразу же продается всем тиражом, что Мать решает отпраздновать и накрывает большой стол.

Тем временем группа его поклонников приходит к их дому. Он решает выйти к своим читателям, не попробовав обеда Матери. Она выходит вслед за ним и просит вернуться, но Он её не слушает. К дому приходит все больше людей, они начинают входить в дом, чтобы воспользоваться уборной. Постепенно они превращаются из нормальных людей в крушащую все на своем пути толпу, растаскивающую дом на сувениры. Дезориентированная Мать пробирается по дому и видит хаос в каждой комнате. Постепенно начинают разворачиваться боевые действия с участием полиции и зажигательных смесей. Но вдруг появляется Он и уводит беременную и ничего не понимающую Мать в свой кабинет.

В кабинете у неё начинаются схватки. Он решает сам принять роды и баррикадирует дверь. Мать рожает мальчика, Он счастлив и отправляется за дверь, чтобы всем об этом рассказать. Когда Он возвращается, то приносит подаяния от своих фанатов и просит Мать вынести ребёнка на всеобщее обозрение. Она отказывается и не спускает с сына глаз. Однако, когда она засыпает, Он выносит ребёнка в толпу, к тому моменту уже обожествляющую и молящуюся на него. Толпа безрассудно берет ребёнка на руки, начинает второпях его куда-то нести и ломает ему шею. В ужасе Мать пробивается через толпу к алтарю, где видит растерзанный труп своего сына и понимает, что безумные фанаты стали есть его плоть. В ярости она находит осколок стекла и пытается их всех заколоть. Однако людей слишком много, и они заваливают Мать на пол и начинают избивать. Её спасает подоспевший Он, который просит их остановиться.

В гневе Мать орет на Него и убийц своего сына. Сердцебиение, которое она представляла в стенах дома, практически остановилось. Мать бежит к потайной комнате в подвале, где стоит масляный бак и пробивает его. Потом она открывает зажигалку и держит её над разлившимся маслом. Всё это видит прибежавший муж. Он умоляет Мать не делать этого, но она поджигает масло, вызывая тем самым взрыв, который уничтожает и дом, и толпу, и весь окружающий сад.

Он остается цел и невредим, а вот мать страдает от ужасных ожогов. Он несет её в свой кабинет, где спрашивает, любит ли она его ещё или нет. Получив положительный ответ, Он разрывает ей грудь и достает угасающее сердце. Сильно сжав его в руках и отделив от внешней оболочки, Он достает новый кристалл, который опять ставит на пьедестал. И в этот момент дом снова преображается, а в постели просыпается новая Мать, гадая вслух, где же Он.

В обзорах критики отмечают, что это довольно жуткая и странная лента. На сайте Metacritic картина имеет рейтинг 74 / 100, а на Rotten Tomatoes — 67 % положительных мнений при 6,7 / 10[10][11].

Как хоррор — это смехотворно, потому что здесь потрясающая и веселая юмористическая составляющая, и как машина для того, чтобы свести вас с ума — это прекрасно.

Фильм начинается как слабое пламя и разрастается до яростного костра. Затрагивая как религиозные, так и современные политические проблемы, фильм Даррена Аронофски, безусловно, открывается для многих аллегорических прочтений, но он также работает как прямолинейная история.

Indiewire (9.1/10)

Это рассказ, который, как и другие причудливые жанровые экскурсии, затягивает вас своей интригующей центральной драматической ситуацией и выталкивает вас из неё посредством очень надуманных сюжетных ухищрений.

Cтрах не имеет резонанса; это герметичная загвоздка, которая превращается в поддельный опыт. Во что бы то ни стало, идите на «маму!» и наслаждайтесь своим странным эксгибиционизмом. Но обходите фильм стороной, если вы надеетесь увидеть фильм, который вызывает искренние волнения.

Оценки:

  • CineVue — 10/10
  • The Telegraph — 10/10
  • The Playlist — 10/10
  • Screen International — 9/10
  • Time — 6/10[12]
  1. 1 2 Mother! (2017) (неопр.). Box Office Mojo. Дата обращения 5 мая 2018.
  2. Scott Wampler. Turns Out, Darren Aronofsky’s MOTHER! Is A Horror Film (неопр.). Birth.Movies.Death. (31 марта 2017). Дата обращения 7 августа 2017.
  3. ↑ 58-летняя Мишель Пфайффер поразила своим видом
  4. Tartaglione, Nancy. Venice Film Festival Sets Lido Launch For Aronofsky, Clooney, Del Toro, Payne & More As Awards Buzz Begins – Full List (англ.), Deadline.com (27 июля 2017). Дата обращения 7 августа 2017.
  5. Jr, Mike Fleming. Toronto Film Festival 2017 Unveils Strong Slate (англ.), Deadline (25 июля 2017). Дата обращения 7 августа 2017.
  6. Kelley, Seth. Watch Jennifer Lawrence in Ominous First Teaser for Darren Aronofsky’s ‘Mother!’ (англ.), Variety (31 июля 2017). Дата обращения 7 августа 2017.
  7. D'Alessandro, Anthony. ‘Suburbicon’, ‘Mother!’ Move Up; ‘Cloverfield’ Stomps To February – Paramount Release Date Changes (англ.), Deadline (21 июля 2017). Дата обращения 7 августа 2017.
  8. ↑ Фильм – МАМА! (рус.). www.kinobusiness.com. Дата обращения 10 августа 2017.
  9. 1 2 3 4 5 6 White, Adam. Mother! explained: what does it all mean, and what on earth is that yellow potion?, The Telegraph (15 сентября 2017). Дата обращения 1 июня 2019.
  10. ↑ mother! (англ.). Дата обращения 7 сентября 2017.
  11. ↑ mother! (неопр.). Дата обращения 7 сентября 2017.
  12. ↑ Отзывы критиков о фильме «мама!» с Дженнифер Лоуренс (англ.).

Скрытый смысл фильма «мама!» Даррена Аронофски: трактовки сюжета и неочевидные отсылки

Практически все работы Даррена Аронофски наполнены символизмом и подразумевают несколько трактовок. «мама!» не исключение. Автор показал камерную историю, которая, однако, охватывает множество актуальных и вечных тем.

Критики и зрители находят немало скрытых смыслов и версий сюжета. Некоторые из них подтверждает и сам Аронофски. Но это не мешает каждому определять значение фильма и его финала самостоятельно.

Что происходит в фильме

Картина начинается с «очищения» сгоревшего дома. Чья-то рука ставит на полку кристалл, после чего просыпается главная героиня. Всё действие фильма происходит в одном доме, стоящем где-то на отшибе. В нём живут Мать и Он (имена героев не называют).

Он (Хавьер Бардем) — известный поэт, страдающий от творческого кризиса и пытающийся написать новую книгу. Его главная ценность и источник вдохновения — кристалл, стоящий в кабинете.

Мать (Дженнифер Лоуренс) следит за домом, делает в нём ремонт и создаёт в нём свой мир по подобию рая или идеальной природной системы. При этом она постоянно прислушивается к сердцебиению в стенах жилища и находит кровоточащие дыры в полу.

Однажды в их дом приходит неизвестный, который представляется поклонником творчества поэта. Хозяин разрешает гостю остаться, несмотря на возражения Матери. При этом у странного мужчины есть шрам на спине, будто от извлечения ребра.

Следом за гостем приходит его жена, потом в дом врываются их дети. Они устраивают драку, и один брат убивает другого. Далее в доме на поминках скапливается всё больше непрошеных гостей, что приводит к затоплению.

Спустя несколько месяцев Мать готовится к рождению ребёнка, а поэт заканчивает своё новое произведение. Вскоре в дом врывается толпа его фанатов, которые крушат всё на своём пути. В это же время у Матери начинаются роды, но вскоре ребёнка утаскивает толпа поклонников. Они передают младенца из рук в руки, как религиозный символ, но потом случайно убивают его.

Взбешённая Мать взрывает дом, а Он относит её обугленное тело в кабинет и извлекает из сердца женщины кристалл, возвращая действие к самому началу.

Что лежит в основе сюжета

Уничтожение планеты человеком

Фильм ужасов «мама!»: уничтожение планеты человеком

Одно из самых очевидных объяснений сюжета фильма — грубое отношение человечества к природе. В этой трактовке дом — это Земля, а Мать — та самая «мать-природа», которая сама восстанавливает флору на планете (делает ремонт) и даёт новую жизнь (рожает ребёнка).

Люди поначалу приходят вежливо, но сразу же нарушают правила — первый же гость курит в помещении. А потом они начинают вести себя всё наглее, сначала используя дом как туалет, а потом ломая всё, что создала природа.

Она же «отвечает» им различными катаклизмами (потопы и пожары). А после уничтожения незваных гостей природа сама восстанавливает дом и возвращается к началу истории.

Эту версию подтвердил и сам режиссёр в интервью  Variety. По его словам, люди относятся к Земле без уважения, грабят и насилуют её. Это Аронофски и попытался показать в фильме.

Жестокий Бог и библейские сюжеты

В том же интервью режиссёр рассказал, что Хавьер Бардем сыграл в этом фильме Бога, причём в самом жестоком его проявлении — каким он представал в Ветхом Завете — эгоистичным и требующим поклонения. Бог создаёт дом, после чего Мать (природа) ухаживает за ним.

Этот дом — наш личный рай. И я люблю творить.

Мать

Далее в сюжете есть много очевидных библейских отсылок. Первые люди, которые приходят в гости к главным героям, — Адам и Ева (их имён тоже не называют). Именно поэтому мужчина появляется раньше женщины, а у него на спине есть шрам, будто от извлечённого ребра.

Их дети, очевидно, Каин и Авель, поэтому один брат убивает другого из-за завещания. Что интересно, сыграли их настоящие братья: Донал и Брин Глисоны.

Затопление дома после первого нашествия гостей — аналог Всемирного потопа. Потом Мать (Богородица) рожает ребёнка, в котором очевиден намёк на Иисуса, поскольку фанатики его убивают и съедают его плоть. Ну а финал, похоже, подводит к мысли об апокалипсисе, который уничтожит всех людей, если они продолжат вести себя подобным образом.

Муза, отдающая себя творцу

Фильм ужасов «мама!»: муза, отдающая себя творцу

Персонажа Бардема можно считать творцом не только в божественном смысле, но и в чисто поэтическом. Он создаёт произведения, а Мать служит ему музой. Пока он пытается написать хоть что-нибудь, она занимается будничными делами, готовит и ремонтирует дом. И при этом её обязанность — вдохновлять поэта на новое творчество.

Дело в тебе. Дело всегда в тебе и в твоей работе. Думаешь, они помогут тебе писать? Да никогда! Я весь дом построила одна от и до, а ты ни слова не написал.

Мать

Став снова популярным, Он купается в славе и поклонниках, даже забывая про приготовленный ужин. А Мать должна разбираться с последствиями и снова приводить в порядок дом после нашествия фанатов. Но главное происходит в финале, когда выясняется, что кристалл, который так оберегал поэт, — это на самом деле сердце его музы.

Она полностью отдаёт Ему себя, чтобы он мог творить дальше. А последние кадры, которые повторяют вступление, но уже с другой актрисой, показывают, что у поэта тут же появляется новая муза.

Токсичные отношения в семье и обществе

Фильм ужасов «мама!»: токсичные отношения в семье и обществе

Если спускаться от творчества и религии к человеческим будням, то «мама!» также раскрывает многие важные темы. Во-первых, идея патриархата. Мать всегда находится в тени мужа. Он не спрашивает её мнения, когда приглашает гостей в дом, а она постоянно выступает в роли прислуги. При этом Он даже не понимает, что её не устраивает, и продолжает делать только то, что хочет сам.

— Почему ты не посоветовался со мной, приглашая их остаться?

— Знаешь, я не думал, что это важно.

Мать и Он

Во-вторых, в фильме есть несколько намёков на боязнь материнства. Пришедшая женщина беззастенчиво намекает, что Матери уже пора рожать, выступая здесь в качестве давящего на человека общества с традиционным «часики тикают».

Ты уж поверь мне, молодость проходит. Заведите детей. Так вы создадите что-то вместе, и это укрепит ваш брак.

Женщина (Мишель Пфайффер)

Если воспринимать дом как аналог тела героини, то происходящие в нём изменения можно считать отражением страха перемен в организме во время беременности — кровоточащее отверстие в полу, стук сердца, который Мать слышит в стенах, потоп и последующая смерть ребёнка на это намекают совершенно явно.

В-третьих, даже если не касаться именно семейных отношений, в «маме!» прослеживаются намёки на вторжение общества в жизнь интроверта. Причём Он выступает в роли яркого экстраверта: приглашает гостей в дом и не может понять, почему Мать это не устраивает.

Для неё же присутствие посторонних в доме и в личной жизни и их поведение совершенно неприемлемо. Но общество начинает диктовать свои порядки, что приводит к катастрофе.

Чем заканчивается фильм

Финал картины полностью повторяет вступление, которое многие не замечают, так как ещё не в курсе будущего действия. В самом начале фильма Он ставит на полку кристалл, после чего сгоревший дом очищается, а Мать просыпается в своей кровати. После всех событий фильма в конце происходит ровно то же самое.

Только в кровати на этот раз уже просыпается другая Мать (её играет Лоранс Лебёф). В различных вариантах трактовки это означает либо следующий виток природы после разрушения её человеком, либо новое сотворение мира Богом, либо же очередную музу для творца.

В любом случае сюжет цикличен и намекает, что дальше действие полностью повторится и дом снова разрушат.

Как поняли картину зрители

Фильм ужасов «мама!»: как поняли картину зрители

Несмотря на мнение самого автора и множество уже известных трактовок, фильм «мама!» допускает и другие версии. Его отчасти можно считать психологическим тестом, где каждый увидит что-то своё, наиболее близкое или, наоборот, страшное.

Об этом автор сам прямо говорит устами поэта. Пообщавшись с фанатами, Он произносит: «Они всё поняли. Но каждый понял совершенно по-своему». Это подтверждают и отзывы критиков, и просто мнения зрителей.

Образы […] напоминают Абу-Грейб, войну в Ираке, кризис европейских мигрантов и многое другое.

Зак Шарф, IndieWire

На протяжении большей части фильма она (Лоуренс) — ангел, и её ближайший аналог — Люцифер. Как и ангел, она — слуга (готовит, убирает, ухаживает за домом, пока Бог «творит»). Подвал — подземный мир — это её владения, и он становится источником огня. Мишель Пфайффер — Ева — осталась одна, чтобы поговорить с Люцифером, пока Бог и Адам уходят на прогулку. Лоуренс даёт указания, но никто не слушает. Как будто она выявляет худшее в людях и соблазняет их не повиноваться.

MountainDewsRealGood, Reddit

В течение всего фильма в моменты кризиса героиня Дженнифер Лоуренс уходит в ванную комнату и в одиночестве пьёт какой-то желтый порошок, растворённый в воде. Он её успокаивает. […] Возможно, Аронофски в этих сценах отсылался к рассказу «Жёлтые обои» американской феминистки и писательницы Шарлотты Перкинс Гилман. Жёлтый цвет символизирует безумие, а новелла Гилман повествует о женщине, которая сходит с ума от послеродового психоза.

Вадим Елистратов, DTF

 

Кто смотрел «мама!» Аронофски? Последняя четверть фильма гениальна!!! Но в целом… кто понял о чем фильм? Из массы версий я пришёл к безумству гения, который сокрушая все на своём пути стремиться к вдохновению и востребованности, граничащими с безумством

— Anton Ivanov (@banderas_spb) December 29, 2017

 

Посмотрела вчера фильм «мама!». Все говорили, это артхаус и вообще фи, но фильм интересный и очень глубокий. По крайней мере я увидела иной посыл, чем в него вкладывал Аронофски. Но любой посыл там — о тщеславии, таланте и душе. И даже немного про феминизм. Вот.

— LL (@lebedeva_valery) June 3, 2018

У многих зрителей фильм отзывается как-то по-своему. Поэтому личное восприятие может не совпадать ни с одной из перечисленных выше теорий. «мама!» специально снята неоднозначно, чтобы провоцировать на эмоции и размышления.

Читайте также 🧐

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о